Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1634]
Из жизни актеров [1606]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4603]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2353]
Все люди [14640]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14059]
Альтернатива [8941]
СЛЭШ и НЦ [8555]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4077]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Новогодняя акция "Подари подарок" 2017-18
Команда сайта предлагает вам поздравить любого пользователя сайта с наступающим Новым годом, заказав для него подарок.
Примеры подарков:
- баллы
- значки
- обложки, комплекты, аудиотрейлеры
- реклама историй
- стажировка или помощь от Клубов сайта

- и так далее...
Заявки принимаются до 17 декабря 2017 года.

Four Season Times
Четыре времени года - Четыре разных судьбы

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

The Art Teacher
Он открыл для меня искусство и слова, страсть и жизнь... Но мне нужен был лишь он сам.
От переводчика Furiae



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13473
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

A Pound of flesh | Фунт плоти. Глава 9

2017-12-13
18
0
~ Зачарованные Гермионой ~


Гермиона моргнула, просыпаясь от неожиданного звона будильника. Со стоном повернувшись на бок, она нажала кнопку «отбой», досадуя на себя за то, что не спала полночи, ковыряясь в папках из Министерства в поисках какой-либо информации о Карадоке Дирборне1. Она была вынуждена заниматься этим ночью; Сьюзен бы живьем содрала с Грейнджер кожу, если бы обнаружила волшебницу в архиве во время праздников, поэтому Гермиона ждала, пока в Министерстве не осталось минимальное количество сотрудников. И задержалась на дольше, чем предполагала.

Прошло два дня с тех пор как она увидела улыбающееся лицо Дирборна на старом снимке первых членов Ордена Феникса на мантии Гарри, два дня с тех пор как она осознала, что это не может быть совпадением, просто не может, что якобы мертвый Драко в конечном итоге оказался живущим в маггловском Лондоне вместе с еще одним якобы мертвым волшебником в качестве его домовладельца. У девушки было такое ощущение, что за всем этим, в том числе потерей памяти Драко, может скрываться заговор.

Файлы Министерства не оправдали ее ожиданий, и теперь она исследовала всё, о чем только могла подумать: начиная со школьных лет Дирборна в Хогвартсе и до его связи с Министерством, до его маггловского воспитания. Документы обрывались краткой заметкой о его странном исчезновении, а позже кто-то поставил штамп «СКОНЧАЛСЯ» внизу страницы.

Наконец признав свое поражение, Гермиона вернулась в свою квартиру, застонав от осознания, что через пять часов ей нужно быть в Норе, и залезла под благоухающие простыни.

Теперь будильник-радио вопил — Гермиона отметила, что играет «She Bangs»2, — а волшебница уже нащупала кнопку «отбой» и, оборвав пронзительный крик музыки, сразу же заснула, перевернувшись на другой бок.

Светящее прямо в лицо солнце вновь разбудило девушку, и она потянулась, чувствуя себя хорошо отдохнувшей. Краткий миг спокойствия испортило мучительное чувство, что она спала дольше, чем следовало. Быстрый взгляд на часы подтвердил ее подозрения. Часы показывали почти полдень. Должно быть, она выключила будильник, но дремота вновь одолела ее.

Ругая себя разнообразными словами — такими, что сама почти удивилась знанию подобных, — Гермиона вскочила с постели, удивляясь, почему никто не заявился к ней при помощи Летучего пороха. Приняв душ в рекордно короткое время, Грейнджер даже не удосужилась вымыть волосы — которые были относительно чистыми, — поэтому ей пришлось собрать их в хвост.

Остановившись и сделав несколько глубоких вдохов, Гермиона опустилась на колени, чтобы погладить Живоглота и наполнить его миску едой. Вероятно, в Норе творится такой хаос, что девушка даже начала сомневаться, удастся ли ей в следующие несколько часов урвать хоть один спокойный момент. Подавив нервозность, она зачерпнула горсть Летучего пороха.

И хотя Гермиона была весьма привычна к хаосу Норы, она всё равно вздрогнула от уровня шума, в который окунулась, когда вышла из камина на кухне. Где-то в доме миссис Уизли читала нотации сыновьям. Орало Волшебное радио, а громкие голоса вторили ему, наполняя кухню. Отряхиваясь от пороха, Гермиона огляделась по сторонам.

На кухне было многолюдно: Флер, Анжелина, Перси и его девушка Одри усердствовали над приготовлением различных блюд. Флер склонилась над столом, украшая кремово-белой глазурью огромный многоярусный торт — глазурь была даже у нее на лбу. Анжелина (короткие рукава ее рубашки были закатаны до плеч) кропотливо взбивала что-то в массивной миске, бросая через плечо советы Флер. Перси и Одри нарезали овощи с огромной скоростью, соревнуясь с ножами, которые самостоятельно трудились над столешницей рядом с ними. И никто не заметил появления Гермионы.

Застыв в нерешительности, Грейнджер постояла еще мгновенье, прежде чем сделать шаг к двери, ведущей в другую комнату. Она наступила на игрушечную машинку и едва не потеряла равновесие, испуганно вскрикнув. На кухне воцарилась тишина, если не считать неповторимого визжащего смеха Тедди, который, должно быть, находился где-то в комнате. Все в изумлении уставились на волшебницу.

— Гермиона, когда ты появилась? — спросила Анжелина, повернувшись к ней, отрываясь от своего перемешивания.

— Только что. Извините. Я хотела прийти пораньше, но проспала.

— Я слышала, что в последнее время с тобой такое часто случается, — сказала Анжелина, подмигнув ей.

Улыбка Гермионы была похожа, скорее, на гримасу, и мысленно девушка сделала себе пометку: заткнуть рот Сьюзен каким-нибудь заклинанием.

— А Джинни где? В другой комнате? — спросила Гермиона, притворяясь, что не увидела заговорщицкого подмигивания Анжелины.

— Она наверху, с Луной, — пропищал из-под стола новый голос.

Гермиона наклонила голову и увидела Дина, сидящего под столом и играющего с Тедди в машинки.

— Привет, Дин, — моргнув, приветствовала его девушка. — Привет, Тедди.

Тедди проигнорировал ее, намереваясь объехать своей игрушечной машинкой ножку стола. Дин помахал рукой и снова вернулся к забаве с Тедди, издавая звук, похожий на шум работающего двигателя.

— Сколько здесь людей? — распрямившись, изумленно спросила Гермиона.

— Не так уж много, — ответил ей Перси, вернувшись к нарезанию овощей вместе с Одри. — Только мы, Билл, Чарли, Джордж, Рон, Гарри, мама с папой, Джинни и Луна, а еще миссис Тонкс.

— И Виктуар, — добавила Флер, убирая от лица волосы перепачканными мукой руками. — Всего ничего, — они скривила губы в ехидной усмешке.

— Действительно, — согласилась Гермиона, сохраняя невозмутимое выражение лица.

— Тебе лучше показаться Джинни, чтобы она знала, что ты здесь, — сказала ей Анжелина. — Молли сегодня буквально до сумасшествия ее доводит.

— Она наверху? — спросила Гермиона, направляясь к двери, отделяющей кухню от остальной части дома.

— Когда я видела ее в последний раз, она собирала вещи в своей комнате.

— Спасибо, Анжелина.

Выйдя из кухни, Гермиона прошла через главную комнату, которая, благодаря упорному труду Джорджа, Чарли и Билла, была украшена широкими лентами цветных гирлянд. Миссис Уизли методично стирала пыль с фоторамок, прежде чем вернуть их на место и повесить еще одну гирлянду над большим окном.

— О, Гермиона, дорогая, слава богу, ты здесь! — воскликнула миссис Уизли, отбросила в сторону метелочку для пыли и заключила Гермиону в крепкие материнские объятья. — Ты себя сегодня получше чувствуешь? Выглядишь однозначно лучше.

— Спасибо, миссис Уизли, я хорошо себя чувству. Думаю, в воскресенье это на меня так погода повлияла, — ответила Гермиона не моргнув глазом.

— Было ужасно жарко, не правда ли? — сказала миссис Уизли, убирая с лица прилипшие от пота волосы. — Я почти жалею, что не позволила Артуру установить одно из этих маггловских охлаждающих устройств, как у тебя.

— Пойду, скажу Джинни, что я уже пришла, — сказала ей Гермиона.

Как бы то ни было, а наверху раздался оглушительный взрыв, сопровождающийся двумя ревами возмущения.

— ДЖОРДЖ! — голос Рона эхом скатился вниз по лестнице.

Джордж усмехнулся, и миссис Уизли обратила на сына всё свое внимание.

— Джордж, что ты сделал?

— Ничего. Честно. Должно быть, это какая-то старая шутка, о которой я забыл, — ответил Джордж, изо всех сил стараясь выглядеть невинно.

Раздался звук сбегающих по лестнице ног, и через мгновенье появились Рон и наступающий ему на пятки Гарри. Они были обильно покрыты розовой слизью, которая, как заметила Гермиона, начала стекать и собираться в лужу у них под ногами.

— ЧТО ты сделал? — зарычал Рон, в два шага подскочив к Джорджу. — От этого невозможно избавиться!

— РОНАЛЬД! — выкрикнула миссис Уизли, когда Билл, Чарли и Джордж расхохотались. — Ты заляпал полы, которые я только что вымыла. Вы оба — марш наверх и смойте с себя эту дрянь.

— Ты вообще меня слышишь? От нее невозможно избавиться! Мы пробовали друг на друге Экскуро3, но эта штука никуда не делась.

— Что случилось с вами двумя? — спросил Билл, все еще смеясь.

— Мы занимались уборкой в старой спальне близнецов, как сказала нам мама, и нашли под кроватью коробку.

— Так значит, вы ее открыли?

— Нет! — сказал Гарри, сплевывая слизь. — Рон попытался уничтожить ее, а эта чертова штуковина взорвалась мне в лицо! Простите, миссис Уизли, — закончил Поттер, когда Молли бросила на него предупреждающий взгляд, говоривший следить на языком.

— Ну, я не знал, что она взорвется! — огрызнулся Рон, поглядывая на Джорджа.

— Успокойся, Ронникинс, — сказал Джордж, перебивая мать, едва она открыла рот, чтобы прочитать нотации. — Это отмывается при помощи скребка, мыла и воды.

— Первым должен пойти мыться Гарри, — заговорил Чарли. — Похоже, ему досталось сильнее.

И действительно: спереди Гарри был покрыт слизью с головы до пят; она капала с его волос и кончика носа. Поттер протянул руку, чтобы снять испачканные очки, явив два чистых участка кожи вокруг глаз.

Рон выглядел так, словно хотел что-то возразить, но когда покосился через плечо на Гарри, вздрогнул, пытаясь не рассмеяться.

— Да, приятель, тебе лучше отправиться первым, — сказал он, не в силах сдержать рвущийся наружу гогот.

— Ох, спасибо тебе большое, — прорычал Гарри, прежде чем развернуться и промаршировать обратно вверх по лестнице.

— Рон, ты можешь помыться в саду. Тебе нужно переодеться и уйти с моего чистого пола, — сказала миссис Уизли, одаривая Рона строгим взглядом, а затем повернулась к Джорджу: — А ты, Джордж, иди и принеси брату чистую одежду.

— Ой нет! — громко воскликнул Рон. — Я не хочу, чтобы он крутился в моей комнате!

Мисси Уизли раздраженно фыркнула.

— Ладно. Гермиона, ты не возражаешь?

Голова Рона взлетела вверх; было очевидно, что он не заметил девушку, стоящую наполовину скрытой позади его матери. Гермиона вернула натянутую улыбку, которой он улыбнулся ей.

— Привет, Гермиона. Давно пришла? — спросил он, само воплощение вежливости.

— Достаточно давно, — ответила она, выходя из-за спины миссис Уизли, которая все еще не подозревала, что разрыв их с Роном отношений не имел ничего общего с дружеским расставанием.

— Рад, что тебе удалось, — произнес Рон учтивым голосом.

— Есть какие-нибудь предпочтения относительно брюк или рубашки? — спросила Гермиона, продвигаясь вперед к лестнице, но сохраняя между ними дистанцию. Рон шагнул в сторону, давая ей больше места.

— Ты не должна… — начал Рон.

— Да ничего, всё в порядке, — ответила Гермиона. — Встретимся снаружи через несколько минут.

Прежде чем перестать задаваться вопросом, что она делает, волшебница начала подниматься по лестнице. Она прошла мимо закрытой двери в комнату Джинни, обошла лужу розовой слизи у бывшей комнаты близнецов и увернулась от Гарри, который спешил в душ. Прежде чем осознать это, Грейнджер оказалась в гнетущей жаре верхнего этажа перед полуоткрытой дверью в комнату Рона.

Девушка толкнула дверь, открывая ее до конца, пошатнувшись от ощущения того, что вещи Рона стали такими осязаемыми, что по коже побежали мурашки. Ослепительно-оранжевый плакат висел на стене, на полу валялись кучи носков, на столе — набор шахмат и остатки фигур от предыдущих партий. Всё это было так знакомо и в то же время казалось совершенно чужим.

«Эти вещи больше не мои», — поняла Гермиона.

Запах Рона — землистый, терпкий запах травы, аромат полироли для ручки метлы, его мыла — больше не ощущался как запах дома. Это поразительное осознание заставило ее колени подкоситься, и девушка прислонилась к косяку, пытаясь отдышаться.

Она больше не любит Рона.

Это знание нанесло болезненный удар по ее сердцу. Она лелеяла детскую мысль о том, что всегда будет любить Рона, даже несмотря на то, что они больше не вместе. Затем ее настроение поднялось, вопреки тяжести, лежащей на сердце. Осознание принесло освобождение, появилось чувство облегчения — спустя столько месяцев она почти почувствовала себя свободной.

Грейнджер еще минутку постояла в дверном проеме, приходя в себя, затем переступила через кучу косков, лежащую на пути к шкафу, где она взяла футболку и брюки до колена, и потрусила обратно вниз по лестнице. Через заднюю дверь в кухне волшебница вышла в сад, где умывался Рон, обливаясь холодной водой из шланга.

— Одежда, — окликнула она Рона, оставляя вещи на стоящей рядом скамье.

— Спасибо, — буркнул он, когда она повернулась, чтобы вернуться обратно в дом. — Скажи, — произнес Рон, заставляя Гермиону развернуться обратно, — ты придешь на свадьбу с парой?

— Рон, ты же знаешь, что нет, — со вздохом ответила Гермиона.

— Ах да, верно. Маггл. Я и забыл. — Ухмыльнувшись, Рон вернулся к своим водным процедурам, а Гермиона направилась обратно в дом, снова чувствуя раздражение.

Миссис Уизли появилась прямо перед ней, выглядя взбешенной. Тетушка Мюриэл прибыла раньше, чем ожидалось, и ее комната была еще не готова. Желая помочь миссис Уизли, на затравленном лице которой был дикий взгляд, Гермиона отправилась вверх по лестнице в бывшую комнату Чарли, чтобы подготовить помещение.

* * *


— Нет, повесь это там, — крикнула миссис Уизли; ее голос эхом прокатился вверх по лестнице.

Гермиона поморщилась, когда звук добрался ее черепа, и потерла ноющие от боли виски.

— Нет же, Джордж, вон там!

Раздался приглушенный стук, сопровождаемый тихим звоном разбитого стекла, и Гермиона замерла, задаваясь вопросом: а что, если это был момент, когда треснула миссис Уизли? Но ожидаемого крика не последовало, и Нора присмирела. У Гермионы появилось ощущение, что это затишье перед бурей, но тишину ничто не нарушило.

Гермиона остановилась на мгновение, а затем опустилась на кровать, которую как раз закончила готовить, решив, что лучшим решением будет подождать, чем закончится разворачивающаяся внизу драма. Она снова сжала виски кончиками пальцев, желая, чтобы пульсирующая боль исчезла. Гвалт завершающих предсвадебных приготовлений Норы в сочетании с постоянной изнуряющей жарой вызывал у нее колоссальную головную боль, от которой вряд ли смогло бы помочь даже самое сильно зелье миссис Уизли от мигрени.

По крайней мере, наводя порядок, Грейнджер смогла еще раз перебрать в голове все имеющиеся факты. Карадок Дирборн, якобы скончавшийся член Ордена Феникса, был домовладельцем Драко Малфоя, якобы жертвы Пожирателей смерти. Карадок Дирборн — жертва заклятья памяти, которое стерло всё, кроме желания отправиться в путешествие в далекий Лондон и войны с Волан-де-Мортом. Быть того не могло, что на них наложил заклинание один и тот же человек, да еще и устроил так, чтобы они оба жили в одном месте. Или могло? Теперь она ищет сердобольного Пожирателя смерти, достаточно бессердечного, чтобы убивать своих жертв?

А может, и нет. Дирборн сказал ей, что он прочитал о Драко в газете и в порыве сочувствия предоставил молодому человеку, которому негде было жить, крышу над головой. Но что, если всё это было не тем, чем казалось? Что, если Дирборн был причастен ко всему? Что, если его история — ложь?

Но какая ему выгода от этой лжи? Гермиона оказалась загнана в тупик. Кроме нескольких следов спонтанной магии Драко, она не заметила никаких других проявлений магии рядом. Любое заклинание Дирборна могло бы стоить ему раскрытия. Это, в свою очередь, означало, что, если он не использует магию, то еще не восстановил свои воспоминания; значит, он не врет.

Однако Гермиона отказывалась верить, что это совпадение: Драко и Дирборн оказались в одном и том же месте, с одной и той же проблемой. Правда, на счет Дирборна она не была уверена. Ей следовало бы сообщить о месте его нахождения, но тогда это привлекло бы внимание и к Драко. В расстроенных чувствах Гермиона откинулась обратно на кровать. Не было никакого способа раскрыть Дирборна, не раскрывая Драко. И что-то внутри говорило волшебнице, что она не может раскрыть Драко. Но если заклинание на Дирборна и Драко наложено одним и тем же лицом, то, возможно, Гермиона могла бы использовать пропавшего члена Ордена, чтобы обнаружить этого человека.

От хождений по этому мысленному кругу ее начало подташнивать, и Гермиона села на кровати, рассматривая бывшую комнату Чарли, где должна была остановиться тетушка Мюриэл и полагалось прибраться для неприятной старухи. По случаю праздника Гермиона сдержала порыв оставить напоследок неприятный сюрприз для старушки.

— А лодыжки-то тощие, — фыркнула Гермиона, когда поднялась и потянулась. Ее позвоночник довольно хрустнул в нескольких местах, и девушка вздохнула, подчиняясь тому факту, что, в конце концов, ей придется спуститься вниз, чтобы посмотреть, что случилось. Решив, что оттягивание неизбежного может сделать только хуже, Гермиона всё же направилась к двери.

На лестнице она столкнулась с Гарри. Он еще не обсох после душа, где отмывался от розовой слизи, и глядел на нее с опаской.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Гермиона, облокачиваясь на перила рядом с Гарри, который уставился на несколько пролетов вниз.

— Пытаюсь решить, хочу ли рискнуть спуститься вниз, — признался он, и взгляд его по-прежнему был прикован к точке далеко внизу.

— Там тихо, — отметила Гермиона.

— Знаю, и это меня пугает. — Через мгновенье Гарри разжал руки, которыми вцепился в перила, и оттолкнулся от них. Поттер провел руками по волосам, и это действие в сочетании с тем, что они еще были влажными после духа, привело к тому, что волосы его почти встали дыбом. Невесело хохотнув, он отступил назад еще на шаг. — Мы всего лишь хотели, чтобы всё было просто. Тихо. Без суеты.

— Свадьба Уизли тихая и без суеты? — подколола друга Гермиона. — Где ты был, когда Билл женился на Флёр?

— Видимо, слишком обеспокоен размышлениями о том, что буду делать, когда торжество закончится, — в тон ей парировал Гарри.

Гермиона похлопала друга по плечу.

— Единственная дочь Молли Уизли собралась замуж за Гарри Поттера. Ты никак не мог ожидать, что это будет простым делом.

Гарри скривился от досады.

— Нет, полагаю, что не мог.

— Не переживай. Тебе просто нужно пережить сегодняшний день и пятницу, а в субботу всё закончится.

С еще одним вздохом плечи Гарри поникли.

— Ну, когда ты так говоришь...

Ответ Гермионы так и умер на ее губах, когда Рон спустился по лестнице к ним; вода всё еще капала с его полос после купания на заднем дворе. Одет он был совсем не в то, что принесла ему Гермиона. Она закатила глаза.

— Что вы двое здесь делаете? — спросил он, скользнув взглядом мимо Гермионы, прежде чем глянуть через перила.

— Пытаемся решить, безопасно ли пойти туда, — сразу же ответил Гарри, становясь между Гермионой и Роном.

— Там тихо, — отметил Рон, повторив высказанное ранее наблюдение Гермионы.

— Именно, — подтвердил Гарри.

— Пойду оценю уровень разрушений, — вызвалась волонтером Гермиона, желая оказаться подальше от Рона.

Девушка начала спускаться по лестнице прежде, чем кто-либо из друзей успел остановить ее, и уже добралась до первого этажа, когда ее перехватила Джинни.

— Поверь мне, ты не хочешь туда идти, — тихо проговорила Джинни. Она затащила Гермиону в свою комнату, которая выглядела так, словно по ней прошелся торнадо. Несколько наполовину заполненных коробок стояли посреди комнаты, вещи и предметы были разложены на кучки, образуя вокруг них беспорядочный круг. Гардероб был открыт, но пуст, и стены, которые раньше украшали плакаты «Холихедских Гарпий» и «Ведуний», были голыми.

— Что случилось? — спросила Гермиона, бесшумно притворив дверь за своей спиной.

— Не знаю. Но Джордж что-то разбил, а мама не начала кричать. Это нехороший знак. — Джинни убрала стоящую у нее на пути коробку и посмотрела вниз с многострадальным вздохом. — Я собиралась пойти захватить каких-нибудь чипсов или вроде того, но теперь предпочту оставаться здесь как можно дольше. Когда мама не кричит на тебя, это означает, что бы сделала что-то действительно ужасное.

— А куда ушла Луна?

— Они с Дином, вероятно, сбежали, чтобы побыть наедине у пруда, — ответила Джинни, пожимая плечами.

— Ох, — выдохнула в ответ Гермиона, воспоминая, как когда-то давно делала точно так же. Она чуть задержалась у двери, поэтому услышала, как Гарри с Роном спускаются по лестнице. Грейнджер задумалась о том, чтобы открыть дверь, когда они будут проходить мимо, и предупредить, но вс данный момент не могла смириться с мыслью о том, что рядом находится Рон. Поэтому волшебница позволила им пройти, мимо, игнорируя укоризненный взгляд, который бросила на нее Джинни.

— Ты только что бросила моего будущего мужа на съедение волкам? — спросила Джинни, уперев одну руку в бедро.

— Полагаю, весь удар на себя примет Рон. Твоя мама никогда не кричит на Гарри, — рискнула заметить Гермиона. — Тебе нужна помощь в сборах?

Отвлекающий маневр сработал, и Джинни скривилась, посмотрев вниз на груду вещей, ожидающих упаковки.

— Я не знаю, как мне удалось накопить такое количество всего, — вздохнула она.
Подталкивая ногой коробку, стоящую у двери, Гермиона расчистила место и присела рядом с Джинни. Некоторое время они работали в тишине, складывая и упаковывая кучки на полу, пока ничего не осталось. Они обвязывали последние коробки, когда в дверях показался весьма взволнованный Гарри.

— Гермиона, Сьюзен только что связалась с нами при помощи Летучего пороха и сказала, что тебе следует явиться в Министерство. Она сказала, что в штаб-квартире стирателей памяти на тебя очень злы. — Гарри шагнул дальше в комнату. — Она сказала, что это срочно.

С трудом сглотнув, Гермиона кивнула и поднялась на ноги под сочувствующие взгляды Гарри и Джинни. Волшебница уже знала, что произошло.

* * *


Когда Гермиона вышла из камина в Атриуме Министерства, Сьюзен уже ждала ее. Через руку девушки были перекинуты чистые мантии Отдела магического правопорядка, а на Грейнджер она поглядывала с опаской.

— Прости, что отвлекаю тебя в выходной, но если бы не я, это сделали бы они, — объяснила Сьюзен, помогая Гермионе надеть мантию поверх повседневной одежды.

— Это Роули? — спросила Гермиона, застегивая мантию дрожащими пальцами.

Сьюзен кивнула, пропуская Гермиону в направлении лифтов.

— Они нашли его шатающимся по Германии; они бродяжничал.

Гермиона порывисто выдохнула. По крайней мере, он был жив. То же самое можно было сказать и о двух других жертвах.

— Как же они его нашли?

Лифт с грохотом остановился перед ними, и решетки разъехались. В это время дня лифт был пуст. Гермиона зашла сразу, Сьюзен — следом за ней.

— Он прошел перед автобусом. Тот едва не сбил его, но у него случился выброс спонтанной магии, и автобус врезался в его Щитовые чары. Министерство Германии перехватило его, как раз во время его осмотра парамедиками, они узнали его по листовкам, разосланным нашим Министерством три года назад.

Гермиона ощутила, как болезненно сжалось ее горло при упоминании о листовках, на которых красовались лица волшебниц и волшебников, которые по окончании войны считались пропавшими без вести. За шесть лиц на этих листовках была в ответе сама Гермиона.

Ее жертв обнаруживали одну за другой. Двое скончались во время того, как она накладывала на них Обливиэйт4, еще двое превратились в лепечущих несуразицу идиотов, и теперь составляли компанию Златопусту Локонсу в Святом Мунго — их воспоминания были стерты навсегда. Пятый, Арчибальд Крафт, был обнаружен несколько месяцев назад, счастливо живущим в Шотландии, как маггл, и работающим на рыболовном судне. Было почти жестоко вырвать его из той жизни и вернуть воспоминания о жизни Пожирателя смерти. Теперь он томился в Азкабане и каждый день пытался подкупить охранников, чтобы те снова наложили на него Обливиэйт и отправили обратно, жить магглом.

Торфинн Роули был последней жертвой ее заклятья забвения, по крайней мере, последним, о ком знало Министерство. Вести бродячий образ жизни вряд ли было приятно, но Гермиона была уверена, что это предпочтительней заключения в Азкабане. Не то чтобы он заслуживал этого меньше других.

Сьюзен дотронулась рукой до плеча Гермионы и ее развернула к себе, чтобы оценить внешний вид.

— Без обид, — сказала она, направляя палочку на волосы Гермионы. Волшебницу обдало потоком холодного воздуха, а ее волосы уложились вокруг лица кудрявыми, но сухими волнами; она подняла их, собрав обратно в хвост.

— Всё в порядке. Спасибо, — тихо произнесла Гермиона.

— Эй, — произнесла Сьюзен, сжимая плечо Гермионы в знак поддержки. — Это же хорошо. Его поймали, он жив, и он последний.

Гермиона кивнула, хотя ее желудок скрутился в узел. Сьюзен, конечно же, была права, но легче от этого не становилось, потому что она знала, что собирается встретиться лицом к лицу с человеком, который в течение нескольких месяцев после войны преследовал ее в ночных кошмарах.

Роули и Крафт были последними из тех, на ком она применила чары забвения. К тому времени она уже поднаторела в них; они были необходимей, чем какие-либо другие. И хотя они с Гарри и Роном старались не оставлять следов, их обнаруживали не раз и не два.

В первый раз их поймала пара егерей, за вознаграждение, которое назначил за их головы Волан-де-Морт. После короткой схватки два неуклюжих егеря были обезоружены и оглушены заклинанием. Зная, что эта парочка может не вспомнить об этой встрече, Гермиона дрожащим голосом наложила на них сильнейшие чары забвения, какие только могла создать. Несмотря на все заверения, что нужно убедиться, что она ничем им не навредила, Гарри настаивал, что им нужно оставить этих двоих приходить в себя самостоятельно. Как они провели оставшееся время, Гермиона никак не могла знать, но когда год спустя она решила их разыскать, оказалось, что оба волшебника мертвы.

Спустя три месяца после возвращение в их укрытие, следующее за изнурительным путешествием в Косой переулок, они попали прямо в засаду. На этот раз они сражались с тремя Пожирателями смерти: Джагсоном, Трэверсом и Селвином. В отчаянный момент стычки проклятья летали в воздухе бессистемными молниями, и в последствии ни она, ни Гарри, ни Рон так и не поняли, кто несет ответственность за смерть Джагсона, тыкающегося по кругу Трэверса, бормочущего что-то невнятное, и валяющегося на земле в отключке Селвина. Рон истекал кровью от нескольких полученных ранений, палочка Гарри, раздувшись вдвое больше своего нормального размера, раздробила Поттеру три кости. Гермиона, со сломанным кровоточащим носом и вывихнутым плечом, усмирила Трэверса Оглушающими чарами, прежде чем обессиленно повалиться на землю.

Справившись со своими ранениями, как могли, они похоронили Джагсона в лесу, а затем обратили внимание на своих пленников. С небольшой подачи Гарри, Гермиона наложила на них Обливиэйт, удавил из их памяти схватку и несколько предыдущих лет их жизни. Затем, пока Грейнджер собирала палатку, Рон взял Трэверса, а Гарри — Селвина, и они трансгрессировали прочь, отправив своих пленников в разные случайные места. После они скрылись с места стычки, и прошло несколько недель, прежде чем Гермиона смогла проспать всю ночь, не вскидываясь в холодном поту и крича от ужаса.

Волан-де-Морт разыскал своих непутевых Пожирателей смерти и, в попытке снять наложенные Гермионой чары забвения, превратил обоих мужчин в безмозглых идиотов, неспособных позаботиться о себе. В некоем порыве милосердия Волан-де-Морт оставил их в живых, вернув туда, где нашел их. После войны Министерство обнаружило их в психиатрической больнице.

Лифт с грохотом остановился на третьем уровне, и Гермиона последовала за Сьюзен. Путь до штаб-квартиры стирателей памяти был недолог, но Гермиона заставляла себя делать каждый шаг, словно дверь становилась всё больше и отодвигалась всё дальше. Было не заперто, и перед входом в штаб-квартиру толпилось большое скопление волшебников.

— Помни, он — последний, — повторила Сьюзен, еще раз подбадривающе похлопав Грейнджер по плечу, и Гермиона еще раз кивнула.

— Спасибо, Сьюзен, — прошептала она, останавливаясь перед толпой, которая еще не заметила ее. — Возвращайся. Нет никаких причин, чтобы тебя втянули во весь этот цирк.

— Не смеши меня, Гермиона. Я твой напарник. Я никуда не уйду.

И вот тогда поднялся крик. Ее заметили.

— Это Грейнджер!

— Грейнджер здесь!

Салли-Энн О'Мейли бросилась вперед сквозь толпу, сбивая попадающихся на ее пути людей своим беременным животом, чтобы пожать Гермионе руку с такой силой, что у той застучали зубы.

— Это так здорово, Гермиона. Это невероятно!

Гермиона озадачено уставилась на нее.

— Вот сюда, проходите, — направляла Салли-Энн. Разрезая толпу, они добрались до дверного проема, и Салли-Энн повысила голос: — А ну-ка, расступись, толпа! У меня тут Гермиона Грейнджер!

Гермиона вздрогнула, когда толпа рассредоточилась вокруг нее. Когда они вошли в штаб-квартиру стирателей, Сьюзен следовала позади; она была там, чтобы вырвать Гермиону из цепких ручонок Салли-Энн.

Салли-Энн, ничуть не смущаясь, поспешила в личный кабинет и минуту спустя появилась оттуда с худощавым мужчиной, который выглядел так, что его могло сломать порывом ветра. Гермиона узнала в нем Арнольда Миргуда, возглавившего после войны отдел стирателей памяти.

— Мисс Грейнджер, — произнес он глубоким голосом, который шел вразрез с его хрупким телосложением. — Благодарю, что прибили столь безотлагательно. — Он протянул руку, сжав ее онемевшие пальцы в плотном рукопожатии. Без дальнейших предисловий, он продолжил: — Мы надеемся покончить с этим как можно быстрее. Мистер Роули уже здесь.

Гермиона молча понимающе кивнула; ее сердце так сильно стучало в груди, что было тяжело дышать. Последний раз, когда она видела Роули, он прижимал ее к земле, одной рукой шаря под ее мантией, а в другой держал палочку, приставленную к ее голове. Чтобы успокоиться, Гермионе пришлось схватиться рукой за дверной косяк.

* * *


— ГЕРМИОНА! — завопил Рон, его ступни сковали, а руки были связаны за спиной. Он напрасно боролся с путами, пытаясь перекатиться через поляну. Однако Арчибальд Крафт поставил одни уз своих солидных ступней ему на спину и надавил достаточно сильно, чтобы заставить Рона задыхаться. Гарри, которого нельзя было трогать, потому что у Волан-де-Морта были на него планы, был обездвижен и подпирал дерево.

Гермиона задыхалась, прижатая к земле мужчиной, который был гораздо крупнее и тяжелее нее. Она царапала его лицо, а он смеялся, затем обхватил оба ее запястья рукой, в которой держал палочку, и завел их над ее головой.

— Правильно, сопротивляйся. Мне от этого только больше забавы.

Какой-то отдаленной частью своего разума она знала, что Рон продолжает вопить, но ее мир сузился до плотоядно ухмыляющегося, лежащего на ней и срывающего с нее джинсы мужчины.

«Только не так, только не так», — молилась она.

Помогая себе ногами, Роули смог спустить с нее джинсы свободной рукой, и он отбросил изодранную одежду в сторону. Она чувствовала острые концы веток, упирающиеся в ее ягодицы, и тошнотворное ощущение мужских брюк, трущихся о ее бедра.

Гермиона закрыла глаза, сосредоточившись только на одной вещи во всем мире, и это была рукоятка палочки Роули, прижатая к ее ладони. Девушка сосредоточилась на ощущении дерева и легкой связи предмета с ее правой рукой. Когда Роули нагнулся, чтобы снять с нее трусики, Гермиона выкрутила руку, обхватила ладонью его палочку и дернула вниз.

— ДЕПУЛЬСО5, — закричала она.

Роули удивленно вскрикнул, когда перелетел через небольшую полянку, врезавшись в дерево. Другой Пожиратель смерти, застигнутый врасплох, отшатнулся, когда Рон перекатился на спину. Не поднимаясь на ноги, Гермиона направила палочку Роули на Крафта и оглушила его заклинанием Остолбеней. Она вскочила, прикрывая одеждой свои голые ноги, и кинулась туда, где едва шевелился лежащий на земле Роули. Она пнула его в живот, а когда он скрутился в защитной позе, нанесла еще один сильный удар по его лицу. Его зубы ранили ее босые ступни, но Грейнджер этого даже не почувствовала.

— Никогда, никогда, никогда! — кричала на него Гермиона, снова и снова нанося удары. Потеряв равновесие, девушка свалилась на землю. Тогда она вскарабкалась на Роули и начала месить его кулаками. Вскоре, Роули прекратил защищаться.

В какой-то момент Рон, должно быть, воспользовался палочкой Крофта, чтобы освободиться, и Гарри, которого освободил Уизли, оттащил подругу прочь от окровавленного, потерявшего сознание мужчины.

* * *


Сьюзен коснулась плеча Грейнджер, заставив девушку подскочить от неожиданности.

— Гермиона, ты в порядке? — тихо спросила Сьюзен.

— В полном, — автоматически ответила Гермиона. И перешагнула порог комнаты.

Роули сидел спиной к двери с поникшими плечами. От него пахло помойкой, а волосы свисали на спину свалявшимся комком. Гермиона оглядела помещение и вздрогнула. Глумящееся лицо этого человека она видела в кошмарах дольше, чем мертвое лицо Джагсона.

В целом, его лицо не изменилось, хотя нос, после того, как Грейнджер его сломала, сросся неправильно, и не хватало зубов, которые она ему выбила. Голод скрючил его, плотоядность во взгляде угадывалась безошибочно. Гермиона долго рассматривала Роули, заставляя себя встретиться лицом к лицу со своим страхом; этот человек заставил ее чувствовать себя еще более беззащитной, чем удавалось Драко Малфою и всем его чистокровным дружкам вместе взятым.

Чувствуя, как колотиться сердце, угрожая взорваться в грудной клетке, Гермиона отошла обратно к дверному проему.

— Это отличные чары, мисс Грейнджер. Полное стирание, — сказал Миргуд с оттенком благоговения в голосе. — Не многим удалось бы так сработать. Так же, как и с чарами, которые вы наложили на Трэверса и Селвина — очень немногие смогли бы сделать их умы непроницаемыми для Сами-знаете-кого.

В ответ Гермиона отвернулась от заключенного.

— Я нужна вам только для того, чтобы снять чары, верно? — спросила она.

— Несомненно. Как только заклинание будет снято, ваши услуги больше не потребуются.

— И вы уверены, что мне больше никогда не придется иметь дело с этим человеком, правильно? — удостоверилась она, удивляясь, что голос звучал ровно вопреки тому, что ее всю трясло.

— Абсолютно, — сказал Миргуд, не сомневаясь в необходимости этого уточнения. — Всё, что нам нужно, — восстановление его воспоминаний, а после он будет наказан за всё, что совершил.

Гермиона кивнула и, не откладывая в долгий ящик, вытащила свою волшебную палочку. Затем она замерла, собираясь с духом и готовясь к тому, что последует дальше. Когда чары забвения будут сняты, Роули подвергнется легилименции, при помощи которой будут извлечены все доступные воспоминания. Далее они будут переданы на изучение аврорам. И эти воспоминания, так долго скрываемые, наконец покажут всему миру то, что Гермиона скрывала от всех, кроме Гарри и Рона, которые были там, и Джинни, которая выбила это из нее.

Авроры получат доступ к ее отчаянной борьбе; они увидят, как Роули обезоружил ее и повалил на землю. Они станут свидетелями того, как ее джинсы, которые стали на два размера больше из-за недоедания, соскользнут, выставляя на всеобщее обозрение ее голые ноги и скромное белье. Они увидят ужас в ее глазах. Прежде чем всё закончится, они увидят, как она теряет над собой контроль, давая выход своей ярости и используя в качестве оружия кулаки.

Вполне возможно, они вызовут ее, чтобы спросить, не хочет ли она выдвинуть против Роули обвинение, но какой в этом смысл? Мужчине и без того светит пожизненное заключение в Азкабане.

Гермиона тряхнула головой, когда Сьюзен вновь коснулась ее руки. Девушка шагнула вперед, решив покончить с этим. И снова ее мир сузился до одного человека и палочки в ее руке. Она приставила палочку к виску негодяя, стараясь унять дрожь в руке, и сосредоточилась на своем желании восстановить его воспоминания. Затем, чуть изменив положение палочки, она произнесла:

Меминисс Рекордатио. (прим.пер.: «память заполнись»).

Вспышка голубого света ударила мужчину в лоб, и он дернулся, словно был удивлен.

Затем, прежде чем Роули полностью пришел в себя, Гермиона отвесила Миргуду короткий поклон и покинула небольшой офис так быстро, как только могла, чтобы не сорваться на бег.

Грейнджер так спешила к лифтам, что только добравшись до них заметила, что по одну руку за ней следует Сьюзен, а по другую — Салли-Энн, и обе, едва дыша, поздравляют ее с чем-то. У лифтов Гермиона на мгновение замерла, воздев очи горе, в то время как Салли-Энн продолжала говорить, невзирая на молчание Гермионы. Грейнджер взглянула на свою напарницу.

— Сьюзен, прошу тебя, — произнесла она, направившись от лифтов в сторону лестницы. Когда Салли-Энн попыталась последовать за ней, Сьюзен удержала ее, а Гермиона, перепрыгивая через две ступеньки, поспешила вернуться в Атриум.

Зачерпнув горсть Летучего пороха, Гермиона переместилась в свою квартиру, слегка споткнувшись при выходе из камина. Затем она направилась прямо в ванную комнату, едва успев добраться до унитаза, прежде чем всё, что было в ее желудке, вышло наружу. Свернувшись калачиком на полу в ванной, девушка разрыдалась.

Спустя какое-то время, волшебницу сморила дремота, и рука, лежавшая у нее на лбу, свалилась на пол. Девушка вскочила, но левая рука затекла, так как оказалась в ловушке, придавленная ее телом.

— Всё хорошо, Гермиона. Это всего лишь я, — успокаивающе проговорила Джинни, опускаясь на колени рядом с подругой.

— Джинни? Что ты здесь делаешь? — спросила Гермиона, принимая сидячее положение и опираясь на ванную.

— Сьюзен еще раз воспользовалась Летучим порохом, чтобы связаться с нами через камин и сказать, что тебе, вероятно, не помешала бы сегодня компания. — Джинни протянула ей стакан воды. — Она сказала, что это был Роули.

— Он был последним, — отметила Гермиона.

— Почему бы тебе не принять душ, а я заварю чай?

— И добавь в него немного огневиски.

— Считай, уже сделано.

Джинни помогла подруге подняться на ноги, а затем вышла из ванной комнаты. Гермиона стащила с себя мантию, которую ей дала Сьюзен, и следом за ней майку и шорты, которые были надеты под мантией. Включив максимально горячую для ее выдержки воду, Грейнджер принялась отмываться.

После последней встречи с Роули она делала точно так же. Когда Рон и Гарри оттащили ее, вырывающуюся и кричащую, прочь от потерявшего сознание мужчины, они сделали все возможное, чтобы создать для нее комфорт, но они не понимали, что она не хотела, чтобы друзья прикасались к ней, смотрели на нее или разговаривали с ней. Всё, чего ей хотелось, — это оказаться где угодно, только бы подальше от этого человека.

В конечном итоге голос Гарри таки прорвался в ее сознание, когда он спросил, не хочет ли она снова применить чары забвения, в которых так хороша. Со стороны Гарри это был небольшой акт доверия, когда он вернул подруге ее волшебную палочку, чтобы спасти волшебницу от полного психического расстройства. Гарри и Рон по-прежнему зависели от нее. Они всё еще считали, что она дееспособна.

И тогда, в очередной раз, она наложила Обливиэйт на взятого в плен мужчину, а Рон увел Роули прочь. Его не было какое-то время, прежде чем он вернулся за Крафтом. Гермиона никогда не прашивала Уизли, почему его не было так долго, не спрашивала, почему с ней остался Гарри, пока Рон разбрасывал Пожирателей смерти по миру. И никто не сказал ни слова, когда, разбив лагерь в другом месте, Гермиона ретировалась в отсек палатки, где находилась душевая, и не выходила оттуда более двух часов.

Однако на этот раз Джинни открыла дверь спустя двадцать минут и позвала:

— Чай готов. И если ты пробудешь здесь еще немного, то утонешь.

Гермиона постояла под горячей водой еще пять минут, прежде чем выйти из душа и завернуться в большое полотенце. Удалившись в спальню, волшебница скользнула в свою пижаму. Затем Грейнджер прошла на кухню, где Джинни сервировала чай на небольшом столике для завтрака.

— Разве ты сейчас не должна быть в Норе и заканчивать свои приготовления к свадьбе? — спросила Гермиона, садясь за стол.

— Нет. Я должна быть здесь со своей лучшей подругой, чтобы убедиться, что с ней всё в порядке, — ответила Джинни тоном, не оставляющим шансов для возражений. — Мама и так распланировала всю свадьбу без моего участия. Так что легко продержится еще несколько часов.

Сделав первый глоток чая с виски, Гермиона благодарно улыбнулась.

— Спасибо, Джинни.

— Для этого и нужны друзья. — Джинни подхватила Живоглота, трущегося вокруг ее лодыжек, и прижала его к груди. Вскоре тишину наполнило глубокое урчание. — Несправедливо, что ты должна была быть той, кто снимет чары. Ты же могла просто отказаться, рассказав им, как это делается.

— Это бы уничтожило его разум. Даже у Волан-де-Морта не получалось снять чары забвения без последствий. Ты знаешь так же хорошо, как и я, что существует только один определенный способ снятия заклинания памяти, чтобы не сжечь при этом мозг.

— Знаю, — согласилась со вздохом Джинна. — Что было бы лучшим наказанием… оставить его пускать слюни в тапки Локонса или запереть в Азкабане?

— По крайней мере, если он будет пускать слюни в тапки Локонса, то больше никто не узнает, что произошло. — Гермиона крутила в руках чашку с уже остывшим чаем. Ей стало интересно, что бы рассказали ей чаинки, если бы она прямо сейчас решила их прочитать. Или алкоголь нивелировал эффект? Если вспомнить Трелони, то, скорее всего, так и есть.

Джинни коснулась руки Гермионы, позволяя Живоглоту соскочить на пол.

— Ты же знаешь, что Аврорат будет молчать. Кроме того, в конце концов, твоя взяла.

Не желая думать об этом, Гермиона допила остатки чая и с громким скрежетом поставила чашку на блюдце.

— Не возражаешь, если мы поговорим о чем-нибудь другом?

Джинни кивнула, понимающе улыбаясь.

— Ну, эти темы немного связаны, но какие новости о Драко?

Гермиона понимала, что этого вопроса следовало ожидать, и почувствовала, как губы тронула кривоватая улыбка.

— Отныне я придерживаюсь профессиональной этики.

— Это с каких же пор? — торопливо спросила Джинни.

— С вечера субботы, когда он оттрахал меня до бессознательного состояния, — не растерялась Гермиона.

— Гермиона! — изумленно ахнула Джинни.

Не останавливаясь, Гермиона продолжила:

— Если я смогу раскрыть человека, наложившего на Драко заклятье забвения, то смогу закрепить их, не причинив ему вреда.

Бросив на Гермиону еще одни удивленный взгляд, Джинни моргнула и поинтересовалась:

— А зачем их закреплять?

— Чтобы не выслеживать человека наложившего чары, дабы он (или она) не снял их, раскрыв миру не-мертвого Драко Малфоя и…

— Отправив его гнить в Азкабан вместе с Роули?

Гермиона пожала плечами.

— Но для этого по-прежнему нужно выследить того, кто наложил чары. Пока что мы знаем, что это был Снейп, превратившийся в женщину с помощью Оборотного Зелья. Или же это была сама Нарцисса, решившая, что больше не может защитить Драко. Мертвые не могут обратить чары вспять. Не имея никаких зацепок, я не вижу способа, как полностью побороть наложенное заклинание. — Гермиона вспомнила слова, сказанные ранее Миргудом: «Очень немногие люди могут добиться полного стирания памяти; тот, кто это делает, должен быть уверен, что не останется ничего, что могло бы вызвать воспоминания».

— Тогда подстегни его воспоминания, дай зацепку, — сделала логическое заключение Джинни.

— Что? — испуганно спросила Гермиона.

— Подстегни его воспоминания. На самом деле, я удивлена, что одного только твоего присутствия оказалось недостаточно.

— Джинни, я читала его досье. Я видела заявления Гарри. Он не должен попасть в Азкабан, но именно там он и окажется, если вернется в волшебный мир. — Гермиона передвинулась, чувствуя себя некомфортно под каким-то странно понимающим взглядом Джинни.

— Звучит так, словно ты за него переживаешь, — заметила она.

Гермиона потянулась за чайником, чтобы скрыть предательский румянец.

— Я тебе уже говорила: отныне я решила придерживаться профессиональной этики. Я трахалась с Драко Малфоем, и теперь я должна выяснить, кто наложил на него чары. Если они еще живы — отлично. Я предоставлю им самим решать: оставить всё как есть или же вернуть Малфою воспоминания. Возможно, у них были на то веские причины.

Джинни неодобрительно хмыкнула, а Гермиону внезапно переполнило сочувствие к тому, что, должно быть, пришлось пережить Рону и Гарри с ее легкой руки. Как-то совсем не весело было оказаться по другую сторону неодобрительного сопения.

* * *


Гермиона внезапно проснулась, вздрогнув от кошмара, который тут же развеялся. Звонил стоящий у постели телефон. Она нащупала его в темноте, теряясь в догадках, кто бы это мог звонить ей посреди ночи, а затем поняла, что это могли быть только плохие новости. Никто и никогда не звонит так поздно, если всё в порядке. Эмоции волшебницы еще не утихомирились после пережитого ранее днем, поэтому она буквально чувствовала, как в одурманенное сном сознание пробирается мрачный ужас.

Нащупав наконец телефон, она ответила.

— Алло?

Но сонный вопрос девушки утонул в тишине телефонной связи. Грейнджер помолчала, ожидая ответа и всё больше раздражаясь. Телефонные шалости в виде звонков посреди ночи — совсем не смешно. Особенно после такого дня, какой был у нее. Гермиона попробовала еще раз.

— Алло?

— Привет, — ответил наконец голос на другом конце. — Это я.

Ее сонный мозг пытался мыслить, но потребовалось время, чтобы она узнала голос.

— Драко? — удивленно выпалила она.

Снова пауза и тишина в трубке, а затем запыхавшийся голос ответил:

— Что?

В одно мгновение сон как рукой сняло.

«Вот черт! — подумала волшебница. — Черт возьми, Гермиона, ты идиотка! Ты назвала его Драко!»

Грейнджер вскочила с постели, на ходу придумывая самое лучшее оправдание, которое было бы похоже хотя бы полуправду.

— Дэмиен. Прости, я в полусонном состоянии. Наверное, мне что-то приснилось.

— Вот как, — ответил он, хотя в голосе было слышно недоумение.

«Дура, дура, дура», — корила себя волшебница, стуча по лбу.

— Который сейчас час? — спросила Гермиона в отчаянной попытке отвлечь его внимание от своего промаха.

Последовала короткая пауза, и Гермиона взглянула на стоящий на тумбочке будильник, который показывал начало второго ночи. Какого дьявола он звонит ей в столь поздний час?

— Поздно, — пробормотал Драко.

— Ты в порядке?

— В полном. Ты не перезвонила мне, — сказал он, и обвиняющий тон его голоса сделал его акцент еще заметней, чем обычно.

Впервые Гермиону накрыло чувство вины, заставившее почувствовать себя неприятно задетой.

— Прости меня за это. Я была занята, — ответила Грейнджер, прочистив горло, понимая, что это не такая уж и ложь, хотя и не единственная причина, почему она не перезвонила. — Мои друзья женятся в субботу, помнишь?

— Разве у них нет телефона? — поинтересовался Драко тоном капризного ребенка.

И тут Гермиона поняла причину столь позднего звонка Драко.

— Ты пьян? — спросила она.

— Нет, — немедленно возразил он.

— Ну конечно, — произнесла Гермиона, не поверив ему ни на миг.

Подавив зевок, она посмотрела на часы: она так устала, что болела кожа, зубы и ломило кости. Это был очень длинный день, и ей нужно было рано вставать, чтобы вернуться в Нору и переделать за оставшееся время кучу мелочей.

— Не возражаешь, если мы поговорим, когда я перезвоню тебе утром?

— Обещаешь? — спросил Малфой. Его голос звучал так уязвимо, что у Грейнджер болело за него сердце, а чувство вины за то, что не перезвонила ему, стало еще сильнее. Как много данных ему обещаний так и не были исполнены за прошедшие три года?

Но потом волшебница напомнила себе, что это делается для его же блага, поэтому она держит дистанцию. Она не должна была позволять себе эмоционально привязываться к Драко, пока пытается раскрыть тайну, каким же образом он оказался жив и здоров — без воспоминаний, — работая к стрип-клубе всего в нескольких милях от Косого переулка.
А затем, прежде чем мозг успел остановить вылетающие из ее рта слова, девушка услышала, как произносит: «Обещаю».

— Только не слишком рано, — добавил Драко.

— Конечно, — согласилась она. — Тогда в котором часу?

— После десяти, — ответил он. И в трубке было отчетливо слышно, как он пытается подавить сильный зевок.

— Хорошо, тогда и поговорим, — сказала Гермиона, измученная и расстроенная. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — ответил Драко.

Повесив трубку, Грейнджер плюхнулась обратно на кровать.

— Идиотка, — обозвала она себя вслух и уставилась в темный потолок над кроватью; сейчас она была слишком взвинчена, чтобы заснуть. Оставалось только надеяться, что Малфой был достаточно пьян и не вспомнит утром о ее промахе.




1 Карадок Дирборн — член первого Ордена Феникса. Убит Пожирателями смерти не ранее 1978 года. Тела так и не нашли.
2 «She Bangs» (рус. Она заводит) — песня Рики Мартина из альбома 2000 года «Sound Loaded». Под эту же песню танцевали Гермиона и Дэмиен-Драко в клубе в четвертой главе.
3 Экскуро (англ. Scourgify) — очищающее заклятие, убирающее жидкую грязь (помои, рвоту и т.д.). Для удаления сухой пыли применяется заклинание «Тергео».
4 Обливиэйт («забудь», «заклятие забвения» или просто «забвение») (англ. Obliviate) — заклинание изменения памяти. Может стереть недавно полученную информацию. Побочный эффект — немного обалдевший вид, и невозможность ориентирования в ситуации, пространстве или времени. Впрочем, в большинстве случаев это скоро проходит.
5 Депульсо (англ. Depulso) — отбрасывающие чары.




Переводчик: Deruddy
Редактор: Shantanel


Будем рады вашим отзывам здесь и на ФОРУМЕ.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/205-36353
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Deruddy (03.10.2017) | Автор: Перевод Deruddy
Просмотров: 628 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
+2
9 Кейт   (11.10.2017 02:20)
Буду в полном восторге, когда (если) Рон увидит Гермиону с Драко и поймет, что Драко и есть ее маггл. Пусть выкусит!)

+1
10 Svetlana♥Z   (16.10.2017 00:35)
И я хочу на это посмотреть! ^_^(ну хоть прочесть) wink

+1
8 kotЯ   (06.10.2017 21:30)
Я правильно поняла - если поытаться снять заклинание постороннему, то человек, либо умирает, либо становится недееспособным. Но если, каким-либо образом, сам заговоренный вспомнит, то заклятье просто, разрушится не причинив ему вреда - так?
Понимаю, что Гермионе важно узнать кто за этим стоит и для чего всё это устроено. Только, вдруг, Драко вспомнит всё раньше - он же будет знать, кто накладывал?

+2
7 Январия   (05.10.2017 16:37)
Спасибо большое за новую главу! Подготовка к свадьбе - это просто сумасшествие какое-то, а походу в волшебной среде вообще двойное :))) Накапали бы чего-то успокоительного миссис Уизли, а то изнервничалась вся. Гермионе тяжело даётся каждая встреча с Роном, зато сейчас она для себя определилась, что больше не любит его. Пока ей больно, но со временем этой пройдёт. Где-то глубоко внутри себя, она уже готова к новым отношениям. Оказывается, что заклинания со стиранием памяти опасны. Я так понимаю, что их восстановлением должен заниматься тот же кто и наложил? Вот у Гермионы и есть одна из главных задач - выяснить, кто за всем этим стоит.

+1
6 o3eruli4ka   (04.10.2017 14:01)
Не. ну не вспомнит, конечно, заклинание-то хорошее наложено. Не сразу))) Ведь собственное имя должно пробудить лавину информации - и тогда держись, Герми!
Спасибо за продолжение!

+1
5 Evgeniya1111   (04.10.2017 08:44)
Спасибо за продолжение , очень страшно за Драко!!!

+1
4 Svetlana♥Z   (04.10.2017 00:14)
Очень насыщенный у Гермионы получился денёк, а у Автора глава. Как ни странно, но на данный момент Гермиона сопереживает Малфою, а вот он явно ей симпатизирует. Ну хоть кто-то из них определился с чувствами. Думаю, Дрейк не даст возможности Гермионе "заботиться о его жизни" только издалека! happy wink

+1
3 Lepis   (03.10.2017 23:36)
Спасибо

+1
2 Svetlana♥Z   (03.10.2017 23:03)
Спасибо за столь скорое продолжение! happy wink

+1
1 Bella_Ysagi   (03.10.2017 22:53)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]