Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4824]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15110]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14319]
Альтернатива [8996]
СЛЭШ и НЦ [8948]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4350]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сердце трудно понять
Сёстры Блэк выбрали три совершенно разных линии жизни, любви, ненависти и всего, что заключено между этими двумя чувствами.

Маяк
Любовь не знает границ – стоит открыть сердце и вы встретитесь, даже если вас разделяют время, сущность миров и целая бесконечная вселенная.

Дорогая редакция!
Ты влюбилась? Он не обращает на тебя внимания? Ты никогда не становилась "любовью с первого взгляда"? Ничего страшного! Ведь у тебя есть журнал с одной поучительной статьей, верные друзья и неистовое желание покорить мужчину, которому принадлежит твое сердце.

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Одно ветреное утро
"Можете записать это в своём дневнике. Разве не так делают маленькие девочки вроде вас?"

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 266
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 33
Гостей: 28
Пользователей: 5
krasnovkrik, avolty, nata-74, SwetSwet81, svetden1sowa


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Джек на Луне. Дети-мишени. Дети-убийцы

2019-6-26
18
0
Дети-мишени, дети-убийцы


Проблема с письмом из школы разрешилась так. Я валялся на полу в башне и выглядел, да и чувствовал себя, как использованный гандон. Себастиан развалился на диване, его тело лоснилось от пота, который росой блестел в волосах на груди. Посасывая минералку, отчим прокручивал только что отснятое видео.

«Интересно, что он с ними делает? – вяло подумал я уже не в первый раз. – Собирает для собственной коллекции, чтобы было на что вздрочнуть, когда мне исполнится восемнадцать, и я свалю из этого педофильского гнезда? Или, может, продает через интернет? Такой неофициальный левый заработок успешного адвоката...» Но я не собирался спрашивать отчима об этом сейчас. Мне он нужен был вот такой: умиротворенный, расслабленный, сытый.

- Себастиан, - тихо начал я, не поднимаясь с пола. – Тебя с матерью завтра в школу вызывают. В два.

Он не сразу оторвался от экрана. На лице застыло странное выражение: как будто я разбудил его, вырвал из мира сна, и он еще не вполне осознал, где именно находится и почему. Взгляд скользнул по моему распростертому телу, губы скривились брезгливо:

- И почему я узнаю об этом так поздно? И именно сейчас?

- Мне дали письмо для вас еще на той неделе, - признаюсь я, - но я боялся его отдать. Думал, ты не отпустишь меня в субботу и... Короче, я там натворил кое-что.

Его глаза теплеют. Ему нравится видеть меня слабым. Нравится чувствовать свою власть надо мной.

- Ладно, я с этим разберусь. Иди мойся, а потом положи письмо на стол в моем кабинете. Я утром прочитаю.

Вот и все. Приговор отсрочен, по крайней мере, до завтра.

Облегченно встаю, иду к двери, и уже там меня настигают слова:

- А ты стал настоящей шлюхой, Джеки, малыш. Знаешь, когда подойти к мужчине с проблемами.

Он хохочет, когда я закрываю дверь. Я бы убил его прямо тогда. Если бы хоть чуточку верил в то, что у меня получится.

На следующий день я заявился наконец в школу. Всю физику Медведь поглядывал на меня торжествующе. Еще бы! Приближалась пора его мщения. А начал урод с того, что протащил меня по новому материалу, который я, конечно, и в глаза не видел. После того, как он дал мне хорошенько поплавать на виду у всего класса, старый козел заявил, что в мою тупую башку вбить все равно ничего невозможно, разве что делать это через задницу. И что именно ради таких, как я, было бы неплохо снова ввести телесные наказания в школе. Конечно, все ржали. Ну, или почти все. Томас сидел тихо, только телефон нервно крутил в пальцах.

Я остался на месте потому, что понимал, чего Медведь добивается. Чтобы я психанул, выскочил с урока или сдуру учинил еще что-нибудь. Чтобы ему было что матери и отчиму в лицо бросить. Внутри у меня кипело все, от ненависти мышцы сводило, но я терпел – молчал и терпел. Знал, что и не такое выдерживал. И в итоге этот гад отстал.

