Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2710]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [28]
Конкурсные работы (НЦ) [4]
Свободное творчество [4856]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15245]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14585]
Альтернатива [9069]
СЛЭШ и НЦ [9117]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4458]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Запутанная ситуация
«Мистер и миссис Каллен» – как же звучит на самом деле? Противно или приятно?
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Звезда
Под Рождество возможны любые чудеса, и не всегда для этого нужны волшебство и сказочные персонажи. Иногда настоящим чудом оказывается то, что лучше всего тебя понимают не близкие люди, не коллеги и не твои крутые друзья, а простой парень в спортивном костюме.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Ёлка – не палка
В новогоднюю ночь каждый мечтает найти под ёлочкой заветный подарок. Но у судьбы своё мнение, что же на самом деле важней преподнести в волшебный момент.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Ледяная игла
Это всего лишь долгожданные выходные, которые хочется провести на тихой и самой безопасной планете галактики Пегас с любимой женщиной. Что может пойти не так?
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

I remain, Yours
Белла неожиданно получает антикварный стол, который когда-то принадлежал Эдварду, и находит в нем письмо, которое тот написал своему кузену в 1918 году. Она отвечает и отправляет послание в неожиданное путешествие. Возможно, есть некоторые вещи, которые не предназначены для понимания, их просто нужно принять...



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Академия вампиров
7. Сверхъестественное
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 576
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

A Pound of flesh | Фунт плоти. Глава 25

2021-2-25
18
0
~ Последний танец ~


Какое-то мгновение после того, как она заставила себя вынырнуть из Омута памяти, Гермиона думала, что все увиденное — ужасный сон. Драко Малфой не работал стриптизером, она не влюбилась в него, и она точно не была той, кто стер его воспоминания, а после оставил в стриптиз-клубе.

Все это казалось нереальным, а время будто остановилось, едва она вырвалась из власти Омута. Словно все время мира позволило наблюдать окружающий мир: ее загроможденный стол, исчерканные дни октября в календаре, часы с секундной стрелкой, застывшей на отметке между девятью и десятью, и массивная папка с делом на Драко Малфоя, потертая от частого перелистывания страниц.

Она истерично расхохоталась над ироничностью ситуации: все это время она гонялась сама за собой, будто пытаясь ухватиться за собственный хвост. На нее накатила слабость, и она соскользнула со стола. Упала ничком на твердый пол, не в силах справиться с частным дыханием; она так сильно дрожала, что зубы стучали друг о друга.

Гермиона не знала, сколько провела на холодном полу, но конечности так затекли и ослабли, что едва двигались, легкие жгло огнем от сухих всхлипов и громких рыданий, лицо утонуло в мягком ковре. Лишь когда настороженный Живоглот ворвался в комнату и начал шершавым языком слизывать ее слезы, она попыталась восстановить контроль над руками, ногами и легкими. Чувствуя себя так, словно пробежала марафон, а сразу после него преодолела полосу препятствий, она перевернулась на бок и приняла сидячее положение. Оперлась о стол, откинув голову на ящики.

С кристальной ясностью она увидела все части головоломки, которые не могла собрать раньше, и расставила их по местам: непреодолимое желание посетить с Джинни именно тот стрип-клуб двумя месяцами ранее, ее неспособность держаться от Драко на расстоянии, проверка на наличие магии, показавшая только ее вмешательство, реакция Дирборна, когда он увидел ее в квартире Драко.

— Драко, — прошептала она, чувствуя, как сердце разбивается на части.

Это она, она поступила с ним так ужасно. Да, она стерла его воспоминания из лучших побуждений, это была отчаянная мера, чтобы защитить его и убедиться, что он будет жить, если она никогда не вернется за ним.

Наконец она разгадала тайну Драко. Ответ был рядом все это время, эти два месяца изучения, тайного шпионажа и лжи ему. Вместо того, чтобы привязаться, влюбиться в него, она могла всего лишь заглянуть в свой чертов сундук и найти записку, которую оставила для себя.

Он возненавидит ее. Она смирилась с этим фактом. Несмотря на благие намерения, несмотря на то, что именно она вернет ему его жизнь, он возненавидит ее. Как же иначе?

Запоздало обдумав эту мысль, она протянула руку вверх и нащупала на столе свою палочку. Покрепче ухватив за рукоять, она поднесла ее к виску и прошептала: — Меминиссе рекордатио.

