Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1634]
Мини-фанфики [2720]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4859]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15273]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14625]
Альтернатива [9081]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4493]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Грех, который не пожрать
«Мы морально неприемлемы и абсолютно необходимы».

Красная Линия
Эдвард - стриптизер. Белла - студентка колледжа, изучающая психологию, и она нуждается в объекте изучения для диссертации. Белла покупает Эдварда на две недели, чтобы изучить его.

Растопи лед в моем сердце
Способна ли мимолетная встреча с незнакомцем всё изменить? Не позволяя себе ничего чувствовать, я словно застыла во времени, как бы замерзнув внутри прозрачного ледника…

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Призрак прошлого Рождества
Эдвард Каллен вполне доволен своей жизнью, но исподволь что-то постоянно гложет его изнутри, не позволяя в полной мере радоваться каждому дню, быть счастливым. Неожиданная встреча раскроет секреты прошлого.
Рождественский мини.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.

Белая лебедь
Древний Рим. Последние годы правления Гая Юлия Цезаря. Сестре богатого влиятельного римского сенатора Эдварда Антония Каллона понадобилась новая личная рабыня взамен погибшей.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11745
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Джек на Луне. Луна идет рысью

2021-6-22
18
0
Луна идет рысью


- Ты что, следил за мной?

Я оторвался от велика, который осматривал на предмет возможного ущерба, и наткнулся на подозрительный взгляд Лэрке.

- Следил?! Зачем? – состроил честную морду и глазами хлопаю, прямо птичка-наивняк.

- Это ты мне скажи, - убедившись, что мне не нужна помощь, девчонка полезла на свой драндулет. – Ты за мной от самого дома ехал. Думаешь, если зеленым намазался, то я тебя не узнаю?

Блин, вот облажался-то!

- А я тебя не заметил, - наклонился, типа тормоз проверить, чтоб она меня по глазам не спалила. – Просто мне тоже в эту сторону надо было. Совпадение.

- И на эту аллею тебе тоже надо было? – Лэрке махнула на уходящую в сосновый лесок тенистую дорожку.

- Ага, - говорю и тоже на велик лезу.

Повезло мне, прочный «Призрак» оказался. Все-таки качество - это вещь.

- Значит, ты на «Каштановую ферму» едешь?

Какая еще нафиг ферма?

- Здесь тупик, - Лэрке кивнула на спрятавшийся в кустах дорожный знак. – Эта дорога только к ферме ведет.

Мля, приплыли! Всю ночь гребли, а лодку отвязать забыли.

- Ага, - говорю, - вот туда-то мне и надо.

Лэрке нахмурилась, но оттолкнулась от земли и нажала на педали. Я быстро поравнялся с ней. Спина ныла от удара, но не зря же я акробатикой тут занимался?

- Ты что, ездишь верхом? – девчонка скосила на меня глаза, а я наскочил колесом на здоровенную шишку и чуть снова с велика не слетел. Блин, верховая езда! Конечно, вот почему на Лэрке эти узкие штаны и сапоги до колена. Любой дятел бы уже догадался, куда она собралась. Любой - только не шибко умный Джек.

- Нет, - пришлось мне признаться. – Но всегда хотелось. Просто мы раньше в городе жили, а сейчас сюда переехали, вот я и решил, что пора попробовать.

Во как я ловко вывернулся!

- Так ты в первый раз, - усмехнулась Лэрке и свернула на подъездную дорожку, ведущую к типичному для фермы вытянутому побеленному зданию с флангами подсобных строений. - А куда вы переехали? В какой дом?

Я назвал адрес и объяснил:

- Такой темно-серый, с башенкой.

Фыркнул из-под колеса гравий, камушки больно стрельнули по ноге. Я остановил велик и удивленно обернулся. Лэрке застыла посреди дорожки, на которой остался темный след от резкого торможения.

- Ты чего? – спросил я, чувствуя противный холодок под ложечкой. – Мы что, не туда приехали?

- Вы купили Стеклянный Замок?

- Замок? – Я ухмыльнулся на пробу, но ее лицо осталось совершенно серьезным, даже сосредоточенным. – Вообще-то он каменный, но... Нет, мы его не купили. Мать вышла замуж за Люкке, - почему-то у меня язык не повернулся назвать Себастиана по имени при Лэрке. – Хозяина дома. Знаешь его?

Я боялся услышать ответ. На миг мне показалось, что девчонка в курсе всего насчет отчима. Что все тут в курсе - и старичок с таксой, и женщина, которая махала мне от фиалок, и даже почтальон, что приезжал на своем грузовичке каждое утро. Все все знают, но участвуют в общем заговоре молчания. Заговоре против чужаков на их маленьком острове Счастья, вроде меня и ма.

Лэрке покачала головой:

- Да так, видела пару раз, вот и все. А вы уже давно здесь?

- С середины июня.

- Ага.

Это многозначительное «ага» повисло между нами разделительным союзом. Вроде мы вместе, а вроде – каждый по свою от него сторону. Лэрке изучала меня так, будто должна была принять самое важное решение в своей жизни, а на моей морде значился неразборчивый, но необходимый совет.

- Ты точно хочешь научиться ездить верхом? – наконец спросила она испытующе.

- С детства мечтал, - я стукнул себя кулаком в грудь. – Лошадей обожаю.

Она вздохнула и потащила велик ко мне:

- Ладно. Тогда пойдем.

На Каштановой ферме было безлюдно. Только по огороженной площадке, которую Лэрке назвала манежем, трусила пара упитанных пони с детьми под присмотром инструктора, а родители висели на изгороди, обмахиваясь панамами. Дети в огромных черных шлемах походили на головастиков, родители – на разморенных жарой пестрых жаб.

- Туристы, - презрительно скривила губы моя провожатая.

Мы зашли в прохладу конюшни. Пахнуло навозом и сеном, глухо застучали копыта, из боксов повысовывались любопытные морды обитателей. На каждом стойле висела табличка с именем лошади и указанием ее породы. Лэрке остановилась перед боксом, на котором значилось: «Луна. Фьорд».

- Твоя? – спросил я, кивая на невысокую плотную лошадку удивительного серебристого цвета с темной гривой и хвостом.

- Ага, - девчонка ласково провела Луне по переносице, почесала широкий лоб. – Родители подарили на день рождения. Мне тогда восемь исполнилось. Вот с тех пор мы и вместе.

Нормально, блин. Чего там подарили мне на восьмилетие? Хоть убей, не помню. Помню только, что обожрался мамиными домашними трюфелями – это она конфеты такие сделала. Обычно дома у нас шоколада не водилось, а тут две полки в холодильнике были им забиты. Вот я и не удержался и таскал с кухни потихоньку, таскал... Пока не заблевал праздничный стол и новое платье тети Светы. Пришлось вызывать скорую и делать промывание желудка. С тех пор я шоколадные конфеты долго обходил стороной. Особенно которые какао обсыпаны.

- У тебя наличка или карта?

Вопрос Лэрке спас меня от воспоминания о пихающемся в горло вонючем резиновом шланге и садистских глазах врача скорой помощи.

- Э-э... – тут я сообразил, что за уроки верховой езды, конечно, надо платить.

- Просто Элис карты не принимает, - пояснила хозяйка Луны, уворачиваясь от мягких волосатых губ кобылы. – Я давно говорила, чтобы они завели автомат, ведь клиентов теряют. Но у них тут так и осталось все по старинке.

- Блин, а у меня карта, - поспешил я сообщить нарочито огорчённым голосом. Не признаваться же, что в карманах только ветер гуляет.

Лэрке оторвалась от лошади и смерила меня сочувственным взглядом.

- Жаль... – и вдруг вспыхнула вся изнутри в солнечной улыбке. – Знаешь, а давай я тебе сама первый урок дам?

- Но... у меня же лошади нету, - растерялся я.

- А я тебе одолжу Луну! Она очень спокойная, послушная. Для начинающих – самое то! Сначала посмотришь, как я делаю, а потом сам попробуешь. Что скажешь?

Я представил себе, как лечу с кобылы прямо под ноги Лэрке, а она рассыпается своим волшебным серебристым смехом. К ней присоединяются туристы, дети-головастики, и сама Луна, скаля здоровенные желтоватые зубы.

- Э-э, скажу, здорово и большое спасибо, - осторожно начал я. - Только вдруг я твоей лошади не понравлюсь?

Лэрке действительно рассмеялась:

- Не волнуйся. Ей нравятся люди, которые нравятся мне.

Ого! Сердце у меня в груди сделало обратное сальто.

- Ладно, - говорю. – Что надо делать?

Девчонка посерьезнела:

- Смотри и слушай внимательно. В следующий раз помогать не буду.

Она зашла в стойло, а я благоразумно остался пялиться через ограду – не хватало еще, чтобы меня залягали до начала всего интересного. Лэрке щебетала, объясняя, зачем нужен груминг, и как седлать лошадь. Я с чистой совестью пропускал мимо ушей мудреные слова вроде «вальтрап», «потник» и «подпруга», а сам любовался девчонкой и тихо фигел. Как она, такая маленькая и хрупкая, могла легко управляться с животиной раза в четыре больше ее и раз в десять тяжелее?

- Запомнил? – спросила наездница наконец, а Луна взглянула на меня свысока, задрала верхнюю губу и заржала. Уже издевалась, вот кобыла!

Я кивнул, и мы пошли подбирать мне шлем. Пальцы Лэрке коснулись моей скулы, когда возились с ремешками, и меня просто дрожь пробила. Потом мы вышли во двор – я старался держаться как можно дальше от лоснящегося зада Луны, не только потому, что, как мне объяснили, лошади лягают назад, но и потому, что из-под ее хвоста иногда падало кое-что увесистое и вонючее. Потопали к свободному манежу. Я повис на ограде, а наездница принялась демонстрировать шаг, рысь и галоп. Чувство было, что я в ковбойском фильме, не хватало только шляпы с полями, лассо и сигареты в зубах.

- А теперь твоя очередь, - махнула мне Лэрке.

Я покосился на детей-головастиков, на которых теперь стал похож, но те не спешили убраться с солнцепека, радостно труся по кругу на лохматых шетлендцах. Ладно, делать нечего. Полезай, солдат, в дупло, там и сухо и тепло.

Я зашел в манеж.

- Запомнил, как садиться в седло? – Лэрке держала под уздцы Луну, косившую на меня лиловым глазом.

- Э-э, не покажешь еще раз? – включил я дурачка.

Девчонка с готовностью вставила ногу в стремя, и перед моим носом оказался туго обтянутый брюками круглый задок. Я судорожно сглотнул, а Лэрке уже объявляла с высоты конской спины:

- А теперь смотри, как спешиваться.

О, уж не сомневайтесь, я смотрел во все глаза. Блин, кто бы знал, что рай сменил адрес с Неба на Каштановую ферму? Валлах!

- Теперь попробуй сам.

Я осторожно приблизился к крутому боку Луны.

- Сначала проверь, достаточно ли длинно путлище. Помнишь, как я показывала, по руке?

Я послушно вытянул граблю. Оказалось, стремя нужно отпустить. Но вот наконец все было готово, и настал момент истины. Я очень боялся опозориться и то ли рухнуть назад, то ли нырнуть носом по другую сторону лошади, как это часто показывают в дурацких комедиях. Но вышло у меня все с первого раза.

- Сядь глубже в седло. Спину выпрями, - руководила мной Лэрке с земли, до которой оказалось внезапно очень далеко. – Стремя на широкую часть стопы. Пяткой в бок не упирайся, - она взяла меня за щиколотку и поправила ногу.

Внезапно я осознал, как много частей у моего тела, и как плохо они между собой сообщаются. Я чувствовал себя, как капитан команды неважно сыгранных игроков. Пока занимаешься одним, другие творят, кто во что горазд.

- Руки вниз, - неумолимо приказывала Лэрке. – Мизинец освободи, куда ты его засунул?

Она дотянулась до моей ладони и уложила повод, как надо.

- Помнишь, как лошадь посылать вперед? Вот этим местом работаешь, - она шлепнула меня по заду, - и шенкелями. Повод припусти.

Я смутился и попытался скрыть это шуткой:

- А я думал, тут конь должен работать.

- Это кобыла, - невозмутимо поправила Лэрке. – Ну, давай! Чего заснул?

Я кинул взгляд на детишек, под руководством инструктора бесстрашно перешедших на рысь, и осторожно подал корпус вперед. Ура, заработало! Мы с Луной описали первый круг. Потом еще один.

- Попробуй остановить ее, - велела Лэрке. – Так. Давай вперед. Поворот направо. Поводья не дергай! А ногами чего дрыгаешь? Налево!

Так мы развлекались полчаса, пока я не взмок и четко не ощутил, что в моих джинсах есть очень неудобно расположенные швы.

- Готов попробовать рысь? – осведомилась девчонка с хищной улыбкой.

Блин, вот садистка! Но русские не сдаются.

- Готов, - говорю.

- Тогда с шага ее поднимай. Опять корпус, шенкеля, поводья. Вот так, - Лэрке эротично подала попкой вперед, чуть сведя коленки. Нет, мама дорогая, я так не могу! Мне уже шов в паху давит, а тут еще такое шоу!

Короче, с третьего раза я как-то умудрился жопой правильно вильнуть и скоординировать это с руками-ногами. Мы потряслись, и я очень отчетливо понял, что не всегда здорово иметь яйца.

- На стременах привставай, - хихикала Лэрке. – Спина прямая! Почувствуй ритм.

- Как –по-чув... чув-ство-вать? – прокрякал я, как больная утка.

- Не как, а чем, - девчонка уже откровенно покатывалась со смеху, Луна фыркала, вторя хозяйке. – Кормой, Джек!

Вот так мы и развлекались. Туристы с детишками отчалили, соседний манеж опустел, зато из леса показалась цепочка всадников на красивых шоколадных лошадях. Оказывается, тут и конные прогулки устраивают!

- Хочешь, к озеру прокатимся? - предложила внезапно Лэрке. – Я у Элис попрошу Монтенегро. Это ее собственная горячая кровь. Я на ней и раньше ездила, так что, думаю, Элис мне не откажет.

Если бы не мои убитые жопа и яйца, я бы первый заорал: «Уря!» Еще бы, романтическая прогулка, сосны-ели, все дела. Только толку с этой романтики, если я потом неделю враскорячку ходить буду.

- Хочу, - говорю. Говорить уже могу, потому как ритм у меня теперь точно находился в районе очка, и рысили мы с Луной вполне в такт. – Только, если можно, на великах. А еще лучше пешком. А то, боюсь, тебе назад меня придется транспортировать кормой кверху.

Лэрке прыснула, прикрыв ладошкой рот.

- Ой, извини, Джек, я как-то не подумала про твои... особенности. У нас же тут девчонки одни. Из мужчин только туристы иностранные иногда бывают, но с ними Элис занимается.

- Почему? – не понял я, спешиваясь. Блин, по ходу, ногу на ногу закинуть я точно не смогу еще неделю.

- Ну, - она сделала большие глаза, - глупо, конечно, но парни почему-то считают, что лошади – это для женщин. Ты разве не знал?

Мило! То есть меня еще и угораздило пойти в женский спорт?! А как же мушкетеры, рыцари какого-то там стола и факинг Зорро?!

- Так как насчет похода к озеру? – поспешил я сменить тему.

Лэрке задумчиво покусала губу:

- Вот что, давай Луну расседлаем, а потом я покажу тебе тут в лесу одно место. Раз ты новичок, то наверняка его не знаешь. Идет?

Мы шли по узкой тропинке, обросшей вереском, и волокли велики за руль. Я был рад, что Лэрке показывала дорогу, а потому не видела, какая интересная у меня стала походка. Зря радовался. Девчонка обернулась и страдальчески сморщила носик:

- Что, очень больно, да?

Я пробормотал что-то нечленораздельное и постарался шагать прямее.

- К следующему разу купи себе брюки для верховой езды и сапоги. Это защитит, - она скользнула по мне взглядом, и я почувствовал, как уши наливаются жаром, - ноги.

Блин, а защита паха, значит, только хоккеистам полагается? Вот веселуха! Не, мне про следующий раз пока даже думать страшно, с брюками там, или без брюк.

- А ты давно живешь тут, у озера? – спросил я, чтобы сменить тему.

- Сколько себя помню, - поскучнела Лэрке.

- А... – начал было я, но она перебила.

- Знаю, ты сейчас спросишь, кем работает мой отец, и чем занимается мать, есть ли у меня собака или парень.

- Гхм, - я закашлялся, типа пыль в горло попала. На самом деле, про парня узнать мне, и правда, не терпелось.

- Давай договоримся сразу, - мы вышли на песчаную дорожку пошире, и Лэрке повернулась ко мне, поджидая. – Мы будем говорить только о важном. У меня просто нет времени, чтобы тратить его на пустяки вроде болтовни ни о чем.

- Ты куда-то торопишься? – удивился я.

Зачем мы тогда в лес-то поперлись?!

- Я этого не говорила, - она тряхнула пушистыми волосами, на лбу сложилась сердитая морщинка. – Просто, когда ты знаешь, что тебе осталось всего два года, то понимаешь, сколько всего надо еще успеть, и на ерунду жалко потратить даже минуту.

Я офигел и замедлил шаг:

- В смысле, два года осталось? Ты что... – я пошевелил во рту пересохшим языком в поисках нужного слова, - больна?

- Нет, конечно, - фыркнула Лэрке, и потащила велик дальше, стараясь идти по траве. – Я что, похожа на больную?!

- Да нет, - поспешил заверить я, хотя сомнения у меня возникли. Насчет головы. – Тогда почему два года?

- Потому что я умру, когда мне исполнится шестнадцать, - пояснила как ни в чем не бывало Лэрке.

Я застыл, как вкопанный в песок, глядя на удаляющуюся спину и желтых бабочек, устроивших хоровод вокруг девчачьей головы.

- Не отставай, - улыбнулась она, оглядываясь через плечо.

Я вспомнил, что сам еще жив, откопался и попер велик дальше.

- Тебе что, нагадали это? – предположил я осторожно. – Или злая фея предсказала?

- Нет, - Лэрке беззаботно мотнула головой. – Я сама так решила.

Мы свернули с песка на более твердую дорожку, которую затеняли старые ели. Сразу похолодало, по коже поползли мурахи.

- Как это сама? - не отставал я, пытаясь заглянуть девчонке в лицо. Может, все это наглый развод? – Разве можно самому решать, когда тебе умереть?

Тут до меня дошел смысл моих слов, и в живот будто влетел целый рой тех самых желтых бабочек.

- Погоди, ты же не хочешь сказать, что собираешься...

Я не договорил. У меня язык просто не поворачивался такое произнести.

- Мы пришли, - Лэрке махнула рукой на небольшой круглый холм, густо поросший вереском везде, кроме лысой плоской макушки, обложенной по периметру гранитными валунами. – Вот мое место для размышлений. Велики можно оставить здесь.

Гора, на которую ходил думать Виннипух. Мило. Думал, думал, и решил самоубиться.

Вслед за Лэрке я полез по пахнущему зноем и терпким травяным соком склону. Добравшись до верха, она растянулась на спине, закинув руки за голову. Я лег рядом. На короткой травке, усыпанной прошлогодними иглами, оказалось удивительно мягко и удобно. Земля приятно грела спину, за камнями потрескивали кузнечики, деловито жужжали где-то пчелы. Небо над нами синело глубиной в легких белесых спиралях, такое яркое, что на него было больно смотреть.

Я скосился на Лэрке. Между ее мягкими нежно-розовыми губами колыхалась сухая травинка, длинные ресницы прикрывали глаза, бросая тени на щеки.

- Знаешь, - внезапно заговорила она, - когда лежу здесь и слушаю тишину, мне кажется, что я слышу кости погребенных там, внизу, воинов, - она похлопала ладошкой по траве. – Мне кажется, они говорят со мной. Рассказывают истории.

Курган, сообразил я. Мы лежим на гребаном кургане викингов, каких полно по всей Дании.

- Это они тебе сказали самоубиться в шестнадцать лет? – чуть резче, чем хотелось, спросил я.

Она повернула ко мне лицо. Сейчас в ее глазах было больше синего, чем рыжего или зеленого, наверное, потому, что в них отражалось небо.

- Нет, - она перегнала травинку в уголок рта. – Я же сказала, что сама так решила. И хватит об этом. Давай лучше поговорим о чем-нибудь важном. Вот что важно для тебя?

Я задумался. Ее взгляд проникал сквозь поры моей кожи, через все выстроенные мной плотины и преграды, и мне пришлось отвернуться. Высоко в небе висела неподвижно хищная птица, наверное, канюк.

- Ты знаешь такого паренька, Якоб зовут? Живет где-то тут неподалеку.

- Якоб? – по ее голосу я услышал, что Лэрке в недоумении. – Я же сказала, что не хочу говорить о...

- Для меня это важно, - я захватил горсть травы рукой, которую ей не было видно, и сжал кулак. – Правда.

Она немного помолчала.

- В школе у нас есть пара Якобов. А как твой выглядит?

- Лет двенадцати, но, может, и старше, невысокий просто. Светловолосый, худой.

А что я еще мог сказать о своем привидении? Видел ведь его то против света, и то со спины.

- Таких у нас нету, - уверенно заявила Лэрке. – Может, он тоже только что сюда переехал? Ты откуда его знаешь?

- Да так, - я выпустил траву и поднял к лицу ладонь, испачканную зеленым соком. – Я ошибся, наверное.

- Хочешь, помогу тебе этого Якоба разыскать? - Лэрке перекатилась на бок, глаза у нее загорелись огнем разведчика-первооткрывателя. – Ну, раз тебе это так важно. Вдруг он на кемпинге живет?

- Говорю же, я ошибся, - упрямо повторил я. – И не говори никому, что я про него спрашивал, ладно?

- Ой-ей-ей, какие мы таинственные, - скривила губы Лэрке. – Было бы что говорить-то!

- А сама? – я сел, опираясь на локти. – Что это за планы суицидные? У тебя что, жизнь – ад? Бьют тебя? Издеваются? Насилуют? Ночью от боли подушку кусаешь и ревешь туда же, чтоб не заметили?

Лэрке смотрела на меня огромными немигающими глазами, от щек отхлынула кровь, даже губы пожелтели. Но меня уже понесло:

- Или это для тебя просто интересная игра? Давай посмотрим, как Джек среагирует. Он всего лишь тупой озабоченный идиот, а я вся такая тонкая на понтах. И жизнь у него заурядная, и сам он ничего не стоит. И проблемы у него тьфу по сравнению с моим личностным кризисом.

Я вскочил и сплюнул на примятые моим телом маргаритки.

- Ладно, сиди тут, говори со своими костями. Может, они тебе чего поумнее скажут. А я пошел.

Потрусил с кургана, уже кляня себя самыми последними словами. Какого хрена ты взялся ее жизни учить, придурок?!

- Вот и правильно, и пошел ты нафиг! – донеслось звеняще с макушки холма. – Фак тебя и твоего Якоба!

Я зло схватил велик, втиснул молящий о пощаде зад в седло и надавил на педали. Гениально, Джек! Умеешь ты строить отношения с девушками! В спину меня проводила колючая шишка.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-38191-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: verocks (03.04.2019) | Автор: Татьяна Русуберг
Просмотров: 485 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 5
0
5 Marishelь1   (17.04.2019 00:30) [Материал]
Местность, что ль, такая невесёлая?

0
4 робокашка   (04.04.2019 17:20) [Материал]
ущемили пацану самолюбие dry эх, лопух! так и друга можно прошляпить...

0
3 Саня-Босаня   (04.04.2019 14:35) [Материал]
Мне даже где-то жаль Джека - как он мужественно столько времени впервые продержался на Луне biggrin И даже рысь испытал на собственном заду tongue Это было весело. Ну а дальше веселье резко закончилось. wacko И что за причина толкает юную деву на столь трагический поступок? Хотелось бы разобраться. wink
Огромное спасибо за продолжение истории! )))

0
2 Gracie_Lou   (04.04.2019 09:32) [Материал]
wacko wacko wacko wacko Оссспади! У девчонки-то что лучилось?! dry

0
1 Танюш8883   (04.04.2019 09:06) [Материал]
Ну, вот и поговорили(