Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1687]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4832]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15113]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14320]
Альтернатива [9005]
СЛЭШ и НЦ [8951]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4350]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Лабиринт зеркал
У Беллы безрадостное прошлое, от которого она хотела бы сбежать. Но какой путь выбрать? Путь красивой лжи или болезненной правды? И что скрывают руины старого замка?

Иной взгляд
Устав ждать, когда сын найдет пару, Эсми берет дело в свои руки и знакомит Эдварда с дочерью подруги. И есть только одна небольшая проблема. У Беллы Свон магазинчик для взрослых, а у Эдварда очень устаревшие взгляды на отношения между мужчинами и женщинами. В его представлении подобные вещи недопустимы.

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Чужое лицо
Я теперь другой - другое лицо, другое имя. Имею ли я право вмешиваться в ее жизнь? Ведь я для неё умер.



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 247
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Если ты этого хочешь... Глава 12. Форкс

2019-7-18
17
0
Глава 12. Форкс (POV Эдвард)


Самолет прибыл в Сиэтл в два часа дня. Город встретил меня хмурой погодой, но без дождя. Я взял напрокат автомобиль – серебристый мерседес довольно устаревшей модели, но зато быстрый. И спустя четыре часа уже въехал в Форкс.

Оказаться здесь спустя семь месяцев после того, как покинул это место, было… странным. С одной стороны, привычным, и мое сердце даже кольнуло несколько раз, когда я проезжал знакомые места. Но в целом чувства были другие – не такие, как прежде.

Это место было связано для меня с воспоминаниями о моей запретной несчастливой любви. И недавно, буквально три-четыре месяца назад, мне отчаянно, до головокружения, хотелось вернуться сюда, чтобы прижать к груди самую драгоценную девушку на свете, молить ее о прощении, продолжать любить ее, если она окажется настолько великодушна, что позволит мне это… Я бы бросил к ее ногам все, что у меня есть… весь мир, если понадобится.

Но это также было воспоминание о борьбе с самим собой… потому что я не мог вернуться, даже если хотел. Каждую секунду, каждый краткий миг моего одиночества я сражался за то, чтобы у этой девушки была жизнь, которой она достойна – человеческое счастье, которое я хотел подарить ей, безжалостно задвинув в самый дальний и темный угол собственные чувства и мечты.

Теперь это место для меня преобразилось.

С одной стороны, оно все еще жестоко напоминало о моей потерянной любви. Воспоминания роем крутились в голове, - о том, как короткий, но драгоценный промежуток времени я был счастлив здесь с той, с которой не имел права находиться. О том, какие нежные чувства дарила она мне в ответ – чудовищу, недостойному и капли ее любви или сострадания. И, конечно, о том, как в конце концов я обманул ее в лесу, растоптав ее чувства, пытаясь силой принудить к жизни, которую, как я считал, она заслуживает. И которая, как показало время, ей оказалась не нужна.

С другой стороны, центр моей вселенной не исчез, не покинул этот мир, а всего лишь изменил место своего нахождения на карте. Если раньше меня магнитом тянуло в Форкс, то теперь будто передо мной вставала невидимая преграда, толкая в обратном направлении – в Италию, где, словно прекрасная царевна в башне дракона, осталась томиться моя потерянная возлюбленная.

Я возвращался со смешанными и очень противоречивыми чувствами. Было страшно, когда я думал о причине, побудившей Беллу оставить свою человеческую жизнь и все с ней связанное. Я пока не понимал этой причины, но надеялся разобраться со временем, и в некотором смысле возможная правда меня пугала.

Было больно из-за того, что очень скоро я войду в ее комнату, увижу все ее вещи. Вдохну ее непревзойденный аромат, который, разумеется, все еще остался там, впитавшись в стены, во все предметы… но самой обладательницы там не будет… больше никогда.

Это как вернуться в прошлое и обнаружить, что все, что ты когда-то любил и чем дорожил, попросту исчезло… кануло в небытие… Что все твои усилия оказались тщетны… Что твой жестокий поступок, призванный улучшить будущее, был бессмысленной жертвой… и этого уже не изменить.

Я невольно задавался вопросом: какова она, реальность? Та, что была тогда? Или та, что происходит сейчас? Было неправильно и чудовищно, что Белла сама выбрала путь, от которого я отчаянно пытался ее уберечь. Но то, что Белла не умерла под колесами какого-то фургона и продолжает жить, хоть и в новом обличии, облегчало мои муки.

И, несмотря на очевидное ее равнодушие ко мне, это дарило мне не призрачную, как раньше, надежду, а самую настоящую. Мы стали ближе с ней настолько, насколько это вообще возможно – мы стали равными, нас больше не разделяло физическое различие. Я никогда и подумать не мог, что у меня может появиться подобный шанс.

И даже мысль, что я разбил ее сердце, и Белла ненавидит меня за это, не причиняла боли в той степени, в которой должна была. Надежда была сильнее разочарования в себе. Поэтому понимание, что Белла сама, своими руками уничтожила свою душу, не приносило той степени огорчения, которой я заслуживал – какая-то часть меня эгоистично и подло радовалась, что Белла теперь бессмертна и никогда не умрет, хоть я и боролся с этим гадким и неблагородным чувством.

Было шесть вечера, когда я остановил машину в трех милях от дома Свонов.

Шериф находился, по всей видимости, на работе. Если я правильно помнил, он возвращался из участка примерно к восьми-девяти вечера, так что у меня было еще как минимум два часа в запасе, чтобы придумать, как подложить письмо.

Конверт я купил еще в аэропорту, и сейчас письмо, уже запечатанное, лежало на сидении справа от меня. На нем не было надписей. Я способен был легко сымитировать почерк Беллы, но это не имело значения, потому что штамп почтового отделения я подделывать все равно не стал бы. Очевидно, шериф мгновенно догадается, что письмо бросил в ящик какой-то присланный человек, а не почтовый курьер. Так что не имело смысла притворяться.

Так как я все равно намеревался войти в дом, то решил изобразить все так, будто сама Белла побывала здесь и положила письмо.

Одна идея преследовала меня с того самого момента, как я осознал, что скоро окажусь в Форксе и смогу навестить комнату девушки. Привезти в Вольтерру необходимые Белле предметы одежды, чтобы она не носила больше снятые с трупов тряпки.

Я поморщился при воспоминании об этом, а также о том, что я тоже до сих пор одет в снятые с убитых людей вещи. Мне казалось справедливым, если мы с Беллой будем в равных условиях.

Я мог купить себе одежду в любом магазине Вольтерры… но Белла явно не позволила бы мне купить одежду еще и для нее. Поэтому я мужественно носил чьи-то обноски, считая, что так я разделяю ее страдания… в какой-то степени. Мне становилось от этого легче… хотя девушка даже не знала, из чего состоит ее итальянский гардероб.

Конечно, она не разрешила бы купить ей одежду, даже если бы узнала, что на ней надето… но она точно не откажется от своих собственных вещей!

Поэтому я решил сделать так, чтобы все выглядело, будто Белла заехала домой в отсутствие отца, чтобы забрать свои вещи.

Это не было блестящей идеей, потому что причинит шерифу Свону много боли. Но зато это точно убедит его, что дочь жива и отдает себе отчет в том, что делает. Что она сознательно ушла из дома. Это должно остановить его попытки найти ее. А письмо еще больше уверит его в этом. Я надеялся.

Я загнал автомобиль подальше на лесную дорогу, чтобы у шерифа не было возможности застукать меня, если вдруг он решит приехать с работы пораньше. И направился к дому, к которому клялся никогда больше не приближаться. Конечно, теперь это не имело ровным счетом никакого значения, раз Беллы тут больше нет…

Я не стал церемониться и вошел через парадную дверь. Я знал, что запасной ключ хранится под карнизом. Там он и находился. Это должно еще больше убедить Чарли, что именно его дочь собственной персоной побывала здесь. Кто еще мог бы открыть дверь спрятанным ключом?

Запах, который я вдохнул, оказавшись на пороге, стал для меня болезненным напоминанием. Мое сердце немедленно съежилось в маленький комочек. Даже здесь, на первом этаже, спустя три месяца, чувствовался аромат присутствия моей Беллы. Девушки, которой больше не существует. Запах из прошлого…

Я закрыл глаза, погрузившись в себя на некоторое время. Не хотелось разрушать образ. Я выстраивал его, как кусочки маленькой очаровательной мозаики, позволив себе минутку пофантазировать, поддавшись ностальгии. Это оказалось не так больно, как я ожидал – наверное, потому, что объект моей любви была жива, в относительной безопасности, и гораздо ближе ко мне, несмотря на фактическое расстояние, чем прежде.

Я представил себе, как Белла бежит мне навстречу из кухни, пропахшая сырной лазаньей, которую готовила… Ее лицо озаряется смущенной улыбкой и очаровательным румянцем, когда она оказывается близко ко мне… Горячая ладошка, дрожа, скользит в мою холодную каменную руку… Глаза цвета молочного шоколада смотрят с невинной нежностью… с надеждой… любовью… Сердце стучит бодро и быстро… Кровь бежит по венам, сладкими обжигающими волнами наполняя мои легкие… Жар от хрупкого тела касается моей груди… И все это только для меня…

Я не заметил, как это произошло, но у образа в моей голове карие глаза сменились на кроваво-рубиновые, а румянец превратился в смертельную бледность… сердце остановилось, а запах изменился с притягательно-сладкого, вызывающего во мне самые примитивные животные инстинкты, на умопомрачительно волнующий аромат ее нового бессмертного тела, измененного ядом вампира… моим ядом…

Я едва не поперхнулся, поняв, с какой настойчивостью новый образ моей Беллы затуманивает старый. Я грезил наяву… О той ли, что осталась в прошлом вместе с моей чудовищной ошибкой? Или о той, что с нетерпением ждет меня в Вольтерре, лакомясь кровью невинных? Или о них обеих? Я не мог разобраться в себе, в моей голове неожиданно все перемешалось, и я открыл глаза, стряхивая наваждение, – не время мечтать…

Я чувствовал запахи большого количества людей, побывавших в этом доме за время моего (и Беллы) отсутствия. Кое-какие из них были знакомыми, а другие уже слишком слабыми, чтобы я мог угадать их обладателей.