Подобно удару электрическим током, заклинание проникло в ее мозг, и Гермиона почувствовала легкое покалывание у основания черепа, когда действие Обливиэйта закончилось. Прикрыв глаза, она снова видела себя, бегущую по бесконечному глухому черному коридору, но на этот раз стены не сужались вокруг нее, заставляя плакать от разочарования, когда свет в конце коридора все отдалялся и отдалялся. Белый свет окутал ее, возвращая зрение, слух, чувства. Слишком много всего сразу.

Испуганно вскрикнув, Гермиона вжалась в стол и закрыла лицо руками. Каждое воспоминание возвращалось с жестокой, безжалостной ясностью. Она вспомнила, как горячая рука Драко накрыла ее рот, а его шепот: «Не кричи», — обдал щекочущим дуновением ухо. Звук клацнувших ножниц эхом отозвался в ее голове, и она почти почувствовала, как пряди Драко скользнули в ее пальцах, когда она коротко его остригла. Она вспомнила пугающее выражение осознания на его лице, когда он поднял руки, чтобы защититься от Чар Памяти, вспомнила мелькнувшее в глазах понимание предательства, которое исказило его черты, прежде чем они разгладились, как чистый холст.

И она вспомнила кое-что еще. Она заставила себя пересесть на стул и уставилась на сундук с воспоминаниями. Затем дрожащими пальцами она по штуке вытащила воспоминания и осторожно положила их на стол, достала секретное дно. Там, в самом низу, уже три года как лежала палочка Драко.

Как это случилось? Все происходило слишком быстро, несмотря на то, что стрелка на часах, казалось, застыла на месте. День был совершенно обычным, начавшимся с пробуждения в постели с Драко и его красивым лицом, нависающим над ней, с поцелуев, шуток и смеха. А теперь она держала в руках его палочку, полная воспоминаний, которых ей так не хватало, даже если она не осознавала этого, и понимала, что судьба Драко снова в ее руках.

Она не была готова к этому, она все еще не была готова его отпустить.

А затем вкрадчивый голос Драко прозвучал в ее голове: «Это молитва, — сказал он. — Я всегда говорю: "Пожалуйста, Боже, пусть это будет в последний раз. Дай мне силы все вспомнить, чтобы больше не пришлось этим заниматься"».

Стрелки на часах говорили, что у Драко остался еще один выход, и он, вероятно, готовился к представлению. Время снова начало свой ход, и теперь казалось, что оно летит с невероятной скоростью. Она должна была встретиться с ним в его любимом пабе, где музыка была громкой, а напитки — дешевыми, но, если она попадет в стрип-клуб до того, как он выйдет на сцену, то сможет спасти его от необходимости снова танцевать.

Она вскочила на ноги, умыла лицо и попыталась привести себя в порядок, насколько это было возможно сделать за пару секунд, и, крутанувшись на мысках, решительно шагнула вперед.

Готова она была или нет, Гермиона собиралась ответить на его молитвы.

* * *


Гермиона миновала главный вход в клуб и побежала вниз по переулку вдоль здания. Когда она остановилась перед задней дверью заведения, холодный поток воздуха пронесся через весь проулок, взметнув ее волосы и проникнув под тонкий свитер. Она помедлила еще мгновение, чтобы восстановить сбившееся дыхание, а затем нажала на кнопку домофона и стала ждать.

Последовала короткая пауза, и селектор ожил:

— Чем могу помочь?

— Джейн Грейнджер к Дэмиену Кингу, — отозвалась она.

Загудел механизм, и дверь открылась. Охранник, привыкший к ее частым визитам, не вставая, просто махнул рукой.

Путь по коридору тянулся бесконечно, будто становясь все длиннее. Она слышала раздражающий гул флуоресцентных лампочек, слышала каждый свой вдох, наполняющий ноющую грудь. Ее шаги по дороге к гримерке Драко рикошетили от твердого пола и эхом летели между стен. Приглушенно доносился шум из клуба, к которому она уже настолько привыкла, что даже не замечала его.

Ноги тянули ее вперед, утяжеляя каждый новый шаг, пока, наконец, не замерли напротив нужной двери. Все, что ей нужно было сделать, — вернуть его домой. Она хотела дать ему время побыть наедине с собой, когда вернет ему воспоминания; будет лучше для него, если рядом при этом не будет свидетелей. Собравшись с духом, она занесла руку, чтобы постучать, затем открыла дверь и заглянула внутрь.

Свет был приглушен, ряд мерцающих свечей на столе отражался в зеркале. Запах лаванды и мускусного масла Драко ударил в нос, и она замерла, медленно его вдыхая и готовясь к грядущим страданиям. После того, что случится сегодня, она больше никогда не ощутит этот аромат снова.

— Дэмиен? — позвала она. Прошла внутрь и огляделась.

Мягкий диван был пуст, как и стул у туалетного столика. Дверь в туалет была приоткрыта, свет не горел. Ее сердце ухнуло вниз, когда она поняла, что Драко нет в комнате — он уже был на сцене.

Немного неуклюже, она развернулась и побежала коротким путем к темному пространству за кулисами. Едва она достигла цели, как зазвучал страстный бой барабанов для выхода Драко. Она опоздала.

— Нет! — простонала Гермиона. Слезы навернулись на глазах, пока она шла сквозь темноту. Ее пальцы коснулись майларового занавеса-дождика, и она замерла.

Казалось, чернота царит повсюду. Она знала, что на сцене Драко уже встал в позу и ждет, когда зажгутся огни, загорятся софиты. Ждет, что его воспоминания вернутся. Гермиона зажала рот руками, почувствовав подступающее к горлу рыдание. Она сделала это с ним.

Включилось тусклое освещение. Момент словно застыл; Гермиона запомнила каждую деталь: от блестящей пряжки на поясе до плаща на липучках на его плечах; до того, как его лицо выглядело в розовом свете огней. Он склонил голову, прикрыл глаза. Его губы начали двигаться, и Гермиона подавила еще один всхлип.

Она молилась вместе с ним: «Пожалуйста, Боже, пусть это будет в последний раз. Дай мне силы все вспомнить, чтобы больше не пришлось этим заниматься».

Заиграла музыка, вспыхнул софит. Гермиона отвернулась, не в силах смотреть на танцующего на сцене Драко. О чем она только думала — почему не развернулась и не вывела Драко обратно на улицу, когда увидела, где они оказались? Она пыталась убедить себя, что была на грани отчаяния, что Драко заслуживал немного унижения. Она и не думала, что он получит работу.

Драко танцевал на сцене, потому что это было единственным, что он знал. Единственным, что он мог вспомнить после Обливиэйта. Единственным, что он умел делать, а деньги не позволяли ему жить одному в квартире или комнате.

Но затем он адаптировался и извлек выгоду из патовой ситуации, в которой она его оставила. Он знал, что его предназначение в чем-то еще, и решил что-то с этим делать; он решил стать лучше в чем-то другом, чтобы бросить эту жизнь.

Если она никогда не нашла эту записку — или если была убита в последней битве, — Драко бы не пропал. Только в этом и был успех ее поступка. Он выжил. Он нашел друзей, продолжил свое образование и стал совсем другим человеком. Он научился смирению и терпимости, сохранив при этом некоторые свои качества из прошлой жизни. Он все еще был умен, умел манипулировать, иногда казался высокомерным и слишком уверенным в себе. Но теперь в нем жили незащищенность и страх потерять людей, о которых он заботился, и это была ее вина.

Аплодисменты женщин в клубе вырвали ее из размышлений о собственном чувстве вины, и она поспешно стерла ладонями слезы. Сегодня была последняя ночь, когда ему приходится танцевать.

Когда музыка достигла крещендо, Гермиона сошла со сцены. Она вернулась в гримерку, чтобы дождаться Драко. Прикрыла за собой дверь и замерла посередине, рассматривая обстановку вокруг. В тусклом свете свечей, мерцающих в отражении зеркал, все вокруг будто расплывалось.

Она обошла комнату, будто в трансе, остановившись у книжных полок. Провела пальцами по потрепанным корешкам любимых книг Драко, гадая, вернется ли он за ними, когда все вспомнит, или оставит это место в прошлом. Неожиданно у нее сперло дыхание, и она сглотнула твердый комок, застрявший в горле.

Вернется ли он ради всего того, что любил в этой новой жизни?

Дверь тихо щелкнула, и вошел Драко, одетый в одни только брюки. Его глаза были закрыты; он потер виски и застонал.

