Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4845]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15119]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14327]
Альтернатива [9015]
СЛЭШ и НЦ [8962]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Одна ночь в отеле на краю света
Одна ночь... Может ли она изменить твою жизнь?

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Фотоконкурс «Питомцы и лето»
Дорогие друзья!
Мы готовы представить вам новый фотоконкурс «Питомцы и лето». Он будет целиком и полностью связан с домашними питомцами.
Не секрет, что у каждого дома есть кошечка, собачка или морская свинка. Значит, что и фотографии с любимцем тоже есть. Тогда дерзайте! Присылайте нам фотографии с вашим(и) домашним(и) питомцем(ами)!
Прием фотографий продлен до 22 август...

Летний фанфик-фест "Summertime", второй этап - разбор заявок и исполнение!
Лето в самом разгаре, а значит, пришло время для солнечного фанфик-феста, в котором смогут принять участие все пользователи нашего сайта!
Истории принимаются в четырех категориях:
- Сумеречная сага
- Другие фандомы
- Собственное
- Переводы

Разбор заявок и исполнение продлится до 5 сентября.


Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Когда ты взрослеешь
События происходят в начале тридцатых годов XX века. Эдвард, недовольный тем, что стал вампиром, взбунтовался и ушел от Карлайла, начав жить самостоятельно.

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6703
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Фанфик-фест

Асмодей. Глава 6

2019-8-18
18
0
Люди часто олицетворяют Ад с высшей мерой наказания, которую понесет грешная душа после того, как предстанет перед высшим судом, забывая о том, для кого создавалась эта величественная тюрьма, первыми узниками которой были падшие ангелы.

Для большинства демонов Ад стал такой же темницей, как и для тех, кого они пытали в неугасающем пламени Геенны, а потому не было под огненными сводами Венеры демона, не мечтающего подняться на поверхность. Пожалуй, только рыцари Ада, получившие величайшее разрешение Люцифера на наземные миссии, не поддавались угнетающему влиянию этой выжженной пустоши, находя в ней некую прелесть, ибо в любой момент могли ее покинуть.

Однако Асмодей был, пожалуй, единственным, кто не тяготился бы этими обреченными пейзажами, реши Люцифер лишить его привилегий. Было в этих бесплодных равнинах, лавовых реках и стенах огня что-то завораживающее, заставляющее затаить дыхание при извержении очередного гейзера. Хотя истина крылась совсем в другом: Ад был будто олицетворением его собственной души, такой же пустой и выжженной, как эти просторы. В нем он черпал свою силу, в нем же находил успокоение. Иногда он с грустью вспоминал о покинутых небесах, но никогда не жалел о собственном выборе. Сколь бы близок он ни был к свету самого Создателя, райские чертоги были чужими для него, а здесь… он нашел то, что искал, по крайней мере, был в этом уверен; по крайней мере, до этого дня.

Асмодей был убежден в том, что ни одному существу в этом мире не дано отринуть собственную природу: ангелы были покорны, демоны пребывали в хаосе и где-то между этими мирами, находясь под перекрестным огнем света и тьмы, застыла Земля – обитель людей, чьи души стали величайшей ценностью и на Небесах, и в Преисподней. В этом была великая правда и причина войны, идущей тысячелетия. Не единожды низвергнутые скрещивали пламенные клинки с небожителями, порой возвращаясь с победой, порой с поражением, но всегда прикасаясь к этой бесплодной земле, демон получал умиротворение. Однако сейчас, по какой-то неясной ему причине, Ад стал тесным для него, полет не развеял мысли, напротив, навеял новые. И теперь в голове царил настоящий сумбур.

Если бы он только мог предположить, что этой ночью все писаные и неписаные законы отправятся в выгребную яму сознания, никогда бы не позволил себе этого безумства. Упаси Дьявол демона, осмелившегося связаться с чистой душой, ибо всегда есть риск, что в результате этого союза в падшем ангеле может пробудиться частичка добра, которая, будто далекая звезда, одиноко засияет во мраке непрекращающейся ночи. К счастью, сияние ее было тусклым и угасло быстро, но сам факт подобного жутко раздражал. Что поделать, забота губительна для разума демона, особенно, если эту заботу проявил он сам, ибо это человеческий жест, недостойный сына Преисподней. Одним словом: позор!

Откровенно сказать, назвать заботой то, что Асмодей не позволил бедняжке по его же милости окоченеть до второй смерти после всего случившегося, можно было с натягом. Впрочем, как и то, что произошло после этого, но сам демон без устали корил себя за подобные проявления несвойственной ему человечности.

В довершение всего жалостливый взгляд Авроры до сих пор стоял у него перед глазами, разжигая в сердце еще большую злобу. Жалость! К нему… только подумайте! Он ненавидел это ощущение с тех пор, как его лучший друг – архангел Рафаил, подарил ему такой же взгляд в момент последней встречи, а теперь еще и Аврора, будто в насмешку, сделала то же самое. Уж лучше бы она ненавидела его, как все остальные. Ведь ненависть, будучи темной стороной любви, была более благородным чувством и согревала сердце демона больше, чем презренная жалость.

Поразительным было то, что вопреки всему случившемуся, Аврора не утратила ни чистоты, ни стойкости, что пробуждало в Асмодее еще большее любопытство и охотничий азарт. Ирония заключалась в том, что несмотря на все его ухищрения, душа девушки оставалась для него непреодолимой стеной, за которой не было места пороку. Что ж, человек сам себе враг, если не получается сломить его извне, то можно создать условия, при которых этот процесс будет запущен демонами, живущими в сердце жертвы. Чтобы заполучить душу окончательно, ее нужно растлить. А уж в этом ему не было равных. И пусть после этого свет оной померкнет, зато она будет ему принадлежать не по праву договора, а по праву греха.

Впрочем, сейчас не до того. Тряхнув головой, чтобы отогнать не прошенные мысли, Асмодей переключился на более важные проблемы. Аврора дала ему козырные карты, разобравшись в записях его врагов, но это была еще не победа. Главный вопрос оставался открытым, а не зная расклада своих противников, действовать он не хотел. Однако, несколько догадок у него все-таки было, но нужно было подождать пока будут сброшены маски…

Предчувствие того, что назревает что-то значительное, ощущалось всеми фибрами души, а спина ловила на себе холодное дыхание смерти, следовавшей за ним попятам. Слишком близок он был к разгадке какой-то опасной тайны, и это наполняло душу каким-то непонятным возбуждением, сродни тому, что испытывают ученые, находясь на пороге величайшего открытия. Как бы то ни было, времени оставалось все меньше, а потому сделав еще один круг по своим бесплодным владениям, Асмодей направил дракона к замку Люцифера.

Причина этого неожиданного собрания была овеяна ореолом тайны, что не предвещало ничего хорошего, но Асмодей даже в этом постарался найти для себя некую выгоду: под этими сводами соберутся все рыцари, а значит, будет возможность изучить их поведение. Если его подручные сделали все правильно, то никто из присутствующих не выкажет волнения, а если нет…

Как бы то ни было, приземлившись у Черных врат, выкованных из мечей поверженных грешников, Асмодей поднялся по ступенькам, после себя оставляя светящуюся дорожку пылающих рун – магическая защита на случай неожиданного проникновения. Мельком бросив взгляд на стоявших у дверей химер, охранявших эту величественную твердыню, демон устремился в широкую галерею.

К слову сказать, в отличие от многих падших, Люцифер не придавал своей обители напускной пышности, скорее даже наоборот, упор делался на простоту линий, изящество форм и простор. Не было здесь полупрозрачных тканей, как в чертогах Асмодея или сияющих золотом колонн, как у Мамона. Верховный Владыка не стремился сделать из своего замка темницу, наполненную ужасом, подобно Абаддон или греческий пантеон со стройной колоннадой, будто Вельзевул. Его твердыня, по мере развития у Люцифера эстетического вкуса, все больше напоминала зеркало, отражающее небесный замок но, естественно, в темном свете.

Под высокими арочными сводами, которые поддерживались монолитными колоннами, клубились серные облака, оплетая внутренние балконы, располагавшиеся по обе стороны внушительного коридора, не обременённого ни статуями, ни прочими атрибутами величия, оттого каждый шаг, отражавшийся от потолка, эхом разносился по галерее. Многочисленные факелы, усеявшие стены, изо всех сил пытались разогнать наступающий со всех сторон мрак, но этот противник отступал только от огня огромного, поистине невероятного, в два этажа, камина, пламя которого вырывалось из самых глубин Преисподней, и почиталось всеми демонами, как первородная святыня, способная спалить любого демона, угодившего в огонь.

Обойдя камин, Асмодей зашел в небольшое помещение, укрытое за статуей падшего ангела, откуда вверх вилась винтовая гранитная лестница, выходящая в большой, но сейчас пустынный, одетый в мрачное одеяние, зал. Два раза в год, в дни весеннего и осеннего солнцестояния, Люцифер устраивал здесь пышные празднества для своих подданных. В это время здесь царило веселье, и лилась рекой кровь, а порабощенные души покидали пустошь, эфемерными сгустками энергии бродя по залу и подпитывая гостей. Это была настоящая адская вакханалия, которая порой пугала даже самих демонов, но неизменно оставляла глубокий след в их памяти до следующего торжества.

Однако путь Асмодея проходил дальше, туда, где в глубине зала светилась небольшая, разумеется по меркам Ада, дверь, за которой находился зал совета. В этом небольшом помещении, закованном в багровую парчу и темный мрамор, вершились поистине великие дела. Здесь заседал совет семерых, здесь хранилась история мира, начиная с его сотворения, и здесь писалась история Преисподней.

В центре зала находился огромный прямоугольный стол, выточенный искусными мастерами из цельной глыбы гранита, подле него стояли высокие кресла, обитые бархатным сукном, а во главе – трон Люцифера. Пожалуй, он был самой роскошной и величественной частью интерьера этого замка. Здесь Князь Тьмы позволил себе отступить от лаконичности: сделанный из чистого золота, инкрустированного драгоценными камнями, он представлял собой настоящее сокровище, которому могли позавидовать обитатели трех миров. Казалось, даже небесный пьедестал самого Господа был более скромен, чем трон светозарного ангела, сброшенного с небес. А на фоне пустоты и мрака, царящих кругом, он казался и вовсе воплощением солнечного света. Вокруг стола стояли высокие стеллажи, заполненные оккультными книгами, а напротив входа пылал камин, служа, пожалуй, единственным источником света.

Хотя, столь роскошный вид это помещение приобрело после очередных реформ, прививших демонам определенный, более цивилизованный, образ жизни. В былые времена этот зал напоминал скорее пещеру людоеда или темного колдуна, лишившегося рассудка, ибо вся мебель здесь была сделана из человеческих костей и обтянута их же кожей. Из стен сочилась кровь тысяч несчастных, на чьих душах возвели столь грандиозное творение, а кругом стоял серный смрад, заставляющий даже демонов желать глотка свежего воздуха. Пожалуй, о былых временах здесь напоминали только магические книги, закованные в переплеты из человеческой кожи и написанные кровью невинных. К счастью, эти времена остались в прошлом, а оное преобразование стало едва ли не единственным, которое было воспринято падшими с радостью.

К моменту прихода Асмодея, в зале сидел лишь Азазель, погрузившись в чтение очередного трактата, написанного прислужниками Сатаны в тайной обители одного из орденов. Что ж, похоже, ему опять улыбнулась удача, ибо была возможность переговорить с ближайшим соратником один на один. Правда, в свете текущих открытий, едва ли он мог позволить себе такую роскошь, как доверие. Но для успешности предприятия ему нужны были союзники, их мечи, их сила, их души и их преданность. Правда, последнее для Ада – вещь поистине редкая, а потому он мог посулить соратникам лишь выгоду и власть, хотя, этот довод мог сработать только на мелких демонах, которые в случае открытого противостояния станут авангардом его войск.

– Тебе известна причина этого собрания? – проговорил Асмодей, сразу усаживаясь в кресло.

Исторически сложилось так, что каждому демону было отведено собственное место за столом совета и в правящей верхушке. Оно определяло не только статус собравшихся, но личное отношение к ним Князя Тьмы. Так, Вельзевул, будучи вторым по старшинству после Люцифера, сидел во главе стола, напротив Владыки. По правую руку от него расположился Абаддон, которого величали ангелом бездны, демоном смерти и разрушения, военным советником Ада, по левую – Асмодей. Рядом с которым сидел Астарот и Левиафан, а против них располагались Мамон и Азазель.

– Не имею ни малейшего понятия! – без особого интереса фыркнул Азазель, переворачивая страницу. – Но, честно говоря, надеюсь, что это долго не продлится.

– Отчего же? – Асмодей скривил усталую физиономию, потирая переносицу.

– Меня ждет сделка, которую я бы очень не хотел пропускать… а ты что такой хмурый? Случилось чего?

