Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2543]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [9]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4819]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15103]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14316]
Альтернатива [8994]
СЛЭШ и НЦ [8939]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4349]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Джек на луне
…«Брюруп – маленький городок, здесь все друг друга знают. В этот тяжелый для нашей семьи час, я прошу наших сограждан быть бдительными и немедленно связаться с нами или с полицией, если кто-то видел или слышал что-то о нем, - заявил отчим мальчика, адвокат Себастиан»…Новые главы

Спрячь волосы, Эстер
Незнакомец – серьезная обуза на ранчо. И главная проблема не в том, что еду теперь придется делить на троих, а уход за раненым потребует времени. Хуже всего, что в доме чужой, и этот чужой – мужчина.

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Волчица
Твой первый учитель — твое собственное сердце (индейская пословица)



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. The Rover
2. Жизнь
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 232
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 41
Гостей: 34
Пользователей: 7
Крыска1712, Савва, Severi8602, nikolann88, Bad8864, solo0383, Виксель


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Джек на Луне. Анаша и пиво

2019-6-16
4
0
Анаша и пиво


- Я тут наехал случайно на велик одноклассника, - начал я осторожно, когда мы уже заканчивали ужинать. – Скользко было. У него шина спустила. Ты не мог бы дать пару сотен, - бросил быстрый взгляд на Себастиана и снова уткнул глаза в тарелку, - новые шины купить. Все-таки это я виноват.

- Так у него одна шина спустила или обе? – усмехнулся отчим и подложил себе еще голубцов. Мать сегодня расстаралась, зная, что Севе нравится русская кухня.

- Вообще-то обе, - звучало это неубедительно, так что я поспешил добавить. – Там стекло было. Какая-то своло... э-э, кто-то бутылку разбил, вот Томас и напоролся. Но если бы не я, он бы объехал. Короче, я вроде как ему шины должен.

Себастиан утер губы салфеткой:

- Ну раз так... Скажи мне полное имя его отца или матери, и я выпишу чек.

- Он с мамой живет, но... она до банка не доберется. Она не ходит почти, на костылях только. Может, ты на имя Томаса чек выпишешь?

Смотрю, этот гад ухмыляется, как хитрожопый Скрудж: типа меня не проведешь. Я твоему дружку чек, а вы потом вместе мои денежки профукаете?

- Нет, Джек. Это так не работает. Если тебе действительно нужны шины, можем завтра съездить в Силкеборг и их купить.

- Да их по интернету заказать можно! – возмутился я. Щас, я еще с ним по магазинам поеду! Наездился уже.

- Хорошо, - Себастиан аккуратно сложил салфетку и положил рядом с пустой тарелкой. – Тогда помоги маме убрать со стола, а потом пойдем в твою комнату и вместе закажем. Ты ведь не против, Катюша? – и он чмокнул ма в щечку.

Мать, конечно, не возражала. А я таскал на кухню тарелки по одной, пока она не рассмеялась:
- Женька, что ты странный сегодня какой-то! Ползаешь нога за ногу. Устал, что ли? Иди давай, я сама остальное уберу, - и вытолкала меня из круга света и тепла.

- Готов? – подмигнул отчим и пошел наверх.

Блин, новые шины для Томаса, по ходу, дорого мне обойдутся.

На следующий день Вильям заявился в школу с перевязанной рукой. Шапочка Каспара была надвинута на брови, но постоянно сползала вверх, открывая удивленным взорам здоровенный лиловый рог.

- Чего ты ему в щи-то навалял, - пристыдил я Томаса. – Вывеску испортил, теперь девчонкам нравиться не будет.

- Так ты же сам сказал – по голове бить, - расстроился Паровозик.

Вот блин! Научил на свою плешь!

- Это была мета... мефа... Короче, я для сравнения это ввернул. Где твое факинг образное мышление?

Тут на парту перед нами шлепнулся скомканный листок. Томас вжал башку в плечи и уставился на него так, будто это была бомба замедленного действия. Я протянул к записке руку.

- Не надо, - зашипел Паровозик. – Там наверняка всякие гадости. Про меня.

- Да успокойся ты, - я покосился на Медведя, рисующего на доске химические формулы, и развернул листок. - Может, это вообще не тебе.

Но оказалось, письмо было адресовано Томасу. Стояло в нем следующее: «Это правда, что ты Вильяма и Каспара насосом отчморил и облевал обоих?» Я сунул бумажку супермену под нос. Грозный взгляд Медведя в этот момент пронесся над классом, так что мы залегли в траншею. К доске вызвали девочку Адамс.

- Это преувеличение, - Паровозик постучал по кривым строчкам пальцем с заусеницами. – И вообще, все было совсем не так.

Я возвел очи к небу, взял карандаш и сочинил ответ: «Анонимки не рассматриваются. Но если тебе хочется того же, подпишись, и я организую». Томас хихикнул, скатал бумажку в комок и швырнул через плечо. Сзади кто-то закашлялся, кто-то фыркнул громко, по ходу, девчонка.

- Луиза, тебе хочется помочь Наташе у доски? – проревел Медведь.
Я показал Паровозику под партой большой палец.

На перемене вокруг нас вился Андреас. То он приставал со своими сальными анекдотами, вроде «Вы знаете три недостатка п...зды? Если ты п...зда, то живешь в дыре. Там всегда мокро. А соседка у тебя – жопа». То рвался угощать раскисшими карамельками. То предлагал налить в гандоны воды и кидать со второго этажа в девчонок. Короче, пацан явно пытался сменить команду. Под конец он меня так забодал, что я его за ворот сгреб, к себе подтянул и говорю:

- Слышь, ты, шавка! Катись-ка отсюда, пока я тебе пенделей не надавал. Иди, Вильяму там и корешам жопу лижи. А я очко подставлять не собираюсь.

Ну, пошаркал он в класс, типа обиделся. А Томас морщится:

- Зачем ты с ним так, Джек? – и смотрит, как будто я у малыша мороженку отнял.

Я плечами пожал:

- Не люблю жополизов.

- Я тоже. Но можно же с людьми по-человечески разговаривать.

Меня прям как под дых ударили.

- А, - говорю, - понятно! Джек же быдло. Только и может, что матюгаться да цепью махать. Когда на некоторых наезжают, когда проблемы, Джек в самый раз. А как устаканится все, так Джеком подтереться можно. Знакомая, знаешь, такая песенка.

Томас пытался меня остановить, шлепал чего-то губами, но я не слушал его. Отпихнул в сторону, послал по адресу и ушел. Вообще ушел, только рюкзак из класса забрал. Раз я физру прогуливаю, то и все остальное могу прогулять - семь бед, один ответ. А шины этому оленю завтра по почте придут. Пусть ими подавится.

Вечером после ужина я сидел у себя в комнате и пялился в экран, на котором светился белизной чистый документ Ворд. Вообще-то это я типа писал сочинение по датскому. Уже почти час. Со скрытой странички звучал Людовико Эйнауди. Мне удалось, порывшись на ютубе, выяснить, что именно его «Примаверу» играла Лэрке в тот день, когда у меня в голове сложился стих. Вот только теперь ничего не складывалось. Ни единой строчки.

Внизу раздался звонок. Я решил, что это к Себастиану кто-то. Может, сосед или запоздалая почта. Но через несколько минут в дверь поскреблись.

- Жень, к тебе там мальчик. Говорит, из вашего класса.

Какого?... Ко мне никто тут еще не приходил. Да и не звал я никого.

Выключил музыку, вылез из-за стола и потопал за матерью вниз по лестнице. Смотрю – в гостиной Томас. Присел на краешек белого дивана, едва дышит.

- Ты чего тут делаешь? – говорю.

Тут ма на меня напустилась – по-русски и чуть не с кулаками:

- Женька, совсем озверел? Ты что на человека кидаешься? Поздоровайся, кофе ему предложи, или что он там пьет. Будь человеком!

Блин, и она туда же!

Томас от ее темперамента совсем в комок сжался и стал похож на дохлого паука – одни коленки торчат.

- Привет! – я плюхнулся на диван рядом с Паровозиком и понизил голос. – Чего приперся, спрашиваю?

- Я... – бедняга обрел дыхание и судорожно вцепился в белую кожу. – Поговорить.

- Говори! - я плеснул в принесенную матерью чашку кофе и сунул ему в руки.

- Что, прямо тут? – Томас заерзал, нерешительно поглядывая на ма и отчима, уткнувшегося в какую-то книгу.

Не хотелось тащить его в свою комнату, но выбора, по ходу, не было. Ма явно развесила уши, да и Себастиана в свои дела я посвящать не желал.

- Ладно, пошли.

Томас облегченно потопал за мной по лестнице, прихватив кофе. Когда дверь за его спиной закрылась, он расслабился и опустил тощий зад на мою кровать:

- Ну вы и живете! Такой домина!

Он еще вещал что-то восторженно, а я думал только о том, когда же парень уйдет. Томас просто не вписывался в эту часть моей жизни, как надувной круг на рисунке со снеговиками и подписью «Найди ошибку». Слишком близко была башня. Слишком легко в картинку с незапертой дверью мог войти Себастиан.

Паровозик сидел на моей кровати, пищал гудком и ничего не замечал, а я знал, что по коридору ходит монстр – знаете, как во сне или фильме ужасов: ты не слышишь его, не видишь, но с неизбежностью сознаешь, что он там, что он идет за тобой.

- Ты за этим притащился? – прервал я трескотню Томаса. - На дом посмотреть? Что, посылка уже пришла?

- Какая посылка? – у парня глаза по пять крон, сидит, прыщи на бороде почесывает.

Я заткнулся. Мне стало тошно – от самого себя. Физически больно стало от собственной низости. От ущербности своей. Наверное, когда тебя кусает монстр, ты сам становишься таким, вроде как в фильмах про оборотней. А то, что Паровозик дальше сказал, не сделало это чувство легче.

- Я пришел попросить, чтобы ты школу не прогуливал. Не из-за меня. Не из-за такой ерунды. Какая-то глупая вышла ссора. Не знаю точно, что я такого сказал, но ты обиделся. Я не хотел тебя обижать. Правда! Поэтому извини. Вот.

- Как ты меня нашел? – пробормотал я – просто чтобы что-нибудь сказать.

- На интранете для учеников, - Томас, по ходу, почувствовал, что со мной что-то не то творится, и неловко крутил в пальцах чашку с кофе. – Там всех в классе адреса есть. И твой тоже. Только телефона нету, вот я и подумал...

Я отошел к окну, чтобы Паровозик не видел моего лица. Вот так просто: оставил братишку с больной матерью и пешком четыре километра протопал, чтобы перед таким уродом, как я, извиниться.

- Джек, я еще хотел предложить с математикой помочь, – не унимался Томас. – Только ты не думай, я не Медведь, я знаю, что ты способный! Просто запустил предмет. Но ты легко сможешь подтянуть! Если мы будем вместе заниматься, скажем, раза два в неделю...

- Хорошо, - оборвал я его, потому что понял – еще не много, и не выдержу. Сорвусь. Сломаюсь. – Завтра к тебе зайду, ладно? Только сейчас уходи.

Он, по ходу, услышал что-то в моем голосе, потому что встал – пружины скрипнули – и пискнул обеспокоенно:

- Джек? С тобой все в порядке?

Я растянул губы в улыбке – шло тяжело, будто механизм заржавел, - и повернулся к Паровозику:

- Все окей. Спасибо, что зашел. А теперь иди, ладно? Завтра увидимся.

Томас прижал к груди несчастную чашку, потоптался, но все-таки пошел к двери. Обернулся, уже взявшись за ручку:

- Ты не меня не сердишься больше, да?

Я покачал головой, голос меня уже не слушался. Дождался, пока шаги отбухают до последней ступеньки, оторвался от подоконника и забился за кровать. Сидел на полу – голова между коленками, руки сверху, - и ревел. Молча, но до судорог в груди. Ревел до тех пор, пока не услышал в коридоре мать – я легко отличал ее по звуку. Отчим ходил бесшумно, как зверь на мягких лапах.

Метнулся к компьютеру, бросил себя на стул. Руки на клаву. Жму на что-то, сам не вижу, что.

- Жень? – ма засунула в комнату голову, забыв постучать.

Я старался дышать ртом, чтобы носом не хлюпать. Вдыхать глубоко, чтобы плечи не тряслись.

- Что же ты гостя не проводил?

Я молчал, и мать зашла в комнату, но остановилась у дверей. Спросила заботливо:

- Вы что, поссорились?

- Нет, - мне удалось наконец справиться с голосом, хотя звучал он придавлено. – Просто мне сочинение закончить надо. А вы мне мешаете. Все мешаете!

- Ладно-ладно, - мать фыркнула притворно-испуганно. – Мешаем мы ему... Пиши давай, Достоевский! – и захлопнула дверь.

Я вытер рукой глаза и тупо уставился в экран. Там на полстраницы шел, повторяясь, один и тот же текст.

«Ищи Якоба».