Гермиона смотрела на него, ощущая, что сердце бьется где-то в горле. Стоя сейчас так близко к нему и зная, что она сделала и что только собирается сделать, она тонула в чувстве стыда, ужаса и легкого облегчения. Ужасное ожидание вскоре должно было закончиться, одна только ее уверенность в его реакции пугала грядущими разбирательствами.

— Дэмиен, — позвала она.

Его глаза открылись, когда он инстинктивно отшатнулся назад.

Но узнав, с расплывшейся улыбкой направился к ней.

— Черт побери, Джейн, ты до смерти напугала меня.

Она сократила оставшееся между ними расстояние и бросилась в его объятия. В ответ он обхватил ее теплыми руками и притянул к себе.

— Я так рада тебя видеть, — пробормотала она у его обнаженного плеча.

— Я тоже рад, — ответил он. — Что ты здесь делаешь? Я думал, ты встретишь меня в пабе.

— Знаю, но я не хотела ждать. Я хотела увидеть тебя.

— Не стоило волноваться. Я в порядке.

— Я… я знаю, — запнулась она. — Я не волновалась. Я просто… — она замолчала, не зная, что сказать. «Я просто хотела сказать, что лгала тебе все это время», или «я просто хотела обратить вспять заклинание памяти, которое наложила на тебя», или «я просто хочу провести остаток своей жизни в твоих руках, пожалуйста, прости меня». — Я просто хотела увидеть тебя как можно скорее.

Драко улыбнулся ей.

— Ну, тогда дай мне одеться, и мы сможем пойти в паб. — Он отпустил ее и направился к стопке свернутой одежды в дальнем конце гримерки.

— Нет, — покачала головой Гермиона, — давай просто вернемся в твою квартиру.

— Почему? Ты не хочешь выпить со мной? — спросил он, запрыгивая в боксеры.

— Я бы предпочла просто вернуться в твою квартиру.

Драко обернулся, чтобы взглянуть на нее, по его лицу было непонятно, о чем он думает.

— В чем дело, Джейн? Я не хотел ничего говорить, но ты ужасно выглядишь. Ты плакала?

— Обещаю, я все объясню, если ты просто вернешься со мной в свою квартиру.

— Что такого важного в моей квартире?

— Ничего. Мне просто нужно сказать тебе кое-что.

Взволнованный, Драко схватил ее за руки и потянул в сторону дивана. Он поцеловал ее ладони и посмотрел ей в глаза.

— Скажи здесь.

Гермиона уставилась на их соединенные руки.

— Я-я не могу. Не здесь.

Мелкая морщинка пролегла между бровей Драко, когда он нахмурился.

— Это как-то связано с этим утром? — спросил он с непонятным намеком в голосе.

Решив больше не лгать ему, она кивнула.

Неожиданное понимание отразилось на лице Драко. Он моргнул и надолго опустил глаза. Кивнул сам себе с горькой улыбкой на лице. Когда он поднял глаза, то понимание в его глазах сменилось явной обидой. Гермиона была в недоумении. Она ведь еще ничего не сказала.

— Еще одна ночь, — сказал он твердо. — Пожалуйста, Джейн.

— Что? — спросила она в замешательстве, но он пересел ближе к ней с выражением полного отчаяния на лице. Приложив палец к ее губам, заставив молчать.

— Что бы это ни было, просто притворись еще на одну ночь, что все в порядке. Еще одна ночь. Что бы это ни было, скажи мне это завтра.

— Нет, ты не понимаешь…

— Джейн, — тихо прервал он, — пожалуйста. Я просто хочу еще одну ночь, такую вот. Если ты хочешь оставить меня, я должен ее запомнить.

И тогда Гермиона поняла. Драко подумал, что она расстается с ним, что она прощается с ним из-за того, что случилось в его квартире этим утром. Она закрыла глаза и задержала дыхание. Она тоже хотела запомнить. Все, что произошло сегодня, было слишком внезапным: воспоминания, которые настигли Драко в это утро, ее осознание того, что Дирборн узнал ее, найденные воспоминания, а затем понимание того, что она была той, кто убил Драко. Она тоже жаждала еще одной ночи, но должна была рассказать Драко правду. После всего этого времени он заслужил знать, кем он был.

Возненавидит ли он ее за еще одну ночь? Вдобавок к трем годам, за которые будет ее ненавидеть? Имеет ли это значение? Больше нее самой никто ее ненавидеть не сможет.

— Что скажешь, Джейн? Разве мы не можем просто провести еще одну ночь и решить все завтра?

— Я не оставляю тебя, — прошептала она. — Ты оставишь меня. — Она положила голову на его плечо, но Драко поднял ее подбородок дрожащей рукой.

— Я никогда этого не сделаю, — твердо сказал он ей. — Почему ты думаешь, что я так поступлю?

Вздохнув, она посмотрела ему в глаза: — Я сделала кое-что ужасное.

— И ты думаешь, что я тебя не прощу?

— Я знаю, что не простишь.

— Что такого ужасного ты сделала?

— Я не могу сказать тебе здесь.

— И это как-то связано с тем, что случилось сегодня утром?

Несчастная, Гермиона кивнула.

— Но ты скажешь мне, что сделала, если мы вернемся в мою квартиру?

Снова кивнула.

Драко опустил взгляд на их сплетенные руки, его пальцы выводили круги на ее ладонях. После длительной паузы он встал и оделся. Затем вернулся на диван и притянул ее к себе.

Совершенно неожиданно он обнял ее, окружив теплыми объятиями. Она цеплялась за него, отчаянно пытаясь запомнить это объятие, ощущение его рук, потирающих ее спину и гладящих волосы, его запах. Она навсегда хотела запечатлеть в памяти ощущение его губ на своей щеке, на ее губах.

Поцелуй совершенно выбил у нее почву из-под ног. Казалось, Драко вложил в него все, что имел, будто этим единственным поцелуем пытался передать все свои эмоции и желания, которые он испытывал, показать, как сильно он ее любил. Голова закружилась, и она прижалась к нему. Задыхающаяся, она уткнулась лицом в его рубашку и вдохнула мускусный аромат. Руки Драко продолжали скользить вверх-вниз по ее спине, утешая и успокаивая.

— Что бы это ни было, Джейн, — прошептал он ей на ухо, — этот поступок не может быть настолько плохим, чтобы я захотел тебя оставить. Но я в любом случае не смогу справиться с этим сегодня. Скажи мне завтра.

Гермиона вцепилась в его рубашку, чувствуя, как комкается ткань в сжатых кулаках, и пыталась сдержать подступающие рыдания.

— Завтра, — согласилась она тонким и напряженным голосом.

— Все будет хорошо, — продолжил он успокаивающим шепотом. Драко разомкнул их объятия и встал. — Хорошо. Идем.

Она оцепенело кивнула. Она сконцентрировалась на ощущении руки Драко, держащей ее ладонь, его темпе, пока он шел к заднему выходу. Она хотела запомнить все это, каждую деталь. Его светлые волосы блестели в свете уличных фонарей, и его обычно загорелая кожа казалось бледной, такой же бледной, какой она была, когда Гермиона нашла его в поместье Малфоев.

Вместо того, чтобы направиться в его квартиру, как она ожидала, Драко потянул ее на другой конец переулка и пересек улицу, а на следующем углу повернул.

— Куда мы идем? — смутилась Гермиона.

— В паб, Джейн. У нас было запланировано свидание, и я хочу потанцевать с тобой.

В пабе было тепло, намного теплее, чем снаружи. И только когда Драко обнял ее, ведя в здание, она поняла, как замерзла в тонком свитере. С опозданием ее зубы начали стучать друг о друга, тело сотрясала дрожь. Но даже когда кожа согрелась, она не перестала трястись.

Драко проводил ее к заполненному людьми танцполу и обнял. Несчастная, она позволила ему вести и делала все возможное, чтобы не отставать, но он заметил ее апатию и прекратил танцевать. Они стояли посреди танцпола, окруженные извивающимися телами, грохочущей музыкой и легким весельем, и смотрели друг на друга.

— Прости, — пробормотала она, опустив голову, когда слезы, которые с таким трудом сдерживала, хлынули из глаз.

Драко шагнул к ней ближе и пальцем приподнял лицо за подбородок. Она вскинула голову, чтобы встретить его пристальный взгляд.

— Пожалуйста, не плачь этим вечером, Джейн. Я хочу видеть твою улыбку.

Ее сердце разлетелось на части, внутренности свело судорогой, перехватив дыхание, и она изо всех сил старалась не показать, насколько ей больно. Но Драко все равно увидел и молча смахнул ее слезы.

— Я… я так боюсь, — выдохнула она.

— Не надо. Все будет хорошо.

— Откуда тебе знать? — Гермиона моргнула, чтобы прогнать слезы, и впилась взглядом в его лицо, ища ответ. — Может быть, ты вспомнишь что-то такое, о чем будешь сожалеть, и захочешь, чтобы этого никогда не происходило. Может быть… — у нее ком встал поперек горла, — может быть, ты возненавидишь меня.

— Почему я возненавижу тебя? — потребовал он ответа. Когда он обхватил своей ладонью ее лицо, Гермиона почувствовала, как ее слезы стекают по его пальцам. — Чтобы ты ни сделала, ты думаешь, что это слишком ужасно, но знай: я никогда не смогу тебя ненавидеть. Я люблю тебя.

Раньше, когда она слышала эти слова, они рождали какое-то взволнованное щекочущее чувство, поднимающееся изнутри. Но теперь они оставляли горько-сладкую боль в груди. Она знала лучше. Он сказал, что не сможет ненавидеть ее, но он не знал. Он не знал, что завтра к этому времени к нему вернутся все воспоминания, включая все злобные, наполненные ненавистью к ней. И, несмотря на доводы рациональной части разума, которая не учитывала его уверенность в том, что ничего из того, что она сделала, не могло быть таким уж ужасным и не могло изменить его чувства к ней, глубоко внутри нее жила небольшая искра надежды. Надежды, что, возможно, он сможет простить ее, даже если ему понадобится время, чтобы прийти к этому прощению.

— К тому же, — продолжил он, — как ты можешь быть уверена, что я вспомню что-нибудь? Если ты не заметила, я чокнутый.

Гермиона рассмеялась сквозь слезы, и Драко обнял ее за талию и притянул ближе к себе. Она подалась в его руки, остро ощущая каждым дюймом своего тела его прикосновения. Его аромат заполнил ноздри, и она вдохнула поглубже, наполненная чувством сокрушительной печали.

Они медленно покачивались, хотя музыка в пабе играла заводная, и окружающие их люди танцевали ей в ритм; мир продолжал жить. Но все, что волновало Гермиону, — это ощущение рук Драко на ее спине, ощущение его щеки, к которой она прижималась лбом, тихое биение сердца в его груди.

* * *


Драко обнимал ее за плечи и крепко прижимал к себе, пока они шли в направлении его квартиры. Несмотря на тепло его тела, ее продолжала бить крупная дрожь, которая не прекратилась даже после того, как он стянул с себя пиджак и обернул вокруг нее. Он пытался ускорить шаг, но теперь, когда Гермиона получила отсрочку до утра, она едва переставляла ноги, стремясь оттянуть время как можно дальше, даже если ей было холодно.

Но вот они свернули за угол на его улицу и прошли мимо кафе, в котором так много раз ели, направляясь к парадному входу в здание Дирборна. Когда Драко повел ее вверх по лестнице, Гермиона обернулась посмотреть на дверь хозяина.

Почему Дирборн не нашел какой-нибудь способ связаться с ней? Он следил за новостями в волшебном мире — или, по крайней мере, был в курсе о них три года назад, — и знал, что она пережила войну. Анонимной записки по почте было бы достаточно. Если бы он только написал ей, предупредил ее о том, что Драко ждет ее возвращения и восстановления памяти, он мог спасти их всех от душевной боли.

Но он этого не сделал. И даже если — когда — все закончится плохо, Гермиона была благодарна за то, что получила два месяца, пусть и украденных, с Драко.

Он провел ее в свою квартиру и через короткий коридор в спальню. Там они раздели друг друга практически в абсолютной тишине. Затем он взял ее за руку и повел в ванную.

Сначала она помыла ему волосы, стоя за его спиной, пропуская через пальцы мокрые мыльные локоны. Потом они поменялись местами, и Гермиона спрятала лицо в потоке воды, чтобы скрыть бегущие слезы. Он не стал комментировать ее покрасневшие глаза, когда повернул ее спиной к воде, чтобы смыть шампунь с волос. Вместо этого он сцеловал слезы с ее щек, а затем нежным массирующими движениями начал ее мыть.

Когда настала ее очередь умыть его лицо, она провела кончиками пальцев по его скулам и бровям, приподнялась на носочках и сменила пальцы губами. Драко покорно принимал ласку, стоя с закрытыми глазами. Она провела подушечками больших пальцев по его векам, утирая влагу, которая, она точно знала это, не имела никакого отношения к воде из душа.

— Ты до чертиков пугаешь меня, — признался он.

— Прости, — откликнулась она.

После душа Драко повел ее обратно в спальню. Гермиона остановилась рядом с кроватью, угрызения совести не позволяли ей откинуть серебристо-зеленое покрывало и забраться в постель.

В комнате стало темно, когда он выключил верхний свет, и она почувствовала, как он остановился за ее спиной, его дыхание горячими волнами бежало по шее.

— Джейн, — шепотом позвал он.

Терзаясь, она обернулась и бросилась в его объятия. Драко поймал ее сильными руками и встретил дрожащие губы успокаивающим поцелуем.

— Все будет хорошо, — выдохнул он, снова прижимаясь губами к ее рту. — Все будет хорошо. — Его руки подхватили ее за бедра, и он поднял ее на руки и донес до кровати, опуская их на постельное белье.

Он достаточно долго просто нависал над ней, что-то ища в ее чертах, а затем намеренно медленно склонил голову и снова впился в ее губы. Поцелуй был сладким, нежным и знакомым. Она ощутила дразнящее давление кончика его языка на ее губы, и это чувство заставило ее поджать пальцы на ногах. То, что начиналось медленно и чувственно, нарастало, пока поцелуй не стал жадным и отчаянным. Она чувствовала его желание, и приняла его в себя, возбуждение было таким сильным, что между ног у нее ныло.

Но она хотела, чтобы это продолжалось, и он жаждал эти воспоминания, поэтому она положила руки ему на грудь и осторожно толкнула. Задыхаясь, он чуть отстранился и согласно кивнул. Гермиона продолжала давить на его вздымающуюся грудь, пока он не перевернулся на спину. Она опустилась на колени рядом с ним и впилась взглядом в его распухшие губы, покрасневшую кожу — она хотела запомнить этот момент до конца своей жизни.

Она начала с пальцев его ног, массируя каждый по отдельности, а затем провела руками вверх и вниз по его ногам. Ее руки продолжили изучение его икр, остановились, чтобы погладить чувствительное место под коленями, перешли на бедра. Она задержалась у бедер на возвышавшейся эрекции, твердой и готовой. Она подняла глаза, отрываясь от созерцания его чресл и встречая его пристальный взгляд, следящий за каждым ее движением.

— Запоминаешь меня? — спросил он охрипшим голосом.

Она не ответила и не отвела взгляд, пока вела одной рукой по его гладкому животу, перебирая твердые мышцы пресса. Его кожа была горячей под ее руками и мягкой, словно шелк. Ей не нужно было запоминать каждый его изгиб, плоскость или впадину — она давно изучила каждый дюйм его тела, но ей нужен был шанс прикоснуться к нему в последний раз.

Когда ее руки проследовали дальше, серые глаза закатились. Она опустила голову к его животу и поцеловала каждый белый шрам, оставленный Волан-де-Мортом, и проследила каждый из них по загорелой коже. Ее руки бродили по его груди, ее ладони касались его маленьких твердых сосков. Чувствуя ее прикосновения, он изнемогал. Не говоря ни слова, она перебросила ногу через его бедра и оседлала его. Его член пульсировал между их телами.

Его плечи напряглись под ее руками, закаменели. Она сделала паузу, чтобы помассировать их, пока не почувствовала, как он расслабляется под ее поглаживающими пальцами. Затем она прошлась по его рукам, обхватывая бицепсы и трицепсы. Она поднесла его кисти к лицу и поцеловала каждый палец, а затем и ладони. Высвободившись, он обхватил ее лицо кончиками пальцев и позволил им остаться там.

Гермиона перешла к его шее, а затем ее пальцы очертили линию подбородка, изгиб скул, царственный наклон носа и упругие губы. Он поцеловал подушечки ее пальцев и открыл глаза, чтобы взглянуть на нее в этой священной тишине. Не произнося ни слова, он сел, обхватив ее ногами, словно помещая в колыбель. Она так же свела лодыжки за его спиной и устроилась между его коленями. Когда его руки обняли ее, Гермиона заканчивала изучать его тело, проводя пальцами по его великолепным мягким волосам.

Она опустила лоб на его плечо, а Драко стал выводить ладонями невесомые круги на ее спине. Затем он ткнулся носом в ее щеку, и она позволила голове откинуться назад, чтобы его губы нашли путь к ее шее.

Драко просунул одну руку между ними и стал мягко ласкать ее грудь, прикосновение его теплой руки послало разряд через все ее естество. Не сдержав стона, она выгнула спину, и он нашел ртом ее сосок.

Жжение между ног становилось сильнее, грозясь воспламенить все ее тело, и она прошептала: «Да», — когда рука Драко опустилась между нами и направила его эрекцию прямо к центру ее желания. Она тихо простонала, почувствовав, как твердая длина Драко скользнула в нее. Он издал приглушенный согласный с ней звук и наклонил лицо, чтобы поцеловать ее.

— Мне нравится, как ты ощущаешься вокруг меня, — прошептал он, замирая в ней. — Это лучшее чувство на свете.

Гермиона прижалась к нему, желая ощутить, как скользит еще глубже, пока не достанет до самого конца. С тихом стоном Драко наконец полностью вошел в нее и начал медленно, но уверенно раскачивать их тела.

Когда подступили слезы, Гермиона не смогла их остановить, но Драко просто молча утер каждую мокрую дорожку на ее щеках. Они перевернулись на бок, переплетая ноги, и постепенно перешли к тому, что теплое тело Драко накрыло ее, прижимая к простыням каждым толчком.

Его руки были повсюду: перебирали ее волосы, ласкали кожу ног, скользили по бокам, сжимали бедро. Она предполагала, что и он запоминает ее.

— Джейн, — произнес он, и голос его был полон жажды. — Джейн, Джейн, Джейн. Я уже близко.

— Гермиона, — умоляла она, почти бредя в перевозбужденном состоянии. — Назови меня Гермионой.

— Гермиона, — простонал он, и ее имя стало волной, обрушившейся на пляж, подминающей под себя все, спирающей дыхание. Звук ее имени на его губах заставил ее перелететь за край, и она сильно вжалась в него, приподняв бедра, чтобы встретить его член на полпути.

— Драко, — воскликнула она.

Он издал звук, похожий отчасти на рыдание, отчасти — на облегчение.

— Да! — закричал он и, вздрогнув, кончил.

В груди у Гермионы болело и кололо, внутри зародилось что-то массивное, дрожащее, что-то, что сотрясало весь ее мир, пока она цеплялась за Драко и представляла себе жизнь, в которой он мог бы называть ее Гермионой, а она его — Драко, и тогда они могли бы заснуть вместе без каких-либо последствий.

Драко опустился на нее, его тело расслабилось.

— Да, — прошептал он в ее волосы. — Да.

Она поцеловала его в щеку, а затем и в губы, когда он повернулся к ней лицом, и провела рукой по его волосам.

Как она будет по нему скучать. Он был бо́льшим, чем она заслужила. Два месяца и два дня — это больше, чем она когда-либо заслуживала.

Он перекатился на спину и притянул ее к себе.

— Сейчас спи, любовь моя, — сказал он ей. — С остальным мы разберемся утром.

Но она не уснула, и, судя по его дыханию, он тоже. Но он больше ничего не сказал, как и она. Когда же наконец зазвучало пение ранних птиц, предвещающих рассвет, его хватка ослабла, а дыхание стало глубоким и медленным, сонным.

Пока сквозь шторы просачивались первые утренние лучи, Гермиона цеплялась за Драко и плакала горькими слезами, пока не погрузилась в беспокойный сон, сопровождающийся неясными пугающими сновидениями.

Переводчик и редактор: Shantanel

Будем рады вашим отзывам здесь и на ФОРУМЕ!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/205-36353
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Shantanel (02.02.2021) | Автор: Перевод Shantanel
Просмотров: 187 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 4
1
4 Svetlana♥Z   (06.02.2021 00:16) [Материал]
Очень трогательная глава и, как всегда, все закончилось на самом интересном. Интресно, что он подумал, когда она назвала его Драко? О чем он думал всю ночь? Не хватает главы от лица Драко! wink

1
3 Svetlana♥Z   (06.02.2021 00:13) [Материал]
Спасибо за долгожданное продолжение! happy

1
2 noothing0222   (03.02.2021 20:09) [Материал]
Мне казалось, она расскажет в этой главе... Подстава( Может, она и не решится рассказать ему, а он сам вспомнит..? Спасибо за перевод

1
1 Гизимера   (03.02.2021 17:53) [Материал]
И она не сможет рассказать...