Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2534]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [9]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4789]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15087]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14300]
Альтернатива [8977]
СЛЭШ и НЦ [8902]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4347]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей марта
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за март

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Осенний джаз
История о том, что невозможное иногда становится возможным. Надо только дождаться...

Созданы друг для друга
А что, если первой, кого обратил Карлайл много лет назад, стала Эсми, а Эдвард, Белла, Эмметт и Розали родились в наше время и при встрече были еще людьми. Смогут ли герои, обретя счастье еще в человеческой жизни, преодолеть все трудности и остаться самими собой? Ведь они любят друг друга и пусть не сразу, но понимают, что созданы друг для друга.

Только один раз
Неужели Эдвард и Белла действительно надеются, что их случайная встреча в Рождество закончится одной совместно проведенной ночью?

Золотая
После очередной каверзы неласковой Судьбы скромная провинциальная студентка не может отказаться от удачно подвернувшейся возможности выбраться из полосы неудач, но даже не представляет себе, насколько резко изменится ее жизнь.

Miss awesome
Бонни и компания продолжают свои похождения. Что их ждет на этот раз? Свадьба? Приключения? Увольнение? Все может быть...

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8452
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Детства выпускной (Недотрога). Часть 2

2019-4-22
4
0
Осень сменилась зимой, а там и закончилось полугодие. Карина два раза в месяц по выходным ездила в краевой центр на подготовительные курсы в университет. Учеба поглощала всё свободное время, которого было и не так уж много. Уроки. Книги. Изредка сериалы. Музыку она слушала при подготовке к контрольным работам для курсов. Не замечала ничего вокруг. Денис Викторович становился еще более холодным, отстраненным. У него родился сын. Семейная жизнь набирала обороты.
Дрон повадился ходить вместе с Кариной в школу, возвращаться – тоже, заводить разговоры о погоде, природе, разницы жизни в столице и глубинке. Еще приносил видеокассеты. Книги брал. Правда, папины детективы, но и Стругацкими, Кингом тоже не брезговал. Стал частым гостем в тих доме. Мама, удивительно, на него не ругалась, одобряла. Желала мальчика с «тяжкой судьбой», с его мамой Ирой разговоры задушевные вела…
Снег выпал под вечер. Украсил деревья ватой. Лег на дороги, крыши белым полотном без единой темной отметины. Снежинки - пушистые, крупные, - падали свысока. Карина подняла лицо к небу. Пух из перины. Кружится, ведет в танце, роится. На землю с шорохом опускается. Красота! Давно зимы такой уютной не было. Не каждый год на Юге праздник белой круговерти случается…
Карина ловила языком хлопья снега, жмурилась от удовольствия. Наверное, вид дурацкий, стоять так посреди улицы, запрокинув лицо вверх, по-детски радоваться. Наслаждаться холодной влагой, что оставляют тающие снежинки.
Из блаженных дум ее вывел толчок. Еще один. И еще. Карина пошатнулась. Капюшон кожаной куртки слетел. Снежные мошки оседали на волосах, делая их серебряно-седыми. Около калитки, прислонившись к забору, стоял Дронов. Подбрасывал в ладони, облаченной в кожаную перчатку, снежок. И улыбка, как приклеенная, красовалась на наглой физиономии.
- Дрон, ты дурак?! Мне больно! – возмутилась Карина.
- Ольха, ты чего без шапки? – Артем стоял уже возле нее, поправляя капюшон.
- Руки убери! Шапки ненавижу. И вообще, чего пристал?
Возмущению не было предела. Карине в кои-то веке хотелось наслаждаться покоем, умиротворение снизошло вместе со снежным запахом неба, если у этого самого неба и бывает запах…
И тут Артем – сосед, одноклассник…
Нигде от него спасенья нет. И в школе, и дома!
- Давай в снежки поиграем? – предложил Дрон.
- Ты в первом классе? – нахмурилась Карина. – Такое интеллектуальное занятие! Браво, Дронов! Ничего получше придумать не мог?
- Ты – зануда, Ольховская! – Артем отстранился.
Выудил из кармана сигарету, зажигалку. В лиловых, прохладно-снежных сумерках огонек показался рыжим, похожим на лису с хвостом. Дрон выпустил дым в сторону. Набычился. Позыркивал на Карину из-под шапки черной, надвинутой почти на самые брови.
- Сам зануда, - парировала Карина, привыкшая к манере общения одноклассника. – Темка, ты же спортсмен, а куришь! Бросай это дело. Тебе не перед кем понтоваться. Ты же взрослее многих из класса. Зачем тебе вредные привычки? Нормативы сдавать для поступления.
- Ага, мамочка, - передразнил ее Артем. – Был спортсмен и закончился. Здесь спорта профессионального никто не видел в глаза. Я форму растерял. На тренерский факультет поступать буду. С детьми работать, кик-боксинг развивать.
- А я журналисткой буду.
- Да в курсе. Про твои подвиги вся школа жужжит. Первое место на конкурсе заняла. В город на занятия ездишь. Карин, ты вообще умница
- Скажи еще красавица, - фыркнула Карина. Рассмеялась. Комплименты от Артема Дронова казались странным явлением.