В субботу я заявился на кемпинг сразу после шести с хрустящей купюрой в кармане. Нет, это не отчим расщедрился. Мать пихнула мне деньги тайком в коридоре и шепнула заговорчески: «Вот, девушку свою угостишь». Девушка между тем уже меня поджидала. Увидела через стекло ресепшена и выпорхнула навстречу.

- Джек! Ты пришел! – будто так до конца и не верила, что появлюсь. А я, блин, даже не опоздал.

Виляя затянутыми в новые джинсы ляжками, Адамс потащила меня в сторону игровой площадки и кортов.

- Все вот-вот начнется. Сначала шоу, потом концерт: живая музыка и – танцы!

- Надеюсь, не джаз? – мрачно изрек я, шаркая за нею и размышляя, где бы раздобыть пива.

- Нет, что ты! - Наташа засмеялась, клацая брекетами. - Кантри и, кажется, поп.

Я тяжело вздохнул.

Искомое обнаружилось на газоне у игровой площадки. На нескольких больших грилях там жарили сосиски и булочки, тут же продавали газировку, кофе и, конечно, пивас. У импровизированной буфетной стойки роились голодные отдыхающие. Потный Матиас, стоявший на посту у гриля, едва успевал кидать в пасти готовые сосиски.

- По пиву? – предложил я Адамс.

Она смущенно хихикнула:

- Я вроде как еще на работе. Да и папа здесь, - она кивнула на пузатого мужика в ковбойской шляпе, заведовавшего буфетом.

- Ну а я не на работе, - сообщил я и, отпихнув пару пенсионеров, загруженных бумажными тарелками, прорвался к раздаточной.

После пары глотков жизнь показалась краше. На батутах и качелях резвилась неутомимая малышня, пацаны постарше гоняли мяч на футбольном поле, девчонки обсели лавочки, зеленая травка манила – кстати, на ней уже развалилась компания каких-то студентов с банками «Туборга» в руках. Короче, идиллия.

- Давай найдем хорошее место, - потащила меня за руку Адамс. – Скоро шоу начнется.

Мы упали на травку неподалеку от студентов перед наскоро сколоченной сценой – по ходу, именно на ней должен был состояться концерт. Наташа пристроилась так, что наши бедра почти соприкасались, и трещала, не закрывая рта. Я сосал пиво и жалел, что не взял сразу еще, про запас.

Вскоре, нажравшись сосисок, подтянулся еще народ. Футболистов шуганули. Матиас приперся от гриля весь красный, воняя дымом и горелым мясом. Плюхнулся на пузо рядом с нами и протянул мне сигарету:

- Забудем старое, Джек.

- Забудем, - говорю и тащу у него из кармана всю пачку. – Мы в расчете.

Короче, жизнь только начала напоминать что-то, и тут какой-то урод врубил установку на сцене, и оттуда понеслось самое махровое кантри. На травку перед нами выскочила туева хуча теток и несколько дядек в ковбойских шляпах и сапогах и принялись трясти сиськами-жопами в ритме два притопа – три прихлопа. Так вот, оказывается, какого шоу мы ждали. Попал же я, мля! На выступление местного лайн-данс клуба. Я закурил и прикрыл глаза, но Адамс жужжала рядом, как самка комара – того и гляди начнет кровь сосать:

- Я так рада, что ты пришел, Джек.

И

- Тебе нравится моя новая блузка, Джек?

И

- Можно я тебя щелкну, Джек? Или Матиас щелкнет нас вместе?

На мое счастье зазвонил телефон – у брата Адамс. Он шикнул на сестру и какое-то время сосредоточенно слушал трубку, прикрыв свободное ухо рукой.

- Фак, мэн! Стэн пропал, а теперь еще и ударника не могут найти! – прошипел Матиас, засунув мобильник в карман.

- Это ребята из той группы, которая после них должна играть, - Наташа махнула в сторону усердно топтавших траву «ковбоев» и насупила нарисованные брови. – Не понимаю, мы уже и оборудование все приготовили, и инструменты подключили. У них выход через пять минут! Куда можно вот так вдруг пропасть?

- Да бухают где-нибудь, - хмыкнул я и отхлебнул пива. – И я их понимаю.

Адамс хихикнула неуверенно:

- Ты шутишь, Джек, да?

- Какие нафиг шутки! – Матиас стукнул кулаком по траве. – Все знают, что Стэн закладывает за воротник! Потому папа и приставил к нему Видаса. Тот целый вечер этого алкаша пас, а потом пропал – то есть вместе со Стэном. А теперь еще и ударника нету!

- А Видас это?... – поинтересовался я, в последний раз затягиваясь бычком.

- Да литовец один, - мрачно пояснил Матиас. – На отца работает.

- Ясно, - говорю. – По кустам искали?

- Папа сказал, весь кемпинг обшарили, - парень принялся нервно грызть ноготь. – Нету!

- Это катастрофа! – Адамс закатила глаза и потянулась к моему пиву, но банка оказалась пустой. – Что мы людям скажем? Они ведь долго ждать не будут! Многие из города специально ради концерта пришли. А туристы? После такого провала они сюда больше не приедут!

Я обвел взглядом позевывающую публику и подумал, что они еще здесь только потому, что их от сосисок разморило, и пивас рядом дают. Но вот похолодает, комары полетят, и они точно расползутся кто куда. И второй раз на жирных теток в клеточку и дедулек в шейных платках смотреть не придут. Тетки между тем откланялись под жидкие аплодисменты и потянулись с газона.

- Пойду помогу отцу Стэна искать, - Матиас поднялся, отряхивая траву с колен. – Наташа, попробуй развлечь людей как-нибудь.

- Развлечь?! – Адамс в ужасе вытаращила на брата глаза. – Как интересно?!

- Сиськи им покажи, - предложил я.

Девчонка задохнулась, лицо стало под цвет той самой новой блузки – ярко-малиновой.

- А что? Это идея! – Матиас зло пнул траву и зашагал между рассевшимися на газоне зрителями.

- Дурак! – крикнула Наташа ему вслед и хлюпнула носом. – И ты дурак, Джек! Такой же, как все парни! А я-то думала, ты нормальный... – она вскочила и побежала к сцене.

Я сплюнул, смял пустую банку в кулаке и попер за ней. Поймал за руку уже на хлипкой лесенке.

- Да погоди-ты! Что, так на сцену и полезешь? – я мазнул пальцем Адамс по щеке и показал размазавшуюся тушь.

- Ы-ы! – завыла она в голос.

К счастью, сцена закрывала нас от зрителей, а детские вопли и шум разговоров заглушали рев. Я тряхнул девчонку за плечи:

- Тихо ты! Музыка у вас нормальная есть?

- Ы? – всхлипнула она.

Спокойствие, Джек, только спокойствие!

- Смартфон к вашей системе подключить можно?

Адамс закивала, роняя черные слезы. Я полез на помост. Выбрал в телефоне первый попавшийся фаворит, и динамики дрогнули:

Она говорит: «Победитель не сдается,
Тем, кто сдается, победить не удается».
Она говорит: «Я создана, чтобы встретить
Все, что угодно, лицом к лицу».
На этот раз он готов ответить
За то, кто он есть, и гореть в аду.

Смотрю, народ на травке встрепенулся, даже малышня на батутах попадала книзу и уши навострила. Ну, повернул я бейсболку козырьком назад – ту самую, счастливую, пацанами подписанную. Вышел на середину, кедом пол ковырнул. Оргалит? Это идеально! Это воздух для моей стрелы.

Когда летишь по небу сломанной стрелой,
Трудно ударить цель, трудно забыть боль,
Когда летишь по небу сломанной стрелой,
Ты падаешь на землю, это не твой бой.
Трудно попасть на небеса, когда ты проклят.

Кончился первый трек, и я вскочил на ноги – хотел посмотреть реакцию. В общем, особо не выкладывался, так, показал пару легких трюков. Но блин, как даки торчали! Честно, мне даже пенсионеры хлопали вставными челюстями, а уж про студентов и говорить нечего – те чепчики в воздух кидали, а девчонки визжали и прыгали, тряся сиськами. Короче, всем хотелось еще, и я дал им еще. Под конец я уже не думал ни про Стэна там бухого, ни про зареванную Адамс, и про Севу гребаного забыл. Я просто делал то, что мне нравилось, делал так хорошо, как только мог. И люди понимали это. Даже те, кто терпеть не мог рэп или настоящий фанк никогда не слушал. Даже те, кто круче факинг лайн-данса в жизни ничего не видели. И они выражали это свое понимание – голосами, ладонями, свистом, кто как мог. В общем, давно я так не оттягивался, и гости кемпинга вместе со мной.

В итоге, когда Стэн влез на сцену по лесенке – воняющий пивом, с красными, как у кролика, глазками - а за ним ударник, не сразу нашедший свою установку, публика была уже разогрета до точки кипения. Как они там сыграли – не помню. Помню, что, умирая от жажды, сосал пиво на травке, а Адамс в лицах и картинах пересказывала брату, как я их «спас». Помню, что потом сосал губы Адамс, и, кажется, мы танцевали под медляк. Еще помню, что после концерта ко мне подошел Стэн и тряс мне руку, а я обнаглел и попросил у него штакет.

И наконец последнее воспоминание вечера – я с Адамс на лавочке за густыми кустами, косяк гуляет из ее рта в мой, потом косяк сменяет язык. Она говорит, что я классно целуюсь, а я просто делаю, как научил меня Сева. На вкус ее рот – как мой. Пивная отрыжка, дым, слюни. Она кладет мою руку себе на грудь. Ее ладонь ползет по моей ширинке. Я отталкиваю руку. Адамс тупит и кладет ее снова. Я снова отталкиваю.

- Я что, не нравлюсь тебе? – Наташа обиженно хлопает ресницами, заглядывает в глаза. Помада у нее размазалась, так что губы кажутся бесформенными. Будто ее долго трахали в рот.

- Не в этом дело, - говорю, и голос доносится откуда-то сверху и сбоку.

Она смотрит на меня долгим взглядом. Моя рука лежит на ее груди, как мертвая медуза.

- Джек, ты что, гей? – спрашивает она наконец.

Я понимаю, что надо ответить. Что молчание просто смертельно. Но не могу издать ни звука. Это как кошмар, где теряешь способность кричать. А потом все. Больше я ничего не помню.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-38191-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: partridge (01.06.2019) | Автор: Татьяна Русуберг
Просмотров: 222 | Комментарии: 7


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 7
0
7 Marishelь   (13.06.2019 23:05)
Очень тяжёлая для меня глава(( Маленькая капля добра и теплоты способна пробить брешь в сердце Джека, заключённом в кокон защиты. Парень как пружина под прессом( Это ужасно(((

0
6 робокашка   (08.06.2019 08:45)
пропитано безысходностью... sad

0
4 Саня-Босаня   (02.06.2019 19:06)
Что интересно, Джек, вроде бы такой грубоватый и хамоватый внешне, но в душе ранимый. Как его пробило простое извинение Томаса! Потому что он привык постоянно быть готовым к защите от посягательств, а тут защищаться не нужно... И с другой стороны: ему на все наплевать, море по колено - Сева довел пацана... Трудно предсказать, к чему это приведет wacko
Спасибо за продолжение истории!)))

0
5 partridge   (03.06.2019 20:49)
Пожалуй, Вы правы, это очень интересное замечание: потребность выживать далеко не в тепличных условиях заставила Джека нарастить жесткий панцирь, а насилие превращает в монстра. Но простое человеческое участие способно пробить этот панцирь и задеть за живое.

И второе замечание верно: Сева не просто довел пацана, он его медленно и планомерно ломает. Продуманно и методично. И на каждый Женькин протест, на каждую выходку, у Севы находится контрудар... Один другого страшнее.

И больше всего меня напрягает тот факт, что Джек начинает извлекать из своего положения выгоду, начинает торговаться со своим мучителем - эти шины, и - позже - "извинение" для защиты матери... Сева намеренно, шаг за шагом, действие за действием, превращает дерзкого мальчишку в шлюху. Это страшно.

0
2 pola_gre   (02.06.2019 15:44)
Цитата Текст статьи ()
В общем, давно я так не оттягивался, и гости кемпинга вместе со мной.

Не зря тренировался smile
И сцены совсем не боиться... Хотя ему и так есть чего бояться, более реального.

Спасибо за продолжение!

0
3 partridge   (02.06.2019 16:42)
Совершенно верно: по сравнению с Севой, с той моральной травмой, которую он нанес и продолжает наносить, Джеку уже ничего не страшно - ни разборки с одноклассниками, ни выступление перед толпой, ни кое-что посерьезнее, о чем будет рассказано в ближайших главах. Причем, чем опаснее становится Сева, тем отчаяннее становятся выходки Джека, а чем отчаяннее выходки Джека, тем опаснее становится Сева... Адский круг.

0
1 Танюш8883   (02.06.2019 13:41)
Спасибо за главу)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями