Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1619]
Из жизни актеров [1604]
Мини-фанфики [2394]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4592]
Продолжение по Сумеречной саге [1258]
Стихи [2339]
Все люди [14610]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14019]
Альтернатива [8929]
СЛЭШ и НЦ [8475]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4037]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 сентября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Уроки доверия
Шотландский граф Эммет МакКарти совершенно очарован дерзкой, пренебрегающей почти всеми правилами светского общества, мисс Розали Хейл. Но сама мисс Хейл явно не стремится к длительным отношениям, предпочитая свободу действий.

Охота на Лису
Вы верите в существование вампиров? Детектив Леслава Кабицкая - охотница за доказательствами, и верила только фактам. Пока однажды не увидела охоту тех, кого не существует. Только увидеть ей показалось мало и она выследила и засняла убийственные кадры, но подобравшись слишком близко, девушка сама превратилась в добычу.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7775
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Цикл "Долгая миссия". Часть 6. Listen to the Universe

2017-10-18
18
0
Вы по стеклу скрипите черным, пахучим маркером
И, не глядя на лица, зовете меня к доске.
И подаренным в честь не «неуда» кем-то Паркером
Помечаете что-то в своем непонятном листке.
Мое сердце колотится синусом в клетках межреберных,
Мои пальцы дрожат, как параболы между осей.
Вам не хочется видеть взглядов-точек особенных,
Столь же острых, как будто пучки разветвленных лучей.
Я предатель своих же, студентов, которым нравится
Поиграть в «ненавижу его, он не ставит три».
Я кусаю свой эллипс губы. Да какая разница?
Все равно он прекраснее всех королев и прим.
Его лоб, разделенный кривыми на возраст, волосы
И, конечно, блестящие серо-пустые глаза.
Осциллирую я бесконечно от звука голоса,
Не могу замереть, не работают тормоза.


Нийота Ухура просыпается от дикого звонка будильника, она несколько секунд безуспешно шарит рукой по полке над кроватью, а потом комната погружается в тишину.
Следующее, что она осознает более-менее ясно – это просторная аудитория, рассчитанная человек на четыреста. Утренний свет заливает ее через громадные, уходящие под самый потолок окна, пыль пляшет в ярких лучах, потревоженная толпой студентов. Стоит ровный, не превышающий нормы гул, который резко и безжалостно перекрывается громким голосом преподавателя.
Профессор Спок читает лекцию по математическому анализу, рука Ухуры быстро скользит по тетрадному листу, заполняя клетки доказательством теоремы Коши о среднем значении. Что-то здесь не так, думает она, но никак не может ухватить мысль за хвост. В ее сонном сознании плавает какое-то предостережение, какое-то чувство неловкости, словно она забыла о чем-то, вышла из дома, не выключив плиту, или же оказалась не в том месте не в то время.
Но нет, все в порядке, профессор Спок, как и его бессмертный предмет, прекрасно ей знаком. Курс начался пять месяцев назад, и она отлично помнит практически каждую лекцию и каждый семинар. Ведь помнит же, так?
Профессор поворачивается к аудитории лицом, оторвав мел от доски.
- Все понятно? – спрашивает он. Его приподнятые кверху брови взлетают еще выше. Студенты нестройно кивают, и он продолжает писать.
Все дело в бровях! Эта мысль взрывается в голове у Ухуры и опадает прогоревшим фейерверком. Она отключается, провалившись в рутину лекции, и не думает больше о том, что упускает.

***


Следующий раз Ухура включается на перерыве в коридоре. Там снова очень светло, солнце светит так ярко, что она даже не решается посмотреть в окно, кажется, что все, что там, снаружи – это сплошная солнечная материя, и в ней ничего нельзя разглядеть. Джеймс Кирк, ее единственный хороший друг (они еще в начальной школе лупили друг друга по голове тетрадями), сидит, закинув ноги на подоконник, и ест сочное красное яблоко.
Где-то я уже это видела, шепчет подсознание Ухуры. Ну, вспоминай же! Но от яркого света и мысленных усилий у нее начинает гудеть голова.
- Тебе не кажутся странными брови профессора Спока?
- Что? Его брови? А что в них странного? – недоуменно переспрашивает Кирк. Он почему-то ничего не замечает, только грызет яблоко, глубоко погружая в него свои белоснежные зубы. Он, кажется, очень счастлив.
- Не знаю, сегодня на лекции мне показалось… Они совсем не такие, как мои.
- Конечно они не такие, как твои! Ты же выщипываешь брови, а он, я очень на это надеюсь, нет. С чего бы им быть такими?
- Но они очень странные, разве не так? – уже с сомнением бормочет Ухура. Что-то ускользает от нее. Кирк, грызущий яблоко, брови, брови профессора Спока. Почему он ведет математический анализ? Разве он не должен собирать для Кирка данные?
Стоп, что за глупая мысль, какие данные? Джим – всего лишь студент, более того, Спок не слишком-то его жалует.
- Ухура, человек имеет право на свободу бровооформления! – изрекает Кирк. Он доедает яблоко и выбрасывает огрызок прямо в окно, он исчезает в желтом. Наверное, отсвечивает стекло.
Человек? Нийота чувствует себя так, будто не может поставить на место сустав в своей голове. Головоломка не складывается, чего-то здесь не хватает. Брови? Человек? Окно, полное нереального света?
- Эй, спящая красавица, у нас программирование! Пропустим - не видать нам экзамена как своих бровей!
- Да-да, - бормочет Ухура и позволяет утащить себя по коридору прочь от желтого окна.
Но почему-то в голове у нее ясная мысль, что вот Кирку-то уж точно не нужно переживать насчет программирования, он ведь вытворял такие вещи. А какие, собственно? Ни одного подходящего воспоминания в голове, только моменты, когда Джим приходил к ней с просьбой о помощи. И его тройки за ветвления и циклы.
Глупости, думает она и снова отключается.

***


Ухура стоит в той самой просторной аудитории, но теперь внизу, у доски. Ощущение такое, что она опустилась на дно колодца. Наверху хлопает дверь - последние студенты уходят. Рядом, за большим широким столом, заваленным книгами, мелом и исписанными листами, стоит профессор Спок.
Он показательно не смотрит на Ухуру, перебирает бумажки, на его лице полная сосредоточенность, брови чуть сведены. Нийота вспоминает: у них отношения. Если так можно назвать то, что иногда после пар они трахаются в пустых аудиториях.
Спок поднимает глаза. До чего же странные брови, плывет в голове у Ухуры, до чего же…
- Как ваши успехи, мисс? – осведомляется он. Подходит ближе. Нийота не уверена, что знает, что она должна делать. Воспоминания в ее голове подсказывают, что такое происходило между ними сто раз. Она влюбленная студентка, он – любитель хорошего секса. Ее, кажется, должно от него воротить, но чувства в душе реальны, Ухура ощущает теплоту при взгляде на лицо Спока, обнимать его, целовать – это очень естественно.
Она так и поступает, сама подходит к нему вплотную, его губы встречают ее на полпути. Брови, гремит в голове, но от поцелуя все так плывет, ни думать, ни разговаривать не получается, хорошо еще что стоят на земле ноги.
Но и это исчезает, Спок приподнимает ее, сажает на стол, Ухура ловит ощущение полета, ее крутит на чертовом колесе, она целуется и кусается.
- Звонок через пять минут, у нас есть три, - с усмешкой шепчет Спок. Его все это забавляет.
Три минуты. Что можно сделать за три минуты? Спасти жизнь или лишить ее. А что еще? Найти разгадку? Не удастся, смеется грубый голос в голове Ухуры. Тут что-то не так, что-то не так. Брови, посмотри на его брови.
Она открывает глаза, а он их и не закрывал, и вместо того чтобы смотреть на брови, она падает вниз, в колодец, в черную дыру. Где-то это уже было. Синеватый свет, бесконечные отражения, глаза в глаза. Спок задирает ей юбку, стягивает одним резким движением трусы и бросает их на пол. Их руки сталкиваются у него на ширинке. Ухура дергает пояс, Спок расстегивает болт и молнию.
Он вколачивается в нее огнем, вперед-назад, она хочет откинуться на стол, но не может, его железные руки держат ее, обжигают. Я люблю тебя, люблю, хороший мой! Но эти слова не этому Споку, а какому? Другого Спока ведь не существует, вокруг все реально: резкие ритмичные движения, стол качается под ними в такт, пыль пляшет в изжелта-прозрачных лучах, за окнами – ничего, кроме света, жарко, остро.
Ухура скребет ногтями по плечам Спока, гладит его по волосам, он прижимается губами к ее шее, кусает пергаментно-тонкую кожу. Она смыкает ноги у него на спине, притягивая ближе, движения ускоряются, три минуты подходят к концу.
- Нийота! – жалобно вскрикивает он, они стукаются зубами, не попав в поцелуй, резкие брови встречаются на переносице. Ухура кричит почти в полный голос, но Спок зажимает ей рот, их могут услышать, ведь они не одни, но аудитория пуста, свет, пыль, тишина, брови, что-то тут не так.
Темнота взрывается у Ухуры перед глазами, она отчаянно цепляется за руки Спока, он прижимает ее к себе, стол качается под ними, и тут в ее голове вспыхивает что-то очень настоящее: корабль, люди в форме, маленькая каюта, односпальная кровать, вот почему его брови такие!
И все гаснет.

***


- Нам нужно поговорить! – кричит Ухура.
- Что? Я тебя не слышу!
- Я сказала, нам нужно поговорить!
Они в каком-то баре или ночном клубе, музыка бьет по ушам, свет мигает, помещение залито искусственным дымом. Ничего в радиусе двух метров нельзя различить. Ухура, Кирк и их друг из меда, Леонард Маккой, сидят за барной стойкой.
- Не самое лучше время, - замечает последний. – Мы вроде сюда не разговаривать пришли.
- Ладно тебе, Боунз, пусть девушка выскажется.
- Вы не замечаете ничего странного в последнее время? – Ухура почти срывает связки, лишь бы эти идиоты услышали, что она говорит.
- Что ты имеешь в виду? Хочешь сказать, что ты влюбилась в кого-то из нас? Пожалуйста, можно это буду я!
- Заткнись, Кирк, - шипит Ухура, - я серьезно! Мне кажется, я нездорова, я все время проваливаюсь куда-то, у меня отрывочные воспоминания, я не уверена, что знаю вас всю жизнь, что Спок преподает матан, что мы студенты.
Брови, шепчет внутренний голосок с сарказмом, ты забыла сказать им про его брови.
- Ах да, брови! Вы видели, какие у Спока брови?
- Ухура, я готов поверить в любую чушь про альтернативную вселенную, но не ставь под сомнение матанализ Спока! Во всех возможных параллельных мирах он несомненно его ведет!
- Никогда не видел профессора Спока, - тянет Маккой и вливает в себя стопку текилы, - но тебе не кажется, что осуждать чьи-то брови – это странновато? Даже для тебя, шоколадка.
Ухура задыхается от возмущения. Шоколадка? Он так ее назвал, действительно? В голове тут же всплывают сто примеров, подтверждающих, что он делал это и раньше, и она никогда не была против. Что за глупости?
- Черт, ребята, я хочу сказать вам… да посмотрите вокруг, все так мутно!
- Это же специально, такой эффект создается за счет дыма, не переживай, красотка, - Джим кладет ей руку на плечо. – Ты не в себе в последнее время. С нами все в порядке, слышишь? Я знаю тебя и Маккоя чертову тысячу лет, мы всегда были вместе, всегда зависали в этом баре. И профессор Спок тоже всегда был в нашем универе, тебе кто угодно скажет. Трахает студенточек, валит всех на зачетах и наслаждается жизнью.
Ухура оглядывается по сторонам. Маккой торжественно протягивает ей горящую рюмку самбуки. Вокруг все мелькает, плывет, взрывается фейерверком, от дыма чуть щиплет в носу. Какая-то навязчивая мысль маячит у нее в голове, цепляется, как поломанный ноготь о ткань, не желает отпускать.
Почему она позволяет Кирку и Маккою себя напоить? Обычно их попойки происходят без нее, они просто ходят по бабам вдвоем. Обычно? Да нет, этот бар, эти три высоких стула у стойки, этот резкий запах спиртного и сладковатый – какого-то сахарного сиропа. Все знакомо. Липкое пятно на столешнице. Она была тут тысячу раз, она трахалась в маленьком душном туалете в конце зала. Как такое могло быть, как она могла до такого опуститься?
Да нет, все нормально, живи ради удовольствий, паши в сессию, трахайся, сколько душе угодно, главное что с резинкой. Брови ком… профессора Спока! «Ком» что? Что она хотела подумать? Мысль надламывается, обрывается. Музыка гремит у Ухуры в голове, она хочет к Споку, хочет целоваться с ним, хочет забыться, отсосать у него, получить «отлично» по матанализу.
- Пей! – кричат Кирк и Маккой хором. Ухура задувает огонек и глотает самбуку. Кто-то из этих двух медведей берет ее под руку и ведет на танцпол. Ее развозит, ноготь ломается полностью, она отключается.

***


Они с Кирком снова в коридоре, но на этот раз предусмотрительно (откуда это слово?) далеко от солнечного окна. У Ухуры в руках конспекты, у Джима – тоже, как и у всех студентов, окруживших маленькую дверь в большую аудиторию.
В этой аудитории каждый должен будет встретиться один на один с профессором Споком и его карманным монстром, математическим анализом.
- Ненавижу я эти ряды, - стонет Кирк сквозь зубы. – Сходятся, расходятся, критерий этого, критерий того. Кому это вообще может пригодиться?
Ухура вздрагивает и чуть не роняет конспект.
- Что?
- Да ничего, просто жаловался на жизнь. Опять витаешь в облаках? Пора уже вернуться с небес на грешную Землю.
Эти слова вызывают у Ухуры в душе какой-то диссонанс, какое-то неясное переживание, холод закручивается в спираль под ребрами.
- Я… просто немного не в себе.
- Волнуешься, - беспечно улыбается Кирк. – Я тоже, не охота к Споку на пересдачу.
Ухура недовольно хмурится. Это Джеймс Кирк только что признался в том, что боится завалить экзамен? Что-то тут не так. Спок – преподаватель, Джим – трус и тупоголовый студент, она зависает с ним и с Маккоем в ночных барах, бесстыдно трахается на переменах в пустых аудиториях. Это вообще про них?
И все бы ничего, но сам факт, что Кирк, Кирк (а почему, почему, почему именно он?) верит в возможность собственного поражения, и перед кем – перед Споком! Это невероятно, невозможно, что-то тут не так, не складывается. Ухура пытается сковырять жесткое покрытие щита со своей памяти, она почти материально его ощущает. На одной чаше весов воспоминания, которые кажутся очень реальными, которые настолько искусно вживлены в ее мысли, что не отличишь, а на другой – ее чувства, противоречия, нестыковки. Сломанный ноготь цепляется за ткань, ноет незалеченная дырка в зубе, урчит в животе от голода, не складывается пасьянс, не сходится бюджет. Не так, все не так!
Дверь в кабинет распахивается. Сначала оттуда, вся в слезах, выбегает рыжеволосая Марта Стюарт (она же никогда не плачет, думает Ухура), она размазывает тушь по лицу и рыдает так, словно только что как минимум похоронила всю семью. Следом выходит суровый профессор Спок и жестким голосом произносит, медленно оглядев притихших студентов:
- Мисс Нийота Ухура, пожалуйста, - пропускает ее вперед себя и захлопывает дверь.
Они спускаются на дно колодца, их шаги гулко отдаются эхом в пустой аудитории. На широком преподавательском столе на этот раз идеальный порядок, ни следов мела, ни ненужных бумажек, только разложены белой стороной вверх билеты, а с краю – ведомости.
- Вы будете отвечать? – с кривоватой улыбкой спрашивает Спок.
Ухура оторопело моргает. Стоп-стоп-стоп, человеческий юмор недоступен для него, откуда в словах насмешка. И что за дурацкое рассуждение про что-то там человеческое? Все люди, все под одним небом… Под небом? А что не так с его бровями?
Она хмурится, дергает крышку ящика. Там внутри – память, разгадка, она уже близка, она знает, что с ней что-то не так. Примитивные мысли так и выскакивают из подсознания, подтверждая ее подозрения. Ну же, еще чуть-чуть.
- Разве у меня есть выбор?
Спок делает неопределенный жест рукой, указывая то ли на стол, то ли на себя.
- Выбор есть всегда, мисс Ухура.
А почему не Нийота? А почему ее это так задевает, ведь Спок никогда… Одна реальность мешается в голове с другой, только эта реальность, пусть и лживая, сейчас выглядит гораздо более настоящей, чем та, какой бы она ни была.
- Вы предлагаете мне с вами…
- Тише! – перебивает ее Спок. – Не нужно лишних слов.
Подходит ближе. Очевидно, какой вариант ответа ему нравится больше. Со сколькими еще он это проделывает? Вряд ли со многими, ведь даже у профессора Спока есть свой предел.
Что будет, если не сдать? Ничего, если эта реальность не реальна. А если реальна? Ухура вдруг ловит себя на мысли, что, быть может, не в порядке что-то с ней? Раз больше никто ничего странного не замечает. Вдруг у нее началось раздвоение личности или какой-то параноидальный синдром?
Но эти логичные доводы почему-то кажутся ей искусственными, чужеродными… Ей не верится в собственное безумие. В аудитории жарко, Ухура злится, щурится от яркого света. Спок приподнимает двумя пальцами ее подбородок и целует, жадно, властно.
Он бы никогда не стал этого делать там. Где там? Там не существует, или все-таки… Его руки ложатся на плечи Ухуры и начинают мягко давить. Ах, вот оно что.
Она опускается на колени. Почему-то Ухуре кажется, что раньше она этого никогда не делала, но… воспоминания снова ломают все домыслы ощущений. Делала, тысячу раз. И не только с ним. Боже, мерзость какая!
Она медленно расстегивает молнию на его брюках. Ее ведет от нереальности. Ей теперь даже трудно поверить в то, что существует она сама, столь резко сталкиваются два мира у нее в голове.
Спок хватается пальцами за край стола, несколько раз коротко стонет, хотя это больше похоже на ехидное хмыканье. Ухура скользит языком по его члену, всасывает, втягивает щеки, влажно, пошло, жарко, противно.
Зачем я это делаю? Думает она, но не останавливается. Ей во что бы то ни стало нужно узнать, действительно ли… Спок кончает на этой мысли.
- У вас "отлично", мисс Ухура, - выдыхает он и опускает голову.
Он не мог… Он должен был гонять ее сильнее, чем кого-либо, чтобы избежать обвинений в фаворитизме! Хрустальный шар фальши подскакивает на кочке и разлетается на осколки. Ухура хватает с пола сумку и бежит вверх по лестнице, прочь из этой аудитории, подальше от Спока, подальше от чувства, от огромных желтых пустых окон. Ей все труднее, жара, злость, что-то еще тянет ее вниз.
Но перед глазами у нее бьется картинка: искаженное лицо Спока в момент оргазма, и эти брови… Его брови из настоящей жизни, с ними ничего не произошло. Она чувствует, что вот-вот отключится насовсем. Ее затягивает внутрь огромного пузыря, еще чуть-чуть, и она продавит его гладь и провалится внутрь.
Она распахивает дверь, Кирк вздрагивает и захлопывает конспект
- Ну, как?!
- Отлично, - бормочет она, оглядываясь. Что-то нужно сделать, нужно срочно что-то сделать
- Даешь, подруга, - Кирк выглядит обрадованным, удивленным, но при это смотрит с завистью. Это не он, не настоящий. Взгляд Ухуры падает на распахнутое настежь окно. – Что же ты такого ему рассказала?
- Джим, - она хватает Кирка за плечи и встряхивает, - очнись, посмотри мне в глаза. Слушай меня внимательно, я не сошла с ума, то, что я говорила тебе про свои подозрения – это все правда! Ты должен сейчас зайти внутрь и внимательно посмотреть на его брови, уцепиться за ту странность, которая в тебе проснется, и расковырять ее, ты понял? И чем скорее, тем лучше.
- Что ты такое…
- Просто поверь мне. Извини, что не могу объяснить нормально, - она хлопает его по плечу и бежит в сторону окна. От сквозняка створки начинают закрываться, но Ухура успевает ухватить одну, рискуя прищемить себе пальцы. Она запрыгивает на подоконник. Внизу по-прежнему не видно ничего, кроме яркого света. Краски вокруг блекнут, Ухура начинает отключаться.
- Стой! – где-то на заднем фоне кричит Кирк и, кажется, бежит за ней. Она больше не думает и прыгает вниз.

***


Вместо ожидаемого чувства полета – резкий толчок, словно ее душу только что впихнули в тело. Ухура резко садится на кровати. Вокруг все плывет, и ей быстро удается понять, что это от жгучего голода. Кажется, она не ела несколько дней.
Рядом с Ухурой на кровати спит (спит ли?) коммандер Спок собственной персоной. Он обнажен, как и сама Ухура, судя по всему, они так и не вставали с постели с тех пор как помирились, это было давным-давно.
Она вскакивает с кровати и кое-как втискивается в форменное платье. Ее ведет из стороны в сторону, в глазах темнеет, она хватается за стену. В мыслях у Ухуры полнейший сумбур, до нее потихоньку начинает доходить, что же происходит. Она кое-как подходит к динамику интеркома и давит на кнопку.
- Лейтенант Ухура мостику. Есть там кто-нибудь живой? Кто-нибудь меня слышит?
Собственный голос кажется ей чужим и неестественно тихим. В ответ тишина. Она прилагает усилия, повышая громкость, и повторяет, но никто не откликается снова. Она понимает, что единственный выход – это добраться до турболифта, попасть на мостик самостоятельно и запустить двигатели, чтобы Энтерпрайз совершил варп-прыжок куда-нибудь подальше от этого чертового места. А подумать обо всем можно будет и потом.
По-прежнему держась за стены, она выходит в коридор. Все силы у нее уходят на то, чтобы не упасть, он движется медленно, на пределе возможностей на одном только злостном желании выжить и разобраться наконец в том, что творится на корабле.
Когда изображение вокруг начинает мигать, на мгновения сменяясь университетскими коридорами, она продолжает идти и повторять про себя одну фразу, которая почему-то приводит ее в чувство.
«Я, Нийота Ухура, лейтенант Звездного флота, отныне и навсегда клянусь служить светлому будущему объединенной Федерации как на этой планете, так и на всей бесконечности космоса!»
Где-то на заднем фоне ей слышатся голоса, которые зовут ее, испуганно, обеспокоенно, ошеломленно, среди них она различает голос Кирка, Спока. Ей кажется, что, если она поддастся сейчас, то навсегда попадет туда, где они будут все вместе. На мгновение ее накрывает ощущение вечного покоя и тишины, она уже готова провалиться в объятия мягкой ваты небытия, когда открываются двери турболифта, а вместе с ними – второе дыхание лейтенанта Нийоты Ухуры.
Она буквально вваливается на мостик и видит то, что и ожидала там увидеть. Вся команда спит тем же «сном», что и коммандер Спок. Джим у себя в кресле, Сулу – за штурвалом, Чехов лежит на полу в метре от пэдда связи. Ее, Ухуры, наушники, к которым за этот год она так безразмерно привыкла, сиротливо валяются на краю стола и молчат.
Ухура подходит пульту управления и жмет несколько кнопок на консоли. На большом экране появляется картинка с камер наружного наблюдения: Энтерпрайз дрейфует на орбите неизвестной планеты. Сама планета имеет голубоватый оттенок и, судя по густым облакам, наделена атмосферой, но никаких признаков жизни вокруг не наблюдается.
Единственный вариант, который теперь есть у Ухуры – это врубить варп на полную и гнать как можно дальше от этой чертовой планеты. Она отключает инерциальный гаситель и кладет руку на варп-усилитель, «педаль газа» всего корабля, но тут реальность начинает трясти как-то особенно ощутимо.
Картинки меняются с невероятной быстротой: то Ухура держит в руках змею, то раскаленный прут, то автомат, готовый стрелять по маленьким детям, то покрытое ядовитыми шипами растение. Шум в голове, состоящий из смешанных голосов, воплей, стонов и какой-то музыки, становится совсем уж невыносимым.
Ухура уже готова отпустить усилитель и провалиться в обморок, когда на ее дрожащую руку уверенно ложится неожиданно сильная и уверенная ладонь, большая, широкая, теплая. Надежная.
- Капитан Кирк, - вздыхает Ухура, и, честное слово, такого облегчения она не испытывала никогда в жизни. Энтерпрайз срывается с места на такой скорости, что их отбрасывает назад, и, чем больше они удаляются от планеты, тем тише становятся голоса, тем менее убедительно рябит картинка.
- Ты молодец, - шепчет Кирк. Он тоже выглядит ужасно слабым, у него под глазами глубокие тени, а у губ синеватый оттенок.
- Как ты… как ты все-таки выбрался?
- Последовал твоему совету. Посмотрел на его брови. Ох, как они не хотели меня отпускать!
- Кто - они?
- Мы вступили в контакт с разумной формой жизни, - улыбается Кирк и корчит неубедительно недовольную мину. Они идут в сторону медотсека, вокруг со всех сторон раздаются стоны – экипаж постепенно приходит в себя. – Они оказались существами с крайне развитыми пси-спобностями, но весьма слабой физической формой. Их привлекли «совершенные» человеческие тела, поэтому они заключили наши разумы в ловушку, создав из каких-то наших воспоминаний и знаний подобие реальности, причем очень яркое подобие. Их план (а хорош был план) заключался в том, чтобы заставить нас путешествовать по вымышленному миру, при этом не используя нашу физическую оболочку, что непременно привело бы к голодной смерти, и тогда они бы смогли беспрепятственно зайти на корабль и распорядиться всем, что здесь находится, как им заблагорассудится.
- Как же мне тогда удалось выбраться. И почему именно мне?
- Тут вроде все очень просто, - капитан галантно пропускает Ухуру вперед себя и нажимает на кнопку, соответствующую медотсеку. – Дело в том, что они очень плохо разобрались в нюансах человеческих взаимоотношений и решили, что ложных воспоминаний будет достаточно, чтобы заставить нас всех поверить в реальность того, что происходит. Но они не учли фактор чувств. Тот факт, что при взаимодействии со Споком ты не получала той эмоциональной реакции, которую подсознательно ожидала, заставил тебя задуматься о том, что происходит что-то неладное. Ты стала обращать внимание на все нестыковки, и заметила их в нашем с Маккоем поведении и в своем собственном. В итоге несостоятельная, по сути, иллюзия стала для тебя очевидно невозможной, и ты нашла быстрый и легкий способ из нее выбраться – полностью и до конца поверила, что она ненастоящая. Твои слова послужили для меня толчком, и я последовал твоему примеру.
Они входят в медотсек.
- Салют, Боунз, - Джим с лучезарной улыбкой запрыгивает на кушетку и начинает весело болтать ногами. Откуда силы только, думает Ухура, осторожно присаживаясь рядом. – Не подкинешь пару питательных капсул?
Маккой, уже немного пришедший в себя, роется в одном из шкафчиков. Через минуту он достает оттуда коробку, доверху заполненную зеленоватыми пачками концентрированного физраствора.
Джим снимает с пояса коммуникатор:
- Капитан Джеймс Кирк экипажу. Внимание: все, кто в состоянии передвигаться самостоятельно, должны немедленно явиться в медотсек для принятия необходимых лекарств. Те, кто не в состоянии, подайте соответствующий сигнал, мы придем за вами через несколько минут.
Он одним быстрым движением бросает в рот сразу несколько таблеток, хватает пять новых пачек и выбегает в коридор. Ухура медленно глотает две и ложится на кушетку в полный рост. Потолок кружится у нее над головой, вокруг нарастает гомон обеспокоенных голосов. Облегченная улыбка расползается по ее лицу, и она позволяет себе отключиться.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/201-37001-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Madlen (23.09.2017) | Автор: Cosinus Alpha
Просмотров: 111


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]