– Мне кажется, что что-то назревает. Тьма сгущается, и скоро она накроет всех нас. Апокалипсис начнется не на Земле, он поднимется туда из Ада. Как бы ни печально было это признавать, но мы станем первым рубежом. Горькая ирония, не так ли?

– Ты сейчас говоришь о…

– О гражданской войне, которая перевернет всю Преисподнюю.

– Не усугубляй, – ответил Азазель, отложив книгу в сторону. – Наши розни не покидают пределов наших обителей.

– И все же, это так… неужели ты не замечаешь того, что происходит вокруг? Исчезают и гибнут демоны, черти, суккубы… и если раньше это были десятки, то сейчас счет пошел на сотни. Недовольство возрастает с каждым днем… а ведь пропадают в основном те, кто осмеливается открыто выказывать неприязнь к некоторым демонам из правящей верхушки.

– Ты намекаешь на заговор? – поинтересовался собеседник, глядя в разноцветные глаза Асмодея.

– Я почти уверен в том, что это так. Мне в руки попали некоторые письма и свидетельства. Я думаю, что это Абаддон.

– Но если Абаддон осмелился мутить воду, лучше пресечь это на корню, доложи Люциферу. Пусть он…

– Тебе лучше меня известно, что для подобных обвинений нужны более веские доказательства.

– Асмодей, предупрежден – значит, вооружен!

– Но если выяснится, что обвинения ложны, мне не миновать беды. Поэтому, я прошу тебя о маленькой услуге - сохрани нашу беседу в тайне.

Азазель лишь едва уловимо кивнул в знак согласия. Было видно, что этот разговор оставил у него больше вопросов, чем ответов. Впрочем, Асмодей и не хотел развивать дальше эту тему. Куда сильнее его интересовали последствия. К счастью, появление Астарота не дало им возможности продолжить диалог, заставив направить их мысли в другое русло.

– «Это первый», – подумал Асмодей, обратив все свое внимание на вошедшего.

– Я так понимаю, вы тоже не знаете причины сбора совета, – прошипел демон, рухнув в свое кресло. Атмосфера постепенно накалялась от неизвестности, каждому в этой комнате было ясно, что подобное сборище не принесет добра. Особенно, если Повелитель не потрудился объяснить причину такого скоропалительного собрания.

– Нет, не сказали, – коротко ответил Асмодей.

– Плохое предзнаменование, – презрительно фыркнул демон. – Последний раз, когда он собрал нас так неожиданно, в Европе закончилась эпидемия чумы.

– Насколько я знаю, сейчас не все так плохо, – отозвался Азазель, встречая троицу задержавшихся демонов из несостоявшегося квартета. Вид у них был такой же недовольный как и у остальных. Абаддон даже не удосужился поприветствовать собравшихся, с грохотом опустившись на свое место. Настроение у него было отвратное, выдававшее тщетные попытки контролировать свое раздражение. Сегодня ему пришлось пропустить морское сражение между англичанами и испанцами, а ведь каждому таракану в Аду было известно, как он любил подобные битвы, впрочем, как и постоянные визиты на Землю. Мамон и Левиафан, напротив, казались равнодушными к происходящему. Что ж, сразу становилось ясно, у кого не было никаких дел! Асмодей даже презрительно усмехнулся.

Через несколько минут молчаливого ожидания, наполненного почти осязаемым напряжением, в зал вошел Люцифер. Весь в черном с головы до пят, высокомерно подняв голову, он быстрым взглядом окинул присутствующих, словно пытаясь проникнуть в их разум.

– Не вставайте, – холодно ответил он, усаживаясь на золотой трон. – Вас, наверное, всех интересует причина этого собрания.

– Мы бы солгали, если б ответили «нет», – проговорил Азазель, ставя книгу на полку.

– Что ж, вполне резонно. Через несколько недель я буду вынужден ненадолго вас покинуть. На Земле мне назначено свидание, на которое я должен явиться. Пока сказать больше я не могу, но… у меня будет несколько распоряжений. Взгляните, – он простер над столом свою темную длань, и на камне по волшебству расцвела сияющая карта. Свет очерчивал контур континентов и островов, а разноцветным пламенем были отмечены демонические активности. – Как видите, мы сильны в Европе, – продолжил Люцифер, указывая на часть карты, густо затянутую пламенем, – Старый Свет погряз в пороке и войне, люди отринули добродетель, и теперь, с улыбкой на устах шагают прямо в Ад. Но боюсь, что на этом наш успех заканчивается. Раз люди покидают Европу, мы последуем за ними. Наша цель – Новый Свет, Восток и Азия.

– Но, Владыка, мы уже активно осваиваем Восток, Святая Земля…

– Я не желаю в сотый раз слушать про Крестовые походы, Абаддон. То, что ты несколько раз собрал кровавую жатву столетия назад, не отменяет твоих постоянных обязательств. Грядет великая буря, и мы должны встретить ее во всеоружии.

Абаддон было открыл рот, собираясь оправдаться, но заскрипевшая дверь заставила его прикусить язык, обратив внимание на вошедшего.

– А, Вельзевул, а я уже начал беспокоиться, что ты заблудился! – повернувшись, произнес Люцифер. – Присаживайся, твое место пока свободно, – добавил он таким тоном, что все присутствующие невольно переглянулись.

Шутки с Дьяволом были плохи, а тут такая дерзость! Вассал позволил себе явиться на аудиенцию к королю с опозданием, да еще и в присутствии прочих подданных. Как было подмечено: так и собственного места и титула легко можно было лишиться, а потому демон неуверенно сглотнув, поспешил на свое место, будто провинившийся ребенок.

– Я так полагаю, что твое опоздание обусловлено тем, что ты принес нам важные новости. Не так ли?

– Да, Владыка, – кивнул демон. – До меня дошли слухи о том, что на окраине Ваших владений зреет недовольство. Одни хотят выбраться на поверхность, другие жалуются на то, что души им приходят слишком слабые. Пришлось задействовать некоторые ресурсы, чтобы усмирить недовольных.

– И как же тебе стало известно до нас об этих недовольствах? – ехидно заметил Астарот, глядя на демона.

– Мятеж произошел на границе моих владений, а я, в отличие от некоторых, знаю обо всем, что там происходит.

– Ты на что намекаешь? – подскочив со своего стула, злобно бросил демон, метая в Вельзевула прожигающие молнии своего взгляда.

– На то, что наши с тобой земли граничат с окраинами, и если бы ты тщательнее их охранял, сейчас не задавал подобных вопросов.

– Следи за тем, что говоришь, – почти задыхаясь от злости, прорычал Астарот. Если бы в зале сейчас не было Люцифера, то демон, должно быть, вцепился в горло своему врагу.

– Довольно, – проговорил Князь Тьмы. – Лаетесь здесь, как старые супруги. – Кто был зачинщиком?

– Фуркас, один из стражей сорок второго легиона воителей, Владыка.

– Сорок второй легион, – задумчиво процедил Люцифер, – Левиафан, если я не ошибаюсь, это воинство находится под твоим покровительством!

– Это ложь, Повелитель, – с негодованием воскликнул демон. – Фуркас – верный Ваш подданный, он бы никогда не позволил себе подобного! Вызовите его сюда.

– Вельзевул, приведи сюда его и прочих зачинщиков, – произнес Князь Тьмы.

– Владыка, к сожалению, мы смогли захватить лишь мелких бунтовщиков. Остальные предпочли броситься в пустоту, – опуская голову, произнес демон.

– Что? – взревел Люцифер. – И ты осмелился явиться сюда с такими новостями?

– Повелитель, прошу… простите мне мою нерасторопность, – прохрипел Вельзевул.

– Ох, как это удобно, – вмешался в разговор Абаддон. – Ты приходишь сюда, бросаешься обвинениями, порочащими честь своих соратников по Темному Ордену, и все свидетели так удачно канули в небытие. Не правда ли, это очень странно? Ведь найти на пустоши черную душу демона намного сложнее, чем человека. И если они не решатся вырваться оттуда в ближайшее время, а что-то мне подсказывает, что так оно и будет, мы навсегда утратим возможность узнать правду, ибо их постигнет та же печальная участь, что и грешников!

– Как ты смеешь? – подскочил Вельзевул. – Ты намекаешь на то, что это я намеренно сгубил их?

– Прости, я не хотел, чтобы это прозвучало в форме намека! – скривив на губах ехидную улыбку, ответил Абаддон.

– Да будь ты проклят! – прошипел в ответ демон, кидаясь к своему врагу. Секундой спустя, они вцепились друг другу в глотки, будто адские псы, дерущиеся из-за грешной души. Поистине устрашающе зрелище, способное повергнуть в безумие любого человека, а может, и беса. Когда столь сильные создания встречаются в открытом противостоянии, содрогаются даже стены. Казалось, высокие своды Черного замка могут рухнуть в любой момент, погребая под завалами всех, кто оказался невольным свидетелем этого действа.

Не в силах сдержать своей злости при виде подобной дерзости, Люцифер одним взмахом руки разнял не в меру пылких рыцарей, откинув их в разные стороны, буквально пригвоздив к стене магией столь сильной, что никто из них не осмелился ей противостоять.

– Да как вы смеете? Вы – мои рыцари, мои глаза и уши! Я наделил вас властью и силой, о которых прочие демоны даже мечтать не смеют, а вы тратите их на глупые препирательства, заставляя меня жалеть об этом решении. Как мы можем призывать к порядку остальных, если вы, мои ближайшие соратники, осмеливаетесь на такое?!

– Повелитель, – начал было Вельзевул.

– Молчать! Впредь, я не потерплю подобной наглости! Азазель, ты проведешь расследование по этому инциденту!

– Будет исполнено, Владыка, – отозвался демон, вставая со своего места.

– И знайте, пощады не будет никому! Ясно?

– Да, Владыка, – хором ответили рыцари.

– Хорошо. К моему возвращению я желаю увидеть результаты. Надеюсь, что это понятно всем?

– Да, – отозвались собравшиеся. Очевидно было то, что Люцифер не желал продолжать это собрание, точно так же, как и демоны не желали на нем присутствовать. Ослабив магическое сопротивление, Князь Преисподней дал своим рыцарям, которые до сих пор были прибиты к стене, будто к кресту, возможность пошевелиться.

– Отлично. Можете идти, – холодно ответил он, взмахом руки отворив перед ними дверь.

Разумеется, такое распоряжение Люцифера не могло порадовать его рыцарей но, с другой стороны, все могло бы быть куда хуже. Метнув на Абаддон довольный взгляд, про себя Асмодей порадовался краху своего врага. В кои-то веки Князь решил наказать своего фаворита, да еще и при таких обстоятельствах. Раскритиковать его дела на Святой Земле… Что ж, хорошее настроение до конца дня ему обеспечено. Впрочем, сейчас не время было отдыхать. У самого выхода ему удалось перехватить Астарота. Хоть особой привязанности к этому рыцарю Владыка Похоти и не питал, но времена сейчас были тяжелые, а потому стоило задуматься о том, чтобы привлечь на свою сторону как можно больше союзников, ну или хотя бы убедить прочих хранить нейтралитет.

– Удели мне несколько минут своего времени, – шепотом проговорил Асмодей, отводя демона в сторону.

– Для тебя, сколько угодно, – холодно ответил он, взглянув в разноцветные глаза своего собеседника. – Что ты хочешь?

– Развеять кое-какие сомнения…

– И какие же?

– Как ты успел заметить, назревает некий заговор…

– Неужели ты хочешь уличить в этом меня? Что ж, ты явно опоздал, – презрительно фыркнул Астарот. – Спектакль закончился несколько минут назад!

– Если бы я хотел тебя в чем-то обвинить, то сделал бы это…

– Так чего же ты хочешь? – проговорил демон, глядя на Асмодея. Что ж, если уж играть, то ставить на карту все. Если верить Авроре, то Астарот был один из немногих, кто практически не прибегал к манипуляциям с душами, а значит, можно было сыграть на его тщеславии.

– Когда я был на Земле, то сумел получить доступ к очень интересной информации.

– Какой именно?

– Мне стало известно, что к нам попадает в два раза меньше душ, чем покидает Чистилище! Я думаю, бунт и нарастающее недовольство – это лишь повод для того, чтобы свершить здесь переворот. Половина душ… ты только представь, какой силой будет обладать тот, кто сумеет их поглотить…

– Что? – Астарот вытаращил на него полные недоверия глаза. – Ты понимаешь, что для подобных обвинений тебе понадобятся неопровержимые доказательства?

– Я думаю, что они у меня есть! – проговорил Асмодей.

– Кто?

– Мамон, – отозвался демон, пристально наблюдая за своим собеседником.

– Но почему ты молчал, почему не сказал об этом Люциферу? И почему ты говоришь об этом мне? Не помню, чтобы мы с тобой были друзьями… с чего, вдруг, такая откровенность?

– Моя ненависть к Абаддон известна, впрочем, как и презрение к Левиафану, а значит, остаешься только ты! Ты наиболее приближен к нему! И если, конечно, ты не причастен к его заговору, то не откажешь мне в помощи.

– Как ты смеешь? – вспыхнул Астарот. – Свою приверженность Люциферу я не раз доказал в бою.

– Именно поэтому ты поддержишь меня и сейчас!

– И что ты хочешь?

– Ты вхож к нему в дом, я хочу знать, о чем он говорит, что делает в своих владениях, я хочу, чтобы ты следил за ним тогда, когда мои лазутчики не могут.

– Ты предлагаешь мне роль простого шпиона? – с негодованием воскликнул Астарот.

– Разведчика в сердце вражеского логова! Звучит не так унизительно, – саркастично улыбнулся Асмодей. – Разумеется, ты можешь отказаться, но не думаешь ли ты, что впоследствии это может быть воспринято как предательство?

– Ровным счетом, как и твое молчание! Ты до сих пор не ответил: если у тебя есть доказательства измены Мамона, почему ты еще не доложил об этом Люциферу?

– Потому что всему свое время, – спокойно произнес Асмодей. – У тебя сейчас есть целых три варианта: донести обо всем Люциферу, помочь мне или промолчать…

– Или же рассказать об этом Мамону, – добавил собеседник.

– Даже четыре, – улыбнулся демон. – Так что ты выберешь? Рискнешь сыграть в эту игру или останешься в стороне?

На несколько минут они замолчали, прислушиваясь к собственной интуиции, и лишь звук их шагов, гуляя по пустынным коридорам, нарушал установившуюся между ними тишину. Астарот, не имея на руках всех карт, впрочем, как и надежды заполучить больше информации, пытался понять стоит ли эта игра свеч, а Асмодей, зная о тщеславии своего собеседника, гадал о том, согласится ли тот принять участие в этой авантюре или нет.

– Так что ты мне ответишь? – почти у самого выхода произнес он. – Большего пока я не могу тебе открыть.

– Демон искушения… – фыркнул Астарот, – поистине, ты оправдываешь свое звание!

– Я могу расценивать это как согласие? – с лукавой улыбкой произнес Асмодей.

– Да, – коротко отозвался мужчина, сделав обреченный выдох. Очевидно, что историей он не проникся, но подстегнутое любопытство душило в нем чрезмерную осторожность.

– Что ж, тогда по рукам, – произнес демон, подавая ему ладонь.

– А теперь, если мы закончили… у меня есть дела на невольничьем рынке. Сегодня должна прибыть одна душа. Не такая чистая, как твоя. Но все же…

Асмодей лишь молча кивнул, взглядом провожая Астарота. Из всех рыцарей, он был, наверное, самым сдержанным. Пожалуй, на его челе и в манерах даже присутствовала печать некоего аристократизма, которого были лишены остальные. Если бы Владыка Похоти не питал такую ненависть к его «легкому» греху и простоте, с которой он собирает свои души, они вполне могли бы стать друзьями но, увы и ах…

– Это – второй! – буркнул себе под нос Асмодей, направляясь к выходу, где увидел Левиафана, сидящего верхом на спине огромного морского чудовища. – На ловца и зверь бежит! Постой, – ухватив поводья, буркнул он. Зубастая тварь встрепенулась, почувствовав постороннее прикосновение, издала такое разъяренное шипение, что демоны, стоявшие рядом, в страхе попятились назад.

– Дьявол, – прошипел Левиафан, пытаясь усмирить взбунтовавшегося зверя, который вился под ним, будто змея, брошенная на сковородку. Так еще и Нифелим, посчитав, что хозяин в опасности, кинулся на его защиту, выпуская из пасти клубы черного дыма и огненные языки. Небывалое зрелище: дракон и морской монстр, схлестнувшиеся в поединке, будто две первородные, но противоположные по сути стихии. В завораживающей тишине, установившейся у Черных ворот, слышалось лишь пугающее клацанье зубов, да брань высших демонов, пытающихся разнять своих питомцев.

Асмодей и сам уже пожалел, что сделал столь опрометчивый шаг. Не думал он, что морская тварь окажется столь несдержанной, да и хозяин, судя по всему, не потрудился обучить свою зверушку правилам поведения. Хотя, если в это вдуматься, так и должен себя вести боевой спутник демона.

Чтобы прекратить это побоище Асмодей, отбившись от острых клыков, с разбегу вскочил на спину своего дракона, уводя его в сторону. Однако Нифелим, почувствовав жар сражения, никак не хотел подчиняться, заполонив драконьим пламенем всю площадь, раскинувшуюся у ворот замка. Что сказать… прирожденный боец!

– Совсем с ума сошел? – прорычал Левиафан, – он мог тебя сожрать!

– Я думаю, что ты сам не веришь своим словам! Скорее бы ты вывалился из седла, чем я пал от зубов твоего питомца. Как бы то ни было, спасибо за заботу, – съехидничал Асмодей.

– Что тебе нужно?

– Поговорить, – спокойно ответил демон. – Предлагаю прокатиться.

– С каких пор познавший радость полета опускается до того, чтобы идти по земле? – одарив своего собеседника презрительным взглядом, бросил Левиафан. Да, определенно, каждый рыцарь ненавидел другого, и вместе их держала лишь взаимная выгода и приказание Люцифера. Одно было ясно: если хочешь получить союзника, постарайся удержать в себе всю ненависть, которую к нему питаешь. А потому, Асмодей предпочел пропустить мимо ушей язвительный ответ демона. Когда-нибудь потом, когда закончится эта заварушка, он припомнит ему это поведение, но не сейчас.

– Тебе не кажется странным то, что происходит вокруг?

– Это Ад, пора бы уже привыкнуть, – без особого интереса ответил Левиафан.

– Я не об этом… будучи на Земле, я заметил, что небесное воинство стягивает свои силы в мир людей. Если несколько веков назад я не сталкивался с ангелами, не видел следов их сияющей длани в мире смертных, то теперь… теперь они усеяли его, как поле в пахотный период.

– Ты думаешь, грядет битва? – поинтересовался демон, поглаживая по холке разъяренное чудовище, желавшее продолжить бой.

– Ныне Ад на пороге гражданской войны, мы слабы, как никогда! Если бы я хотел ударить по нашим силам, то сделал бы это сейчас.

– Преисподняя запечатана, ни один ангел не сможет прорваться сюда, – возразил Левиафан.

– Не сможет без посторонней помощи, – лукаво заметил Асмодей, искоса наблюдая за своим собеседником.

– Но ключи от бездны есть только у рыцарей Ада. Неужели ты думаешь, что кто-то из нас осмелится осквернить себя подобным союзом?

– Я в этом уверен!

– И кто же это?

– Абаддон! Ты, как никто другой знаешь о его амбициях и тщеславии! К тому же, ты слышал о том, что Вельзевул сегодня сказал о бунте, но… Астарот бы не решился, а вот…

– Но… – протянул Левиафан, пытаясь упорядочить все, что он сейчас услышал, ибо сложно поверить в то, что его «соратник» по Темному Ордену замыслил бунт, но то, что кто-то из демонов решится на союз с ангелами… это уж совсем в голове не укладывалось.

– Тебе не меньше моего известно о том, какой интерес Абаддон проявляет к окраине. Не кажется ли тебе странным то, что мятеж поднялся именно там?

– Но это не повод, чтобы обвинять его во всех грехах.

– У него есть лишь две любви: власть и война, и если эта попытка увенчается успехом, он получит и то, и другое. И самое время… пока Владыки нет в его владениях.

– А доказательства?

– Их более чем достаточно. Тебе ведь известны демоны Халфас и Малфас, не так ли?

– Безусловно, это ближайшие соратники Абаддон. Наша воинственная троица, – усмехнулся Левиафан. – Фобос и Деймос – вечные спутники войны*.

– Именно. Они пропали несколько месяцев назад.

– Я слышал об этом! – проговорил демон.

– Так вот, на самом деле они у меня в плену. Более того, они поделились со мной этой информацией. Так что…

– Так уж поделились…

– Ну, скажем так… я не оставил им иного выбора, – на самом деле Асмодей слукавил, он самолично уничтожил этот воинственный дуэт несколько месяцев назад. К слову сказать, надо отдать Абаддон должное, он умел выбирать себе соратников. Демоны умерли в мучениях, но так и не выдали тайн своего хозяина. В тот момент Владыка даже позавидовал такой преданности. Но его собеседнику такие тонкости знать было не обязательно.

– И что ты хочешь сейчас от меня? – поинтересовался Левиафан.

– Помощи… если начнется мятеж! Ты обязан Люциферу всем: несмотря на твое «грязное» происхождение, он наделил тебя властью, о которой ты даже не смел мечтать; даровал тебе земли; вознес на вершины лимба. Ты обязан ему больше, чем любой из нас, а потому мне хочется верить, что ты выберешь правильную сторону в этой битве.

– Моя преданность Владыке непоколебима, но я до сих пор не понимаю, зачем ты мне это говоришь?

– Назревает война, ты не можешь не чувствовать ее приближения. Я знаю, с кем мне придется схлестнуться и ради чего… Некоторых противников стоит убивать лишь потому, что этого требует необходимость. Пока у тебя есть время, выбирай сторону…

Левиафан ничего не ответил. То ли сказанные Асмодеем слова казались ему столь нелепыми, что он не мог в них поверить, то ли на самом деле демон принимал судьбоносное решение, а потому не хотел торопиться. Но в отличии от остальных, он проявил чрезвычайную осторожность, хотя семена сомнений в его душе зародились, осталось дождаться, когда они прорастут.

Некоторое время они ехали бок о бок по серпантину, но вот их питомцы, до сих пор не остывшие от недавней перепалки, явно не разделяли терпимости хозяев, то и дело бросая друг на друга разъярённые взгляды, толкаясь в бока и клацая зубами.

Было очевидно, что разговор исчерпан. Едва ли сегодня удастся получить от Левиафана какой-то вразумительный ответ, а потому Асмодей, подведя Нифелима к обрыву, вознесся к сизым небесам, укутанным серными облаками.

– Подумай над моими словами, – бросил он напоследок, сверкнув глазами.

Ответом ему был лишь тяжелый взгляд, наполненный сомнениями и затаенной злостью. Что ж, в этот раз он, очевидно, превысил лимит по лжи, впрочем, для себя он определил эту ложь, как спасительную, а потому последствий не опасался. Напротив, ждал их с нетерпением. Чтобы ни случилось, отношения с Абаддон и Мамоном хуже уже не станут, но зато многое станет ясно. Главное, самому не угодить в свои же сети.

– Это третий! – проговорил демон, подстегнув дракона. Оставалось совершить последний визит. Вельзевул! Сделав глубокий вдох, демон позволил себе ненадолго расслабиться, несколько раз облетев по кругу гору. Вскоре былое хладнокровие вернулось к нему, и Асмодей направил Нифелима к колоннаде греческого пантеона, который один из его ближайших соратников сделал своим входом.

На лету спрыгнув с дракона, он практически бегом, перескакивая ступени, поднялся к главным вратам, где его уже ожидала одна из подручных Вельзевула.

– Асмодей, давно я тебя не видела в нашей скромной обители. Что привело тебя сюда? – демоница положила покрытую чешуей ладонь на его кирасу, аккуратно, почти игриво поглаживая чеканный орнамент.

– Барбело, я смотрю, годы в Аду не сделали тебя краше, – усмехнулся демон, бросив на свою нежданную собеседницу спокойный взгляд. Справедливости ради, стоит сказать, что вид у нее был действительно необычный, хотя страшной ее назвать было нельзя: высокая, покрытая чешуей с ног до головы, она напоминала неудачный гибрид женщины и змеи. Мелкие кудри на русых волосах венчали два бараньих рога, покрытых золотым напылением, но самым примечательным в ее облике, безусловно, были глаза, зеленые со змеиным зрачком. В отличие от остальных демониц одежду ей составляли живые листья и цветы, оплетающие сокровенные места виноградной лозой и цветами гиацинта. Зрелище для Ада весьма необычное. Сам бы Асмодей сказал, что Барбело внешне напоминает скорее коварную дриаду и покровительницу лесов, чем злобную демоницу, но небесные силы решили иначе.

– Впрочем, как и тебя хорошим манерам! – усмехнулась она, приглашая его войти внутрь. – Время меняет многое, но вот ты остался таким же острым на язык, как и при нашей последней встрече. А встреча была… горячая!

– Давно ты вернулась? Вельзевул говорил, что ты отправилась в длительную ссылку на Землю. Сколько мы уже не виделись? Сто лет? Двести?

– Почти пятьсот, мой друг, – елейным тоном ответила Барбело, принимая человеческий облик. Асмодей на миг даже затаил дыхание. Давно ему не приходилось видеть столь прекрасное создание. Еще до своего падения, она по красоте могла сравняться, пожалуй, только с Люцифером, но сейчас черная магия преобразила демоницу десятикратно. Золотые локоны, украшенные живыми цветами, спадали на плечи, окружая ее чарующим благоуханием; фарфоровое личико, настолько идеальное, что от него невозможно было отвести взгляд, сияло жизнью и здоровьем; чувственные губы чуть приоткрыты, обнажая ровные ряды белоснежных зубов; и глаза глубокого изумрудного цвета, такие пленительные, наполненные истомой. Да, такую женщину мог создать только Бог, и только он мог низвергнуть ее в чертоги Преисподней. Еще одно доказательство того, что идеалу нет места под небесами.

Облачена Барбело была в белоснежное шелковое платье в пол, с узким лифом, отороченным золотом и драгоценными камнями, что только подчеркивало манящие изгибы фигуры, образ дополнял синий полуплащ на манер римской тоги, перекинутый через плечо и скрепленный огромной брошью. Необычное решение, на которое могла пойти лишь женщина, обладающая тонким вкусом. А в угрюмой пещере Вельзевула она и вовсе светилась подобно светозарной звезде.

– О, неужели великий Асмодей готов забрать назад свои ехидные замечания? – подходя вплотную к нему, произнесла девушка, вставая настолько близко, что могла чувствовать тепло, исходившее от демона. Каждое ее слово огнем обжигало его кожу, туманя мысли. Собственно, после пламенной ночи с Барбело, Владыка Похоти и дал себе зарок: никогда не делить свою энергию с демоницами. Слишком много она забрала у него в тот момент, хотя, и отдала не мало. Половину тысячелетия это правило было незыблемым, пока его практически не уложила на лопатки Дэлеб. – Скучал? – коснувшись губами его подбородка, промурлыкала она.

– Знаешь, как-то времени не представилось, – перехватив ее ладонь, скользнувшую под халат и застывшую на мускулистой груди, отозвался он.

– О, я поражена, – встретившись с его спокойным взглядом, прошептала демоница. – Неужели пустоту в твоей груди заполнила женщина?

– Я вижу, что долгое пребывание среди людей сделало тебя менее прозорливой, – сверкнув глазами, бросил Асмодей. – Дела, дорогая, исключительно дела!

– От дел тоже нужно иногда отдыхать! Завтра после заката я буду ждать тебя на нашем месте!

– Помнится, при нашей последней встрече ты предпочла холодные ласки Абаддон!

– Ах, Асмодей, – высвобождая свою руку, проговорила Барбело, – кто старое помянет – тому глаз вон…

– А кто забудет – тому оба выколют! – бесцеремонно прервал ее демон.

– Мы все здесь не без греха! Ледяные прикосновения Абаддон способны затушить даже самый яркий огонь! – равнодушно заметила демоница, ни на секунду не отводя глаз от Асмодея. – Я должна была сбиться с дороги, чтобы понять какой путь должна избрать!

– Если дорога известна, то проводник тебе ни к чему! А теперь, будь так добра, доложи своему повелителю обо мне.

– Вельзевул мне не повелитель! – прошипела она, на мгновение теряя человеческий облик. Гордыня – вечный грех падших, открывший перед ними адские врата. Барбело, будучи прекраснейшей из женщин была ему подвластна больше остальных, а потому Асмодей постарался затронуть те же душевные струны, на которых пыталась играть демоница. И судя по ее реакции, ему это удалось.

– И все же, – пропуская Барбело вперед, протянул он. Да, действительно неожиданная встреча. В Ад начали стягиваться силы, а потому демон не мог избавиться от ощущения, что сидит у подножия вулкана, который в любой момент начнет извергаться.

Пройдя по довольно узкому коридору, усеянному искусной резьбой по камню, отражающей историю Ада с момента падения ангелов, они поднялись по винтовой лестнице в огромное помещение, служившее для Вельзевула и кабинетом, и приемной. Это были, пожалуй, единственные чертоги в его обители, обставленные с аристократической роскошью. В центре зала стоял массивный стол из черного дуба с серебряным канделябром, подле него расположилось старое кресло, затянутое в зеленую парчу, а кругом тысячи, а может, десятки тысяч книг. Да, своей поистине королевской библиотекой, самой обширной в Аду, демон мог гордиться.

С покрытых пылью стеллажей на Асмодея взирали десятки разноцветных корешков, расставленных в одному Вельзевулу ведомом порядке. Были здесь и труды известных схоластов, и последние научные изыскания, и сборники с древней поэзией, и трактаты по богословию, и пособия по стратегии и тактике ведения боевых действий. Какие только книги не соседствовали на полках в полной гармонии друг с другом.

Но истинной гордостью, драгоценным камнем его коллекции, безусловно, были сочинения темных мастеров пера: алхимиков, мистиков, оккультистов, написанные теми, кто не побоялся пойти на греховную сделку с приспешниками Ада, чтобы получить шанс прикоснуться к высшему знанию. Это была настоящая сокровищница просвещения, в которой, казалось, можно было найти ответ на любой вопрос бытия. К некоторым книгам не притрагивались годами, о чем говорили покрытые толстым слоем пыли корешки, а некоторые, наоборот, только вернулись на свои места, будто информируя о том, что совсем недавно их содержанием интересовался кто-то из приближенных демона.

Окинув библиотеку быстрым взглядом, Асмодей опустился в свое любимое кресло у камина, блаженно вытянув ноги к огню. Будучи в этой обители почти что членом семьи, демон, не дожидаясь позволения, до краев наполнил бокал багровой жидкостью из графина и осушил несколькими глотками.

– Не стесняйся, – саркастично проговорила демоница, садясь напротив него и уже более вкрадчивым тоном продолжила, – Асмодей… послушай: наша природа определяет наши поступки, ты же не винишь птицу за любовь к свободе. Наша разлука…

– Барбело, – перебил ее Владыка, – разлука меня не печалит, я пережил столько расставаний с женщинами, к которым привязанности чувствовал не больше, чем к старому халату, так что предложенный тобой сценарий меня вполне устроил. Как ты сама только что сказала, кто старое помянет…

– Видимо, ты просто забыл о том, какой может быть настоящая женщина, – сверкнув глазами, заметила она, направляясь к выходу. – Завтра. На нашем месте.

Асмодей ничего не ответил. Признаться, за долгие века он отвык от подобного напора демоницы, а потому находил в этом что-то необъяснимо притягательное. Вечность лишь сильнее разожгла огонь Барбело, оставалось только решить, желает ли он в нем гореть!

В ожидании время тянулось мучительно медленно, ведь не питая особой любви к книгам, Асмодей не рассматривал чтение как способ скоротать бесконечные минуты, а потому погрузился в тяжелые размышления. Истина по-прежнему была от него укрыта, оставалось надеяться на то, что Аврора сможет выжать из учетных записей какие-то новые данные. Не могли же эти души в воздухе раствориться? Или же… От одной мысли ему стало не по себе, Вельзевул был его товарищем, но не проверил он только своих приближенных, а значит, нужно достать еще пару книг.

– «Нуриэль, разыщи их», – мысленно приказал демон, выпуская из груди сияющую сферу, которая в одно мгновение обратилась в пыль. В такие моменты Асмодей всегда радовался своему маленькому секрету, ведь эти записи были защищены самыми сильными заклинаниями. Ни один падший не мог к ним прикоснуться! Но там, где бессилен демон, всегда найдет дорогу ангел. К тому же, что небесному созданию делать в Аду? Досадное упущение, брешь в защите, которую он взял себе на вооружение.

– Рад тебя видеть! – проговорил Вельзевул, вырывая его из чертогов разума. – Что привело тебя ко мне?

– Дело, но прежде, чем перейти к серьезному разговору – ответь: зачем ты вызвал Барбело?

– Это не я.

– А кто же тогда? – с интересом проговорил Асмодей, закончив бездумно перелистывать страницы в сборнике античной поэзии.

– Ты же знаешь, она у нас инициативная, – усмехнулся Вельзевул. – Сказала, что закончила свои дела на Земле, но это ложь. Она, подобно многим, чувствует, что грядет великая буря. Ангелы спустились слишком низко, а демоны, наоборот, высоко поднялись. Следующая битва разразится на Земле, если мы сумеем пережить собственные неурядицы.

– Кстати, об этом, – начал Асмодей, радуясь тому, что разговор принял такой желанный поворот, – что тебе известно о назревающем здесь бунте?

– Немного, – ответил Вельзевул, усаживаясь против своего гостя. Скрестив пальцы и положив локти на подлокотники, он на мгновение задумался. – Демоны, черти, бесы… постоянные реформы, тяжкие вексельные обязательства… они ратуют за свержение Люцифера и передел власти. Две волны мятежей я подавил, но неизвестно, чем это может закончиться. Змее прокравшейся в наши палаты нужно отрубить голову до того, как она успеет пустить яд в разум высших демонов.

– Ты знаешь, кто главарь?

– Если бы я знал… Впрочем, тебе должно быть известно, кто у меня на особом счету.

– В этом наши мысли сходятся, – согласно кивнул Асмодей. – Но ты должен понимать, что в одиночку провернуть такой замысел невозможно. Но я пришел к тебе с другой проблемой.

– Какой же?

– Мне стало известно, что Мамон собирается выменять у ангелов пять тысяч душ из Чистилища в обмен на чашу Святого Грааля! Скажем так: он решил забрать назад то, что преподнёс нам тысячелетия назад.

– Откуда?

– Слухами земля полнится. Моя длительная ссылка на поверхность принесла свои плоды. Сам понимаешь, что провернуть такое дело без посредников невозможно.

– Но почему ты промолчал об этом? Это же был такой шанс убрать столь мешающую фигуру с шахматной доски.

– Я хочу взять его в момент сделки. Только подумай, мы сможем уличить его в предательстве, заполучить пять тысяч кающихся душ и сохранить величайшую святыню.

– Ты хочешь убить двух зайцев одним выстрелом, мой друг, это чревато! Открытое противостояние с небесами невозможно без дозволения Люцифера!

– Об этом не должно быть никому известно! – отозвался Асмодей. – Я все рассчитал, если все удастся, нам не в чем будет каяться.

– Это опасная тропа! Ты должен рассказать!

– Мы прошли с тобой через Божий гнев и адское пламя. Если у меня есть шанс убрать Мамона с доски, я это сделаю. А ты… признайся, ты хочешь этого не меньше моего.

– Убить Мамона, а не захватить души. Подумай, это может только приблизить назревающий конфликт, а мы к нему не готовы.

– И все же, я пройду по этому пути. С твоей помощью или без!

– У меня не получится тебя отговорить? – спокойно произнес Вельзевул.

– Нет! Об одном лишь прошу, если не решишься поддержать меня, по крайней мере сохрани эту вылазку в тайне.

– На мое молчание можешь рассчитывать, что до остального: дай мне несколько дней, – ответил хозяин дома, задумчиво потирая лоб.

– Хорошо, – кивнул Асмодей, направляясь к выходу. – До скорого. – «Это четвертый», – мысленно произнес он.

Не дожидаясь ответа, демон скользнул в коридор и едва не сшиб с ног служанку, встретившуюся ему у самого выхода. Сейчас все его мысли были направлены в иное русло: четыре легенды, придуманные им, были идеальным способом проверки. Осталось только дождаться результатов и надеяться на мудрость Люцифера. Впрочем, в последнем он ни капли не сомневался.

Раскланявшись с Барбело, демон вскочил на спину Нифелима, взмывая ввысь. Лететь в свою обитель не хотелось абсолютно, а потому ударив в бока своего боевого товарища и друга, в верности которого не приходилось сомневаться, демон позволил себе совершить небольшую прогулку по Садам Покаяния. Слишком многое сейчас нужно было обдумать, слишком много возможных сценариев предусмотреть, а для этого требовалось одиночество, покой и тишина.

Венера давно уже укрылась за горизонтом, унося с собой огненный шлейф, и Ад укутало ночное покрывало, подарившее столь желанную прохладу, казалось, даже воздух стал свежее, ибо серные облака рассеялись. Поистине благословенный вечер! Прекрасное завершение тяжелого дня.

Примечания:
* Два спутника Марса (планета бога войны): Фобос (греч. φόβος «страх») и Деймос (греч. δείμος «ужас»)


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-38230-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Кейт (15.08.2019) | Автор: Dragoste
Просмотров: 78 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 Svetlana♥Z   (Вчера 22:57)
Кажется хитрый Асмадей облажался! biggrin Попустить служанку на выходе... ведь неизвестно кому она служит и кому доносит... Все же она такой наивный... А вокруг столько врагов и хитрющих демониц... wink

+1
2 Helen77   (16.08.2019 11:33)
Спасибо за интересное продолжение.

+1
1 Vodka   (16.08.2019 09:47)
Спасибо за главу

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями