Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1621]
Из жизни актеров [1604]
Мини-фанфики [2394]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4592]
Продолжение по Сумеречной саге [1259]
Стихи [2339]
Все люди [14610]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14021]
Альтернатива [8931]
СЛЭШ и НЦ [8475]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4038]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

amberit
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 октября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Когда она не твоя
Что ты будешь делать, повстречав девушку своей мечты, которая уже любит другого? Хватит ли у тебя сил перейти дорогу старшему брату? И на что ты готов пойти ради своей любви?
Кай Вольтури отправляется в Штаты на учебу, но чем обернется для него эта поездка?

Как Джейкоб Блэк стал волком
Здесь я описываю историю первого превращения Джейкоба Блэка в волка, его терзания, впечатления, ощущения.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Боец
Вся его жизнь - борьба. Удар за ударом. Он кажется несокрушимым перед стихией. Но что если она посягнёт на самое дорогое?

Горячий песок
Про первые неуверенные шаги во взрослую жизнь.

Tempt My Tongue
Кровожадный вампир Эдвард Кален имеет всего одну цель в своем бессмысленном существовании – потерять девственность с человеком. Он не остановится не перед чем, чтобы соблазнить незнакомых девушек, встречающихся на улице. Но может ли он насладиться телом девушки, не убивая ее?

Любовь на массажном столе.
Однажды записавшись на массаж из-за простой боли в шее, Белла совершенно не предполагала, чем обернутся эти сеансы для неё. Тем более, когда зеленоглазый красавчик-массажист отлично знает своё дело…



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 241
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

АМОРАЛЬ. Часть 3

2017-10-22
4
0
3


Будто прорвало плотину, сорвало шлюзы матово-серых покровов. Падающими якорями бездонного неба дождь уходил вниз под прямыми углами.

В шум каплепада нестройным, монотонным гулом врезался кондиционер. Шестнадцать градусов – атмосфера отношений, лишенных взаимности. Это температура отверженных тел и побежденных свобод, как прыжок с обрыва.

Вечер ложился чугунными тенями на алебастровые неровности. Сумрак жалил свет фонаря, доводя до неисправности и белого каления электрические змеепровода. Волны густой, непроходящей темноты смыкались над их головами с легким потрескиванием, точно кому-то вздумалось приподнять потолок, включив холодную черноту.

Его машина осталась на дальнем конце парковочной площадки. Воздух расцветал розой ветров, четыре лепестка которой, спутавшись, гуляли дождевой моросью по лодыжкам. Не остановись они взять кофе, успели бы сухими и цельными разойтись по домам. Ни разу не скрестив заточенные взгляды.

Запрокинув голову, Син тонул. Он боялся этой глубины в вышине. Ореол ночных огней казался ему бархатным на ощупь. Оглушенные грозой, меридианы света навевали воспоминания о двигающихся стенах, которые наступали на него. Еще немного, еще несколько мучительных моментов – и он задохнется первобытным страхом, не понимая где находится и с кем.

Тот необитаемый остров, маленький независимый прямоугольник, где они укрывались от игольчатого дождя, мог подойти только для одного человека. Под навесом места для влюбленных или одиноких душ не предусматривались. В это время, когда трудяги возвращаются с работы, а любовники устраивают короткие передышки, отвоеванные с боем у супругов, внутри кофейни яблоку было негде упасть. Так выглядела передозировка человечества на один квадратный метр – жадно открывающиеся провалы ртов, глотающих сладкосваренные фантазмы.

Панорамные витрины запотевали в геометрической прогрессии, словно где-то позади, вне позолоченной рамы написанной с них картины, кто-то настойчиво раскуривал наргиле. Тяжелый стелящийся туман облекал стоявших в тусклый, как бы космический свет. Эскиз, достойный Ван Гога.

Правая рука Сина, точно в насмешку, казалась ей неэтичной. Карма вкрадчиво опустила веки, посмотрела на свой безымянный палец. Серебряное кольцо отягощенно мерцало в такт предсмертным вспышкам фонаря.

Точно.

В насмешку.

Обоюдоострое молчание сбилось в большую белую куколку еще не рожденного мотылька.

– Обхвати меня руками, – сказал он в конце концов. Вздыхая и глядя Карме в душу. Вдыхая ее присутствие по миллиграммам.

Тело болело, ныло, стенало, словно по жиле кто-то вытягивал из него сожаления о прошлой жизни. Бумеранг, брошенный им в страхе, сдобренный инстинктом, вновь и вновь возвращался. Как возвращались бумеранги шесть тысяч лет назад. Как возвращались бумеранги до нашей эры, когда еще не изощрились выдумать язык, на котором они сегодня оправдывались и оправдывали друг друга. В преддверии времени ненависти.

– Да, – беспрекословно-просто согласилась Карма.

Ощущения, испытываемые заземленными нервами, были единственно доступным, вразумительным в любом состоянии аргументом. На обвалившихся стенах ощущений главное безжалостно становилось таким легким, смысловым, важным до умопомрачения. Она могла умереть сию же минуту, если не сделает этого – если не…

Внутри нее сосуществовало несколько персонажей сразу. И только высшим силам было известно, кто из них, в какую конкретную секунду перехватит контроль над физическим устройством, чтобы удовлетворить ее потребности. Во-первых, человек-которым-она-себя-считала; во-вторых, человек-которым-она-являлась; в-третьих, человек-которым-она-думала-что-является; – и это лишь вершина айсберга, неумолимо уходящего в глубину.

У нее, у Кармы, и этой глубины дна нет. Сейчас она находилась в опасной близости к истине, обнажающей личину человека-который-стремится-к...

Та самая жажда, которая прорывает барьеры нравственности, словно бегун на дистанции преодолевая препятствия, высоко поднимая ноги, становилась на место капитана корабля и уверенной рукой перехватывала руль самообладания Кармы, отдавая четкие приказы с капитанского мостика.

Капитан Жажда говорит: «обними его», – и она обняла бы, не чувствуя своих рук. До онемения.

Капитан Жажда приказывает: «притяни его к себе», – и она притянула бы человека в своих немеющих руках к собственному телу, вжимаясь в него – плоть в плоть – до последней косточки – настолько близко, насколько это возможно в мокрой насквозь одежде. До отнятия.

Самый главный вопит: «поцелуй его», – и она подарила бы человеку, который начинается там, где заканчивалась она, самый нежный и нетерпеливый поцелуй в мире; граница начала и конца, где-то по середине находившаяся всего мгновение назад, стирается в прикосновении двух языков, ведущих ласковую беседу. До ампутации.

Последний вскрик люцерны¹ выбросил Карму из дрейфа прострации.

Син всегда изъяснялся односложно-мало. Его речь состояла из точек, без запятых. Слова не шли с его губ, слова у него были только по делу. Словно географически-точные координаты, отсчитанные ударами крови о стенки сердца, закапсулированные в обратный отсчет секундной стрелки наручных часов от Радо. Он напоминал стенографиста – обозначая таинственными символами только ему известные понятия, он избегал сравнений, метафор, аллегорий – другими словами, всего, что требовало продолжительных описаний, путешествующих по синим жилам или бьющих разрядами бессонницы по кончикам пальцев в полнолуние. Сильнее смерти этот полумальчик-полумужчина опасался угодить в расставленные чувственностью ловушки тревожных мыслей. Он с большим скрипом мог бы самому себе рассказать что-то, в особенности о минувших днях, которые каждую ночь сжигал в кошмарах дотла.

Карма уронила голову на его плечо, точно под тяжестью волос, под тяжестью шестнадцати тонн воздуха. Вбирая с толикой разочарования его теплый, слегка острый, мужской запах. По щепоткам. Как лаймово-медовую приправу.

Она то и дело сравнивала их с тем, что было написано о других.

Она сверяла, что вкладывал в движения Вертера² страдающий Гете, проводила биссектрисы. Она входила в свою и его жизнь, словно в гостиную к знакомым, как Вик вошла в серую стылоту Котаро, получив разрешение Монро³. Син становился в ее мыслях обреченным, как Бюсси⁴, которого предал Дюма. Она проживала столько, сколько описывал, отмерял и разобнажал Митчелл в «Облачном атласе»⁵, перерождая по душе и по кругу. Во всем этом было столько слов и лирики, что ухватиться за что-то конкретное и сделать статичным было задачей, похожей на достижение нирваны.

Карма заламывала свои надежды, как заламывают руки. Почти нежно.

«И пахнет он уже не мной», – чуть-чуть обреченно сказала бы она. И умолчала, отключая внутреннее освещение над своими мыслями. Нежность заблудилась в ночном запрете.

Ее руки ослабили хватку на его шее. Неожиданно, едва не взвыв, она захотела оттолкнуть его на другой край земли и океана, быть может даже солнечной системы или галактики. Десятки глаз, устремленных из теплых подворотен кофейни, поддерживали их, будто десять тысяч рук.

Слившись, они стояли завернутые в мантию из дождя и чувств.

– Мы единое целое.

– Oui⁶.

_________________________________

[1] «Люцерна» от чешского «lucerna» - фонарь, свет.
[2] Роман «Страдания юного Вертера», автор Иоганн Вольфганг Гёте
[3] Роман «Научи меня умирать», автор Мацуо Монро
[4] Роман «Графиня де Монсоро» из трилогии Александра Дюма
[5] Роман «Облачный атлас», автор Дэвид Митчелл
[6] «Oui» в переводе французского «да». Есть небольшая аллюзия на английское значение схожего произношения и транскрипции – «we» значит «мы».


_________________________________

A/N: Точь-в-точь, как по расписанию поездов, новая глава этой истории, надеюсь, заставила ваши души встрепенуться сегодня. Поздравляю с прошедшими светлыми праздниками! Благодарю за проницательное чтение предыдущих глав и внимание к данному произведению в целом. С нетерпением ожидаю ваших комментариев и отзывов. Как вы оцениваете Сина, как мужчину? Что за чувства вызывает у вас поведение Кармы? Каким образом, на ваш взгляд, разрешится тайная связь, служебный роман совершенно непохожих и в то же время двойственных личностей? Спасибо за понимание, терпение и внимание!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/304-16821-2
Категория: Свободное творчество | Добавил: orchids_soul (20.01.2016) | Автор: Виктория Янковская
Просмотров: 651 | Комментарии: 12 | Теги: часть 3, амораль


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 12
+2
6 ValenTyna   (22.02.2016 11:45)
Благодарю за работу над главой, дорогая!

0
12 orchids_soul   (04.03.2016 18:43)
Благодарю за прочтение, пусть и с опозданием! Главное, что ты пришла, Тиночка happy

+1
5 Marishelь   (30.01.2016 01:04)
Осталось ощущение расставания wacko И объятие - как прощальное.
Спасибо за главу, Викуша!

0
11 orchids_soul   (04.03.2016 18:42)
Каждая разлука влюбленными встречается как расставание, почти смертельное. Благодарю за прочтение и комментарий, Маришик!

+1
4 Alin@   (23.01.2016 13:24)
Так стремятся быть вместе. Да, приходится скрываться, но так тянет их

+1
10 orchids_soul   (04.03.2016 18:41)
Благодарю за прочтение! wink

+1
3 Rara-avis   (23.01.2016 00:29)
Описания граничат с психоделикой, хотя нам её по жизни порой не хватает. biggrin Только вот не поняла, где, затерявшись в этих аллегорических лесах, служебный роман? Неба с Землёй?.. wacko biggrin

+1
9 orchids_soul   (04.03.2016 18:39)
Воспринимайте это как перфоманс, гораздо облегчит понимание ситуации tongue

+2
2 Cheshka   (21.01.2016 16:27)
Обалденно шикарно описан эпизод их единения! Большое спасибо, я на форум=)

0
8 orchids_soul   (04.03.2016 18:38)
Благодарю, ласточка! Как всегда, твое красноречие сложно уместить в маленьком комментарии, с удовольствием последую за тобой на форум biggrin

+2
1 Natavoropa   (21.01.2016 15:58)
Чувствуется какая то обреченность в отношениях, они не смотрят друг на друга, каждый живет своими мыслями и муками сомнений, но сила притяжения велика, еще бы понять, какие чувства их притягивают друг к другу, то, что это любовь - сомневаюсь. smile
Спасибо.

0
7 orchids_soul   (04.03.2016 18:37)
Благодарю, Натуль. Ты, вероятно, слышала такое изречение: мы любим не других людей, самих по себе, а части себя в других. Может, это именно тот случай wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: