Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1668]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2516]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [21]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4755]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2389]
Все люди [15071]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14252]
Альтернатива [8973]
СЛЭШ и НЦ [8839]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4345]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (10.18-11.18)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Отблеск судьбы
1840 год. Англия. Леди Элис Брендон - молодая вдова, возвратившаяся в свет после окончания траура. Она намерена воспользоваться сполна свободой, молодостью, красотой, богатством и положением в обществе. Однако коварная судьба уже зажгла костер, отблески которого не позволят сбыться планам, уведя события по совсем иному пути...

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Лабиринт зеркал
У Беллы безрадостное прошлое, от которого она хотела бы сбежать. Но какой путь выбрать? Путь красивой лжи или болезненной правды? И что скрывают руины старого замка?

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Это не выбор... это судьба
Он думал, вечность скучна, но получив после перевоплощения необычный дар, перемещаться во времени, Эдвард и не подозревал, что судьба решила вовлечь его в свои собственные игры.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

The Flower Girl | Цветочница
В качестве флориста Изабелла принимает участие во многих значительных событиях, общаясь с людьми в самые лучшие и самые тяжёлые моменты их жизни. Она сохраняет часть своей натуры эмоционально защищённой – пока в город не приезжают врач-педиатр Эдвард Каллен и его «вторая половинка». Вскоре Изабелла понимает, что, продолжая выполнять свою работу, будет причинять душевную боль себе самой...

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6698
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Конкурсные работы

Багровый закат

2019-2-19
23
0
Багровый закат


Категория: Авторские

Автор: -
Бета: -
Жанр: альтернатива, ангст
Рейтинг: R
Пейринг: Джейкоб / Леа
Саммари: Ты хочешь быть счастливым или живым?




- Я вижу только два пути, Джейк, и оба не будут просты. Тебе придется решить, чего ты сильнее хочешь: быть счастливым или живым?

- Какой-то корявый выбор, ты не находишь, Сью? – морщусь я. – Будто его вовсе нет.

Сью пожимает плечами: она не навязывала свои услуги, я сам захотел, чтобы она погадала мне. Потомственная шаманка, Сью знает свое дело, а мне остается лишь принять это или сделать вид, будто ничего не было, но результат от этого не изменится.

Я смотрю на карточку-приглашение в своих руках и мое сердце начинает от ярости биться в три раза быстрее: «Эдвард Каллен и Белла Свон приглашают на свадьбу…» Чертов кровосос забрал у меня все! Я больше не могу и не хочу видеть их вместе; слепо верить, что я могу спасти Беллу от смерти и заставлю полюбить меня, теперь не получится. Ее судьба написана на бело-золотой картонке тошнотворно-идеальным почерком Каллена, и мне остается принять последнее решение: остаться и смотреть, как кровопийца забирает жизнь моей любимой, или послать все к чертям и сбежать отсюда на край света. Выбор кажется очевидно простым… Но я пришел сюда за ответами.

- Что конкретно ты видишь в этих картинках, Сью? – наклоняюсь я к разложенным на столе старым картам с изображением луны над кладбищем, улыбающегося танцора возле костра, белого орлиного пера и прочей гадальной лабуды, в которой я ничегошеньки не смыслю. – Я могу быть счастливым с Беллой, но из-за этого вскоре умру?

- Нет, Джейк, - в добрых глазах Сью отражается жалость, и я ненавижу самого себя за то, что цепляюсь, как последний дурак, за любую соломинку. – Белла потеряна для тебя, с этим все ясно. – Гадалка указывает на черного ворона рядом с мертвой девой. – Ее смерть неизбежна, останешься ты или нет. Ее судьба прочно связана с темной луной, она либо погибнет, либо станет нашим исконным врагом. Другое дело ты, - женщина указывает на кинжал, лежащий на ритуальном камне, а затем на реки крови, бегущие с огненной горы, - беды ждут тебя и всех нас. Могущественная сила надвигается, и исход сражения не зависит от того, чью сторону ты выберешь. Одно вижу точно: на этом пути тебя ждет много страданий.

- А это что такое? – указываю я на карту, показывающую рассвет. Рядом с ней карта с сердцем, закованным металлическими цепями.

- Твоя награда. Если вытерпишь испытания и выживешь, в конце пути тебя ожидает любовь.

- Но не с Беллой, - мои губы кривятся от злости, не могу и не хочу представлять рядом кого-то другого, это кажется невозможным сейчас, когда в сердце осколком сидит только Белла и оно разрывается от обиды и боли.

Сью поучительно стучит длинными ногтями по картинке с цепями.

- Ты знаешь, что значит эта карта для волков.

- Что?! Нет! – возмущенно кричу я и вскакиваю на ноги. Стул с грохотом отъезжает к стене и превращается в щепки. Я ненавижу эту часть волчьей жизни. Ненавижу саму мысль о предопределенности любви. Сначала Сэм, потом Джаред и Квил, и даже самый неуступчивый и свободолюбивый из нас – Пол. – Запечатление?! Ты говоришь мне о запечатлении, Сью, серьезно?! И это моя «награда»?!

- Что ты имеешь против? – удивляется гадалка, словно это дар небесный, а не сущее наказание, лишающее какого-либо выбора.

