Форма входа

С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Mussonka
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Отблеск судьбы
1840 год. Англия. Леди Элис Брендон - молодая вдова, возвратившаяся в свет после окончания траура. Она намерена воспользоваться сполна свободой, молодостью, красотой, богатством и положением в обществе. Однако коварная судьба уже зажгла костер, отблески которого не позволят сбыться планам, уведя события по совсем иному пути...

Верни меня к жизни
В его жизни было все, о чем можно только мечтать. Дом, семья, работа. Но в один миг все изменилось... Он потерял ВСЕ.... Исчезло само желание жить... И он решил умереть... Но ребенок, под названием Судьба, опять решил поиграть... В его жизни появилась Она... мечтающая о вечной любви. Смогут ли они стать счастливы... этого не знает никто... А что, если попытаться...?

Секс-машина
В 2029 году Белла Свон, инженер био-механик, создала идеальную машину для «Уитлок Робототехникс». Мейсен может быть кем или чем угодно… но кем его хочет видеть Белла?

Незабудки
Таинственное прошлое. Ловкость рук. Томительное ожидание. Витиеватый узор. Тягостное молчание. Крепкие узлы. Трепет лепестков. Солоноватая влага. Тягучая сладость... Сколько незабудок в твоей жизни?

Новая история в сборнике «В клубке эмоций, в потоке чувств...»

О большем не прошу
Когда-то я заносила ногу над истоком гибельной тропы. Тогда холодные губы и непререкаемая воля любимого вампира стали непреодолимым препятствием и украли меня у рока, не дав превращению свершиться. Но судьба всегда берёт своё. Рано или поздно, так или иначе…Теперь она настигла меня, требуя не только долг, но и почти непосильные накопившиеся проценты.

Порок - это хорошо. Изнанка
Бездушный мир ночной жизни не знает пощады. При свете софитов и под звучание сладкоголосых стонов можно не заметить, как тебя затянет в порочный круг запретных наслаждений. После чего равнодушные жернова клуба перемелют старые мечты и надежды, одним взмахом кожаного ремня перечеркнув всю прежнюю жизнь.

Адреналин
Опьяняющее чувство свободы, когда мчишься с большой скоростью по трассе — словно наркотик, и этот наркотик — адреналин. Экшен, байки, тестостерон, бои без правил и романтика. Мини от Валлери, MaryKent и Olga_Malina

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel
Завершена!



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13471
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Limon_Fresh, Aelitka 
Twilight Russia. Форум » Fanfiction » Разминка для ума » Текущий марафон » Валлери
Валлери
AelitkaДата: Вторник, 31.10.2017, 23:03 | Сообщение # 1
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7581


Статус:






Старый дом в захолустье
 
AelitkaДата: Вторник, 31.10.2017, 23:04 | Сообщение # 2
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7581


Статус:




Когда я очнулась, меня окружал мрак. Запах плесени и сырой земли отчётливо въелся в ноздри. Сладкий оттенок создавал ощутимый налет опасности, точно рядом находится мой враг, собирающийся убить, разорвать на части.

Гулко упавшая капля воды заставила резко сесть. Я осознала, что зрение отсутствует не полностью: я могла различить очертания предметов. Подвал - первое, что приходило в голову. Старая гнилая мебель, груды разложившегося от влаги и времени барахла. Пол покрывал тонкий слой черной затхлой воды, пропитавшей насквозь мою одежду и волосы, - от шока я не пока чувствовала холода.

Моя одежда висела лохмотьями, обнажив грудь, и я невольно прикрыла ее руками, издав странный нечеловеческий звук, похожий на змеиное шипение, заставивший саму себя испугаться. Что со мной произошло? Где это я? И самое страшное - кто я? Вопросы без ответов. Я не могла вспомнить своего имени. Как оказалось здесь. Одно было ясно: произошло нечего ужасное.

Будто подтверждая мои мысли, внезапно обрушилась сильная боль, властно принудившая жалобно завыть. Схватившись за желудок, я скрючилась на грязном полу, размазывая жижу коленями. Скрипя зубами, искала причину чудовищных спазмов, но на животе не обнаружила никаких ран. Боль распространялась вокруг, текла в стороны и наверх, сушила язык и нёбо. Я хотела пить. Жажда буквально сжигала мою гортань, вызывая непереносимое головокружение. Это было первостепенно. Потом разберусь, что произошло. Надо добраться до кухни.

Несмотря на ужасное состояние страха, близкое к умопомешательству, сил во мне оказалось более чем достаточно, чтобы найти тяжелую дубовую дверь, раскисшую от стекшейся в подвал дождевой воды и двигающуюся с трудом. Нечеловеческими усилиями я все же ее открыла.

Снаружи было темно, но гораздо светлее, чем в подземелье. Мебель распространяла аромат древесины – старой, но сухой. Ткани пахли пылью и чем-то ещё, отчего моя боль противно усилилась. Некоторые предметы были покрыты чехлами, окна закрыты ставнями или забиты наглухо снаружи. В доме, в котором я оказалась, давно никто не жил. Звуки леса, шуршания листвы, звериного и птичьего передвижения подтверждали, что я нахожусь в каком-нибудь захолустье, далеко от людей, к которым могла обратиться за помощью.

Думая о том, кто привез меня сюда, почему бросил, не заперев, я искала кухню. Неужто я стала жертвой маньяка? Моя одежда выглядела так, словно ее рвал зверь, зубами или когтями. На ошметках ткани, некогда бывших синей блузкой, даже остались коричневые брызги крови, уже засохшие. Но на груди и шее по-прежнему не было никаких следов нападения – кожа осталась гладкой, неповрежденной. А чувствовала я себя, несмотря на отчаянную жажду, не больной.

В памяти вспыхнуло кратковременное воспоминание, заставившее в ужасе затрепетать: я обездвижена стальными тисками, надо мной рычит какой-то зверь; я кричу, умоляю его остановиться, но он вгрызается в мою плоть, урчит и со смаком глотает; мой ужас становится нечеловеческим, и я теряю себя. Сначала уходит разум, оставляя после себя лишь примитивный животный страх, потом наступает спасительное беспамятство. Тело помнило боль от укусов, хотя разум отказывался их вспоминать - в голове оставалась неприятная пустота, и мысль, что я никогда не стану прежней, не найду родных, которые, возможно, любят меня, смогут помочь, не дадут пасть духом, порядком пугала.

Кухня выглядела такой же заброшенной, как и весь дом: покосившиеся серванты с выбитыми стеклами и осколками посуды, облезлая краска на стенах, сломанный стол, везде паутина и пыль. Я повернула кран, с сомнением уставившись на полившуюся тонкой струйкой ржавую воду, не внушающую радости. Но я слишком хотела пить. Зачерпнув ладонью рыжую теплую жидкость, я сделала глоток и с ужасом выплюнула гадость, давясь и кашляя. Это было, определенно, не то, что мне поможет чувствовать себя лучше. Нужно было найти что-то еще.

Дом был огромным и очень старым. Отличное место для преступления: никто не найдет здесь несчастную жертву. Похититель, должно быть, собирался меня убить, но что-то пошло не так. Я выжила.

Крадясь сквозь галерею проходных комнат, я все еще ожидала какой-то подвох, но входная дверь оказалась не запертой: на внешней стороне висели крест накрест доски, вырванные из стены вместе с гвоздями. Я в ужасе смотрела на них. Тот, кто ворвался в дом, был очень сильным, подпитывая мой инстинктивный страх. Кто бы он ни был, мне следовало уйти отсюда как можно скорей и как можно дальше.

Схватив с крючка в прихожей трухлявое вонючее пальто, провисевшее без дела, вероятно, множество лет, если не десятилетий, я застегнула чудом сохранившиеся костяные пуговицы и вышла в ночь. Если повезёт, если выберу направление и буду долго идти, рано или поздно доберусь до какого-нибудь города. Там обращусь в полицию. Мне обязательно помогут.
 
