Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1599]
Мини-фанфики [2380]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4582]
Продолжение по Сумеречной саге [1253]
Стихи [2333]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13952]
Альтернатива [8916]
СЛЭШ и НЦ [8412]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4037]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости

Акция со значками

Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 июля

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Kiss me or Kill me
« - Если ты действительно хочешь, я убью тебя, - прошептал я ей, касаясь горячими губами ее щеки.
- Ты опоздал, я уже не хочу быть убитой тобой, - так же тихо ответила она, отодвигаясь от меня на шаг».

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Звездно-полосатый уикенд
Эдвард Каллен и его друзья регулярно отдыхают на пляжах США, чтобы вдоволь поиграть в свою любимую игру – волейбол. В этот раз шумная компания выбрала Гавайи. Эдварду предстоит сыграть с новым, совершенно неожиданным для себя партнером – девушкой. С каким счетом закончится партия… и даже не одна, вы узнаете, прочитав эту захватывающую историю!

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Наша секретная жизнь
Смерть, боль, настоящая дружба, любовь и предательство. «Скелеты в шкафу» жителей одного небольшого городка.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7773
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Sound & Video
Elite Translators ~ РедКоллегия
Write-up ~ PR campaign
Delivery ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Человечность

2017-7-28
18
0
Могу ли я быть сошедшим с ума, если хочу оторвать голову своей девушке? И мне хочется увидеть, как ее милые белокурые локоны испачкаются в её собственной липкой крови. Наверное, да.

В подвале дома пахло сыростью, плесенью, яростью, отчаяньем и, конечно, надеждой.

— Серьезно? — из меня вырывается нервный смех, когда я вижу блондинку с ещё одним пакетом донорской крови. Не удивлюсь, если кровь освящена каким-нибудь священником.

— Ты бы никогда не сдался ради меня, — еле слышно говорит она, но мой обостренный слух слышит даже её треплющееся сердце.

— Кажется, это будет мой четвертый укол? — с наигранным ужасом говорю я.

Она пытается меня излечить, глупая. Возится у меня за спиной со своими шприцами, кровью, крестами и прочей мишурой. Как будто это поможет.

— Что ты собираешься делать? — пытаюсь обернуться и посмотреть на нее.

— Я не собираюсь сдаваться, Дин.

Она не сводит с меня карих глаз и подходит ближе. Я обездвижен. Плотные цепи с пентаграммами сковали мои конечности.

— Ты же знаешь, что я пытался сбежать от тебя? — шепчу я, и ее лицо застывает маской. Не отводя глаз, она втыкает шприц с человеческой кровью в мою руку.

— Черт, Джо. Хотя бы смотри, куда втыкаешь! — вырывается у меня прежде, чем я могу подумать, о чем говорить.

Игла вонзается в мое запястье и, если бы мне не было так больно, я бы отметил, что блондинка попала четко в цель — вену.

— А ты отлично ставишь уколы, Харвелл, из тебя бы получилась хорошая медсестра, — говорю я и стискиваю зубы, когда она медленно вводит в меня человеческую кровь.

— Ах, ну да. Ты же пыталась, как я забыл. Но ты была чудилой с коллекцией ножей! — пытаюсь дернуться к ней, зло внутри меня хочет вырваться.

Голову мучает тупая боль, которая сводит меня с ума. Хочу дотронуться до своих висков, но ничего не выйдет. Я связан. Из недр моего организма вырывается нечеловеческий крик, которого я испугался сам.

— Может, я устал нянчиться с тобой, Джо? — девчонка качает головой и покидает меня.

— Куда ты?! — мой корпус снова дергается навстречу ней. Ярость застилает глаза.

— Я вернусь через 59 минут. Подумай хорошенько.

О чем подумать? О том, что я, Дин Винчестер, пересек ту грань? Грань, где я убивал всяких наземных тварей, а теперь сам стал одной из этих тварей, а маленькая заноза в виде Джо Харвелл пытается меня вытащить?

Но, она не учла одного:
Мне не нужна помощь.

Примерно еще через двести сорок секунд, девушка возвращается.

— Ты дала мне час, чтобы отдохнуть от тебя, — скучающе говорю я, склонив голову набок.

— Но я подумала, что тебе будет скучно, — она тащит стул к стене, а в руках у нее какая-то маленькая книженция. Она открывает первую страницу и прочищает горло.

— Если ты решила читать вслух, то лучше сразу перережь мне глотку, — говорю я и сплевываю подступившую к горлу кровь в сторону. Блондинка гордо поднимает подбородок и не собирается сдаваться.

Харвелл, ты слишком упертая.

— Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины.


— «Божественная комедия»? Ты серьезно, Джо? — вырывается у меня.

Она читала мне эту книгу прошлым летом. Когда мы жили в редкостно счастливом времени, когда можно думать, что хочешь, и говорить, что думаешь.

— Так горек он, что смерть едва ль не слаще.
Но, благо в нем обретши навсегда,
Скажу про все, что видел в этой чаще.
Не помню сам, как я вошел туда.


Настолько сон меня опутал ложью. Когда я сбился с верного следа, — закатываю глаза и продолжаю за нее.

Слишком мучительно медленно она читает, а я не могу слушать, потому что знаю песнь о Аде наизусть.

Она самодовольно улыбается и опять подходит ко мне со шприцом.

— Харвелл, прекращай, — мои уговоры не действуют, и она снова вонзает в меня иглу.

— Не противься этому, я все равно тебя вытащу. Я знаю, что где-то там есть ты.

Мне бы хотелось ей ответить, но я вижу как она все больше и больше размывается в моих глазах, превращаясь в бесформенное пятно.

— Дин? Дин? Ты в порядке?! — ее голос, как маяк в темноте; иду на него и знаю, мне не нужно бояться: я не набьюсь на скалы.

— Какое тебе дело?

— Я хочу помочь, — наконец, в ее глазах появляются слезы.

Я дождался их. Но они не приносят мне должного удовлетворения, которое я испытал, когда увидел их в первый раз своими демонскими глазами.

Женские слёзы — универсальное оружие, и мы, мужчины, так и не смогли выработать против них ни защиты, ни противоядия.

— Если не считать того, что я потею, потому что моя кровь вскипает, да, Джо. Я в порядке.

Харвелл обеспокоенно кивает.
Она переживает? За меня?

— Отпусти меня.

— Я не могу, ты же знаешь, — охотница стоит спиной ко мне и вытирает лицо.

Нервничает. Видимо, не всё идет по её плану? Слепая преданность всегда вызывает страх и волнение.
Харвелл оборачивается и медленно идет ко мне, наклоняется и кладет свою ладонь мне на щеку.

— Борись с этим, — тихо говорит она. — Иначе ты потеряешь меня навсегда.

Где-то далеко под кожей я чувствую страх и раскаяние. Но я пытаюсь с ними бороться.

— Ты же знаешь, я ненавижу уколы, — улыбаюсь я, наблюдая, как мои слова ранят девушку.

С непривычной ей агрессией она втыкает шприц в мою шею.

Я извиваюсь, корчусь от боли на чертовом стуле, пока эта поганая «чистая» кровь проходит по моему организму, осушая вены и сосуды.

— Оставь меня в покое, и я уйду из твоей жизни. Я не хочу, чтобы меня исцеляли. Мне нравится эта болезнь!

— Я получил дар! — я громко смеюсь и даю ей последний шанс. Уйти живой.

Правила просты: я или ты.
Выбирай, мисс Харвелл, только не ошибись в выборе. На кону стоит твоя жизнь.

— У меня есть надежда.

— Надежда — опасная иллюзия, детка, — говорю я, пытаясь расшатать антидемонские наручники. Из-за приличного количества человеческой крови во мне это получается.

Даю ей шанс уйти.
Не глупи малышка, хватайся за дверь и беги от монстра. Беги от меня.

— Я не боюсь, — встать бесшумно было просто. Сложнее было перейти границу ловушки. Было больно, но я смог оказаться за ней, и она даже не посмотрела на меня.

Я подхожу вплотную к ней. Она вздрагивает, когда я прижимаюсь всем телом к ней.

— Ты боишься меня, — веду ладонью от ее плеча до запястья и обратно.

Когда я ее касаюсь, под моими руками появляется вибрация.

Она дрожит от моих касаний.
Сколько прошло времени, когда я стал демоном? Около трех месяцев, наверное.

Но метка не забрала у меня всю человечность, иначе я бы уже расчленил Харвелл и даже не утрудил бы себя расфасовать ее по пакетам.
Я думал о ней. Каждый день.

— Отпусти меня, — снова говорю я и касаюсь губами ее голой шеи.

— Никогда, — она стоит прямо, боясь пошевелится. — Давай поговорим, Дин?

— О чем ты хочешь поговорить? Может, о количестве женщин, с которыми я переспал, пока ты искала меня по штатам?

Заставить ее меня ненавидеть, — вот моя цель.
И, думаю, я успешно ее достигаю.

— Это неправда, — она качает головой, и по ее щекам струятся слезы.

— Правда, малыш, правда, — разворачиваю Джо лицом к себе и притягиваю ее за талию ближе, не прекращая улыбаться, как последняя сволочь.

Конечно, неправда, я же твоя верная псина Дин Винчестер. Но мне нужно, чтобы ты думала иначе. Тебе будет проще жить без меня, если я уйду законченным козлом.

— Хорошо, — она кивает и пытается успокоится, но все напрасно. Она опускает голову и кусает свои и без того страдальные губы. — Хочешь уйти? — спрашивает она, когда поднимает свой взгляд и глаза, полные слез.

— Да, — я слегка прищуриваю глаза. Мне… о нет. Мне хочется обнять ее, и успокоить. Как раньше. Не хочу, чтобы ей было больно. — Я даю тебе шанс начать новую жизнь, Джо. С нуля.
Зачем я это делаю? Дурак!

«Это говоришь не ты. Ты демон. Демон. Демон. Это просто передоз человеческой кровью».

Уходи. Сделай это, чувак. Просто уйди.

— Поцелуй меня, — я ухмыляюсь и поворачиваюсь к ней спиной.

— Ты действительно хочешь этого? — поворачиваю голову и вижу блондинку, которая смешно дрожит от страха, но кивает мне.

Ухмылка сползает с моего лица. Эта девушка не так проста как кажется. Резко обернувшись, я иду на нее, хватая за шею и жадно впиваясь губами. Она отшатывается и плотно сжимает свой рот. Джо скулит, морщится и пытается увернуться, видимо, ей больно.

Вся ее упрямость отражалась на плотно сомкнутых губах, которые не разрешали мне проникнуть языком глубже. Рука на ее шее давала мне полную власть и контроль, и я снова и снова давил на нее, притягивал ближе к себе, но и она сдаваться не собиралась.

— Ты сама этого захотела, Джоанна Бэт, — из ее глаз текут слезы, но она терпит и даже не пытается отстраниться от меня. Спустя мгновение ее обветренные губы неуверенно начинают мне отвечать.

Черт, как я давно хотел эти губы.
Приходится до боли укусить ее за нижнюю губу, и мой язык вторгается в ее милый рот, не давая опомниться.
Останавливаю свои пытки и смотрю на когда-то родные глаза. Она рвано дышит, но не отходит, что ещё больше меня злит.
Я хочу, чтобы она бежала в страхе.
Мы смотрим друг другу в глаза: она с мольбой, а я не пряча ухмылку.

Что дальше, Харвелл?
Я мог видеть, как ее грудь поднималась и опускалась, каждый вдох был глубже, чем предшествующий.
Она приподнимается и тянется за новым поцелуем. На этот раз я позволяю ей контролировать ситуацию. Ее холодные и немного дрожащие губы неспешно прикасаются к моим. Маленькие губы целуют меня с трепетом и… о, черт — с любовью. Уж этот поцелуй я узнаю из тысячи.

Я хмурюсь. Она скользит своим языком по моим губам, и я с полной готовностью приоткрываю свой рот, но она не спешит. В легком поцелуе она касается моей нижней губы, и ее рука несмело поднимается к моему лицу. Чувственно и медленно ее язык проникает в мой рот, слишком медленно. Во мне взрываются тысячи эмоций. Наши языки лениво сплетаются, а моя Джо начинает хныкать. Где-то внизу живота нарастает возбуждение.
Я грубо сжимаю ее волосы в кулаках, притягивая нас ближе друг к другу. Она громко всхлипывает, и ее маленькие ладони ложатся на мою грудь пытаясь оттолкнуть.
Джо сильно жмурится, и из ее глаз текут слезы, пытается оттолкнуть меня.
Мне хочется смеяться.

— Во мне еще осталось достаточно демона, чтобы тебя убить и не моргнуть и глазом, — я толкаю ее, пока она не упирается в столешницу.

Одним движением скидываю все предметы со стола, усаживая вместо них Джоанну. Умудряюсь все это сделать, не разрывая поцелуя. Звуки разбитого стекла подогревают мой аппетит. Ладонью развожу ее колени в стороны и удобно устраиваюсь между ними. Я стискиваю прядь волос в кулаке и тяну ее голову в сторону, открывая себе доступ к шее. Губами чувствую ее изгибы шеи и то, как вся она реагирует на меня, когда я вылизываю кожу, от ключиц до края челюсти.

— Но я еще жива — значит что-то для тебя значу.
Сейчас я хочу большего.
Мне нужно большее.

Руки Харвелл ложатся на мои плечи и быстро оказываются на моем лице. Она слишком нежно ласкает мое озлобленное лицо своими раскрытыми ладонями. Положив ладони на мои скулы, она притянула мое лицо к своему и прижалась губами к моему рту. Я пытаюсь вложить всю нежность, которая во мне осталась в этом жесте.
Она заслужила это. Хотя бы за попытку меня вернуть.

Когда с ее рта слетает стон, мне рвет крышу. Смотрю в ее глазах, где плескалась борьба, которая она вела с самой собой. Делаю шаг назад. Блондинка насторожилась и, когда я снимаю с себя футболку, воздух покидает ее легкие. Джо понимает, чего я хочу.

Ее глаза округлились, и она опять посмотрела на мои губы. Решительный шаг вперед, и я придавливаю ее к себе, чтобы у нее не осталось никаких сомнений в том, чего я хочу от нее. Не прерывая зрительного контакта, снимаю ее со стола. Она сама избавляется от майки. Я стою неподвижно наблюдая за этой девушкой. Джо нерешливо расстегивает джинсы и спускает их до колен, помогая себе ногами. Ее лицо полно ненависти и злости. Это вызывает мою улыбку.

Сокращаю расстояние между нашими лицами и провожу носом по ее щеке, дойдя до чувствительно места за ухом. Она шумно втягивает воздух. Резким движением она оказывается вновь сидящей на столешнице.
Усмехаюсь, когда она прикрывает глаза и закусывает нижнюю губу. Старается скрыть реакцию тела на мои касания? Глупая.

— Ты не спрячешься от меня, — прошептал ей я. — Я знаю твое тело лучше тебя. Мои губы снова касаются ее шеи, и она остро реагирует на это, выпуская еще один стон. — Я знаю каждый твой стон, — моя рука бесцеремонно поднимается к груди.
— Я чувствую, как учащается биение твоего сердца из-за меня, — она рвано дышит и даже не старается угомонить свое дыхание.

Громкий вздох выходит из нее, когда моя рука накрывает ее грудь.
Мне нужно остановится. Прекратить все это. Уйти. Оставить ее. Но почему я снова целую ее? Чувство неуверенности не оставляет меня и растет с каждым поцелуем.
Черт, Харвелл. Что ты творишь со мной?
Когда она ногтями хватается за мою спину, вся неуверенность уходит и рвется на куски.
Я должен обладать ей. Никто другой. Только я.

Мои пальцы дрожат, и я никак не могу справиться с идиотской пуговицей на джинсах! Словно слыша мои мысли, Харвелл притягивает меня за пояс к себе и одним ловким движением мои джинсы скатываются по бедрам, на пол. Моя бровь вопросительно выгибается, а она невинно пожимает плечами.

— Смотри на меня, — говорю я, борясь с диким желанием ворваться в нее прямо сейчас.

Ей будет больно, если я это сделаю. Черт, я не хочу ей делать больно.

Чертова кровь! Что она со мной делает?!

Держу ее ноги под коленями и резко дергаю ее на себя. Автоматически мои бедра делают рывок вперед, и зажмуриваюсь, чтобы не застонать в голос.

Как девственник после порнухи.

Скользнув руками в ее волосы, я притянул ее к себе, стараясь вложить в этот страстный поцелуй все, что я чувствовал. Она выгибается, и я проникаю в нее глубже. Это рвет все частички самообладания внутри меня. Наши растерянные взгляды встречаются. Как будто мы только что поняли, чем занимаемся и с кем.

Я хватаю ее за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. Она кусает губы, когда я из нее выхожу и снова резко вхожу. Она ахает и прикрывает глаза. Я останавливаюсь.

— Смотри на меня, — вновь беру ее за подбородок и начинаю ритмично двигаться.

Мне вдруг пришло в голову, что никогда раньше я не испытывал такого количества разных чувств во время секса.

— Не смей закрывать глаза, — мои пальцы впиваются в ее ноги, а я слишком сильно, глубоко и часто вбиваюсь в нее. Она ерзает и пытается, то ли прижаться ближе, то ли отодвинуться.

Внезапно я с ужасом осознаю, что это в последний раз. Мои движения становились быстрее и рванее, но мне не хотелось заканчивать.
Мне не хотелось прекращать это!

Я жаждал ее, как наркоман дозу в период ломки, и это чувство поглотило меня. Она начала неистово толкать бедрами навстречу моим движениям, и я понял, что она тоже приближается к финишу. Поддаваясь знакомому в груди чувству, я хватаюсь за ее руку, и, когда ее ладошка сжимается и переплетает пальцы, отчаянье завывает в груди диким зверем.

Она прогнулась в пояснице, опираясь ладонями в грубую деревянную поверхность. Я почувствовал знакомое мне давление внизу живота и еще раз сильно ворвался в нее, громкий вдох выходит из меня, когда я чувствую, что она дрожит. Она прятала свое лицо в мою шею, и ее стоны заглушали мои хрипы и рычание. Я сильно прижимал ее к себе, желая быть как можно глубже. Спустя еще пару интенсивных движений я кончаю, сильно сжимая ее в своих руках. Это скоро закончится, и страх потерять ее оказался более реальным, чем я думал раннее. Я утыкаюсь взмокшим лицом в ее плечо, а она совсем не шевелится, но громко бьющееся сердце выдает ее с потрохами.

Ее пальцы гладят меня по волосам, спускаясь к спине. Я не хочу открывать глаза.

— Даже когда все тёмные силы будут против нас и нам некуда будет спрятаться… я буду любить тебя, — доносится до меня ее шепот, от которого внутри все больно сжимается. Я поднимаю свой взгляд на нее.

Джо старалась держать глаза закрытыми, но, когда они открылись, я увидел злость. Возбуждение пропадает, когда вместо прощального поцелуя я получаю иглу под сердце. Боль, не сравнимая с адской, распространяется по моему телу, и это ощущение можно сравнить с тем, будто в моем организме кто-то устроил день большой стирки. Я обессилено падаю, и мое сознание проваливается в темноту.

Тьма отступает от моего тела, и мой мозг начинает мыслить. Когда я открываю глаза, я встречаюсь с ее обеспокоенным взглядом и направленным на меня ангельским мечом.

— У тебя кишка тонка убить меня, Харвелл, — хмыкаю я, и она улыбается.

Да, я раскаиваюсь, но я даже не уверен, так ли глубоко мое раскаяние, как должно быть. Я всегда удивлялся, почему я не испытываю более глубокие эмоции. Даже не знаю, могу ли я испытывать нормальные эмоции или нет.

— Мы оба знаем это, — говорит она, плеская на меня воду из фляги.

Вода не действует на меня, как на демона. Я трясу головой, и холодные капли затекают за воротник.

— Ах, ты ж, черт, — противный холод вызывает мурашки.

— С возвращением, Дин, — я не сразу отыскиваю смысл в этой фразе. Но, походив с фонариком в глубине моего подсознания и в кладовке воспоминаний, я нахожу его. Точнее, её.

— Получилось, — шок сковывает меня не хуже, чем все эти цепи.

Эмоции атакуют меня, словно они японский истребитель, а я — Перл-Харбор.

Всегда огонь благой любви зажжёт другую, — с гордостью говорит она,
осматривая меня.

…блеснув хоть в виде рабского следа, — заканчиваю я.

Я не могу быть сошедшим с ума, если я обнимаю свою девушку, не желая её убивать.

ФОРУМ
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Tesoro (11.02.2017) | Автор: Apple princess
Просмотров: 124


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]