- Никто из тех, кто подвергся этому, больше себе не принадлежит! – ору я, теряя контроль. Сью не виновата, просто я зол на судьбу – куда не поверни, везде клин, и даже «награда» выглядит до оторопи сомнительно. – Я не хочу этого. Влюбиться в того, кого ты… в первый раз видишь или совсем не знаешь, просто потому, что так диктуют твои гены – разве же это благо?!

Сью смотрит на меня непонимающе. Делая глубокие вдохи, я стараюсь прийти в себя. С отвращением бросаю приглашение на свадьбу в темный угол – не собираюсь быть гостем на этом пиру смерти и свидетелем того, как моя любимая добровольно губит себя.

- Так и что же дальше говорят твои картинки – Белла умрет? Я умру? Мы все умрем?

- Вероятность этого очень высока, - Сью наклоняется и пристально всматривается в карту с изображением рек крови. – Битва грядет, и многие отдадут в ней свои жизни, если она состоится. Твое существование в большой опасности, Джейк – ты знаешь, запечатлённый оборотень никогда не думает о себе и защищает объект своей страсти до последнего вздоха.

Мне это не нравится. Умереть ради того, кого вчера ты, возможно, даже не знал, а сегодня связан с ним нерушимыми волчьими узами – разве о такой «героической» кончине я мечтал? Отвернуться от Беллы, если ей грозит смертельная опасность, и броситься спасать другую девчонку, просто потому что гены твердят об этом, лишая осознанного выбора – разве это сделает меня в итоге счастливым?!

- И что на обратной стороне? Если я выберу другой путь?

Сью кивает и выталкивает ко мне карту с ночным заснеженным лесом, над которым блестит круглая белая луна.

- Одиночество и тишина, - гадалка улыбается. – Может быть, это покой, которого ты так ищешь, Джейк. Ты останешься в стороне, Белла умрет или изменится, и потом, когда она и Каллены уедут из города, ты вернешься домой.

- А как же битва? Я не могу оставить вас одних, если что-то плохое намечается.

- Может быть, битвы тогда не будет. А если она все-таки возникнет, Сэм тебе сообщит – вы же будете поддерживать связь, - и ты сможешь выбрать, продолжать прятаться или вернуться. Ты же уже и так все решил, Джейк, - поднимает Сью глаза и смотрит на меня долгим взглядом, лезущим прямо под кожу. – Ты сбежал отсюда, был уже на границе с Канадой – Сэм сказал. Зачем же ты вернулся?

- Хотел убедиться в том, что я прав, - киваю я на заваленный картами стол, и горькое чувство обиды, потери и разочарования привычно расползается по груди.

- Ты хотел, чтобы я сказала, как вернуть Беллу, - проницательно возражает Сью, с осуждением покачивая головой, и во мне вскипает дремлющий гнев. Я хочу крушить стены, ломать шкафы и стулья, сравнять с землей всю деревню от чувства несправедливости судьбы.

Но дом не мой, я тут не хозяин, чтобы уничтожать вещи. И Сью не виновата, что я упорно не желаю признать поражение в борьбе с пиявкой за сердце Беллы. Сью сделала все, что могла – дала мне причину поступить мудро, не совершить очередной глупой ошибки. Уйти, чтобы больше не причинять боли ни себе, ни Белле, ни отцу, который вынужден видеть мои бесконечные муки. Уйти, и может быть спасти всех, предотвратить нарисованные на картинке реки крови, которые благодаря моему присутствию – неизбежны.

- Просто не возвращайся, Джейк, - тихо говорит Сью, наклоняясь вперед, словно пытается внушить мне правильное решение. – Дай душе отдых, а телу покой. Дождись, пока все само утихнет!

- Яснее некуда, - киваю я, вымученно выдавливаю благодарную улыбку, с тоской в последний раз смотрю на белеющее в темном углу ненавистное свадебное приглашение и закрываю за собой дверь.

Лес – это место, в котором я давно чувствую себя как дома. Трава и листья – это мягкая и теплая постель, чистый хвойный воздух – лечебный бальзам, освобождающий затрудненное дыхание, а мелкая свежая дичь – не самая плохая замена стряпне Билли. Лес – это место, в котором меня окружает благотворная тишина.

Я бегу так далеко, как это возможно, проверяя границы телепатических способностей волков. Оказывается, их не существует, но мне все равно легче понимать, что между мной и проблемами пролегло больше тысячи миль…

Неделями я скитаюсь как дикий зверь, совсем не превращаясь в человека. Я забываю вкус нормальной домашней еды и порвал единственные шорты во время перевоплощения. Но вот от чего никак не могу избавиться, так это от нянек: где бы я ни находился и как далеко ни устремлялся мыслями от родного дома, кто-нибудь из волков обязательно присматривает за мной и внимательно слушает мои душераздирающие размышления.

Было бы классно остаться совсем одному, и я бы мог этого добиться, выбрав обличье человека. Но я не нахожу в себе сил разорвать последнюю тонкую связь с Беллой. Что я ни делаю, смотрю на красный закат или охочусь на прытких зайцев в густых кустарниках, я ловлю каждую мимолетную мысль стаи, если она касается Беллы Свон.

«Как дела у Джейкоба?» - спрашивает она у Билли, бесконечно названивая в мой дом и тревожа отца, как будто между нами не произошло ничего такого, что можно считать окончательным разрывом. Билли передает новости Сету, а Сет невольно перебрасывает их мне. Я радуюсь и раздражаюсь одновременно: хочу знать о ней все, но не понимаю, почему она не может оставить меня в покое. Каждый ее новый звонок заставляет меня надеяться, что она может передумать. Каждый ее наполненный беспокойством вопрос почти кидает меня сорваться с места и вернуться, вновь попытать счастья в неравной борьбе с вонючим кровососом и, может быть, на этот раз победить.

Мои мечты рушатся в день свадьбы, на которую приглашены Билли и Сет. Мои надежды разбиваются о безысходную реальность, когда стая, практически в полном составе приглядывающая за Сетом и Билли издалека, бродящая по лесу вокруг дома Калленов и слышащая каждую произнесенную Беллой клятву у алтаря, невольно передает свои мысли мне. «Она вроде бы счастлива», - заключает Квил. «Каллены не угроза людям», - слишком спокойно отмечает Сэм, будто уже примирился с присутствием паразитов рядом с нашей деревней, с тем, что они собираются превратить в кровососку человека.

- Мы должны убить их, пока они не нарушили договор! – рычу я на круглую белую луну, как будто она виновата во всех моих бедах. – Как вы не понимаете?! Нельзя позволить им увезти ее, когда она вернется, то уже не будет прежней!

- Разве ты не хочешь Белле счастья? – вопрошает Леа, и я чувствую ее глубочайшую печаль, резонирующую с моей. С той же болью, что я думаю о Белле, она смотрит на Сэма и понимает, что он больше ей не принадлежит. – Это ведь даже не запечатление, Джейк. Это ее сознательный выбор.

- Замолчи! – мой чудовищный рык оглашает замерший в испуге темный лес, а лапы сами несут меня обратно в город детства. Что я собираюсь сделать, сам не знаю. Убить Эдварда или проглотить обиду и поздравить Беллу с ее самым счастливым днем?

- Не надо, Джейк, - просит Леа не делать глупостей.

- Брось, это ни к чему хорошему не приведет, - хором умоляют Эмбри, Джаред и Квил.

- Успокойся, - звучит ледяной приказ Сэма, и мои лапы при беге непроизвольно начинают дрожать.

Ненавижу это. Ненавижу их всех. Ненавижу Калленов. Ненавижу волчью судьбу и чертово подчинение альфе. Ненавижу себя. Сейчас я готов возненавидеть даже Беллу, и от этого у меня кончается дыхание.

Резко торможу и прямо в полете трансформируюсь в человека, пропахивая руками и животом стылую августовскую землю вместе с гниющими листьями. О боги, как хорошо в тишине просто лежать, обессиленным, свободным, отрезанным от безумия, частью которого я больше быть не хочу. Безумия, в котором хорошая девушка, которую ты так сильно и безответно любишь, добровольно превращается в монстра, а братья готовы простить пиявкам это зло!

До глубокой ночи я мечусь между противоречивыми желаниями вернуться и оторвать главному виновнику моего горя голову и в последний раз увидеть Беллу человеком. Посмотреть в ее улыбчивые карие глаза, убедиться, что обе ее ноги левые и украсть хотя бы ненадолго у хитрожопого кровопийцы. Слово Сью останавливает меня. Если есть хотя бы маленький шанс остановить предсказанные реки крови, я должен сделать это. «Просто не возвращайся, - просила она. – Дождись, пока все само утихнет».

Лес – это место, где твоя душа рано или поздно находит покой, даже если сердце не на месте, а лапы сами несут туда, где больше нет твоей возлюбленной. Лес – это почти мой родной дом.

Я больше не хочу слышать мысли стаи, поэтому учусь охотиться, как человек. Неудачи преследуют меня – ноги не так быстры, шаги не так тихи, как следует. Приходится вспомнить навыки предков и с помощью заостренной палки ловить форель, но рыба в меню не вдохновляет меня так, как свежее мясо. Несколько раз за кажущиеся вечностью недели голод заставляет меня обернуться, чтобы все-таки поймать нормальную дичь, но после я стремлюсь к человеческому облику как можно скорее. Мне везет: за месяц я ни разу не наталкиваюсь на мысли стаи, как будто все они исчезли. Единожды я слышу странный, неестественно далекий призыв Сэма, но спешу избежать общения и снова трансформируюсь в человека.

Я начинаю неосознанно переживать за своих братьев по крови, когда на землю ложится первый снег. Зима на севере Канады приходят рано, и уже в октябре белое покрывало окутывает землю и деревья, первый тонкий лед сковывает берега рек и озер. Возможно, мне уже стоит подумать о возвращении домой. Если пиявки сразу после свадьбы превратили Беллу в вампира, сейчас они должны уже уехать за тридевять земель.

В один из вечеров мой чуткий волчий слух улавливает топот мягких лап. Я сижу на высоком берегу, свесив одну ногу с песчаного обрыва и глядя на медленно движущиеся темные воды реки. Серая волчица выходит из подлеска, останавливается и долгим взглядом смотрит на меня, а потом нетерпеливо переступает передними лапами.

И не подумаю. Что бы ни задумала Леа, я не собираюсь перевоплощаться, потому что сразу мне станут доступны все те новости, которые я знать не хочу. Пора бы уже пережить и смириться, но мне все еще больно представлять Беллу с белой кожей и красными глазами, счастливо улыбающуюся своему убийце.

- Какого черта, Джейк, - пронзительный голос Леа режет слух, но я не оборачиваюсь. Захочет – сама подойдет. – Ни стыда у тебя, ни совести.

- Где твоя одежда? – шарахаюсь в сторону я, когда вредная девчонка плюхается рядом со мной на утес; на ней нет ни лоскутка ткани. В мыслях я частенько видел Леа голой – никуда не деться от этого при волчьей телепатии, - но чтобы сидеть рядом и болтать как ни в чем не бывало, пялясь на ее обнаженную грудь – такого мы обычно старались избегать.

К слову, я и сам не прикрыт даже фиговым листком, но за месяцы одиночества привык к существованию дикаря.

- Черт ее знает, наверное, потеряла, пока бежала сюда.

- Уходи, - низко рычу я, не нуждаясь в очередной няньке, тем более такой неприятно навязчивой. Я знаю, какой бесячей бывает Леа, и сомневаюсь, что это изменилось за четыре минувших месяца.

- Ты долго не выходил на связь.

- Сэм послал тебя? – скалюсь я.

- Мама волнуется, - поправляет Леа мягким голосом. – Это же она отправила тебя сюда и велела не возвращаться. Но теперь все позади, Джейк, - я с удивлением чувствую теплую ладонь на своем напряженном плече. – Ты можешь вернуться. Отец по тебе очень соскучился. Да и мы все ждем тебя.

Я горько смотрю на кроваво-красный закат и с клацаньем стискиваю зубы.

- Она мертва? – цежу я с какой-то жалкой ненавистью, сердце внутри груди готовится сломаться от удара.

Рука исчезает. Теперь ничто не отделяет меня от падения в бездну.

- Мертва или обращена, но разве это имеет значение? Они все уехали. Племя вздохнуло с облегчением, и тебе следует.

Я рывком поднимаюсь на ноги и отворачиваюсь спиной, чтобы скрыть боль. Кулаки сжимаются с дьявольской силой, давно не стриженные ногти до крови протыкают кожу.

- Рассказывай все, - хрипло прошу я.

С растущим гневом я слушаю историю, в которой не осталось для меня никакой надежды. Слухи о «болезни» Беллы докатились до Чарли примерно через три недели после свадьбы. В Форкс она не возвращалась, задерживалась на каких-то там якобы островах. Но поначалу хотя бы регулярно звонила.

Я бешено зарычал, когда Леа дошла до момента с «крушением» частного самолета во время перелета через Атлантику, в котором погибли молодожены. Ловкая и хитроумная ложь! Интересно, в их фарсе фигурировал погибший пилот или Эдвард лично вел самолет, этот фокус вообще возможно провернуть законно?!

Разумеется, от тел остались рожки да ножки, так что хоронить шерифу пришлось пустой гроб. Меня окатила печаль, что я не смог присутствовать на похоронах и поддержать Чарли, хотя, наверное, это было к лучшему – увидев Карлайла и остальных, «скорбящих» о сыне, уверен, я совершил бы что-нибудь этакое, о чем впоследствии пожалел.

- А потом они уехали, Джейк, - заканчивает Леа свой рассказ. – Сели на свои дорогие тачки и умотали в неизвестном направлении, а дом даже выставили на продажу. Сэм и главарь вампирского клана встречались где-то на нейтральной территории, чтобы обговорить возможность беспроблемного отъезда. Сэм уверяет, что чуял на одежде кровососа новый сладковатый запах, и Карлайл подтвердил, что с Беллой все прошло по плану. Так что, если тебя это утешит, то Белла жива…

Я не дослушиваю – не могу. Взвыв от нестерпимой боли, я бросаюсь на юг. Хруст костей и дрожание мышц предшествуют трансформации, лапы касаются земли. Ярость заполняет собой весь мой неустойчивый мир, и он рушится, погребая под осколками все – мои мечты, мои жалкие надежды и даже человеческую сущность. Ярость – это все, что я теперь из себя представляю, я больше не контролирую ни разум, ни тело. Все мое естество стремится к одной-единственной цели – найти Каллена и убить. Разорвать зубами на мелкие, отвратительно воняющие кусочки и спалить дотла в голодном беснующемся огне, чтобы даже пепла этой гадины не осталось!

Я настолько взбешен, что по-прежнему не улавливаю мыслей стаи. Я кричу им, что они обязаны пойти со мной – нарушен же договор! – но меня окружает пустой лес и плотная, непроницаемая тишина в эфире. Даже Леа, стремительно несущаяся рядом со мной, упорно молчит.

Легкая, физически более слабая, но зато быстрая волчица бросается мне наперерез и сбивает с ног. Мы кубарем катимся вниз по склону, взметая в воздух подтаявший снег и вырванную с корнем жухлую траву. Лея громко визжит, когда мои клыки вонзаются в ее серую шкуру, и мне приходится приложить громадное усилие, чтобы не убить идиотку. Я вынужден трансформироваться, чтобы она услышала меня и оставила же, наконец, в покое!

- Дура набитая, какого черта ты лезешь на рожон, я едва не убил тебя! – ору я до хрипоты, нависая над жалко жмущейся к камню девушкой. Леа дрожит и держится за окровавленное плечо, такое маленькое и худенькое, что меня невольно пронзает горячий стыд. Но ее взгляд, брошенный исподлобья на меня, отнюдь не испуганный.

- Ты что удумал, Джейк? – строго выговаривает она мне, как сердитая мать провинившемуся неразумному ребенку. Как она может выглядеть хрупкой и одновременно настолько властной, так что от ее суровости хочется забиться в угол и, не останавливаясь, извиняться? – Собираешься натворить бед? Хочешь найти ее, я права? Устроить драку и глупо сдохнуть? Забудь о ней, Джейк! Все кончено, она уехала!

Я опускаюсь на колени и молча смотрю, во мне борются гнев и смятение. Ярость иссякает, как дымок затушенной свечи, на первый план выходит ужасная рваная рана на маленьком плече девушки, которую по недоразумению нанес я. В каком бы безумии я ни находился от новостей, это не оправдывает нападения.

- Позволь мне, - загребаю пригоршню снега и аккуратно прикладываю к плечу, смывая кровь. Леа шипит от боли, но не сопротивляется. Вместе мы смотрим, как вверх поднимается пар, в вниз по коже бежит розовая вода. Края раны почти стянулись, им нужно всего лишь немного помочь, и я, виновато и робко поглядывая, ладонями прижимаю их друг к другу, ускоряя регенерацию. – Прости меня…

- Очнулся? – Леа все еще не в духе, ее голос звучит сердито, и я обессилено опускаюсь на талый снег. Океан боли разверзается внутри меня, и я тону в нем, как уставшая от борьбы жертва кораблекрушения в гигантских волнах.

- Нам нужно найти их, как ты не понимаешь, - шепчу я, проталкивая в желудок какой-то горько-соленый колючий ком, намертво застрявший в горле. – Где Сэм, где стая? Почему они больше не слышат меня? Леа… я должен убить его, должен! Он забрал ее с собой, сделал из нее монстра! Белла мертва, я больше никогда не увижу ее… черт возьми, почему я чувствую себя от этого так, будто остался один в целом мире?!

Я издаю какой-то странный неестественный звук, и Леа отчего-то сильно меняется в лице. Она привстает и зачем-то тянет ко мне руки, и вдруг моя голова оказывается на ее плече, и я плачу, как маленький жалкий щенок на руках у матери. Обнимаю хрупкое женское тело, кажущееся сейчас самым сильным на свете, способным излечить чужую боль, и рыдаю, теряясь в лабиринте разрывающих душу противоречий.

- Ее больше нет, - жалобно бормочу я, не желая верить в то, что это все-таки случилось. – Он должен быть наказан за это…

- Да, да, - вторит мне женский шепот с жалостью, от которого становится еще тоскливее на душе. – Все будет хорошо, Джейк.

Вместе со слезами постепенно уходит боль. Страдание сменяется пустотой, пустота – каким-то странным, абсолютным спокойствием и, наконец, полным освобождением. Беллы больше нет, но рек крови тоже нет – все закончилось. Мне пора оставить горечь позади и двигаться вперед.

Мы сидим возле молодой елки на высоком берегу и молча смотрим, как красноватое солнце медленно садится в перину из розовых облаков, скрывается за невысоким холмом, покрытым сверкающим снегом. Метрах в пятнадцати мимо бегут темные воды безымянной реки, закручивая спирали водоворотов.

В какой-то момент Леа встает и движется вниз по склону, по-женски плавно покачивая бедрами. Отрешенным взглядом я слежу за ней: зайдя по колено в воду, она начинает смывать засохшую кровь. Мои руки тоже перепачканы, пальцы неприятно липнут друг к другу, к тому же Леа нужна моя помощь – до лопатки ее рука не достает.

Вода студеная и холодит ноги, но волки легко адаптируются к любой температуре и никогда не мерзнут, так что через пару секунд я уже не чувствую дискомфорта.

- Спасибо, - благодарит Леа и стоит смирно, пока я ополаскиваю ее спину, проводя по худенькому плечу своими пальцами, кажущимися непропорционально огромными на фоне стройной женской фигуры. Оливковая кожа удивительно гладкая и красиво блестит от воды, и я ловлю себя на мысли, что мне нравится заботиться о ком-то, чувствовать себя нужным, быть рядом с кем-то мужчиной. И это несмотря на то, что пятнадцать минут назад я рыдал, как ребенок, на этом «материнском» плече.

Странное желание растянуть мгновение застаёт меня врасплох. Я уже испытывал раньше влечение, но оно всегда было прочно скреплено запретом, и я не умею давать ему ход. К тому же, это ведь Леа - вредная заноза в заднице каждого из нас с тех пор, как стала частью стаи, я не могу испытывать влечение к ней.

Моя рука замирает на влажном плече, источая пар, и я чувствую себя болваном, не понимая, что со мной творится. Леа поворачивает голову и ее карие глаза наполняются удивлением, когда до нее доходит, что со мной что-то не так.

- Джейк?.. - растерянно зовёт меня она, и я, тряхнув головой, чтобы избавиться от необъяснимого наваждения, быстро отворачиваюсь, скрывая конфуз.

- Прости, что ранил тебя, - неловко бормочу я, полоская в воде давно уже чистые руки.

- Все в порядке, Джейк, - голос Леа почему-то дрожит, а ее ладонь зачем-то касается моей спины. - Посмотри на меня. Все в порядке.

Нет, не в порядке. Я гляжу на девчонку вполоборота, а ее ладонь перемещается на мою грудь, усиливая смущающий эффект. По моему телу проносится странная тягучая волна, пробуждая то ли волчьи, то ли чисто мужские инстинкты.

- Это нужно нам обоим, - шепчет Леа, и я осознаю, что она в буквальном смысле видит доказательство моих скрытых желаний.

- Чего? - потерянно переспрашиваю я, вряд ли догоняя женскую логику. – Чушь!

Она хмурится. Сердится оттого, что я слишком туго соображаю, и требует внимания, ладонью разворачивая к себе мое лицо.

- Джейк, - строго объясняет она, найдя мои глаза, тщетно пытающиеся избежать вызывающего стыд контакта, - ты только что потерял свою любимую, кажешься себе жалким – я права? - а хочешь чувствовать себя настоящим мужчиной. Это абсолютно нормально! Я больше, чем кто-либо, тебя понимаю.

Она смотрит со значением, и я думаю о Сэме, мысли которого она постоянно вынуждена читать, а которых он беззаветно и навсегда любит другую. В которой нет больше места Леа и ее чувствам, но она даже не может скрыть от Сэма свою непреходящую боль.

- Да, - зачем-то соглашаюсь я.

- Мне тоже хочется снова почувствовать себя просто женщиной, а не волчицей, нахально вторгшейся в мужскую стаю, к тому же стервой. Все сторонятся и ненавидят меня, но разве это моя вина, что я стала такой?

- Никто тебя не ненавидит, - спорю я с мрачным выражением лица. Леа - красивая девушка, если забыть обо всех женских капризах и причудах, свидетелями которых нам невольно пришлось стать.

Но сейчас я не слышу ее мыслей и мне кажется, она очень искренна. Леа просто хочет, чтобы ее тоже любили. Как и я. Как и любой из людей.

- Сейчас нет, - говорит она, тепло оглядываясь вокруг. - Здесь никого нет. Это место словно дышит спокойствием – я понимаю, почему ты его выбрал.

Тишина и удаленность от стаи благотворно воздействует не только на меня. Теперь я знаю, почему Леа не кажется мне больше стервой и почему я так отчаянно потянулся к ней – здесь, вдали от Сэма и волчьей телепатии, она другая. Сильная, с закаленным характером, но и с большим сердцем, отзывчивая и заботливая девушка, как многие девчонки в резервации, воспитанные в традициях наших предков. Если бы не ее неожиданное превращение в волчицу, не предательство Сэма и не разрушенные надежды на будущее, она была бы прежней – той, какой мы ее когда-то знали, обычной веселой и открытой Леа, с которой хотелось дружить.

- Где-то в этом мире для тебя обязательно найдется еще один Сэм, - обещаю я, аккуратно костяшками пальцев касаясь округлой щеки с сурово обозначенными скулами – неизбежным следствием перенесенных душевных потрясений.

- Как и для тебя – еще одна Белла, - Леа кладет обе руки на мою грудь и улыбается – я и забыл, какие у нее симпатичные ямочки образуются на щеках.

- Леа, я… - оправдываюсь за свою реакцию, когда ее маленькое тело приближается к моему, вызывая странное стремление положить руки на тонкую талию и прижать нас теснее друг к другу.

- Просто заткнись, - приказывает она и, поднявшись на цыпочки, тянется к моим губам.

Мне не перед кем держать ответ за предательство своего сердца – Беллы больше нет. Мне незачем отказываться от неожиданного предложения, тем более я и сам по необъяснимой причине хочу этого. Сомнительно, что я смог бы когда-нибудь быть счастливым, если б остался в Форксе, но теперь ясно, что я способен двигаться дальше. Я выбираю быть живым.

Багровый закат тускнеет, медленно погружая лес в надвигающиеся с запада сумерки, на противоположной стороне неба постепенно восходит тусклая луна. Здесь, в канадских диких лесах, на покрытом тонким слоем снега берегу безымянной реки, я учусь сложному искусству любви. Отбросив стеснение и присущую первому разу неуклюжесть, становлюсь мужчиной.

С Леа, рядом с которой мне не нужно изображать из себя героя, готового на все, я могу быть собой. Между нами нет чувств – потому нет и страха сделать что-то неправильное. С Леа все дается легко – она играючи ведет меня за собой, смеется в нужных моментах, чтобы разрядить неловкость, или отдается без остатка, заставляя и меня забыть о том, кто мы есть.

Мне еще никогда не было так хорошо. В душе поселяется тотальный покой, а сердце больше не пытается выпрыгнуть из грудной клетки, сломав ребра. Сидя на естественной подстилке из измятых страстью листьев, мы смотрим на багровую полоску уходящего дня – последнего источника света на линии горизонта, оставшегося от заката. Голова Леа покоится на моей груди, колкие, остриженные до плеч волосы щекочут кожу. Правой рукой я обнимаю женские плечи, слушая горячее дыхание.

- Есть хочется, - жалуется Леа рассеянно, и я улыбаюсь непринужденно и легко, что давным-давно разучился делать.

- Я научу тебя ловить дичь, - поднимаюсь я и приглашаю волчицу в лес.

- Ненавижу сырое мясо, - Леа морщит нос, но трансформируется вслед за мной.

Мы бежим, ища свежие следы какого-нибудь дикого животного. В глубине леса уже черным-черно, а еще меня окружает привычная девственная тишина, нарушаемая только редкими вскриками ночных птиц и копошением полевых мышей в листьях.

Труся рядом со мной, Леа фыркает и раздраженно трясет серой головой, словно ей в нос залетела пчела. И, наконец-то, прорвав неведомую защиту, в мой разум врываются ее мысли.

- Значит, это правда, - потрясенно восклицает она, нагнав меня и пристально разглядывая, как будто увидела впервые. Хаотические обрывки ее воспоминаний и догадок ошеломляют меня, но особенно – произнесенные ею слова. – Ты теперь сам себе альфа, ты и в самом деле отделился от стаи.

- Чего? – бормочу я, но где-то в глубине души давно уже знаю – она права.

- Вот почему ребята не слышали тебя, - рассуждает Леа, собирая мою разрозненную головоломку в правильное целое, - вот почему связь между вами прервалась. Сэм предположил, что ты ушел, но я не верила, думала, ты просто остаешься человеком. Кто-то из волков постоянно дежурил на границе – Сэм не допускал, чтобы эфир оставался без контроля. Но ты не появлялся, пока я не решилась сбегать и проведать тебя. Теперь-то мне все ясно.

Ее мысли наполнены невероятным облегчением, и я понимаю его причину.

- Тогда почему я слышу тебя?

- Ты знаешь, Джейк: я отдала бы что угодно, лишь бы избавиться от постоянного присутствия в моей голове Сэма и нахождения в его голове. То, что я чувствую сейчас –это опьяняющую свободу! Как только я решила уйти из стаи и присоединиться к тебе, я тоже перестала слышать их – и это так… хорошо.

- Стая из двух человек, - ухмыляюсь я, радуясь, что с моими друзьями все в порядке. И что моя голова теперь пуста, и что я никогда не услышу сочувствия по поводу своего разбитого сердца. Теперь жалость не станет моей неразрывной частью – она останется только на словах.

- То, что произошло у реки, - Леа подыскивает слова оправдания, беспокоясь, что я захочу прогнать ее, как это всегда делали все, - Джейк, это не встанет между нами, обещаю. Мы можем никогда об этом не вспоминать.

- Леа, - непритворно оскорбляюсь я, - по-твоему, я похож на парня, который может воспользоваться девушкой, а потом делать вид, будто ничего не было?

- Нет, - послушав мои мысли, удивленно соглашается она. – Но просто чтобы ты знал: ты не обязан брать на себя за это какую-то ответственность и уж тем более считать, будто теперь что-то мне должен…

- Я дал тебе повод думать, что делал сегодня что-то, чего не хотел?

- Но если не захочешь в дальнейшем – то все в порядке, - настаивает она.

- Похоже, ни одна из моих частей не имела и не имеет возражений насчет тебя, - мысленно улыбаюсь я, ища в своем разуме или теле протест, но даже сердце не спорит против того, чтобы я сблизился с Леа. Я чувствую себя вольным делать все, что захочу – это немного обескураживает, но в то же время и окрыляет. Кажется, теперь я свободен от всех, мнимых и настоящих, долгов. И общество серой волчицы мне более чем приятно, и даже хотелось бы повторить то, что мы делали вчера.

Леа надолго задумывается об этом – я слушаю ее мысли, параллельно нападая на след. Я веду свою волчицу за собой, показывая, как нужно охотиться, а потом учу ее получать удовольствие от вкуса сырого мяса, позволять инстинктам взять верх над разумом, чтобы непривычная пища стала приемлемой.

- Стая из двух человек, - рассеянно повторяет она, когда мы снова выходим к реке и выбираем ночлег у живописной скалы, покрытой изогнутыми соснами, цепляющимися за отвесный берег. – Мне нравится.

Густые розовые тучи на горизонте предвещают снегопад, но сейчас лес стоит недвижимо и безмолвно, даря нашим душам умиротворение, а природной стихии – передышку. Леа нужно это затишье так же, как было необходимо мне. Сью была права – время и расстояние лечат.

- Теперь можно и вернуться домой, - улыбаюсь я, за плечи притягивая девушку спиной в свои сильные объятия, позволяя надеяться, что отныне собираюсь оберегать ее не только как альфа, но и как мужчина, которым она меня сделала.

- А можем мы задержаться здесь еще на несколько дней? – расслабленно интересуется она, задумчиво глядя на закат и рассеянно поглаживая мое предплечье.

Я сжимаю объятия на хрупких плечах и, приникнув щекой к макушке, вдыхаю пряный запах волос:

- Отдыхай, - шепчу я, позволяя спокойствию заполнить уголки моей души. Быть живым не так уж и плохо. Чувствовать себя счастливым можно научиться и без волчьих примочек. Закрываю глаза: – Нам обоим это нужно.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38115-1
Категория: Конкурсные работы | Добавил: fanfictionkonkurs (11.02.2019)
Просмотров: 391 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 8
0
8 partridge   (17.02.2019 20:30)
Моя любимая неканоническая пара! Очень симпатизирую этим героям, очень хочу им счастья и всегда радуюсь, если автору удается убедительно соединить их.
В этой истории мне понравилось все. Я разделяю отношение Автора к запечатлению, я не «чувствую» каноническую пару Джейкоб/Ренесми, я считаю, что крепкие полноценные отношения возможны только между равными партнерами. Мне нравится такая Леа – не мегера и не нюня, а нормальная девушка с разбитым сердцем.
А еще мне понравилось, как Автор вплел в свою историю канон – в виде гадания, сделав его всего лишь одним из вариантов развития событий – не самым счастливым для Джейкоба.
Хочу поблагодарить Автора за свободу, которую он подарил моему любимому герою.
И пожелать удачи в конкурсе!

0
7 Marishelь   (16.02.2019 11:12)
Чудесная история! Я всегда верила в Джейкоба, в его любовь, честность и преданность. И всё это есть и в Вашей истории. Такие эмоции, такая рана... И его отношения с Леа - подарок судьбы им обоим. Правда, после слов Сью о битве и о том, что "запечатлённый оборотень никогда не думает о себе и защищает объект своей страсти до последнего вздоха" я предполагала, что запечатление снизойдёт на Джейка во время битвы с Вольтури, когда он бросился на вампира раньше Леа и получил травму. Но Ваш вариант мне тоже нравится)) Значит, тогда он защищал уже свою половинку)

+1
6 Gracie_Lou   (15.02.2019 21:15)
Согласна с предыдущими комментариями - рассказ чудесный. Точнее та его часть, которая посвящена чувствам Джейка к Белле. happy А вот концовка... sad Видимо всё в душе автора противилось неканону, и он давил её из себя как мог.

0
5 Котова   (14.02.2019 21:55)
Сильно, конечно, написано. Пронзительно. Родство двух душ, понимающих друг друга без слов, магия.
---------

Цитата Текст статьи ()
- Где-то в этом мире для тебя обязательно найдется еще один Сэм,


Цитата Текст статьи ()
- Как и для тебя – еще одна Белла, -


Очень горько от понимания того, что Белла и Сэм никогда не ответят взаимностью героям произведения, хотя и Джейк и Леа испытывают к ним глубокие чувства. И в то же время произведение не совсем уж беспросвестный ангст, а с лучиком надежды. smile

0
4 робокашка   (14.02.2019 10:06)
Ужжжасно приятно читать грамотный, плавный текст, как бальзам льётся на сердце smile
В кои-то веки я не то чтобы полюбила Джейкоба, но прониклась к нему. Здесь он не поверхностный и упёрто страдающий, а понимающий и принимающий. Ему нужны эти леса, реки, небо, свобода, Леа. И, по-хорошему, можно вернуться в резервацию ненадолго, лишь навестить отца, а потом снова далеко бродить стаей из двух волков....
Спасибо и удачи в конкурсе!

0
3 Oxima   (13.02.2019 20:56)
Нет, определённо, это не конкурс, а просто праздник какой-то! Спасибо, Автор, за замечательную историю об оборотнях - историю боли и преодоления.
Очень понравились мысли и эмоции Джейкоба! Наконец-то вижу именно такого героя, каким полюбила его в Новолунии и остальных книгах Саги: верного, способного бороться до последнего и даже чуть-чуть дольше, но поставить интересы любимой выше собственных; умеющего подниматься после падения и начинать все сначала.
Очень понравилась человечная мудрая Леа. И я как-то от души порадовалась за их простое волчье-человечье счастье.
Вот только в интимных отношениях героев мне почудилась некоторая неловкость. И я так и не поняла: это не ловкость героев, так умело переданная автором, или не ловкость целомудренного Автора, стесняющегося подглядывать за своими героями smile
Спасибо за красивую историю, Автор, удачи Вам в конкурсе!

0
2 tess79   (13.02.2019 18:15)
За столько лет у меня будто открылись глаза на Джейка biggrin Никогда не верила его любви к Белле. Ну влюбленности да, но не прямо настоящему чувству. Вам, дорогой Автор - верю! Вашему Джейку - тоже!!! Настолько волшебно преподнесено, что я прочувствовала все оттенки сердечных мук волка. И сама альтернатива мне по душе, рада и за Джейка и особенно за Леа. Спасибо за замечательную историю!!!! Удачи в конкурсе!

0
1 verocks   (12.02.2019 09:20)
Спасибо за замечательный рассказ!
Очень хороший язык, написано здорово и эмоционально. Поверила и Джейку и Леа, такое развитие событий вполне могло бы быть. Рада за настрадавшихся героев, которые нашли друг в друге успокоение и, возможно, счастье.
Единственное, мне как любителю оборотней, показалось, что автор, несмотря на богатый и образный язык, не до конца проникся их судьбами. Может быть, автор не пишет про оборотней или пишет крайне редко. Из-за этого не чувствуется любви автора к своим героям. Хотя это всего лишь мое ощущение, возможно я просто придираюсь)))
Все равно рассказ мне очень понравился, спасибо большое за доставленное удовольствие! smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями