Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1634]
Из жизни актеров [1606]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4603]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2353]
Все люди [14642]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14063]
Альтернатива [8941]
СЛЭШ и НЦ [8555]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4077]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Жена и 31 добродетель
Ни воспитание, ни воображение не подготовили леди Изабеллу к тому, что ее ожидало в браке. Как должна в этом случае поступить благородная дама? Принять то, что ей дала судьба…или бороться с нею?

Моя жизнь...
Ты - всего лишь шлюха... И ты все еще думаешь, что нужна ему?..

Адская любовь
Он входит в десятку самых влиятельных людей в области кулинарии. И он ищет талантливого шеф-повара в свой новый ресторан, который открывает в Париже. Десять совершенно разных людей, и каждый уверен, что именно он выиграет приз. Но для этого им придётся пройти...нет не через "огонь, воду и медные трубы", а настоящий ад!
Что ожидает их там? Выигрыш? Слава? Или адская любовь без рамок и правил?

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Отцы
Что будет если троих горе-отцов оставить всего на один день со своими чадами? Третья мировая? Только подготовка к ней...

День, когда моя жизнь переменилась
Эдвард и Белла, две части одной души. Над этим не властно ни время, ни пространство. На дворе 1918 год. В свои 17 лет узнает ли Эдвард свою судьбу в призрачном образе, нарисованным гадалкой?

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Всё, что тебе нужно сделать - попросить
Белла думала, что никто не сможет сравниться с её парнем, пока не встретила его лучшего друга Джаспера. Дав ей то, чего она хотела, Джаспер сказал кое-что смутившее её. Должна ли она чувствовать себя виноватой или, как сказал Джаспер, всё не так, как кажется?



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 434
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Control your emotions. Глава 15

2017-12-13
18
0
Уже не дети – 2:1. Угрожать больше нечем.


- Мама! МАМА!
Со слезами на глазах Драко бросился в объятия миссис Малфой. Не объясняя ничего, после тяжелой бессонной ночи, единственным утешением сейчас была мать. Драко помнил всё: каждую её черточку, каждую тонкую линию скупой морщинки, пару седых волос, едва заметных на фоне общей платиновой копны. Лучшего спасения нет – мама всегда всё поймет и простит.
- Господи, ведет себя как ребенок… - сморщился Снегг, аппарировавший вместе с Драко.
- Он и есть ребенок, - процедила Нарцисса, испепеляя Северуса взглядом.
- Да?! – он вопросительно изогнул бровь. – А дети часто убивают директоров Хогвартса?
- Что…
Нарцисса ахнула и закрыла рот рукой. Она расцепила объятия и медленно отошла от сына. Ужас, потрясение, отвращение, страх.
- Мама, я…я не…они все были рядом…они издевались надо мной…это же была моя миссия…я должен был…мама…
- Люциус! ЛЮЦИУС! – взвизгнула Нарцисса.
- Он…он вернулся? – прошептал Драко в изумлении.
Отец должен был спокойно умирать в Азкабане, купаясь в собственном безумии. Но нет же, вот он, возник в дверном проеме. Исхудавший, ещё более бледный, небритый, Люциус Малфой застегивал последние пуговицы на атласном пиджаке.
- Драко…сын…ты вернулся…как? – нервно сглатывая, произнес Люциус.
- Могу спросить тебя о том же.
- Темный Лорд…дементоры уже не служат Министерству, поэтому я на свободе.
Он сиял от радости и даже на обращал внимания на брезгливые взгляды молчаливого Снегга, что присел в глубокое кресло. Мужчина поправил бесцветную рубаху и подбежал к сыну.
- Драко…мой сын…я так…я так никогда не скучал… - Люциус обнял сына и заплакал.
- Я не скучал, - отрезал Драко.
Он отпихнул отца, чем вызвал у Снегга довольное подобие улыбки. Тело пробила мелкая дрожь. Драко достал палочку и направил её на Люциуса.
- Я убил Дамблдора, - холодно вымолвил юноша.
В глазах старшего Малфоя застыл немой ужас.
- Я убил Альбуса Дамблдора! – воскликнул Драко и ткнул волшебной палочкой отцу в ключицу. – Не ожидал, папочка, да? Твой сын – убийца! Ты должен был подохнуть в одной из камер…
- Драко… - прошептала Нарцисса, совершенно обмякшая и всё ещё держащая ладони у лица.
- …давиться собственной кровью, блевать и мучиться, жрать дохлых крыс…
- Драко, как ты… - Нарцисса подступила к сыну.
- Ты должен был умереть, ублюдок! – закричал Драко. – Ты загубил мою жизнь! Ты сделал со мной это! Да, мама, и не спорь, - он поднял руку, останавливая Нарциссу. – Он предал и нас, и Волан…
- Называешь его по имени? – беспрепятственно вмешался Снегг.
- Мне плевать на его имя! – взревел Драко. – Речь сейчас о нем, - он снова ткнул палочкой в отца.
- Драко…
Внезапно весь мэнор потряс дикий крик. Истошный вопль, один за другим. И плач.
- Белатрисса привела сюда какую-то девушку, - тихо объяснила Нарцисса. – Я не успела разглядеть её лица. Они сейчас в подвале.
- Гермиона… - Драко умоляюще взглянул на Снегга.
- Малфой, позови Бел сюда, - безразлично бросил Северус.
Люциус, как китайский болванчик, закивал головой, смахнул слезы и спустился по каменной винтовой лестнице.
Новый крик, а за ним всхлипывания и мольбы. Жуткий визг злой тетушки.
У Драко задрожали руки, его бросило в холодный пот. Он мог, он хотел бы убить и Лестрейндж, но это сестра его матери. Убийство – это привилегия, и она дается не каждому, Драко знал об этом, как никто другой.
Бормотания отца, визг, спокойствие, отчаянный вопль и смех. Безумный и торжественный.
Он мучился. Холодные капли пота торопливо сбегали со лба к вискам, леденя голову. Убить эту тварь, уничтожить её. Как она посмела, за что? Что эта сука сделала с Гермионой?
- Она не должна тебя видеть пока, - проговорил Снегг.
Драко, слепо повинуясь, кивнул и встал за колонну. Нарцисса непонимающе взглянула сначала на сына, а потом на друга.
- Позже, - подняв руку в знак молчания, сказал Снегг.
- Цисси, дорогая, ты хотела меня видеть? – довольным голосом вымолвила Белатрисса, поднимаясь по лестнице.
Шаг. Медленный и осторожный. Белатрисса зашла в комнату, прихватив под ноги шлейф уродского платья. Ещё шаг. И не дышать, чтобы не услышала.
- Да, Бел, я переживаю за Драко... – нарочно заливаясь слезами, сказала Нарцисса.
- Северус, где Драко? Ты должен был быть рядом с ним! – подбежав к сестре, завопила волшебница. – Где он? Вы убили Дамблдора?
- Драко убил его. Он скоро будет. Сейчас ему надо прийти в себя, - с небольшой расстановкой произнес Снегг.
Тихо и осторожно, уже задыхаясь. Шаг к ней. Вот уже лестница. Белатрисса ни разу не повернулась, спасибо матери и учителю. На цыпочках, как в детстве, спустился по каменным ступеням. Всхлипы отчетливее. Голоса все тише. Плач. Сотни слезинок можно было в кувшин сливать, а потом королевские розы поливать. Тихие молитвы. Их голосов совсем не слышно.
-…прошу, пожалуйста…Господи, спаси…я не могу…слишком больно…где они…помоги мне…хоть кого-то на помощь…
- Гермиона…
Наверное, он слишком охрип, пока орал на отца, потому что с губ не слетело ни звука. На полу лежит она. Рядом лужи крови. Всё в крови. Лежит как распятая, только ноги под себя подобрала, словно спрятаться хочет. На левой руке неаккуратно выцарапано, высклеблено до мяса. «Грязнокровка». Всё в порезах. Лицо в синяках, бровь рассечена, и кровь как слеза – прямиком к вискам, пробирает сквозь волосы дорожку к затылку. И тихие молитвы.
- Гермиона…
На этот раз громче. Но она лишь рассмеялась и заплакала.
-…что мне их голоса…я их слышу каждый день…господи, дай мне силы выжить…я схожу с ума…слишком много боли для меня…уже слышу его голос…
- Гермиона…
Драко наотмашь пихнул дверь и подбежал к Гермионе. Споткнувшись, он рухнул на колени и подполз к ней. Осторожно приподнял и обнял.
- Прости меня… - шептал Драко. – Я не знал…это всё из-за меня…что она с тобой делала?
Ни слова в ответ.
- Гермиона, это я. Я настоящий. Я рядом, всё хорошо…
Драко расцепил объятия и посмотрел на Гермиону. Девушка остекленело и пусто смотрела на него, словно это всё ей мерещится. Она приоткрыла рот, собирая на уголках губ запекшуюся кровь, но ничего не сказала.
- Гермиона! Скажи хоть что-нибудь! Не молчи! Гермиона!
Он обхватил её лицо ладонями и прижал к себе. Покрывая поцелуями, Драко плакал. Так сильно он не был изможден никогда.
- Тебе нельзя…
Её голос был похож на шелест. Когда ветер легонько летом листья на ветках потревожит, и они шепчутся между собой, негодуя.
- …нельзя здесь…она накажет…
- Она не придет, - Драко замотал головой. - Я могу спасти тебя.
- Не хочу, чтобы ты спасал…ты другой…ты должен убивать…
- Ты с ума сошла?! Гермиона, я здесь только ради тебя!
Драко хотел поднять её, но Гермиона уперлась окровавленной рукой ему в грудь. И голос её стал груб и тверд.
- Не надо. Я не хочу, чтобы ты меня спасал.
- Что…Да что с тобой происходит?!
Малфой отпустил её и поднялся на ноги. Повсюду кровь. А она хочет продолжения.
- Мы с тобой в школе начали одну игру, - с презрительной ухмылкой начала Гермиона.
- Что за игру?
- Боль. Причинять её друг другу, - она вытерла кровавую дорожку с запястья. – Пока я лидирую.
- Что…
- 2:1, Драко, - снова ухмыльнулась Гермиона.
- Гермиона, что ты несешь?! Какая к черту игра?! Мы уже не дети, уже не школьники!
- И что ты сделаешь? Накажешь меня? – тем же тоном сказала Гермиона.
Он закрыл глаза, глубоко вздохнул, и всё в сознании встало на свои места. Она по-настоящему сходит с ума, как родители Невилла, этим «подвигом» Белатрисса гордилась больше всего. И что ему делать? Отправиться с ней в больницу Святого Мунго – точно не вариант. Просто оставить здесь тоже нельзя, это настолько же неправильно. Драко запустил руку в соломенные волосы и устремил взгляд в потолок. До его слуха не сразу дошел разгневанный шепот. Он обернулся и застыл, пораженный увиденным. Гермиона забралась в угол подвала, оставляя за собой кровавую дорожку, сжалась в комок и теперь напоминала маленького запуганного ребенка. Она давила на раны, плача от боли, сгребала сгустки крови на ладонь и размазывала кровь по стене.
- Я всегда…хотела…люблю рисовать…Драко, погляди – я художница!
Она зашлась в истерическом припадке слез и смеха. Но Гермиона не останавливалась, она продолжала выдавливать из ран кровь и рисовать ею.
- Я художница, Драко! Ты рад? – звенящим голосом воскликнула она.
- Гермиона, прошу, не надо…успокойся…остановись…
Он не мог этого выносить. Нижняя губа задрожала, на лбу выпятилась пульсирующая жилка. Он почувствовал себя таким старым. Как будто постарел на много-много лет. Драко содрогнулся всем телом и упал на колени. Он пытался что-то сказать, но тело словно не слушалось его. И радость Гермионы, смешанная с кровью, в самом деле давила его, душила, заставляла плакать. И у Драко не было сил контролировать эти жгучие, вымученные слезы. Он на коленях подполз к Гермионе и сел рядом. А она все рисовала, тешась своим творениям. Драко чуть не вырвало: на сырой бетонной стене старого подвала кровью был нарисован дом. Простой, какой Драко пару раз видел на картинках в книгах. Рядом поломанные качели, по земле расстилается травяной ковер, на котором стоит человек, а в самом верху, куда смогла дотянуться Гермиона, облака и солнце. Он так рисовал в детстве.
- Мне больно.
Гермиона обхватила себя руками и смотрела куда-то в пол. Она раскачивалась, каждый раз глухо ударяясь спиной о стену. Она закончила рисунок и вцепилась подписанной Белатриссой рукой в Драко. Он дрогнул и посмотрел на Гермиону.
- Мне больно, - тихо повторила она.
- Все будет хорошо, - дрожащим голосом сказал Драко.
Малфой поднялся на ноги, достал волшебную палочку и зашептал заклинания. Так его спасал Снегг. Раны на теле Гермионы стали затягиваться, и лишь надпись «грязнокровка» не желала убираться. Казалось бы, Гермиона сейчас должна была подняться и посмотреть на него. Но нет, она все так же сидела на полу, обхватив себя руками, и смотрела пустым взглядом в пол.
- Вставай, Гермиона, - попросил Драко, склоняясь к ней.
Он хотел взять её за руку, но Гермиона пошатнулась и вдавилась в самый угол подвала, словно боясь его.
- Прошу, давай, я хочу помочь тебе, - взмолился Драко, протягивая руку.
На лестнице послышались шаги. Драко застыл на месте. Он судорожно соображал, что делать. В голову ничего не приходило, кроме убийства того, кто войдет сюда. Шаги стали все отчетливее, и можно было разобрать бессовестный голос Лестрейндж.
- Где же ты, моя грязнокровочка? Соскучилась? Малышка, я уже иду, погоди всего минуту…ох, чертово платье!
Оставалось секунд двадцать, не больше. Драко зажал Гермионе рот рукой, потому что она помахала рукой дверям и заулыбалась, намереваясь что-то сказать. Драко вцепился в её руку и сосредоточился, концентрируя мысли: «Поттер…Поттер и Уизли…к ним…в Лондон…Кинг-Кросс! Точно, вокзал Кинг-Кросс, платформа 9 и 3/4!!!»
Его везения хватило, чтобы трансгрессировать вместе с Гермионой за три секунды до того, как в подвале появилась Белатрисса.
Лондон встретил их туманом, ветром и холодом. Вокзал был непривычно пуст, и любой звук раздавался здесь протяжным эхом. В голове Драко сразу возникла мысль послать сообщение Гарри, вот только как это сделать, он не знал. Гермиона совершенно без сил лежала у него на руках. Драко осторожно усадил девушку на лавку и осмотрелся. И впрямь никого, значит можно не опасаться.
- Гермиона, как ты? – подсаживаясь к ней, проговорил Драко.
Она молчала, бессмысленным взором глядя в пол. Уже, правда, не раскачивалась, но от этого легче не становилось.
- Гермиона… - снова предпринял попытку Малфой.
Его ожидало молчание. Это было невыносимо, вот так сидеть и молчать. Тишина давила на уши и тянула куда-то вниз, топила собственной беспомощностью.
- Мне больно, Драко, - после получасовой немоты наконец сказала Гермиона.
- О, Мерлин… - сбитый с толку, произнес Драко. – Гермиона, я с тобой, всё хорошо, сейчас я что-нибудь придумаю…
- Мне больно, Драко, - каменным голосом сказала Гермиона. – Помоги, прошу.
- Да-да, сейчас…Гермиона, я…сейчас…Фините – с надеждой прошептал Драко. – Сальвио…Протего…Фьянто…
В глазах предательски защипало. Но нет, он не заплачет. Он же, черт возьми, Драко Малфой, деланный волшебник с самомнением выше крыши! У него всегда все получалось, получится и сейчас. Драко бормотал все известные ему заклинания, и потихоньку лицо Гермионы из мертвенно-бледного приобрело естественный оттенок. Она сделала глубокий вдох и часто-часто заморгала. Казалось, что она просыпается из глубокого сна. Гермиона вытянулась на скамье и удивленно посмотрела на Драко.
- Где мы?
Пока ей ещё трудно было совладать с голосом, и сиплый шепоток был едва различим даже в пугающей тишине. Драко на всякий случай огляделся, но вокзал был все так же пуст. И все равно Драко не покидало ощущение неуверенности, поэтому он наложил заклинание на себя и Гермиону, чтобы никто не мог их услышать.
- Рука…так болит…
Из горла Гермионы вырвался отчаянный вопль, лишь она закатала рукав. Погано выскобленное «грязнокровка» засохшей кровью жгло руку.
- Я помню Беластриссу…Малфой-мэнор…она меня пытала… – Гермиона закрыла лицо руками, - а потом ничего не помню…как будто я потеряла сознание…просто было больно…за ней пришел твой отец…а потом – ничего…
Она сотрясалась в рыданиях, и Драко просто не мог ей сказать правды. Что она почти на час сошла с ума, что кровью рисовала на стенах, что несла всякий бред про игры.
«2:1, Малфой»
Эти слова почему-то Драко запомнил лучше и отчетливее всего. Голос Гермионы в тот момент не дрожал, она была уверенна и горда, без тени сумасшествия, смеха или скорби.
- Гермиона, ты совсем ничего не помнишь? – спросил Драко.
- Если случилось что-то важное, немедленно говори, - дрожащим голосом потребовала она.
- Нет-нет, ничего важного, - тут же отмахнулся Драко, придавая лицу более беспечный вид.
До Гермионы доходило очень долго в этот раз, где она и что с ней произошло. Пережитое казалось просто страшным сном, во всяком случае, ей этого очень хотелось. Но высеченное на левом предплечье омерзительное напоминание её статуса говорило об обратном. Это был не сон, болело все тело. Гермиона ещё долго боролась с желанием упасть посреди вокзала и уснуть там, не обращая внимания на Малфоя. Она закрыла глаза, откинувшись на спинку скамьи, и вспомнила всё более отчетливо. Вот Белатрисса тыкает ей в лицо колдографию, рядом что-то холодно вещает профессор Снегг, потом ей приказывают трансгрессировать в Малфой-мэнор, тащат куда-то вниз за волосы, и снова Белатрисса. Больно, очень больно. Потом ещё больнее. Кто-то из них двоих кричал, это точно. Потом, Гермиона хорошо запомнила, пришел Люциус Малфой. Белатрисса рассмеялась, взмахнула палочкой – и больше Гермиона не помнила ничего. Она убрала руки от лица и осмотрелась. До боли знакомое место, Гермиона точно здесь была, но это же не может быть…или может?
- Драко, - она уже могла говорить в полную силу, - мы на Кинг-Кросс, верно?
- Да, - прохрипел слизеринец. – Гермиона, я…я должен тебе кое-что сказать.
Гермиона во все глаза смотрела на него. Драко стал чернее тучи, на лбу проступили капельки пота, костяшки пальцев побелели, и сам он весь напрягся. Нижняя губа дрожала, пара пепельных прядей челки падала ему на лицо, прикрывая глаза. Но Гермиона отчетливо видела, как в этих глазах отражается страх.
- ЯубилДамблдора.
- Что?
- Я убил Дамблдора.
Гермиона резко вскочила со скамьи. Адреналин в крови зашкаливал, сердце было готово разорваться от столь бешеного ритма, и на глазах проступили слезы. Она в ужасе посмотрела на Драко. Тот и бровью не повел, как будто уже привык к такой реакции.
- Мое задание, - продолжал он, - это и было моим заданием: убить Дамблдора. Я не хотел, но когда Снегг сказал мне, что тебя забрала Белатрисса…
И он рассказал ей обо всем. О том, что было в башне Астрономии, о том, как Гарри буквально дышал гневом, гонясь за Снеггом и самим Малфоем, и о том, что его отец вернулся. Гермиона не верила своим ушам. Этот исхудавший, перепачканный грязью школьник, который спас ей жизнь, убил самого великого волшебника за всю историю. Она пошатнулась и села на пол. Ни боль, ни засохшая кровь её сейчас не заботили. Драко убил Дамблдора! Гермиона обхватила голову руками и принялась раскачиваться. Мерлин, это недопустимо. Этого просто не может, этого не может быть. Не должно, не позволено, никак нельзя. Но он убил, и Гермиона могла поклясться, что это правда, почему-то она до сих пор верила словам Малфоя. Она встала и подошла к Драко. Он, не медля, тоже поднялся на ноги.
- Ты был прав. Ты не тот, кто мне нужен.
- Гермиона, я…
- Нет! Что ты наделал? Ты хоть понимаешь?! Соображаешь вообще? ТЫ УБИЛ ЧЕЛОВЕКА!!! Как это вообще можно оправдать?
- Я не знаю! Я не понимал, что делал, - заламывая руки, оправдывался Драко. - Мне просто хотелось разделаться со всем побыстрее и вернуться за тобой, я не…это должен был за меня сделать Снегг.
- Ублюдок! Убийца! Твое место в Азкабане! – захлебываясь рыданиями, кричала Гермиона.
- Они бы все равно убили его, Гермиона! Так какая разница, кто это сделает?
- Какая разница? Какая разница?! Ты всего-навсего убил Альбуса Дамблдора! Нет оправданий для убийства! Тебе 17 лет!
- Я все это делал, только чтобы освободить тебя…
- Ложь.
Гермиона влепила ему пощечину. Она впервые за все это время не поверила его словам. Это было унизительно и оскорбительно – узнать, что человек, из-за которого тебя мучили несколько часов, убийца. Но ещё унизительнее для Гермионы было до сих пор любить его. Ей, возможно, было больнее, чем ему, когда она оставила на щеке Драко красный след удара.
- Я на самом деле спешил к тебе, Снегг сказал…
- Ложь, - с новой пощечиной процедила Гермиона.
- Думаешь, мне самому не противно сейчас оправдываться перед тобой?!
- Ложь! – и новый удар.
И Драко стоял и поддавался, хотя ему ничего не стоило заломить Гермионе руки. Он стоял и скрепя сердце выносил свое наказание. Эта ложь казалась святой истиной, но так просто Гермиона оставить это не могла. Ей хотелось, чтобы он испытал хотя бы малую долю той боли, что испытала она. Драко словно прочел её мысли.
- Не волнуйся, меня ещё накажут. Белатрисса, мой отец и, конечно, Волан-де-Морт.
Рука Гермионы застыла в воздухе и медленно, в сопровождении сдавленных рыданий, опустилась на прежнее место.
- Тебе достаточно? Я прижег твои раны? Это все что я могу сделать. А теперь оставь меня корчиться в моей собственной агонии.
Девушка с минуту просто молча смотрела на него, а потом кинулась к нему на шею, обнимая плечи хрупкими запястьями.
- Пожалуйста, Драко…пожалуйста…
Не надо было продолжать, Драко и так понял, что она хотела сказать.
«Пожалуйста, не бросай меня»
Он прижал её к себе и обхватил ладонями её лицо. Медленно и осторожно, Драко примкнул губами к её рту. Слезы слились с кровью, и этот вкус будоражил сознание.
- Я когда-нибудь тоже обязательно умру, не волнуйся. За Дамблдора отомстят…
- Перестань, прошу, хватит, - молила Гермиона.
Драко поцеловал её в лоб и ещё раз крепко обнял.
- Не отпускай моей руки.
- Никогда.
Было так странно обещать то, чего не будет. Действия рассыпались, как песок из рук.
- Ты нужна мне, понимаешь? Нужна как никогда, - тихо сказал он.
Гермиона не понимала, она чувствовала. Это было одно из тех явлений, которые Гермиона не могла объяснить, и найти толкование в умных библиотечных книгах тоже невозможно. Это была любовь. Самая настоящая. И в этот миг в голове Гермионы пронеслась мысль о том, что лучшая любовь – это любовь, которой не существует. И пускай в таком случае она ненастоящая, зато самая лучшая. И Драко снова как будто прочел её мысли.
- Это не красивая история любви, Гермиона, - вымолвил он. – Этот ужас, леденящий душу, что творится у нас, нельзя назвать любовью…
Гермиона отпрянула от него, и на глазах опять проступили слезы.
- …это нечто гораздо большее. Я готов миллион раз принять убивающее заклинание, если бы это означало, что ты будешь жить.
- Я отдала тебе свое тело и душу. Я ни о чем не буду жалеть, даже если нас сейчас убьют, - Гермиона вдернула подбородок.
Есть такая особая система: когда ты умираешь просто. Без слез, драм и прочего фанатизма. Гермиона умирала именно так. Для неё уже не существовало больше этого чертового вокзала. Сейчас Драко стал центром её маленького мира.
- Они найдут нас. И убьют, - печально улыбнувшись, сказал Драко.
- И что нам делать?
Малфой пожал плечами и рассмеялся вместе с Гермионой.
- Это была такая гнилая ложь…То, что мне приходилось говорить всем. Ты не представляешь, как было тошно от самого себя, - вздохнул Драко.
- Мы должны где-то спрятаться. Нам нужно укрытие и план. Нужно все продумать.
- И где мы спрячемся?
- «Дырявый котел»?
- Нет! Ты что, Гермиона?! Мы оба пропали из школы, а сейчас спокойно объявимся в «Дырявом котле»?!
- Можно спрятаться в лесу…
- В лесу?
- Ну да. Сейчас лето, думаю, от холода мы не умрем. К тому же, всегда будем обеспечены едой – это же лес.
- Не думаю, что это хорошая идея… - засомневался Драко.
- Не доверяешь мне?
- Ладно, слушаю и повинуюсь. Просто…нам одним не справиться.
- Да говори уже, кого ты знаешь, кто бы мог нам помочь, - топнула ногой Гермиона.
- Блейз. Он всегда был горазд на идеи, и потом – ему жутко везет. Он оставался в школе после нашего исчезновения, он нам многое сможет рассказать! – как будто сам пораженный своей идеей сказал Драко.
Гермиона не сомневалась ни секунды. Блейза она знала довольно хорошо, и сейчас была бы безумно рада увидеть его. Она радостно закивала головой. Драко поднял с лавки свою волшебную палочку и внимательно рассмотрел её.
- Вот только как мы его найдем? – спросила Гермиона.
- У его мамочки есть несколько собственных поместий. Он – в одном из них, - просто ответил Драко.
- В одном из них? А этих поместий так много?
- Несколько. Повезло, что я знаю местоположение каждого.
- Эм, Драко, а ты не думаешь, что будет немного странно нам путешествовать по миру в поисках несовершеннолетнего недотепы-волшебника? – уже полностью погруженная в сомнения, парировала Гермиона.
- Так мы же будем трансгрессировать!
Драко посмотрел на неё так, как будто Гермиона была полной дурой, раз не додумалась до таких элементарных вещей. Но Гермиона в ответ одарила Драко взглядом а-ля «какой же ты идиот».
- А если вокруг замка такая же защита, как возле Хогвартса? Тогда наше перемещение не пройдет бесследно! Надо аппарировать в паре километров от начала поместья, а там можно как-нибудь передать весточку Блейзу, - уверенно говорила Гермиона.
- Да, но есть один прокол в этой схеме. Даже несколько, - вставил Драко. – Во-первых, где мы будем спать? Во-вторых, что мы будем есть? В-третьих, откуда ты знаешь, что твою записку прочтет именно Блейз?
- В любом случае, я подкинула хорошую идею, - рассердилась Гермиона.
- Думаю, надо начать с самого дальнего и забытого. Блейз мне как-то говорил, что там его мать объявляется реже всего, - оглядываясь по сторонам, выговорил Малфой.
- Ты точно помнишь, где это?
- Давай руку…и не отпускай, помнишь? – усмехнулся Драко.
- Смертельная опасность не самое лучшее время для романтики, - заметила Гермиона, но все же довольно улыбнулась.
Ей было страшно, мучительная неуверенность полностью выбила её из колеи, не дав толком собраться, когда Драко шагнул вперед и потянул Гермиону за собой в оглушающую темноту.
Они оказались в лесу. Густые черные ветки закрывали солнце, что очень напоминало крону Запретного леса. Ребята огляделись: это был сосновый бор. Просторный и чистый, кипы холодного воздуха хватило бы на пол-Лондона, только слишком темно. Гермиона и Драко достали палочки, прошептали заклинание, и на конце волшебных их палочек возник яркий белый свет. Они огляделись: вокруг ни души. Осторожно ступая, Драко пошел вперед, Гермиона медленно и осмотрительно петляла между деревьями позади. Они вышли на окраину и словно лицезрели настоящее чудо – солнце лишь начало свой подъем, и тонкие золотистые лучи нерешительно падали на землю. Они, собираясь в кучу, подгоняемые выходом желтого небесного шара, освещали небольшой замок. Его острые вершины вполне могли стать самостоятельными башнями, в них была лишь пара малюсеньких окон. Дальше книзу башни разрастались, образуя массивный прямоугольной формы дом из ровного серого камня. Перед домом-замком была каменная мощеная дорожка. Она разветвлялась на несколько таких же, только чуть поменьше, одна вела в палисадник, другая ровной чертой простиралась к изгороди, и третья уходила куда-то в задворки. Вокруг самого замка была живая изгородь метр высотой. Железные прутья решетки, по-видимому, долго запертой, покрылись ржавчиной, однако она была не заперта. Это было видно даже издалека – решетка была тоже приблизительно метровой. Драко радостно взглянул на Гермиону, но она закусила губу и с недоверием смотрела на каменный дом, окруженный солнечным сиянием.
- Ну же, Гермиона, мы нашли замок, - он принялся загибать пальцы, - и там есть люди. Мы ведь за этим и пришли.
- Как далеко отсюда живут маглы? – спросила гриффиндорка.
- Понятия не имею, но думаю, что недалеко, потому что Блейз…ну, он часто сюда девушек приводил. Не уверен, что он с ними из Хогсмида трансгрессировал, - покачал головой Драко.
- Ладно. Если что, будем бежать к маглам, - заключила Гермиона. – Но как нам проверить, есть на замке защита или нет?
- Это очень легко проверяется…
Драко спешно спустился со склона, где кончался лес.
- Что ты делаешь? – зашипела Гермиона.
Но Драко её не слушал. Он спокойно приблизился к изгороди и направил на неё палочку.
- Редукто!
В изгороди образовалась огромная зияющая дыра.
- Кажется, защиты здесь нет, - с иронией сказал Драко.
- Молодец, лучше просто и не придумаешь, - язвила Гермиона, спускаясь к нему. – И как мы найдем Блейза?
- Так вот же он, - с этими словами Драко указал на одну из башен-вершин.
Солнце поднялось выше, и стало заметно только сейчас: у каждой башни был небольшой кованный вензельный балкончик, увенчанный остролистом. На такой балкончик северной башни вышел юноша. На нем были черные брюки, лакированные туфли и серая рубашка, верхние пуговицы которой были небрежно расстегнуты. В одной руке парень держал зажженную сигарету, в другой – стакан, наполненный яркой янтарной искрящейся жидкостью. Под глазами у него залегли мешки, на левой штанине была пара пятен, а на туфлях красовалась сажа и пепельные дорожки. Совсем непривычно было видеть Блейза таким.
- А если он не один? – зашептала Гермиона, вжимаясь в зеленую ограду.
- Есть варианты, как нам это проверить?
- Есть один, надеюсь, Блейз все сделает правильно…
После недолгих перешептываний Драко с Гермионой послали ему при помощи магии записку в виде бумажного голубя. Забини удивленно посмотрел на птицу из пергамента, но все же поймал её и развернул.
«Подай знак, если ты в поместье один».
Ну да, казалось бы, куда проще? Как-нибудь кашлянуть или закивать. Но это же Блейз! Он выхватил из заднего кармана палочку и, уронив стакан, завопил куда-то в пустоту:
- Я уже говорил вам, я не знаю где Малфой! А если бы и знал, не сказал! Что вам от меня ещё нужно?
Гермиона и Драко застыли в потрясении. Неужели Люциус на пару с Белатриссой уже начали его поиски? Прошло ведь всего пару часов. Драко медленно перевел взгляд на Гермиону. Та, нахмурившись, изучала землю под ногами. Наконец, она достала палочку и написала в воздухе:
«Блейз, придурок, опусти палочку, это я, Гермиона. Со мной Драко»
Она взмахнула палочкой, и буквы взлетели в воздух над живой изгородью. Чуть отстранившись от зеленой стены, Гермиона приподнялась на цыпочках и постаралась увидеть реакцию Блейза. Видеть было и необязательно – было прекрасно слышно.
- Докажи, что ты Гермиона Грейнджер! – орал Забини на ветки терновника.
- Как тебе доказать? – уже не терпя возражений, прокричала Гермиона из-за кустов.
- Есть вещи, которые знала только Гермиона!
- Ты предлагал мне переспать!
- Он это всем предлагал, - прошептал Драко, махнув рукой.
- Ты всю ночь сидел со мной у постели Малфоя! – цепляясь за воспоминания, кричала Гермиона.
- Это может быть и Снегг! – не унимался Блейз.
- Мы занимались в библиотеке, ты спрашивал про Гарри и Рона. Мы собирались выходить и увидели Малфоя, он заснул на учебниках. Ты окатил Драко водой в библиотеке, - вспомнила Гермиона, - а наутро вышел из его душа закутанный в маленькое полотенце. И ещё спросил, хочу ли я тебя…ты что-то говорил Малфою про сыр и девственниц…
- Привет, Грейнджер, - сияя радостной улыбкой, проговорил Забини совсем рядом.
Он вышел из ворот и подлетел к Гермионе. Блейз обхватил её своими огромными ручищами и обнял. Потом оторвался и улыбнулся Драко.
- Как вы спаслись? Я слышал, вас двоих повсюду ищут!
- Причем, по разным причинам, - вставила Гермиона.
- Мы недавно сбежали из моего дома…
И Драко повторил пережитое, снова опуская часть про сумасшествие Гермионы. Блейз, разинув от удивления рот, переводил взгляды с Гермионы на Драко. Когда Малфой договорил, приправляя свою речь умозаключениями Гермионы, Блейз взял друзей под руки и повел в замок.
- Ну, товарищи, соболезновать я вам не буду, - усмехнулся Забини. – Потому что у меня ведь тоже все было не гладко. С того самого момента, как в Хогвартс прибыли Пожиратели смерти…
Настала очередь Блейза поведать то, чего так долго ждали ребята. Он быстро провел их через прихожую и усадил на огромный диван в гостиной.
- Мег, - позвал Блейз.
В комнате мгновенно появился домовой эльф. Она, эльф была девочкой, была очень похожа на Добби: такие большущие уши и глаза размером с теннисный мячик. Наволочка, служившая эльфу одеждой, была идеально чиста, на теле никаких признаков избиения. Но Гермиона тут же ненавидяще взглянула на Блейза, он сделал вид, что ничего не заметил. Наверняка, Забини тоже помнил, как отчаянно Гермиона боролась за права эльфов.
- Мег, принеси чего-нибудь съестного и побольше чая, мои гости проголодались.
- Да, сэр, - пропищала эльф и с хлопком исчезла.
- Что? – Блейз непонимающе уставился на Гермиону. – Это их работа, и я с ними предельно вежлив, никогда не грублю и не наказываю.
Гермиона вздернула подбородок и повернула голову к Малфою.
- Сейчас есть вещи поважнее, чем защита эльфа, которых живет в ХОРОШИХ УСЛОВИЯХ, - выделил Драко, отмахиваясь от Гермионы. – Рассказывай, Блейз, - он с нетерпением заерзал на диване.
Пара эльфов принесла подносы с чаем, бутербродами, ломтиками сыра и жареного бекона. Драко и Гермиона, у которых во рту не было ни крошки почти сутки, с жадностью набросились на еду. Блейз усмехнулся и взял себе одну из чашек с чаем на подносе.
- У хавари уфе, - с набитым ртом потребовал Малфой.
- Вам всю историю с самого начала? – светским тоном поинтересовался Блейз.
Гермиона быстро закивала, протягивая руку к сыру.
- Я, между прочим, всю ночь не спал…
- Мы тоже, - резонно ответил Драко.
- Ну хорошо…Я поделюсь с вами своей историей развития событий, - он откинулся на спинку софы. – К нам в подземелье завалился Кэрроу… Амикус, кажется. Он быстро поднял нас на ноги, сказал держать волшебные палочки наготове и никуда не выходить. Сказал, это для нашей же безопасности. Как только он ушел, я ринулся вон из подземелий. Помчался наверх, к вам. Замок уже вовсю разносили Пожиратели. В меня несколько раз попали Ножным заклятием, - при этих словах Гермиона отставила чашку и протянула руку к Блейзу. – Сейчас всё в порядке, мне Мег помогла, - Забини обменялся с Драко взглядами, и Малфой оттащил Гермиону обратно. – Мне до чертиков надоели эти перестрелки, и я палил Обезоруживающими заклятиями по всем Пожирателям, которых видел. На третьем этаже я нашел эту девчонку, Джинни Уизли. Ближайшая приспешница Белатриссы не переставая метала в неё заклинаниями. Я спрятался за статую рыцаря и оттуда пальнул в эту сумасшедшую. Джинни тогда здорово обрадовалась, кинулась мне на шею и начала спрашивать, где Гермиона и Гарри. Сказала, что с Роном она только что разминулась, как будто мне от этого полегчало, - заметил Блейз. – Ведь я и сам тебя искал, Гермиона. Что до Поттера, то мне и в голову прийти не могло, где его носит. Я старался перекричать весь этот дурдом, но навряд ли она что-то услышала. Сказал ей, что бегу к вам. Джинни закивала и что-то сказала про учительскую…
- Ну да, я там и должна была быть, - с горечью сказала Гермиона, запуская руку в волосы.
- Я в тот момент подумал лишь, что она хочет, чтобы я пошел к учителям, - развел руками Блейз. – Уже не помню, что ей ответил… В общем, я оставил её там, она кричала, что ждет Рона, и я помчался наверх. Подбежал к портрету и слышу: кто-то визжит, слов не разобрать, а потом за этим визгом разобрал голос Лестрейндж. Она что-то требовала. Потом удар, - Драко так сжал кулаки, что пальцы побелели, - и я услышал твой голос, Гермиона. Я хотел было войти и помочь, но услышал голос профессора Снегга и словно окаменел. Белатрисса согласилась с ним, затем были снова твои всхлипы… - Блейз потянулся и взял Гермиону за руку, Драко положил ладонь ей на плечо. – Снегг вышел, увидел меня, но ничего не сказал. Я ринулся внутрь, но вас уже не было. Не понимаю, как вам удалось трансгрессировать на территории Хогвартса, - задумался Забини.
- Есть обманное заклинание, - заплетающимся языком ответила Гермиона. – К тому же, я уверена, Дамблдор снял защиту, чтобы к нам могли спокойно присоединиться члены Ордена…
Она зажала рот рукой. Парни переглянулись и внимательно посмотрели на Гермиону.
- Мы никому не скажем, все равно мы про этот Орден мало знаем, не волнуйся. Так говоришь, можно трансгрессировать? – перевел тему Драко.
- Да, - Гермиона облегченно выдохнула. – Но только если использовать при этом обманное заклинание… Я вот только название его забыла…
- Вспомнишь потом, - среагировал Драко. – Блейз, так что было дальше?
- Дальше?...Ах да…Я помчался вниз, сказать Джинни…сам не знаю, зачем. Ну вот, я спускаюсь вниз, а тут лестницы, блин, начали менять направления. Я рискнул и прыгнул, думал, что всё могу. Но я просчитался и полетел вниз, - Гермиона снова зажала рот рукой, сдерживая вопль. – Гермиона, не глупи, я ведь жив, - рассмеялся Блейз. – Меня девчонка спасла, тоже из Гриффиндора, Кэти Белл. Подхватила на метлу, спикировала вниз, и мы вылетели прямо во двор. Там-то я и застал остальных. Слизеринцы, по-видимому, на самом деле сами себя заточили в подземельях, потому что я никого из своих не видел. Побежал вперед, как только мы опустились с Кэти на землю, и увидел Невилла. Его сбила с ног заклинанием Алекто Кэрроу, сестрица пресловутого братика. У него нос был разбит. Я подбежал к нему, хоть и не дружил с ним никогда, - Блейз изогнул бровь, - и начал кричать, мол, давай помогу. Он в ответ что-то невразумительное о том, что справится сам. Ладно, оставил его. Побежал дальше. Там Джинни сражалась с Пожирателями, а с ней был неподалеку Рон. Но меня привлек внимание фейерверк…
- Фейерверк? – в вопросительной форме повторила Гермиона.
- Пожиратели подожгли хижину Хагрида, - терпеливо разъяснил Драко.
- Ага, - поддакнул Блейз. – Вот тут-то я тебя и заметил, и Поттера тоже. Рядом Снегг, весь такой важный, раз за разом отбивает поттеровские заклятия, а на тебе, - он кивнул на Драко, - вообще лица не было, словно ты не понимал, что делал.
- Была причина, - прошипела Гермиона, убирая руку Малфоя со своего плеча.
- Гермиона, это было задание, - перечил Блейз. – Сделанного не воротишь, он все равно умирал…
- Откуда ты знаешь? – скептическим тоном отозвалась она.
- Да потому я подслушал! – взбесился Блейз. – Я шел к директору в кабинет, надо было по поводу квидичча поклянчить, - отмахнулся он, - и подслушал его со Снеггом разговор. Он сказал, что директору из-за болезни остался максимум год. А Дамблдор потом сказал про задание. Я даже удивился, откуда он знает, помнишь, Драко?
Малфой уверенно кивнул.
- Так что, Гермиона, он бы в любом случае умер на той неделе.
- Да как вы не можете понять?! – Гермиона вскочила с дивана. – Убийство – это не то, что может помочь! Люди не любят, знаете ли, когда их убивают!
- Да, Гарри по этому поводу сильно переживал, - с тоской сказал Забини.
- Гарри? Что с ним? – тут же вернулась к главной теме Гермиона.
- Он почти ничего не ел. На похоронах, что странно, не проронил ни слезы, вообще вид у него опустошенный, - покачал головой Забини.
- Ещё бы! Убили человека, которому он доверял. И сделал это человек, которому Гарри тоже доверял, - холодно заметила Гермиона.
- Сейчас речь не об этом. Хотя именно об этом… Нас всех через день после похорон отправили по домам. Я ехал в купе с Роном и Гарри. Джинни, Лавгуд и Долгопупс решили на прощанье повеселиться – они подсели в купе к первокурсникам и бесплатно раздавали им шоколадных лягушек, Веселящие леденцы и, конечно, «Придиру», - Блейз удовлетворенно улыбнулся мягкой реакции Гермионы (она снова села на диван и потянулась к чаю). – Так вот, мы с парнями все обсудили, они займутся поисками…Блин, Гермиона, они так и не сказали, чем они займутся. Все шептали, что мне не стоит этого знать. Сказали лишь, что это поможет победить Волан-де-Морта…
Драко поперхнулся чаем.
- Значит, его все-таки можно одолеть? – откашлявшись, спросил он.
- Можно, - ответила Гермиона. – Но, простите, я не могу вам сказать…
- Снова здорово! – Блейз всплеснул руками. – У вас, значит, серьезные дела, а мы тут что, в ладушки играем?! Да ты хоть знаешь, что со мной из-за вас сделали?
Гермиона хотела возразить, но Драко остановил её.
- Что они сделали? – взволнованно спросил Малфой.
- Как только я вернулся в свое поместье, на окраине Лондона, к нам пришли Пожиратели. Моя мамочка, конечно, разревелась и сразу завопила, что она тут ни при чем, дура, - вздохнул Блейз. – Она сымитировала потерю сознания, и её никто не трогал. Меня же приковали цепями к углу в спальне и пытали. Спрашивали, где сейчас Драко Малфой и Гермиона Грейнджер. Как будто я знал, - он закатил глаза. – Мне самому до жути было интересно, где вы и что случилось. Но они не успокоились. Один из Пожирателей снял маску, и угадай, Драко, кто им оказался?
- Мой отец.
- Умница! – Блейз театрально потрепал его по голове. – Он склонился надо мной и сказал, что будет пытать меня, пока я не скажу всего. Потому что Драко хорошо общался только со мной…
- Дай снова угадаю – Круциатус? – иронично сказал Драко.
- Черт возьми, Малфой, да ты гений!
Гермиона в ужасе смотрела на них. Как они могут таким обыденным тоном говорить о пытках?
- О, душа моя, не волнуйся, для нас Круциатус – это норма наказания. Да-да, дорогая, нас так наказывали родители. Правда, моя мать была слишком слабохарактерна, чтобы так со мной обращаться, поэтому такая привилегия была у моих многочисленных отчимов. Радовало лишь то, что все они скоро умирали, - ухмыльнулся Забини.
- Но ведь это неправильно… - глаза Гермионы наполнились слезами.
- Ну, когда они помучили меня часов двенадцать и наконец поняли, что я ничего не знаю, они уничтожили цепи и ушли, - перебил её Блейз. – И тогда я аппарировал сюда. Об этом поместье знаю только я, моя мама и Драко. Ну, теперь ещё и ты, Гермиона, - он снова улыбнулся. – Я прибыл сюда вчера ночью. Пытался заснуть, да ничего не вышло. Мег за мной всю ночь ухаживала. Кстати…Мег, - позвал Блейз.
- Сэр звать Мег, - возникшая из воздуха эльф низко поклонилась.
- Да. Отведи, будь добра, мою подругу в самую лучшую спальню, дай ей одежду и покажи ей ванную комнату, - попросил хозяин поместья.
- Хорошо, сэр.
Эльф протянула тонкую ручку, взяла Гермиону за палец и потянула за собой. Гермиона, растроганная отношениями между эльфом и её хозяином, пошла наверх.
- Пусть даже об этом замке знаем лишь мы, защита ему не помешает, - заключил Драко, когда шаги Гермионы стихли наверху. – Мы можем остаться у тебя?
- Нет, блин, - Блейз картинно развалился в кресле, закинув ногу на ногу, - катитесь отсюда вместе с закатом, и чтоб ноги вашей здесь не было!
- Идиот, - рассмеялся Драко. – Нет, ну в самом деле, можно?
- Только если поможешь мне поставить защиту, - улыбнулся Забини. – И самое главное, Драко, - он мгновенно стал серьезным, - ты же понимаешь, что если Гермиону сейчас найдут, то её убьют. Люциус много спрашивал о ней, сказал, что её ищет Белатрисса. Я толком ничего не понял, объясни.
Драко вздохнул и рассказал Блейзу о получасовом сумасшествии Гермионы. Тот слушал, разинув рот, уже по сложившейся традиции ленты новостей.
- И она не помнит этого? – ошеломленно пролепетал Забини.
- Нет, и не смей ей говорить, - укоризненно сказал Драко.
- Ты что, друг?! У меня ещё башка варит как надо, - усмехнулся он. – Гермионе ни слова, и ей нужна постоянная охрана. Да, и надо сообщить Гарри и Рону, что с ней сейчас все в порядке…
- Как мы это сделаем? Всех сов перехватывает Министерство, - удрученно сказал Драко.
- Можно послать Мег. Она эльф, и у неё не должно быть проблем с транспортировкой.
- Хорошо, где они сейчас?
- Гарри должен быть у себя, жить с маглами, а Рон – в «Норе», - вспомнил Блейз.
- И как мы пошлем эльфа к маглам?
- Все будет в порядке. Мег, - на лестнице послышалось тихое шлепание, и в гостиную вбежала эльф, - ты должна отправиться в «Нору» к Рону Уизли и сказать ему…Мег, только ему, что с Гермионой Грейнджер все хорошо. Скажи Рону, чтобы он как можно скорее связался с Гарри Поттером и сообщил ему об этом.
- Да, сэр, - пропищало хрупкое существо. – Мисс Грейнджер сейчас спать в спальне вашей матери.
- Скорее, Мег, - взмолился Блейз.
Эльф кивнула и с негромким хлопком исчезла.
- Ну и что дальше? – обратился Малфой к другу.
- Ждать, - вздохнул он. – Нам бы тоже не помешало принять ванну и выспаться. Но сначала…
Блейз закатал левый рукав рубашки, и на лице Драко мгновенно отобразилось удивление, смешанное с непониманием.
- Они шпионят теперь за мной. Поскольку мне уже семнадцать, на мне нет Надзора, и твой папаша нашел более изощренный способ контролировать мои действия. Связь исчезнет только если отрезать руку…или что-то в этом роде, я не могу избавиться от неё.
На шоколадной коже Блейза кроме недавно вытатуированной Черной метки теперь разжигалась татуировка хвостороги. Мини-копия дракона крутила головой направо и налево, злобно сверкая черными глазами.
- Хочешь сказать, она, - Драко указал на татуировку, - видит меня сейчас?
- Вообще-то нет. Она просто чувствует, что рядом кто-то посторонний. Поэтому я, - Блейз кивнул на груду вещей на полу, - на эту руку одеваю как можно больше разных тряпок, чтобы скрыть эту гребаную хвосторогу. Чем меньше соприкосновения, тем лучше мы будем защищены.
- Но мы же не сможем оставаться здесь вечно! – воскликнул Драко.
- А ты хочешь сражаться? Мне хватило битвы в школе.
- Но, если мы можем хоть что-то сделать… Нельзя сидеть сложа руки. Мы должны помочь Поттеру…
- О, конечно, побегу прямо сейчас. Ты о чем думаешь вообще? Для начала, Гарри все ещё под Надзором. И потом, лучшая твоя сейчас ему помощь, великий убийца, - Блейз даже сейчас не мог избавиться от иронии, - это защищать Гермиону. Ты хочешь остаться у меня? Оставайся, только учти, что опасности от этого меньше не стало.
- Отлично, подадимся в заброшенный забытый лес и будем там медленно и скучно умирать, но зато в безопасности, - язвил Драко.
- Хочешь умереть с рассветом? Солнце уже встало, мой милый, ты опоздал.
- Не забудь сказать об этом моему папочке.
- Думаешь, я просил об этом? Мне насильно выжгли этого дракона! Я вот сейчас говорю с тобой, а внутри как будто всё горит! – сорвался Блейз. – Как будто каленое железо приложили к руке! И это только малая часть того, что я испытываю. Так что, будь так любезен, заткнись и иди спать. Мы ещё успеем умереть.
- Прости, Блейз, - он упал на диван и закрыл лицо руками, - прости, я такой идиот. Я просто до сих пор не могу до конца осознать, что я убил…
- Малфой, ты уже не ребенок, и жалеть я не стану, да и не умею, к тому же. Иди спать, у меня сейчас рука взорвется.
- Да, конечно. Ещё раз – прости меня. Я сделаю, что смогу…
- Иди! – Блейз пихнул его к лестнице. – Вторая дверь по правой стороне, Гермиона должна быть там.
- А ты?
- Забыл? Я тут живу! Конечно, у меня собственная роскошная спальня. Пойду в деревню, сниму какую-нибудь девчонку.
Блейз проводил друга взглядом и ушел прочь из замка, прижимая руку к груди. Из глаз потекли слезы. Такой сильной боли, как физической, так и душевной, он никогда не испытывал. Все внутри требовало сию же секунду аппарировать в Малфой-мэнор и признаться Люциусу.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-16209-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Элен159 (01.12.2017) | Автор: Vilen
Просмотров: 88 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 Bella_Ysagi   (01.12.2017 16:27)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями