Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1644]
Из жизни актеров [1613]
Мини-фанфики [2449]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4643]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2366]
Все люди [14839]
Отдельные персонажи [1452]
Наши переводы [14161]
Альтернатива [8948]
СЛЭШ и НЦ [8699]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4179]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей марта
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Рождественские смс
В Чёрную пятницу Белла вместе со своей подругой Анжелой вынуждены пробиваться сквозь толпы людей. Сможет ли случайное смс, пришедшее с незнакомого номера, изменить ход событий её дня и всей жизни?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Крик совы
Суровое, но романтичное средневековье. Проклятье, обрушившееся на семью. Благородные рыцари, готовые на отчаянные поступки ради спасения своих невест. Темная сила ведьмы против душевного света, преодолевающего самые невероятные препятствия. Мистическая история любви!
Новая 12 глава в ТРЕХ частях от 20 апреля.

Отблеск судьбы
1840 год. Англия. Леди Элис Брендон - молодая вдова, возвратившаяся в свет после окончания траура. Она намерена воспользоваться сполна свободой, молодостью, красотой, богатством и положением в обществе. Однако коварная судьба уже зажгла костер, отблески которого не позволят сбыться планам, уведя события по совсем иному пути...

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Дыхание Огня
Эдвард и Белла уезжают в свадебное путешествие, из которого девушка возвращается вампиром. Кажется, все испытания позади, и каждый в семье Калленов обрел свое счастье. Каждый, кроме Розали. Она не может согласиться с выбором Беллы. Как и Джейкоб Блэк. И тогда вампир и оборотень понимают, что не такие уж они и разные.



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 424
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Бездушные. Глава 2

2018-4-23
4
0
Если идти за толпой, можно пропустить самое интересное. Неоднозначная сентенция, но верная, когда речь шла о Таверне.
Виконту нравилось испытывать лёгкий укол гордости, сворачивая в узкий коридорчик у самого выхода из администрации Порта. Ощущение, знакомое любому, кто хоть раз попадал в место, закрытое для общего доступа — только что ты был одним из всех, а теперь в какой-то степени избранный. Чувство это не зависит ни от уровня заведения, ни от твоей общей значимости в обществе, однако те, кто знали о закрытом зале Таверны, могли по праву этим гордиться.
Вик прошёл мимо невзрачных серых дверей и кивнул скучавшему у лестницы охраннику. Тот при виде него тут же подобрался, но ничуть не удивился, словно каждый день встречал постоянных гостей, отсутствовавших десятилетиями. Впрочем, Виконт и не ждал иного. О его возвращении уже знало слишком много людей, чтобы предполагать, будто Крон может оставаться в неведении.
Ступеньки сменились на деревянные и начали поскрипывать, приветствуя бездушного. В скрипе таилась мелодия, с детства знакомая каждому. Вик знал, что Крон вложил в них песню из своей — страшно подумать — молодости, но так и не смог уговорить выдать название. Его можно было понять; незамысловатые звуки поднимали настроение, и в итоге, оказываясь перед дверью в настоящую Таверну, ты неизменно чувствовал, что вернулся домой.
После стольких лет любое другое заведение изменилось бы до неузнаваемости, подстраиваясь под новых клиентов, течения моды и в первую очередь — владельцев. Таверна же стояла незыблемой уже долгие века; в первую очередь потому, что её хозяин и создатель не собирался отдавать свою гордость никому. Возможно, и никогда — по отношению к Крону это не было преувеличением.
Виконт старался избегать слова «никогда». Он слишком много раз видел, как уверенность в неизменности стирается в пыль бредущими без остановки секундами. Медленно, но верно они делали возможным невероятное, разбивали небьющееся, собирали воедино разлетевшееся по крупицам. Второе, конечно, случалось реже, но опять же — внеси в уравнение вечность, и числа перестанут иметь значение. Мир менялся, и только в одном Вик мог быть уверен: если открыть тяжёлую дубовую дверь Таверны, на него обрушится гомон множества людей, запах еды, облака вкусного дыма, и среди открывшейся взору толпы он сможет разглядеть — скорее всего, за стойкой — мужчину, совершенно обычного, чуть в возрасте, с взъерошенной шевелюрой рыжеватых волос и солидной бородой.
И тот никогда не пропустит его появление.
Приветствие Крона было совершенно особенным. Никаких шумных сцен, привлекающих внимание; только в груди потеплело, а правая рука оказалась в плену невидимого для всех рукопожатия. Виконт ответил на него, в очередной раз поражаясь детализации ощущений — проекцию ладони было не отличить от настоящей, та же шершавость, мозоли и сила, против которой лучше не идти. Он сделал шаг к стойке, вдохнул плотный воздух бара, моргнул и — пропал.
Неяркое сияние ламп над столами обожгло сетчатку, гомон накрыл бурлящим болотом, дым удавкой обернулся вокруг горла, запахи пронеслись по лёгким, руша всё на своём пути. Сердце, до этого не сбивавшееся ни на миг, теперь перекачивало кровь мощными и частыми ударами, каждый из которых отдавался эхом в висках.
Секунда, другая — и Виконт смог наконец выдохнуть, медленно, стиснув зубы и прикрыв глаза. Стало чуть легче, будто тело избавилось от ядовитых излишков ощущений, оставив те, с которыми сможет справиться.
И только пах продолжал гореть.
Хорошо, что Крон ещё смотрел в его сторону. Виконт качнул головой в сторону едва заметной дверцы в углу и поднял три пальца, после чего отвернулся, не дожидаясь реакции, зная, что его давний друг всё понял. Дверь была совсем близко, но путь к ней показался бездушному вечностью. Он сосредоточенно переставлял дрожащие ноги, пытаясь идти ровно. Получалось плохо.
Стыдно сказать, но он совсем забыл о побочном эффекте восстановления. Единственном, от которого на Безымянной не избавились; сложно сказать, пытались ли они. Виконту эта «побочка» казалась скорее встроенной опцией, напоминанием о человеческих слабостях, которые есть у каждого.
Сейчас всё внутри спуталось в полный напряжения и жажды клубок. Его лишь однажды подловили в подобный момент, и зря: он сам не ожидал от себя той жестокости, с которой избавился от нападавших. Весь налёт цивилизации испарился, Виконт чувствовал себя зверем, натренированным убийцей с клыками и когтями; безжалостным, для кого собственные ограниченные желания были превыше всего.
Он поймал себя на мысли, что сейчас реагировал бы иначе. Конечно, проверять эти предположения на деле хотелось меньше всего.
Напоследок окинув взглядом Таверну, Виконт убедился, что никто не привлёк внимания больше обычного, и проскользнул за дверь, гостеприимно распахнувшуюся при его приближении. Та вернулась на место, чтобы тут же с тихим шипением раствориться в стене.
Он же пошёл вперёд, ничего не видя в царившей здесь темноте, и остановился, когда пол стал мягко пружинить под ботинками. Здесь, в отличие от основного зала, было тихо, в воздухе разливался едва слышный запах чистого белья, кожу ласкала приятная прохлада. И без того терзавшие Виконта ощущения усилились, но он был готов немного потерпеть, по опыту зная, что чем дольше тянешь, тем ярче результат.
Прошла всего минута, и он понял, что уже не один. Чуть тяжелее стало дышаться, и лёгкие заполнились смесью ароматов — забытых, клубящихся где-то на грани узнавания.
Женских.
А дальше все мысли улетучились.
Их заменили прикосновения, к нему — осторожные, его — жадные, ищущие, требующие. Под их руками — кожа его куртки, сдираемая, откидываемая, ненужная. Под его ладонями — кожа их тел, разная, мягкая и горячая, чуть плотнее и холодная, но всё равно обжигающая, вкусная, всепоглощающая. Губы на его лице, губы на груди, губы — ниже, и можно толкнуться прямо в узкое горло, сжимающее до блаженной боли, и пусть будет скользко, влажно и так ошеломительно.
Побочный эффект — так это называлось официально. В тот момент Виконт считал это подарком.
Тело, которое вынудили состариться, чтобы после возвратить былое, брало своё. Нахрапом, без разбора, требуя сильнее, быстрее, больше, больше. Не было в той комнате четырёх человек, только темнота, жаркая и голодная, которая содрогалась от удовольствия, пульсировала, сжималась, чтобы кончить — и начать заново, снова и снова.
Виконт не стремился узнать тех, кто был с ним, не понимал, зачем обменивать прелесть полного слияния в темноте на сомнительное удовольствие вернувшись в бар определить, кто конкретно делил с ним эту комнатку. Но в этот раз любопытство пересилило. Он до последнего отказывался начинать любимую многими игру, и только когда в темноте раздалось отчётливое шипение, а по щеке скользнул, оставляя горящий след, тонкий и, кажется, раздвоенный язык, Виконт сдался.
Он не искал её специально, только отмечал каждый оттенок прикосновений, что доставались именно ей. Ей — с шершавой кожей шеи и бёдер, которая щекотала язык Виконта, мучая непониманием, пока он не осознал, что это подобие чешуи. Ей — с волосами, заплетённым во множество кос, которые то и дело оживали под руками Вика, подставлялись под ладонь, покусывали пальцы тонкими острыми зубами. Ей — чьи губы едва заметно отдавали горечью, а слюна на пару мгновений лишала чувствительности, чтобы после влажный участок кожи пульсировал и горел сильнее обычного.
Ей — полиморфу.
Они ещё не встречались Виконту — ни в тёмной комнате Таверны, ни в любом другом заведении, где можно было получить нужную порцию удовольствия. Полиморфы в целом редко попадались на глаза, что не мешало бездушному раз за разом вербовать их в свой экипаж.
Впиваясь зубами в плечо горгоны и всем телом впитывая ответный полустон-полушипение, Вик едва сдержал усмешку. Интересно, сколько минут пройдёт после их выхода в свет Таверны, прежде чем она попросит о контракте? Сомневаться в её намерениях не приходилось — бездушный не верил в совпадения, тем более такие; полиморф-боец в баре, где подобные ей ищут работу, решила расслабиться и случайно попала в объятия одного из немногих, кто готов приплатить, лишь бы получить подобного ей бойца в экипаж? Бросьте, невозможно.
А вот с изрядной долей везения и нужными связями подстроить подобное умному человеку вполне под силу.
Вик не знал, сколько времени прошло с его входа сюда — тело твердило, что не так уж много, нужно больше, больше, больше; разум, прорвавшийся сквозь дымку похоти, призывал к ответственности, но Вик слушал не их. Он старался прочесть тех, кто был с ним, и как только понял, что стоны становятся напряжёнными, а мышцы сокращаются уже не от наслаждения, а от боли — незамедлительно выбрался из объятий, расплёл ноги, отстранился от губ, тянущихся за поцелуем, и поднялся с мягкого пола. Его сопровождали вздохи: два полных облегчения, один разочарованный. Виконту не нужен был свет, чтобы понять, какой из них — чей.
Глупо было бы отрицать, что бездушный уходил без сожалений. Он редко предпочитал реальный секс виртуальному, с помощью первого лишь справляясь с побочным эффектом восстановления: в этом случае виртуальности было недостаточно, какой бы детализированной она ни была. И каждый раз удовлетворение было не полным — в этом плане ничего не изменилось. Только обычно он уходил, зная, что каждая из них вымотана; теперь же кожей ощущал разочарование горгоны, столь похожее на испытываемое им самим.
Слишком похожее, близкое, незавершённое. Он поклялся бы, что ни за что не возьмёт её на предстоящую миссию, но говорить «никогда» всё ещё казалось глупым, и обманывать себя он не привык. Полиморф-змея с выпуклой ледяной меткой телохранителей Зиро на шее — да её словно специально вылепили по его требованиям, обожгли в деле, пока он занимался ликкоями, и теперь представили на суд столь специфическим образом. Хотелось ли продолжить начатое? Да. Думал ли он, что это хорошая идея?..
Её образ, больше похожий на небрежный эскиз, светился в темноте. Высокая, стройная, волосы то извиваются змеями, то падают на плечи гладкими прядями. Боец Зиро, за чуть угловатыми плечами которого школа, лишь немного уступающая обучению на Безымянной. В уголках глаз — морщинки, каждое движение выверено, каждая мышца под контролем. Такому не научит ни правильный партнёр, ни курсы по управлению телом; только время, которого у полиморфов было не так уж много.
Её, судя по всему, подходило к концу.
Виконт дождался, когда на него вновь упало ощущение одиночества — словно мягкая подушка придавила лицо, при этом почему-то помогая дышать. На ощупь нашёл одежду, натянул её и пошёл к двери, контуры которой вновь были отчётливо видны в отдалении. Вместо блаженной пустоты в его голове бурлили сомнения и мириады вопросов; совсем не то, чего он ожидал, но эта внезапность была ему по вкусу.
Как и любой разумный человек, Виконт любил совмещать приятное с полезным.

***


Глаза моментально подстроились к свету, что царил за открывшимся проёмом. Было странно вновь обрести способность видеть, та перебивала всё остальное, в первые мгновения казалась совершенно ненужной.
Только казалась, конечно же.
На этот раз Виконту ничто не помешало дойти до стойки и занять место на парящем в воздухе кресле. То подстроилось под него, обхватывая бёдра крепко и одновременно мягко. Тело бездушного, ещё не успокоившееся, отреагировало на это вполне однозначно.
— Ужасные стулья, верно? — раздался басовитый, чуть хрипловатый голос.
— Отвратительные, — честно ответил Вик и улыбнулся хозяину Таверны.
Уголки губ Крона чуть приподнялись в ответ — большего и не требовалось.
— Тебя тут на днях отпевали. Сам понимаешь, тайны тайнами, а от слухов никуда не денешься. Рад, что ты, чертяка, огнеупорный.
— Скорее бегаю быстро, — серьёзно ответил Вик. — Даже в шестьдесят, как оказалось.
— И как тебе среди нас, стариков?
Бездушный окинул взглядом крепкий торс Крона и покачал головой.
— Не льсти себе, дружище. Я был настоящей развалиной, тебе до такого далеко.
— Бесконечно далеко, — согласился тот, выставляя на стойку поднос, над которым парил комочек пустоты. — Фирменный коктейль за мой счёт, как всегда.
Когда он успел его смешать оставалось загадкой.
Медленно подняв руку, Вик погладил воздух рядом с тёмным шариком — тот был обжигающе холоден. Совсем как нашивка на куртках бездушных. Как и всегда, смотреть в эту пустоту было приятно, для Виконта в ней не было угрозы, только знакомый оттенок вечности и что-то, близкое к дому.
— Я впервые не хотел обновления, — тихо признался он Крону, продолжая поглаживать шарик. Тот крутился у его ладони, словно чётка Рауля.
— Оно в любом случае лучше смерти. — Крон пристально смотрел на Виконта, изучал его лицо так, будто пытался найти отличия с образом из воспоминаний. — Ты обрёл больше, чем потерял.
— Знаешь, ветераны тебя не очень-то жалуют, и я не понимал, почему. Мы же похожи, только бездушные зарабатывают своё бессмертие сейчас, а ты заплатил за него давным-давно. Так какого хогли? — Он говорил ровно и тихо. Один из четырёх старейших людей слушал очень внимательно, хоть и знал, конечно же, что именно услышит. Их беседы часто велись именно так, но раньше в них не было ни тоски Виконта, ни смирения Крона.
Одно из их личных «никогда» подошло к концу.
— Я не думал, что завидовать тебе будет так мерзко, — наконец признался бездушный.
— Теперь ты в курсе, каково мне рядом с вами. — Вик вскинул голову, готовый увидеть усмешку на лице Крона или как минимум издёвку в его глазах, но вместо этого его ждала усталость. — Вы меняетесь, несётесь вперёд, чтобы потом быть отброшенными к истокам. Вечное изменение, возможность начать с чистого листа, эмоции, которых от вас не ждут, привязанности, которые вам запрещены, загадки Вселенной и драйв от близкой опасности. Ваш путь таков. На моём отсутствуют преграды, и я не забыл ни минуты, проведённой в дороге. Благословение ли это? — Он покачал головой и вдруг улыбнулся. — Но и не проклятие. Просто жизнь. Я завидую вам, потому что ни разу не ощущал, как из меня выжигают прожитые годы. Вы — мне, не зная, что такое настоящая старость.
— В итоге зависть ничего не меняет.
— Мне хочется в это верить.
Вик чувствовал себя мальчишкой, которому мудрый учитель объясняет прописные истины. В каком-то смысле так оно и было.
— Представляешь, на минуту я на самом деле решил, что теперь мы с тобой равны, — хмыкнул он, с удовольствием ощущая, как развязывается крохотный узелок, мешавший ему прийти в себя. — А черепаха так и осталась недостижимой.
— И у Ахиллеса есть дела получше погони за старой морщинистой каргой. Его цели намного моложе... и зачастую привлекательнее.
Виконт вздохнул.
— Хотелось бы мне посмотреть на ту ораву птиц, что приносит тебе на хвостах новости.
— Да пожалуйста. — Широким жестом Крон обвёл Таверну. — Вот мои пташки. И ты в их числе.
Вопрос изначально был риторическим. Кому быть в курсе событий, как не человеку, под крылом которого собираются мастера своего дела в поисках новых контрактов или членов экипажа? Каждый — настоящая кладезь информации, хоть зачастую сам об этом не подозревает. Если знать, на что обращать внимание, ни одна важная весть не пройдёт мимо.
Крон знал.
Наклонившись, Виконт прижался губами к пустоте, так и крутившейся у кончиков его пальцев. Та пробралась в рот, скользнула по языку, одновременно горькая и восхитительно сладкая, распалась на влагу и дым, чтобы заполнить бездушного целиком. Плечо обожгло: Вик знал, что нашивка на его куртке сейчас пульсирует, контуры её размываются, она становится всё больше и, кажется, вот-вот поглотит всё вокруг.
— Жуткое зрелище, — раздался за его спиной мелодичный голос.
Виконт был удивлён, что она выдержала такую паузу.
— Спасибо за выпивку, — кинул он в самодовольное лицо Крона и добавил чуть тише: — Мог бы предупредить.
— Во-первых, ты и сам всё понял, а во-вторых, в какую именно из тех несчастных секунд, что ты провёл в зале, прежде чем ломануться в тёмную комнату, я должен был вставить предупреждение?
Крыть было нечем, и Виконт предпочёл промолчать, поворачиваясь к женщине, чьё тело он успел неплохо изучить; про которую ничего не знал наверняка.
Он не строил догадок насчёт её внешности. Какая разница, насколько привлекательным окажется её лицо? Вику было достаточно убедиться, что она та, за кого себя выдаёт, и одно из мест на его корабле оказалось бы занято.
Только вот он не предполагал, что она окажется настолько красива.
Вся словно из прошлой эпохи. Ни защитного костюма, который обычно надевали бойцы в поисках работы, ни видимых имплантатов, ни функциональных татуировок, кроме той, что он нащупал на её шее.
Просто женщина.
В шляпке с небольшими полями и незамысловатом чёрном платье, открывающим плечи. С растрёпанными рыжеватыми волосами, теперь не заплетёнными в косы, а кое-как собранными в низкий хвост, и серьёзными глазами, которые казались не совсем естественным, выбиваясь из натурального образа. Оранжево-жёлтые, они светились чуть ярче положенного.
Будь Виконт кем-то иным, он испытал бы лишь восхищение. Но…
— Надеюсь, моя внешность не будет проблемой, — ворвалась она в его размышления, продолжая неподвижно стоять напротив, словно кукла на витрине. — Она только помогает делу, поверьте.
В её голосе не было шипящих ноток, что так запомнились Вику в темноте. Кроме глаз в ней вообще не было ничего змеиного. Так он считал, пока она не оказалась рядом — стремительно, неостановимо, — и не скользнула на соседний стул. Каждый жест, каждое её движение завораживало; столь изящная, сколь и опасная.
— Я Ро. — Она не улыбалась, говорила медленно, тягуче, не отрывая от Виконта пристального взгляда. Всё в ней приковывало внимание; сложно было не поддаться на гипнотический танец её тела. Ситуацию усугубляло то, что она не флиртовала.
Просто жила.
— Ты ему полное имя скажи, милая, — вмешался Крон, в голосе которого отчётливо звучал смех. — А то выдумала…
Полиморф покраснела, как маленькая девочка, пойманная за шалостью.
— Ромашка, — буркнула она, кидая недовольный взгляд на хозяина Таверны. И прошептала себе под нос: — Дурацкое прозвище.
— Бывают и хуже. — Улыбнувшись ей одними губами, Виконт кивнул Крону. Мгновение — и перед Ро уже парил комочек пустоты.
Она едва заметно вздрогнула.
— Уже?
— Сколько тебе осталось?
Закурив, он сквозь дым наблюдал, как на лице полиморфа проступает понимание.
— Около года, — ответила она твёрдо.
— Наша храбрая малышка пришла к Зиро в тридцать. — Слова Крона могли показаться насмешливыми, но в них вновь звучала зависть.
— Я сама, — оборвала его Ро. Всё тем же мелодичным голосом, только зрачки на мгновение вытянулись в тонкую чёрточку, да по нижней губе скользнул тонкий раздвоенный язык. — История не очень интересная. Мы с любимым мужем жили счастливо, пока его не убили. Я захотела отомстить, и Кэнин дал мне шанс. Он слепил из меня горгону за два года, помог закончить с теми ублюдками, и я пошла в Зиро. Конец.
— Самая жестоко урезанная история в мире, — пробормотал Вик. — Мне помнится, Кэнин не склонен к благотворительности.
Он знал главу полиморфов юным старцем, дорвавшимся до власти. Такие редко меняются.
— Я разве сказала, что не заплатила?
Можно было бы смутиться, но какой смысл? Ро явно плевала на его реакцию.
— Вы берёте меня? — наконец спросила она.
Виконта поражало, как она замирала на месте, если двигаться не требовалось — даже взгляд её в такие моменты был устремлён в одну точку, — и как незаметно выходила из этого ступора. Вот она недвижима, смотрит на тебя и сквозь тебя своими серьёзными оранжевыми глазами, а в следующее мгновение её зубы уже впиваются в твою шею, и взгляд её при этом вряд ли изменится хоть на йоту. Ему не терпелось увидеть её в деле, и поэтому его ответ был короток и однозначен:
— Да.
И вновь она оказалась стремительна. Его согласие только повисло в воздухе, как Ро уже наклонилась к шарику, прикрыла глаза и вдохнула. Виконт успел забыть, насколько красиво скрепляются договоры бездушных в Таверне, и теперь с удовольствием наблюдал, как коктейль сначала тенью лёг на серовато-розовые губы, потом — обрёл плотность, влагой смочил её кожу, завихрился дымом вокруг удлинившихся клыков и скользнул по тонкому языку, чтобы наконец исчезнуть без следа.
Тело Виконт помнило, на что способен этот язык и эти зубы — разум упорно игнорировал воспоминания.
— Можешь пока идти, — сказал он Ро. Та, открыв глаза, оказалась рядом, чуть наклонилась к бездушному и замерла.
— Надеюсь, трахаться с нанимателем не возбраняется, — шепнула она ему на ухо и исчезла в тенях Таверны прежде, чем он успел ответить.

***


— Стойкое ощущение, что меня только что отымели.
— Она может, не сомневаюсь, — задумчиво ответил Виконт, кидая окурок в углубление на стойке. То заполнилось синеватым свечением, уничтожая мусор. — Эти пепельницы до сих пор в моде?
— Конечно нет, но когда я ей следовал?
Бездушный хмыкнул.
— Когда бороду в зелёный покрасил?
— Это была продуманная акция. А будешь зубоскалить, не видать тебе подарка.
Тон был шутливым, но кого это могло обмануть? Крон не разменивался на мелочи, и подарок от него всегда означал одно: информацию. Не выдавая своего интереса, Виконт облокотился на стойку и уточнил:
— Ещё один?
— Ромашка сама по себе, — открестился Крон. — Я только пустил её в комнату.
— Только? Я ещё не брал в экипаж тех, с кем спал.
— Ты не спал с полиморфами из Зиро. Тем более с такими. Она…
— Склонна к ненужным симпатиям даже меньше меня. Идеальна, и это напрягает.
Крон покачал головой.
— Она далеко не идеальна, Вик. Особенно для твоих целей. И тот пропуск в комнату был скорее подарком для неё.
— Обзавёлся фавориткой на старости лет?
Хозяин Таверны расхохотался.
— Здесь куда ни плюнь — мои фавориты. И раз уж ты, пташка моя, в их числе, то обрати внимание на парочку, которая скоро подойдёт. Тебе небось нужен нейротехник?
Вик кивнул.
— Пока не совсем понимаю, зачем.
— Потому что пропустил всё самое интересное. — Виконт уже начал кривиться, уверенный, что Крон шутит, но в этот раз он прогадал. — Теперь они подключаются до конца.
Вот это было интересно. Бездушный не жаловал нейротехников, считая тех наркоманами, неспособными сравниться с хорошими пилотами. Их презрительно окрестили костылями для кораблей-инвалидов, которые не пользовались спросом на элитном рынке, и уж тем более не появлялись в этой части Таверны. Но если Крон говорил правду…
— Начало работы нейротехников нынче называют слиянием, чтобы ты понимал масштаб. Никаких границ, лучше, чем ваш аварийный режим — его, кстати, Безымянная отдала пару лет назад во всеобщее пользование.
— Это я знаю, — автоматически ответил Вик.
Он пытался представить возможности, которые теперь открывались перед нанимателями. Не нужно ни пилотов, ни диагностика, ни оравы техников — зачем, если есть человек, точно знающий, что с кораблём, потому что тот заменил ему тело? Управляющий им лучше, чем собой, знающий…
Тут его осенило.
— Их берут только на пожизненный контракт, так ведь?
— А кое-кого и на пожизненный брать отказываются. Они и раньше на живых людей не особо походили, а теперь сам понимаешь, только хуже стало. Таким хоть все секреты Вселенной во время аварийки выложи на блюдечке, они на них даже внимания не обратят. Но народ перестраховывается, приковывает их к себе, а те только рады.
Виконт поморщился. Список вещей, которые вызывали в нём брезгливость, был крайне короток, и нейротехники занимали в нём почётное первое место. Он не был уверен, что готов сливаться с ними воедино, а аварийный режим означал именно это: границы между пилотом и кораблём стирались, ты открывался машине так же, как она — тебе. Теперь пилотов ждало ещё и погружение в исковерканный разум нейротехника.
— Блестяще, — протянул Виконт, потирая лицо ладонями. — Все тайны Безымянной в голове у одного из этих наркоманов.
— Во-первых, ты себе льстишь — только часть тайн, и то очень маленькая.
— Не придирайся…
— А во-вторых, — с нажимом продолжил Крон, — ты не дослушал. Это не подарок. — Словно по команде, раздался грохот, за которым последовал недовольный гомон посетителей, и Крон широко улыбнулся. — Подарок только что вошёл. Сразу в двух частях, везучий ты чертяка.

***


У входа в Таверну разразился локальный хаос. И хотя Виконт пропустил его начало, догадаться о произошедшем было несложно: в воздухе у самой двери висел пустой поднос, по полу были раскиданы бокалы, а дюжие рабочие, которым посчастливилось оказаться за столиком неподалёку, теперь красовались в разноцветных от пролитых на них напитков костюмах и костерили на чём свет стоит удаляющуюся от них девушку. Та, не обращая внимания на недовольных посетителей, быстрым шагом направлялась прямо к Вику. В подобной ситуации она явно оказалась не впервые — не нужно было много ума, чтобы понять: оставшийся за её спиной мужчина в костюме техника, который жестом подозвал официанта, замаливал грехи своей подруги. Судя по тому, как быстро успокоились недовольные, на извинения мужчина не поскупился, а невозмутимое выражение его лица кричало: это произошло не впервые.
У столика пострадавших начали суетиться автоматы-уборщики. Единственный официант-человек стоял рядом, неловко сжимая в руках бесполезные бумажные салфетки.
— Я бы его уволил. — Вик повернулся обратно к стойке; он успел увидеть более чем достаточно. — Только мешает.
— Он мне как-то жизнь спас, — пожал в ответ плечами Крон, наливая пиво в высокий бокал. Виконт таких раньше не видел: стенки были столь тонкими, что разглядеть их было нелегко.
Наблюдая за тем, как оседает пена в бокале-которого-нет, Виконт усмехнулся.
— Которую по счёту?
— А разве есть разница? — Удивление Крона было искренним. Его взгляд сместился чуть в сторону, и Виконт сощурился, не в силах поверить своим глазам.
Выражение лица старейшего из живущих стало нежным. Как будто он на новорождённого шкуродёра смотрел, а не на человека.
— Когда-нибудь попадёшь в чёрный список, — сказал он с наигранной суровостью.
— Но не сегодня, — ответил резкий громкий голос.
Слева от бездушного, на самой границе видимости, будто взорвалась радуга. Он старался не смотреть в ту сторону — пока что. Ему нужно было подумать.
Радугу его равнодушие не смущало. Тонкая рука, увешенная браслетами, функциональными и безделушками, протянулась за невидимым стаканом и утащила тот куда-то за Виконта. Послышались громкие глотки, а после — облегчённый вздох.
— Лучшее успокоительное, — голос стал тише, но всё так же резал слух.
— Вас всё поджидают? — Крон казался позабавленным и демонстративно не смотрел в сторону бездушного, что не мешало понять: разговор предназначен для его ушей.
— Эти засранцы вконец обнаглели. Набрали неудачников-пиратов, чтобы те нас отсюда вытащили. Самим лапы в Таверну не засунуть, говнюкам, теперь будут чужими руками жар загребать.
— Нужно было думать, прежде чем пытаться обдурить старого Урррха, милочка.
— Старый Урррх может засунуть своё самомнение себе же в задницу, — хмыкнула его собеседница. — Мы его вполне успешно обдурили, ещё и отмотали пару станций, прежде чем он понял, что лоханулся.
Виконт закатил глаза и достал ещё одну сигариллу. Само появление этой дамочки кричало о том, что с ней будет непросто, и каждое её слово служило подтверждением. Он знал старого Урррха — как и все, кто залетал на игровые планеты за пределами территории людей. Шутить с ним не стоило.
— Мы наконец сваливаем, Крон. Максимум через пару часов. Не хочу, чтобы твоё гнёздышко разнесли эти уголовники.
Хозяин Таверны искренне расхохотался.
— Святая простота, — выдавил он, отсмеявшись. — Да они даже приземлиться не смогут. Думаешь, мне тут пираты нужны?
— За вторым столиком от двери сидят аж трое, — не в силах сдержаться, заметил Вик.
— Это старые друзья, не считается.
— Эй, — вмешалась радуга, — тебе случайно техник и нейро не нужны?
— Как всегда плавный переход к делу, — хмыкнул Крон.
— Я его вообще только что заметила. Мы попрощаться подошли. Так что, нужны?
Радуга дёрнула Виконта за рукав, наплевав на угрожающую нашивку, словно той и не было. Пришлось повернуться.
Он уже примерно представлял, что увидит, и всё равно еле сдержал желание прищуриться. Всё в этой особе было настолько ярким, что детали терялись в мешанине цветов. Пушистая копна волос была расцвечена розовым и фиолетовым, зелёным и жёлтым; лишь растрёпанные платиновые пряди, обрамлявшие лицо, выглядели натурально: видимо, в какой-то момент ей надоело возиться, и часть причёски осталась нетронутой. Длинные ярко-синие ресницы бросали тень на белую радужку, правый уголок ядовито-зелёных губ был приподнят в улыбке, второй же наоборот — опущен. Одета она была невзрачно, в стандартный серый комбинезон техников, явно видавший виды; верхняя его часть свисала со стула, подметая рукавами пол. Чёрная майка не скрывала худые, но сильные руки, на которых позвякивало множество браслетов. Но не это в ней было главным, а тончайшая металлическая паутина проводов, словно прилипшая к бледной коже. Она выбиралась из висков, спускалась по щекам, обвивала шею, расползалась трещинками по плечам и рукам и исчезала в кончиках пальцев. Сложно было поверить, что это не имитация.
До сих пор Виконт был уверен, что с лёгкостью отличит нейротехника от обычного человека. Эту, конечно, обычной можно было назвать с натяжкой, но и на приверженцев слияния она не походила ничуть. Где отсутствующий взгляд? Где сгорбленная спина, торчащие кости, вялость движений?
Словно в ответ на его мысли особа усмехнулась, закинула ноги в тяжёлых ботинках на стойку и, жестом фокусника достав из кармана толстенную сигару, начала её раскуривать. Виконт ждал, что на неё будут неодобрительно коситься, всё же — ноги, на стойку, в Таверне, — но посетители обращали на них не больше внимания, чем до этого. Видимо, она провела в Порту уже не одни сутки.
Её молчаливый спутник тем временем расплатился с обиженными и теперь пожимал руку Крону. С ним всё было проще: такой же комбинезон, но наглухо застёгнутый, серьёзное выражение лица и ярко-голубые улыбающиеся глаза, короткий ёжик светлых волос и размытые красные полосы, парившие в паре миллиметров от головы.
Техник.
— Это Джек Шофт, лучше Джин, он не говорит, — небрежно представила его нейро.
Слова вылетали из её рта облачками вкусного дыма. Техник кивнул Виконту и мимоходом поцеловал плечо своей радужной подруги. Её лицо, резкое и состоявшее сплошь из острых углов, на мгновение смягчилось, что разом отодвинуло на второй план все цветные мазки, превратила их из основы — в маску.
Что ж, это многое объясняло.
— А ты?..
Нейро хохотнула.
— Это я молодец, конечно. Алиса Шофт. — Вик сжал протянутую ладонь и ничуть не удивился недюжинной силе ответного рукопожатия. — Мы торчим здесь уже третий месяц, капитаны шарахаются, как от огня — сначала от меня, а потом от махонькой проблемы в виде корабля Урррха на перехвате. Даже бездушным мы не нужны. — Сделав ангельское личико, смотревшееся горгульей гримасой на разукрашенном лице, она проныла: — Возьмите нас, дяденька.
Можно было найти столько причин отказаться, но когда взгляд Виконта остановился на Кроне, тот едва заметно кивнул.
Такой рекомендации бездушному было достаточно.
— Если поделишься. — Не дожидаясь ответа, он выхватил из руки опешившей Алисы сигару и набрал полный рот ароматного дыма.
Судя по вкусу, стоила она баснословных денег. По мнению Виконта, подходящая плата за ядовитую нейро-проблему на борту.
— А ты не… пффф.
Она недовольно нахохлилась и стала похожа на безумного дикобраза; спустя секунду расхохоталась, повиснув на шее Джина. Тот теперь улыбался, но глаза его потухли — по понятной причине. Виконт представил Алису неподвижной, прикованной к своему рабочему креслу, обмотанной трубками, с блаженной улыбкой на лице — и даже ему на мгновение стало тошно.
А она требовательно протянула руку, шевеля тонкими пальцами.
— Отдавай, зараза. Половину скурил.
На самом деле он затянулся всего трижды, и на третий раз уже чувствовал, что перегибает палку. Красноватый дым оставлял во рту потрясающую смесь горечи и сладости, он был терпким и одновременно мягким, ласкал рецепторы, врезался в память, выкидывая оттуда всё, что Вик курил раньше. Такие сигары стоят целые состояния, их хранят дома, под защитой, изредка показывая самым дорогим гостям, но никогда не раскрывая.
Виконт такой подход к делу презирал. Смысл окружать себя деликатесами, которые никогда не попробуешь? Однако небрежность, с которой Алиса раскурила такую драгоценность прямо посреди Таверны, немного задела даже его. Хоть и сыграла ему на руку.
Крон тем временем уже выставил перед техниками коктейли. Нейро недоверчиво ткнула пальцем в свой комочек пустоты, и тот обиженно запульсировал холодом.
— Это что? — спросила она с гримасой на лице.
— Договор со смертью. — Тягучий, словно сок корри, голос у самого уха. Остановившийся оранжевый взгляд, встретивший, стоило немного повернуть голову. Пальцы изящнее, чем у Алисы, и при этом смертоносные — сжимают его плечо.
Словно Вик отбирал экипаж по отсутствию боязни нашивки.
— Столько пафоса, хогли меня дери. Это пить? — Краем глаза Виконт увидел, как Шофт, наклонившись, распахнула рот и заглотила коктейль целиком. Джин последовал её примеру.
Можно было сосредоточиться на Ро.
— Ты готова?
— Шепчутся, Урррх вышел на охоту вместе с одноглазыми. — Она повернулась к Джину и приподняла бровь. — Шепчутся, его впервые облапошил никому не известный шулер.
— Известный шулер — это нонсенс, — фыркнула Алиса, соскакивая со стула. — Ты кто?
— Ро. — Прядь, изящно обрамлявшая лицо, свилась в желтую змейку и зашипела на нейро, которая собиралась что-то сказать. — Пираты не проблема, я так понимаю.
Крон усмехнулся и ответил за Виконта:
— Ни для кого из присутствующих.
Посетители Таверны и правда не казались встревоженными. Неуклюжий официант ходил от столика к столику, объясняя ситуацию. Некоторые после этого спокойно вставали и выходили из зала, но большинство оставались на месте, зная, что Порт неприкосновенен.
— Следующая порция выпивки за наш счёт, — выкрикнула Алиса, широко улыбаясь. — Мы сваливаем.
— А мы понятия не имеем, с кем вы, детка, — подмигнул ей подошедший к стойке мужчина.
Его рыжие волосы топорщились во все стороны так же, как и усы. Кустистые брови были собраны в крохотные хвостики цветными резинками. Выглядело нелепо, но смеяться над ним мало кто рискнул бы. Положив на плечо нейро мускулистую руку, он игриво прижал её к боку. При желании он с такой же лёгкостью мог бы переломить её позвоночник, в этом Виконт был уверен.
— Это Алекс, — представил его Крон.
— Я твой поклонник во втором поколении, так что можешь не представляться. На тебя мой дед работал, так что я под сказки про бездушных засыпал.
— Алексей? — уточнил Виконт и улыбнулся, когда рыжий кивнул. — Могу представить, какие там были сказочки.
— Страшные, но мне нравилось. Особенно про пауков.
— Ты в паучьей системе был? — Глаза Алисы округлились. Джин тоже казался впечатлённым, зато выражение лица Ро как было каменным, так и осталось. Она словно не слушала их, дожидаясь, когда пустые разговоры закончатся.
— Мы часто с ними имеем дело, ничего необычного.
— Ничего необычного? — громыхнул Алекс. — А их капсулы? А щупальца? А ядовитые слова?
— Это в каждой энциклопедии есть, а Алексей любитель преувеличивать. Но пилот он замечательный.
— И Алекс весь в него, — сказал Крон.
— Но я сейчас занят, так что не судьба нам прокатиться. — Он наконец выпустил Алису и схватил протянутое Кроном пиво, после чего указал бокалом на столик, за которым осталась его спутница. Та неотрывно смотрела на Виконта, даже не мигая, словно боялась что-то упустить. — Вот Магда не отказалась бы к тебе на борт пробраться.
— В качестве кого?
— Навигатора.
Вик бросил вопросительный взгляд на Крона, но тот пожал плечами.
— Она хороша, — с напором сказал Алекс, посерьёзнев. — Мы пару месяцев вместе работали на станции. Странная, нелюдимая, слова не вытащишь, но навигатор отличный.
— Я в этот раз аскет, обхожусь необходимым минимумом, — наконец проговорил Виконт. Что-то в Магде тревожило, будь его воля — он взял бы её на борт только чтобы разобраться с этим ощущением, но не на старте задания.
— Виконт, — подала голос Ро. Привычное имя на её языке звучало иначе, словно раньше его ещё никто не произносил. Алекс, до этого не обращавший на полиморфа внимания, смотрел на неё во все глаза, завороженный. Горгона обездвиживала добычу даже когда это было излишним, по канону. — Какой ангар?
— Шестнадцатый.
Перегнувшись через стойку, она быстро обняла Крона, прежде чем вновь раствориться в дымных тенях Таверны. Алекс мотнул головой, приходя в себя, и с восхищением уставился ей вслед.
— Хороша, — протянул он. Допил пиво, не глядя отставил бокал и вернулся за свой стол.
Магда никак не отреагировала на это, продолжая сверлить Виконта взглядом.
— Мы за вещами. — Алиса последовала примеру Ро и чмокнула Крона, оставляя на его щеке ядовито-зелёный след. — Спасибо.
Усмехаясь, он пожал руку Джину и взъерошил безумие на голове нейро свободной ладонью.
— Не терпелось от вас избавиться.
— Я привезу тебе в подарок что-нибудь эдакое. — Схватив мужа за рукав, она потащила его к выходу, по пути оглядываясь и маша посетителям. По Таверне волной пронёсся гул прощальных слов.
Хлопнув ладонью по стойке, Виконт повернулся к Крону.
— В этот раз быстро управился, — сказал тот, подавая ему руку.
Бездушный крепко пожал её.
— Благодаря тебе.
— Везение, друг мой, штука капризная и никому не подвластная. Даже мне. Её и благодари.
Вик кивнул и замялся на мгновение. Ему хотелось рассказать Крону о своей цели, послушать, что тот скажет; прежде он сделал бы это, не задумываясь.
Не теперь.
Развернувшись, он быстрым шагом вышел из Таверны.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-15230-7
Категория: Свободное творчество | Добавил: Aelitka (20.12.2017)
Просмотров: 151 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 orchids_soul   (27.12.2017 12:17)
Другое дело... другое тело biggrin
Ве-ли-ко-ле-п-но! Благодарю за главу!

+1
1 terica   (21.12.2017 17:19)
Побочный эффект восстановления - это острое сексуальное желание..., совсем неважно кем удовлетворяемое, в этот раз эта была "полиморф - змея с выпуклой ледяной меткой телохранителей Зиро на шее — да её словно специально вылепили по его требованиям, обожгли в деле, пока он занимался ликкоями, и теперь представили на суд столь специфическим образом", которая мечтает быть завербованной в его экипаж..., конечно, Вик ее взял, а кем она была до превращения в полиморф?
Нейротехники, телом которых становится корабль..., которые помогает пилоту слиться с кораблем..., удивительно. Алиса - нейро:"тончайшая металлическая паутина проводов выбиралась из висков, спускалась по щекам, обвивала шею, расползалась трещинками по плечам и рукам и исчезала в кончиках пальцев".
Джек Шофт - техник, муж и...немой?
Так, экипаж укомплектован, контракт закреплен коктейлем. Магду- навигатора, не взял?
Большое спасибо за продолжение - безумно интересно.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]