- А если и скажу! – взвился Дрон. – К тебе на какой кривой козе подъехать надо?
- Не надо ко мне подъезжать! – попыталась защититься от необоснованных претензий Карина.
Артем усмехнулся. Выбросил окурок. Помолчал пару мгновений, явно обдумывая действия. И, коварной подсечкой, повалил ничего не подозревающую Карину в снег. Та взвизгнула, успела зацепиться за его куртку. Они оба упали в мягкий сугроб в небольшом кювете, где по весне буйно зеленела трава, а летом цвела желто-белыми звездочками дикая ромашка.
Карина оказалась снизу. На нее навалился Дрон. Замолчал. Не язвил. Не подтрунивал. Вглядывался в ее изумленное лицо. Губы подрагивали. Глаза расширились, казались зеркалами. Артем наклонился ниже, обдав запахом табачного дыма. Карина тяжело сглотнула, не зная, что же ей делать.
Кричать? Звать на помощь? Попытаться самой спихнуть одноклассника с себя?
- Попалась, - выдохнул Артем прямо в ухо, вызвав непроизвольные мурашки. – Теперь, Ольха, никуда ты не денешься. С тобой так и надо: поймать, связать, может быть, что и поймешь, если услышишь.
- Дронов! Слезь с меня!
- При одном условии, - парень не собирался просто так уступать. Зачем-то полез носом тереться о щеку, спускаясь назад к уху.
- Каком? – дрогнувшим голосом спросила Карина.
Ей не нравились перемены в поведении Дронова. Теперь он прядки, убежавшие из хвостика, убирает. Даже перчатки снял. И зачем он пытается эти перчатки ей на руки надеть? А дышит на сжатые ее кулачки? Умеет Артем ввести в ступор!
- Приходи ко мне на день рождения в субботу.
- Меня мама не пустит, ты же знаешь.
- Я с ней поговорю, - не унимался сосед. – Я ей нравлюсь. Она пойдет на уступки.
- Ты себе льстишь! И вообще, Дронов, ты самоуверенный до невозможности!
- Не без этого, - и улыбка шальная озаряет его лицо Темы, делая его чертовски привлекательным.
Надо же…
Карина думала, что только одно лицо способно осветиться внутренним светом, когда губы растягиваются в улыбке…
- Кто у тебя будет? – спрашивает девушка, в надежде унять гулко бьющееся сердце от близости с Артемом. Теперь он вздумал гладить ее щеки большим пальцем.
- Вовка Ким, еще из десятого пацаны и из другой школы тоже. Я с ними на дискотеке в центре познакомился. Девчонки наши. Ленка, например. Светка, с которой ты неразлучна. Не забывай, мне восемнадцать. Круглая дата. Совершеннолетие. Нужно отметить с размахом.
- Поздравляю, - буркнула Карина, пытаясь спихнуть с себя Дронова. Невыносимый человек! Ленку зачем-то позвал. Хотя… Они ж вроде бы встречаются. – Леночке не понравится, что ты со мной здесь валяешься снегу.
- А она причем? – Тема косил под дурочка.
Сделал ну совсем непонимающий и честный вид.
- Вы ж с ней… Встречаетесь.
- Кто сказал? – удивился Артем. – У нас сотрудничество. Не даем друг другу… Вернее, изредка даем, чтобы не загнуться от вынужденного воздержания. Личная жизнь, она такая, Ольха. Нужна. И кому я говорю… Тебе вообще человеческое близко, понятно? Ты понимаешь, о чем я?
Последнюю фразу Артем словно выплюнул. Обидно. Хлестко. То есть, Карина ничего не понимает? Леночка, значит, понимающая.
- Ты… ты… Слезь с меня! Иди на Ленке валяйся!
- Да пожалуйста, - Дрон резко поднялся, принялся отряхиваться. – Недотрога, королева снежная. Иди к своим книжкам. Там же любовь. Красиво всё. Не то, что у нас, простых смертных.
- И пойду! – Карина поднялась, не отряхиваясь от налипшего на куртку снега, побежала к своей калитке.
Вроде бы, ничего не случилось. Артем озвучил свои мысли, созвучные с мнением одноклассников: Карина – ботаник, заучка, не умеет веселиться. Без нее лучше.
Тогда почему слезы душат? И зачем Дрон всё-таки близко наклонялся, дышал в ухо, поправлял волосы? Нет. Карина не станет об этом думать. Ей учиться нужно. Мальчишки отвлекают, сбивают с пути истинного. Да.
Мама настояла на поздравлении Артема. Не хорошо. Вместе учитесь. Живете напротив. Некрасиво получится, если Карина спрячется от одноклассника.
Пришлось взять двухтомник Головачева, который Дронов давно выпрашивал почитать, тащиться к его калитке. Звать. Выжидать, пока разгоряченный Артем выбежит к ней. Черная рубашка, темные джинсы. Ему идет. Выглядит привлекательно, по-взрослому.
- Пришла всё-таки, моя недотрога.
Тёмка выпил. Ему можно. Совершеннолетний.
- Не твоя, - буркнула Карина. Сунула ему в руки книги. – С днем рождения! Ты эти книги выпрашивал. Понимаю, подарок не крутой. Я, например, книги люблю. Если мне подарят, то буду очень рада.
- А еще? – Артем подошел ближе, взял книги, и не подумал выпустить руки Карины из своих загребущих лапищ. Она встрепенулась, но капкан ладоней не разжался.
- Что не так опять, Тём?
- Кто поздравляет так любимого одноклассника? А поцелуй? – нагло прищурился Дрон. Даже лицо подставил.
- Ты офигел, Дронов? Скажи спасибо, что я вообще тебя поздравить пришла. Торчала у калитки, пока ты соизволил ко мне выйти.
- Если бы пришла, была среди гостей…
- Нет, спасибо! Иди, пусть тебя Ленка целует.
Дрон ухмыльнулся, отпустил Карину. Подмышкой зажал книги. Отвернул черный воротник шелковой рубашки. На шее красовалось розово-фиолетовое пятно.
- Вот. Уже поздравила, полюбуйся.
- Фу! – Карина поморщилась. – Развлекайтесь без меня.
И снова убежала домой, даже не оглянувшись. Артем громко выматерился, тяжело вздохнул и направился к друзьям…
К двадцать третьему февраля зима давно закончилась. Зацветала алыча, набухли бутоны на абрикосах. Весна пришла на Юг со всем размахом и буйством. Солнце купало в теплых лучах просохшие улицы. Можно вновь бегать в школу по тропинки мимо ерика, где по склонам проклюнулась бузина с прочим бурьяном.
Девчонки решили поздравить одноклассников, помимо традиционных открыток и дешевых китайских дезодорантов, еще и чаепитием. Последний год вместе. Гулянками и пьянками кого удивишь? А вот возвратом в детство, где есть сладости, бантики, совместные развлечения…
Тем более, девочки из одиннадцатого класса на линейке торжественно поклялись носить бантики до последнего звонка, а на нем надеть форму из советских времен. Первый выпуск двадцать первого века хочет начать новую традицию…
Карина так и не поняла, кто же первый решил крутить пустую бутылку из-под газировки. Сидели они в родимом классе. Учителя все свалили по домам, поверив обещаниям детишек, что всё пройдет гладко, без происшествий. Никакого алкоголя средь бела дня. Тем более, на дискотеках его с лихвой.
Тортики домашней выпечки. Газировка. Чай. Магнитофон. Дуракаваляние, танцы, немного обнимашек. Лисуненко обещал художественный стриптиз. Вовка Ким его подзуживал. Отделался Лис снятым ремнем.
И вот тогда кто-то вспомнил про бутылочку в третьем классе, которую раскручивали за школой. Светка тогда Лиса чмокнула в щечку, их дразнили женихом и невестой…
Карина фыркнула, не собиралась участвовать в глупой затее. Еще чего – целоваться с одноклассниками. Они же ей родные, почти что братья. К тому же глупые, противные… Дрон нахально скалится. Ухмыляется. С Ленкой перемигивается. Можно подумать без бутылки они не чмокаются, если что похлеще не вытворяют. Засос на шее Артема чего стоил…
Она уже поднялась, чтобы выйти из-за стола, но коварная бутылка остановилась аккурат напротив. Народ радостно загалдел, захлопал в ладоши. Сейчас состоится грехопадение заучки. Она покажет, что живая.
Нет уж, дудки!
Не будет Карина на потеху неумной публики… целоваться с Дроном?!
Она не поняла, как Артем оказался рядом, на расстоянии ладони. Ближе. Поднял ее с места рывком. От удивления приоткрылся рот. И туда бесцеремонно вторглись чужие губы. Попытались разжать зубы, чтобы пролезть языком…
Нет. Не сдастся Карина без боя. Она замычала, попыталась оттолкнуть Темку, но тот разгадал ее маневр. Прижал к себе, обвил рукой талию, придерживал голову другой. И Карина внезапно дрогнула. Не понимая, что происходит. Губы ласкали, звали за собой, и она поддалась на умелые поддразнивания.
Первый в ее жизни поцелуй происходил под одобрительный гомон одноклассников. Набирает обороты, вышибает воздух из легких, а, кажется, ей нравится ощущения. Артем не давит, не доминирует, а старается сделать приятно…
- Одиннадцатый класс, вы засиделись! Пора по домам!
Знакомый голос ворвался в кабинет внезапно. Выстудил поземкой жаркий поцелуй, показавшийся мерзким, с привкусом горечи и сердечной боли.
Карина отпихнула от себя Дрона, попыталась отдышаться, но хватала ртом воздух, точно рыба на берегу, не находя слов в свое оправдание.
- Если еще кто не понял – девочка моя! Официальное расстояние – три метра. Лис, увижу косой взгляд, хоть раз ее обзовешь, в морду получишь. Я смогу, ты знаешь, - Артем взглядом победителя обводил замерших одноклассников, и заодно застывшего в дверях каменным изваянием директора.
- Что здесь происходит?! Совсем стыд потеряли! Мало вам темных подворотен и переулков после дискотеки. С тобой, Дронов, и так понятно. Но ты, Ольховская…
Карина стояла ни жива, ни мертва, понимая, насколько она сейчас пала. Глаза Дениса Викторовича превратились в сталь. В них застыло изумление напополам… с болью?
- Руки убрал, Дронов! Ты – придурок! Не подходи ко мне больше, никогда! – выкрикнула Карина, убегая прочь из класса.
Она плакала, сжавшись в комочек, в женской раздевалке. Скрипнула дверь. Кто-то зашел. Карина подняла заплаканное лицо. Денис. Как же он смотрел на нее с осуждением. Остановился рядом. Протянул чистый носовой платок. Манеры и еще раз манеры. Господи, почему он такой… правильный?! Неужели не мог ударить Артема? Прижать ее, Карину, к себе, и сказать, что сожалеет, а сейчас будет настоящий, их первый поцелуй…
- Я понимаю тебя. Ты молода, гормоны играют. Всё интересно, попробовать новое. Карина, ты… умная девушка. Не стоит недооценивать изменения, которые с тобой происходят. Первый опыт бывает болезненным. Не поддавайся на провокации. На желание сделать на зло. Но… Если тебе кто-то нравится по-настоящему, то…
- Денис Викторович, я не собиралась… Дронов… Он…
- Симпатичный молодой парень. Твой ровесник. И я понимаю, почему тебя тянет к нему. Он рядом. Сильный. Спортивный. Уверенный. Так сложно устоять, когда он настойчив. Думать, что ты лучше других девчонок, раз он проявляет к тебе внимание.
- Господи, Денис Викторович! Вы ничего не понимаете! А я понимаю еще меньше, чем вы! - выкрикнула Карина, и унеслась прочь, захватив куртку и клетчатый рюкзак.
Почему в объятиях Дрона было так хорошо, и одноклассники куда-то исчезли, звуки умолкли. А рядом с Денисом в раздевалке стало плохо, неуютно, словно случается что-то неправильное?
Ответов не было.
Дрон услышал Карину. Не подходил к ней, поглядывал хмуро. С Ленкой тискался по углам, но так, чтобы никто о них двоих не сплетничал. В школу стал ходить другим маршрутом, возвращаться так вообще третьим. За книжками больше не забегал. Растворился в абсолютно своей жизни.
Карина не обижалась. Она поняла: так надо, так лучше. Ушла с головой в учебу. Закончились курсы в университете тестированием, которое Карина прошла блестяще, гарантировав себе поступление на бюджет. Принялась штудировать билеты к школьным экзаменам, пока не опомнилась. Скоро ведь последний звонок…
Май раскинулся цветами, благоухал утренней росой на пионах. Прошелестел листвой. Запели соловьи по ночам. И приблизилось неизбежное событие - день рождения.
Гости. Шумное застолье. Родственники произносили здравицы в честь Карины, желая её непременно здоровья, успехов в учебе, но она чувствовала себя вновь безумно одинокой. Не понимала происходящего.
Денис ушел на второй план, словно стал привычной частью обстановки. В школе есть директор. Вот такой молодой, умный, обходительный. Правильный. Воспитанный.
Без эмоций. Не живой?
Выйдя на улицу из душного дома, убежав от пьяного гула гостей, Карина подошла к тополю у самого забора, около которого раскинулись зелено-белым ковром ландыши. Аромат в вечерней синеве кружил голову, похлеще шампанского, глоток которого ей разрешили сделать родители.
- Эй, Ольха, - у калитки стоял Артем, держа в руках огромный букет сирени. Свежесорванной. Разноцветной.
Голубые, лиловые, белые ее грозди пушились, сводили с ума терпким ароматом. Любимые цветы в руках Дрона казались донельзя чем-то инородным.
Карина любила сирень исключительно на кустах, чтобы подойти к ветвям, склонившимся под тяжестью соцветий. Уткнуться носом в звездчатые кисти, ощутить росу, свежесть. Замереть. Насладиться осознанием: весна прекрасна. Ведь её жизнь семнадцать лет назад началась весной, когда каштаны выпускают лохматые свечи, а сирень полощется на ветру…
- Привет, - Карина открыла калитку, вышла к однокласснику. Затаилась, ожидая… Что-то будет.
- С днем рождения, - сказал тот, протягивая охапку весеннего буйства.
На миг Карина замялась, не зная, как поступить. Дрон пугал ее переменами в поведении. Человек-маяк: повернется, озарит светом – пошутит, поговорит, а затем, снова спрячется за грубостью или взглядами исподлобья.
- Букет возьми, - буркнул Тёмка. – Стою тут, как дурак, жду её.
- Так и не жди. Что Леночка скажет, когда узнает про твои выходки?
- Какие?
- Цветы даришь, поздравляешь… Обидится, наверное.
- У нас свободные отношения. – Дронов помотал головой. – Карина, с днем рождения! Букет возьми! Это еще и от Вовки.
- Вместе по улицам рейд провели, обнесли кусты? Вандалы!
- Ты букет возьмешь или нет, Ольховская?! – Артем вспыхнул, сжал челюсти, на которых заходили желваки.
- Ты кричишь на меня зачем?!
- Да твою ж мать! Ты… Ты нормальный человек, Ольха? Как, ну как с тобой разговаривать? Ай…
Карина пожала плечами. Развернулась и пошла в дом. Не нужны ей такие поздравления. Можно подумать, Артем умеет разговаривать! Какие вопросы, такие и ответы.
Букет сиротливо валялся под калиткой, пока бабушка его не подобрала, поставила заботливо в вазу, а дедушка отчитывал еще. Называл «ехидной девкой, которая пацана измучила. Вот перестанет он за ней бегать, тогда еще поплачет. Такого жениха теряет». Странные взрослые из поколения детей войны. Женихи им мерещатся…
Подготовка к последнему звонку шла полным ходом. Вопрос с прощальным вальсом стал остро. Класручка предлагала добавить недостающих кавалером для девочек из других классов. Девчонки стали в позу: танец только для выпускников, а значит, надо его ставить так, чтобы мальчишки из класса задействованы были и никто кроме. По итогу получалось: танцуют семь пар, остальные девчонки организованно становятся в круг, красиво размахивают воздушными шариками.
Карина сомневалась, что ей хочется: вроде бы в кругу стоять, не особо-то и почетно, а вальсировать, получается, и не с кем. Да и танцоры из мальчишек так себе. Топчутся по спортзалу, с ноги на ногу переминаются, увещевания приглашенного хореографа из местного ДК не помогают. Вроде бы Вовка и Дрон вальс красиво танцуют, но их вызвали в военкомат, что-то с медосмотром и возрастом. Им уже по восемнадцать.
- Карина, позвольте вашу руку. Я приглашаю вас на вальс. - Денис Викторович решил проинспектировать репетицию. Он протягивал раскрытую ладонь, ввергая Карину в ужас. Всё не по плану! Она не может касаться его здесь, на глазах у всех…
- На примере с вами я покажу, как это делается.
- Я сам покажу, как и что делается, - встрял невесть откуда влетевший в помещение Артем, становясь между Кариной и директором.
- А вы, Дронов, у нас еще и танцор, помимо спортсмена и отличника боевой подготовки? – иронично приподнял бровь Денис.
- Да. В спортшколе, где я учился, и танцы были, - пожал плечами Тёмка, как само собой разумеющееся. И танцевать ему ничего не мешает, и за девочками приударять.
- Дронов! – взвизгнула Леночка. – Мы же договорились. Ты со мной танцуешь вальс, а потом последний звонок дашь. Валентина Николаевна, вы же обещали!
- Не помню, Дубцова, - класручка решила сделать крайне удивленные глаза. – О последнем звонке еще ничего не известно. Решают завуч и директор. Двадцать пятого мая узнаете. Будет подарок вам и сюрприз.
Карина не поняла, откуда на нее налетел ураган, подхватил и закружил в вихре. Она не сбивалась, отсчитывала такт, а Артем сжимал ее запястье своей крепкой ладонью, придерживал за талию. Вел за собой. Зазывал. Приглашал в интересное приключение. Мир вокруг завертелся волчком. Гулкое эхо спортзала, и отсчет Валентинки «раз-два-три» исчезли. Остались только синие глаза цвета индиго, и она, Карина, отражавшаяся в них…
А двадцать пятого мая небо украшено клубками облаков. Солнце щедро поливает оранжевыми лучами баскетбольную площадку, где выстроилась в линейку вся школа.
Выпускницы с бантами, белыми фартуками, как когда-то давно, десять лет назад пришли малышками. Алые ленты через плечо с надписью «Первый выпуск ХХI века». Мальчишки в светлых рубашках, темных брюках. Девчонки роняют слезы, не признаются в сентиментальности – солнце в глаза бьет.
И Денис Викторович объявляет:
- Право дать прощальный звонок представляется выпускникам: отличнику спортивной и боевой подготовки, занявшему первое место среди юношей допризывного возраста Артему Дронову и серебряной медалистке, будущей студентке факультета журналистики Карине Ольховской.
Шепоток, пересуды понеслись по-над толпой. Карина не понимает, что ждут именно её. Громко возмущается Леночка. Отворачивается. Рыдает, смахивая злые слезы. Было бы из-за чего плакать. Можно подумать, Карина мечтала о клятом звонке!
Из транса её выводит Дрон. Хватает за руку, обжигая прикосновением. Тащит через потрескавшийся асфальт площадки к первоклашкам, которые торжественно вручают ему звонок. Девочка смотрит на своего кумира снизу вверх восторженно.
Еще бы!
Именно этот выпускник первого сентября нес ее на плече, когда она крутила в маленьких ручках колокольчик. Вот он – медный, постаревший, с растрескавшимся голосом. Поблескивает рыжим боком. Перевязан красным бантом.
Артем взял звонок. Накрыл ладонью дрожащую руку Карины, и они направились на «круг почета». Дребезжал старый колокольчик, отсчитывая с каждым ударом начало нового витка жизни. Взрослой. Без парт, звонков и любимых учителей.
Когда-то любимых…
А после случились экзамены, которые Карина сдала на одни пятерки. Как и Артем, к слову сказать. Началась подготовка к выпускному. Беготня по краевой столице в поисках платья и туфель…
Из зеркала на Карину смотрела незнакомка. Взрослый макияж. Прическа с локонами, змейками, падающими на плечи. Бальное платье струилось складками до самого пола. Золотистый цвет его удивительно подчеркивал белизну кожи. Карина не узнавала себя. Страшилась выйти за порог дома.
Там, в школе, будет вечер, официальная часть, вручение аттестатов, а после – ночь с танцами… И там будет Денис. До рассвета вместе с выпускниками. А после… никто не знает, что принесет восход в новую жизнь без привычного распорядка.
Июньская ночь дарила прохладу. Звезды огромные подрагивали вверху, приклеившись к бархату неба. Неслась музыка. Дискотека в разгаре. В спортзале столы с едой. Пьяные выпускники, а рядом их родители. Отмечают, радуются окончанию каторги.
Карина поежилась от дуновения ветерка. Она сидела в закутке рядом с аллей хвойников на парте, оставшейся после торжественной части.
Имеет Карина право нарушать правила, ведь уже не учится в школе. В сентябре ее ждет вожделенный журфак. На поступление были потрачены все ресурсы двух лет. Теперь внутри поселилось опустошение.
- Карина, что вы здесь делаете в одиночестве? – Денис Викторович присел рядом. Снял бежевый пиджак. Набросил ей на плечи. – Вот так. Вы… Ты продрогла. Я вижу.
- Денис Викторович, вы… Зачем это? Не нужно. – Карина запротестовала, попыталась избавиться от мужской одежды. – Мне хорошо.
- Будешь скучать, студентка?
- Не знаю. Уроки, звонки, дежурства на переменах, конкурсы – нет. Спасибо. Не буду.
- А… Если… По ком-то? – Денис задал вопрос отстраненно, впрочем, как всегда. Карина не ждала от него ничего другого, кроме как вежливости, интеллигентного воспитания.
- По одноклассникам уж точно нет! Лисуненко не увижу, слава богу! – засмеялась она звонко. – По учителям… Вас мне будет не хватать. Честно.
- Карина, - дрогнул хорошо поставленный голос.
Денис повернулся к ней, хотел что-то еще добавить, но вездесущий Дронов умудрился появиться в самый тонкий момент. Взъерошенный. Разгоряченный танцами. Светлая рубашка убежала из-за пояса темных брюк. И Тёмка остался верен себе и бунту против правил: вместо туфель на его ногах красовались кроссовки, фосфоресцирующие в темноте желтым.
- Оп-па! Интим! Темнота – друг молодежи, - припечатал Артем. – И дядек в возрасте тоже.
- Дронов, вы…
- Я, Денис Викторович, - Дрон изобразил шутовской поклон. – И вы здесь… С Ольховской… Ну-ну.
- Вы пьяны!
- Как и вы, и все вокруг. Я видел, как вы с нашим любимым товарищем майором ОБЖешником коньяк, что родоки подарили, дегустировали.
- Артем, вы забываетесь! – в голосе прорезались стальные нотки, наводящие ужас на учеников с первого по одиннадцатый класс. Кроме Дронова, как оказалось.
- Ну и что ты мне сделаешь? – нахально спросил он, подбоченившись, даже приняв боевую стойку. – Аттестат на руках. Оценками не запугаешь. Можешь в морду попытаться двинуть… Если получится, конечно.
- Артем, ты… Ты… Ты всё всегда портишь! – выкрикнула Карина, сорвалась с места и побежала, сама не осознавая, куда именно.
Она пролетела мимо дискотечной площадки около ступенек в спортзал, где дергались под «Руки вверх» одноклассники. Пробежала по темному и пустому коридору школы, оставив за спиной взбудораженные голоса. Очнулась лишь в полутемном кабинете биологии. Через стекло пробивался жёлтый свет фонаря, роняя капли света на стены.
Карина села за вторую парту. Последний раз в школе. На своем месте. В темноте и одиночестве.
Что же происходит?
Артем совсем с катушек слетел. Задирается с Денисом Викторовичем. И тот, в свою очередь, достал галантными манерами. Зачем эти разговоры то на «Вы», то на «ты», платки наутюженные, пиджаки на плечи? А жена его как же?
Дверь распахнулась. На пороге оказался еще более взъерошенный и дерганый Артем. Он подошел к Карине, взял за руки, резко поднял. У той не осталось сил сопротивляться и возмущаться невозможным поведением одноклассника.
- Карина! Я тебя первый нашел, - выдохнул он, обдав амбре из спиртного и сигарет.
- Зачем? – устало обронила она, не делая попыток вырваться. – Я устала, Тёмка, от твоих выходок.
- Моих?! – возмутился Дрон. – Ольха! От тебя у меня крыша едет! Недотрога! Королева снежная! То цветы мои не берешь, то нормально говоришь, книги и фильмы обсуждаешь, смеешься, красиво так смеешься, звонко. То убегаешь, как только до нее дотронешься…
- А ты?! Чего руки распускаешь? К Ленке приставай, ей нравится, а меня не трогай!
- Достала ты меня этой Ленкой! На хрен она мне нужна!
- Разговаривай нормально, не кричи, - взмолилась Карина.
- А-а-а, - протянул Артем насмешливо. – Я, значит, говорю не так… Куда уж нам, молодым и убогим, до образованных и старых.
- Не трогай Дениса Викторовича! Он здесь ни при чем!
- Тебе так нравится этот… этот… извращенец? Хочешь, притащу его к тебе, пускай красиво с тобой объясняется. Только, Ольха, ты подумай сама: тебе семнадцать, а ему… ему достаточно, чтобы быть директором школы, семью иметь, жену с ребенком. А к тебе, красивой, нежной, руки свои поганые тянет, взглядом пожирает сальным. Я весь год сдерживался, чтоб рожу ему не начистить. Он тут власть, а мне аттестат кровь из носа нужен был. Нет у меня денег, поддержки отцовской. Самому себе жизнь строить придется. Поступать, работать. Сегодня документ в кармане. Можно из-за женщины разборки начинать.
Артем криво усмехнулся.
- Ты пьян, Тёмка! Такую чушь несешь, - пробормотала Карина, не понимая логики и неуёмной фантазии мальчишки. Денис на нее запал? Глупости!
- Да глаза раскрой! Мир мимо тебя проносится, а ты в своих мечтах застряла. Ничего не замечаешь, сквозь людей смотришь, как на пустое место.
- Что тебе надо от меня, Дронов? Зачем ты ко мне пристал?
- Да… я… Люблю тебя, дура! – выкрикнул Артем, сжав ее плечи и хорошенечко тряхнув.
Карина задохнулась от изумления, приоткрыв рот, и стала глотать воздух, показавшийся вязкой субстанцией. Не о таком признании она мечтала, но…
Внутри треснула ледяная корка, опала тонкими льдинками. Сердце затрепетало, отплясывая невероятную румбу.
Карина не поняла, каким образом губы успели найти и захватить в плен ее губы. Она позволила завладеть своим ртом, устремилась вслед за Артемом в пучину удовольствия и безумия. Вкус табака с примесью алкоголя. Но и Карина сама пила шампанское, которое кружило голову. Не иначе…
Ей казалось, что ее утягивает на дно реки водоворот, и сил сопротивляться нет. Она застонала. Обвила руками Дронова, чьи руки блуждали по ее спине. Позволила языку играть со своим языком, выплясывать в страстных движениях. Поцелуй нарастал, обжигал и дразнил. Карина не заметила, как оказалась на парте, а ладонь Тёмки медленно приподнимала платье, скользя по ноге.
Стон сорвался, эхом разнесся по пустому классу…
Зажегся свет в кабинете. Ударил по глазам. Карина зажмурилась. По инерции вжалась в Артема.
- Вы не до такой степени взрослые, чтобы устраивать в стенах школы… такое.- Денис Викторович с каменным лицом стоял у входы, сжимал и разжимал кулаки. - Карина, пойдемте, нам надо поговорить.
- Я не пойду, простите, - не глядя на Дениса, произнесла Карина. – Я с Тёмой останусь.
- Понятно? – приосанился Дронов, бросая вызов директору.
- Еще раз повторяю: никаких эксцессов на выпускном. Видите себя прилично.
Свет погас, дверь захлопнулась, оставив дрожащую Карину в темноте. Она цеплялась за Артема, словно за соломинку, пыталась понять, что же дальше будет…
А дальше был рассвет, который они встречали вдвоем, сбежав от одноклассников. Артем нес Карину на руках со школы до их переулка. Она пожаловалась, что растерла ноги новыми туфлями. И, несносный, совершенно невозможный Дрон, подхватил ее на руки, словно пушинку.
После они целовались под раскидистым тополем, сидя на лавочке. Никакие Денисы Викторовичи не омрачали занимавшуюся на востоке робкую зарю новой взрослой, и не менее сложной, чем была школьная, жизни...

***


«Моя любимая ученица»

Комментарий под фотографией в соцсетях ввел Карину в ступор. Серьезный мужчина в сером костюме. Солидное брюшко не скрыть ремнем из дорогой кожи. Залысины. Усталый взгляд по-прежнему серых со стальным отливом глаз.
Первая любовь, она такая…
Грустно видеть то, то сталось с некогда молодыми людьми.
Через три дня прилетело сообщение, завязалась переписка.

- Карина, прекрасно выглядишь. Я так рад, что увидел тебя в паблике наших выпускников. Ты совсем не изменилась.
- Здравствуйте, Денис Викторович! Вы мне льстите. Мне уже тридцать пять. Я не могу быть шестнадцатилетней юной ланью.
- Зачем так официально? Просто Денис и на «ты».
- Простите. Не могу. Рефлекс с юности – учителя, преподаватели ВУЗа – исключительно на «вы».
- Как поживаешь?
- Как и все: работа, дом.
- А вы?
- Да как-то… было в жизни всего и много. Сейчас в администрации краевого центра работаю.
- Вы давно уже не директор школы? Не живете в нашей станице? Я там не бываю совершенно. Родители продали дом.
- Меня перевели в управление образования, спустя два года после вашего выпуска. Моего любимого выпуска. Сколько разных, сильных учеников. Красивых девушек. Ты стала журналисткой, как мечтала?
- Да. Работала на телевидении. Теперь в интернет-издании, а еще… хобби у меня… странное… Я книги пишу.
- Надо же! И как?
- Издано три. В электронном виде проданы десятки.
- Жанр какой? Я слышал?
- Вряд ли. Это… развлекательная беллетристика. Женские романы о любви.
- Ты всегда была романтичной натурой. Такая умная, красивая. Я так… Так любовался тобой издали. Не смел подойти.
- Что вы имеете в виду? Я не понимаю.
- Да брось, Карина. Всё ты прекрасно понимала тогда. Бегала от меня. Я пугал тебя своей взрослостью, образованием, манерами? Не пойму до сих пор, как нужно было с тобой обращаться. Мне казалось, что если я поцелую тебя, то ты оскорбишься. Ты ведь… не такая, как все. Чистая. Невинная. Но… Оказалось… Тебе нравится смелость, напор, как у того мальчишки.
- Простите… Денис Викторович, ваши признания для меня несколько… чересчур откровенны. По прошествии почти двадцати лет…
- Да. Я понимаю. Но первая любовь… Она ведь не забывается.
- Это точно.
- Ты замужем?
- Да. А как ваша жена, Жанна? Сын? Игорек, кажется?
- Жанна… Мы давно чужие люди. В разводе. После того, как меня перевели в управление образования. Но, признаться честно, я не любил её. Мы… Мы сошлись вместе случайно. Я одинокий молодой мужчина, страдающий от неразделенной, губительной любви к юной девушке. Она… Так хотела хоть кому-то нравится в этой глуши. Получился ребенок. Я не мог бросить тень на свою репутацию. Ты же понимаешь. О карьере пришлось бы забыть. В нашей сфере всё так… пуритански и ханжески до сих пор.
- Понимаю…
- Я бы развелся с ней и раньше. Если бы ты в тот вечер сказала мне «да». Но ты, назло, показывая свою взрослость, убежала с наглым мальчишкой…
- Простите, Денис Викторович. Вы говорите о моем муже в негативном ключе. Мне неприятно.
-Как?!
- Да вот… Как-то так уже восемнадцать лет.
- И чем он занимается?
- У него свой спорт-клуб. Тренажерный зал. Фитнес. Студия кик-боксинга, в том числе и для детей. Наконец-то, доходы превышают расходы.
- Ты счастлива?
- Обязательно! Чего и вам желаю.


Мобильник из рук выхватил Артем. Положил на прикроватную тумбочку. Потерся носом о плечо, спуская бретельку ночной сорочки. Карина помотала головой.
- Недотрога, а давай поиграем?
- Дронов, отдай девайс! Мне в любви признаются, между прочим!
- Угу. Старый извращуга активизировался. Видно же, молодые девки не дают. Принялся окучивать известные варианты.
- Спустя столько лет? Маловероятно.
- Да ты на него глянь: почти лысый, с пузом, зато важный в костюме. Деньги есть. Инстаграмные телочки ведутся. Видать, устал от силикона, решил перейти на натурпроукт. Хрыч старый.
- А по мне, так для своих сорока семи Дениска наш вообще огурцом смотрится.
- Вялый у него огурец, моя радость, а помидоры так вообще гнилые!
Карина громко рассмеялась, но тут же зажала рот ладонью. Не хватало Сёмку разбудить. Иначе потом сына в садик утром не поднимешь.
- Артем, ты… Поручик Ржевский. Вечно всё опошлишь!
- Откровения о жене для меня вообще за гранью. Если бы ты, Кариша, ему дала, то развелся, а раз нет – то надо кого-то пердолить время от времени, пар спускать.
- Дрон, ты о своем опыте? Любите вы, мужики, пар спускать… Леночка не против была?
- Вспомнила бабка, как девкой была. Жена, ты зачем времена былые вспоминаешь?
- Не я первая начала. Денис написал. Вспомнились деньки школьные. Ну, так, как? Леночка хорошо отрабатывала?
- Женщина, - выдохнул Артем, разворачивая Карину к себе. Ухмыльнулся нагло. Ничего не изменилось в его манерах. – Говорю, как есть, первый и последний раз. С Ленкой у меня ничего не было. Хотел заставить тебя, заразу такую, ревновать. Но тебе по фиг было.
- Как не было, если засос на дне рождения ты мне показывал…
- Дурочка моя любимая! Ты вспомни: я не пью дешевое вино почему? Аллергия на порошок и краситель! Сразу пятнами иду. Тогда, кто-то припер в мягкой упаковке пачку винишка, так меня обсыпало всего…
- Гад, - Карина саданула мужа по плечу кулаком. – На нервах играл!
- Кто кому еще нервы мотал! Захожу в класс. Смотрю на вторю парту. А там… Красота сидит. Смотрит мимо меня. Думаю, не порядок. У всех отобью. Моей будет. А она… Как на пустое место посмотрела. И глазом стрельнула в сторону извращенца.
- Не правда! И не стреляла я глазами… Так… Любовалась со стороны…
- Было б чем…
- Манеры у него, воспитание.
- А еще наклонности больные.
- С чего бы это?
- А с того: помнишь Инку Шульгину, на два года младше? Так вот. Дениска её того самого в выпускном классе. Да-да. С тобой не смог, так другую умницу-красавицу оприходовал. Скандал был. Но за неимением заявления от потерпевшей и отсутствием улик дело не заводили.
- Ты откуда знаешь?
- Хорошо, когда одноклассник в следственном комитете работает.
- Как Вовка поживает? Сто лет его не видела. Светка там, небось, вся в детях.
- Корейскую диаспору расширяют активно. Четвертого ждут. Когда твой директор активизировался, я сразу звонок другу, Вовчик, старый черт, выручай, моей жены домогается наш общий знакомый, что б ему пусто было. Посмотри, что и как у него в биографии за эти годы. Вот и… Нарыл такой презанятный факт.
- Тёмка, хорош Дениса полоскать, ему там икается уже.
- И пускай! Нечего на мою королеву снежную пялиться.
- Ага, Ленке было можно было тебя тискать.
- Все-таки ревнуешь?
- Нет! Не понимаю.
- А чего тут понимать-то? Ты меня до спермотоксикоза довела, зараза, недотрога! Я к ней и так, и этак… Думаю, может быть, с Ленкой покручусь, заметит. Нет. Не работает приемчик.
- И с кем ты лечился тогда?
- А вот ни с кем в станице! Прикинь! Сложно там без отношений было найти девчонку, а если и найти, то… Засела ты мне занозой. Ничем не вытащишь.
- А… И… Получается сколько у тебя секса не было?
- Полтора года! Пока моя девочка, любимая ко мне снизошла…
- Я тебя в армию провожала в декабре. Ты же в инфиз свой разлюбезный не поступил с первого раза, если что. Я думала, что… А вдруг мы не встретимся больше. Вот и … А потом, ты зараза, душу мне вытрепал! В самоволку бегал в чужих шмотках. Без документов. Зайцем по электричкам. На губе сидел. В ментовке в наручниках тоже! В госпиталь попал. Додуматься: драться в одиночку с четырьмя дембелями-десантниками!
- Так это… Они ж рядом со мной на соседних койках валялись!
- Дронов, ну ты… Невозможное чудовище! И почему я тебя люблю?
- Потому что я чертовский обаяшка, не?
Снова завибрировал телефон. Артем посмотрел сообщение.
- Твой страдалец зовет тебя на свидание. Душу ему, болезному, лечить нужно…
- Шли его в пень!
- С удовольствием! – Артем напечатал сообщение. Выключил мобильник. – Ну, моя радость, будем сегодня делать лапочку-дочку?
- Обязательно. Только, помнишь, уговор: вынашиваешь и рожаешь второго ребенка – ты!

***


Через полгода книга писательницы любовных романов Карины Ольховской «Недотрога» стояла на полках книжных магазинов, а супруги Дроновы ждали появления на свет второго мальчика. Без уговора…



Источник: https://twilightrussia.ru/forum/305-16461-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Korolevna (28.03.2019) | Автор: Korolevna
Просмотров: 447 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
+1
9 робокашка   (02.04.2019 08:22)
Я прям растаяла от дружеских отношений женатой парочки Вспомнились свои былые годы biggrin
Спасибо!!!

0
10 Korolevna   (02.04.2019 14:31)
Пожалуйста! happy
Карина с Артемом не растеряли задора и чувства юмора с юности. Мне почему-то кажется, что так и надо без излишнего драматизма воспринимать жизнь, иметь искорку внутри wink

+1
7 ksywenka   (30.03.2019 23:14)
Спасибо вам огромное за такую прекрасную историю. Читала с большим удовольствием и на одном дыхании.
Желаю побольше таких милых историй и времени на их написание)))

0
8 Korolevna   (30.03.2019 23:20)
Вас благодарю за отзыв и внимание к "Недотроге".
На волне ностальгии по былым временам и сочинилась эта сказка, куда я намешала воспоминания, фантазию и мысли "А что, если..."
С милыми историями у меня напряг. Обычно получаются исключительные слезовыжималки biggrin Но я буду стараться. И самой понравилось работать с таким незатейливым и позитивным сюжетом.
Еще раз спасибо! happy

+1
5 Korsak   (30.03.2019 22:08)
Начала читать с конца))
Очень мило и приятно!
Приятно, что нет масштабных трагедий, что Карина не стала как все в угоду окружающей среде, что Дрон оказался настоящим мужчиной! И что итог такой, как должен быть- семья, дети и счастье!)
Спасибо большое))

0
6 Korolevna   (30.03.2019 23:12)
Спасибо большое за комментарий happy
Так всё и задумывалось: никаких драм. Подростковая любовь со всеми нюансами пубертатных героев.
Небольшое послесловие от повзрослевших Карины и Дрона.
Ну и если у героини были сомнения тот ли выбор она сделала, то после переписки с Денисом, они полностью развеялись biggrin
Пы.Сы. А в первой части был акцент на влюбленности в Дениса и его поступках. Во второй - мир Карины смещается от первых чувств к учителю максимально в сторону Дрона wink

+1
2 galina_rouz   (29.03.2019 10:26)
Спасибо большое за удивительно прекрасную историю! Желаю Вам творческих успехов.

+1
4 Korolevna   (29.03.2019 10:44)
Спасибо большое за пожелание и внимание к моей "ниочемке" wink
История простенькая, миленькая, без больших идей и трагедий. Как шоколадка для настроения.
Ну... С таким посылом я ее написала за ночь biggrin

+1
1 pola_gre   (28.03.2019 21:59)
Цитата Текст статьи ()
- Простите, Денис Викторович. Вы говорите о моем муже в негативном ключе. Мне неприятно.

Вот это другое дело. А то - директор, директор... biggrin

Спасибо за историю!

+1
3 Korolevna   (29.03.2019 10:43)
А что еще молодой и дурной отличнице надо? Манеры, подчеркнутая дистанция, чуЙства... Дрон-то пугает - чересчур активный товарищ. Вот приходится цепляться за "привычку любить" что-то безопасное. Но-таки Артем не сдался без боя biggrin
Спасибо большое за комментарий happy happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]