Вздохнув, я прошел на кухню, намереваясь положить письмо на стол. Мой взгляд зацепился за множество пестрых объявлений и газетных вырезок, прикрепленных в хаотическом порядке магнитами к дверце холодильника. Я вспомнил привычку Чарли и его дочери вешать записки, прижимая их магнитами к белой дверце. Это была их милая семейная черта.

Сейчас холодильник стал похож на уродца с торчащими во все стороны листами, испещренными текстом.

«Пропала дочь шерифа…»

«Из города Форкс исчезла девушка. Известно только, что она летела в Джексонвилль, но по пути неожиданно поменяла билет на Рим…»

«Дочь полицейского уехала в Италию и не вернулась…», - пестрели заголовки.

Один за другим я высвобождал из-под магнитов листы и быстро читал их все. Некоторые статьи были вырезаны ножницами, другие неаккуратно вырваны из газет. Я насчитал восемнадцать таких огрызков. Некоторые повторялись, только в разных изданиях.

Рядом с холодильником на столе я обнаружил приличную стопку объявлений о поиске пропавшей без вести… на итальянском языке. Не иначе как шериф Свон решил лично посетить Италию и расклеить их там? Это могло закончиться плохо.

Я сложил поверх объявлений все газетные вырезки, после чего прикрепил письмо Беллы самым крупным магнитом посередине дверцы холодильника. Чарли точно заметит. Немного подумав, я нашел авторучку и подписал почерком Беллы: «Чарли».

Удовлетворенный, я отправился в комнату Беллы, чтобы собрать ее вещи. Я хотел успеть домой, чтобы собрать еще и свои – у нас всегда оставалось какое-то количество брошенной одежды в домах, из которых мы переезжали, - прежде чем вернусь сюда, чтобы подслушать, о чем подумает Чарли, когда будет читать письмо дочери.

Я поднимался по ступенькам, наслаждаясь восхитительным ароматом… заставляющим мое сердце биться… будто бы. Это в последний раз, когда я нахожусь здесь. И я хотел отложить в ячейку памяти каждую деталь этого посещения, стремясь в комнату к той, которой больше не существует – человеческой девушке из прошлого.

Новый запах, который я не улавливал из коридора, появился, когда я приблизился к двери в комнату Беллы. Это не взволновало бы меня, будь это запах человека… Но это был аромат вампира. Знакомого вампира. Нахмурившись, я ускорил шаги…

Распахнул дверь… и тут же закатил глаза. И почему я раньше не догадался? Она была здесь совсем недавно, и я даже предположил, что с той же целью, что и я. Маленькая вездесущая проныра. Элис опередила меня.

В какой-то степени, это было хорошо, потому что теперь мне не придется рыться в личных вещах своей бывшей девушки. Как джентльмен, я не должен был делать этого. И я почувствовал огромную благодарность к приемной сестре.

Все же я решил проверить… поэтому прошел к шкафу и открыл его, чтобы убедиться, что вешалки и ящики пусты. Я даже смог улыбнуться. Я соскучился по своей семье: почувствовал это только сейчас.

На самом деле, все, что я чувствовал четыре месяца своих скитаний, это боль. Невыносимая, бесконечная агония… Пустота… Одиночество… Мука… Но сейчас я осознал, что ко мне вернулась капля жизни.

Несмотря на отчаяние, потому что я разрушил единственное, что было в моем существовании когда-либо значимым, теперь крошечный свет надежды озарял мой новый путь. Я что-то делал. Не лежал бесконечное количество часов, сливающихся в одно обжигающе горькое мгновение, сгорая от пустоты внутри меня, от ненависти к себе, от любви к девушке, рядом с которой больше никогда не буду.

Сейчас я двигался к цели. И, хотя конца пути не было видно даже в перспективе, сам факт того, что я двигался куда-то, становился почти исцеляющим. Я был рядом с Беллой. Неважно, в каком качестве. И я делал что-то для неё – это было невероятно, практически волшебно!

С этими светлыми мыслями я хотел закрыть шкаф, но тут мое внимание привлекло что-то, грудой валяющееся на дне. Это был любимый плеер Беллы и все диски, которые она слушала.

Плеер был искорежен и прогнут в нескольких местах, как будто его пытались уничтожить. Диски оказались в еще худшем состоянии – разломаны на две, три половины.

Мое сердце сжалось, когда я представил себе, в каком состоянии должна была находиться Белла, чтобы сотворить такое. Зачем она сделала это? Я знал, что это была ее любимая вещица. Очень часто она ложилась спать, надев наушники, и засыпала под приятную мелодию. Она должна была возненавидеть музыку, чтобы испортить плеер, которым настолько дорожила.

Ком сдавил горло, когда я вспомнил, что последним диском в плеере был мой подарок – колыбельная и другие композиции, записанные мной лично на чистый диск. Уходя, я забрал подарок, даже не сказав ей об этом. Если она вернулась домой после нашего ужасного последнего разговора в лесу и обнаружила плеер пустым, могла она в ярости разбить свою вещь? Должно быть, она ненавидела меня в тот момент… Ненавидит и сейчас…

Глубоко дыша, чтобы хоть немного унять ослепляющую боль, я захлопнул шкаф… отрезая от себя картину разломанной кучки дисков. Это было слишком символично – словно я увидел воочию ее разбитое, растоптанное мною сердце… мою собственную разрушенную до основания мечту.

Я осмотрел половицы, под которыми, уходя, спрятал все подарки, малодушно надеясь, что когда-нибудь она найдет их и поймет, что я не переставал любить ее. Они оказались не тронуты, она не нашла мой тайник. Как, должно быть, ей было больно осознать, что я увез с собой все, что когда-либо связывало нас…

Я хотел добиться того, чтобы она двигалась вперед, свободная от моей неправильной любви. Было бы нехорошо, если бы она часами разглядывала что-то, напоминающее обо мне. «Ты сможешь жить дальше, будто меня никогда не существовало…» - сказал я ей напоследок. Понимал ли я, насколько жестоко это прозвучало для нее? Я сам хотел бы жить без напоминаний о своей единственной любви?

Конечно, для меня все было иначе, мне не требовались вещественные напоминания, совершенная память вампира позволяла помнить с кристальной четкостью каждую минуту, проведенную с любимой – каждый ее жест, когда-либо сказанное слово, каждую черточку лица…

Да, я хотел, чтобы она меня возненавидела, ведь это позволило бы ей двигаться дальше, быстрее забыть. Но как же больно было осознавать сейчас, что я вполне в этом преуспел…

Правда, эффект оказался полностью противоположным, не таким, на который я рассчитывал. Ее душа очерствела вместо того, чтобы стать свободной для новой любви. Она отреклась от всего человеческого, что я надеялся ей подарить, предпочла стать бессмертным бездушным чудовищем вместо радостей и возможностей человеческого бытия…

Я все еще не понимал причины, почему она так сделала, но чем ближе я продвигался к правде, тем меньше мне хотелось знать ее. Это было странно и нелепо, но все могло оказаться так, что именно мой поступок возымел такое действие на Беллу. Я убил в ней жажду к жизни. Я виновен в том, что она отдала душу за бессмертие. Мой благородный поступок оказался бессмысленным – так или иначе, по моей вине она превратилась в вампира.

Только в несчастного, разрушенного, одинокого, ненавидящего вампира, хотя могла бы быть счастливой, если бы я не упрямился и согласился подарить ей вечность, которую она просила… вечность со мной… вечность, которую я любил бы ее, оберегал, исполнял любые ее мечты… Все это теперь стало недоступно для нас из-за моей ошибки.

Я услышал собственное клокочущее рычание в груди. Боль растеклась по венам, словно яд. Не было ничего тяжелее мысли об упущенных возможностях. Понимать, что сделал все только хуже, когда пытался спасти, что никакого спасения не было, что собственными руками уничтожил все светлое в своей любимой – было невыносимо. Я мог уступить раньше и сделать ее бессмертной, при этом оставшись рядом, и это было бы совсем по-другому, а не так, как сейчас.

Да, я не верил в существование души у вампиров, но Карлайл верил. Вся семья поддерживала бы Беллу во время тяжелого новорожденного периода, не позволяя ей совершать ошибки. Она стала бы счастливой бессмертной, окруженной друзьями, братьями, сестрами… любовью и заботой! Она сохранила бы в себе человечность и присущую ей самоотверженность и никогда не стала бы убийцей невинных!

Теперь передо мной во всей своей чудовищности представал новый образ – Белла, выпившая сотни людей… действительно потерявшая право попасть когда-либо в рай, если он, как верит Карлайл, существует для таких, как мы. Я сделал это с ней. Только я. Слово «ошибка» мерцало красным пламенем перед глазами, как широко растянутый плакат. Огнем распространялось по всему телу, выжигая глубокие язвы в моем сердце.

Боль была даже сильнее, чем от разлуки. Потому что тогда справиться с собою мне помогала вера, что я поступаю правильно и благородно. А сейчас я осознал, что не было ни одного принятого мною верного решения. Я поступил эгоистично, украв у Беллы сердце, завоевав ее любовь и наслаждаясь ею. Но еще более эгоистично поступил, когда ушел, разбив ее сердце, считая, что она сможет пережить это… Она и пережила. И забыла меня, как я того хотел… но какой чудовищной ценой! Моя жертва оказалась абсолютно бессмысленна.

Я шагнул к окну и, медленно развернувшись, упал в кресло-качалку, задыхаясь и закрывая лицо руками. Я не хотел, чтобы все так получилось! Я желал ей счастья! Как же так вышло, что я лишь разрушил все, что было и могло быть хорошего? Я чувствовал себя гораздо большим чудовищем, чем всегда. Я убил Беллу во всех смыслах, не только как человека. Теперь я убил в ней все живое.

Я вспоминал ее рубиновые глаза, с равнодушием взирающие вокруг после того, как она раз за разом выходит из зала, в котором только что убивала людей, и мою грудь разрывало на части, потому что я понимал, насколько прав сейчас – она внутренне мертва… и это сделал с ней я.

Не знаю, сколько времени я просидел без движения, но постепенно присутствие духа вернулось. Поздно сожалеть. Теперь нужно что-то делать с тем, что есть. Исправить хоть немного, если это, конечно, еще возможно.

Я пока не представлял выхода, но, может, Элис подскажет мне его? Она видит будущее и приехала в Форкс не просто так. Возможно, вся семья ожидает меня в нашем доме. Я больше не буду поступать так, как считаю нужным. Я убедился, что ни одно мое решение не является верным. Но, может, Элис и остальным виднее со стороны? Внутренне я поклялся себе прислушаться к любым их советам. Я больше не был уверен в своей непогрешимости. Я был раздавлен и уничтожен открывшейся правдой.

Не теряя времени, я бросился домой. Я вернусь в дом шерифа позже, чтобы подслушать его мысли, как предлагала Белла. Я сделаю все, о чем она меня попросит, с этих пор, и больше не буду решать в одиночку, что лучше для нее. Я больше не хотел совершать ошибок. Груз ответственности от осознания своей полной неправоты непосильно давил на плечи, прижимая к земле неподъемным, огромных размеров чувством вины.

Около нашего дома стояла всего одна машина – черный феррари, совершенно новый, рядом с которым мой взятый напрокат мерседес выглядел убожеством. Я припарковался рядом с красавцем и, вздохнув, отправился в дом.

- Наконец-то, - ворчливый голос Элис показался мне музыкой, несмотря на ее явно мрачное настроение, с которым она меня встретила. Мы обнялись на пороге и, хотя улыбки и радость были неуместными сейчас, в образовавшейся ситуации, я почувствовал облегчение, словно немного разделил свой неподъемный груз с сестрой.

Нет, они не приехали, - ответила она мысленно, предвидя мой вопрос. – Тут только я.

Ох, они не захотели меня видеть? Что ж, должно быть, я это заслужил.

Элис вздохнула, пытаясь успокоиться.

- Они хотели поехать… - тихо объяснила она, - но я убедила их, что тебе и без того тошно. Я боялась, что, увидев тебя в таком состоянии, они уж точно не дадут тебе вернуться в Вольтерру одному. Прости, что мы не приехали туда… было бы хуже, поверь.

Я увидел в ее голове вариации различных видений несбывшегося будущего. Все они перерастали в противостояние с Вольтури, заканчивающееся смертью кого-то из нас… Но даже если этого удалось бы избежать, добиться освобождения Беллы все равно бы не получилось… а мне доступ в стены замка был бы закрыт. Элис и остальные ничем не могли помочь мне и Белле в Вольтерре.

Мы сели в кресла друг напротив друга. В ногах у Элис стояли две объемистые сумки. Она проследила за моим взглядом и хмуро произнесла:
- Я собрала все, что понадобится вам обоим. Можешь не благодарить.

Затем она набрала полные легкие воздуха и продолжила совсем другим тоном, будто готовилась высказать все, что наболело, уже очень давно, и едва сдерживалась сейчас, чтобы не перейти на крик:
- Неужели это так трудно – позвонить? – ее глаза сверкали гневом, пока она отчитывала меня сквозь стиснутые зубы. – Уехал и так долго не давал знать о себе! Ты обещал, что отправишься вслед за нами, только попрощаешься с Беллой, а вместо этого просто исчез в неизвестном направлении. Я даже не видела, где ты находишься, словно тебя нет в живых! Тебе не стыдно? Эсми и Карлайл с ума сходят. А с тех пор, как ты в Италии, я постоянно борюсь со всей семьей, которая твердо намерена была поехать и выручить тебя любой ценой – даже ценой войны! Мне стоило огромных усилий отговорить их от этой безумной затеи. Знаешь ли ты, что Эммет собирался драться, чтобы вытащить Беллу? Что Карлайл был готов разрушить дружбу с Аро ради вашего освобождения? Только мои уверения, что это сделает ситуацию еще хуже, останавливают их до сих пор! А ты… ты даже не позвонил, чтобы перекинуться парой слов! А если это так для тебя трудно - набрать номер, неужели нельзя хотя бы держать свой телефон заряженным?

- Прости… - я был крайне подавлен, разглядывая носки своих ботинок. Я действительно совершенно забыл про телефон. Я даже не помнил, когда видел его в последний раз. Скорее всего, я потерял его во время безумной гонки в Италию. – Сначала я ждал твоего звонка, правда… но ты не позвонила, а потом… так все закрутилось, мне стало не до того. А потом я не мог говорить с тобой под прицелом Аро – все, что я узнаю от тебя, он прочтет в моих мыслях. – Я многозначительно посмотрел на сестру, чтобы она следила за тем, что говорит. – Я понятия не имел, что вы рискнете сунуться туда – признаться, Элис, только на тебя и была надежда, ты всегда видишь, как лучше.

- Понятия не имел! – тон Элис прозвучал язвительно. – Да ты даже ни разу не поинтересовался! Ты занят только собой и своими страданиями, ничуть не думая, каково от этого другим! Забыл о том, что семья любит тебя! Забыл, как сильно все переживают с тех самых пор, как ты заставил нас покинуть Форкс! Все это было сделано по твоей просьбе и ради тебя, ты уверял, что так будет лучше, и что получилось? Прятался по чердакам, как какой-то бездомный бродяга! Носишь тряпки, снятые с трупов! Посмотри на себя! Неужели об этом ты мечтал?!

- Прости… - вновь глухо повторил я, чувствуя себя настоящим мерзавцем.

- Что мне теперь с твоего «прости»?! – отчаянно проговорила Элис, в ее голове крутились воспоминания о Белле, в которых только-только зарождалась дружба между девушками. Дружба, от которой ей пришлось отречься по моей просьбе. Заламывая руки, Элис вскочила с кресла. Ей было больно.

- Прости… - словно китайский болванчик, повторил я, желая провалиться сквозь землю. – Я знаю, что виноват…

- Виноват! – уверенно согласилась Элис, игнорируя мои мучения. – Ты, ты во всем виноват! Только ты!

- Да, - я сидел, застыв, как камень, понимая, что заслужил все, о чем она говорит. Моя ошибка привела к таким чудовищным последствиям.

- Посмотри на меня, Эдвард, – приказала Элис, и я нехотя поднял глаза. Чувство вины беспощадным коконом окружило мой разум и тело, терзая изнутри и снаружи. – Посмотри, что ты сделал со всеми нами! – ее воспоминания пробегались по дням жизни семьи. Карлайл, каждый вечер запирающийся в своем кабинете, чтобы погрустить в одиночестве. Эсми, потерявшая интерес к своим архитектурным увлечениям, часами с отрешенным видом глядящая в окно в надежде, что ее любимый сын появится на горизонте. Эммет, переставший смеяться и шутить, забросивший любимые игровые приставки и непривычно тихий. Джаспер, сбегающий из дома – подальше от гнетущих эмоций. И даже Розали, постепенно теряющая надежду на улучшение обстановки и возвращение ее к нормальной. И, в конечном итоге, Белла, вонзающая зубы в горло невинного человека. Эта последняя картина стала слишком откровенной для меня, чтобы я мог спокойно смотреть.

- Пожалуйста, Элис, прекрати, - взмолился я, хватаясь за голову. – Я не могу этого выносить!

- А другие могут? – в обвинительном голосе Элис прорывались рыдания. – Почему ты считаешь, что твоя боль сильнее, чем у остальных? Ты что, особенный? Я сердита на тебя и хочу, чтобы ты это знал. Понимал, что ты сделал со всей семьей, когда не стал слушать никого, кроме себя. Смотри на меня, Эдвард! – закричала она, когда я опустил пристыженный взгляд.

Переведя дух, она вдруг прищурилась и шагнула ближе, внимательно высматривая что-то в моем лице. Течение ее мыслей изменилось. Я видел свое отражение, цвет моих глаз все еще оставался темно-оранжевым по краю радужки, сохраняя память об убитом мною человеке. Если бы я охотился чаще, кровь животных быстро разбавила бы алый цвет глаз, и сейчас уже не было бы никаких доказательств моего падения. Но я не считал охоту важной… Поздно я опомнился и опустил веки, пряча свой позор, Элис уже поняла, что это значит.

- Эдвард Каллен! – ахнула она пораженно. – Ты все-таки сделал это!

Я отвернулся и молчал, не ища никаких оправданий, и Элис молча плюхнулась напротив меня, источая негодование.

Я увидела это, но не поверила, - думала она. – Посчитала одним из тех видений, которые не сбываются. Как ты мог?

- Сколько? – спросила она вслух, и я сразу же понял, что она имеет в виду количество моих жертв.

Стыд был огромным и поражающим, когда я заставил себя ответить сестре:
- Один, - словно это могло служить оправданием! Но чувства внутри оставались противоречивыми. Несмотря на стыд, я знал, что у меня не было другого выбора – я бы сделал это снова, если бы оказался в схожей ситуации. Поэтому я попытался объясниться вслух: - Это было необходимо, Элис. Иначе Аро не подпустил бы меня к Белле… А сам он мог убить ее вместо обращения…

- Я не понимаю, Эдвард… - сестра требовала деталей. – Разве ты не был уверен в себе? Твой самоконтроль не намного хуже, чем у Карлайла! Зачем было пить человека?

- Я был голоден, - признался я с большой неохотой. – Аро отказался ждать, пока я поохочусь и вернусь.

Элис тяжело, раздраженно зашипела. Ох, ну конечно, Аро не упустил бы случая показать свою власть всем и вся.

- С какой стати ты был голоден? Ты что, не мог поохотиться заранее? – Элис смотрела прямо на меня, в ее взгляде было много негодования… но еще больше боли.

- Я не считал это необходимым… - прошептал я и отвернулся. Было слишком стыдно видеть осуждающий взгляд сестры. – Меня не волновала охота, Элис, ты же знаешь. Я потерял интерес к жизни…

- Ты же твердил, что с тобой все будет в порядке, - напомнила она, воскрешая в уме наш последний разговор со всей семьей, как раз перед тем, как мы покинули Форкс. Как я убеждал их всех, что так будет правильно, и что я справлюсь. Что это единственный выход и мне хватит сил, чтобы перебороть боль.

- Я солгал, - сказал я честно на этот раз. - Я не был в порядке.

Долгое время мы просто молчали. Элис думала обо всех ошибках, которые допустила она или я, о будущем. Но не просматривала его, а просто размышляла, что было бы, если бы семья не послушала меня и осталась, если бы Элис настояла на своей правоте.

Была бы Белла тогда до сих пор человеком? Стал бы я противиться ее обращению, и сколько бы времени заняло убеждение меня в обратном? Стала бы Белла неуправляемым новорожденным вампиром, или семье удалось бы ее уберечь? Как она теперь сможет жить дальше, убив столько невинных людей? Чем обернется мое новое убийство для меня, и как отнесется к этому Карлайл?

- Ты не рассказала об этом видении Карлайлу? – удивился я, не зная, радоваться мне или огорчаться. Часть меня не хотела, чтобы семья узнала о моем позоре. Но другая часть хотела быть честной.

- Нет, конечно же, - Элис сморщила нос. – Им и так хватает страданий. Я не сказала бы, даже если бы поверила, что это правда. Так это было ради нее? – Элис сердито посмотрела на меня, наклоняясь вперед. – Ты хотел сам обратить ее?

- Да, - признался я, сжимая виски руками, и в тот же миг почувствовал удар. Элис толкнула меня в плечо, и я откинулся назад на спинку кресла.

- Эгоистичный баран! – прорычала она, нависая надо мной, ее брови сдвинулись в ярости. – Своим идиотским отъездом ты ничегошеньки не добился! Все равно получилось так, как я говорила! Только совсем не так хорошо, как могло бы быть – в этот раз ты испортил все! Если бы слушал меня с самого начала, всего этого можно было бы избежать! Но ты упрямый осел и поступил по-своему, хотя я так просила тебя не спорить с судьбой. Ты заставил Беллу ненавидеть меня! Разбил ее сердце! И своё, и всей семьи! Ради чего? Она все равно стала вампиром! И - как же это иронично – ты все-таки сам обратил ее, только сделал это в логове монстров и теперь на твоей совести еще один убитый человек. А на ее совести сколько, скажи мне? Ты не забываешь считать, Эдвард? Думаешь, она простит тебя за то, что стала по твоей милости чудовищем? У нее была семья, друзья, любимый! А теперь? Твой поступок удивительно недальновиден для бессмертного, беспокоящегося о душе своей возлюбленной!

- Я хотел, как лучше… - прошептал я раздавленно, признавая – все, что сказала Элис, правда. Я и сам это знал, без ее напоминаний. Но понимал, что ей необходимо выговориться.

- Как лучше… - передразнила она сердито. – Это ты называешь «лучше»?

- Прости… Все твои упреки заслуженны. Я признаю это, хотя и поздно…

Элис довольно долго молчала, а затем с громким раздраженным вздохом упала в кресло, глядя пристально на меня.

- И каков же твой план? – сдалась она, посчитав, что обвинений с меня достаточно. – Что ты намерен делать теперь? Кашу ты заварил отменную.

____________________________

От автора: очень прошу прощения за задержку глав - мы наконец-то выкупили нашу собственную дачку и весь май и июнь занимались ремонтом и переездом. Теперь осталось освоиться там и я продолжу, надеюсь, писать в прежнем темпе. Надеюсь, что найду способ выложить следующие главы в августе, если не в начале месяца, то в конце уж точно. А сейчас, как всегда, буду рада вашим комментариям после главы - и здесь, под статьей, и на Форуме


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-37672-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Валлери (06.07.2019) | Автор: Валлери
Просмотров: 752 | Комментарии: 19


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 19
0
19 kolomar   (16.07.2019 21:20)
Без Элис никуда))) .Эдвард же простил себя за свои убийства - значит и Белла сможет.Будут вместе всё преодолеют.А семья поможет. .Береги себя на грядках Света.И удачи твоей музе.Пусть не иссякает. Спасибо за главу.

