Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1600]
Мини-фанфики [2363]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4595]
Продолжение по Сумеречной саге [1244]
Стихи [2333]
Все люди [14636]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13892]
Альтернатива [8929]
СЛЭШ и НЦ [8378]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4000]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 мая

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Далекое пламя | Far Away Flame
Их прошлое для нее подобно калейдоскопу горьких и радостных воспоминаний. Когда Белла годы спустя наконец найдет в себе смелость отправиться за тем, чего всегда хотела, не окажется ли, что уже слишком поздно?
Новый перевод O_Q / все люди.
Новая 12 глава.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Cумасшедшие каникулы или гормоны разыгрались...
Наконец закончился первый год обучения в университете и наступило такое долгожданное лето! И чем же заняться трем одиноким девушкам?
И в их голову приходит лишь одно: лето, солнце, море... Ох, они даже не подозревали, что случится с ними на далеких Мальдивских островах!

Sealed by snow | Заснеженные
Белла и Эдвард потерянные и одинокие. Вся их жизнь состоит из попыток убежать от себя. Что произойдет, когда их миры столкнутся? Смогут ли они помочь друг другу преодолеть прошлое? Или же это будет шторм, который разрушит всё вокруг?
Новая 31 глава.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Вишенка
Америка, Дикий Запад. Он – безжалостный убийца. Но что произойдёт, если он на один краткий миг вспомнит о человечности, и во что ему обойдётся собственное милосердие спустя несколько лет? Ах, да, на дворе конец 19 века.
Мини-фанфик от Тэя.
Победитель конкурса DARK EDWARD.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Метранариум
За два года на Земле практически не осталось людей, не пробовавших ПЭСМ, а испытав эти ощущения, они уже не могли от них отказаться. Родители отводили в Метранариум детей, рекламировали знакомым, дарили сертификаты друзьям и близким. Сеть Метранариума разрослась настолько, что не осталось ни одного места на Земле, не заражённого «вирусом счастья».
Мини, завершен.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13458
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Чудо любви

2017-5-23
21
0
Чудо любви


Видео: 3

Автор: -
Бета: +
Жанр: романтика, приключения, мистика
Рейтинг: PG-15
Пейринг: Белла/Эдвард и остальные по канону
Саммари: Начало прошлого века, безумный ученый и его помощница, мисс Свон, убегают в другую страну. Вот только доктор Ньютон и не думает оставлять странных опытов, о которых не рассказывает даже Белле. Но старинное поместье, ставшее их новым убежищем, хранит свои тайны и к тому же у него уже есть незаконный владелец.





Хвастун заканчивает рассказ. Он доволен собой. Выпуклые, натертые до блеска, бока ловят последние отблески уходящего солнца. Овеянный золотистым сиянием, он превращается в героя. Впрочем, каждому известно – Хвастун, бывший при жизни плохим актером, воплотившись, смог развить навыки. Спустя сотни лет бедняга научился преподносить слушателям истории. Где нужно, сделает паузу, где повысит голос, а где добавит таинственности. Однако сегодня я раздражена. Каждая моя частичка вибрирует, меня очень легко вывести из равновесия. Глупое самолюбование режет взгляд ничуть не меньше, чем яркие блики заходящего светила, попавшие на стальную поверхность.

Со всех сторон несутся восхищенные восклицания и полные восторга вздохи. Будь у меня руки, я заткнула бы уши. Были бы они у меня. Мне приходится несколько раз шикнуть, подражая злобной гадюке, но тщетно. Разозлившись окончательно, я громко говорю: «Моя история во много крат интереснее». Хвастун глумливо фыркает, Уныние выказывает неодобрение, Зависть, как обычно, полна высокомерной снисходительности, а наивная Мечтательность готова слушать с искренней радостью кого угодно.

***

Началась моя история скучно. Я очнулась в огромной пустой зале. Это произошло зимой.За узкими высокими окнами весело распухшее от замерзшейвлаги небо. Блеклый серый цвет и угнетал, и удивлял меня. Я впервые увидела, как идет снег. Я довольно долгонаблюдала за безмолвным хаотичным движением пушистых снежинок. Мое уединение было прервано появлением высокого и худого пожилого мужчины – его волосы были белыми, как снежные заносы за окном. Он нес в длинных, похожих на высохшие виноградные плети, руках высокий железный подсвечник. Стонких свечей слезами сбегал воск. Мужчина приблизился ко мне. От него пахло сыростью и гнилым сеном. Шершавые руки совершали непонятные действия. Я ощутила, как сверху вниз растекаются волны тепла, но очень скоро они обратились в потоки лавы, и жар стал нестерпимым. Мне показалось, что из глаз брызнули слезы, но я быстро поняла, что это течет растопленный воск от горящих свечей. Неряшливые желтые наросты – именно с этим мне предстояло жить. И хоть глаз у меня не было, я могла воспринимать окружающую обстановку и собственный вид на уровне сознания. Ко всему прочему, я сообразила, что, словно в тюрьме, заключена в подсвечнике. Открытие было неприятным, но, с другой стороны, я снова могла видеть, слышать и думать.

Едва боль утихла, а точнее потеряла остроту новизны, превратившись в надоедливый, но тревожащий плеск, я оглядела комнату–свое новое жилище–более пристально. Ксожалению, пройтись или просто повернуться я не могла, а кусочек стены, выложенной из камня и украшенной гобеленом, очень быстро надоел. Вид за окном стремительно затягивало ночной тьмой. Это было сущим наказанием.

Несколько дней ничего не происходило, если не считать редких визитов мужчины, похожего на сухое дерево, и парочки мрачных пышнотелых девушек. Их простые рыхлые лица, отсутствующий взгляд, грубые прикосновения: все это скорее нагоняло тоску, чем помогало бороться с ней. Единственное, что меня заинтересовало–ужасные коричневые платья. Было видно, что одежда сшита грубо из плохой толстой и шершавой ткани. Длинные рукава и юбки полностью закрывали тело, не оставляя ни единого участка и не позволяя судить о достоинствах фигур. Под плотными покровами можно было скрыть что угодно. По сравнению с теми одеждами, что носила я и мои служанки, такие платья смотрелись непривычно и были некрасивыми.

Девушки молча выполняли свою работу. Скоблили каминную решетку, убирали с пола пучки сгнившего сена, выметали кучи грязи. Их труд был унылым и однообразным, более того, скрежет ножей по металлу выводил из себя.Но и плотная тишина, царившая в комнате деньи ночь, действовала не менее удручающе. Я разрывалась между тем, чтобы благословить прислужниц за жалкое подобие развлечения и одновременно проклясть. Я спрашивала у высших сил, почему эти девушки никогда не улыбаются и не веселятся. Впрочем, окажись мне быть замурованной в душный плотный кокон уродливого платья, я бы тоже не стала радоваться.

***

В одну из ночей комнату залил яркий, похожий на молоко, свет луны. Так я догадалась, что наступило полнолуние. Это событие дало мне возможность вести отсчет, найти точку опоры среди неопределенности. Особого смысла в том, чтобы фиксировать события не былопотому, что не было и самих событий, достойных упоминания. Временами я жалела, что согласилась поменять тишину и пустоту небытия на столь жалкое подобие жизни. Это была, по сути, таже пустота, но лишенная успокаивающего дыхания потустороннего мира. Воплотившись в металле, я с ужасом обнаружила, что все недостатки и дурные черты характера остались при мне–снедавшее в прошлой жизни нетерпение обратилось в проклятие. Лишенная новых впечатлений, запертая в комнате, не способная двигаться, я испытывала невыносимые муки. Я рвалась прочь из статичной оболочки. Безмолвно кричала и плакала без слез –ими обливалась моя душа. Особенно в те ночи, когда холодный лунный свет погребальным саваном укрывал комнату и меня саму.

Но что я могла поделать? Ровным счетом ничего. Я не жила, но не могла умереть. Оставалось ждать и верить в то, что в один день грянут изменения. Надежда оказалась тем единственным, что способно было преодолеть даже смерть. Она была как теплый слабый огонек, мерцающий в конце мрачного ужасного подземного хода. Она, как рука друга, тянула меня вперед, не давая разуму погрузиться в пучину сумасшествия.

Наконец мои страдания были вознаграждены. Спустя три луны жестокие метели прекратились, девушки тщательно прибрались,а«деревянный» старец принес множество алых роз. К тому моменту мое одиночество и тоска достигли пика. Страхи усилились. Но, как часто это бывает, хмурые тучи растворились, в окна хлынули потоки яркого света, а в мою темницуворвались свежие звуки и запахи. Незнакомые люди тащили мебель:столы, лавки, новые гобелены и сундуки. После долгого времени, что я была окружена тишиной, каждый возглас, каждый крик звучали,словнораскат грома.Меня какбудто бросили в водоворот. Страшная суета и спешка вдохнули жизнь в мертвые каменные стены. Вслед за вещами появились хозяйки покоев. А точнее, хозяйка и её шумная свита. Наконец-то меня окружало веселье–под высокими сводами порхали звуки песен, звучал женский смех. Я получила возможность узнать немного о том, что происходит за стенами замка. Информация была весьма скудной. Дам больше волновали наряды и пикантные сплетни, они с удовольствием обсуждали мужчин и осуждали легкомысленное поведение других женщин. Очень скоро я стала чувствовать себя так, словно попала в клубок ядовитых змей. Моя тяга к впечатлениям вновь обострилась. Душевный голод требовал иных яств, устав переваривать мелкие склоки и сплетни. Порой мне было стыдно. Разве не мечтала я хотя бы о малом, не была ли я подобна путнику в пустыне, что, едва утолив первую жажду, отталкивает чашу с мутной грязной водой и требует бутыль дорогого вина. Впрочем, хотеть я могла чего угодно, полет моей фантазии не был ограничен. Независимо от того, как далеко и высоко парили мои мысли, моя оболочка продолжала стоять на прежнем месте – на каминной полке.

***

Разнообразие вносили сообщения о свадьбах и похоронах. Но то были едва заметные всплески на ровной поверхности озера. За незначительными подъемами следовали плавные спуски. Жизнь текла размеренно и скучно. Настал день,и моя хозяйка, став женой человека, которого я не знала и никогда не видела, отбыла во владения мужа. Её комнаты тут же заняла младшая сестра, и старый порядок вещей был восстановлен. Я успела понаблюдать еще за четырьмя женщинами и ощутить насколько, не смотря на обилие ярких тканей и прекрасных звуков музыки, пуста и бессмысленна их жизнь, прежде чем на нас напали.

***

В пустую, наполненную клубами черного дыма, комнату ворвался облаченный в доспехи мужчина,похожий на тех, что были изображены на гобеленах. В руках ондержал огромный сверкающий смертельной сталью меч. Только в отличие от вытканных героев, этот не отрубал голову дракону и не бился с армией противников. Он тащил за собой огромный мешок и набивал его приглянувшимися ценными вещами. Заметил он и меня. Грубые руки с жадностью ухватились за подставку и легко сдернули с места. Признаться честно, меня охватила эйфория, а не страх. Я уже представляла, как совершу увлекательное путешествие, увижу мир за стенами своего узилища, ощущу дуновение прекрасного ветра странствий.

К сожалению, мечты были разрушены и погребены в тот страшный миг, когда еще один вбежавший в комнату мужчина пронзил моего похитителя, потерявшегобдительность от алчности. Горячая ужасно яркая кровь забрызгала доспехи, залила каменный пол, и несколько отдающих металлом капель долетели и до меня. Получившее ранение тело, тяжело рухнуло, придавив своим немалым весом мешок с добычей. Рука, сжимавшая меня, так же оказалась внизу. Таким образом, на долгое время мой мир погрузился во мрак. Еще некоторое время я слышала звуки битвы, крики раненных и звон металла, треск огня и звуки шагов. А потом наступила тишина. Зловонный дым развеялся, в комнату потянуло морозным воздухом.

Вновь в моей жизни наступала зима. Первая зима забвения. За ней ещё и ещё одна. Много зим, которые я не считала. Не было никого рядом, кто мог бы извлечь меня на свет и поднять с пола. Иногда поблизости кто-то шуршал, судя по всему, это были небольшие дикие животные, но им точно не было дела до кучи металла и всего того, что лежало под ней.

***

Минуло ни одно столетие, прежде чем я снова смогла услышать звук человеческих шагов. Это был прекрасный и волнующий миг. Я боялась, что тихое постукивание подошв по камню померещилось, и что это опять шуршат в куче листьев крысы. Однако вслед за шагами в холодном воздухе зазвучали мужские голоса. Какое счастье, что после своего воплощения я могла понимать любой язык. Впрочем, в тотмомент я просто вслушивалась в голоса, не пытаясь разобрать слов. Купалась в их звучании, как в теплых волнах моря. Даже хрипы, наполнявшие грудь одного из мужчин, звучали изысканной песней. Тяжелый влажный звук постепенно нарастил, достигнув пика, обрывался подобно отвесной скале и тогда слова, как камни, тоже катились вниз.

Второй голос–более спокойный и уравновешенный–напоминал шелест ветра в кронах деревьев. Он одновременно привлекал внимание и успокаивал. Наконец говорившие пересекли порог. Душа моя всколыхнулась под напором вновь появившейся надежды. От векового спокойствия не осталось следа. Имей я возможность кричать, мой голос потряс бы старые своды. Стараясь унять волнение, я все же прислушалась к разговору.

— Я не уверен, мистер Стоун.

— Майк, — раздался хлопок, — мы ведь не только партнеры,так что разрешите называть вас Майком. Да что там, мы с вами теперь самые близкие люди на свете. Я вам ближе, чем родители. Нас ведь связывает не одна тайна. От вас зависит моя жизнь. Понимаете,Майк?А от меня зависит ваша.

Последовавшее за этим молчание растеклось по комнате, как огромная уродливая медуза. Слышно было, как булькает и хрипит нечто незримое в груди одного из мужчин.

— Ладно,Майк, я не собираюсь вас пугать или давить. Я всегда доверял вам, обеспечивал полную свободу действий. Сейчас, менее, чем когда-либо, я намерен это положение дел менять. Ваше оборудование доставят в течение нескольких недель,и всё, что потребуется вам сверх того, Майк, только скажите мне.

— Дело не в техническом оснащении.

— Не беспокойтесь о пустяках, Майк.

— Парни, что приходили ко мне, не выглядели как пустяк.

— Любой, кто посмеет вам мешать, будет иметь дело со мной и заработает крупные неприятности. К тому же ни один из этих типов не найдет вас в подобной дыре. Этот замок создан для вас и ваших научных изысканий, Майк.

За годы своего вынужденного одиночества я стала экспертом по тишине и умела различать сотни различных оттенков. Повисшее в комнате молчание не было тяжелым, скорее, это была передышка–время необходимое на раздумья. Мне было очевидно, чем завершится спор незнакомцев. Хрипящий, в груди у которого клокотал целый хор, умел уговаривать своих оппонентов.

— Майк, вы поставили цель. И вы почти достигли желаемого. Не давайте остановиться себе на пороге, не бросайте исследования на полпути.

— Мне бы не хотелось провести свою жизнь в тюрьме. Они ведь высказались вполне определенным образом. Если мы продолжим, меня могут бросить за решетку пожизненно.

В голосе мужчины прозвучали резкие истеричные нотки. Он был напуган–после веков заточения мне была понятна его тяга к свободе. Но «хриплый» не сдавался.

— Майк, вы считаете нас, американцев, примитивными и глупыми. Думаете, что мы уверены, будто все покупается за деньги. Что ж, это далеко не так. Мы не идиоты, но поверьте, за всю свою жизнь я не встретил ни одного человека, которого нельзя было бы соблазнить взяткой. Я легкосмогу уладить ваши проблемы. Понимаете, о чем я веду речь?

Судя по интонации, он улыбнулся. Раздался звук шагов. Один из мужчин перемещался по комнате. Вдруг жуткий металлический звон сотряс все моё существо. Я как будто на несколько мгновений превратилась в язык огромного колокола. Постепенно шум стих, мир содрогнулся, и впервые за долгие десятилетия я увидела свет. Бледный свет хмурого зимнего дня показался ярким и живым. Серые краски были невыносимо яркими. Холодные каменные стены, заваленный мусором и листвой пол – но даже столь убогая обстановка была прекрасна. Ко мне вернулась возможность видеть.

— Что за проклятье, я,кажется, споткнулся. Мерзкая куча хлама? Боже! Гляньте, это чьи-то доспехи,Майк!Вы взгляните, здесь произошла битва.

Сильные пальцы сжали меня и рывком подняли вверх. Яуставилась в лицо вернувшего мне свет человека.Оно было довольно отталкивающим: с высокими скулами и резкими линиями челюсти. Взгляд серых глаз, подобно щупальцам морского гада,полз по мне. Взгляд, вполне подходящий такому человеку.

— Занятная вещица. — Незнакомец вертел меня в руках.Чувство было не самым приятным–картинки мелькали довольно быстро. Наконец он остановился, и я увидела второго мужчину. Очень бледный и с растрепанными волосами, одетый в мятый костюм под забрызганным грязью плащом, он походил на человека, для которого в жизни важна единственная цель и который не станет тратить время на своё здоровье и внешний вид. Только такой человек могсогласиться на то, чтобы поселиться в отдаленном замке и заниматься темными делами. Его страшило не одиночество и лишение свободы, как я решила сначала, он боялся лишиться возможности продолжить работу.

***

— Что в твоей истории есть интересного? Сотни лет, проведенных в темноте. Я едва не умираю от скуки.

Хвастун злорадствует. Вместе с тем он немного расслабляется, считая, что мне не затмить блеск его славы. Солнце село, и, лишившись сияющего ореола, он уже не выглядит столь великолепно. На круглых боках видны царапины и темные пятна. Его жизнь также была нелегкой.

— Я хотела, чтобы вы поняли,какие чувства я испытывала и в каком была состоянии, какие люди меня окружали, и что это было за место. Но мы подходим к тому, с чего начинается история.

***

Итак, доктор Майкл Ньютон поселится в замке. На первом этаже были его лаборатории, а наверху – кабинет. Спал он в комнате, похожей на чулан и лишенной окон – куда меня часто брали на ночь. У Майкла было много странностей. В целом это был человек нелюдимый, увлеченный своими экспериментами. Он несколько месяцев ни с кем не разговаривал. Ровно до тех пор, пока в замке не поселилась новая помощница миссСвон.

***

Она появилась на пороге кабинета морозным зимним днем. На старом плаще – точнее, на том, что оставила от него моль и годы – таяли крупные снежинки. Очевидно, ноги мисс Свон, обутые вплачевного вида сапожки, замерзли, поэтому она неловко переминалась. К тому времени я или привыкла к ужасной одежде женщин, или прошедшие годы просто сделали меня более спокойной. Желание окружающих запереть свое тело в узилище из ткани, а душу в тюрьму из условностей не вызывало более негодования и изумления. Глядя на новую работницу доктора Майка, я испытала лишь небольшой укол разочарования. У девушки было прелестное круглое личико. Белая фарфоровая кожа, словно умытая лунным светом, с нежным розовым румянцем на щеках. Пухлые губы и большие карие глаза с густыми ресницами. Из-под шапочки выбивались густые блестящие локоны цвета весенней земли. Несмотря на хрупкое телосложение,она не выглядела беспомощной, напротив, в ней угадывался прочный стержень – любой, кто принял бы мисс Свон за рафинированную барышню, был бы разочарован. Юный возраст не мешал этой красавице добиваться своих целей.

Мисс Свон была очень толковой помощницей. Если в первое время Майк часто ворчал и жаловался на нарушение привычного порядка, выговаривая девушке, что она делает не так, как он хотел, чтобы было сделано, то уже через несколько дней доктор Ньютон не мог обойтись без помощи. Белла стала незаменимой теньюученого. Благодаря острому уму и энергичности, она быстро усваивала новую информацию и с легкостью справлялась с любым заданием.

В первую очередь молодая девушка привела в порядок библиотеку и записи доктора Ньютона. УМайка была неприятная привычка – увлекаясь, он делал записи на первом, попавшемся под руку, листе бумаги, затем бросал, часто не закончив, и хвастался за новую мысль. Помимо всего прочего, сокращения слов, что он использовал при письме, могли бы составить новый язык. Мисс Свон блестяще язык этот освоила. Она без лишних вопросов переводила наброски доктора Ньютона и аккуратно заносила записи в дневник. К тому жеБелла вела журналы научных наблюдений, а очень скоро стала помогать доктору и в лаборатории.

Но гораздо важнее было то, что мисс Свон внесла порядок не только в работу Ньютона, но и сделала более уравновешенным и приятным его самого. Она умела извлечь из плотной брони одержимости нормального человека.

Поздним вечером, сильно устав и исчерпав вдохновение, Майк садился в кабинете у растопленного камина. Его серые, окруженные складками отечной плоти, глаза смотрели на горящий огонь. В руках он, как правило, держал незажженную трубку, поглаживая гладкое дерево короткими пухлыми пальцами, словно это была его любимая питомица. Помолчав, доктор Ньютон приступал к занятным, но странным рассуждениям. Его монологи за редким исключением касались темы смерти и убийств. Он осуждал убийц, но говорил, что нецелесообразно их казнить, что лучше было отдавать таких людей на нужды науки.

— Это столь расточительно. В то время, как ученые вынуждены довольствоваться трупами, иногда даже выкрадывая тела прямо из могил, столько материала пропадает по глупости и недомыслию законников. Что стоит им поставить несколько подписей на бумаге, позволяющей использовать различных маньяков и безумцев?Это единственная возможность для подобных сущностей принести пользу обществу, а не быть лишь язвой на его теле.

Умная мисс Свон слушала молча. Она никогда не вступала в споры со своим нанимателем, но никогда не высказывала и одобрения. Вероятно, в душе это всё приводило её в ужас, однако наружу эмоции не вырывались.

***

С каждым днем во мне всё сильнее разгоралось прежнее любопытство. Я хотела узнать, чем занимаются Майк и Белла в лаборатории. Из их разговоров, касающихся работы, трудно было понять, о чем именно идет речь. Звучало слишком много незнакомых слов, порой казалось, речь ученого и помощницы превращалась в набор ничего не значащих звуков.

Умея понимать любой язык, я все же усваивала информацию об окружающем мире медленно и часто с огромным запозданием. Например, узнала про завершившуюся недавно огромную войну. За века, что я пролежала под кучей доспехов, многое изменилось. Новые мелодии и новые композиторы, новые наряды и правила поведения. У меня практически не было знаний о науках, но те, что были, явно устарели. Человечество успело и пролить моря крови, и сделать много чудесных открытий. Над очередным из них трудится доктор Ньютон.

Первым ключом к разгадке стало появление в кабинете странного четвероногого существа. У него былгустой мех и длинные, как у кролика, уши. Существо радостно носились по комнате и обнюхивало незнакомые предметы. Оно никоим образом не походило на известные мне виды, хотя и сочетало в себе признаки некоторых из них. Тело собаки, хвост змеи–словно кто-то сотворил его из кусочков. Это странное создание должно было бы отталкивать, но оно было столь хрупким на вид и беззащитным, что даже мне захотелось встать на корточки и провести рукой по гладкой длиной шерстке. Устав носиться из угла в угол, существо село на стол и высунуло длинный белый язык.

— Вот ты где, Генрих.

В дверях появилась мисс Свон. В руках у нее были книги и стопка бумаг. Она быстрым шагом прошла к столу и потрепала существо по голове. Чудище тут же довольно засопело и принялось охотиться за рукой девушки. Белла искренне хихикала, крохотное же создание с громким именем Генрих довольно повизгивало и кряхтело. Покрытый чешуей хвост метался из стороны в сторону.

После этого случая Белла часто позволяла Генриху или еще одному удивительному существу по кличке Нерон –с крыльями орла, задними лапами кролика, огромными глазами совы и крохотными беличьими ушками -так вот, она позволяла им сидеть на столе и греться у камина пока составляла для доктора Ньютона отчеты или попросту рисовала. Кстати, у Беллы оказался талант к рисованию.

Я стала подозревать, что странные создания не могли появиться сами,и их создал человек. Вполне логично было бы решить, что они-то и были результатами опытов Майка. Сделанное открытие меня встревожило. В отличие от богов, человек часто ошибается и ему опасно брать на себя роль творца.

Как оказалось, игры Майка в создателя обеспокоили не только меня. Спустя какое-то время доктор Ньютон снова замкнулся в своем доспехе нелюдимости. С каждым днем он становился все более мрачным и раздражительным. Все чаще, отбросив в сторону неоконченные записи, хвастался за голову. По вечерам вздрагивал от любого шороха и дошел до того, что чуть ли не каждый час горестно восклицал:

— Почему они не оставят меня в покое? Почему не дадут работать? Эти болваны не понимают, что я творю во благо всего человечества! Кретины!

Кем бы ни были незнакомые мне болваны и кретины, они подбирались к доктору Ньютону ближе с каждым мгновением. Их присутствие сводило и без того немного безумного человека с ума.

Мисс Свонразумно не вмешивалась.Понимая, что утешить безумца ей не удастся, она продолжала молча и аккуратно исполнять свои обязанности и не лезла с пустыми увещеваниями. Обстановка потихоньку накалялась, и одним вечером в замке появился покровитель Майка. Его булькающий уверенный голос заполнил старые стены и, казалось, разгонял витавший в воздухе страх.

— Не беспокойтесь, — усаживаясь перед камином с рюмкой виски, начал гость. — Майк, ваша проблема не так огромна и может быть решена. Завтра же начинайте собирать вещи.

Известие о переезде вызвало во мне неоднозначный отклик. Оно означало, что либо я больше никогда не увижу доктора Ньютона, егопомощницу и забавные результаты их опытов и проведу еще много времени в одиночестве, либо, наконец, сбудется мое желание –я вырвусь за пределы замка.

Потянулись тягостные часы волнительного ожидания. Я с надеждой наблюдала за тем, как мисс Свон укладывает в чемоданы нужные книги, заворачивает в плотную бумагу дневники, берет с собой принадлежности для письма и рисования. Пришел доктор Ньютон.Окинув комнату, бывшую в течение нескольких лет ему кабинетом, одобрительно кивнул. Душа моя разлетелась на осколки. Словно почувствовав мое отчаянье,Майк обернулся и, указав в мою сторону рукой, небрежно бросил:

— Возьмите этот подсвечник.

Похоже, он вспомнил, как часами глядел на меня.Пронзал взглядом пламя горящей свечи.Возможно, в такие моменты егопосещали не самые дурные мысли.

Тонкие женские пальчики осторожно сняли меня с полки, обернули в бумагу и уложили в ящик, набитый душистой соломой. Я задыхалась от счастья. Хотя, по сути, для меня немногое должно было измениться. Стены одной камеры сменялись на другие, но в моем положении любые самые незначительные события имели масштаб великого потрясения. Новая комната была не просто новая комната, а целый новый мир. Я ждала того дня, когда увижу ее, пыталась представить какой она будет.

Мысли мои были прерваны резким рывком. Судя по звукам, двое мужчин, тяжело дыша и ругаясь, выносили ящик из кабинета. Последовал долгий спуск по лестнице. На последней ступеньке один из грузчиков споткнулся и выронил свою ношу. Ящик глухо ударился о каменные плиты, а плохо приколоченная крышка съехала набок, позволяя мне увидеть кусочек синего нестерпимо яркого зимнего неба. На верхушках голых деревьев сидели черные птицы, кое-где на ветках лежал снег. Столь простое зрелище привело меня в восторг, но еще больший трепет я испытала, когда ящик забросили в открытую телегу, и она выехала со двора. Очутившись на дороге, я впервые обозревала замок со стороны:огромное строение, похожее на охапку костей, воткнутых в снег.Ослепительно белый каменьсверкал в лучах полуденного солнца. С такого расстояния трудно было различить отдельные архитектурные детали, но даже без них замок производил впечатление хрупкого произведения искусства. На мгновение мне стало жалко, что я покидаю такое красивое место. Но я тут же подумала, что не стоит жалеть о том, что столько веков являлось моей тюрьмой.

Телега проехала через небольшой город у подножия холма и устремилась сквозь спящий подснежным покровом лес навстречу заходящему солнцу. Свежий воздух и яркий свет возвращали меня к жизни. Я чувствовала себя почти так же, как когда была живой, а не просто душой, заточенной в подсвечник. Ржали лошади, возница напевал про какого-то бандита и не в меру любвеобильных женщин. Окружающий мир звенел и искрился подобно бриллиантам.

***

Ближе к вечеру мы прибыли на причал. Мощная волна шума затопила сознание. Появились новые –давно позабытые – запахи. Пахло не только свежим морозным воздухом, но и гнилыми досками, сладким и пряным. Сотни и тысячи голосов кричали, шептали, пели, просто наполняли сгущающиеся сумерки звуками. В этом месте было собрано не только невообразимое число ароматов, но и не менее многообразный букет людей и наречий. После относительно спокойной жизни в замке все это могло вызывать помутнение рассудка. Мне трудно было ориентироваться и понимать, что происходит вокруг. Я думала лишь о том, какой богатый и многообразный мир. И какой убогийиногда.

В круговерти красок мелькнуло лицо мисс Свон. По поручению доктора Майка она следила за тем, чтобы багаж не потерялся, а дорогое и сложное оборудование не было повреждено. Девушка уверенным голосом отдавала приказания. Под её строгим надзором ящики были размещены в трюме. Моя бедная душа смогла получить передышку, оказавшись в знакомом мраке. Впрочем,корабельный мрак отличатся от того, что я знала раньше. Он был более влажным, тишину постоянно нарушали скрип и звуки работающих неподалеку механизмов. Ещё было приятное покачивание, при котором удобно думать.

Как могла, я пыталась усвоить впечатления, запомнить запахи и слова, на случай, если вновь придется долго стоять на одном месте. А еще пыталась понять, как доктору Ньютону удастся переправить в новое убежище своих животных. Что будет, если кто-нибудь случайно их увидит. Вероятно,Майку отрубят голову и егомилой помощнице, смелой миссСвон, тоже.Рой разнообразных дум преследовал меня. Но мрачные мысли быстро вытиснились мечтами о новом месте.

Не могу сказать, как долго продлилось наше путешествие. В трюме было темно –ни лунный свет, ни свет солнца не проникали сквозь прочную обшивку. Волны равномерно плескались за бортом, не зная покоя, по этим звукам никак нельзя было судить о времени или пройденном расстоянии. А после веков забвения даже год показался бы лишь мигом.

***

Ящик извлекли из чрева корабля и бросили в повозку. В отличие от дня, когда мы выезжали из замка, этот выдался не таким солнечным и приятным. Низкие распухшие тучи висели над самой водой. Мир был окрашен в серые цвета, но я все равно не унывала. Я продолжала двигаться вперед к неизведанным местами, надо сказать, путь выдался неблизким. Нам трижды пришлось ночевать в гостиницах прежде, чем под вечер вдали мелькнули очередные гирлянды из золотистых огоньков, и возница сказал:«Теперь близко».

Уставшие лошади медленно взобрались на вершину холма, на котором располагался крошечный потерянный городок. Не больше четырех десятков домов с ветхими крышами и закрытыми ставнями окнами. Узкие улицы сходились к выложенной булыжником главной площади. Тут же находилась гостиница –единственное здание, откуда в ночную тьму изливался свет. Но наша повозка миновала площадь и по теряющейся в снегу дороге устремилась на запад. Это было опасное решение, утром я слышала, как спорит Майк с возницей. Пожилой неряшливого вида мужчина предлагал переждать ночь под крышей, но доктор Ньютон торопился и настоял на том, что они поедут без остановок и лишних проволочек. Ему плевать, если кто-нибудь свернет себе голову. Мисс Свон поддержала своего работодателя. Она не боялась опасностей дороги, но оченьустала и хотела нормального отдыха. Хорошо еще, что после заката небо расчистилось, и появились звезды.

Глубокой ночью повозка остановилась. Вокруг были глубокая чернота и странная тишина. Если поблизости и было жилище, разглядеть я его никак не могла. Нигде не было ни малейшего проблеска света, кроме того, что давала луна. Повозка покачнулась –Майк и возница спрыгнули на землю, раздался скрип шагов по нетронутому снегу. На миг вспыхнул одинокий огонек–кто-то зажег свечу.

До утра ящик и всю поклажу оставили под открытым небом. Однако, стоило ночной черноте обратится в густой серый сумрак,как появились наемные работники –видимо, живущие в городе, который мы проехали накануне –молча и сосредоточенно они переносили тюки, чемоданы и свертки в дом –огромное мрачное строение. Первое мое впечатление от нового пристанища было неблагоприятным.

День обещал быть теплым и над раскисшей дорогой висели полотнища тумана. Окутанное ими строение и само казалось порождением мира призраков. Только из нескольких окон выплескивался на засыпанные снегом кусты и клумбы жидкий свет. Дом был как давно и безнадежный больной. Каждую секунду откуда-нибудь доносился тоскливый вздох рассохшихся досок, жалобный скрип и неясные стоны. Несмотря на разведенный в холле камин, было сыро и неуютно.

Рабочие подняли ящики по шаткой лестнице на второй этаж. Ближе к полудню пришла мисс Свон и принялась разбирать вещи. Меня вместе с книгами и бумагами она поставила на стол, прибывший вместе с нами и хорошо мне знакомый. Несколько дней в воздухе чувствовался аромат обновления, надовсем весела дымка суеты. Возможно, виной всему были распахнутые окна, сквозь которые в дом проникал томный ветер, сообщавший о скором приближении весны. Но вот вещи были размещены по местам, хлопоты окончены, а на улице вновь грянули жуткие морозы, обещание тепла было обманом. Дни потянулись за днями. Как я и опасалась, жизнь входила в привычную колею, и все наполнявшие меня желания, поднятые со дна, лишь недолго покружив у поверхности, обречены были опуститься вниз.

Майк ставил опыты. Мисс Свон придавала его сумбурным записям надлежащий вид. Иногда вечерами они беседовали. Оторвавшись от преследователей, доктор Ньютон стал вести себя спокойнее и не вздрагивал от каждого шороха.

— Это и есть твоя невероятная история? Сбрендивший ученый и его хорошенькая помощница? — Хвастун усмехается, его никелированные бока, кажется, раздуваются еще больше. Что с него взять, чайник. Ему бы только пар пускать.

— Имейте терпение,— спокойно говорю я.

— Сколько ж нужно терпения, чтобы перетерпеть твои жалобы?Сплошь одинаковые дни.

— Да, для меня время идет иначе, события происходят гораздо реже, чем у людей, когда каждый день – калейдоскоп из яркихкусочков хрупкого стекла с тысячей оттенков, запахов и вкусов. Но это вовсе не значит, что мне нечего вспомнить и нечем вас удивить. Я как раз собиралась рассказать о похищении.

— И кто когопохитил? Свирепые разбойники украли ту красотку, мисс Свон? — со вздохом спрашивает Мечта.

В мыслях я удрученно качаю давно потерянной головой.

***

Через несколько недель после нашего прибытия в особняк забрались воры. Вернее, я приняла двух проникнувших в кабинет мужчин за таковых. На них были темные костюмы, а лица до самых глаз скрывались под платками. Они быстро обследовали помещение. Один попытался при свете луны прочесть брошенные на столе бумаги, но в этот момент второй уронил тяжелый бронзовый сосуд. Стены содрогнулись от ужасного шума. Первый вор отпрыгнул от стола, в припадке раздражения схватив меня и замахиваясь на своего неосторожного компаньона. Тот закрыл голову руками и принялся бубнить что-то о том, что он не кошка и не видит в темноте.

— Конечно, не кошка, — прошептал первый. —Скорее, неуклюжий сонный медведь.Ладно, пошли, пока сюда не сбежалась вся округа.

О моем существовании он вовсе позабыл. Запалив тусклый фонарь, воры мчались по темным коридорам, спускались по узким вырубленным в камне лестницам, преодолевали проломы в полу. Иногда они останавливались, и тот, которого назвали медведем, ставил лампу, наваливался могучим телом на стену, пытаясь сдвинуть какой-нибудь камень в кладке или опустить рычаг. Старое поместье хранило свои секреты, и было полно скрытых ловушек, не зная о которых, можно было с легкостью попрощаться с жизнью.

Мы все больше удалялись от жилых комнат, все глубже спускаясь под землю. Стены стали более грубыми, иногда попадалась и вовсе необработанная каменная поверхность, внутри каменного монолита блестели вкрапления слюды. Свет единственного фонаря едва разгонял плотный мрак. Даже мне становилось не по себе от многократно повторенного мечущегося под низкими сводами звука шагов и тяжелого дыхания. Но воры были спокойны. Оказавшись в лабиринте ходов, они чувствовали себя уверенно, не опасаясь погони, возобновили разговор.

— Теперь придется снова ждать подходящего дня. Все труды впустую, — нападал на «мишку» мой хозяин.

— Зачем мы вообще потащились наверх? Мало тебе было той странной комнаты внизу? С первого взгляда ясно, у нового хозяина Темных Холмов не все в порядке с головой. Да по мне, он сущий псих.

— Не думаю, что он опасен. Если он и дальше не будет знать о нашем существовании и заниматься своей наукой, то бояться нечего.

— Разве то, чем занимается этот малый, не противозаконно?

— Скорее всего, стоит об этом узнать властям, и нашего гения ждет веревка палача.

— А что, если его появление привлечет копов?

— Он заинтересован в том, чтобы о его экспериментах никто не узнал не меньше, чем мы, и,значит, будет держаться в рамках разумного. К тому же этот парень, он, скорее, трус и ему больше по душе прятаться по углам, чем нападать открыто.

Вор пожал плечами и только тут обнаружил меня. Выругавшись сквозь зубы, он принялся вертеть свою находку в руках. Мир бешено заплясал перед моим взором.

— Оставлю себе, не зря я ведь тащил эту штуковину.

— Ты слышал? —«Мишка» настороженно замер. Первый вор тоже замолчал и принялся осматриваться. Но в подземелье, имея одну лампу, мало что можно было разглядеть. Если бы кто-нибудь нас преследовал, то мы могли бы лишь его услышать, однако толстые стены отражали только приглушенное дыхание похитителей. Я не смогла различить ни одного постороннего шороха, но у «мишки» было звериное чутье.

Отдав лампу подельнику, неожиданно, как пловец, бросающийся в воды моря, он нырнул в темноту. Послышался сдавленный вскрик, шорох, а вскоре вор появился, неся переброшенный через плечо сверток. Из свертка торчали две чудесные дамские ножки в чулках и старых ботинках. Еще из свертка доносились яростные вопли — по голосу я узнала мисс Свон.

— Похоже, нас все-таки выследили, — насмешливо сказал грабитель, поднося лампу поближе к девушке и разглядывая ее искаженное досадой и испугом лицо. Как ни отважна была мисс Свон, даже ей было страшно находиться одной под землей, да еще в компании незнакомых мужчин.

— Думаю, нам придется забрать милую леди с собой и серьезно обо всем поговорить.

Мы снова двинулись в путь, но на этот раз идти пришлось недолго. После резкого поворота и двух лестниц, вновь ведущих наверх, первый вор отдал «мишке» лампу, достал из кармана ключ и открыл неприметную черную дверь.

Я оказалась в самом странном месте из всех, в которых до того побывала. Тем удивительнее было обнаружить его под старой заброшенной усадьбой. Полкомнаты устилали ковры с густым ворсом. На каждом был изображен какой-нибудь странный зверь. Стены украшали панели темного дерева и тяжелые драпировки из бархата, с потолка свешивалась изящная люстра, плафоны которой напоминали нежные стеклянные лилии. Из мебели в комнате были массивные шкафы, занятые книгами, бутылками, свертками, оружием и разными бесполезными, но красивыми предметами, а еще, словно высеченный из монолита, стол, удобные кресла и несколько стульев. Всю мебель украшала сложная резьба и инкрустация драгоценными камнями. Занавески и обивку кресел увивал золотой орнамент. Вообще-то комната являла собой образец безвкусицы и была похожа на забитую всякой всячиной кладовку скупердяя. Её показная роскошь производила впечатление и заставляла удивляться.

Опустив девушку в кресло,«мишка» достал из шкафа графин и три стакана–два наполнил до краев, в третий лишь слегка плеснул.

— Будьте нашей гостьей, — снимая платок, сказал первый вор. Наконец-то я смогла разглядеть его лицо. И надо сказать, оно тоже производило впечатление. Четкие, почти скульптурные черты. Но оно не было примитивным.Благодаря странной прихоти творца лицо это сочетало в себе мужские и женские черты. Грубость подбородка и линий носа уравновешивалась изящной линией скул и густыми ресницами. Под их глубокой тенью притаился не по-мужски коварный и лукавый взгляд. При слабом освещении трудно было понять, какого цвета глаза у незнакомца, но в том, что в них порой вспыхивают задорные искры, ошибиться было нельзя.

— Я –Эдвард, но девушки, как правило, зовут меня милашка Эд.

— Я –мисс Свон. — Девушка взяла стакан и с самым решительным видом опрокинула в себя его содержимое. В тот же момент лицо её залила краска, а пухлые губы раскрылись в попытке сделать вдох. Мисс Свон походила на очень милую рыбку, вытащенную из пруда. Надо признать, ее не портили ни старое,испачкавшееся в тоннеле платье, ни уничтоженная прическа. Выбившиеся из тугого пучка каштановые пряди делали ее лицо более молодым и беззащитным. Мисс Свон, носящей броню стальной леди, этого так не хватало.

Утирая слезы и кашляя,она едва не соскользнула с кресла. Оказавшийся рядом милашка Эд успел поддержать девушку. На несколько мгновений их взгляды встретились, и глаза пытливо изучали друг друга, но как только до обоих дошло, что происходит, Эдвард поспешил убрать руку.Оба нацепили привычные маски. Вор развязно улыбнулся, мисс Свон изобразила гневное возмущение.

— Зачем вы притащили меня сюда? Вы меня похитили?

— Вовсе нет, мисс.

— Свон.

— Но я хотел бы узнать ваше имя.

Девушка задумалась, но все же уступила.

— Изабелла.

— Оно вам подходит. Вы действительно Бель, красавица.

— А вы тогда, должно быть, чудовище.— Белла строптиво притопнула ногой.

— Если вам нужно чудовище, то это скорее Эм. — Милашка Эд указал на «мишку», подпиравшего шкаф с книгами. Он тоже успел снять платок и теперь мелкими глотками, наслаждаясь, поглощал содержимое стакана.

— ЭмметтМакКарти.

«Мишка» поднял воображаемую шляпу и улыбнулся. На его лице простого парня улыбка смотрелась просто великолепно. Он казался милым и безобидным, вызывал доверие.

— Если вы меня не удерживаете, значит, я могу уйти.

— О да, непременно. Вот только найдете ли вы дорогу без нашей помощи?Видите ли, на месте усадьбы раньше был старый форт, со временем его почти полностью разрушили, осталась лишь часть укреплений со стороны берега, вы, должно быть, их видели. Однако все подземные коммуникации уцелели. Здесь настоящий лабиринт под землей. В нем можно бродить несколько дней и так и не найти выхода на поверхность.

— Я готова рискнуть. Вы ведь все равно не станете мне помогать, не так ли?

— Изабелла, я же сказал, что не чудовище. Но перед тем, как проводить вас, хотел бы побеседовать.

— О чем же? И по какому праву вы здесь находитесь, ведете себя как хозяин? Вы ведь влезли в чужой дом. Доктор Ньютон приобрел его и вправе сдать вас полиции.

— Кто сдаст полиции его самого, — пробормотал Эмметт, но мисс Свон, увлеченная атакой на Эдварда, ничего не услышала.

— Я собирался сам задавать вопросы, а не отвечать на ваши. Тем более, что вам вовсе не обязательно знать, чем мы занимаемся.

— Я так и думала, вы проворачиваете какие-то темные дела.

— Нет, мы всего лишь… приятно проводим время. Чего, кстати, нельзя сказать о вашем мистере Докторе.

— Что это значит? — Белла удивленно подняла брови. Словно она не знала, чем занимается Майк. Но она ведь была его помощницей и должна была понимать, что многие из опытов являлись нарушением закона.

— Ваш доктор глумится над людьми,— с отвращением выплюнул Эмметт.

— Вовсе нет,— парировала девушка. Её уверенная поза, сложенные на груди руки и поднятый подбородок указывали на то, что она не верит ни единому слову и убедить её будет непросто.

— Мы давно приглядываемся к доктору. Как-никак мы теперь «соседи» и должны знать о том, кто живет рядом. — Милашка Эд шагал по комнате, голос его звучал доверительно, однако Белла продолжала держать оборону.

— Помимо всего прочего, у одного нашего друга, мистера Уитлока, отличный нюх.

— Да, он несколько лет копал могилы и у него развился своего рода талант на то, что спрятано в земле, — поддержал рассказ Эдварда Эмметт.

— Все знают, если что-нибудь закопать, Джаспер обязательно это найдет. То, что не найдет он, не найдет никто. Кстати, благодаря мистеру Уитлоку мы обнаружили и тоннели, и комнату, в которой находимся, и большую часть ловушек.

— Но далеко не все, и некоторые из нас все же получили пару болезненных уколов чуть ниже спины. — При этих словах Эмметт широко улыбнулся и налил себе второй стакан. Милашка Эд только скривился и недовольно повел плечами. Было ясно, что он и естьтот, кто получил стрелу в свой красивый зад. Белла тоже улыбнулась, потом вспомнила, кто перед ней находится, и улыбка растаяла на ее губах, как снег под лучами солнца.

— Зачем вы мне об этом рассказываете?

— Просто чтобы вы знали: под землей от нас ничего нельзя скрыть. И мы нашли много интересного.— Милашка Эд говорил медленно, было видно, как тщательно и осторожно он выбирает слова. — Перед тем, как вы захотите вызывать в усадьбу полицию, я могу вам показать одну из наших находок. — Бывший до того насмешливым взгляд Эдварда внезапно стал серьезным, хотя в нем по-прежнему мелькали бесовские искорки.

Мисс Свон его предложение ничуть не смутило. Она с легкостью выдержала взгляд, голос её звучал уверенно:

— Я согласна пойти с вами и посмотреть на то, что вы решили мне показать, но только если после этого вы дадите слово отвести меня к дверям моей комнаты.

— Хорошо, мисс Свон. Вот, возьмите, в коридорах довольно холодно. — Эдвард протянул девушке один из висевших на покрытой позолотой вешалке плащей. Было видно, как в душе Изабеллы гордость и здравый смысл боролись за первенство. Она и замерзала, и не хотела принимать помощь от вора. В итоге все же набросила на плечи тяжелый отделанный мехом плащ.

— Спасибо. Не могли бы вы так же дать мне фонарь?

— Возьмите свечу, — Эмметт взял меня со стола и протянул мисс Свон. —Мы, кажется, взяли это у вас случайно. Будет весьма неловко, если утром доктор обнаружит пропажу и поднимет шум.

«Мишка» бросил многозначительный взгляд в сторону своего подельника, желая показать, что на этот раз Эдвард совершил досадный промах, а он такой умный и догадался все исправить. Милашка Эд закатил глаза и, взяв другой плащ, вышел из комнаты.

Некоторое время Белла и вор шли молча. Тишину тревожил только звук шагов, да едва уловимый треск свечи. Первым заговорил Эдвард.

— Почему вы пошли за нами? Вы разве не испугались, Изабелла?

Я не могла увидеть лица вора, но думаю, ответ на вопрос многое значил для него.

— Я была в своей комнате, собиралась ложиться спать, — щеки мисс Свон вспыхнули румянцем, она поняла, какие мысли вызовут у человека вродемилашкиЭда ее слова. Конечно же, он должен будет подумать о том, как девушка раздевается, вообразить ее обнаженное тело. — Потом услышала подозрительный грохот, моя спальня находится рядом с кабинетом и мне известно, что в столь поздний час доктор Ньютон спит и никак не может ничем греметь на верхнем этаже. В основном вперед меня толкнула одна ужасная черта моего характера.

— Какая именно, Изабелла?

— Любопытство, Эдвард. Это чувство сгубило ни одну девушку и, тем не менее, я не могла устоять. Я тихо пробралась в кабинет и увидела вас, увидела, что в руках вы держите бумаги, а потом суете их в карман. Я испугалась, что вы украдете записи доктора Ньютона. За каждой из них годы работы.

— Я схватил их машинально. Поверьте, я вовсе не собирался присваивать себе открытия ненормального Ньютона. Я просто был зол на Эма и хотел его поколотить.

— Вряд ли бы вам это удалось, — девушка снова смутилась. — Я хотела сказать, он же такой огромный и,наверное, может запросто согнуть стальной прут.

— Победа не всегда на стороне того, кто кажется сильнее. Порой многое остается скрытым от глаз. Ориентируясь только на внешние признаки, очень легко допустить ошибку. К вашему сведению, я не так беспомощен. Эм, конечно, здоровяк, но на моей стороне гибкость и скорость.

— Единственное, чего вам не хватает, так это скромности.

— А какой от нее прок, Изабелла? Судьба не жалует тех, кто безропотно сносит любые удары и молча ждет удачного момента. Нужно самому держать свою жизнь в руках и быть наглым и напористым.

— Так чем вы, все-таки, здесь занимаетесь?

Вопрос повис в холодном воздухе. Между Эдвардом и Беллой по мановению ока выросла стена. Этим секретом вор делиться не хотел.

К этому времени мы подошли к выдолбленному в скале выходу на улицу. Эдвард остановился, достал из кармана бумаги, о которых шла речь.

— Мы почти дошли. Только прошу вас, не сильно удивляйтесь и, если сможете, не кричите.

Белла взяла бумаги, но было видно, что мыслями она далеко –просьба Эдварда ее смутила и заставила воображать самые невероятные картины. На миг по её лицу скользнула тень страха – уж не задумал ли странный преступник ее убить, как свидетеля. Однако Эдвард не спешил набрасываться на беззащитную жертву, доставать нож или иное оружие. Он спокойно стоял у границы, куда ветром намело снег, и ветер трепал мятые листки в его руках. Смущенная мисс Свон торопливо схватила украденные заметки и так решительно бросилась вперед, что потеряла равновесие и едва не рухнула в сугроб. Но Эдвард и в этот раз успел ее удержать.

— Разрешите, я вам помогу. — Милашка Эд бросил выразительный взгляд на потрепанные ботинки мисс Свон. Ходить в таких по глубокому снегу было не самым разумным решением. Не дожидаясь согласия, вор подхватил Беллу на руки и зашагал вперед. Сначала девушка словно окаменела от столь наглого обращения, потом, сделав резкий вдох, разом пришла в себя и принялась вырываться. Она колотила мужчину свободной рукой, дрыгала ногами и приказывала выпустить ее.

— Я не хочу, чтобы вы простыли, Изабелла. Раз уж вы по моей вине оказались здесь, то я за вас отвечаю и обязан вернуть к порогу вашей комнаты невредимой.

Белла поднесла горящую свечу к лицу Эдварда, словно угрожая его сжечь, но вор даже не дрогнул. В его самоуверенном взгляде не скользнуло и тени испуга или сомнения. Он бережно прижимал хрупкое тело мисс Свон и невинно улыбался. Спорить было бесполезно. Недовольно сопя, мисс Свон прибегла к последнему средству – демонстрируя обиду, она отвернулась. Но пользы от этого жеста было немного, их лица оставались слишком близко.Так, что я могла ощущать ровное дыхание Эдварда и наблюдать за тем, как он разглядывает свою гостью и пленницу.

Путешествие по снегу было коротким. Задувал ветер, заставляя танцевать деревья. Золотая монета луны в небесном кармане выглядела сущим сокровищем среди похожих на рассыпавшуюся горсть серебряной стружки звезд. Красота зимней ночи подействовала на Беллу, заставляя забыть о наглом воре, да и обо всем, что случилось ранее. Как маленькая девочка, она, задрав голову, смотрела вверх и глаза ее сияли от восторга. На краткий миг лишившись брони, она снова была прекрасна, привлекательна не только красотой юности, но чем-то большим. Словно разрешила заглянуть в свой внутренний мир.

Волшебство закончилось. Небо вновь заслонил каменный свод, Эдвард осторожно опустил мисс Свон. Поправляяплатье и особенно тщательно одергивая юбку, девушка метала грозные взгляды. Вор делал вид, что не замечает ни одного. Пришлось мисс Свон отступить и в этот раз. Подняв меня выше, она пошла по уходящему вглубь скалы тоннелю. Милашка Эд следовал чуть позади.

Вначале стены пещеры украшали наросты снега и ледяные кристаллы, потом воздух сделался гораздо теплее и стал более влажным. Подобные перемены казались странными до тех пор, пока перед нами не раскинулось небольшое овальной формы озеро. Над серебристой поверхностью поднимались колонны пара. Мисс Свон тихо вздохнула и остановилась. Не считая озера, в огромной пещере, стены которой скрывал мрак, ничего примечательного не было.С другой стороны за покровом темноты могло скрываться что угодно. Белла в недоумении посмотрела на вора. Тот подошел к самой кромке воды, опустился на одно колено и громко крикнул:

— Рози.

Его голос в оглушительной тишине прозвучал подобно магическому заклинанию. Япочувствовала, как по телу Беллы прошел озноб.

— Рози, приди, пожалуйста. Я хочу тебе представить своего друга.

Ничего не происходило. Было странно смотреть на то, как взрослый мужчина разговаривает с пустой волной гладью. Как зовет кого-то и просит выйти.

— Эдвард, — мисс Свон сделала несколько шагов. Она старательно вглядывалась в водные глубины, но, судя по озабоченному выражению лица, не могла ничего различить.

— Рози, — снова позвал Эдвард.

Спокойная вода взорвалась фонтаном брызг, вслед за которым возникла девушка. Симпатичная головка с белокурыми волосами, изящная линия плеч, длинная шея и гибкое тело, бывшее как бы продолжением волн. Не считая пары жемчужин в волосах, на незнакомке не было никаких украшений и одежды. Ее обнаженная матовая кожа излучала мягкое сияние, а огромные голубые глаза сверкали, как сапфиры. Пухлые губы, аккуратный носик, высокий лоб. Она была так красива, что могла бы заманивать мужчин в пучину. Иными словами она была порождением воды, ее божеством и рабыней.

Белла отвернулась, но любопытство побороло устаревшие моральные принципы, и она вновь решилась обернуться. Даже сделала пару шагов к озеру. Рози без всякого стеснения демонстрировала свою грудь и, не скрывая неприязни, разглядывала Беллу. На фоне удивительной озерной богини мисс Свон выглядела блекло. По моему убеждению, дело даже было не в обнаженной груди или похожим на мечту любого мужчины лице. Нет, просто Белла сама считала себя проигравшей, отчего злилась и выставляла наружу свои шипы. Исходящая от нее агрессивность искажала черты лица, делая их холодными и отталкивающими.

— Она и есть твой друг? — возмущенно спросила Розали.

— Почему она здесь оказалась и для чего залезла в озеро?

Девушки заговорили одновременно. Милашка Эд открыл было рот, чтобы прояснить ситуацию, но на вопрос Беллы Рози ответила сама, и ответ ее был подобен удару молнии:

— Без воды я быстро погибну. — Опершись руками на край,чудесное создание одним рывком выбросило свое тело на отполированные прибрежные камни. В тусклом свете замерцал покрытый чешуей хвост. Белла изумленно молчала, а когда смогла открыть рот, прошептала:

— Этого не может быть. Вы меня разыгрываете. Это какой-то необычный костюм.

— Изабелла, — попытался переубедить девушку Эдвард, но напористая Рози вновь его опередила. Русалка прищурила невероятные сапфировые глаза и свесила хвост в воду.

— Можете спросить Майкла Ньютона, он вам расскажет, что делает с людьми. Хотя вряд ли этот подлец захочет кому-либо признаваться в своих грязных делах. Будь у меня возможность, я бы сама его приговорила. Он должен закончить свою жизнь в петле.

Внезапно злостьсхлынула с Рози, соскользнула, как шелковый плащ. Она разрыдалась как самая обычная девушка, всхлипывая и утирая слезы кулаками. Эдвард хотел ее успокоить, но Рози зло на него посмотрела и прыгнула в озеро, скрываясь под водой.

— О, Господи, что тут происходит? — прошептала мисс Свон. Теплые отблески свечи не могли скрыть мертвенной бледности ее кожи и дрожащих губ. — Я не могу поверить. К тому же Майкл не способен на такие зверства.

Внезапно в темноте послышались шорохи, как будто кто-то осторожно подкрадывался к нам. Белла вскрикнула. Эдвард выглядел спокойным, но голос его все же выдавал некоторое напряжение.

— Кто здесь? — не получив ответа, он подошел ближе к Белле и заслонил ее собой. – Элис, это ты? Не нужно так шутить, выйди, пожалуйста. Ты пугаешь Изабеллу.

Шорохи стихли.

— Элис, пожалуйста.

В круг света вышла невысокая хрупкая девушка. Ее темные короткие волосы торчали во все стороны, глаза с любопытством рассматривали Беллу, а на губах играла улыбка проказливого ребенка. Сначала я не заметила никаких странностей в облике Элис, но стоило ей сделать еще несколько шагов, как стали заметны несколько измененные пропорции тела, необычный разрез глаз и заостренные уши.

— Ты же знаешь, как скучно в этой проклятой дыре. — Улыбка растаяла, а взгляд потух. — Я хотела вас удивить. Люблю сюрпризы.

— Боюсь, Изабелла не готова к твоим сюрпризам.

— Еще бы, эта мегера Розали кого хочешь доведет. Я слышала, как она снова лила слезы.

Элис легко вспрыгнула на небольшой камешек и замерла, балансируя на одной ноге. Потом так же быстро соскочила и в три изящных прыжка оказалась возле Беллы, взяв девушку за руку.

— Здесь, правда, очень-очень скучно.

— Но почему вы сидите в этой темной пещере? Тут нет ни дверей, ни решеток ивы могли уйти?

— Мы не можем жить среди обычных людей. Мы слишком сильно от них отличаемся. Подобных нам поджидает много неприятностей во внешнем мире. Люди ненавидят тех, кто не похож на них, тех, кого они не понимают.

— Я почти не вижу различий.

— Элис не может жить в городе. Она эльф и ей необходима живая природа.

— Не нужно меня жалеть, — неожиданно перебила вора Элис. Судя по всему, она не хотела объяснять истинных причин, по которым продолжала жить в пещере. А причина могла быть одна — Элис не хотела бросать Рози. Возможно, из-за привязанности, возможно, потому, что их судьбы были во многом схожи, и они оказались одни против всего остального мира.

Белла едва держалась на ногах и плохо воспринимала реальность, слишком неожиданным оказалось увиденное в пещере. Она не могла смириться с существованием эльфов, вот так, мгновенно поверить в страшные опыты своего работодателя. На первый взгляд Ньютон казался довольно добродушным, увлеченным наукой, но не монстром.

— Эдвард, объясните же мне, что происходит. Я ничего уже не понимаю.

— Думаю, вам нужно время. Мы поговорим обо всем после, а сейчас будет разумным отвести вас в вашу комнату и уложить в кровать.

— Уложить такую красотку в кровать неплохой план, — засмеялась Элис. Её звонкий смех внезапно наполнил серебристым звоном высокие каменные своды. Эдвард впервые за весь вечер и всю ночь смутился. Белла никак не отреагировала.

— Элис, ты невыносима.

— Что поделаешь, я всю жизнь провела на улице, даже в мечтах не вращалась в высшем обществе. Доброй ночи, Эдвард.

Элис отскочила в сторону, а еще через миг растворилась в темноте. Только когда Эдвард с Беллой остановился у самого входа, прозвучал одинокий смешок – веселый и одновременно ужасно грустный.

***

Как и обещал, Эдвард довел мисс Свон до особняка. Пропетляв в лабиринте коридоров, он вышел к двери, ведущей на кухню. В самой кухне никого не было, но от углей в огромном очаге ещё исходило тепло и слабое свечение. Усадив девушку на стул, Эдвард, словно не только подземелья принадлежали ему, но и весь дом, обшарил шкафы, нашел начатую бутылку вина. Не увидев стаканов, наполнил одну из суповых чашек до краев. Белла, не глядя, сделала пару глотков. Постепенно тепло и алкоголь вернули цвет её бледным щекам и ускорили замерший ход мысли. Хлюпнув носом, Белла посмотрела сначала на чашку в своих руках, потом на милашку Эдварда и, наконец, остановила странный задумчивый взгляд на тлеющих углях. Как будто за ними было скрыто нечто важное.

— Я должна узнать правду. Я должна убедиться в том, что Майк виноват.

— Ты не веришь Рози?

— Не знаю. — Белла нервно усмехнулась, сделала еще один ноток. — Я даже не могу понять, верю ли я в саму Рози. Мне нужны веские доказательства.

— Это может быть опасно. Майк наверняка бережет свою тайну и, если он заподозрит, что вы о чем-то догадываетесь, он вас или посадит под замок, или использует для опытов.

Эдвард был взволнован. Он знал мисс Свон меньше суток, но уже переживал за её судьбу. Это о многом мне говорило, однако Белла, разумеется, ничего не заметила.

— Думаю, что смогу о себе позаботится.

— Изабелла, вы в любом случае не должны спешить. Для начала стоит подумать, осмыслить всё в течение пары дней, составить план и не рисковать напрасно. Я готов помочь.

Подумав, Белла согласилась.

— Как только захотите со мной встретиться, оставьте послание под колодцем во дворе. Один из камней легко вынимается из кладки. Просто положите в нишу записку и ждите меня той же ночью у этой двери.

***

Луну сменило солнце, на смену ночи пришел тусклый день. Едва сомкнувшая глаза мисс Свон была такой же вялой и рассеянной. К счастью, доктор Ньютон полностью погрузился в работу –после переезда он почувствовал облегчение, и у него началась удачная полоса в жизни. Он много и плодотворно работал и часто забывал поесть или принять ванну. При этом сказал, что записи сделает сам и ничего переписывать не нужно. Такое иногда случалось, только раньше мисс Свон не задумывалась над причинами – теперь повод подумать у нее был.

Минуло еще три луны, прежде чем мы с Беллой отправились на ночную прогулку. Я ожидала встречи с милашкой Эдвардом, но вместо того, чтобы отправиться на кухню, мисс Свон прокралась к лаборатории доктора Ньютона. Открыв украденным ключом дверь, девушка проникла в мрачное царство злодея. Вдоль голых белых стен стояли металлические шкафы с сотнями блестящих инструментов, чей вид вызывал отвращение и испуг. Пустые столы и ящики тоже не выглядели особо приветливо. Несмотря на то, что ничего особо ужасного в комнате не было, хотелось побыстрее ее покинуть. Сам воздух былпропитан дурными испарениями.

Белла отважно осмотрела каждый ящик, потом принялась прощупывать швы между плитками пола и осторожно простукивать ладошкой стены. Мы довольно долгое время провели в лаборатории, свеча почти полностью прогорела, но Белла так и не нашла ничего интересного. Однако над чем-то доктор Ньютон работал в последние дни.

Подозреваю, что без особой охоты девушке в итоге пришлось обратиться за помощью к милашке Эду. На следующую ночь он появился на кухне с двумя парнями. Один был Эмметт, другого вор представил как Джаспера Уитлока. По виду это был настоящий джентльмен. Сразу поклонился и поцеловал возмущенный мисс Свон руку. Чем-то он напоминал Элис. Такой же стройный и пластичный. Каждое движение Джаспера казалось легким, но не потому, что было отрепетировано, а потому, что являлось естественным, было продолжением мысли.

Довольно скоро Джаспер обнаружил спрятанную за одной из стен дверь. Но сколько он ни старался, открыть ее не смог. Нужно было знать верную комбинацию или что-нибудь в подобном роде.

— Строители оставили много секретов. Вруинах, на которых стоит усадьба, полно ловушек и тайных ходов.

— Значит, нужно проследить за Майком, чтобы понять каким образом он попадает внутрь,— высказался Эдвард. Как и всегда, он первым успел обдумать ситуацию и принять нужное решение.

— Здесь негде спрятаться, — заметил Эмметт.

Все принялись осматривать почти пустую лабораторию. Наконец милашка Эд щелкнул пальцами и тихо сказал, что нашелвыход. Под самым потолком комнаты располагалось крошечное окно, из которого можно было наблюдать за происходящим в лаборатории.

— Но что, если ключом является комбинация движений, которые будет не различить за спиной или еще хуже –набор звуков.

— Значит, когда Майк подойдет к двери, кто-нибудь должен будет отвлечь внимание, в это время я или мистер Уитлок зайдем в лабораторию, встанем за вешалкой у двери и все увидим и услышим. После он пройдет внутрь, а мы сможем убежать.

Тут же милашка Эдвстал на указанное место, а Эмметт подошел к потайной двери.

— Тебя и правда не видно.

План был еще раз обсужден, разобран и признан удовлетворительным. И, судя по всему, удачно воплощенным, поскольку через несколько ночей милашка Эд, Эмметт и Белла со мной в руках наконец проникли в настоящую лабораторию доктора Ньютона. Это была комната гораздо меньших размеров, но с такими же белыми холодными стенами и металлической мебелью. Главным отличием было наличие десятков человеческих тел, накрытых тонкими простынями. Почти на каждой проступали кровавые пятна. В дальнем углу стояли резервуары с флуоресцирующей жидкостью голубого цвета. За толстыми стеклами плавали ещё тела. Несколько молодых женщин с огромными незашитыми ранами и пульсирующими сердцами.

Белла держалась, но быловидно, что ее вот-вот хватит удар. Она делала резкие частые вздохи и постоянно переводила взгляд с одного ужасного угла комнаты с другой, ища, за что зацепиться, что не вызывало бы животного ужаса. Милашка Эд тоже был поражен и поэтому не сразу успел вывести девушку. Вместе они долго сидели на кухне и пили вино. Эмметт скрылся в подземелье, сказав, что ему лучше обдумать всё в одиночестве.

— Что он хочет создать? — первой спросила Белла.

— Думаю, это не так важно, да и вряд лимы сможем понять замыслы сумасшедшего. Гораздо важнее его остановить. Сделать так, чтобы он не смог больше продолжать опытов.

— Он, конечно, достоин смерти, но я не Рози, я не смогу егоубить. — Белла подняла глаза на Эдварда. Вор молчал инаконец, покачал головой.

— Я тоже не убийца и не смогу убитького-нибудь, если только он не нападет первым и не захочет убитьменя… или вас.

Очередной намек, и Белла его пропустила мимо ушей.

— Что же делать? Мы не можем обратиться в полицию. У Майка есть сильный покровитель. Он помог нам бежать из страны и обосноваться в старом поместье. А еще обещал разобраться со всяким, кто станетмешать работе.

— Не обязательно его убивать. Достаточно будетизолировать и лишить возможности продолжить эксперименты на людях.

— Он выйдет из любой тюрьмы. Нам его не остановить.— Впервые Беллой столь отчетливо завладело отчаянье. Но милашка Эд не сдавался.

— Мы лишним его рассудка, сведем с ума, тогда его заберут в богадельню. А еще он станет совершенно не нужен своему покровителю.

— Сведем с ума?

— Я знаю, кто нам поможет. — От внезапного появления Джаспера Белла подпрыгнула. Эдвард расплескал вино. За спиной мужчины стояла Элис. Она злобно улыбалась, предвкушая очередную проделку.

— Виктория, — сказал Уитлок.

Разумеется, Белла до того момента не слышала ни о какой Виктории. Мне тоже было интересно, что это за дама и как она может помочь, а главное какие причины вынудит её к сотрудничеству. Моё знание людей говорило о том, что они редко желают оказывать бескорыстную помощь. Однако в случае с Викторией это оказалось не помощью, а умелой игрой с обстоятельствами. Виктория была не просто распутницей, а одной из тех несчастных, по мнению окружающих, но счастливых, по собственному разумению, девушек, что обеспечивают своёбудущее, предоставляя мужчинам нынешние молодость и красоту. У Виктории был взрывной характер и копна рыжих волос. И то, и другое делало ее похожей на пламя, очень часто это был вырывающийся из-под контроля пожар. А после вмешательства доктора Ньютона ситуация лишь ухудшилась. После ряда опытов Виктория обрела недоступные простым людям способности — острый нюх, отличное зрение, силу и похожие на бритву когти. Из-за своего характера она была опасна. Виктория с легкостью хищника бросалась на животных и пыталась убить Майка. После неудачного покушения безумный доктор поместил плод своей не менее безумной работы за решетку. Используя уловки, Виктория рвалась наружу, и несколько раз ей удавалось убежать. Только чудом никто не пострадал, более того, не узнал о существовании страшного чудовища. Инстинкты подсказывали Виктории прятаться и выжидать жертву.

Все это время за Викторией следила пара любопытных эльфийских глаз. Элис, страдавшая от скуки, бегала за чудовищем по несколько дней, до тех пор, пока игра в прятки ей не надоедала. После чего подбрасывала доктору Ньютону письмо с подсказкой, где и как можно схватить беглую «лисицу». Узнай Виктория о подобном, она разорвала бы маленькую беспомощную Элис на клочки, но Элис неизменно оказывалась хитрее.

— Главное не длинные когти, главное – это голова, — самодовольно улыбаясь, завершила Элис свою историю.

— Виктория – это чудовище доктора Ньютона, — неуверенно начал милашка Эд. Девушка-эльф согласно кивнула.

— Именно, и, как я уже рассказывала Джасперу, доктор ужасно ее боится. — Элис фыркнула. — Видели бы вы его лицо в то утро, когда он нашел разодранный когтями портрет. Он сам стал как полотно, еле держался на ногах и почти плакал.

— Мы можем использовать этот страх.

— Верно, бывают случаи, когда вполне здоровые люди теряли рассудок, испытав сильный испуг.

— Но не навредит ли Майк себе? — Белла все еще сомневалась. Именно она знала доктора Ньютона ближе остальных и, возможно,ранее испытывала некоторую к нему симпатию.

— Мы будем наблюдать и, если что-то произойдет, сможем придти на помощь.

— Осталось договориться с Викторией, — заключил Джаспер.

Пока другие слушали, я обратила внимание, что учтивый кладоискатель держится рядом с Элис и буквально пожирает бойкую малявку глазами. Как бы стремительны не были движения Элис, было очевидно, что Джаспер с жадностью ловит и успевает поймать каждое.

— С ней невозможно договориться, но её тоже можно провести.

— Элис, ты слишком коварна,— усмехнулся Эдвард, но улыбка вышла напряженной. Уж в этой шутке точно была доля правды. Но эльфийка не обиделась. Напротив, ей слова милашки Эда пришлись по душе. Огромные карие глаза вспыхнули, а на щеках появился румянец. Джаспер тяжело засопел.

— Мы сделаем так, что доктор будет думать, будто его чудовище снова вырвалось из клетки. На самом деле мы заманим Викторию в пещеру и там запрем. Я как раз присмотрела подходящее место.

На следующий день план вновь обсудили, в этот раз участвовали так же Эмметт и Розали. Хотя присутствие последней изрядно отвлекало мужчин. Даже Джаспер, наблюдавший больным взглядом за Элис, несколько разповорачивал голову в сторону озера и судорожно сглатывал. Рози подобное внимание не смущало. Она задумчиво наблюдала за танцем пара в тусклом свете свечей и иногда вступала в разговор.

***

Как бы ни была решительна мисс Свон и как бы ни настаивала, Эдвард не позволил ей принять участие в поимке Виктории. Почти весь вечер и часть ночи она провела, нервно расхаживая по своей комнатке и кусая ногти. Белла, не признаваясь себе в этом, волновалась за Эдварда. И когда он, наконец, появился на пороге, не сумела сдержать ни радостного вскрика, ни глупой улыбки. Как девочка, встречающая отца, она порывисто обняла милашку Эда, зарывшись лицом в меховой воротник его пальто и вдыхая морозный запах зимы. Однако в объятиях Беллы было нечто больше, нежели дочерняя нежность. В них были и страсть, и даже желание. Но как это случалось всегда, девушка быстро взяла себя в руки и посадила чувства обратно в клетку. Её щеки залил румянец смущения, а на лицо вернулось строгое, немного отстраненное выражение.

Впрочем, Эдвард итак все понял. Но он оказался не таким глупцом, чтобы демонстрировать свое понимание и, лишь едва заметно кивнув собственным мыслям, начал рассказывать о том, как прошла охота на Викторию. Эмметт притворился наивным потерявшим ориентацию туристом и около часа отвлекал внимание доктора Майка. Тем временем Элис украла из комнаты ученого ключ. Эдвард через своих друзей раздобыл сонную настойку и пару галлонов свиной крови. Итак, пока мистер МакКарти разыгрывал из себя дурачка, с самым серьезным видом произнося невообразимые несуразности, простодушно восхищаясь местностью и проявляя интерес к фермерству, Розали проплыла по каналу, соединявшему одноиз подземных озер с камерой Виктории, и незаметно добавила в миску с едой пару десятков капель усыпляющего зелья. Едва чудовище уснуло, как Джаспер с Эдвардом отворили обитую толстым листовым металлом дверь, связали женщину прочными канатами, причем действовали они с таким мастерством, что их жертва даже не проснулась, и отнесли ее в заранее приготовленную комнату. После чего все вместе под смешки Элис, выполняя её наставления, имитировали картину страшной бойни. Разбросали найденные в подземельях кости, измазали пол и стены свиной кровью, оставив выразительные отпечатки человеческих ладоней, так, словно в камере Виктории шла ожесточенная борьба. После этого Элис снова незаметно вернула ключ, а Эмметт, поблагодарив доктора Ньютона, ушел.

Через пару часов Джаспер, Эдвард и Эмметт приступили к главной части плана. Они скрежетали по стенам ножами, создавали шорохи. Элис, повсюду невидимкой следовавшая за ученым, издавала протяжные вздохи и замогильным голосом произносила невнятные и оттого еще более пугающие фразы. «Это она», затем следовал злой смешок, неразборчивое бормотание и очередная реплика «конечно, это она», «как думаешь, кто здесь?». У Элис хватило наглости называть Викторию девушкой. По её мнению это была милая шутка.

Напрасно доктор Ньютон крутил головой и пытался что-либо понять. Он обошел практически все поместье и наконец, пошатываясь, побрел к камере чудовища. Представшая перед ним картина ввергла беднягу доктора в состояние паники. Он то бросался бежать, то возвращался, падал на колени и разглядывал кровавые следы. Доктор Майк скулил, всхлипывал и плакал. Его била дрожь, и он сам походил на загнанное в клетку животное. Мисс Свон стало жаль своего работодателя, но она быстро вспомнила, по какой причине они придумали свой план и хмурые складки на ее лбу разгладились. Зло должно было понести наказание.

— Теперь остается только ждать. — Милашка Эд привалился к стене. Кажется, он немного нервничал или просто хотел сказать что-то такое, о чем говорить было непросто.

— Изабелла, как только Майка поместят в скорбный дом, вы покинете наши места, не так ли?

— Да, разумеется. Боюсь, мне больше нечего здесь делать.

— Но не могли бы вы задержаться на несколько дней? Я хотел бы предложить вам работу.

— Эдвард! — мисс Свон была возмущена. Уж не знаю, о чем она подумала, но в словах вора она явно нашла нечто неподобающее.

— Я видел, как вы рисуете. Изабелла, у вас талант.

После этого объяснения лицо девушки из просто красного стало пунцовым. Она молча опустила взгляд. Её рисунки и наброски были еще более интимными предметами, нежели нижнее белье. Однако она не обрушилась на Эдварда с упреками за то, что он их увидел.

— Я хочу, чтобы вы помогли украсить главный зал для зимнего бала.

— Что еще за бал? — Мисс Свон ничего не понимала и растерянно теребила подол платья.

— Как вы знаете, под поместьем осталась огромная сеть старых ходов и комнат. Это идеальное место для отдыха.

— У вас странное представление об отдыхе.

— Возможно, но, скажем так, мы предлагаем нашим клиентам спиртное и некоторые не совсем законные услуги. Огласка никому не нужна. Мы прячемся под землей.

— Значит, у вас тут что-то вроде клуба в казематах?

— Вроде того. А еще склад алкоголя, который дальше развозят по стране. Здесь на берегу неплохое место для перевалочного пункта. Но я не делаю ничего плохого. Мне кажется, запрет на алкоголь – это самое глупое, что только можно придумать.

— Не боитесь, что я сообщу полиции?

— Я отдаюсебя под вашу власть.

Белла смутилась и поспешила вернуть разговор к изначальной теме. Они еще долго говорили и все больше не о том. Милашка Эд отстаивал право простых граждан на выпивку, Белла возмущалась и спорила. Наконец она сдалась и даже согласилась пойти посмотреть большой зал. Она еще не приняла решение, но жажда творить уже боролась в ней с нелепыми моральными принципами. Эдвард знал, чем можно искусить мисс Свон.

Захватив свечи, они вышли из комнаты и по знакомому ходу через кухню проникли в подземелье. На этот раз путешествие вышло продолжительным из-за того, чтовор и помощница ученого общались.Часто, увлеченные разговором, они останавливались. Эдвард немного рассказал о себе, о том, как ему пришлось заняться нелегальной торговлей спиртным. Его выгнали с работы, а мать тяжело заболела. Да, и он устал жить на самом дне.

— В бедности нет ничего плохого, — заключил Эдвард, — но от нее устаешь. Она не дает выпрыгнуть за тесные рамки. С этим Белла спорить не могла.

Большой зал оказался очень большим. Огромное помещение, выдолбленное в толще скалы и от пола до потолка облицованное белым мрамором. Под сводами были зажжены десятки массивных люстр, так что свет тысяч свечей полностью разгонял тягостный мрак, и можно было забыть, что над головой находится несколько пластов породы и слой почвы. В зале не было ничего, кроме белого рояля, стоявшего у одной из лестниц, ведущих на просторную галерею. Мисс Свон тут же принялась осматривать столбики перил, украшенные сложным растительным орнаментом, целыми букетами каменных цветов и листьев. Эдвард не мешал ей, он наслаждался простодушным восторгом девушки и разделял ее радость.

— Так что, вы готовы мне помочь?

Глаза Беллы блестели. Уверена, в её мыслях уже проносились картины предстоящего бала. У нее была тысяча идей, которые рвались на свободу и поэтому она, забыв о своем возмущении и о том, что перед ней стоит нарушитель закона,быстро и согласно кивнула.

***

Тем же вечером Изабелла приступила к эскизам. Её рука легко и стремительно порхала над бумагой и замерла лишь однажды, когда мисс Свон закончила последний рисунок. Посреди огромного зала кружилась в танце грациозная пара –статный мужчина в элегантном костюме и девушка в красном платье. Признаться, я не сразу подумала, что Белла изобразила себя и милашку Эда. Она никогда не позволяла себе ярких цветов и платьев откровенного покроя –с голой шеей и плечами.

Следующие дни проходили в суматохе. Доктор Ньютон носился по поместью, заглядывал в каждый угол и ждал нападения сбежавшего чудовища. Его научная работа была заброшена. Ночами был слышен вой бедняги и судорожные вздохи. Луна на небе сначала пошла на убыль, затем вновь начала возрастать. Белла много работала у себя в комнате, а ночами, захватив меня, отправлялись в большой зал, где руководила двумя десятками рабочих и десятком портних. Иногда ей помогала закутанная в восточное платье Элис. Она вносила некоторые поправки. Под её влиянием интерьер становился более смелым, бросающим вызов.

Милашка Эд тоже заходил. Делал вид, что интересуется продвижением работы, а на самом деле не сводил грустного взгляда с Беллы. Было очевидно, что его сердце покорено этой необычной девушкой, храброй и милой одновременно. Она умела добиваться своего, но не забывала о сострадании. Как могла, она даже помогала доктору Ньютону. Приносила сходящему с ума доктору еду и питье. Заставляла спать и оставалась сидеть в комнате, пока тот беспокойно ворочался в своей кровати.

Прибытие разгневанного покровителя доктора Ньютона стало ожидаемым результатом. Джеймс, едва поняв, что случилось, принялся ругаться и швырять вазы и мебель по сторонам. Запуганный Майк воспринял эти выходки, как признак атаки и в свою очередь набросился на агрессора. После подобного вопиющего повеления Майка были вызваны полисмены. Через некоторое время до меня дошел слух, что план Эдварда и Беллы завершился успехом –свихнувшегося ученого на долгое время заперли в специальном закрытом лечебном учреждении.

Оставалось позаботиться только о Рози и Элис. Однако вторая считала себя слишком независимой, чтобы принять помощь и единственным, кого она подпускала к себе, был Джаспер. Как ни странно, эльфийку привлекали его манеры джентльмена и мягкий характер. Джаспер никогда не спорил и не настаивал, но всегда выходило так, что он добивался поставленной цели и умел смирить натиск неугомонной Элис. О Розали же обещал заботиться Эмметт.

— Мой старик совсем плох, — объяснял вор. — Уже не встает и просил приехать, кто-то должен ведь заниматься делами. Хозяйство у нас там немаленькое, да и земли сколько угодно. Розали там понравится. Я рассказал ей про озеро, в котором плавал, когда был маленьким. О том, какие там красивые цветы растут на берегу и о том, что вокруг на много миль нет другого жилья кроме нашей усадьбы. Это очень красивый уединенный уголок. А если что, я всегда буду рядом и смогу её защитить.

Эдвард наиграно ворчал, что красивые девчонки свели с ума его лучших друзей и партнеров, что они погнались за красотками, оставив его на произвол судьбы. Но он и сам влюбился и потому прекрасно понимал чувства, которые овладели Джаспером и Эмметтом. С той лишь разницей, что мисс Свон не спешила отвечать взаимностью. Она была мила с Эдвардом, легко рассказывала о своей жизни. Они вместе совершали долгие ночные прогулки –днем у каждого из них было много дел. Эдвард держал Беллу за руку, но она не подпускала его ближе.

Однако кто лучше времени умеет вразумлять?Благодаря настойчивости и терпению, вор смог добиться своего. Он лишь дал понять девушке, как к ней относится. Вначале мисс Свон проявила недоверчивость, но позже вынуждена была признать, что перед ней не подделка, а настоящий бриллиант любви. Последней преградой были условности воспитания, не давившие ей свободно признаться в своих чувствах. Помогла хитрая Элис. Она подарила Белле платье, точно такое, как было у девушки на рисунке. Из красного шелка, с глубоким вырезом и открытыми руками. Используя всю свою напористость, она заставила Беллу пойти на бал.

— Речи не может быть, чтобы после всего, что ты сделала, сидеть в своей комнате и киснуть от скуки. Ты заслужила праздник. Это твой вечер, — радостно щебетала эльфийка.

Я не могла с ней поспорить. Это действительно был вечер Изабеллы, их с Эдвардом вечер. И мне никогда не забыть тот момент, когда нарисованная однажды смелой девичьей рукой картинка обрела реальность. Эдвард в строгом черном костюме осторожно приблизился к Белле, подал ей руку, приглашая на танец. Зазвучала нежная мелодия…


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/350-36983-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: fanfictionkonkurs (24.01.2017)
Просмотров: 652 | Комментарии: 20


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 20
0
20 marykmv   (03.02.2017 02:06)
Автор просто талантище. Я в восторге. Оригинально. Мне понравилось все. И сюжет и манера письма. Спасибо и удачи на конкурсе.

0
19 lyolyalya   (02.02.2017 23:29)
Не знаю. Может мой мозг настроен не на ту волну. Но задумку Автора я не поняла. Мой консервативный мозг не понимает как можно разговаривать подсвечнику с чайником. Для меня больше вопросов и предположений, чем самих ответов и положительных эмоций от прочтения истоии.
Что? Где? Когда?. Почти в каждом моменте описанным Автором, появляются эти вопросы! Точней даже я вспомнила как нас в школе учили по русскому языку запомнить на какие вопросы отвечает наречие: Где, куда, откуда, почему, зачем и как?
Не обижайтесь Автор, но я высказала свое субъективное мнение.
Словарный запас у Автора шикарный, а с фантазией... так это супер однозначно. Мне бы очень хотелось узнать Автора и почитать другие его истории. Если Автор, конечно, пригласит wink
Удачи в конкурсе.

0
18 Satellite_Heart   (01.02.2017 09:24)
Сначала история далась сложно. Сложная речь, сплошное описание. И хотя я его обожаю, чтобы больше текста, меньше диалогов, но здесь было слишком перегружено, иногда даже некоторые вставки можно было с легкостью выбросить - контекст не менялся, а читалось бы проще. + к тому же усложняло процесс чтения слитые слова, но думаю это всего лишь не стыковка версий Ворда.
Но со временем я втянулась в речь Автора, и уже не отвлекалась. И тут появилась новая загадка. Думала, этот чудный подсвечник наша красавица Белла. И вот те на... Мисс Свон у нас помощница. Нежданчик. Вам, Автор, плюсик в карму. wink
В целом размах автора удивляет и умиляет. Фантазия огроменнейшая, но всего слишком много. И часть это "всего" оставляет за собой вопросы. Я уже молчу о некоторых ляпах. Ведь если Белла так усердно вела дневники и журналы своего работодателя, который, как было сказано оставлял записи где-только мог, то априори ей должно было попасться хоть что-то о подобных ужасных экспериментах. Майк не мог быть таким неряшливым только поверхностно, а следовательно, либо Автор упустил этот момент, либо Белла не такая простая, и всеми этими действиями спасала свою шкуру. Тем более прятать таких странных существ, ладно русалку Рози, она без воды никак, но Элис и Викторию как минимум, которые шатаются туда-сюда, просто невозможно. А следовательно очередной промах.
И увы, вопреки тому, что все мы любим хэппи энды, конец мне показался слитым. Уж больно все приторно закончилось, в каких-то парочке абзацев, для такой истории, которая подавала большие надежды. В любом случае, и такой финал имеет право быть.
Спасибо за сказочную историю, не очень зимне-конкурсную, но достаточно насыщенную и интересную. Удачи! wink

0
17 робокашка   (31.01.2017 23:48)
Почему-то вспомнилась "Безымянная могила" с поза*** прошедшего конкурса, но там для меня было прикольней biggrin Каюсь, слабо уловила логику всех перипетий, надо вникать!
Удачи в конкурсе!

0
16 Marishelь   (29.01.2017 21:37)
Ой, так много всего... wacko Где же Ньютон прятал всех своих подопытных? Русалке вода нужна, Элис вообще всё время в движении, да ещё куча тел... Как он смог утаить это всё? Тем более от Беллы, которая жила и работала с ним бок-о-бок. А переезд? Как-то уж совсем непонятно. И мне показалось слишком затянутым начало.

0
15 Lucinda   (29.01.2017 20:59)
Пока читала, меня не оставляло чувство, что я читаю фанф на "Человека-амфибию". Автор, преклоняюсь перед вашей фантазией! Она у вас, судя по всему, безмерна! История захватывающая и необычная. Я, как и многие здесь, подумала, что Белла и есть тот подсвечник. У меня остались вопросы: с Беллой и Эдвардом всё ясно, с Элис и Джасом тоже, а вот Рози... Неужели так и будет обречена, а с ней судя по всему и Эммет. История очень неоднозначная. Спасибо за это.

0
14 case   (28.01.2017 16:30)
Мне больше понравилось, чем нет! Фантазия развернулась в этой истории очень хорошо!
Только вот не хватило мне тогда уж истории о самом подсвечнике: откуда она, почему заключена. А то начало иак затянуто, но никакой смысловой нашрузки не несет.
Сама идея шикарная, только непонятна наивность Беллы- откуда были странные животные? Или над животными можно экспериментировать, а над человеком уже нет?
Смутили и настолько точное описание подсвечником дороги по улочкам, если он ехал в коробке, где чуть крышка приоткрыта... Или я пропустила чего-то и его достали?
В общем претезий у меня масса, но понравилось многое: хулиганка Элис вообще придала яркости))
Спасибо за фантазию! Желаю удачи!

0
13 Герда   (27.01.2017 22:09)
Стыдно признаться, но не сразу поняла что тут и о чем. Первой мыслью было то, что в подсвечнике заключена Белла и ее будут спасать. Но когда мисс Свон появилась на пороге да в человеческом обличие, эти мысли отошли на второй план.
Не поленилась и перечитала несколько раз, чтобы ничего не пропустить и понять то, что не поняла. Очень интересный сюжет, и хотя после прочтения остаются вопросы, мол; как это так Майк создал таких необычных существ, но история мне понравилась. Очень необычная.
Да и довольно интересна та ситуация, что Белла при всех попытках Эдварда не сразу сдалась, да и пока не сдалась в его власть. Но это точно должно случится.

0
12 kotЯ   (27.01.2017 19:52)
У автора не хилый такой потенциал. Но он именно тут, изрядно переборщил. И это так пельно.
Я в начале думала, что в подсвечник заточили Беллу. Потом всё ждала, что из этого подсвечника в какой-то момент, как Джин из бутылки, вылетит некая фея и все недолюди, в мгновение ока превратятся в людей.Но нет. Появившийся в начале как повествователь, он так им и остался. ( Никто этим подсвешником не ударил по голове ни Джеймса, ни Майка tongue )
Я не Станиславский, но своё "не верю" говорю тому, что Белла, такая вся, представленная нам умной-разумнуй, не смогла углядеть, сложить все "2+2" и быть в не ведении эксперементов учёного. Повторюсь: не верю.
Но ещё, что огорчило, это то, что не получилось автору обыграть название своей мини-истории. Если любовь появилась, то чуда я не увидела. Может то, что не смотря на чудовищный вид, парни решили остаться с девушками, имелла в виду как чудо любви. Но думается мне, если бы выбор остаться с ними и (как без этого biggrin ) волшебный поцелуй под сводами оформленного зала к балу, преобразил девушек, тогда я бы сказала: вот что творит любовь, вот оно-чудо!
Но автору большое спасибо. Всё же работа черезвычайно креативна. Язык повествовни необычайно богат.

0
10 Солнышко   (27.01.2017 01:18)
Сначала мне показалось интересной задумка повествования от лица подсвечника-женщины. Но затем по ходу текста так и не выяснилось, зачем это было делать, так как описания от его лица затягивали сюжет и часто мешали, так что это получилось, имхо, "ружье, которое не выстрелило".
Любовь Эдварда и Беллы (как и прочих персонажей), имхо, вообще была в сюжете лишней, так как ничего не добавляла идее и не была раскрыта. Мне кажется, автор ее добавил, потому что "принято", но честно говоря, без нее было бы лучше. Я бы с бОльшим интересом прочитала про более подробное освещение опытов ученого: для чего это делалось, кто тот таинственный покровитель и все такое. Вот эта идея и вообще часть текста была и более интересной, и более многообещающей. Спасибо за историю!

0
9 Диметра   (26.01.2017 22:51)
ээээ, кто отрезал конец? (если что у рассказа, а не у кого то из героев happy ) Потрясающая задумка - рассказать от лица подсвечника, для меня это был прям по-настоящему свежий взгляд. Очень образный, яркий, насыщенный чувствами и ощущениями подсвечника. Правда я так и не поняла как душа оказалась в нем, за что с ней так и кто. И откуда души в других предметах и как они воссоединились и где стоят. Я предполагала что это полка музея, но в самой истории ответа не увидела. Как и понимания почему эти предметы получили такие имена. Возможно автору не хватило времени или страниц, тогда жаль, но не так досадно, как если покинуло вдохновение и история получилась просто "без конца". Сама задумка интригующая, хотя не очень понимаю как ученый так легко воровал людей и почему их никто не искал. Все таки он не был мощным "мишкой", чтобы взвалить на себя человеческое тело и принести в замок. Они приходили сами или их привозили? Тогда как этого не видела Белка? Кстати и чего это она? За что ее сослали к ученому? Кто она по-мимо того, что его помощница? Плюс ко всему ту же Викторию надо кормить - как это объясняет ученый - доппитанием? Почему он отпускает других "измененных", совсем их не боится, или что? Просто его сумасшедшинка, вроде как создал папа Карло Буратино и отправил в свободное плавание? Не очень поняла про создание русалки и эльфа. Нет, я понимаю физически изменить человека - пришить хвост и пластическая хирургия, но создать фэнтезийное существо со всеми его талантами?.. Хотя как найти рыбий хвост такого размера? Поэтому удивилась когда Роуз смогла проплыть по какому-то источнику и выбраться в миске Виктории wacko Ну еще небольшое удивление в общую копилку - подсвечник несколько веков провалялся в замке один. Неужели ни одного мародера не проскакало рядом? Никто ни разу не посетил замок и не пошарился в поисках легкой наживы? Необычно. В общем я сейчас в раздрае чувств от чтения smile
Задумка - шикарна, как лицо, от которого ведется рассказ, так и замысел сумасшедшего ученого, очень образно рассказано, прям как будто ощущаешь себя заточенным в подсвечник и не способным двигаться, а только непонятно как видеть и слышать окружающее. Гармонично вписались передвижения подсвечника по миру, но, пожалуй, не хватило каких-то пояснений, что обескуражили меня выше по тексту коммента. Плюсом - видео тут лишь рядом пробегало smile то есть какими-то элементами. И еще в тексте пробелы кое-где потерялись, что создавало иногда спотыкания. Особенно если новообразованное слово оказывалось существующим happy
Если подвести сухой остаток - задумка очень интересна, пусть и не совсем по видео, исполнение - на высоте (опускаем нюансы потери пробелов), но вот не почувствовала я законченности и иногда не хватило чувства достоверности событий. Откровенный раздрай, учитывая что сначала мне очень и очень понравилось и я была готова простить даже некоторые для меня нелогичности несостыковки, если бы рассказ был закончен (опять же для меня). В общем и целом не могу не пожелать удачи на конкурсе, конечно.

0
8 Galactica   (26.01.2017 20:34)
Можно только удивляться фантазии наших Авторов biggrin Спасибо Автору, история получилась занятная. Желаю удачи.

0
7 з@йчонок   (26.01.2017 14:46)
Согласна с Валлери. Поначалу была в восторге от истории, но в середине появились вопросы, а конец и вовсе смущает своей скомканностью. Остается только гадать, как так получилось, что подсвечник завел разговор с чайником, и чем этот разговор закончился в итоге.

0
6 pola_gre   (25.01.2017 20:15)
Что-то я не поняла. Они только переехали в поместье из другой страны, а тут уже русалка - жертва экспериментов - живет и "эльф"... wacko

0
5 verocks   (24.01.2017 21:36)
Чего только люди не придумают biggrin
Даже не знаю,что сказать... наверчено,наворочено,скомкано к концу и не понятно,к чему это все было.
Да,не спорю,идея очень неоьычная,но оправдала ли она себя?.. зачем автору непременно нужно было показывать мир с точки зрения подсвечника??это несло особую смысловую нагрузку?или подсвечник мог видеть то,что не видели герои или что? Я не усмотрела в этом какой-то необходимости и вообще смысла. С таким же успехом можно было вести повествование от автора,история ничего не потеряла бы,а может даже и выиграла.
Поначалу я даже восхитилась,потому как решила,что рассказ пойдет о жизни предметов интерьера biggrin
Но это же фф,здесь должны быть э/б и тд...
Если начало было довольно затянутым,то ближе к концу повествование понеслось вскачь,будто автору катастрофически не хватало времени,и он наспех перечислил все,что было дальше. А где кульминация?..где конец?..
История мне не понравилась,извините.

0
1 Валлери   (24.01.2017 19:08)
Идея потрясающая. Понравились характеры героев, причем всех, каждый самобытен и интересен, замечательная работа автора! И почти до самого финала я думала, что эта история - еще один мой фаворит на конкурсе, настолько она оригинальная, необычная и увлекательная. Даже несмотря на несколько тяжелое и затянутое начало.

Очень понравился слог и особенно - словарный запас автора, очень богатый, некоторые метафоры и эпитеты - настоящая музыка для ушей, потрясающе. И хотя порой (в начале) мне казалось, что автор-таки переборщил с описаниями, чисто тем что замедлил сюжет и сделал его скучноватым именно из-за медленного течения, все таки однозначно, у автора талант писать красиво, главное, найти в этом золотую середину, потому что много красоты - это тоже не достоинство, в ней тонешь, и сюжет за ней может потеряться)

И поэтому меня разочаровал финал, по сравнению с описательным и длинным началом оказался слишком скорым и простым - напряжение зрело столько страниц, хотелось ощутить фейерверк апофеоза! А вышло, что автор просто кратко перечислил, чем все закончилось...причем романтическая линия даже и не была закончена точкой, а ведь я уже начала сопереживать героям) так что, как итог: прекрасная идея, но я хочу проду, или более разьясненный финал biggrin )))))

Ах да, вот еще: переезд вызвал скепсис - слишком много смог разглядеть подсвечник. Даже без крышки он увидел бы только небо, а так выходит он все путешествие стоял и торчал из ящика? Я понимаю, что это для автора было удобно, и нам читателям больше открылось - конечно же это плюс, но все же это ляпик и его стоило как-то обосновать, ну не знаю - дырка в ящике была бы более правдоподобной wink

Но все равно спасибо, история понравилась ооооочень!!!!!!!

+1
2 Noksowl   (24.01.2017 20:48)
От себя добавлю. smile
Цитата
Тонкие женские пальчики осторожно сняли меня с полки, обернули в бумагу и уложили в ящик…

Цитата
Ящик глухо ударился о каменные плиты, а плохо приколоченная крышка съехала набок, позволяя мне увидеть кусочек синего нестерпимо яркого зимнего неба…

Как бы крышка ящика не открылась, сомнительно, что подсвечник через бумагу мог что-нибудь разглядеть. wink

+1
3 Валлери   (24.01.2017 20:53)
Ахах, а вот этот момент я упустила biggrin biggrin biggrin

Но с другой стороны - некий непонятный магический подсвечник, который общается с хвастливым чайником и еще кем-то - мало ли какими они обладают магическими свойствами, может им бумага не помеха, а глаза они выкатывают через край ящика tongue

+1
4 Noksowl   (24.01.2017 20:58)
Сложно оценить его магическую силу. smile Но доспехи мешали подсвечнику разглядеть окружающий мир. Закрытый ящик, тоже был преградой. Поэтому является ли бумага для него помехой... wacko

0
11 kotЯ   (27.01.2017 19:21)
smile Девочки, ящик уронили, подсвечник металический- бумага разорвалась...

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]