Limon_FreshДата: Четверг, 02.11.2017, 00:05 | Сообщение # 3
Веселые БДСМщицы

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 22328


Статус:




Воспоминания вспышками атаковали сознание. Я не знала, что произошло, как я оказалась здесь, посреди разгромленного кафе. Я помнила лес, и как бежала сквозь него, без устали преодолевая предрассветные сумерки. Помнила пение первых утренних птиц и запахи свежей листвы. Шоссе, внезапно оказавшееся перед глазами, точно перещелкнули кадр. А потом - пустота.

Вокруг меня царила разруха: несколько перевёрнутых столов, отвратительный запах фастфуда, висящая на вырванном проводе закоротившая лампа. И кровь... Кровь была повсюду: на стенах, чудом уцелевших окнах, стойке раздачи еды... Валяющихся между рядами телах.

Я закричала, отшатнувшись назад. Споткнулась обо что-то и, неловко взмахнув руками, закричала пуще прежнего: мои ладони были алыми и липкими.

Что это такое? Что произошло? Ужас мешал думать ясно. Разве я убила всех этих людей? Разве я могла?! Я законопослушная дочь, выращенная на уважении к закону! Я не способна не то что причинить кому-то вред, но даже помыслить об этом!

Факты били наотмашь в лицо: мои руки были в крови, а вокруг лежали трупы. Я насчитала восемь тел. Покачнувшись на нетвердых ногах, я упала на колени, издавая странные истеричные звуки, будто пыталась заплакать, но никак не могла. Перевернула лежащего человека на спину: это был немолодой мужчина с сединой на висках, шофер, судя по насыщенному запаху бензина, идущему от его третьей свежести одежды. Его лицо было мглисто-серым, безжизненным.

- Эй, - позвала я безнадежно и надрывно, пытаясь не подвывать, как придавленная собака. Даже если бы не обескровленный цвет лица, и так было ясно, что он мертв: его шея была сломана и вывернута под неестественным углом, сердце не билось, а под ухом вырван кусок мяса, точно его терзал дикий зверь.

- Неееет, - простонала я в отчаянии, в панике подползая к другому человеку и находя те же признаки насильственной смерти. - Нееет, не может быть, это не я-я-я...

Кто бы ни сотворил со мной такое, он был настоящий монстр. Испачканные алым руки тряслись, я словно разделилась надвое: одна моя часть очень четко оценивала ситуацию, до мельчайших подробностей понимая, кто я и что произошло, другая словно ослепла и не хотела в это верить. Этого не может быть, этого не может быть, - исступленно повторяла я про себя, безудержно мотая головой и непрестанно всхлипывая.

Вдали раздалась полицейская сирена, и я подорвалась, в панике ища, куда бы скрыться. Мне даже не пришло в голову сдаться, что бы я смогла им рассказать? Точно животное, попавшее в охотничью облаву, я рвалась из окружения на волю, хотя всего полчаса назад стремилась именно сюда. К людям, которые, надеялась, помогут. И спасут. И что теперь? Я монстр, не понимающий, что с ним происходит. Не знающий, кто и зачем сделал меня такой. Не ведающий, как сохранить в моем положении разум и найти ответы.

Пульс бил в висках, на коже, в кончиках пальцев рук, вибрировал на губах, и я шла на этот звук, как марионетка, управляемая нитками. Громче. Ближе. Оглушительней. Когда зверь испуган, он всегда бежит от опасности, повинуясь инстинктам: собака прямо, кошка наверх, крыса в подвал. Я шла на звук, притягивающий меня как магнит, словно в нем заключалось мое единственное спасение.

Источником оказался человек. Жалкое создание, забившееся под деревянный стол на жаркой вонючей кухне, между плитой и буфетом.

- Нет, прошу вас, не надо, не трогайте меня! - рыдал подросток в белом поварском наряде, с железным тесаком в руке. Плечи сотрясались, глаза закрыты - мальчик, даже если б захотел, не смог бы напасть. Нож едва не валился из его слабой руки, угрожающе выскальзывал из дрожащих пальцев.

Я осознала, что меня привлекает пение его тела, как пчелу привлекает ароматный мед, и резко замерла.

- Нет, - бормотала я, даже чаще, чем это делал повар, покачивала головой в неверии. Пульс, который я слышала через расстояние, как настоящий набат, влек меня вперёд. Во рту жадно текли слюни, как у заморенного голодом, внезапно попавшего на ароматный пир. - Нет!

Скрип тормозов привел меня в сознание, и я ринулась прочь, вырвавшись через черный ход на обратной стороне заведения: это была бензоколонка, придорожное кафе, минимум людей. Лес в непосредственной близости. Туда я и метнулась, скрываясь от полиции, как истинный преступник. Бежала, не глядя, пока не выбилась из сил. Моральных, потому что физические не кончались - казалось, я могу бежать без устали хоть целую вечность.

Упав на колени в мох, в какой-то глуши, вцепилась пальцами в волосы и заорала во всю глотку, выплёскивая панику и страх. За что мне это, Господи? Я никогда не верила в тебя, я верила в закон. И что теперь я такое? Кто я?

Мои глаза расширились, когда внезапно я обнаружила воспоминания в хладнокровно мыслящей голове, существующей будто отдельно от страдающего тела. Каким-то образом убийства воздействовали на меня: до них я была не собой, теперь же могла мыслить разумно. То, что плескалось внутри меня, горячее и согревающее, унявшее ужасную сухую жажду, что назвать ни вслух, ни мысленно я не хотела - помогало прийти в себя. Жажда прошла. Я могла больше не думать о ней. Теперь я могла думать о чем-то ещё. Например, о том, кто я такая и что со мной случилось.

Такси. Я вспомнила, как садилась в него, говорила с водителем, будто хорошо была с ним знакома. Мы смеялись – звучал женский смех, я ехала не одна.

Помнила магазин, корешки бесчисленных книг. Сурового продавца на высоким прилавком.

Темную подворотню и плотоядную ухмылку мужчины, встретившегося мне на пути. Быстрый удар и беспамятство, во время которого меня куда-то несли или даже везли. В тот дом в захолустье, в котором я очнулась…

Спор. Я была привязана, обездвижена, тяжело хрипя, едва дышала. Два человека спорили надо мной, кому достанется этот приз. Играть и честно выиграть целиком или поделить трофей напополам. Или усложнить состязание, позволив мне выжить.

Я мало что понимала из того, что услышала. Но я могла вспомнить тот неподражаемый ужас, не позволяющий ровно дышать. Ужас, с головой накрывающий пониманием: я скоро умру. Зубы, которые сделали очень больно. Рвали меня на части, вгрызаясь в плоть.

Мой отец! Его лицо всплыло перед глазами, словно находилось за толстым слоем льда. Оно казалось блеклым и размытым, я не могла расслышать его слова, и все же осознала: это Чарли.

Вскочив, я закружилась по лесной поляне, пытаясь сосредоточиться на прошлом, которое было таким же далёким, как северный полюс, и постоянно ускользало. Я помнила дом, комнату, в которой жила, море. Нет, стоп! Около моря жила моя мать. Я переехала к Чарли, чтобы пожить у него. Кажется, это было не так уж давно, но ощущение, словно это случилось сто лет назад, никак не покидало. С тех пор как я очнулась в грязном подвале, весь мир казался неизведанным, но каждый прожитый шаг, каждое ощущение оставляло неизгладимо яркое, сильное впечатление, будто до сих я не жила, а словно спала. Прошлое казалось покрытым толстой завесой, через которую невозможно прорваться и вернуться назад.

От невозможности понять хоть что-нибудь и мыслить связно я зарычала, но тут же испугалась натуральности звука и сдала назад, прижавшись спиной к какому-то стволу. Вокруг мерещились враги, прячущиеся по кустам и выжидающие момента, чтобы напасть. Я слышала посторонние звуки – шорохи, шаги – и хотела спастись.

Моей путеводной звездой на темном пути, на котором я заплутала, стал Чарли – все, кроме него, казалось ненастоящим, опасным, чужим. Он был единственным, кому я могла доверить свою беду. Кто бы я ни была, я должна вернуться домой. К отцу. Он полицейский. Он мне поможет. Что бы я ни наделала, он спасёт непутёвую дочь.
 
Limon_FreshДата: Четверг, 02.11.2017, 00:05 | Сообщение # 4
Веселые БДСМщицы

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 22328


Статус:




Я мыла руки. Остервенело терла мочалкой, хотя багровых следов заметно уже не было. Мне все казалось, что под ногтями сохранилась кровь, и я намыливала их снова и снова, пока мочалка не осыпалась вниз, превратившись в труху и забив водоотвод. Тогда я сползла по кафелю ванной и безудержно разрыдалась, уронив лицо в ладони. Точнее сказать, слезы лила вода, а я, казалось, плакать совсем разучилась: плечи тряслись, грудь надрывалась, но облегчения это так и не принесло. Глаза оставались сухими и колючими, как пустыня Сахара, а сама я была растерянной и пустой, как полый барабан.

Да ещё вдобавок снова вернулась боль. В этом доме было слишком много запахов, вызывающих головокружение. Глотку драло, словно в нее засунули металлический шип и крутили по часовой стрелке. В ванной, среди обилия пены, это чувство немного утихло, но я боялась, что когда вернётся отец, получится все как в кафе.

Свой дом я отыскала не сразу. Пришлось поплутать и прилично напрячь мозги, прежде чем я нашла дорогу в Форкс. Не пользуясь наземным транспортом, нелегко это сделать! Но я не стала ловить попутку, не желая причинить кому-либо случайный или намеренный вред. Я испортила обувь, колеся по лесам вдоль шоссе, но когда узнала свой дом, ощутила неимоверное облегчение.

Я боялась, что память не вернётся, но, к счастью, я медленно начинала вспоминать, кем была. Места, мимо которых я пробегала, которые я видела своими глазами и тут же узнавала, очень помогли. Они превращали смутные воспоминания в более отчетливые, словно я разбивала толстый слой льда.

Белла Свон, дочка шерифа Свона. Приехала пожить к отцу неделю назад. Я помнила страх, когда впервые шла в местную школу на занятия. Середина полугодия, а я здесь зеленый новичок. Была уверена, что обречена стать изгоем, вечным чужаком. Но, вопреки опасениям, нашла друзей в первый же школьный день.

Не всем, конечно, я понравилась - и это было самым ярким воспоминанием той, почти забытой жизни. Сосед по парте, который возненавидел меня в первый же школьный день. Черные глаза, яростный взгляд которых врезался в мой разум навсегда. Даже нападение, превратившее меня в какого-то непонятного зверя, не смогло убавить этому воспоминанию сочных красок. Эдвард Каллен исчез, не придя на следующий урок, прогуляв школу, а я все не могла забыть тот его бешеный взгляд.

Сейчас это казалось неважным, у меня были проблемы посерьезнее антипатии странного подростка, который занимал все мои мысли неделю подряд. Но я все равно задрожала, гадая, что же тогда сделала не так, чем заслужила его полощущую ненависть.
 
Limon_FreshДата: Четверг, 02.11.2017, 00:06 | Сообщение # 5
Веселые БДСМщицы

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 22328


Статус:




Я выключила воду и встала перед запотевшим зеркалом, напрягая память и по крупицам выстраивая ход событий, приведших к чудовищному повороту моей судьбы. Кажется, в школе намечался какой-то зимний бал. Кажется, мои новые подруги предложили мне поехать с ними в Порт-Анжелес и помочь выбрать платья. Кажется, я согласилась – хотела посетить заодно книжный магазин.

Завернувшись полотенцем, я вздрогнула, припоминая дальнейшие события: в мрачном переулке, когда я спешила из книжного на встречу с одноклассницами, ждущими меня в маленьком кафе, я встретилась с ужасными людьми. Они объявили мне, что я слишком хороша, чтобы быть уничтоженной быстро и за один раз, и напугали обещанием медленной мучительной смерти, после чего моя жизнь превратилась в сущий кошмар. Как я ни старалась, не могла вспомнить четко и детально дальнейших приключений: я была слишком напугана, чтобы запоминать. Пытки слились в бесконечный поток страданий, боль перемежалась с ужасом от услышанных слов, точно убийцы играли, делая ставки, кому я достанусь. Меня отпускали, играя, как кошка в мышь, заставляя бегать по старому дому и прятаться. Но находили так быстро, что я вскоре охрипла от криков.

Я не припоминала, когда, по какой причине мучители оставили меня, бросив в подвале - к тому моменту я была совсем на себе. Должно быть, я помутилась рассудком - иначе просто было не выжить. Я умоляла о смерти. Наверное, это и стало причиной, зачем меня оставили в живых - садистам было интереснее играть с живой жертвой. Значило ли это, что они собирались вернуться? Значит ли это, что меня снова найдут?.. Хотя, не исключен вариант, что они решили, будто я умерла.

Я вытерла пар с зеркальной поверхности и резко отшатнулась назад: на меня смотрело чужое лицо, я так разительно отличалась от себя прежней, что начала задыхаться. Бледная, словно восковая, кожа, горячая вода не сделала ее румяной, как было всегда – я была похожа на восставшую смерть. Но больше всего напугали глаза. Впервые в жизни я видела красные зрачки, и шок, ледяными щупальцами поползший вдоль тела, сжал горло тисками, которые не давали вдохнуть.

Медленно я приблизилась к отражению, пытаясь осознать весь ужас своей перемены. Слово, вертевшееся на языке, которым я могла бы себя обозвать, не укладывалось в голове. Я не могла быть настоящей. Это просто обычный кошмар. Я сплю. Я во сне.

С треском и звоном зеркало рассыпалось под моей напряженной рукой - я не заметила, как потеряла контроль и разбила его. Поблескивающие осколки усеяли пол, укрыли мои обнаженные ноги, скатились в ванную. Я не хотела видеть себя такой. Мысль, что случившееся со мной – страшно, невозможно, непоправимо – была невыносимой.

Как призрак, я молча покинула ванную и поднялась в свою комнату. Мне очень хотелось почувствовать себя собой, вернуться к привычной жизни, забыть свой кошмар. Я действовала на автопилоте: спрятавшись от страшных мыслей в спасительном равнодушии, отключила разум, механически одеваясь. Подсушивая волосы, внушала себе ложь, что все будет хорошо.

Лишь не прекращающаяся ни на секунду боль жестоко напоминала раз за разом, что я - уже не та. И грохот ритма, набатом зазвучавшего в ушах. Я очнулась, только когда услышала рокот мотора около дома, да стукнувшую входную дверь, сопровождающую набат. Тогда только я поняла, что это сердцебиение моего отца. Та музыка, которая так сильно меня привлекала, лишая рассудка - была сама жизнь. Горячая кровь. Биение сердца. Что раньше я воспринимала как должное, теперь стало призывом к преступлению.

Зажмурившись, я с силой прижала ладони к ушам, пытаясь перекрыть зовущий звук. Не помогло. Я чувствовала его вибрацию кожей, стопами босых ног через пол. Я слышала его сквозь барьер своих рук. Я слышала каждый шаг, каждый вздох, как будто и не было преграды в виде стен.

- Б... Белла? - испуганный, взволнованный голос отца вырвал меня из ступора. Я резко вскочила, крутя головой в поисках чего-то, способно помочь удержать себя в руках. Чудовищная картина смерти из кафе вставала перед глазами. Пугала. Мучила страшной виной.

Но был ли у меня выход? Мне нужно было встретиться с отцом лицом к лицу. Если не он, то кто ещё сможет мне помочь? Чарли - моя единственная надежда. Мой спаситель.
 
AelitkaДата: Пятница, 03.11.2017, 00:40 | Сообщение # 6
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7581


Статус:




- Белла? - голос Чарли был пропитан сильными эмоциями, тревога, страх, надежда сплелись в нем в безумный узор. Соединенные с бешеным стуком сердца, горячим телом, возбуждающим голод запахом, буквально сводили с ума. Я замерла, вцепившись в перила лестницы, по которой спустилось в гостиную, боясь сделать ещё хотя бы шаг.

- Белла? - повторил Чарли, нахмурившись, словно не был уверен, что это я.

- Пап, - мой голос прозвучал недостаточно виновато, он был похож на мелодию хрустального перезвона.
- Черт подери, где ты была! - вскричал отец, с силой швырнув рабочую сумку на диван. Он сделал шаг ко мне, приглядываясь получше.

- Стой там! - крикнула в отчаянии я, отшатываясь назад и выставляя руку. Духи, которыми я специально облила грудь и лицо, отчасти помогали. Мешали подчиняться дьявольскому зову, толкающему меня на преступный путь.
- Что случилось, девочка? - Чарли стал умолять, с искренним отцовским беспокойством разглядев, наконец, перемены в моем лице. Он стал бледен, как смерть, вся краска сошла с его потрясенного лица. Рука легла на грудь напротив сердца. - Белла, ты пугаешь меня. Что произошло? Тебя не было дома пять дней! Полиция сбилась с ног... Твои подруги сказали, что ты ушла и не вернулась...

- Пять дней?! - шокировано вздохнула я. Вот значит, сколько длилось мое мучение.
- Я места себе не находил. Не ел, не спал. Мы сутками прочесывали Порт-Анджелес, повсюду развешаны объявления о твоей пропаже.

- Меня... похитили, - задрожала я, обняв себя руками. Я бы заплакала, если б могла. Но вместо слез и рыданий организм выдавал только какие то напряжённые спазмы.
- Ты в порядке? - задал папа стандартный вопрос, и я уронила сотрясающуюся голову на грудь.

- Нет, я не в порядке, - сдавленно прорыдала я, отчаянно покачивая головой. - Они со мной что-то сделали. Я не в порядке!

Только острый слух позволил мне понять, что папа бросился ко мне. В следующую секунду я оказалась на верху лестницы, защищаясь руками и крича.

- Нет, папа, нет! Не подходи ко мне, прошу!!!

Пользуясь тем, что он испуганно замер внизу, я выпалила на одном дыхании всю правду, что со мной приключилась.

- Я убила их, - бормотала я навзрыд, заканчивая своё пламенное признание, в ужасе сползая по стене и с отчаянием глядя на шокированного отца. - Это была я, пап. Не знаю, как они меня заставили, это произошло как-то само, я словно... Отключилась. Очнулась только когда вокруг были трупы. И кровь. Я монстр? Скажи мне, - закричала я, протягивая к отцу руки и показывая лицо. - Что за чудовищем я стала?! Что со мной происходит, ответь?!

Черты лица Чарли, искаженные страданием, застыли. Он просто стоял, молча глядя на меня. Поднял руку, дёрнул свои волосы. Наклонился, с неверием разглядывая меня, словно у меня выросли рога.

- Что с твоими глазами, Белла?
- Не знаю, - взмолилась я в пустоту. - Со мной что-то произошло, я не такая, как раньше!
- Позволь, я подойду к тебе, - просил отец, медленно, без резких движений делая шаг вперёд, но я замотала головой, плечами вжимаясь в стену, так что почувствовала, что она сейчас захрустит.
- Нет, нет, нет, прошу тебя, стой там, - пришла в ужас я. - Когда ты близко, мой разум... словно исчезает. Пожалуйста, оставайся там. Чтобы я не причинила тебе вреда.
- Ну, хорошо, - тон беспокойного отца сменился тоном полицейского, ведущего дело: стал строгим и решительным. И я почувствовала, что тревога слегка покинула меня: Чарли найдет выход из любого, даже непоправимого положения. - Для начала: тебе нужно показаться врачу. Потом разберёмся с остальным. Ты согласна?
- Да, - кивнула я, испытав облегчение. Врачи должны мне помочь. Вампиров не существует - это выдумки. Наверняка от моего недуга есть лекарство. - Да, пап. Только держись от меня подальше, хорошо?
 
Limon_FreshДата: Пятница, 03.11.2017, 23:14 | Сообщение # 7
Веселые БДСМщицы

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 22328


Статус:




Я ехала на заднем сидении полицейского крузера, за стеклом. Как настоящая преступница, - мрачно качала головой я, посматривая в зеркало заднего вида на отца, всё ещё бледного и испуганного. Но, хотя бы, не убитого горем из-за моей смерти. Не представляю, как он жил эти пять дней, думая, что я умерла. Да и Рене места себе наверняка не находит.

- Надень-ка это, - затормозив на больничной стоянке, Чарли подал мне черные автомобильные очки, чтобы я могла скрыть пугающие красные глаза. Немного подумав, снял с себя шарф и обернул вокруг моей головы. Он был прав: мне ни к чему было чье-либо пристальное внимание. Форкс – маленький городок, и если меня узнают, сбежится весь персонал, забросают вопросами и сочувствием. Я очень боялась, что это закончится так же, как в том кафе. Поэтому шла, низко опустив голову и пряча лицо в шарфе, закрывая ноздри рукой.

Каким-то чудом я смогла добраться до кабинета врача без приключений. Я почти ощутила облегчение, когда Чарли открыл передо мной дверь. Но меня ждал сюрприз. Новый запах ударил меня наотмашь, даже сквозь шарф и духи проникла сладость, поднявшая бурю эмоций в моей душе. Я замерла, как вкопанная, и Чарли споткнулся об меня, не сумев сдвинуть с места. Паника почти лишили меня рассудка: напротив, из-за врачебного стола, на меня глядели такие же потрясенные глаза. Раскрытый рот и нескрываемый ужас немного успокоили мое безумие: кем бы ни был этот доктор, он пока не собирался нападать.

- Белла, проходи, ну же, - даже рука отца, лежавшая на моей спине, горячая и пульсирующая в ритме с призывающим к преступлению запахом, сейчас не могла оторвать меня от вида мужчины напротив меня. Он был другим: его глаза были светло-золотыми, но не было сомнений, что он - вампир. Ну или как называются те существа, в которое меня превратили?
Он приподнялся, протянув руку ко мне в успокаивающем, умоляющим жесте. "Доктор Каллен", - прочитала я на бейджике на его груди.

- Чарли? - с трудом перевел взор доктор на моего отца, а я, наконец, смогла сделать крошечный шаг вперёд. Этого хватило, чтобы закрыть за мной дверь. Я почувствовала себя как в ловушке.
- Привет, Карлайл, - поздоровался мой отец, пройдя вперёд и так естественно пожимая руку доктору Каллену, словно и не подозревал, что тот не человек.
- Белла? - на лице Карлайла со скоростью света сменялись эмоции, от потрясения и ужаса до сожаления и обратно.

- Ты можешь осмотреть ее? - хрипло начал Чарли, временно переключив внимание доктора на себя. - С Беллой что-то не так, и я хочу знать, что с ней сделали, прежде чем это попадет в местные газеты. Не знаю, в курсе ли ты: мою дочь похитили несколько дней назад, повсюду расклеены объявления.
- Весь город судачил об этом, - искреннее сопереживание в голосе Карлайла вызвало во мне реакцию облегчения: внезапно стало легче дышать, оцепенение немного спало. Доктор Каллен - врач. И даже если он пахнет опасностью, это не значит, что он такой же садист, как мои мучители в том доме в захолустье. Это удача, что он болен тем же недугом, что я. Он знает об этом больше, чем другие врачи, и сможет меня вылечить. Его желтые глаза и то, что он спокойно находится среди людей, не выказывая агрессии, свидетельствовали об этом.
- Белла? - доктор звал меня по имени, вырывая из оглушительных звуков и чувств: было плохой идеей приехать в больницу, десятки сердцебиений и голосов атаковали меня со всех сторон, мешая связно мыслить – как будто все эти люди, находящиеся за стенами, стояли рядом, дышали и галдели. Только лишь страх удерживал мой разум от распада. - Как ты смогла? - доктор задавал мне какие-то вопросы, я пыталась сосредоточиться на них. - Не тронула отца, пришла в больницу. Как тебе удаётся удержаться? Идея с духами превосходна, но я всё ещё не могу прийти в себя, видя, что ты просто стоишь здесь, вполне вменяемая.

Он говорил так, словно точно знал, что со мной, и думал, будто и я понимаю это. Я сняла очки и распустила шарф, мысленно призывая все силы, чтобы говорить. Доктор был прав: я едва-едва удерживалась на краешке сознания. И не имела понятия, сколько это продлится.

- О, - пробормотал Карлайл так, будто ему все стало ясно.
- Думаю, я убила каких-то людей, - обруч вины на горле сдавил в тиски. - Если вы понимаете...

Доктор печально кивнул, не осуждая меня, но с таким настоящим сочувствием в лице, что мне стало даже хуже, чем до этого.

- Ты осознаешь, что с тобой произошло? - внимательно смотрел он на меня.

Я облизнула губы, мне становилось все труднее здесь находиться: каждый вдох был наполнен болью, будто я стою посреди пылающего костра.

- Не совсем, - это была ложь, но я не в состоянии была поверить, что мое предположение может быть правильным. Вампиров не существует. Я просто больна. - Но думаю, вы сможете мне подсказать.

Он кивнул с понимающим видом, жестом приглашая присесть на второй стул.

- Карлайл, - в голосе Чарли звучала надежда, щедро приправленная нескрываемым страхом, - ты ведь знаешь, что с ней? Что с моей девочкой? Ты вылечишь ее?
- Чарли, все в порядке, - голос Карлайла зазвучал успокаивающими нотками врача. - Ты верно поступил, приведя ее сюда. Обещаю, что помогу ей.

- Белла, - обратился он ко мне серьезно, как к взрослой, после того как Чарли с облегчением вздохнул. - Сделай одолжение: перестань дышать.

Он подождал, пока я выполню его просьбу. Подождал ещё несколько секунд, затем кивнул.

- Легче? - спросил он тихо, с глубоким состраданием.
- Да, - удивлённо кивнула я, чувствуя, как моя голова прояснилась и стала лучше соображать.

Карлайл снова кивнул: его шок отступил, ему на смену пришла деловитость и концентрация.

- Прежде чем мы начнем, Чарли, - повернулся он к отцу, - ты должен мне сказать: кто ещё, кроме тебя, видел Беллу, говорил с ней?
- Никто, - покачал папа головой. - Мы сразу поехали к тебе. Я не успел ничего сообщить в участок.
- В регистратуре вас оформляли? Из медперсонала ее кто-то узнал?
- Прости, Карлайл, мы так спешили...
- Никто? Святые угодники, хорошо! - Карлайл позволил себе минутку слабости: закрыл глаза и потер переносицу, глубоко дыша. Сложил руки перед собой в молитвенном жесте, решая в уме какие-то сложные задачи. Мы с Чарли недоуменно на него смотрели.

- Если ты хочешь, чтобы я помог Белле, об этом никто не должен знать. Ни единая душа, - Карлайл продолжал, обращаясь к Чарли.
- Да, разумеется, - согласился отец, но доктор покачал головой.
- Никто - это значит, совсем никто: ни полиция, ни соседи. Даже Рене. Необязательно понимать прямо сейчас, почему это необходимо - я все объясню позднее. Но ты должен мне пообещать: что бы ты ни узнал и не услышал сегодня, это останется строго между нами. Беллу пока никому нельзя показывать. В противном случае помочь ей даже я буду не в силах.
- Хм…



Я, как и папа, ничего не понимала, но от всей этой таинственности поднапряглась.

- Тебе придется преступить закон, если ты хочешь спасти свою дочь. Ты готов?

Три минуты понадобилось моему отцу, чтобы осознать то, что сказал Карлайл.

- Это неслыханная удача, что вы попали прямо но мне, минуя других людей, - понизил голос Карлайл, говоря загадками. - Поверь, никто из здешних врачей не смог бы вам помочь. Но по стечению обстоятельств я - единственный, кто знает, что с этим делать. Попади вы в полицию или к какой-нибудь медсестре, проблем не избежать! Я помогу ей, Чарли, клянусь. Но ты должен дать мне слово, что будешь молчать. По крайней мере до тех пор, когда не узнаешь все подробности – потом сможешь решить, что с этим делать. Но до тех пор – ни звука! Готов ты поступиться своими принципами ради Беллы?

Чарли перевел взгляд на меня: в его глазах застыл огромный страх. Он пожевал губу, будто бы сомневаясь, но его ответ был очевиден.

- Делай, что необходимо, Карлайл, - решился он. - Помоги моей девочке. Я буду молчать.

Доктор кивнул, в его руке оказался сотовый телефон.

- Сколько человек пострадало, Белла? - без обиняков обратился доктор Каллен ко мне, набирая номер.

- Я... Может, восемь, - упавшим голосом сообщила я, вздрогнув, когда Чарли резко отреагировал на это число.
- Тебя кто-то видел? Остались живые свидетели?

- Черт те что, - пробормотал рядом отец, схватившись за голову. Но не предпринял никаких попыток остановить врача.

Карлайл смотрел на меня в ожидании, и мне пришлось ответить, запинаясь.

- Повар или официант... Я смогла уйти, не тронув его.
- Он видел твоё лицо?
- Да, - со страхом произнесла я, начиная догадываться, для чего это нужно Карлайлу. Шок от осознания, что кого-то ещё убьют из-за меня, был непередаваем. А Карлайл говорил об этом, как об обыденном деле, которым он занимается чуть ли не каждый день. Хуже было то, что отец ему не возражал!

- Элис? - доктор Каллен быстро заговорил в трубку, вводя свою дочь в курс дела. - Мне нужен точный адрес того кафе, - глядел он на меня.
- Я его не знаю, - хрипло пробормотала я. Облегчение, что меня вылечат, сменялось всевозрастающей паникой, что я влипла куда сильнее, чем предполагала. Я совсем не желала, сбежав от от одних убийц, попасть к другим, пусть они и притворяются добренькими врачами.
- Я знаю, - вмешался Чарли, спокойно выдав сведения. Он посмотрел на меня - в его глазах по-прежнему сидел страх. Но сейчас я поняла, что он боится не меня, а за меня. Это было несправедливо.

Я в ужасе слушала, о чем говорит Карлайл: он призывал Элис, Джаспера и Эдварда заняться этим. Кажется, у меня стала кружиться голова. Я не поняла, как вскочила с места: внезапно я оказалась у стены, сжимая виски руками, приходя в состояние, очень близкое к истерике.

- Белла, Белла? - Карлайл молниеносно появился возле меня, за его спиной со стула на нас смотрел Чарли, его глаза были в ужасе расширены, лицо стало серым. – Смотри на меня, смотри на меня. Не дыши. Все в порядке, успокойся. Мы скоро отсюда уйдем.
- Вы хотите убить его... - бормотала я, с трудом проглатывая горькую боль, едва оставаясь в сознании - стоило забыться и начать дышать, я чуть не сошла с ума. Слишком много пронзительных эмоций и ощущений - я не могла справиться с их количеством. Но меня удерживала в реальности тяжелая, как камень на шее, вина. - Вы хотите убить того выжившего? Вы серьезно?
- Никто никого не собирается убивать, - умолял Карлайл, с удивлением глядя на меня. - Не бойся, никто его не тронет, Белла!

Мне стало легче. Но я по-прежнему почти не могла дышать. Паника скручивала мое тело и разум от мысли, что кто-то ещё пострадает.

- Но вы же...
- Мы просто с ним поговорим, - убеждал Карлайл, прося меня немедленно успокоиться. - И только в случае, если это будет необходимо. Мы должны знать, что он видел. Если повсюду будет висеть твой фотопортрет или, еще того хуже, твое лицо попало под видеокамеры, я не смогу тебе помочь! Если он будет болтать о красноглазой девушке – тем более!
- Лучше я сяду в тюрьму! - умоляла я, мотая отчаянно головой. - Лучше в тюрьму, чем это!
- Тише, Белла. Тише, - призывал доктор Каллен к сдержанности, но я задыхалась, толкая его руками. – Это благородно с твоей стороны, учитывая обстоятельства, - понизил голос он. – Но если ты сядешь в тюрьму, будет только хуже. Как долго ты сможешь гарантировать безопасность оказавшихся рядом с тобой людей? Поверь, родная, решетки тебя не удержат…



Я вытаращилась на Карлайла, заходясь в настоящем ужасе, когда осознала то, что он говорит. Пальцами, которыми я невольно вцепилась в запястье врача, я ощутила хруст, а опустив взгляд, содрогнулась, когда до меня дошло, что я сломала доктору кости. Это неслыханное варварство привело меня в чувство похлеще ушата холодной воды: я панике отдернула руку, открыла рот, не зная, что сказать, как теперь извиняться: умолять о прощении, чем-то помочь.



- Тш-ш, - предостерег доктор Каллен прежде, чем я что-то озвучила.



Надо отдать должное, мужчина ничем не выдал своих эмоций, а его рука, похоже, все еще нормально функционировала – он только ею едва заметно встряхнул. Под белым халатом нельзя было увидеть, насколько сильны повреждения, но я-то чувствовала… знала, что насквозь продавила кожу. И эта картина засела у меня в голове наравне с той, что я видела в кафе: мертвые тела со свернутыми или разодранными шеями… Я в ужасе уставилась на свою ладонь, впав в шоковое состояние, когда ни думать, ни действовать не могла.



- Чарли, нам стоит уйти отсюда. Мы можем перенести разговор в другое место?
- А как же анализы? Осмотр?



Дальнейшую беседу я слышала как в тумане, тихонечко дрожа.

- Я все расскажу вам, когда мы окажемся у меня дома. Белла едва держится, ее нужно срочно увести.
- Я в порядке, - неистово отрицала я, чувствуя стальные объятия врача на своих плечах - он сдерживал меня, не позволяя вырваться. Я больше не возражала.
- Проверь моему опыту, Белла, - тихо увещевал он, - тебе лучше уйти. Станет гораздо легче вдали от людей.
- Вы мне поможете? - искала я причину, за которую могла бы уцепиться. Призрачную надежду. - Вылечите меня?
- Мы все поможем тебе, Белла, обещаю. Тебе повезло встретить нас. И я, и Элис, и Эдвард с радостью станем твоими друзьями.
- Эдвард, - внутри меня словно сжалась пружина, опять не давая дышать. Эдвард Каллен - тот, кто возненавидел меня в первый же школьный день. Я помнила его черный пугающий взгляд. - Вряд ли он захочет меня помогать. Я ему не нравлюсь.

Я слышала и ощущала, как доктор Каллен внезапно перестал дышать.

- Кто сделал с тобой это, Белла? – тихо и шокировано произнес он, ища мои глаза. – Я должен знать. Это был Эдвард? Мой сын?

Моя голова крайне быстро соображала, я буквально делала выводы на лету, не предпринимая усилий. Несмотря на то, что была совершенно не в себе. Пазл сложился в единую картину, странности Калленов, за которыми я наблюдала в школе всего-то одну неделю, обрели объяснение. Кто бы ни была я, кто бы ни был Карлайл и мои мучители - мы все были одними и теми же существами. Как бы я ни противилась верить в это, произносить страшное слово вслух, мы не были людьми. Мы были кем-то, кто нас такими сделал. Чудовищами, убивающими людей.

- Нет, - неуверенно покачала головой я, напрягая память. Лицо Эдварда было единственным, которое мне почти не пришлось вспоминать - оно ярко въелось в сознание. А вот мои мучители... Встреть я их снова, смогла бы узнать? - Я... я плохо помню.



Карлайл не отступал: по-видимому, это действительно было ему важно.

- Как выглядел напавший на тебя? Ну же, девочка, соберись.

Я сильно зажмурила глаза, по крупицам собирая концентрацию.

- Что ты сказал, Карлайл, - сквозь красную пелену набата я едва слышала голос отца. - Ты думаешь, это мог сделать с ней твой сын?!
- Их было двое, - выдавила я с огромнейшим трудом, теряя волю от пугающих картин издевательств, произошедших в старом захолустном доме, которые не имела желания вспоминать ни в малейшей степени. - Мужчина и женщина. Она - рыжеволосая, он - блондин.
- Слава богу, это не Эдвард, - с облегчением прошептал доктор Каллен, немного отпуская мои плечи.
- Почему ты решил, что это мог быть он? - голос Чарли был мрачным, как грозовая туча, и требовательным, как у полицейского при исполнении.
- Поедем ко мне, - вздохнул Карлайл. - Здесь не место для этого разговора. Немного терпения, Чарли, и я объясню, что сумею.



***

После того, как каким-то чудом я покинула больницу, пройдя мимо всех этих громких, притягивающих людей, похожих в моем извращенном новом воображении на пылающие жаром концентраты аппетитных эликсиров, не тронув ни одного, мне стало значительно легче. Особенно когда мы выехали из города, и я опустила стекло.

- Ты молодец, Белла, - похвалил меня доктор Каллен, хотя я и не понимала, за что. - Ты держишься просто невероятно хорошо.
- Не думаю, - пробормотала я, вдыхая свежий запах леса, выветривая из головы аромат сидящего на переднем сидении отца. Моя странная реакция сбивала с толку, но я боролась с ней, отторгая насилие даже в виде ощущений. Перемены не сделают из меня убийцу, я больше не позволю случиться тому, что было в кафе. Я просто была не готова к такому чудовищному повороту, но с этих пор я буду сражаться за себя.
- Не представляю, каково тебе все осознать, а принять, наверное, будет еще тяжелее, - продолжил Карлайл. - Сочувствую тому, что с тобой случилось. Обычно... нам не позволено бросать новичков на произвол судьбы.

Нам? Я посмотрела на водителя, заинтересовавшись: вдали от больницы он стал говорить более откровенно, и мог дать ответы на мучающие меня вопросы. Я ожидала любой информации с нетерпением, но понимала, что он вынужден говорить загадками из-за моего отца. Даже мне, столкнувшейся с последствиями моего изменения, видевшей трупы с поврежденными шеями и чувствовавшей тягу к сердцебиению людей, трудно было поверить и произнести это вслух: что я - вампир. Я упрямо спорила с очевидными фактами, все еще надеясь, что меня просто одолела какая-то малоизвестная заразная болезнь, и лекарство найдется.



Но Чарли… он никогда не сможет это принять. Он полицейский, настолько далекий от мистики, насколько это вообще возможно. Скорее, он решит, что все вокруг него сошли с ума, чем смирится с моим фантастическим перевоплощением в мифическое существо, о котором пишут только в книгах.

- Я думаю... я думаю, они решили, что я умерла.

Внимательно слушающий Чарли нечленораздельно крякнул, выражая гнев. Он засопел, мечтая открыть сезон охоты на моих мучителей – это было очевидно.

- Исключено, - печально вздохнул Карлайл, быстро глянув на меня в зеркало заднего вида. - Это невозможно, Белла. Если бы они хотели убить тебя, то не оставили бы в живых случайно! Они точно знали, что делают. Непонятно только, почему они бросили тебя одну?
- Хотите сказать: они намеренно сделали меня такой? - от этой мысли я похолодела до мозга костей. Зачем им это понадобилось? – Значит ли это, что они собирались вернуться?! Может, они отошли, не ожидая, что в это время я очнусь и сбегу?
- Думаю, так и есть, - посочувствовал доктор Каллен. А я, вжавшись спиной в мягкое сидение, судорожно обхватила себя руками, разваливаясь на части.

- Значит, они будут искать меня и снова найдут, - в горле встал ком от перспективы новых мучений. Эти садисты продлили мне жизнь, чтобы играть в меня подольше. И они найдут меня рано или поздно даже здесь! Чарли… мне нельзя у него оставаться, иначе его тоже убьют.

- Белла, теперь ты под нашей защитой, - смотрел на меня в зеркало заднего вида Карлайл, правильно истолковав мой ужасающий страх, выразившийся в панике и хриплом учащенном дыхании. – Клянусь: мы не дадим тебя в обиду.



Его слова не принесли мне облегчения: славно, что доктор и его семья обещают помочь, и я была благодарна. Но я не хотела, чтобы из-за меня пострадал кто-то еще, не важно, люди они или нет.

- Кто «они», - мрачно подытожил Чарли. - Если ты знаешь, кто напал на Беллу, Карлайл, то должен мне сказать. А я полагаю, ты это точно знаешь. Хоть и не понимаю, откуда у тебя сведения могли появиться быстрее полиции. Но если ты что-то знаешь, то обязан со мной поделиться!



Доктор напряженно покачал головой, возражая уверенности моего отца.

- Не знаю, Чарли, - вырулил он к большому двухэтажному дому с прозрачным стеклянным фасадом, так что снаружи можно было увидеть все, что находится внутри. - Но у меня есть предположение. Я смогу сказать тебе точнее, когда появится Элис. Она будет знать.

- Ты должен немедленно мне все рассказать, - схватился папа за голову, выдирая волосы.

- Ты не оставил мне другого выбора, мой друг, - заглушил Карлайл мотор, мрачно кивнув. – Давай пройдем внутрь.

Дом доктора Каллена расположился в глухом лесу, вдали от людей. Фундамент был старым, но сам дом – не так давно отремонтированным. Представляю, сколько денег стоил ремонт в таком захолустье – либо Каллены были сказочно богаты, либо влезли в ипотечные долги.



Вокруг строения раскинулся рукотворный сад. Высоченные дикие сосны сжимали его в кольцо, но в ясные дни их верхушки наверняка пропускали солнечные лучи.
 
AelitkaДата: Понедельник, 06.11.2017, 22:54 | Сообщение # 8
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7581


Статус:




Изнутри дом оказался большим и светлым, ухоженным и ультрасовременным, несмотря на наличие множества старинных вещей. Картины на стенах, огромный черный рояль в гостиной и антикварная мебель произвели на меня впечатление.

Нас всех приветствовала Эсми - жена Карлайла. Она посмотрела на меня с невероятной печалью, а вместо рукопожатия крепко обняла. На долю секунды я вновь смогла ощутить себя прежней: испуганной, растерянной девушкой, пропавшей в беду и нуждающейся в обыкновенной моральной поддержке. Но запах... Сладкий запах, идущий от Эсми, вернул меня на землю: она не человек.

Розали повела себя не так радушно, эта высокомерная блондинка еще в школе смотрела на всех так, словно она королева среди слуг. Впрочем, с ее красотой она могла себе позволить такое поведение, это было неприятно, но вполне закономерно. Оставаясь на расстоянии, девушка напряжённо мне кивнула и в ожидании объяснений уставилась на отца. Лишь Чарли, вошедший в дом вслед за мной, смог сбить с ее лица немного равнодушия: приоткрывшийся чувственный рот говорил о том, что она удивлена.

Ее бойфренд, высокий и мускулистый Эмметт, улыбнулся, приветствуя меня. Его улыбка была простой и детской, вкупе с ямочками на щеках превращая его в весельчака, что так не вязалось с ростом и мускулами культуриста. Однако именно эта улыбка позволила мне прочувствовать себя более расслабленной в этой семье.

Запахи, обрушившиеся на меня в этом доме, действовали не так, как человеческие, но тоже лишали самообладания: мне постоянно мерещилась опасность, словно она впиталась даже в предметы вокруг. Это и неудивительно: какой еще могла быть реакция на запах монстра? Уж я-то знала, на что они способны: сначала испытала это на себе, когда мои мучители меня пытали, потом своими глазами видела, на что стала способна я. И разумеется, что зверь, почувствовавший аромат таких же хищников, да еще сбившихся в стаю, будет бояться. Мое естество отказывалось верить, что доктор Каллен и его семья – могут быть не врагами.

- Элис, Джаспер? - кратко выспрашивал Карлайл, помогая мне снять куртку и вешая ее на крючок – совсем по-человечески, как обыкновенный хозяин обычного дома.
- Они уехали в Порт Анджелес подчищать следы, - отчиталась блондинка.
- Мы решили, что они справятся без нас. Мы нужны здесь, - добавил Эммет, избегая смотреть на меня, но я поняла, что он говорит обо мне. - Кстати, как тебе удаётся стоять рядом с Чарли? - прямо спросил он меня, испугав.
- Эммет, - Карлайл сделал ему замечание. – Белле всего три дня и ее спокойствие зависит от нашего поведения. Будь серьезен.

Я не успела ответить, заслушавшись болтовней Розали.

- Мы звонили Тане, но Эдвард уже уехал. Он гостил у них всю неделю и покинул Денали два дня назад. Телефона с собой у него нет, но ты знаешь, как он любит гонять. Думаю, его можно ожидать здесь с минуты на минуту. Сразу перенаправим его к Элис.

Я вновь ощутила холод, вспоминая тот черный ненавидящий взгляд на уроке биологии. Понимание, что Эдвард Каллен - не человек, придало ситуации ещё более зловещее звучание. Если он едва сдержался, когда вынужден был притворяться одним из учеников, что он сделает со мной сейчас, когда я так бесцеремонно ворвалась в его дом, да ещё и в облике чудовища? Почему Карлайл так уверен, что его сын будет рад видеть меня?

- Проходи, Белла, - настаивал Карлайл, потому что я застыла в дверях, не в силах сдвинуться с места. Каллены выглядели безобидными, но мне хотелось бежать.
- Чарли, я заварю тебе чай, - ушла Эсми на кухню.

- Итак, Белла, ты расскажешь нам, что произошло? - усадив меня в мягкое кресло, Карлайл сел на диван напротив меня. Между нами стоял низкий прозрачный столик, в камине потрескивали поленья, объятые огнем. Выглядело все так по семейному, мирно, что должно было успокоить меня, но я все равно ощущала себя не в своей тарелке, будто мне здесь не место.

Вкратце, путаясь в словах, я рассказала краткую историю нападения. Я старалась избегать излишних подробностей, видя, как сильно это угнетает Чарли. К тому же, я действительно плохо помнила тот период, он превратился для меня в размытый марафон боли, при попытке вспомнить детали которого меня пробирала жуткая дрожь.

- Сможешь описать их лица, Белла, чтобы я мог составить их фотопортрет? – Чарли был я вне себя, решительные желваки играли у него на скулах. Но Карлайл остудил отцовское желание возмездия.
- Боюсь, Чарли, полиции это дело не по зубам, - он поднялся, словно узнал от меня все, что хотел. – Моя дочь Элис – она знала, что в окрестностях появилась опасная компания. Они совершили несколько нападений в Сиэтле – к вам в участок наверняка приходили рапорты об резком повышении количества исчезновений людей?

Чарли кивнул, то бледнея, то краснея от ярости.

- Белле не повезло – должно быть, в Порт-Анджелесе она столкнулась с кем-то из них. Впрочем, давай перестанем испытывать терпение твоей дочери, оно не безгранично, - кивнул он мне сочувственно, и я с трудом заставила себя выпустить подлокотники кресла прежде, чем испорчу чужую мебель. Морально я очень устала за этот длинный день: давно хотелось прервать невыносимый разговор и убежать в лес, где чистый воздух хоть немного очистит голову от боли в горле и легких. – Пойдем, поговорим в моем кабинете. Я постараюсь все объяснить.

Мы с младшими Калленами и Эсми остались одни. Как только Чарли ушел, напряжение спало: устало прикрыв глаза, я жестко потерла лоб. И робко улыбнулась блондинке, когда она открыла входную дверь, впуская свежий воздух.

- Спасибо, - поблагодарила я.
- Я в шоке, что ты до сих пор не тронула Чарли, - с неожиданным сочувствием покачала она головой, и я вдруг увидела, что за высокомерием и равнодушием скрывается очень добрая и заботливая девушка, которой не чуждо сострадание.
- Он ведь мой отец, - напомнила я.

Эммет удивленно хохотнул, не спуская с меня глаз, словно я диковину, которую он никогда прежде в жизни не видывал.

- Эдвард будет в восторге, - с улыбкой заметил он, переглянувшись с Розали.
- В восторге? – скептически глядя на меня, покачала блондинка головой. – Он будет рвать и метать!
- Да, но потом-то будет в восторге, - уверенный Эммет скрестил руки на груди, разглядывая меня чересчур уж откровенно, как на смотринах или на торгах. Они как будто делали на меня ставки - Розали снисходительно закатила глаза.

- Белла, - отвлекла меня Эсми мелодичным мягким голосом, поражая восхищенной улыбкой. – Ты понимаешь, насколько ты уникальна?
- Что со мной не так? – переспросила я, чувствуя себя намного свободнее в компании этих троих, чем рядом с главой семейства и уж тем более отцом.
- Как тебе это удается? Не тронуть его? – Эсми, тихо сидевшая все это время рядом с Карлайлом, теперь поднялась, чтобы нежно обнять меня, как родную дочь, присев рядом. Ее порыв меня растрогал, и я расслабилась, чувствуя себя в безопасности впервые за день. – Ты ведь понимаешь, чего ты хочешь? Что помогает тебе оставаться такой спокойной?
- Я не спокойна, - повинилась я, опуская голову. Уличный воздух прочистил мозги, но даже сейчас я была далека от того человека, которым была раньше. И это пугало.

Однако я знала, что останавливает меня. Это был стыд. Я подняла руки, на которых мне до сих пор мерещилась кровь тех несчастных людей. В начале трагедии я еще тешила себя иллюзией, что убила их не я. Но уверенность Карлайла, пославшего дочь и сына «разбираться» с моей проблемой, не оставила от моей жалкой надежды камня на камне. Чем дольше тянулся этот день, чем чаще доктор Каллен упоминал, что позаботится обо мне, тем меньше оставалось надежды, что ситуация обратима. – Так кто же я, Эсми? – шепнула я, снова чувствуя обруч жалости к себе, сжимающийся на горле. – Вампиров не существует? Я же не вампир?
- Ох, детка, - добрая улыбка слетела с лица Эсми, когда она порывисто обняла меня, прижимая к себе и покачивая из стороны в сторону. Я взглянула на посеревшие лица Эммета и Розали все поняла…
- Нет! – отрицала я, сбросив с себя объятия Эсми и вскочив. Все трое вытянули руки, пытаясь остановить меня, но я их утешение не принимала. Мотала головой, не желая признавать этот ужасающий факт. – Нет, нет, нет!!!

Я отвернулась, закрыв лицо ладонями и сбрасывая чью-то руку с плеча. Они пытались успокоить меня. Галдели что-то про то, что я бессмертна и неуязвима, и что они защитят и помогут освоиться, и не бросят меня – я стану частью их семьи. И что постепенно я привыкну быть такой – может, мне даже понравится скорость и сила (это твердил Эммет). Я отвечала, что не верю, просила вернуть все назад, назвать лекарство. Рыдала, не желая никого убивать. Эсми сказала что-то о том, что кровь животных заменяет человеческую, только тогда я смогла немного прийти в себя. К тому моменту я знала о вампирах слишком много, чувствовала все их признаки в себе, чтобы так просто отречься от услышанного.

Чего нельзя сказать о Чарли. Как видно, их разговор с Карлайлом тоже дошел до определенной черты: я слушала грохот мебели и крик моего отца, он повторял «нет, нет, нет, это какой-то бред, это невозможно!»

Стукнула дверь, в гостиную выскочил Чарли. Его лицо было темно-багрового цвета. Будь у него оружие, я почти уверена – он начал бы стрелять.

- Мы едем домой, Белла! – объявил он, бешено тряся головой. – Нам здесь больше нечего делать! Я не желаю иметь ничего общего с этим местячковым Ку-Клукс-Кланом!
- Чарли, постой! – бежал вслед за ним на улицу Карлайл. – Ты не можешь забрать Беллу домой!

Они остановились у машины, устроив жесткий мужской спор.

- Еще как могу, - заявил мой отец. – Она моя дочь!
- Мне жаль, но она не та, кем ты привык ее считать. Даже если ты в это не веришь.
- Вампиры? – фыркнул Чарли, всплескивая руками. – Ты серьезно?! Ты сумасшедший, Карлайл!
- Я же тебе показал…
- Чушь, - перебил мой отец. – Фокусы для маленьких детей. Белла! – крикнул он мне, бросив гневный взгляд. – Мы едем домой.

И что мне оставалось делать? Я не понимала, почему доктор Каллен настаивает, что я должна остаться здесь? Ну да, мне объяснили, что я опасна для людей, и прежде всего для своего отца, который находится ко мне слишком близко – я это знала и так. Сказали, что обо мне нельзя рассказывать полиции, показываться людям – начнутся расспросы, анализы, и тогда все, что Элис и Джаспер сделали в Порт-Анджелесе по зачистке следов, окажется напрасным. Какие-то «полицейские вампиры» придут и убьют меня, если раскрыть мой секрет. А заодно уничтожат Чарли и всех других свидетелей. Все это порядком меня напугало, но я все еще не понимала, почему обязана остаться именно здесь? Чем плоха моя комната? Я не собиралась ничего нарушать. Но я хотела домой!

Мы все резко повернули головы, когда услышали скрип тормозов – все, кроме Чарли, который ничего не расслышал. Какой-то автомобиль повернул с шоссе на лесную дорогу и скоро будет здесь.

- Джаспер? – предположила Эсми.
- Нет, это звук мотора мерседеса Карлайла, - покачала головой Розали, – я сама усовершенствовала его.
- Эдвард, - бросил Эммет тоном «ну наконец-то».

А я похолодела до кончиков ногтей. Я все еще помнила тот черный холодный взгляд, наполненный ненавистью. Меньше всего мне хотелось встречаться с Эдвардом лицом к лицу, особенно когда он гнал машину, как бешеный – то есть наверняка был не в настроении.

- Папа, поедем поскорей, - нервно попросила я.

Карлайл как-то сразу сдался и поник, понимая, что не имеет никакого права мне приказывать. Я не его дочь, он мне не отец и даже пока не друг, чтобы я осталась здесь, тем более жить. На каких основаниях? У меня был свой дом, и я все еще была несовершеннолетней.

Молча Карлайл вложил ключи от своей машины в протянутую папину ладонь, и вскоре мы уже сидели в салоне.

- Я попрошу кого-нибудь из полицейских пригнать твою машину, - сказал Чарли, заводя мотор.
- Не беспокойся, - доктор Каллен даже сейчас, после ссоры, говорил терпеливо. – Элис подбросит меня с утра к твоему дому, и я ее заберу. Оставь ключи в замке. Белла, - обратился он ко мне в последний момент, пока мы еще не отъехали. В его глазах плескалось сильное беспокойство. – Знай, что можешь вернуться к нам в любой момент. Помни: чуть что, задерживай дыхание, а если станет невмоготу – убегай туда, где нет людей, например, в лес. И постарайся убедить своего отца.

Машина рванула с места, увозя меня от людей (точнее, нелюдей), которые совсем меня не знали, но оказались такими же - или почти такими же, учитывая цвет их глаз. Последнее, что я разглядела, это как Эммет обнимает расстроенную Розали, а Эсми испуганно прикрывает рот руками, как будто уже уверена, что Чарли не жить. Карлайл выглядел опустошенным, словно он был мне не чужим и от всего сердца хотел помочь, и сожалел, что не смог. Их вид заставил меня испугаться, и я опустила стекло пониже, чтобы легче было дышать.

Встречный автомобиль вильнул в сторону, уступая Чарли дорогу. Обе машины разминулись буквально за мгновение, но видела я все так, словно черный мерседес плавно, как в замедленной съемке, проплывает мимо. Глаза Эдварда Каллена, сидевшего за рулем, округлившиеся и безумные, смотрели прямо на меня. Взгляд был наполнен запредельным потрясением.

Я чувствовала себя так, словно меня полностью раздели, вытолкнули на площадь и заставили там гулять. Хотя причины для волнения никакой и не было: я покидала это место и не собиралась никому мешать.
 
Twilight Russia. Форум » Fanfiction » Разминка для ума » Текущий марафон » Валлери
Страница 1 из 11
Поиск:


The Flower Girl | Цветочница

Статистика Форума
Обновления в темах форума Популярные темы Постоянные посетители Новые пользователи