На перемене Томас отвел меня в сторонку.

- Смотри, что я записал! – и сует мне такой свою мобилу.

Она у него дешевая, но звук неплохой. Отлично слышно, как Медведь меня стебет, а класс угорает.

- Давай я тебе файл скину!

Я объяснил, что мой телефон утоп, а нового пока нету, и дал ему номер Себастиана. Путь будет у Севы, что предъявить, если Бьярне гнать на меня начнет.

Короче, вынес Паровозику благодарность за бдительность, но тут он меня за рукав дергает и глазами за спину показывает. Оборачиваюсь – блин, Лэрке! А я без подготовки, у меня реакция одна – улыбка дебила. Она стоит – бледная, губы в ниточку, в глазах плещется что-то темное и холодное.

- Джек, отойдем?

Ну, пошел я за ней, как бычок на веревочке. Она меня в угол приткнула за кабинетом биологии и перешла прямо к делу:

- Это ты со своими дружками брата моего избили?

- А его избили? – включил я дурачка. – Что, сильно?

Лэрке прищурилась, прямо как на прицел взяла:

- Руку сломали. Вот эту, - она сунула мне в морду свою, с повязкой на пальцах. – Ходит на костылях. Скажешь, ты ничего не знал об этом?

Я мотаю головой:

- А что он сам говорит?

- Говорит, его отметелили какие-то гопники в капюшонах. Прямо в гимназии. Беспредел!
Ух, какая она все-таки красивая, когда злится! Стоит тоненькая такая, в кружевной кофточке, а в глазах – убийство. Мое, между прочим.

- Мало ли гопников в большом городе, - пожал я плечами. – Почему ты всегда обо мне плохо думаешь?

Она взглядом меня смерила с головы до ног, подбородок вздернула и пошла прочь. А походка, как по канату.

- Чего от тебя хотела эта психичка, Джек? Дже-ек!

Адамс помахала ладонью у меня перед глазами. Блин, эту-то откуда черти принесли?

- Не называй ее так! – буркнул я.

- Психичка и есть, - Наташа проводила Лэрке уничтожающим взглядом. Челюсти яростно перемалывали жвачку. – Ты разве не знал, что она в дурке лежала?

- Да чего ты мелешь! – я схватил Адамс за плечо и тряхнул. Ее голова дернулась, волосы взлетели и прилипли к намазанным блеском губам.

- Ай, Джек! Мне больно, - пискнула она, кривясь и пытаясь оттолкнуть меня пухлой ладошкой.

Я опомнился, разжал пальцы:

- Извини, Наташа. Я... Я думал, ты...

- Вру, да? – в ее глазах блеснули слезы, губы дрожали. – А это правда! У кого хочешь спроси! – развернулась и бросилась бежать, заплетаясь жирными ляжками.

Вот это гондурас! Я подумал-подумал, ногти покусал и поплелся искать Томаса. Обнаружился Паровозик в кабинете биологии. Но не успел я к нашей парте подойти, как зазвенело, и в класс влетела училка, чуть не сбив меня с ног. Волосы развеваются, под мышкой – плакат, в трубочку свернутый.

- О, Джек! – поймала меня за рукав. – Не поможешь повесить наглядное пособие?

Почему бы и не помочь? Биологичка – девица зачотная, только после универа. Щечки розовые, глазки блестят, грива до попы. Попа... Хм, на вид очень неплоха. Ну, там над доской крючок такой. Я вытянулся, чтобы плакат за него зацепить, а Шарлотта – это так училку зовут – рулон разматывает.

И тут класс как грянет: гы-гы-гы, га-га-га! Я стою, туплю. Смотрю, Лэрке на первой парте даже глаза ладонью прикрыла, чтобы позорища такого не видеть. Зато Бриан угорает, чуть не ссытся. Оборачиваюсь я это, значит, чтобы посмотреть, что же мы такое смешное повесили. А там, мля, щель! В смысле женская, между раздвинутых ног! Вот это подстава!

А Шарлоттаулыбается такая и говорит:

- Как видите, сегодня мы будем говорить о сексе. Садись, Джек.

Короче, пока я до места своего дошел, все у меня из башки о Лэрке и психушке выветрилось. А дальше начался цирк. Сначала говорили о половом созревании, у кого где волосы растут и все такое. Потом училка завернула об онанизме. Как это типа парни делают, а как девчонки. Луиза – это та самая с метровыми ресницами и шваброй на башке – решила блеснуть знаниями:

- А некоторым девчонкам нравится палец себе в зад засовывать. И парням, кстати, тоже!

Опытная, мля. Все ржут, а училка такая:

- Да, у многих людей зона вокруг прямой кишки – очень чувствительная.

Я сижу, глаза в стол, тошнота к горлу подступает, в ушах шумит. Палец, блин! Знала бы ты, какие предметы в моей чувствительной зоне побывали... Слышу, как издалека, -Шарлотта спрашивает, кто хочет выйти к доске и показать на рисунке клитор. Ну все только бугага, желающих нет. Тогда Вильям такой орет с камчатки:

- А пусть Джек покажет! Он уже на практике с Наташей все прошел!

Адамс вскочила красная, как помидор перезрелый, - вот-вот от чувств лопнет. Запустила в тыл бумажным шариком. Училка еле ее успокоила и указку мне протягивает:

- Так как, Джек?

И тут я понимаю, что не уверен, где этот факинг клитор находится. То ли это та дырка, куда член совать надо, то ли бугорок над ней. Конечно, порно я посматривал, но там все как-то больше: «О, милый, воткни мне глубже! Да! Да!» А куда кто чего втыкает особо не объясняется. Короче, сижу я, руки под партой прячу, потому что трясутся, в глазах темнеет все и пятнами расплывается. Ступор, мля, полный. Ни бе, ни ме сказать не могу, вообще ничего. То есть мозгом секу, что даже если неправильно покажу, ничего не случится. Но мозг от тела отключился и перешел в спящий режим. А вместо него когти в меня запустил страх. Страх, что все всё поймут. Что любой гетеро-дурак, конечно, знает, где этот гребаный клитор находится, и я себя выдам с потрохами.

И тут слышу - голос Лэрке:

- Мне кажется, такое должна показать девушка. Можно?

И каблучки к доске цокают. Я взгляд вскидываю: точно! Стоит у плаката и указкой в бугорок, который и подозревал, тыкает. А сама прямо мне в глаза смотрит, и лицо строгое, будто это она училка, а не Шарлотта.

- Вот это девушка! – Томас рядом пыхтит. Ладошки потные, аж следы на парте оставляют. – Не понимаю, Джек, почему ты не ее выбрал, а эту скучную Наташу?

Да, брат, хочешь веселья? Флаг тебе в руки. А я своего как-то уже хлебнул.

- С чего, - говорю, - ты вообще взял, что я выбирал? Что мне Лэрке нравится?

Томас посмотрел на меня с жалостью, как на больного:

- Джек, я ж не слепой. Да ты за ней ходишь, как стрелка компаса за магнитным полюсом. Пялишься на нее все время. Вот и сегодня...

Но тут мы перешли к обсуждению женских эрогенных зон, и он переключился.

Дома Себастиан первым делом напустился на меня за то, что я трубку не беру. Он мне, мол, целый день названивал, а я не отвечал. Пришлось рассказать ему сказочку про утопленника в сортире. Тогда он вроде немного оттаял:

- Хорошо, куплю тебе новый. Но нам нужно поговорить. Мне удалось перенести встречу в школе на вторник, и к ней надо как следует подготовиться.

- Какую встречу? Это вы о чем? – подняла голову от домашнего задания ма. Она делала его в гостиной, без отрыва от кулинарного шоу.

Короче, было море эмоций и килограмм соплей. Орала она на меня так, что хрусталь в горке звенел, пока ей Сева запись не дал прослушать. Тут уже козлом стал Медведь, и, надеюсь, от маминых выражений ему в тот день не раз икнулось. Мне пришлось рассказать всю историю в подробностях, причем отчим записывал цитаты из Медведя в свой айпад. Потом ушел в кабинет и попросил не мешать.

Я поскакал к себе весь радостный. Может, отчим у меня и мудак, но дело свое знает. Так распидорасит Бьярне перед коллегами и директором, что геморрой этот уволят потом нафиг. Только вышло все немного иначе.

Во вторник я летел домой, как на крыльях. Все, думаю, набили из Медведя чучело, пусть Себастиан расскажет, где поставили. А меня мать с порога за шкирку и на ковер. Тот самый, белый и пушистый. Это мои «выходные» всплыли, когда я к Лэрке отсыпаться ходил. Короче, вылила на меня ушат говна, ничего толком про Медведя не объяснила - велела сидеть, отчима дожидаться. Сева с работы пришел и потащил в кабинет для «мужского разговора».

Оказалось, математика не уволили, предупреждение вынесли только. Вроде как записи с Томасова телефона оказалось недостаточно. Голос типа похож на учительский, а вдруг не его? Не будешь же экспертизу из-за такой ерунды проводить? Сам Медведь вообще заявил, что все – монтаж и подстава. В итоге, как ни крути, все свелось к тому, что мое слово – против его. А кто я? Трудный подросток, на котором хулиганка и употребление висят. Да еще психолог после первой консультации в школу телегу отписал. «Психологический портрет озабоченного малолетнего преступника» называется, блин. То есть, Карстен этот, конечно, не такими словами выражался, но смысл-то один.

Кончилось все тем, что стороны заключили соглашение. Я должен был извиниться перед Медведем «за насилие» и больше не прогуливать. Ну а математик обещал обращаться ко мне корректно.

Вот тут я рогом и уперся.

- Не буду я перед эти старым пердуном извиняться!

- Извинишься как миленький! – Себастиан скрестил руки на груди и припечатал меня взглядом. – Это будет тебе хорошим уроком. Может, поймешь наконец, что надо отвечать за свои поступки!

- Не буду! – я уткнул глаза в пол и старался, чтобы голос не дрожал. - Это он должен передо мной извиниться, а не наоборот!

- Послушай меня, малыш, - пальцы отчима вцепились мне в подбородок, задирая голову. Суженные глаза оказались совсем близко от моих, распахнутых от страха. – Речь идет не об этом идиоте, которому давно на пенсию пора. Речь идет обо мне! О репутации, которую подорвал ты, малолетнее ничтожество! – он отшвырнул меня так, что я ударился спиной о край стола.

Заходил по комнате:

- Ты понимаешь, каким дураком меня выставил перед всеми?! Директором, учителями... Я-то думал, что у меня все под контролем. Что я знаю, чем ты живешь и дышишь. И вот меня спрашивают: «А где Джек был такого-то и такого-то?» «Как где? – говорю я. – В школе, конечно!» И мать то же подтверждает. А что мне сообщают?! Я спрашиваю, что мне сообщают! – он уже орет мне в лицо, брызгая слюной. Глаза белые, и стоит в них только одно – насилие. – Отвечай!

- Что я про... – я сглатываю. Пересохшее горло отказывается производить звуки. – Прогуливал.

Себастиан отстраняется. Жрет меня взглядом с потрохами, точно решает, под каким соусом я буду вкуснее.

- И где же ты был, малыш Джек? – вкрадчиво спрашивает он. – И почему не рассказал об этом папочке?

Я молчал, вцепившись в край стола за своей спиной так, что твердый край врезался в ладони.

- Мы же договорились, что ты будешь мне все честно рассказывать. Так где же твоя честность, Джеки? Где твоя честность?! – Себастиан орет прямо в ухо, его пальцы вцепляются мне в пах. Они как сталь, и я сгибаюсь от боли. Под закрытыми веками вспыхивают огненные молнии.

Я знаю, что он будет мучить меня, пока не сломаюсь. Что помощи от матери ждать нечего: даже если она и вмешается, услышав мои крики, это мне же отольется. Потом, на башне. Поэтому я вру. Я хнычу и прощу прощения. Обещаю извиниться перед математиком. Обещаю не пропускать уроки. Обещаю, пока он не затыкает мне рот. Есть много способов просить прощения у Себастиана.

В следующий раз я вижу Медведя на физике. Это один из трех предметов, которые он преподает. Старый пердун набрасывается на меня, как только начинается урок. Он осторожнее в выражениях, чем обычно: боится, что снова запишут на телефон или снимут, и он уже не отвертится. Но он требует извиниться. Или выйти за дверь.

В классе тихо. Все смотрят на меня. Все, кроме, конечно, Лэрке. Я думаю о ней. Как она стоит у доски перед ржущими одноклассниками и показывает розовый, напоминающий бутон бугорок на картинке. Я думаю, что у нее есть точно такой же, и как бы она отреагировала, если бы я коснулся его губами. Тогда мне становится плевать на старика Бьярне с его играми во власть, на ожидающих моего унижения ребят. Я спокойно говорю:

- Извините, - в несгибаемую спину Лэрке.

Кто-то свистит, кто-то гогочет, но она оборачивается, и мы встречаемся глазами. В ее взгляде раскручивается трехцветный серпантин, мягко оборачиваясь вокруг меня, затягивая в праздничную глубину. Уголки ее губ дрожат и растягиваются в улыбке. Она высовывает руку в проход и незаметно поднимает большой палец. Блин, неужели мне наконец удалось ее впечатлить?!

А потом была физра. Я по-спринтерски переоделся в спортивное, хотя знал, что это еще цветочки. После урока мне предстоит душевая.

Ханс, увидев меня в первый раз на своем занятии, глумиться не стал, просто указал мне место в строю, по росту. Ладно, хоть этот оказался человеком. Я встал между Брианом и Матиасом, и мы потрусили по кругу. На улице лил осенний дождь, так что занимались мы в зале. Играли в баскет - парни против девчонок. Только парней у нас в классе больше. Вот и стоим – в одной команде семь человек, а в другой всего пятеро.

Ханс такой:

- Так, ребята, кто к девочкам пойдет?

Ну, пацаны все, ясно, бугага, у нас девочек нет. Андреаса попытались выпихнуть, как самого мелкого, но он отпинался. Короче, физруку надоело это все, он и говорит:

- Ну тогда Джек пойдет. Это ему штрафной будет, за прогулы.

Нашел, мля, крайнего! Ну и чо? Пошел я. Парни ржать, а Адамс на мне повисла и в рот языком. И Вильяму с подлипалами фак показывает. Чиксы все прыгают, визжат, сиськи трясутся, настрой боевой. Название команде придумали «Гончие ада». Нормальные, да, у нас в классе девочки? Парни себя нарекли «Деструкторами», и я понял, что сейчас что-то будет.

Лэрке со своей рукой сидит на скамейке запасных, делает вид, что все ей пофиг, кроме шнурков на кедах. Андреаса туда же отправили – из-за роста, и физрук дунул в свисток.

Короче, это надо было видеть. Я себе локоть ободрал о зубы Вильяма. А мне Каспар, который играл в своей придурочной шапочке, засветил мячом в лоб. Главное, чего мне-то? Это ж Томас ему насосом... Ладно, выиграли «Гончие» с преимуществом в три очка. Пацаны в душевую повалили злые, как черти. У меня сразу нехорошее предчувствие появилось, но делать нечего. Назвался, как говорится, крутым, полезай в кузов.

Я дождался, когда все разделись. Думаю, пусть там пара побольше поднапустят. Я в уголок куда-нибудь втиснусь, на меня внимания никто и не обратит. Ага, как же! Зашел я в душевую, а там шесть головок всего – три у одной стенки и три у другой. Ни перегородок, ничего, как водится. Ладно, хоть плесени нету, как в старой школе, и чистенько все.

Пришлось мне Томаса подвинуть чутка – он не возражал. Выдавил мыла из бутылки, шлепнул на грудь, и вот тут началось:

- О! Наша девочка пришла!– это Вильям забыл, как чувствуется велосипедная цепь по ляжкам.

- Ага, прыщи Паровозику на спинке подавить! – Бриан, сволочь!

- Эй, детка, а у тебя еще ничего не растет, или это ты так гладко бреешься?

Вот тут меня и переклинило.

«Сами виноваты, - мелькали обрывки мыслей в голове, пока я шел через душевую. – Могли бы просто оставить меня в покое. Просто оставить...»

Дальше места для мыслей уже не осталось.

Опомнился я, когда увидел кровь. Она стекала вниз по белому кафелю, и ее размывала хлещущая из душевой головки вода. Страшно мне стало не от вида светлевших красных полосок, а от того, что я не знал, откуда они. У моих ног что-то хлюпало. Это был Каспар, скрючившийся в позе зародыша. Струи воды били его по боку и плечу, разлетаясь крупными блестящими брызгами. Шапочку он снял прежде, чем пойти мыться, и с коротких темных волос теперь струилось розовое. Кажется, это он крикнул: «Детка!»

Я оглянулся кругом, и меня охватило чувство нереальности происходящего. Будто я вижу сон. Шипит под напором вода, лупя по кафелю. Помигивает перегорающая лампочка под потолком. Поток, бегущий к стоку, ржавый, будто кто-то в нем кисточку вымыл, но становится бледнее. И никого. Только голый человек у моих ног пытается подняться, но подламывается на руках.

А потом дверь с треском распахнулась, и внутрь влетел физрук. За ним - полуодетые парни. Крики, девчачьи визги из коридора, мат - апокалипсис, короче. Хэнс на меня орет, а я звук слышу, но понималка отключилась. Не могу расшифровать сигнал. Улыбаюсь тупо и отступаю. Смотрю, ребята Каспара поднимают, волокут наружу. Андреас придерживает дверь, за ней – лица девчонок: любопытные, испуганные, брезгливые. И разноцветные панели смартфонов.

И тут физрук дотронулся до меня. Схватил за плечо, видно, вывести хотел из душевой. Хорошо, что оно мокрое было, и я вывернулся легко. А то бы и ему вмазал. Выскользнул из его пальцев, проскочил мимо и в дверь. Там визг, все врассыпную. Я тряпки свои схватил в охапку и бегом. У кого-то телефон из руки выбил, но остальные продолжали снимать. Звездец, короче.

Выскочил в коридор, наткнулся на кого-то и на пол полетел. Спиной так хрястнулся, что слезы из глаз. Но сквозь слезы вижу – Лэрке! Везунчик я. Вечно перед ней падаю. На этот раз, для разнообразия, голый. Я думал, она завизжит, как остальные, или телефон вытащит. А она руку мне подала, на ноги вздернула и бежать. А руку не отпускает. Короче, влетели мы в какой-то закуток, а там дверь. Подсобка типа. Швабры, тряпки, ведра, тележка уборщицы. Она меня внутрь воткнула, сама заскочила и дверь захлопнула.

Слышу – снаружи топот, вопли, голоса возбужденные.

- Не, ты это снял?

- Не успел, блин, Луиза зато снимала.

- А мой смартфон этот факинг ушлепок разбил! Вон какая трещина...

- Луиза, скинь файл, будь найс.

- Оба, бли-ин, массакра в душе, дубль один! Голливуд отдыхает.

- А ты голого его заснять успела?

- Только сзади, писс! Андреас, остолоп, блин, своей тушей все закрыл.

Потом все рассосалось, стихло. Я понял, что стою, тесно прижавшись к Лэрке. На мне – ни нитки, только кучка шмоток, зажатая между нашими телами. Сзади я упираюсь в полки, она – в швабры и дверь.

- Джек, во что ты опять влип? – спросила она, глядя на меня с укором. Лэрке была ниже меня, и ей приходилось смотреть снизу-вверх.

- Не знаю, - пробормотал я. – Но я бы влип в это снова, лишь бы оказаться тут... рядом с тобой.

- Ну и дурак! – дверь распахнулась, мелькнула красная юбка, пахнула сирень, и я остался один.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-38191-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: partridge (09.06.2019) | Автор: Татьяна Русуберг
Просмотров: 254 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 Marishelь   (14.06.2019 08:27)
А болото всё глубже, и черти всё больше((

0
3 pola_gre   (10.06.2019 13:00)
Цитата Текст статьи ()
Вот тут меня и переклинило.

Мало того, что переходный возраст, так и вообще нет безопасного места, даже дома. Как тут не сорваться...

Спасибо за продолжение!

0
2 Танюш8883   (10.06.2019 09:12)
Спасибо за главу)

0
1 робокашка   (09.06.2019 22:33)
ой, как всё хреново... хреново... хреново

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями