Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2461]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [14]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4650]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14845]
Отдельные персонажи [1453]
Наши переводы [14175]
Альтернатива [8951]
СЛЭШ и НЦ [8708]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4212]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 апреля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Если ты этого хочешь...
- Теперь ты знаешь все, - тихо сказал Эдвард. – Отпусти ее, прошу.
- Нет, - воскликнула я прежде, чем Аро успел дать ответ.
- Ты слишком много болтаешь, - оборвал он меня, посылая убийственный взгляд, – и все не по делу. Ты обманула, назвав имя Джеймса, хотя тайну узнала вовсе не от него, а от некоего… Джейкоба.
3 глава от 4 мая.
Альтернатива Новолуния от Валлери.

Запретная любовь / A Forbidden Love
Спасаясь бегством от преследователя отца, Белла притворяется прислугой, ожидая прибытия Лорда Карлайла. Одновременно с этим Лорд Эдвард, чтобы защитить невинную девушку, делает ее своей любовницей. Ее репутация безвозвратно разрушена и, кажется, что все потеряно… или нет?

Easier to run
Мои слабые попытки наладить собственную жизнь оказались детским лепетом в сравнении с надвигающимся на меня хаосом. Не так то просто сохранять спокойствие, когда люди вокруг тебя мрут как мухи, а ты сама не успеваешь уворачиваться от ощутимо болезненных пощечин очередного предательства.Но выхода нет только из гроба. И я нашла свой путь к отступлению...

Страсть и приличие / Passion and Propriety
Не было абсолютно ничего предосудительного в том, что старая дева, дочь викария Форктона, взялась лечить тяжелораненого виконта Мейсена. Изабелла была слишком благоразумной, чтобы воспылать чувствами к человеку богатства и положения лорда Мейсена… к человеку, преисполненному решимости разрушить проклятие, на протяжении нескольких поколений преследовавшего его семью и угрожавшего полному вымиранию ...

Секс-машина
В 2029 году Белла Свон, инженер био-механик, создала идеальную машину для «Уитлок Робототехникс». Мейсен может быть кем или чем угодно… но кем его хочет видеть Белла?

Санктум
Белла занимается подводной спелеологией. Однажды она летит в Папуа Новая Гвинея, чтобы исследовать потрясающую пещеру Эса Ала. Начавшийся ливень и обвал запирает девушку под Землей и она вынуждена искать новый выход на поверхность...
Завершен.

Волчица
- Ну-ка, быстро прекратила ныть! – сказала себе Леа. – Все могло быть гораздо хуже! Если бы машину занесло в другую сторону, ты бы лежала на дне ущелья и хрен бы кто тебя нашел. Ты жива? Однозначно жива! У тебя нет серьезных повреждений, и это уже само по себе просто нереальное везение. Тебя ждут дома, а, значит, ты найдешь способ выбраться отсюда.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 486
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Драконье сердце

2018-5-27
21
0
Название: Драконье сердце
Номер обложки и саундтрек: 41. Alex Rudi Pell - Temple of the king

Автор: -
Бета: +
Жанр: Романтика, сказка
Рейтинг: PG
Персонажи: Эдвард/Белла/Чарльз/Розалия
Саммари: Знаете ли вы, чему можно верить, а что – лишь иллюзия? Всегда верьте только сердцу. Оно может заблуждаться, но никогда не врёт.

От автора: Хэппи-энд обещаю, хотя не все будет просто.









Любая сказка – она всегда о любви,
Даже если кажется, что о смерти.


Почему же никто ничего не сказал
О цене за сердце в подарок,
Я своё навсегда отдала за тебя,
Мне казалось тогда, что иначе нельзя.
От судьбы не ждала я удара.
Было больно себя потерять,
Но тебя потерять – больнее.
И каждая сказка - она о любви,
И каждая сказка - она о войне,
И каждая сказка - она о цене
И о том, что тебя сильнее.
Было страшно - уйдешь и исчезнешь вдали
И уже не увижу боле.
Конечно, каждая сказка – она о любви,
Даже если она о боли.

****

Он пришел, чуть прищурил глаза на меня,
Так знакомо взметнулись ресницы.
ТЫ вернулся, когда я уже не ждала,
Когда ярости душу уже отдала,
Боль знакомо в груди теснится.
Ты, я, он....
Снова пламя в глазах,
Страх на время становится тише.
И цена для меня снова невысока.
Не отдам. И четвёртый тут лишний.
Вдвойне больно и раны намного глубже,
Когда бьют любимой рукою,
И дело часто, увы, не в цене,
А в возможности быть собою.
Было больно.
И крылья уже не несли.
И хлестал как в безумье ветер.
Каждая сказка - она о любви,
Даже если она о смерти.
ТЫ - не ОН, и ты все-таки с ней,
Даже если в это не верю.
Наверное, каждая сказка все-таки о любви,
Даже если она о вере.

Стройная темноволосая девушка, возмущенно жестикулируя, металась по просторной мраморной зале.

- Как ты мог?! О, Боги! Ты же мог все решить разом! Просто ещё один удар и все! Ну почему?!

Метнувшись последний раз, она стремительно опустилась, почти упала, на колени перед ложем и умоляюще заглянула в глаза еще молодого, очень красивого мужчины, небрежно растянувшегося на пушистой шкуре.

Он смеялся. Нет, он не смеялся откровенно и беззаботно, как иногда любил. Но эта снисходительная усмешка в глазах и чуть приподнятые уголки губ выводили девушку из себя ещё больше.

- Она же злая. Черствая, бездушная, холодная!

Мужчина, уже раздраженно, взъерошил волосы, отводя глаза, но нашёл силы усмехнуться словам невесты, внимательно всмотревшись ей в лицо.

- Она дракон, Изабелла, она не может быть холодной. Она какая угодно, только не холодная. Она… - Эдвард мучительно запнулся, вспоминая глаза Селены.

Никогда он не сможет рассказать своей невесте о том, что он увидел в изумрудных глазах дракона. Почему не смог занести руку для последнего удара, почему ушёл не оборачиваясь. Молодой король мысленно застонал, не понимая, что с ним происходит, почему этот взгляд до сих под жжёт, выворачивает наизнанку его душу.

Девушка вновь вскочила, едва не уронив с прикроватного столика кубок с вином.

- Ты не понимаешь! Она лунный дракон! Она коварная, злобная, она… - девушка замотала головой, не в силах подобрать достаточно яркие эпитеты для описания чудовища. Спирали темных шелковистых волос взметнулись облаком и опали. И она вдруг замерла, а потом, всем телом развернувшись к молодому королю, охнула:

- Это же условие! Условие моего отца! Ты же не передумал, да?!

Страх и неуверенность исказили красивые черты, слёзы едва не скатывались по белоснежной коже, сверкающими каплями застыв в уголках глаз. Эдвард невольно залюбовался, а затем, порывисто вскочив и всего в два шага преодолев расстояние, заключил невесту в объятия, пальцами одной руки бережно ловя прозрачные капельки слезинок.

- Ну что ты, милая. Я не передумал и не передумаю. Мне никто, кроме тебя, не нужен.

Изабелла неуверенно подняла на него глаза.

- Тогда что же нам делать? Отец ни за что не откажется от своих планов…

Эдвард раздраженно зашипел.

- Темный побери твоего воинствующего отца! У него нет наследника, да и моё королевство немало, зачем ему ещё и Селенита? Я бы понял, если бы у него были какие-то счеты к самой драконице, но скорее такие счёты должны быть у меня!

Изабелла предостерегающе подняла руку:
- Эдвард, это мой отец.

- Так уговори его! – Эдвард был настроен весьма решительно. - У меня нет никаких условий к приданному, я готов отдать северную часть моих земель за тебя, если ему мало! – мужчина внимательно, словно хватаясь за последнюю надежду, искал ответ и понимание в глазах собеседницы.

И не находил его.

- Почему ты так её защищаешь? Я так боялась за тебя, так молилась. А ты просто оставил её в живых, когда можно было все решить. Разве не дело чести для мужчины – уничтожить чудовище? Особенно если это условие брака с любимой! И освободить целое королевство несчастных людей! - принцесса была вне себя от негодования и обиды.

Слезы опять готовились потечь из её глаз.

- Изабелла, - Эдвард вздохнул, этот разговор становился безнадежным. – Иногда не все так, как кажется. Селенита за последние сто двадцать лет ни разу не участвовала в войнах. И знаешь, люди там живут получше, чем в некоторых местах наших королевств. Возможно, их королёва – дракон, но…

- Возможно?! – тут же взвилась Изабелла, и Эдвард успокаивающее поднял руки перед собой.

- Да, она драконица, и если верить легендам, то мой прадед стал жертвой в той войне, а после его смерти она перешла на сторону наших недругов. Но сейчас - это самое спокойное место, которое я только видел в жизни. Понимаешь, она…

Стук распахнувшихся дверей прервал молодого короля.

- Его величество король Чарльз Девятый, повелитель… - Эдвард привычно пропустил мимо ушей все пышные титулы будущего тестя, усмехнувшись его привычке даже в собственном дворце передвигаться с церемониймейстером.

- Отец! – Изабелла порывисто бросилась на шею вошедшему королю.

С тех пор как ей исполнилось четырнадцать, принцесса приняла на себя часть государственных обязанностей. Тогда же началось её обучение, и они с отцом виделись достаточно редко.

После смерти королевы король Чарльз напрочь отказывался жениться снова, а это значило, что другого наследника, кроме Изабеллы, в королевстве не предвидится. И волей-неволей, оставив беззаботную жизнь маленькой принцессы за порогом совершеннолетия, Изабелла приняла свою участь.

Пока с дружеским визитом в королевство не прибыл молодой король соседнего государства. Эдвард Второй, монарх Вохра.

Взаимная симпатия молодых людей и политическая позиция молодого короля Эдварда оказалась приятным сюрпризом для Чарльза Девятого, который уже подыскивал для дочери партию из знатных семей своего королевства и даже не надеялся на такой союз.

Они быстро договорились, и Изабелла вздохнула с облегчением. Все-таки управление государством не казалось принцессе привлекательным. Гораздо больше её интересовали книги, рисование и музыка.

И все, вроде бы, было благополучно, если бы не странное недоверие короля Чарльза к молодому королю. А может даже неприязнь.

Изабелла изо всех сил гнала от себя эти мысли. Ни одной причины, чтобы испытывать неприязнь к Эдварду, у её отца не было – Эдвард был красив, умен, молод, его государство, несмотря на кажущуюся неопытность молодого монарха, процветало. И самое главное – он любил Изабеллу.

Но теперь все это оказалось под угрозой.

Из каких-то своих соображений король Чарльз основным условием женитьбы указал победу над драконом и присоединение Селениты к Моринте, хотя королевства, фактически, даже не имели общей границы – их разделяли горы.

Седеющий, но ещё крепкий монарх ласково обнял дочь и из-за ее головы с хитрецой взглянул на Эдварда.

- Эдвард? Я рад твоему возвращению. Ты с хорошими вестями?

Плечи Эдварда поникли – тяжелого разговора было не избежать, как бы этого ни не хотелось.

Эдвард поднял на Чарльза посерьезневший взгляд и, решительно сжав зубы, отрицательно мотнул головой.

- Изабелла, оставь нас! – властные интонации в голосе отца почти вынесли Изабеллу с порывом холодного ветра, неизвестно откуда взявшегося в неизбалованном сквозняками помещении.

Девушка, глотая на ходу слезы, выбежала за двери, понимая, что её присутствие только все усложнит.

- Итак? – холод в голосе короля Чарльза выстудил дворцовую залу почти до инея на витражных окнах.

Эдвард сглотнул, на мгновение почувствовав себя мальчишкой, приведённым к отцу после мелкого хулиганства с друзьями.

Но у любого поступка есть своя цена и свои последствия. И Эдвард давно был готов отвечать за свои решения, не стыдясь и не пряча взгляд.

- Я не смог, - твёрдо глядя в глаза Чарльза, Эдвард понимал, как сложно будет объяснить то, что он увидел, что почувствовал там, возле замка Селены.

И как хрупка теперь надежда на счастье с Изабеллой.

Бровь Чарльза саркастически приподнялась.
- И ты не побоялся позора? И готов рискнуть судьбой Изабеллы?

Мука исказила красивые черты молодого короля, но он только кивнул.

Взгляд короля Чарльза неожиданно смягчился, и Эдвард с трудом понял следующий вопрос.

- Как она?

Когда смысл все-таки нашел дорогу к смятенному разуму Эдварда, его просто бросило в жар. Понимание того, что Чарльз знает все, а может и значительно больше, внезапно смяло весь настрой на борьбу, всю решимость молодого короля забыть то, что он почувствовал, только взглянув в глаза дракона.

Эдвард вдруг ощутил себя сломанной игрушкой. Ноги стали ватными, и он чудом не сполз на пол, сил хватило только чтобы произнести:

- Ей так больно! Ты знал?

Король Чарльз кивнул удрученно и, хлопнув Эдварда по плечу, развернулся к двери. Уже у выхода, не оглядываясь, бросил:

- Считай, что этого условия не было.

Волна ярости ослепила Эдварда, он сам не понял, как оказался рядом с королём Чарльзом, бросая тому в лицо необдуманные слова.

- Ты знал! Как ты мог?! Я же мог убить её!!!

Король Чарльз с усмешкой отступил на шаг и властным жестом остановил вбежавшую стражу. Под его тяжёлым взглядом гвардейцы вернулись за резные двери.

Чарльз перевёл взгляд на побелевшее лицо Эдварда:

- Она неуязвима. Ты не знал? Надо было лучше читать хроники! И, если я в тебе не ошибся, то и тебя бы она не тронула. Она не убивает людей. Я ничем не рисковал.

Растерянность и боль в глазах Эдварда сменила задумчивость. Негромко, так чтобы не могли расслышать посторонние, Эдвард произнёс:

- Она сама подставила шею под мой клинок. Ты не знал? – вернул он усмешку Чарльзу, и тот вдруг замер, нерешительно вглядываясь в лицо Эдварда.

- Ты смотрел ей в глаза?!

Молодой король только молча кивнул, опершись на каменную колонну и смежив веки.

Чарльз потрясённо выдохнул:

- Да помогут нам всем Боги!

***

Изабелла в нетерпении грызла ногти на левой руке, понимая, что завтра не избежать нотаций от главной фрейлины и по совместительству двоюродной тётушки.

Когда мамы не стало, единственным близким человеком для Изабеллы оставался её отец, но и он не мог уделить дочери достаточно времени – государственные дела требовали внимания.

И тогда на помощь пришла тетушка Алисия. Милая, очень добрая женщина средних лет, давно вырастившая своих сыновей и, как ни странно, не испорченная жизнью при столичном дворе, взяла на себя всю ответственность и обязанности опекунши.

И стала для Изабеллы едва ли не самым близким и дорогим человеком. Ну, не считая отца и Эдварда конечно.

Изабеллу забавляли хорошие манеры Алисии и её добропорядочность. Обгрызенные ногти, безусловно, не входили в число добродетелей, по мнению Алисии, и обычно девушка старалась не обижать тётушку. Однако сейчас она ничего не могла с собой поделать.

Эдвард уехал, даже не попрощавшись.

Отец отказывался её видеть.

Изабеллу мучили сомнения, страхи, неопределённость. Эдвард вернулся таким странным!
Понятно, что никакому мужчине не понравится возвращаться без заслуженной победы, да ещё и тогда, когда эта победа является условием женитьбы на принцессе.

«На любимой принцессе!» - мысленно добавила Изабелла и опять задумалась.
Нелогичность и необычность поведения жениха приводили её в смятение.

Вернувшись, Эдвард даже не потребовал обычного поцелуя, был странно рассеян и… защищал её? Эту драконицу? Да что не так?!

Порывисто вскочив, девушка выглянула за дверь. Где-то вдалеке слышалась музыка и разговор, хлопнула дверь и простучали каблучки – дворец ещё не успокоился.

Не в силах совладать с нетерпением, девушка заметалась по комнате. Ей необходимо было попасть в библиотеку.

Но если выйти сейчас, то об этом, несомненно, доложат отцу. Изабелла редко скрывала что-то от родителя, но что-то останавливало ее сегодня. То ли неведомое чувство опасности, то ли обида на отказ её принять.

Выждав ещё полчаса и превратив прическу в бесформенное нечто, а ногти в образец маникюра неврастеника, девушка неслышной тенью выскользнула из покоев.

Дверь библиотеки скрипнула едва слышно, но и этот протяжный задумчивый звук заставил Изабеллу замереть.

Все тихо. Дворец, за исключением стражи, отходил ко сну.

В старом кресле у камина спала пожилая смотрительница Марта. Девушка улыбнулась, вспоминая, как часто эта дама засыпала на своём посту. Чарльз, несомненно, благоволил ей, поскольку не давал разрешения сменить Марту в качестве смотрительницы. Невзирая на все её слабости.

Привычно пахло старой бумагой, воском, ладаном и сухими травами. Пол холодил босые ноги – в порыве нетерпения Изабелла забыла обуться и скинутые ранее туфельки так и остались где-то в ее покоях.

В библиотеке Изабелла была частой гостьей, поэтому стеллажи с легендами и хрониками отыскала сразу. Эти книги не были её любимыми, но иногда ей казалось полезным заглянуть и сюда.

Отыскав на полке несколько подходящих томов, девушка направилась к креслу и столику с лампой в углу и едва не врезалась в шкаф, пытаясь справиться с реакцией организма на пыль.

Марту будить категорически не хотелось.

Удобно устроившись в кресле и ещё пару раз негромко чихнув, Изабелла наугад открыла первый том.

И едва не закричала от ужаса.

На неё смотрел Эдвард.

Свет тусклой масляной лампы не позволял рассмотреть детали старой гравюры, а может, ещё и добавлял мистики. Но ошибиться было невозможно.

Со страниц старой летописи на Изабеллу смотрел юный Эдвард.

И только через несколько минут, едва справившись с оцепенением и оттерев со лба крупные холодные капли, Изабелла смогла что-то прочесть:

«Вохр был сильным и могучим государством. И не было у него ворогов и недругов. И был его государь Джастин Седьмой смелым и благородным правителем. И процветала земля под его началом и целовали землю под его ногами за справедливость его и доблесть его.

И только женил он единственного сына и наследника Карла на прекрасной принцессе Розалии и счастье покрыло их землю от края и до края, как нагрянула беда, откуда неведомо, из-за гор тёмных.

Однажды в год лисы зазвонил чёрный колокол войны и нагрянули на земли Вохра рати невидимые.

И злые вороги пошли по земле, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков. И поднял Джастин воинство великое и теснили они со всех сторон недругов.

Но погиб в битве великий король и некому было вести за собой защитников яростных.

И только Избранный мог получить силу великую в Храме королей и очистить землю от зла бескрайнего.

И тогда поднялся и вышел к людям молодой наследник и взял меч в сильные руки. И повёл за собой Карл Восьмой войско.

И поднял он за собой и воинов, и простых людей. И несмотря на возраст юный его, поверили ему люди и пошли за ним.

И оставил он за спиной любовь свою - юную жену Розалию. И была она безутешна.

И вошёл Избранник в храм королей и получил силу.

И была битва великая и высока была башня недруга.

Но не было на земле никого смелее Карла. И шёл он на бой за любовь и правду.

Но не хватило сил человеческих противостоять злу немыслимому, и упал великий Карл, когда ранил враг его в самое сердце.

И верные соратники довезли его до самого дома, и умирал он на руках любимой жены.

Потеряла Розалия вместе с мужем и ребёнка их не рождённого.

Разорвалось тогда от горя сердце Розалии и выросли взамен сердца у неё крылья и назвалась она Селеной…»

Тёмный побери этих летописцев! Ну неужели нельзя нормальным языком написать: кто, где и когда! Ну, в самом-то деле! Когда был этот год лисы? Что за сила и храм королей?

Изабелла растерянно водила по странице тонкими пальчиками, которые ощутимо дрожали. Лёгкой лаской касаясь портрета с такими знакомыми чертами, девушка хлюпала носом и едва слышно шептала:

- Кто ты? Джастин или Карл?

Под портретом не было никакой надписи.

Справившись с нахлынувшими чувствами, принцесса решила, что данных слишком мало, и углубилась в другие принесенные со стеллажа книги.

Когда за окном стало ощутимо светлеть, Изабелла устало откинулась на спинку кресла.
Если верить всей этой чепухе, то… Застонав, она потерла воспалённые глаза.

Ворох сведений, подчерпнутых из книг, был таким противоречивым и странным, что никак не добавлял ни спокойствия, ни уверенности юной принцессе.

Но привычка анализировать, перенятая у отца, помогала собрать мысли и уловить крохи разумности в этой мутной взвеси.

Итак, один из монархов Вохра - Карл Восьмой, если верить книгам, был поразительно, почти неотличимо похож на Эдварда. Конечно, кровь не вода и иногда выливалась в такие немыслимые и причудливые комбинации, что только диву даваться, но чтобы так!

Принцесса в очередной раз, уже в сером свете приближающегося утра, гладила знакомые черты гравюры и кусала губы почти до крови.

Потом, отложив том, потянулась за следующим. На странице, открытой принцессой, глаз невольно задерживался и дыхание замирало. «Богиня» - первое, что могло прийти на ум читателя, взявшего эту книгу в руки.

Женщина, почти девочка, была невероятно хороша. Правильные черты лица, горделивая осанка, копна светлых волос, заплетённых в замысловатую прическу.

Розалия. Жена Карла Восьмого, почти двойника Эдварда.

И, если верить легенде, именно она, Розалия, превратилась в лунного дракона, когда смерть мужа и ещё не родившегося ребёнка разбила её сердце.

И, согласно другим источникам, драконица была зверем только днём. А ночью… Ночью она возвращалась к своей прежней ипостаси и становилась человеком.

Если верить легендам…

Почему этого никто не видел?! Книга ведь лежала в открытом доступе!

Понятно, что Чарльз с его пренебрежением к сказкам мог это пропустить. Он не поощрял фантазии и у придворных. Но он не мог не знать легенды! Розалия была его прабабкой и, значит, прапрабабкой Изабеллы!

Это было уже слишком! Девушка измученно закрыла глаза и в одну секунду провалилась в сон, так и не разрешив для себя загадку, кто тогда Эдвард, если Карл погиб и наследников у него нет…

****

Изабелле снилась Розалия. Молодая, невыразимо прекрасная, уводящая от неё Эдварда. Или Карла?

Проснувшись в слезах, девушка с трудом села, мучительно выгнув спину, затёкшую в неудобной позиции.

Мир казался потускневшим, словно присыпанным пеплом. Сморгнув несколько раз, Изабелла пыталась отделить крохи сна от яви, страхи и желаемое от прочитанного и осмысленного ночью.

Даже если представить на секунду, что Селена становится человеком… Изабелла даже в самых чёрных мыслях представить себе не могла, что кто-то может заставить Эдварда забыть её, принцессу Моринты. Изабеллу.

Или могла?

Лунный дракон… Если верить легендам, он силен в магии. Если, если, если… Но ведь не приворожила же она его!

Или приворожила? Он так похож на её Карла!

О, Боги! Как она может даже думать об этом?

Это же Эдвард. Её Эдвард!

От невыразимой нежности черты принцессы разгладились, и она, уже не морщась от боли в затекших мышцах, откинулась на спинку кресла.

За мечтами девушка не сразу расслышала топот множества шагов и голоса.

Распахнувшиеся двери библиотеки негромко скрипнули, но стеллажи скрывали вошедших. Изабелла насторожилась, и только знакомый голос Эдварда, звавший её по имени, развеял все ее страхи.

Ещё раз потянувшись, принцесса решила дождаться короля в кресле.

Он пах дымом, потом, ветром, железом и ещё тысячью вещей, напоминающих о длинной дороге и странствиях.

Опустившись перед принцессой на колени, Эдвард положил голову на поручень кресла. И Изабелла потянулась руками к его волосам, отбрасывая все неприятные мысли.

Мысли, однако, так просто оставлять её не желали.

Почему он здесь? Он не уехал вчера. От Моринты до границ Вохра несколько дней пути - он не мог так быстро вернуться.

Эдвард казался встревоженным. Глаза его с обожанием изучали черты лица Изабеллы, словно он стремился запомнить её навсегда.

- Мне надо ехать, маленькая, - голос Эдварда звучал измученно и умоляюще.

- Ты не попрощался вчера, - еле слышно упрекнула Изабелла и вдруг спохватилась. Постой, мне нужно так много тебе рассказать, спросить, узнать… - девушка умолкла, запутавшись.

- Потом, милая, - голос короля звучал глухо, он сидел, уткнувшись сухими обветренными губами в запястье принцессы.

- Куда ты? Что случилось? – всю беспечность принцессы словно сдуло, необратимость повисла в воздухе предчувствием.

- В Селениту.

Застонав, Изабелла неожиданно сильно вцепилась в плечи Эдварда.

- Не надо! Пожалуйста! Не сейчас!!!

- Именно сейчас, Изабелла. Долги нужно возвращать.

- Долги? Эдвард, объясни наконец!

- Не сейчас, маленькая. Не сейчас, - устало поднявшись с колен, Эдвард потянул за собой девушку.

Вошедший гвардеец из сопровождения короля почтительно поклонился принцессе Моринты и кивнул Эдварду.

- Мы готовы, сир.

- Жди у двери.

Изабелле казалось, что это сон сменяет яркие краски её реальности на серые безнадёжные тона легенды. Она стояла ни жива ни мертва, пока Эдвард ласково не поднял её лицо за подбородок, прошептав в самые губы:

- Я люблю тебя, маленькая. Подожди меня, я вернусь к тебе. Только к тебе.

Всхлипнув, девушка прижалась к тёплому телу, едва слышно прошептав то, чего и сама не поняла, поддавшись наитию.

- Ко мне? А если не узнаешь?

- К тебе. Только к тебе. Я буду любить тебя любой, тебя узнаёт моё сердце. Пока бьётся моё сердце…

И, выпустив побелевшую принцессу, король Эдвард, негромко гремя амуницией, вышел из библиотеки. Не оборачиваясь.

****

Король Чарльз застал Изабеллу в слезах. Он был мрачен и не настроен на капризы дочери.

Тем более что король Вохра куда-то уехал, даже не переговорив с ним. Чарльзу доложили, что зять заходил в библиотеку и говорил там с принцессой, а затем Эдвард и все его сопровождение покинули столицу.

Чарльз был разгневан. Что себе позволяет этот мальчишка! Он приезжает и уезжает из дворца, как у себя дома, даже не дав себе труда поздороваться с хозяином. Более того, хозяин не какой-то мелкий лавочник. Он хоть имеет представление об элементарном этикете?!

Кроме того, Чарльз чувствовал себя несколько виноватым за условие о Селене. Он не мог противиться ее приказу, но… Обдумав вчерашний разговор, король пришёл к выводу, что совершенная ошибка может дорого стоить им всем.

И все это нисколько не прибавляло ему хорошего расположения духа и симпатии к Эдварду.

Слёзы дочери на секунду ввели Чарльза в раздумья, а затем в ещё большее раздражение. Ну, что опять?! И так все - как она только пожелает!

- Изабелла! – рявкнул король, явно не осознавая влияния своего голоса на расстроенную принцессу.

Слёзы потекли сильнее.

Чарльз крутанулся вокруг своей оси, нелепо взмахнув руками и подумывая о привлечении Алисии.

И вдруг Изабелла подняла голову - в глазах сверкал вызов.

- Это же ты! Да? Это ты поставил это нелепое условие! Зачем?! Ты же знал, что Селена - это Розалия, твоя прабабка?!

Гнев в глазах короля мгновенно уступил место растерянности.

Уловив эти изменения, принцесса опять бросилась в наступление.

- Ты же терпеть не можешь Эдварда! А я-то гадала – за что? – девушка тряхнула копной растрёпанных волос. - Что он тебе сделал? Ты все знал, да? Ты мстишь их роду за Розалию, да? А если бы он погиб?! Теперь я знаю, что драконы практически неуязвимы, значит, у него не было шансов против Селены. Ты хотел, чтобы она его съела?1

- Селена не ест людей, - голос Чарльза прозвучал глухо и неуверенно. - Кроме того, я не мог предусмотреть того, что он посмотрит ей в глаза…

- Что?.. – все поплыло перед лицом Изабеллы, в голове мелькали обрывки прочитанных фраз: если смертный посмеет взглянуть в глаза дракону… печать дракона… навсегда во власти дракона… только истинная любовь защитит…

Опускаясь на холодный мраморный пол и уже теряя сознание, девушка ещё слышала, как вокруг суетились слуги и придворные.

Очнувшись в своей кровати и не имея представления о том, сколько времени она провела в забытьи, принцесса огляделась и наткнулась взглядом на встревоженное лицо отца.

За окном едва заметно темнело.

Сил говорить и спорить не было. Но осознание того, что сейчас где-то там, в дороге, может происходить все что угодно, и она может больше никогда не увидеть короля Эдварда, заставило принцессу начать тяжелый разговор.

- Папа… - слово сорвалось с языка мягко, радуя забытым ощущением защиты и родного тепла. Изабелла давно не называла так отца, довольствуясь или церемониальным «Король Чарльз», или просто - отец.

Чарльз встрепенулся и взял дочь за руку.

Мучительно сглотнув, Изабелла продолжила:

- Я не хочу сейчас говорить о причинах. Давай о последствиях. Что из описанного в легендах правда?

Чарльз отвел глаза, и желваки на его лице напряглись.

- Селена - это действительно Розалия.

- Ещё!

- Печать дракона существует.

Охнув, Изабелла повалилась на подушки, с которых только что приподнялась.

Чарльз виновато взглянул на неё, потом с жаром заговорил.

- Изабелла, милая, ты же утверждала, что он любит тебя! Верь в это. Только ваша любовь - твоя и его - может защитить. Верь в него!

- В него? А ты знал, что он как две капли воды похож на короля Карла? – злой сарказм в голосе Изабеллы придавил короля ледяной глыбой. – Как ты думаешь, на что пойдёт любящая женщина ради возвращения любимого?!

Ужас в глазах Чарльза заставил Изабеллу пожалеть о своём вопросе, но было уже поздно.

- Прости, папа, я устала. Мне нужно подумать. Я верю Эдварду, но… - Изабелла отвернулась к окну.

Уже у выхода Чарльза нагнал вопрос, которого не ожидала от себя даже Изабелла.

- Ещё, отец… В летописи я встретила странную фразу о том, что Розалия не единственная в нашем роду, кто стал драконом. Я, если честно, почти ничего не поняла, но вдруг ты что-то знаешь.

Терять было уже нечего. Понимая, что настал момент раскрывать карты, Чарльз обернулся к дочери.

- Я плохо знаю эту легенду, но… Говорят, что все женщины из нашего рода могут стать лунными драконами, если разбить им сердце.

- Но бабушка…

- Моя мать не была из рода, отец взял младшую дочь короля Саронты. Кто-то прогуливал занятия?

Изабелла легко отмахнулась от обвинения:

- Прости, я забыла. Значит, по женской линии я следующая за Розалией? – девушка сосредоточено хмурила брови, никак не желая мириться с реальностью, в которой она могла стать драконом. Даже история с Розалией казалась ей чем-то вымышленным, придуманным досужими обывателями.

Драконы существовали. Это была реальность, а не выдумка. Обычные животные. Нет, конечно, они были опасными и хищными. И даже умными, в своём роде. Но обычными.
Как морской змей или виверна.

Но вот дракон, по ночам превращающийся в человека, да ещё и её прапрабабка? Это точно сказка! Ну, или легенда. Совсем не по-настоящему, вроде чудовищ в гардеробной.

Только вот… как совместить с этим утверждением тот факт, что один из драконов, ну или одна, уже больше ста лет правит огромной страной? Что-то не вяжется все это со зверем.

Чарльз настороженно наблюдал за выражением лица дочери. На какой-то момент ему показалось, что она стала старше, взрослее. Даже мудрее его. И вот опять. Кажется, она посчитала все это сказками.

И одновременно Чарльз испытал облегчение и горечь. Он так не хотел, чтобы его маленькая девочка выросла, и в то же время понимал, как тяжело ей придётся, когда она осознает, что эти легенды не выдумки.

На лице дочери попеременно отображались сомнения, надежда, страх и ещё с десяток разнообразных чувств вроде досады, обиды, гнева, нежности. Наблюдая за этим калейдоскопом, Чарльз замер, почти не дыша. И пропустил момент, когда Изабелла очнулась.

- Отец, а чьим потомком является Эдвард?

Король Чарльз изумленно уставился на дочь, подняв брови. Та возмущенно фыркнула, взглядом укоряя отца за тугодумство:

- Ну, если я ничего не путаю, у Розалии и Карла детей не было. И Карл был единственным наследником. Так?

- Нет. Не совсем, - Чарльз чуть качнул головой, вспоминая. - У Карла был незаконнорожденный брат Вильгельм. После того как король Джастин погиб, коронация Карла прошла в спешке и без одобрения королевского совета. Были там ещё какие-то сложности. И потом всплыл этот мальчик. Если я правильно помню, его родство не вызвало сомнений даже у противников Джастина.

Изабелла задумчиво рассматривала отца. Ей внезапно показалось, что седины у него прибавилось.

Вздохнув, девушка решила не откладывать последний тревожащий её вопрос.

- Скажи, а почему ты никогда не рассматривал Эдварда как претендента на мою руку? Ведь пока он не приехал сам три года назад, ты даже не говорил о такой возможности. И я же не ошиблась? Ты недолюбливаешь его?!

Последний вопрос прозвучал скорее как утверждение, и Чарльз вспылил. Ему совсем не хотелось отчитываться в чем-либо перед дочерью, даже если в этом и была его вина. И даже если ей необходимо было это знать.

Резко развернувшись, монарх вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

- Ну ничего, я выясню и это, папочка, - прошептала принцесса, бессильно опускаясь на ложе.

****

В сомнениях и ожидании прошла неделя. От Эдварда не было никаких вестей, и Изабелла не находила себе места.

Страх и нетерпение разъедали принцессу изнутри, неизвестность казалась ей хуже любой пытки.

Она считала дни.

Около шести дней на дорогу. И не мог же он не прислать совсем никакой вести по прибытии!

Все ли идёт хорошо? Были ли им сделаны какие-либо распоряжения относительно его возвращения?

Чарльз, видя метания дочери, направил посыльного к доверенному канцлеру Вохра с просьбой, если объявится король Эдвард или любые вести о нем – немедленно сообщить.

Гонец вернулся через неделю. Эдвард оставил четкие распоряжения о том, что необходимо предпринять, если он не вернется через тридцать дней с момента отъезда. В перечень действий входила отправка посольства с ультиматумом в Селениту и подготовка военной операции.

Получив такие известия, Чарльз всерьёз задумался. Эдвард явно считал, что возможность его исчезновения велика и дело может закончиться войной.

И решил не говорить об этом Изабелле.

А спустя три недели в замок прибыла делегация из Селениты.

Делегация привезла королю Моринты Чарльзу Девятому и его дочери принцессе Изабелле приглашение на празднование, посвящённое бракосочетанию Короля Вохра Эдварда Второго и Королевы Селениты Селены.

Чарльз не планировал присутствия Изабеллы при назначенной аудиенции делегации из Селениты, понимая, что хорошо бы для начала узнать, какие вести привезли прибывшие.

Но Изабелла, как всегда, спутала все его планы.

Именно в момент вручения приглашения и оглашения причины прибытия в зал приёмов, пользуясь статусом неприкосновенности королевской особы, ворвалась Изабелла.

Кто-то из гвардейцев поймал на руки оседающую на пол девушку, пока Чарльз в ярости разрывал пергамент приглашения на мелкие клочки.

Делегация была выслана из Моринты в кратчайшие сроки без права возвращения в королевство.

А Изабелла заболела.

Целыми днями, а иногда, как казалось Чарльзу, и ночами, она сидела, безучастно уставившись в одну точку. Ни с кем не разговаривала и не реагировала даже на отца и Алисию.

Алисия полностью переключилась на Изабеллу и была рядом с принцессой неотлучно.
Принцесса не сопротивлялась её присутствию, но и никак не радовались ему.
Алисия одевала и раздевала девушку, кормила её почти насильно и выгуливала в королевском саду.

Чарльз, опасаясь за рассудок дочери, приказал убрать с глаз долой все предметы, так или иначе напоминающие о Вохре и короле Эдварде.

Но ничего не помогало. Да и не могло помочь.

Так прошла еще неделя.

Отправленный в Вохр гонец вернулся с известием, что от короля Эдварда не поступало никаких распоряжений насчёт изменения планов или женитьбы. Верховный канцлер Вохра заверил посла в том, что регулярная армия полностью подготовлена к выступлению и делегация с ультиматумом будет направлена в Селениту со дня на день.

Чарльз, в свою очередь, отдал распоряжения на подготовку к военному походу на территорию Селениты.

В воздухе запахло войной.

До бракосочетания королевы Селены и Эдварда оставалось около двух недель.

Зная упорный и твёрдый характер своей дочери, Чарльз всерьёз полагал, что Изабелла не смирится с ситуацией, и удвоил охрану её покоев.

И оказался прав.

На следующий день Изабелла пропала.

Когда ни она, ни Алисия не появились к завтраку, король Чарльз всерьёз обеспокоился ухудшением состояния здоровья дочери.

Стремительно шагая по широким дворцовым коридорам, он молился только о том, чтобы его девочка выстояла в эти тяжёлые времена. Чарльз никак не пытался оценивать поступок Эдварда и, хотя он догадывался о причине, просто принял это как должное. И лишь надеялся, что Изабелла окажется сильнее обстоятельств и судьбы.

Двери в покои принцессы оказались заперты. Охрана, дежурившая возле них, утверждала, что со вчерашнего вечера никто не выходил.

Ещё некоторое время понадобилось для того, чтобы выбить двери, так как второй ключ был у Алисии, которую тоже не могли найти.

Покои оказались пусты.

Пропала некоторая одежда Изабеллы и ничего больше. Все лошади в королевских конюшнях были на месте.

Возможно, недоставало некоторых драгоценностей Изабеллы и денег, но Чарльз никогда не контролировал траты дочери и не мог точно этого утверждать.

Посоветовавшись со своим лучшим другом и соратником герцогом Ли, Чарльз выслал в сторону королевства Селенита поисковый отряд. Но, зная свою дочь, король был уверен, что Изабелла легко обойдёт все засады и ухищрения этого отряда и доберётся до цели, какой бы она ни была.

Эта девочка - в свои семнадцать - при необходимости умела быть сильной, настойчивой и на редкость упрямой. Она проходила обучение вместе сыном герцога Ли и великолепно держалась в седле и ориентировалась в лесу.

Изабелле плохо давалась стрельба, но скорее по причине нежелания причинять боль любому живому существу.

За Алисию Чарльз тем более не беспокоился. Милая домашняя немолодая женщина превращалась в фурию, когда речь шла о здоровье или безопасности её любимицы. А уж энергичности Алисии могли позавидовать молодые мальчишки. Лучшей компаньонки для своей дочери Чарльз и пожелать не мог.

И только душевное состояние принцессы сильно беспокоило короля.

До побега он не общался с Изабеллой больше недели. Девушка не проронила ни слова с момента получения известия о женитьбе Эдварда.

Лекарь, осматривавший её накануне исчезновения, заявил, что здоровье Изабеллы в полном порядке. И что только сильнейшее нервное истощение и душевные переживания так влияют на её поведение.

Зайдя в королевскую часовню, Чарльз опустился на колени и, склонив голову, впервые за много лет попросил Богов не за страну и свой народ, а за себя и свою дочь.

****

Вороной пал. Принцесса устало прислонилась к боку маленькой тонконогой гнедой и тоскливо посмотрела на горизонт. Три дня в пути, осталось ещё столько же. Или меньше?
И всего три коня. Немного хлеба, воды, вяленого мяса. И почти не держащаяся в седле по причине смертельной усталости тетушка Алисия.

Необходимо было сделать передышку. Они только что миновали перевал – самое опасное с точки зрения погони место, и теперь Изабелла подумывала о том, что берег небольшого озера или ручья вполне могли бы подойти в качестве места для привала. Хотя бы до завтрашнего полудня.

От холода и переживаний принцессу била крупная дрожь. Алисия неподвижно сидела на земле, завернувшись в теплый шерстяной плащ. Принцесса мимолетно пожалела тетушку, потом напомнила себе, что та сама отказалась от настойчиво предлагаемого принцессой отдыха в таверне днем раньше.

Алисия отказалась, явно предполагая, что принцесса попытается ускользнуть и уехать без нее. В чем была совершенно права. Изабелле было сейчас совсем не до чувства вины, но мучить ни в чем не повинную даму не хотелось, да и одна она добралась бы до Селениты быстрее. Но Алисия была непреклонна.

В стылом воздухе от лошадей поднимались клубы пара. Если в долине лето все ещё не хотело сдавать свои права, то здесь, в горах, было ощутимо холоднее, и приближение зимы чувствовалось каждым кусочком оголенной кожи.

Вдалеке хрустнула ветка, и Изабелла замерла. Тишина не нарушалась больше ничем, и принцесса вернулась к своим невесёлым мыслям.

Почему? Что случилось, чтобы Эдвард смог отказаться от нее, от своих слов, от предстоящей женитьбы?

Печать дракона? Изабелла только-только вышла из оцепенения, последовавшего за известием о женитьбе Эдварда на другой, и теперь остро сожалела, что не использовала время до отъезда, чтобы собрать недостающую информацию.

Девушка с досадой скрипнула зубами.

Как могла она так нелепо потерять столько времени, впав в отчаяние. Как какая-нибудь глупая, изнеженная фрейлина!

И эти три дня сумасшедшей гонки - с переодеваниями, покупкой провизии и лошадей, - тоже не дали ей возможности детально обдумать ситуацию. А может и хорошо, что не дали.

И Алисию немного жалко. Она конечно женщина умная, изворотливая и предприимчивая - королевская кровь и жизнь при столичном дворе дают о себе знать - и о многом догадывается, но все равно всех деталей не знает. Только то, о чем шептались во дворце и чем скупо поделился Чарльз. И хорошо бы с ней поговорить, она может дать дельный совет.

Вздохнув, Изабелла направилась к павшему коню. Надо было снять с него сбрую и поклажу. На ближайшие дни пути, когда вокруг не будет человеческого жилья, каждая мелочь была в цене.

Разобравшись с поклажей, девушка подошла к компаньонке и тронула Алисию за плечо.

Тетушка спала. Прямо так, сидя на холодной земле, завернувшись в плащ.

Побоявшись её беспокоить, принцесса сама стреножила коней и решила проверить соседнюю поляну - там над деревьями поднимался едва заметный туман и возможно был водоем или ручей.

На поляне действительно обнаружилось озерцо. Самое приятное заключалось в том, что вода была значительно теплее воздуха. Изабелла впервые за много дней рассмеялась.
Переведя стреноженных животных к водопою, она разбудила Алисию.

Уставшая компаньонка, не сопротивляясь, позволила отвести себя на поляну, где Изабелла уже приготовила импровизированное ложе. Она вновь уснула, пока девушка разводила костёр.

С удовлетворением оглядев стоянку и убедившись, что все в порядке, принцесса подошла к воде и начала снимать одежду.

Тёмная тень на секунду закрыла солнце, и девушка отшатнулась к стволу ближайшего дерева. Подняв голову, она с ужасом наблюдала, как огромный белый дракон, плавно взмахивая широкими кожистыми крыльями, исчезает в темнеющем небе.

Лунный дракон. Вернее, драконица. Соперница.

Кони были привязаны под пологом леса. С воздуха заметить присутствие людей было почти невозможно, сказывалась практика, полученная при обучении у герцога.

Сердце Изабеллы металось, в страхе колотилось о ребра, сил вдохнуть не было.
Перед глазами попеременно мелькали воспоминания: сухие обветренные губы Эдварда, шепчущие: «Пока бьётся моё сердце», гравюра с портретом Розалии, строчки из старых летописей…

Ей необходимо взглянуть в глаза Эдварда. Иначе все, чем она жила, чему верила, потеряет смысл.

Непослушные руки срывались с пуговиц. Как была – в расстегнутой до обнаженного тела одежде - девушка отошла, почти отползла глубже под защиту деревьев.

Чуть позже, когда остекленевшие от слез глаза уже закрывались сами собой, Изабелла провалилась в тёмный тревожный сон.

Что ей приснилось, принцесса так и не вспомнила, но, проснувшись от собственных стонов и сосущего чувства голода, Изабелла искренне порадовалась, что она не одна.

Костёр весело горел, нагревая маленький закопчённый котелок, в котором аппетитно булькало какое-то варево. А тетушка Алисия, уютно завернувшись в плащ, грела руки о жестяную кружку с горячим напитком.

- Алисия, - успокоено позвала принцесса, – прости, что я так с тобой. Я хочу поговорить обо всем, что случилось.

Потянувшись и выбравшись из-под плаща, принцесса встала и почти дошла до тётушки у костра, когда остановившийся от ужаса взгляд Алисии и шорох за спиной заставили её обернуться.

Дыхание лунного дракона опалило кожу на лице, а удар гибкого хвоста отправил девушку в небытие.

***

- Карл, милый, ну перестань упрямиться! Ты опять ничего не ел! Поверь мне, силы тебе ещё понадобятся, когда мы отпразднуем нашу свадьбу…

Эдвард тяжёлым неподвижным взглядом буравил крышу соседнего крыла замка, едва видимую в зыбком лунном свете. Под глазами залегли почти чёрные тени, глубокие складки делали его лицо грубее и старше. Сейчас едва ли кто узнал бы того беззаботного счастливого красавца, что ещё пару месяцев назад направлялся в Селениту сражаться с драконом.

То есть с драконицей.

И вот она на расстоянии вытянутой руки. Как всегда, бесподобно красива, безупречна. Идеальные черты лица, огромные выразительные глаза, длинные белокурые волосы. Фигуре и осанке могла бы позавидовать любая богиня.

И она не бездушная. И не холодная.

Эдвард саркастически усмехнулся, вспоминая Изабеллу и её оценку Селены – бездушная, холодная, бесчувственная.

Как много он сейчас мог бы рассказать о страстности и чувственности Селены.
Или Розалии. О её яростности, одержимости, настойчивости.

И даже неважно, что оба варианта оказались для него одинаково неприемлемы. Сейчас он в её власти. Пока он в её власти.

Он и сам не понимал, что с ним происходит. Заведомая нелогичность его возвращения к не до конца поверженному дракону пугала и злила Эдварда. Но тогда, когда всего с двумя сопровождающими, оставив весьма невнятные распоряжения по поводу своего невозвращения, Эдвард рвался в Селениту, все казалось таким правильным.

Таким необходимым.

Драконица встретила его ещё в горах, за перевалом. В ярком солнечном свете её кожа отливала перламутром и казалась совершенно невредимой. Словно и не было той встречи, когда, истекая кровью, Селена смотрела в глаза молодого короля.

Кони бились и вставали на дыбы, испуганные близостью огромного опасного зверя. Спешившись, Эдвард дал знак сопровождающим оставить их вдвоем. Не посмев ослушаться, гвардейцы отошли в подлесок, уводя за собой и его коня.

Осторожно качнувшись вперёд, Селена заглянула в глаза короля.

Эдвард помнил этот взгляд, именно он не дал королю занести клинок для последнего решающего удара. Не дал возможности. Или права.

Смесь любви, страха, боли, нежности, доверия. Затуманенным взглядом Эдвард смотрел в эти глаза и понимал – он нужен здесь.

Что произошло дальше, король не помнил. Очнулся он уже в этих роскошных покоях, ночью. И рядом была Селена.

Эдвард упорно отказывался называть драконицу именем жены своего предка, даже в человеческой ипостаси, но она настаивала. И неимоверно злилась, когда в очередной раз слышала имя дракона. И сама Селена всегда называла его Карлом, хотя явно понимала, кем он является на самом деле.

Эдвард ни разу не видел, как она превращалась в дракона и обратно. Ближе к рассвету она уходила, а возвращалась, как правило, после заката.

Иногда в отсутствие драконицы молодой король словно освобождался от наваждения и не понимал, как он здесь вообще оказался.

И тогда он в ярости пытался выяснить: где сейчас люди, сопровождавшие его, почему он не может выйти из дворца и даже из покоев.

Пленник.

Сердце рвалось от боли и желания вернуться к Изабелле. Она же совершенно в неведении. И вся его страна и его народ также могли пострадать от легкомысленности и бездумности поступка короля. Но стоило Селене появиться рядом, как разум короля затуманивался, и образ Изабеллы словно тускнел, мерк.

И чувство вины перед своей страной вдруг становилось таким неважным, пустячным. Словно одно только присутствие королевы могло поменять приоритеты в сердце и голове Эдварда.

Пока королевы не было рядом, Эдвард не раз пытался предпринять какие-то действия. Но подданные Селены, казалось, были неподкупны. Эдварда поражала их преданность и любовь к королеве. Люди здесь ничем особенным не отличались от людей в других государствах, но этому почитанию мог бы позавидовать любой монарх.

Все государственные дела в королевстве решались ночью. Драконица не говорила и своим видом могла внушить ужас любому, была вспыльчива и непостоянна. Однако королева в образе человека могла внушить неодолимое восхищение. Она была умна, образована, красива, справедлива, заботлива.

И все-таки, ощущая фальшивость реальности и видя себя мухой в патоке, Эдвард продолжал бороться.

В отсутствие королевы он рисовал силуэт Изабеллы на оконном стекле. На неровной витражной поверхности это выходило плохо, но позволяло Эдварду вспомнить каждую черту принцессы, каждый завиток её тёмных шелковистых волос.

Уголок чуть приподнятых в улыбке губ. Точёную линию плеча, шеи, подбородка.
Манеру откидывать голову на спинку кресла и закрывать глаза, когда что-то требовало осмысления.

И сердце короля словно оживало. Снимало с себя липкую плёнку чужого воздействия. Очищало разум и душу.

Эдвард цеплялся за образ принцессы из последних сил, вспоминая, смакуя, любуясь.
Её запах, её утренняя улыбка, чуть смущенные и заспанные глаза. Её решительность и смелость, азартность на конных соревнованиях между несколькими друзьями. Её теплота и мягкость по отношению к отцу. Её неуступчивость и упрямство, когда все выходило из-под ее контроля. Задумчивость и мечтательность, когда в руках была любимая книга.
Образы сменяли друг друга, не позволяя разуму застыть, смириться.

Воспоминания о принцессе были его спасением, его якорем.

И когда Селена через неделю его невольного плена заговорила о свадьбе, Эдвард сначала воспринял это как неудачную шутку. Но вскоре понял, что королева шутить не намерена. Это качнуло последний камешек, удерживающий горную лавину.

Твердое «нет» Эдварда застало Селену врасплох.

Королева даже не сразу поняла, что Эдвард что-то сказал, продолжая тираду о необходимости все сделать официально.

Потом, резко обернувшись к Эдварду, Селена впилась в лицо короля оценивающим взглядом, а Эдвард вдруг пожалел её.

Любящая женщина, которая так и не смогла смириться со смертью мужа. Прекрасная, одинокая, гордая и ранимая.

Оценив выражение лица Эдварда, королева вдруг отступила и быстро вышла из покоев.
Но не изменила своего решения.

Сегодня Селена была на удивление спокойна и расслаблена. Как вулкан, покрытый толстой белоснежной шапкой подтаявшего льда.

И готовый в любой момент взорваться.

Вот и сейчас, Эдвард понимал, что ещё немного его холодности и очередное «нет» - и Селена опять сорвется. Теперь она часто была в ярости от того, что Эдвард игнорировал имя Карл и не желал подчиняться ей так, как она того хотела.

И самое главное, он отказывался от брака с королевой.

Сейчас, рассматривая профиль Эдварда, Розалия была уже в ярости. И уже понимала, что услышит очередной отказ.

Драконица вовсе не была сумасшедшей. Её уму и прозорливости могли позавидовать многие мудрецы. Однако Розалии так хотелось верить, что это её Карл вернулся!

И грань безумия в эти моменты была так тонка.

Розалия не понимала, почему на Эдварда не действует печать дракона. Нет, действует конечно, но только совсем немного, едва заметно. Никакого обожания, преданности и любви нет и в помине. Нет того, чем она так привыкла пользоваться все то время, что правила Селенитой.

У Розалии не было проблем с верностью и преданностью ближайших доверенных лиц – печать дракона делала их маниакально зависимыми от её одобрения, присутствия рядом. Все люди, получившие печать дракона, были искренне и глубоко, навсегда заворожены ей.

Но именно с Эдвардом все пошло наперекосяк.

И теперь она была готова пойти на крайние меры. Ловушка сработала, и девочка была в её руках. Осталось только осуществить некоторую подготовку и, она уверена, Эдвард не обманет её ожиданий!

Ни слова больше не говоря своему пленнику, королева развернулась к выходу.

Выйдя из покоев, Розалия стремительно направилась к лестнице, ведущей в подземелье.

Нет, ей определённо наскучила эта ночная жизнь! И как Эдвард не понимает, что именно в ней заключается его счастье! Он излечит её бедное разбитое сердце, а она подарит ему власть, могущество и... себя.

Конечно, власть и могущество у короля Вохра уже есть - какие-никакие, - поморщившись признала королева. Но союз Селениты и Вохра, по мнению Розалии, стоили усилий.

Розалия сама не до конца понимала, с какой целью она сейчас спускается в подземелье. Несомненно, её люди подготовят девочку к представлению в лучшем виде. Но ей так важно было понять, что же зацепило короля Эдварда в принцессе. Неужели её красота, ум, благородство и - самое главное – её любовь не превосходят милую посредственность её праправнучки Изабеллы.

Шагнув в рассеянный светильниками мрак подземелья, королева поежилась. Все-таки некоторые вещи в ипостаси дракона имели свою прелесть – невосприимчивость к теплу и холоду, например.

Днём, когда она только захватила девушку и её странную спутницу, Розалия была в ярости. Её несдержанная драконья ипостась едва остановилась в миге от того, чтобы не покончить с принцессой навсегда. И только долгие годы тяжёлых и мучительных тренировок сознания заставили драконицу быть бережной. Пленница нужна была ей живой и желательно невредимой.

Сейчас же, рассматривая прикованную к стене Изабеллу, Розалия не могла не признать – девушка была красива.

Усталость и измождение явно проступали на лице принцессы, но это совсем не портило белоснежной кожи, тёмных, цвета созревшего каштана, шелковистых волос и королевской стати. А если она ещё и умна и с характером…

- Да, кровь все ещё сильна, что не может не радовать, - прошептала очарованная королева и тут же исправилась, - но тебе, девочка, я его не отдам!

Почувствовав тяжёлый взгляд, принцесса очнулась и обессилено уставилась на Розалию. Понимание того, кто сейчас перед ней, заставило глаза девушки распахнуться и проясниться.

Губы не слушались. Затёкшее и окоченевшее тело требовало отдыха, в горле першило.

- Воды… - мучительно закашлявшись, попросила принцесса.

Розалия, небрежно усмехнувшись, поднесла к губам Изабеллы небольшой сосуд и бережно отвела прядь волос, мешавшую пить.

Утолив жажду, принцесса уже вполне уверенно спросила:

- Зачем я тебе? Зачем я тебе?! Ты понимаешь, что будет война, когда мой отец и Эдвард обнаружат, что я у тебя?

- Храбрый мышонок, - усмехнулась Розалия. – Эдвард собирается стать моим мужем, разве ты не слышала об этом?

Изабелла сглотнула, но гордо подняла подбородок.

- Я не верю ни одному твоему слову! Он не мог забыть свои обещания! Не мог не сдержать слова!

- Ох-ох-ох! – мелодично рассмеялась королева. – Какие идеалы, какие романтичные, розовые представления о мире! Посмотри на меня, Изабелла. Разве я не хороша? А огромная и богатая Селенита разве не стоит того, чтобы не тратить время на милую, но неискушенную принцессу, с ещё крепким и воинственным отцом? Да только попроси Эдвард, и я положу к его ногам целый мир! А что можешь дать ему ты?!

Розалия внимательно наблюдала за принцессой, замечая, что та намеренно отводит взгляд и не смотрит ей в глаза. «Знает про печать дракона», - поняла королева и повторила вопрос.

- Так что можешь предложить ему ты?

- Любовь, - задумчиво проговорила принцесса, не отводя глаз от покрытых копотью каменных стен.

- А если он сам скажет тебе, что больше не любит? Ты откажешься от него? Оставишь его в покое?

- Он не скажет! – стиснув зубы и едва сдерживая слёзы, девушка закрыла глаза. – Не скажет…

- Мгх. Давай договоримся. Если Эдвард, глядя тебе в глаза, скажет, что он тебя не любит, ты оставишь его и меня в покое! А я окажу тебе ответную любезность - отпущу и тебя, и эту твою непонятную спутницу живыми. И даже оставлю в покое твоего отца, тем более, что свою роль он уже сыграл.

- Отец?! – глаза принцессы непроизвольно распахнулись, чем и воспользовалась королева, поймав её взгляд.

- Ну вот и отлично! – мурлыкнула Розалия, отходя от девушки. Воздействие, которое королева могла оказать, находясь в человеческой ипостаси, не имело никакого сравнения по силе и мощи с печатью дракона. Но тоже присутствовало. Только для того, чтобы оно подействовало, требовалось время. Немного времени. А утром королева намеревалась закрепить удачу настоящей печатью дракона.

Если ей повезёт, то принцесса сама откажется от Эдварда, объяснив тому, почему ему необходимо принять предложение Розалии. Ну а если нет, то тогда Эдварду придётся сыграть свою роль, ничего не поделаешь.

Уже когда королева была у дверей, принцесса нашла в себе силы прошептать:

- Зачем тебе он? Ты же дракон!

- Ну, это я сейчас дракон, - усмехнулась королева. – Любовь, девочка моя, способна исцелить и собрать из кусочков любое сердце, даже драконье. Просто для всего нужно время и скоро я не буду больше драконом. А про отца ты спросить не хочешь? – лукаво напомнила она.

- Нет, – Изабелла помотала головой. – Он мой отец и не мне судить его поступки или отсутствие таковых. Даже если я что-то узнаю, я не перестану его любить, как и Эдварда.

Розалия рассеянно кивнула и, уже не вслушиваясь в слова принцессы, покинула пыточную.

****

Закат застал Эдварда за откручиванием металлической спинки кровати. Он понимал, что это ничего ему не даст, но тело требовало действий.

Захватить королеву он не мог. Нет, мог, конечно, но при такой преданности её слуг вся его сила не имеет значения. Да и её воздействие, хоть и ослабело, но все ещё оставалось.

Даже мысль о недопустимости поднять руку на женщину, да ещё и королевскую особу, не остановила бы сейчас Эдварда, если бы это имело хоть какую-то перспективу.

Сколько же может продолжаться эта пытка? Чего добивается Селена? Что он вдруг воспылает к ней любовью?

Даже Эдварду было понятно, что первоначальное наваждение схлынуло, пропало. Он несомненно жалел, что так легкомысленно попался на уловку Селены, что не послушался тогда Изабеллы и не выяснил до конца всю правду об истории с его предком Карлом.

Даже легенды иногда содержат истину.

Эдварду показалось, что его зубы скрипнули одновременно с дверью, впустившей Селену.
Предстоял ещё один тяжёлый вечер и, возможно, ночь.

- Здравствуй, милый. – Селена была явно раздражена, хотя и тщательно пыталась это скрыть. – Я хотела бы знать, ты не передумал?

Эдвард насторожился.

Селена никогда не ставила вопрос так. Свадьба в её интерпретации была делом решенным и не требовала его согласия. И только лишь забавляясь и потакая его капризам, Селена играла им как кошка мышью, как мать потакает и умиляется капризам и своенравности своего дитя.

- Нет.

Селена кивнула своим мыслям.

- Ну что ж, ты не оставил мне выбора, милый. Пойдём!

Она повела его широкими дворцовыми коридорами, которые Эдвард до этого видел только мельком. Спустившись по узкой каменной лестнице на полтора пролета, они зашли в небольшую уютную комнату. И Селена, не растягивая напрасное ожидание, откинула полог, закрывающий стену напротив входа.

Эдвард ахнул от изумления и ужаса.

В темном каменном зале уровнем ниже к сырой закопчённой стене цепями была прикована Изабелла. Принцесса Моринты. Его невеста.

Рядом с девушкой стоял длинный деревянный стол, лежали инструменты. Пыточная?

Он не мог ошибиться – это Изабелла. Мрачное выражение лица Селены также говорило само за себя.

Тело отреагировало непредсказуемо. С рычанием он кинулся на королеву, сомкнув ладони на её хрупкой белоснежной шее.

И отшатнулся, бессильно опустив руки, только лишь услышав её яростный, но полный власти над ним голос:

- Отпусти!

Дрожащими руками побледневшая Селена потянулась к шее.

- Она ответит за каждый отпечаток руки на моей коже! – яростный взгляд королевы, казалось, прожигал Эдварда насквозь. – И отныне за каждый твой отказ она заплатит куском своей кожи! Пока не умрёт или не сойдёт с ума от боли и ненависти к тебе! А ты будешь наблюдать за этим!

С недоумением Эдвард всматривался в эту новую Селену, наконец показавшую свой истинный нрав - нрав дракона.

- Розалия… - Эдвард запнулся, имя вылетело неожиданно, и Селена в недоумении выгнула бровь. – Ты же не можешь быть такой жестокой! Отпусти ее, она не причем совершенно!

- Правда? – почти искренне изумилась Селена. – Ты хочешь сказать, что отказываешься быть со мной просто потому, что я безобразная нищенка и не стою твоего внимания, а она здесь совершенно не причем?! И разве ты не жесток со мной? Я так ждала тебя, Карл!

Селена отвернулась, не желая больше видеть полные боли глаза короля.

- Завтра утром ты должен будешь сказать принцессе, что больше не любишь её. И что добровольно и с желанием связываешь свою жизнь со мной. Ты должен заставить её поверить тебе и только при этом условии я могу гарантировать её жизнь.

По хлопку двери и лёгкому дуновению воздуха Эдвард понял, что остался один. Толстое стекло и несколько метров высоты отделяли его от Изабеллы.

Вновь скрипнула отворяемая дверь.

- Её величество просила проводить вас в ваши покои, милорд. Когда вы пожелаете, разумеется.

Хрупкое тело Изабеллы было неподвижно. Как ни всматривался Эдвард, он не мог уловить ни малейшего движения, ни даже лёгкого колыхания груди от дыхания. Ничего.
Спала ли девушка или была без сознания? Отсюда, с высоты, король не видел никаких признаков ранения или повреждения кожи.

Но что стоила бы даже эта боль по сравнению с той болью, что предстояло испытать Изабелле завтра. Эдвард был уверен - принцесса любит его. И завтра ему предстояло разбить ей сердце.

И себе тоже.

Но какое это имело значение, если она останется жива. Пусть и с разбитым сердцем, но жива. В окружении любящих её отца и родственников. Каждый день открывающей для себя этот мир заново. И может быть когда-нибудь она ещё встретит свою новую любовь, родит детей.

И пусть она вспомнит его только недобрым словом. Зато останется живой. Пусть встретит своего принца. Или короля. Того, который сможет защитить, уберечь её. От горя, от предательства, от боли.

Эдвард прощался. Стоя на коленях и прижавшись лицом к стеклу, он старался запомнить каждую деталь, каждую черточку её лица, чтобы хоть когда-нибудь иметь возможность насладиться ими, хотя бы в воспоминаниях. Он понимал, что это слабость, и мог только надеяться, что его сердце не будет жить без неё.

Он во власти дракона. И нет никакой возможности это прекратить. Даже уйти красиво. Эта девочка, её безопасность, всегда будет для Селены залогом того, что Эдвард сделает все что угодно, только чтобы она не пострадала.

А завтра… завтра она должна поверить.

***

Холод сковывал мышцы и заставлял стучать зубы.

Изабелла была рада ему. Пусть ненадолго, но глотнуть свежего воздуха было прекрасно.

Зачем они здесь? Яркое солнце освещало небольшую поляну, красиво играя на свежевыпавших снежинках. По-осеннему высокое небо заставляло сердце Изабеллы сжаться в тоске от непонятного предчувствия.

Драконица лежала всего в шаге от неё. Блаженно зажмурившись, она вытянула гибкую шею. Перламутровые чешуйки красиво переливались, завораживая узором.

Девушка переступила с ноги на ногу, со страхом наблюдая за зверем.

Вчера, когда она смогла отказать Розалии, та пришла в неистовство. Принцесса подумала, что в её глазах крайне самонадеянно было считать, что Изабелла сама может отказаться от Эдварда. Или поверить, что драконица может причинить ему вред. Но Розалия видимо ждала именно этого.

А ещё, - фыркнув, вспомнила принцесса, - она сильно переоценила значение печати дракона. Никакого неодолимого стремления исполнять волю дракона не было! И Изабелла была этому несказанно рада. Вот и верь после этого легендам.

Руки немели все сильнее. Ног принцесса уже давно не чувствовала.

- Зачем мы здесь?

Голос прозвучал в пустом лесу неуместно. Слишком громко, слишком хрипло. Драконица даже не подняла головы.

Захрустел снег под ногами идущего. Изабелла обернулась.

Первая радость узнавания сменилась тревогой.

Эдвард!

Его глаза. Холодные, отстранённые. Затянутые мутной корочкой льда зелёные омуты тьмы.

Чуть подавшись вперёд, Изабелла запнулась и едва не упала.

Ни одного порыва в её сторону. Ни одного взгляда в лицо.

- Эдвард?..

- Изабелла, - констатация её присутствия и лёгкая гримаса брезгливости. Драконица приподняла голову, с интересом наблюдая за сценой.

- Эдвард! – горячие слёзы обжигали кожу лица, и уже ничто не могло остановить принцессу. Несколько шагов и… нога скользит по нетронутому снегу. Изабелла почти упала на Эдварда, ощутив знакомый запах, тепло и злость. Почему он так смотрит?
Почему отклоняется и так холоден?

Покусывая губы, король почти стряхнул с себя плачущую девушку и шагнул назад.

- Я хочу, чтобы ты знала. Я не люблю тебя. И никогда не буду с тобой. Моё место здесь, рядом с Розалией, - циничная усмешка исказила губы короля. – Ты всего лишь замена. Такая милая… Но теперь, когда она простила меня, я буду с ней.

- Эдвард! Что ты говоришь, Эдвард?! - принцесса понимала, как унизительны умоляющие интонации, но остановиться была не в силах. – Ты же любишь меня! Ты же говорил, помнишь! Ты обещал мне!!!

И король засмеялся – искренне, заразительно, открыто.

- Ты и вправду верила всей этой лжи? Посмотри на себя, Изабелла, кто ты рядом с ней?! Жалкая серенькая простушка. С жадным воинственным отцом, который готов подложить тебя кому угодно в обмен на новые территории. Нет, впрочем иногда ты бываешь очень мила, - и опять циничная усмешка до неузнаваемости изменила лицо Эдварда. – Но у тебя нет ни единого шанса против Розалии.

- Я не верю! Не верю… Это все она, ее печать дракона! - уже почти не помня себя от гнева, закричала принцесса.

- Правда? Тогда почему же она не подействовала на тебя? – глаза Эдварда на секунду, всего на секунду, стали живыми. - Если бы было все так просто, то Розалия, наложив печать, попросила бы тебя отказаться от меня добровольно. И все. Но ты сама видишь, что легенда про печать - это сказка.

- Потому что я люблю! – упрямо прошептала девушка.

- Тогда ты и сама понимаешь, что если на меня подействовала твоя мифическая печать дракона, то я не люблю, - с усмешкой, разбивающей ей сердце, продолжил Эдвард.

Разбивающей сердце.

С лёгким звоном ясное небо сменило цвет на чернильный, и у Эдварда внезапно задвоилось в глазах.

Селена в небе.

Две Селены в небе.

Или одна Селена и одна… Изабелла?!

Стон вместе с воздухом покинул лёгкие короля.

- Прости меня, моя хорошая…

***

Эдвард в изнеможении опустился прямо на снег.

Она опять ноет и это нескончаемо. Нескончаемо прекрасно. Только Изабелла может даже ныть так, что сердце замирает, а потом колотится о ребра с бешеной силой. Что там теперь? И лапы болят и хвост отваливается?

Она не стонала так, даже когда, израненная, ползла по лесу после победы над Селеной.

О, тёмный с ними, с этими, опять везде раскиданными, чешуйками. Главное, что она опять - пусть и пока ненадолго - стала оставаться человеком при свете солнца.

Значит, он смог доказать ей свою любовь.

Значит, она поверила.

Значит, она вернётся.

Значит, легенды не врали.

И любовь лечит даже драконье сердце.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-37667-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Arta (20.01.2018)
Просмотров: 1079 | Комментарии: 38


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 38
0
27 Rara-avis   (15.02.2018 00:04)
Сказка по задумке своей вышла классной, однако есть ряд существенных недочётов. Автор явно пытался впихнуть какие только можно легенды в рассказ, намешал и... сам запутался. wacko
Неясно, почему на Чарльза так сильно действует эта "печать дракона", хотя он находится далеко от Селены, в отличие от Эдварда, который "и близенько и низэнько" к ней? biggrin Почему Изабелла осталась драконом, даже убив Селену? Этакое переходящее знамя? wacko biggrin Или любви Эдварда недостаточно, чтобы и днём и ночью она была человеком, а драконом - изредка, или вообще - чтобы исцелить её? wink Более глубокая проблема текста - ответы на поверхности, которые не предполагают раскрытие персонажей через действия. Оттого эмоциональной связи с ними я не увидела. Стиль повествования разнится, соскакивает на разговорный стиль, уменьшительно-ласкательные имена скорее уместные в спальне, чем для целомудренных молодых людей. cool Саундтрек и обложка совпали однозначно. happy В целом, если историю проработать, в части собственной мифологии и логико-смыслового анализа, то выйдет отменная сказка. smile

+3
28 Arta   (20.02.2018 14:19)
Расстояние не имеет значения для печати, если сердце было свободно или любовь была не очень сильна, власть печати будет распространяться на жертву вне зависимости от места её нахождения.
Изабелла осталась драконом даже убив Селену, потому, что её превращение никак не связано с Селеной. Если бы десятку представительниц рода Изабеллы, будь они в наличии, разбили бы сердце одновременно, то было бы десять драконов. Это просто особенность женщин рода, передающийся магический дар. Или проклятье. Если любой женщине рода, последовательно или одновременно, разбить сердце, то получится лунный дракон.
Изабелле разбили сердце и только залечив его, снова поверив Эдварду, она сможет вернуться в человеческий образ. Дело не в любви Эдварда, не в том, достаточно её или нет. Дело в самой Изабелле, пока её сердце не излечится и она не полностью верит в любовь Эдварда, она будет оставаться драконом.
И да, ломать всегда проще. Очень сложно поверить в любовь, когда человек у тебя на глазах, тебя предал. Даже когда потом выясняется, что он делал это из благих побуждений… По-моему, ей потребуется очень много времени, чтобы вернуться. Конечно, от поведения Эдварда это тоже зависит, но пока она сама не поверит полностью, не примет его любовь, так и будет метаться между ипостасями.
Уменьшительно-ласкательные имена, скорее уместные в спальне, это «Маленькая моя»?!! Вот это да, никогда бы не подумала ))))). Эдвард знал Изабеллу ещё ребёнком. И это нежное обращение, на мой взгляд, вполне уместно не только в спальне. Кроме того, об обычаях страны и целомудренности молодых людей нигде не сказано… Если им целоваться можно и обниматься, то почему такое обращение неприемлемо? Наедине, в библиотеке… Не на государственном же приёме в тронном зале.
В легендах было сложно запутаться, она одна ))). И это история о том, как Розалия потеряла мужа и нерожденного ребенка и стала драконом. Печать дракона, в этой сказке, не легенда, а реально существующая данность, магический дар королевы Селены. С помощью этого дара, дракон накладывает свою власть на человека, взглянувшего ему в глаза, и получает в ответ привязанность, обожание, стремление подчинятся и выполнять любые желания и просьбы властелина. Если же сердце не свободно и любовь в нем сильная, настоящая, не испытывающая сомнений и метаний, то печать не действует. А если все не так однозначно, как было в случае Эдварда, то чары дракона будут бороться в сердце с чувствами, пока что-то одно не победит.
И чтобы убрать печать дракона, его необходимо убить. Не обязательно носителю печати, просто любому. Беда только в том, что носитель печати на дракона руку не поднимет, да и дракон, для обычных людей, практически неуязвим. И может стать еще более неуязвимым, только взглянув человеку в глаза и наложив печать. Поэтому мне очень сложно сказать, как закончилась бы эта сказка, если бы любовь к принцессе не победила бы в сердце Эдварда и он согласился бы на брак с Селеной. Тогда бы наверное Изабелла стала драконом, убила бы Селену и … я бы на её месте съела бы Эдварда ))). Но принцесса то его любит и, наверное, не причинила бы ему вреда. Ну, может, наложила бы свою печать дракона )))).
А финала в котором принцесса не поверила бы Эдварду и не стала бы драконом, я просто не представляю. Дело не в клише или попытке притянуть за уши. Это обычная психология. Людей, настолько стойких и готовых верить любимому до конца, мало.
Цитата Rara-avis;3484726 ()
Непонятно, почему тогда, Белла, начитанная и о легендах сведущая, повелась на то, что Эдвард якобы её не любит?

Потому, что поверить в плохое, всегда проще, особенно если речь идёт о других. Сомнения у большинства людей есть даже в себе, что говорить о партнере. Иначе почему так много отношений распадается просто потому, что кто-то где-то что-то услышал и, даже не разобравшись, люди легко обвиняют друг друга в самых страшных грехах. Если тебе в глаза говорят, что тебя не любят и ты знаешь, что если бы любили, то печать бы не подействовала и человек такого бы просто не сказал, то вывод напрашивается только один - что это правда. Почему майеровская Белла поверила Эдварду, когда он сказал, что не любит? Потому, что была не уверена в нем и в себе. Это вообще часто встречается, люди легковерны по природе своей.

0
38 Rara-avis   (20.02.2018 20:27)
Вот это всё в текст, и было бы замечательно. wink

+1
22 Noksowl   (13.02.2018 22:12)
* продолжение *

Нет, ей определённо наскучила эта ночная жизнь! И как Эдвард не понимает, что именно в ней заключается его счастье! Он излечит её бедное разбитое сердце, а она подарит ему власть, могущество и... себя.
Как она ошибается, как ошибается… Ее ожидание, что сердце ее излечится... Даже если все прошло бы идеально и Эдвард полностью был под действием печати. Это было бы просто владение, а никак не истинная любовь. Сердцу этого будет недостаточно… чтобы трепетать, петь… Надо не разумом искать и пытаться воссоздать прошлое. В итоге получается карикатура. Так можно только переломы лечить. Разумно подходя к делу и подбирая средства. А ей надо сердце собрать из осколков, поэтому сердцем и надо искать свою любовь. Наверняка это не первый ее эксперимент. Сколько судеб она уже порушила. И время ее только ожесточает, тем самым она отдаляется от цели, а не приближается к желаемому...
Сердце рвалось от боли и желания вернуться к Изабелле. Она же совершенно в неведении. И вся его страна и его народ также могли пострадать от легкомысленности и бездумности поступка короля. Но стоило Селене появиться рядом, как разум короля затуманивался, и образ Изабеллы словно тускнел, мерк.
Так как же защищает любовь от печати дракона? А если Розалия будет его держать всегда при себе? Если рядом с ней образ Беллы тускнеет, меркнет, таким образом совсем исчезнет... Думала, что раз защита, то на него не должны действовать чары. А получается, как волнами. Когда нет Розалии, то постепенно спадает их действие. Значит, ей надо вовремя их подпитывать... Еще он прогонял наваждение, вызывая в памяти воспоминания о Белле. Значит, и амнезия может помочь лишить его этой защиты? Вроде единственное, что может оградить от чар, но и столько способов лишить/обойти эту защиту...
Будет интересно мнение автора об этом! happy
Спасибо за чудесную сказку! Удачного участия в конкурсе! happy

+2
29 Arta   (20.02.2018 14:21)
Цитата Noksowl ()
Так как же защищает любовь от печати дракона? А если Розалия будет его держать всегда при себе? Если рядом с ней образ Беллы тускнеет, меркнет, таким образом совсем исчезнет... Думала, что раз защита, то на него не должны действовать чары. А получается, как волнами. Когда нет Розалии, то постепенно спадает их действие. Значит, ей надо вовремя их подпитывать... Еще он прогонял наваждение, вызывая в памяти воспоминания о Белле. Значит, и амнезия может помочь лишить его этой защиты? Вроде единственное, что может оградить от чар, но и столько способов лишить/обойти эту защиту...

Любовь очень странное состояние. Вспомните: с глаз долой – из сердца вон. И как часто расстояние, становится препятствием для любых чувств.
И вообще, если бы существовал абсолют любви для всех, некое состояние «черное -белое», когда или любит или нет и третьего не дано, тогда бы некоторая часть человеческой истории, в глобальном смысле, была бы совсем иной. А как же быть с любовью к двум людям одновременно? Человек существо сомневающееся ))). И непостоянное ))).
Чтобы защитить от печати дракона, любовь должна была быть истинной, настоящей, затмевающей все и вся. Любовь Эдварда не такова. На мой взгляд, сначала, Эдвард недостаточно сильно любит, иначе на него совсем не подействовала бы печать. Любовь и магическая власть дракона боролись в сердце Эдварда. Ему хватило сил поддерживать в душе образ любимой девушки и любовь к Изабелле все таки победила.

+1
36 Noksowl   (20.02.2018 15:19)
Спасибо за пояснение!) Также мне и объяснение о том, как любовь защищает от печати дракона в ответе к комментарию выше тоже понравился. happy Теперь у меня все сложилось!)

+1
21 Noksowl   (13.02.2018 22:11)
Спасибо за романтичную сказку! Мне она понравилась! happy
И даже не знала за кого больше переживать. Ведь в этой истории все этого достойны: и Селенита, и Эдвард, и Белла...
Сложностей с сюжетом у меня не было. Зацепилась только за один момент...
"У Розалии не было проблем с верностью и преданностью ближайших доверенных лиц – печать дракона делала их маниакально зависимыми от её одобрения, присутствия рядом. Все люди, получившие печать дракона, были искренне и глубоко, навсегда заворожены ей."
Ее подданные ведь такие же люди, как и в любом другом королевстве. И, думаю, также влюблялись, как это произошло с Эдвардом и Беллой. Поэтому навсегда завороженными они не могут быть. Точнее могут, но до тех пор, пока их сердце свободно от любви... Или Розалия позволяет быть особо приближенными только тем, кого не коснулось это чувство? Но ничто не вечно. Никогда не знаешь, когда влюбишься. Потом еще пока определишь, что завороженные, не такие уже и завороженные. А ее окружение будет стараться не выдавать себя, ведь никто не захочет терять высоких постов. Поэтому не думаю, что все так гладко в окружении Розалии. Просто Эдвард, как человек попавший в новую обстановку и еще частично под действием чар, все это не разглядел. Может со временем разобрался бы что к чему... Но и Розалия тоже уверена, что все вокруг надежно очарованы ею, о чем и говорится в истории. Видимо не замечает и придворные умело прячут истинные свои чувства...
Многие восхищаются делами в королевстве Селены, что народ живет в нем счастливо. Но зная методы Розалии, полагаю, что счастье это напускное. Все в большей или меньшей степени под воздействием печати дракона. Поэтому вполне возможно, что не так уж и хороша жизнь жителей Селениты, просто всем надели, если можно так сказать, розовые очки. С тем и живут... Поразмышляла, как она могла добиться, чтобы магия дракона держало все королевство в покорности. Может всех обязали посещать двор, выказывать свое почтение королеве. При пополнении также должны поделиться своей радостью, а на деле ребенок оказывает зачарованным уже с рождения...
С Эдвардом она споткнулась (P.S. Хотя удивляет, что за 120 лет, она впервые сталкивается с влюбленным, попадает в ситуацию, когда ее дар не действует)... Мне понравилась, что есть логическая цепочка, и смысл от чего существует этот дар у женщин их рода... Изначально они обычные девушки, желающие любить и быть любимыми. Но как только сердце разбито от потерянной любви, то они получают дар эту самую любовь получить силой. Получается смысл магии, не можешь - научим, не хочешь - заставим! © Опасные женщины рода… которым неведомо слово нет. Природа их такова, чтобы все равно получить желаемое... cool
Слёзы дочери на секунду ввели Чарльза в раздумья, а затем в ещё большее раздражение. Ну, что опять?! И так все - как она только пожелает!
Белла точно такая же, как и Селенита. Несмотря на отказ Эдварда, она не отступает, а сражается с той, которую, как он ей сказал, что выбрал вместо нее. Он, конечно, увидев как изменилась ситуация, на свое счастье, успел вовремя уверить ее, что он по прежнему с Беллой. biggrin А то еще не известно, чего ему пришлось бы ожидать от разъяренной драконицы. А эта их особенность, т.е. превращение в дракона, затмевает им разум. И ведут они себя не самым адекватным образом, как например, Селенита по отношению к Эдварду. Это похоже на защитную реакцию. Чему следует все живое. Защититься любыми средствами от разрушения. Она действовала на одних инстинктах. Излечить может только любовь, и она во всем ее искала. Всеобщее почитание, народная любовь… Хорошо, достигли, но это капля воды в пустыне… Любовники, которые боготворят ее под действием печати дракона, одним из которых и был Чарльз. Лучше. Но все равно не то... И вдруг такая удача, встречается один в один ее погибший любимый. Насколько бы она была счастлива, если бы Эдвард не влюбился в Беллу, тем самым защитившись от ее чар. А так любил бы ее под действием печати дракона. И она была бы самой счастливой драконицей… Но полностью это ее не излечило бы, так как это все равно навеянные, не истинные чувства. А так как она осталась бы драконом, то, пережив Эдварда, это бы ее разрушило еще сильнее или окончательно… Может она стала бы совсем невменяемым драконом. Бедой для всех...
Ухватывается за то, что может облегчить боль, а может и залечить раны. Поэтому Селениту можно только пожалеть. Мне кажется все что она делала, став драконом, можно приравнять к действиям в состоянии аффекта... sad

+2
30 Arta   (20.02.2018 14:23)
Ох, как же я вам благодарна, Noksowl!!! Как точно Вы почувствовали и поняли некоторые моменты, на которые большинство читателей просто не обратило внимания.
И за то, что были моим защитником, пока я не могла ответить читателям и разрешить все противоречия. Спасибо огромное!

+1
37 Noksowl   (20.02.2018 15:54)
Благодарю за добрые слова! Мои взаимные благодарности! За историю! happy

0
20 Валлери   (08.02.2018 23:53)
Ох, как же, автор, вы меня порадовали этой сказкой! Не знаю, почему, но у меня в этом январе (уже и феврале) исключительно сказочное настроение, поэтому я даже не заметила всех тех недостатков, которые увидиели тут другие комментаторы))) бывает такое - если сюжет "зашёл", то мелкие недочёты просто не замечаются. Может, они и вправду есть, но это не отменяет того, что я получила огромное удовольствие от прочтения этой истории. Спасибо вам большое за сказку в новый год, да ещё по такой шикарной обложке!

0
19 katerina420   (07.02.2018 13:23)
Меня оставили равнодушной герои, хотя, может, уже ближе к концу истории Розалия немного зацепила своим характером злодейки - мне понравилось описание от ее лица - видна цель, эмоции, переживание.

Белла - девчонка в королевских одеждах. Правда, потом в середине истории выясняется, что она все умеет - упорная и на лошади выучена скакать, а не только плакса (как это было показано множество раз).
Эдвард - все время ходил туда-сюда, особенно не понятны его метания в начале.
Чарльз - очень странный персонаж... Нелогичный и противоречивый - он сам-то понял, чего хотел?

Из замечаний при чтении:
Цитата Текст статьи ()
И тогда на помощь пришла тетушка Алисия. Милая, очень добрая женщина средних лет, давно вырастившая своих сыновей и, как ни странно, не испорченная жизнью при столичном дворе, взяла на себя всю ответственность и обязанности опекунши.

И стала для Изабеллы едва ли не самым близким и дорогим человеком.

Не один раз встречались подобные разрывы в тексте. Идет описание Алисии, потом другой абзац начался. А, оказывается, все еще про Алисию рассказывается.

Цитата Текст статьи ()
Отыскав на полке несколько подходящих томов, девушка направилась к креслу и столику с лампой в углу и едва не врезалась в шкаф, пытаясь справиться с реакцией организма на пыль.

Я надолго задумалась, что же за реакция такая у Беллы на пыль, что она едва не врезалась в шкаф?! Может, какая страшная аллергическая...
Далее идет объяснение (чихание), но, мне кажется, стоило поменять их местами, чтобы подобных вопросов не возникало.

Очень много сумбурных моментов, вызывающих непонимание. Например, о запахе Эдварда, хотя он нигде не был еще (если только во дворе замка?), чтобы пахнуть "дымом, потом, ветром, железом и ещё тысячью вещей, напоминающих о длинной дороге и странствиях". От одежды? Но он в доспехах и помылся, надеюсь...
Цитата Текст статьи ()
Чарльз настороженно наблюдал за выражением лица дочери. На какой-то момент ему показалось, что она стала старше, взрослее. Даже мудрее его. И вот опять. Кажется, она посчитала все это сказками.

Здесь не понятно и даже смешно - Белла на глазах мудрела, а потом возвращалась в свое обычное состояние?

Чтобы понять эпилог, пришлось перечитать раз пять. Снег, Эдвард опустился в изнеможении, нытье Беллы, хвост отваливается? Что произошло? Причем нытье "нескончаемо прекрасно". Я на миг подумала, что она родила малыша.
Не лишним было бы сделать первое предложение эпилога более понятным, например: Эдвард наблюдал обращение драконицы в человека.

Почему Белла теперь человек (ненадолго) при свете солнца? Ведь Розалия была только по ночам. Сила любви? Но почему тогда ненадолго?.. Или я что-то упустила в легенде.

Спасибо вам большое за сказку, за труд, за интересный сюжет, за то, что взялись за идейно-сложную обложку))
Очень хотелось бы после окончания конкурса узнать все задумки автора: как возникла идея рассказа, сложно ли создавалась история. И получить ответы на вопросы, конечно же happy

0
33 Arta   (20.02.2018 14:29)
Цитата katerina420 ()
Белла - девчонка в королевских одеждах. Правда, потом в середине истории выясняется, что она все умеет - упорная и на лошади выучена скакать, а не только плакса (как это было показано множество раз).

Цитата Latiko ()
Выстроенный образ Изабеллы показался мне противоречивым - вслед за всхлипами и вздохами в стиле "я кисейная барышня", следовали мысли отца о ней, как о смелой упорной девушке.

Не вижу противоречий ))). Может я сама всю жизнь сталкиваюсь с исключениями? Три примера женщин, которые так же, а может и более, противоречивы, чем Изабелла. Из моей реальной жизни. Принцесса писалась не с них, никаких параллелей нет, но все же… Я сама в жизни выгляжу как томная, избалованная блондинка )))). Это совершенно не мешает мне прекрасно ездить верхом ( занималась конкуром), стрелять, участвовать некоторое время назад в трофирейдах. При этом, предпочитаю читать, рисовать, готовить и не люблю политику. Разговор поддержку, но сама не полезу. Некоторые мои знакомые считают, что я закопала талант юриста, до недавнего времени, занимала серьёзную финансовую должность, требующую зубастости. Но вот мне бы лучше фанфики почитать, с детьми провозиться ))).
Моя подруга, мама двух очаровательных девочек. Ушла с ТОПовой должности в очень серьезном московском холдинге. Теперь печет пироги, смотрит слезливые сериалы и раскрашивает горшочки ))). Мягкая, иногда плачущая, домашняя девушка, которую сослуживцы и партнёры, с ужасом, вспоминают не иначе, как стерву.
Моя сокурсница - отличница, хрупкая голубоглазка, с длинными, льняными локонами. Которая плакала из-за четверки по инженерной графике, до сих пор помню, как мы её успокаивали. На пятом курсе вышла замуж за майора и, когда у него случились неприятности, уехала за ним в Сибирь и вытаскивала его из военной комендатуры. Дочь очень обеспеченных родителей, к слову.
Вывод: женщины вообще крайне противоречивые существа )))).

+1
34 Arta   (20.02.2018 14:40)
Цитата katerina420 ()
Очень много сумбурных моментов, вызывающих непонимание. Например, о запахе Эдварда, хотя он нигде не был еще (если только во дворе замка?), чтобы пахнуть "дымом, потом, ветром, железом и ещё тысячью вещей, напоминающих о длинной дороге и странствиях". От одежды? Но он в доспехах и помылся, надеюсь...
Цитата Текст статьи ()
Чарльз настороженно наблюдал за выражением лица дочери. На какой-то момент ему показалось, что она стала старше, взрослее. Даже мудрее его. И вот опять. Кажется, она посчитала все это сказками.

Здесь не понятно и даже смешно - Белла на глазах мудрела, а потом возвращалась в свое обычное состояние?

По поводу запаха ))). Открою тайну, железо, особенно железо нагретое солнцем или теплом тела, пахнет. И довольно сильно! Эдвард в доспехах, он уехал накануне "даже не попрощавшись" и вернулся. И да, лошади и их амуниция тоже пахнут, тоже очень сильно. И даже если вы совсем ненадолго сядете в седло, буквально на минуту, запах конского пота вам обеспечен. Это не моя фантазия )))). Это мой опыт, простите за неприглядную реальность )))).
По поводу непонятных перепадов взрослости, тоже сужу по моему опыту. Вот передо мной сидит ребёнок, иногда он может рассуждать очень взрослоо, мудрее и логичнее многих настоящих взрослых. А иногда диву даешься резкости переходов от взрослости к непосредственности малыша. Может я не слишком хорошо описала (, буду учиться.

+1
35 Arta   (20.02.2018 14:48)
Цитата katerina420 ()
Почему Белла теперь человек (ненадолго) при свете солнца? Ведь Розалия была только по ночам. Сила любви? Но почему тогда ненадолго?.. Или я что-то упустила в легенде.

Спасибо вам большое за сказку, за труд, за интересный сюжет, за то, что взялись за идейно-сложную обложку))
Очень хотелось бы после окончания конкурса узнать все задумки автора: как возникла идея рассказа, сложно ли создавалась история. И получить ответы на вопросы, конечно же


Для того, чтобы стать снова человеком полностью, Изабелле необходимо, чтобы её сердце полностью излечилось, чтобы она поверила в любовь Эдварда. И это происходит, но очень постепенно. Не просто поверить предавшему тебя на глазах человеку. Когда сердце Изабеллы снова станет целым, она сможет оставаться человеком не только ночью, но и днём.
История создавалась не сложно. Я пока не умею писать по-настоящему ))). Это поток сознания. Написана сказка была за два дня, за вычетом сна, общения с детьми и приёмов пищи ))). Просто очень понравилась обложка и сюжет как-то сам сложился.

0
18 Galactica   (31.01.2018 11:51)
Подзапуталась я как-то в родословных ГГ. У меня сложилось впечатление, что они все родственники. И не могу понять, почему Эдвард так похож на Карла, у него же детей не было, вроде? Хотя, конечно, гены могут передаться и через неблизких родственников... да... Ну и других вопросов у меня тоже много возникло, но их уже озвучили, так что повторяться не буду. А сказка получилась интересная, красивая, немного печальная.
Спасибо Автору и удачи.

0
16 Latiko   (27.01.2018 12:50)
Спасибо за историю!
Толком не могу понять, понравилась ли мне эта сказка или всё-таки нет. Начало очень завлекает, прочтённые Изабеллой легенды о Селените заинтриговали - особенно здорово, на мой взгляд, автору удалось создать тот самый летописный язык повествования, который так не пришёлся по душе принцессе.

Из плюсов хочется также отметить очень близкое попадание в обложку - верится, словно не история писалась по уже готовой иллюстрации, а наоборот.

Выстроенный образ Изабеллы покахался мне противоречивым - вслед за всхлипами и вздохами в стиле "я кисейная барышня", следовали мысли отца о ней, как о смелой упорной девушке.

Больше всего диссонанса вводил Чарльз. Почему он скрывал эту историю от дочери и её жениха? Я толком не поняла и то, почему он вообще отправил Эдварда за головой Селены. Надеялся, что, попав под действие печати дракона, нежеланный жених дочери не вернётся? Или таким образом происходила проверка чувств Эдварда - раз вернулся, значит чувства истинны, сильнее заклятия?

Странным для меня показалось и то, что являясь потомками Селены и Карла, обе семьи никак не связаны с Селенитой.

Из-за того, что рассказ в истории вёлся от имени не одного, ни двух, а аж четырёх персонажей, восприятие получилось не очень целостным.

Автор, надеюсь, что не сильно задела вас своим ворчанием. Удачи на конкурсе!

+1
24 Noksowl   (13.02.2018 22:38)
“Больше всего диссонанса вводил Чарльз. Почему он скрывал эту историю от дочери и её жениха? Я толком не поняла и то, почему он вообще отправил Эдварда за головой Селены. Надеялся, что, попав под действие печати дракона, нежеланный жених дочери не вернётся? Или таким образом происходила проверка чувств Эдварда - раз вернулся, значит чувства истинны, сильнее заклятия?“
Тут на мой взгляд есть объяснение. Чарльз был под действием драконьей печати Селены. И выполнял то, что она ему велела. wink Об это в истории сказано следующее:
“Кроме того, Чарльз чувствовал себя несколько виноватым за условие о Селене. Он не мог противиться ее приказу…”
“А я окажу тебе ответную любезность - отпущу и тебя, и эту твою непонятную спутницу живыми. И даже оставлю в покое твоего отца, тем более, что свою роль он уже сыграл.”

“Странным для меня показалось и то, что являясь потомками Селены и Карла, обе семьи никак не связаны с Селенитой.”
Селена потеряла единственного ребенка и мужа. Сама уже столетие правит в королевстве. Поэтому эта ветвь родни заканчивается на ней. А ее сверстников уже давно нет в живых. Всем современникам она дальняя родственница и потому романтические отношения поддерживает с ними, а не родственные. С Чарльзом уже была связь. Теперь вот за Эдварда взялась.) Может ранее и с другими представителями других королевств тоже. Браки у них по расчету, а не любви, поэтому ей легко давалось заполучить любого кого пожелала бы, благодаря печати дракона. Я так предполагаю...

+1
31 Arta   (20.02.2018 14:25)
Действительно, Чарльз был под действием печати дракона. Этот момент нужно было показать более явно, и я даже дописала его, но, по нелепой случайности, на конкурс ушёл файл без этого кусочка ((((. Приношу свои извинения всем читателям, которым пришлось поломать над этим голову.

+1
13 Солнышко   (24.01.2018 22:19)
Так и не поняла, зачем Чарльз отправил Эдварда к Селене. Почему не предупредил насчет того, чтоб в глаза не смотрел. Что же такое Эдвард увидел в глазах драконицы? Зачем Розалии был нужен Эдвард, если она понимала, что он ее не любит? И даже если бы она его вынудила жениться на ней, неужели ей понравилось бы, что он не любит ее?
Спасибо за историю!

+1
23 Noksowl   (13.02.2018 22:27)
На Чарльзе печать дракона. Селена приказала ему сделать это. Из этого вытекает и ответ на вопрос почему не предупредил, что в глаза дракона смотреть нельзя.

На остальное только мои предположения. smile
А поможет или не поможет Розалии Эдвард, думаю она решила выяснить опытным путем с верой в удачу, конечно же.) Она 120 лет правит страной и еще могла и дальше жить поживать и искать свое исцеление бесконечно долго, если бы Белла не прервала ее жизнь.
За столько лет, наверняка было множество попыток. Но так как до сих пор она дракон. То безуспешных попыток. Что не добавляет ей оптимизма. Не найдя новую любовь, она пытается воссоздать старую. Она понимает, что Эдвард ее не любит. Да и она сама его тоже не любит. Своей похожестью на Карла, он будит в ней воспоминания о былой любви и только.)

+1
32 Arta   (20.02.2018 14:25)
Действительно, Чарльз был под действием печати дракона. Этот момент нужно было показать более явно, и я даже дописала его, но, по нелепой случайности, на конкурс ушёл файл без этого кусочка ((((. Приношу свои извинения всем читателям, которым пришлось поломать над этим голову.

+1
12 робокашка   (24.01.2018 21:27)
Да мужики тут словно пешки - сами не понимали чё делали и кто ими руководил tongue Чарли брехологией занимался со всеми поочередно, а Эдвард жаждал спасти, кого и от кого - дело второе. Однако нытливая Белла всех по местам нужным расставила, дамочка с характером!
Спасибо за историю и удачи в конкурсе!

+1
11 Gracie_Lou   (24.01.2018 13:19)
Замечательная сказка и полное попадание в обложку.Всё очень понравилось,единственное,момент с объяснениями того,что Изабелла последняя женщина рода,способная превращаться в дракона, на мой вкус слишком разжёванный.Автор прям убедился,что все заранее поняли чем дело кончится,осталось только пожирнее подчеркнуть. biggrin Извините,но этот момент всё время висел перед глазами аааагромным таким ружжом. biggrin Хотелось бы больше интриги и некий элемент неожиданности в финале.И момент с Чарли не до конца раскрыт-зачем он послал Эдварда убивать дракона?Хотел от него избавиться?Хотел избавиться от дракона,зная,что Розалия не сможет убить парня,так похожего на её мужа?Опять же с какой целью?Захватить новые богатые земли?
А всё остальное-идеально. wink

+2
14 leverina   (25.01.2018 16:11)
И момент с Чарли не до конца раскрыт-зачем он послал Эдварда убивать дракона?
видимо, ответ - в пейринге.
зато здесь - не разжёвано.
на мой вкус, вообще многовато сложных вопросов без ответа.
а я сама не мастер ответы находить - я люблю, когда это автор делает.

+1
15 Gracie_Lou   (25.01.2018 16:20)
Цитата leverina ()
видимо, ответ - в пейринге.

wacko wacko Я наверно туплю,но у Чарльза есть некие "чувства" к Белле и Розалии? surprised Иначе как это
Цитата Текст статьи ()
Эдвард/Белла/Чарльз/Розалия

ещё можно трактовать? dry

0
17 leverina   (27.01.2018 14:45)
вот и я гадаю, где лишняя палочка стоИт.
и вспоминаю Шрека - точнее, осла и его супружницу.

0
25 Noksowl   (13.02.2018 22:42)
Из того, что прочитала, пейринг мне видится таким:
Чарльз/Розалия, Эдвард/Розалия, Эдвард/Белла

0
26 Noksowl   (13.02.2018 22:44)
И момент с Чарли не до конца раскрыт-зачем он послал Эдварда убивать дракона?
Чарли был под действием печати дракона и Розалия манипулировала им. wink


0
10 leverina   (24.01.2018 03:20)
красиво.
печально.
жестоко.
непривычно, что силой меряются женщины.

0
9 NJUSHECHKA   (22.01.2018 10:37)
Спасибо

0
8 terica   (22.01.2018 09:57)
Потрясающая сказка..
О невероятной силе любви и преданности.
Большое спасибо.

+1
7 Svetlana♥Z   (21.01.2018 04:44)
Обожаю сказки, легенды, исторические романы. Очень понравился сюжет самой сказки.
Вообще неплохо бы было как-то концовку расширить (вместо эпиграфа :D), но это дело житейское на вкус и цвет.
Удачи.

0
6 Lidiya3397   (21.01.2018 01:53)
Сказка сказочная. Принцесса, король, дракон. Зачарованный рыцарь. Слог хороший. Динамично. Спасибо и удачи.

0
5 Korsak   (21.01.2018 01:48)
Очень интересно!
Обожаю легенды, королей и принцес))
Сюжет -супер, но мне показалось все же несколько скомкано... Хочется более развернуто!
И С Чарли осталась непонятной ситуация...
Жанр"намеков" интересный конечно,но здесь то намеки, то подробности, а потом снова намеки))
Но честно- я в любом случае прочитала с восторгом)))
Спасибо!!!

0
4 marykmv   (21.01.2018 01:13)
Очень красивая история. Просто восторг.
Спасибо. И удачи на конкурсе.

+1
3 Lucinda   (20.01.2018 23:40)
Хоть и сумбурно, но очень затягивает! Спасибо!

+1
2 Mashunya   (20.01.2018 23:38)
Ох, как закрутили.
Этакая сказка получилась с легендами и драконами. Жанр совсем не мой, но прочитала с интересом. Очень понравилось, как музыка легла на текст.
Желаю удачи в конкурсе!

+1
1 galina_rouz   (20.01.2018 22:18)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]