0
18 kaktus6126   (13.07.2019 23:05)
Спасибо за продолжение, хоть и грустное. Что ж, кто Эдварду ещё правда скажет, как не Элис? Сам во всем виноват, что тут поделаешь теперь. Надеюсь, скорое продолжение покажет пути выхода из этой тяжёлой ситуации.
Ну и Свете - удачи с дачей!)) Сама теперь в городе наездами, очень ее понимаю!)

0
17 nyka18   (12.07.2019 22:00)
Элис права

0
16 Alexs   (10.07.2019 10:05)
Спасибо за главу

0
15 asya_81   (08.07.2019 23:05)
Спасибо за главу!

+1
14 НадяСумерки19   (08.07.2019 13:26)
Эх Эдвард Эдвард

+1
13 MissElen   (08.07.2019 12:25)
Эдвард, находясь в доме Свонов, только осознал, в очередной раз, все свои ошибки, приведшие Беллу к тому, от чего он пытался уберечь, а вот о своей семье даже не вспомнил и если бы не запах Элис в спальне Беллы... Сестра высказала своему непутевому брату все что накипело, увеличив его чувство вины до вселенских размеров, но хочется подписаться под каждым её упреком happy

+1
12 larayakovec   (08.07.2019 04:02)
Да... все очень плохо. Воистину благими намерениями выслана дорога в ад. Ах если бы да кабы...все повернуть вспять...

Сможет ли Белла простить себя за сотни убитых ею людей?
Всё настолько плохо, что не видно выхода. Ох и заварили же кашу они оба (Эдвард и Белла) А расхлебывать будет вся семья. И Чарли каково сейчас будет? Белла, как бы дома побывала, а с отцом не захотела встретиться и поговорить? Вещи собрала и ушла.. Ведь именно так он будет думать.
Спасибо за долгожданное продолжение. Буду с нетерпением ждать дальше и надеяться на хорошее.

+1
11 Katerina1988   (08.07.2019 02:32)
Меня наконец то прорвало Все предыдущие 11 глав были безумно грустными, но ЭТА особенно Эта безысходность убивает... так хочется хоть маааалеенький лучик света.
Очень надеюсь что Элис сможет как то осторожно подсказать Эдварду как быть дальше.

Спасибо за новую главу! )

0
10 Гусь   (07.07.2019 23:47)
Спасибо за главу! Таковы мужчины biggrin Частенько нужен волшебный пендель tongue

+1
9 Dunysha   (07.07.2019 22:53)
Правильно Элис его пропесочила, думать надо было не только о себе а так сколько жизней поколечил

0
8 -Piratka-   (07.07.2019 12:16)
Спасибо за продолжение.

0
7 Nastya_fanta   (07.07.2019 00:37)
Как хорошо что у Эдварда наконец то открылись глаза, теперь надеюсь мозг заработает лучше и продуктивней что бы придумать как разрулить ситуацию. Я верю в их обоих и счастливое будущее
Спасибо за долгожданное продолжение!!

0
6 marykmv   (06.07.2019 23:17)
Несмотря на то, что Эдвард по полной виноват, но мне так жаль его. Он полностью находится во власти этого отвратительного чувства вины. Как-то надо стараться найти выход из этого кошмара. Может Карлайлу удастся убедить Аро?

+1
5 pola_gre   (06.07.2019 21:27)
Цитата Текст статьи ()
Боль растеклась по венам, словно яд. Не было ничего тяжелее мысли об упущенных возможностях. Понимать, что сделал все только хуже, когда пытался спасти, что никакого спасения не было, что собственными руками уничтожил все светлое в своей любимой – было невыносимо. Я мог уступить раньше и сделать ее бессмертной, при этом оставшись рядом, и это было бы совсем по-другому, а не так, как сейчас.

Если бы..., да кабы... - уже не исправить прошлое.
Пора новое будущее строить cool cool
Раз Эдвард не может пока ничего предложить Белле, может, Карлайл сможет предложить присоединиться к его клану и диете...

Спасибо за продолжение!

0
4 Танюш8883   (06.07.2019 20:25)
Элис сыпанула на рану соли с перчиком. Спасибо за главу)

0
3 lerochkabubnova   (06.07.2019 17:55)
Глава супер. Отлично передано переживание Эда. И да, я на стороне Элис. Однозначно. Спасибо за главу)))

0
2 робокашка   (06.07.2019 17:08)
наверное, раньше Эдвард думал, что судит себя строже всех smile2 но теперь перед ним вывернута вся подноготная ошибочных решений... все пострадали dry

0
1 rar   (06.07.2019 16:51)
Ура! Ура! Ура!
Ну наконец-то продолжение, Элис и этот упертый баран стал соображать какую кашу заварил. Теперь надеюсь они совместно придумают грандиозный план!!!
Спасибо Света!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями