Форма входа

Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

БДСМ для чайников
Белла и Эдвард счастливо женаты полтора года. Но Белла все чаще чувствует, что в их отношениях что-то не так. Она подозревает, что у Эдварда есть секрет и решает во всем разобраться. Какую тайну своего идеального мужа узнает Белла Каллен? И что она выберет - уйти или примерить новую роль, о которой прежде она не могла даже подумать?

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Пока смерть не разлучит нас
Молодожёны Белла и Эдвард Мэйсены приехали в свадебное путешествие в маленький уютный отель возле национального парка Олимпик. Но вместо счастливого отпуска их любовь ждало настоящее испытание. Мистика, мини, закончен.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Песнь восхождения к горизонту
Через тысячи лет Эдвард с Беллой пускаются в путешествие на космической лаборатории «Сумерки» прежде, чем отправиться к поселениям на Марсе. Помешает ли их мечтам извращённая, полная ядовитой зависти логика? Как выясняет наша пара, шалости в невесомости обладают рядом преимуществ и бросают молодым вызовы. Завершён.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9774
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Limon_Fresh, Aelitka 
Twilight Russia. Форум » Fanfiction » Разминка для ума » Текущий марафон » Deruddy
Deruddy
AelitkaДата: Воскресенье, 29.10.2017, 23:16 | Сообщение # 1
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7582


Статус:






Старый дом в захолустье
 
AelitkaДата: Воскресенье, 29.10.2017, 23:17 | Сообщение # 2
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7582


Статус:




Едва слышное «Алохомора», и изрядно проржавевшие от времени защелки замка на входной двери отщелкиваются, но дверь всё так же плотно сидит в коробке. Приложив немного усилий, светловолосый мужчина толкает дверь внутрь; та открывается с натужным стоном столетней старухи. Он делает шаг внутрь, двигаясь беззвучно и бесплотно, словно собственная тень. Еще шаг, и он исчезает в мрачном чреве заброшенного дома. Кареглазая девушка, приехавшая с ним, несмело топчется на пороге, силясь понять, что за чудное слово ей послышалось, такое непонятное и в то же время знакомое. Ее дизайнерское платье и туфли на танкетке совсем не гармонируют с заброшенностью этого места.
— Ну, чего ты там застряла? — раздается его голос. — Заходи, здесь не страшно!
— Ты уверен? — боязливо спрашивает она.
— На все сто!
Девушка переминается с ноги на ногу и всё же делает шаг внутрь.

В доме сыро и холодно, словно он был построен не из бревен, а из вековых камней.
— Кормак, ты где? — зовет она. На половых досках небольшой прихожей, в которой она оказалась, лежит такой слой пыли, что можно уверенно заявить — сюда никто не приходил не один десяток лет. Однако, есть и странность, потому что следов мужчины нигде не видно. — И зачем мы приехали в эту глушь?
— Чтобы жить, — долетает до нее ответ откуда-то из глубин дома.
— В этом склепе?! — не унимается она. Возможно, если настойчивей ныть, он сдастся и увезет ее обратно в тот милый уютный отельчик типа «завтрак и постель».
— Ну, так ты его в порядок приведешь, хозяюшка моя. Да? — последнее слово раздалось над самым ухом девушки, напугав до полусмерти и заставив подпрыгнуть на месте, едва ли не до затянутых многолетней паутиной потолочных балок.
— Кормак!.. — взвилась девушка, едва придя в себя. — Зачем ты так делаешь? Ты же знаешь, как я боюсь всяких этих сверхъестественных штучек. Ведьм там разных и колдунов всяких.
— Глупости всё это и суеверия, ты же знаешь, — прошептал он, прижимаясь к ней со спины и обнимая за плечи. А затем развернул к себе лицом и продолжил, легонько щелкнув по носу: — Нет никаких домовиков на кухне и гоблинов под кроватью, Гермиона.

Глядя на Кормака, Гермиона пыталась вспомнить за что же полюбила этого красивого, но самоуверенного юношу. Сама она этого не помнит, но по словам Кормака они учились на одном факультете. Маклагген играл за школьную футбольную команду, а Гермиона была его девушкой из группы поддержки. После школы они так и остались вместе. Было странно не помнить, как, обладая такой незаурядной внешностью, отхватила такого красавчика. А затем случился тот инцидент, когда она так сильно ударилась головой, что потеряла память. Врачи никак не могли объяснить, почему такая несерьезная травма повлекла столь серьезные последствия. Девушка не могла вспомнить ни кто она такая, ни своих родителей, ни друзей; в голове был сплошной мрак. Но Кормак всё время был рядом и помогал ей справиться с этой ситуацией. Он бросил карьеру футболиста и стал футбольным агентом, чтобы проводить с ней больше времени, а не пропадать на сборах и соревнованиях. Это много для нее значило, и Гермиона чувствовала себя обязанной. А еще ей было стыдно. Стыдно за то, что иногда во снах к ней приходил не ее парень, а другой светловолосый юноша чуть ниже ростом, чем Кормак, в простых голубых джинсах, рубашке навыпуск и лоферах на босую ногу, но его лица было не разглядеть. Просыпаясь от этих сновидений, Гермиона лежала без сна до самого утра, чувствуя вину за то, что в ее мечтах совсем не тот, кто лежит рядом в постели.
 
AelitkaДата: Вторник, 31.10.2017, 23:01 | Сообщение # 3
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7582


Статус:




Чем дольше Гермиона находилась в этом старом доме, тем больше ей становилось не по себе. В доме было холодно и сыро, а с приходом вчера поднялся ветер, и теперь сквозняк стонал из всех щелей. Если Гермиона и решилась бы вернуться в город сама, без Кормака, то уже никак не смогла бы этого сделать: такси, доставившее их вместе с несколькими чемоданами в эту глушь, уже давно уехало, а вызвать новое было невозможно из-за отсутствия сотовой связи; здесь даже света не было, а уж обычного телефона и подавно.
И вот теперь продрогшая до костей девушка, закутавшись едва ли не во все свои теплые вещи разом, сидела у разожженного камина, но жар от поленьев никак не хотел прогонять одолевающий ее холод; казалось, чем дольше она сидит у огня, чем больше замерзает.
— А ты неплохо тут угнездилась, — шутливо заметил Кормак, спускаясь по лестнице со второго этажа, где обустраивал им спальные места. Несмотря на то, что Гермиона любила работу по дому, она с радостью отдала это занятие в руки своего мужчины, лишь бы поменьше контактировать с этим жутким местом. Поэтому, когда Кормак вызвался сделать всё сам, она с облегчением выдохнула, едва он скрылся в коридоре.
— Что-то никак не согреться, — едва пробормотала девушка посиневшими губами. Это было ненормально: сидеть у огня и ни капельки не согреться. Так не бывает. Но именно так сейчас и было, а Гермиона чувствовала себя шарманщиком Карло, тщетно ждущего тепла от нарисованного на холсте очага.
— Пойдем, я знаю, как тебя согреть, — остановившись на пороге, Кормак протянул ей руку.
Гермиона смотрела на этот жест, как завороженная. Рядом с Кормаком она чувствовала себя как-то странно, но всегда списывала это на последствия травмы и глупую влюбленность. Девушке не очень хотелось выбираться из-под целого вороха вещей, но разве можно отказать такому настойчивому кавалеру, чей горящий взгляд обещал ох как много? Вот и она не смогла. К тому же, Гермиона знала, что в его объятьях ей обязательно будет тепло и уютно.
 
AelitkaДата: Пятница, 03.11.2017, 00:37 | Сообщение # 4
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7582


Статус:




— Ой, Кори, как ты так все прибрал быстро?!
Гермиона с удивлением рассматривала вычищенную до блеска комнату, которая должна была стать их спальней: ни пятнышка грязи, ни пылинки, ни ниточки паутины — идеальная чистота, словно ее поддерживали здесь на протяжении всех этих лет запустения. И, кроме прочего, здесь было тепло, хотя камин никто не разжигал. Любая на месте Гермионы удивилась бы, но девушка так устала и замерзла, что сил на удивление просто не осталось; она уснула, едва голова коснулась подушки, поэтому она не слышала ни одного странного слова, которые бормотал Кормак, выводя над ней деревянным прутиком и пряча под подушку пучок каких-то сухих трав. Внезапно камин в спальне вспыхнул ровным огнем в сопровождении с потрескиванием поленьев; вместе со снопом искр в дымоход унеслись и все нестыковки этого дня.

* * *
Следующим утром Гермиона проснулась ни свет, ни зоря после одного из тех удивительных сновидений, порождаемых ее мозгом, и теперь сидела перед зеркалом, рассматривая собственное отражение. Все черты собственного лица были знакомы ей до мелочей, но во сне она видела себя другой. В реальной жизни пшеничные волосы Гермионы били короткострижены; у девушки же из сна, которая была так похожа на Герм, были длинные непослушные каштановые кудри, торчащие во все стороны. А ухоженные ноготки Гермионы никогда не были так обломаны и заляпаны чернилами, как у девушки из сна. И всё обстановка этой ночной фантазии навевала ностальгию. Во сне не-Гермиона сидел в библиотеке в окружении толстенных книг и что-то увлеченно записывала. Настоящая Гермиона не особо любила читать, хотя, гладя на не-себя во сне, она чувствовала, что это правильно, что так и должно быть.
 
AelitkaДата: Пятница, 03.11.2017, 00:37 | Сообщение # 5
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7582


Статус:




Как ни противилась Гермиона переезду, а они с Кормаком всё же остались жить в этом зловещем доме. Девушке страшно не хватало подруг, а Кормак, раздобыв где-то колымагу, явно заставшую еще живого Элвиса, тратил ежедневно на дорогу по три часа в обе стороны. Естественно, приезжал он измотанным и уставшим, вяло колупался в заботливо приготовленном ужине и заваливался спать. Гермиону такое положение вещей не устраивало, и она была твердо намерена поговорить со своим парнем в ближайший же свободный день, чтобы изменить ситуацию. А пока на горизонте у Кормака выходных не предвиделось, чахнущая от одиночества девушка решала заняться уборкой и придать этому убогому месту подобие уютного и пригодного жилья.
Начав с верхнего этажа, комната за комнатой (а их там было целых две и кладовка), Гермиона постепенно продвигалась вниз. Шаг за шагом, и из-под слоя вековой, по мнению девушки, пыли, стали проявляться черты добротного строения. Некоторые панели внутренней отделки пестрели искусной резьбой, изображающей целые картины не хуже средневекового гобелена. Чем ниже девушка спускалась, тем проще, и даже немного примитивней, становилась резьба, но даже схематичные изображения были понятны и доступны.
В один из дней, заканчивая уборку на кухне, Гермиона обнаружила, что она из панелей скрывает дверь. Влекомая непреодолимой силой любопытства, девушка схватилась за пыльную дверную ручку и толкнула дверь. Удивительно, но несмотря на всю кажущуюся ветхость, дверное полотно плотно сидело в коробке и не поддавалось. Подергав ручку несколько раз и даже попытавшись толкнуть неподдающуюся дверь двумя руками, Гермиона подумала, что на худой конец можно будет даже попробовать выбить дверь плечом, но тут на глаза ей попалось нечто странное: на двери под отпечатками ее ладоней виднелась какая-то надпись. Взяв в руки влажную тряпку и аккуратно удалив слой пыли, девушка увидела надпись:
«Здесь правит бал Она одна. Не жди напрасно.
Но коли ты готов свершить здесь всё, как должно, темный маг,
То знай:
Кончина жертвы, девушки прекрасной,
Лишь разожжет потухший сей очаг».


Вырезанная ниже картинка была похожа на наскальную живопись, но всё же сомнений не оставалось: что бы не находилось за этой дверью, оно требует человеческое жертвоприношение.
Гермиона вздрогнула и стала отступать назад. Не глядя под ноги, она зацепилась за стоящее на полу ведро и упала бы, если бы не схватилась за столешницу, удерживая себя от падения. Да только вещи словно сговорились погубить ее, и именно там, где она схватилась рукой, на столе лежал остро наточенный нож, которым девушка глубоко распорола ладонь.
Стыдиться было некого, и Гермиона взвыла от боли, отчаянно размахивая искалеченной рукой и разбрызгивая повсюду рубиновые капли крови. Одна из них угодила аккурат на ручку злосчастной двери, с которой всё началось. Послышался щелчок отпирающегося замка, и дверь открылась вглубь, выпуская в кухню клубы пыли и застоявшегося воздуха.
Девушка застала на месте, забыв о саднящей ладони, побледнела и через секунду и свалилась без чувств.
 
AelitkaДата: Понедельник, 06.11.2017, 22:30 | Сообщение # 6
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7582


Статус:




— Герми… Герми…
Странное сокращение имени доносилось до Гермионы словно через слой воды. Попытавшись пошевелиться, девушка ощутила резкую боль в затылке, а перед глазами пошли цветные круги. Когда странный радужный водоворот прекратился и мир вновь обрел прежние краски, Герм обнаружила, что лежит на деревянном полу, а рядом с ней, склонившись, стоял на одном колене бывший однокурсник и не самая приятная личность, Кормак Маклагген.
— Герми, с тобой всё в порядке? Я вернулся, а ты тут на полу… — парень осекся.
— Маклагген, какого Мерлина?! — резко вскочив на ноги, возмущенно воскликнула Гермиона, сжимая ладонь в кулак и готовясь заехать нахалу в нос. Порезанная ранее ладонь тут же дала о себе знать: корка свернувшейся крови лопнула, и рана вновь начала кровить. — Еще раз прикоснешься ко мне, и я тебе палочку в ухо засуну, понял меня?..
Маклагген уставился на Гермиону широко раскрытыми глазами. Воинственно сжатый кулак и капающая из него кровь не оставляли места для сомнений в искренности ее слов и намерений.
— Они меня предупреждали, что так будет, — устало пробормотал он себе под нос, и как можно непринужденнее поднялся на ноги. — Тупая грязнокровка…
У Гермионы от резкой смены положения тела еще немного кружилась голова, то она не спускала с Кормака пристального взгляда, что даже немного помогало прийти в себя. Поэтому она не преминула заметить, как он потянулся рукой за спину, где, очевидно, была заткнута за пояс волшебная палочка.
— Герми, малыш, ну ты чего? Это же я, твой Корми… — сладким голосом едва ли не пропел Маклагген, пытаясь отвлечь внимание девушки и параллельно оценивая масштабы бедствия, то есть случившегося: она явно была дезориентирована, не понимала, где находится и как сюда попала; ему это было только на руку. А еще то, что ее палочка была надежно заперта в его хранилище в Гринготсе. Когда весь этот фарс закончится и ему удастся воплотить в жизнь задуманное, всем не будет абсолютно никакого дела, куда подевалась эта несносная заучка.
 
AelitkaДата: Понедельник, 06.11.2017, 22:31 | Сообщение # 7
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7582


Статус:




— Маклагген, я еще раз спрашиваю: какого Мерлина?! — голос Гермионы грубо вырвал Кормака из размышлений. — И что это за конура? — продолжала сыпать вопросы девушка, осматриваюсь по сторонам, но стараясь не упускать парня из виду. — Ты еще скажи, что оформил на это, — она развела руками в стороны, — ипотеку.
— Очень смешно, Грейнджер, — произнес Кормак, скрещивая руки на груди. (Бинго! Нужно загнать ее в угол!) — Это — мой дом. Но мне непонятно, что здесь делаешь ты!
Последнее слово парень произнес с таким нажимом, что Гермиона растерялась. А ведь и в самом деле, что она здесь делает? Как сюда попала? В растерянности, девушка запустила руки в волосы и вскрикнула: пальцы запутались не в привычных длинных кудряшках, а коротко остриженных, едва ли не под «ежик», волосах. Взгляд заметался по помещению, которое оказалось кухней, и в одной из стеклянных дверец подвесных шкафчиков Гермиона уловила отражение девушки, похожей на ту, какой она была на Святочном балу. Разглядывая нечеткое свое отражение, Грейнджер слишком поздно заметила, как Маклагген вытащил волшебную палочку и направил на нее. Едва девушка развернулась, как в нее угодило парализующее заклинание.
 
AelitkaДата: Понедельник, 06.11.2017, 22:31 | Сообщение # 8
• Work in progress •

Группа: Кураторы разделов
Сообщений: 7582


Статус:




— Наконец-то! — выдохнул волшебник, подходя к обездвиженной девушке и с легкостью закидывая ее на плечо. — Хоть какое-то время побуду в тишине. А то достала уже. Как в школе, честное слово.
Не особа заботясь о том, что может приложить девушку головой о какую-нибудь поверхность, Маклагген развернулся и осмотрелся. На глаза ему попался окровавленный нож.
— То, что нужно, — довольно проговорил он, схватил нож за рукоять и направился к потайной двери.
Гермиона могла лишь беспомощно наблюдать за его манипуляциями. Помощи ждать было неоткуда; что-то подсказывало ей, что вряд ли хоть кто-то в волшебном мире знает, где она. Девушка уже приготовилась ощутить, как холодная сталь входить в плоть, но следующее действие Кормака удивило ее: он вытер кровь с лезвия о ручку двери и просто отбросил нож в сторону за ненадобностью. Уже второй раз за день на кухне раздался щелчок отпирающегося замка, и дверь вновь открылась вглубь зияющим черным ртом. Именно туда и направился Маклагген.
Спускаясь вниз по довольно крутым ступенька, волшебник внезапно заговорил:
— Знаешь, пожалуй, сейчас я отвечу на твои вопросы о том, что здесь происходит и где мы находимся. Находимся мы в давно забытом, но, в то же время, широко известном в определенных кругах месте древней силы, именуемом Спящий Очаг. Издревле, каждый волшебник, совершавший здесь жертвоприношение, получал силу, превосходящую самых сильных его современников. Постепенно, маги становились всё сильнее и сильнее, и процесс прироста был практически неконтролируемым. Тогда те, кто был не только силен, но и мудр, в целях контроля над количеством сверхмагов создали сложный многоступенчатый ритуал, требующий строгого соблюдения условий: лунные фазы, время года, время суток… своеобразный идеальный парад планет. Ну, не мне тебе рассказывать, ты и сама всё это знаешь.
Спуск казался бесконечным, а Маклагген всё продолжал вещать.
— Уже много сотен лет не выпадало года, когда бы сходились все условия, необходимые для ритуала. А еще у меня есть ты. Мы все так долго этого ждали…
Парализующее заклинание стало ослабевать, и Гермиона смогла заговорить.
— Мы? Ты в секту какую-то вступил, пока я в отключке была? Что это еще за Ку-клукс-клан магического мира? Прям ультраправые последователи Волан-де-Морта, — насмешливо провела аналогию Гермиона. — Только, знаешь, ни те, ни этот добром не кончили. И при чём здесь вообще я?
— Знаешь, — спокойно парировал Кормак, — что-то ты слишком разговорчивая как для той, кого сейчас привяжут к жертвенному камню Спящего Очага. Так что, будь хорошей ведьмой, и заткнись.
Девушка не удостоила его ответом, но многозначительно фыркнула, закатив глаза. Даже сейчас, спутанная зачарованными веревками по рукам и ногам, она всем своим видом говорила: «Кишка у тебя тонка».
Спуск оборвался довольно внезапно, и они оказались в просторной темной пещере. Кормак бесцеремонно бросил Грейнджер на пол, нимало не заботясь о ее удобстве. Да и в самом деле, зачем заботиться о той, кого собираешься пустить в расход?
Пока Маклагген разжигал несколько волшебных ламп, у девушки было время осмотреться. По большей части всё еще обездвиженная заклинанием, Гермиона лежала, словно марионетка с оборванными веревками. Однако, чары понемногу рассеивались, и она могла вертеть головой. Слабый свет зажженных ламп позволял оценить размеры каменного кармана: не так уж и велик он был, а обстановка напомнила недостроенные декорации потенциально плохого ужастика. На полу и плоских осколках камней то там, то здесь стояла разнообразные магические предметы, склянки с зельями, валялось даже что-то похожее на ритуальный балахон, хотя, с тем же успехом, это мог оказаться просто кусок защитной парусины. А посреди всего этого антуража находился каменный алтарь. Поверхность камня слабо светилась, от чего создавалось впечатление, что он тлеет. Теперь слова Кормака о жертвенном камне Спящего Очага обретали хоть какое-то подобие смысла. Да и воздух буквально вибрировал от напряжения стихийной магии, не оставляя места для сомнений: здесь действительно присутствует дикая и необузданная энергия.
При всех своих знаниях и навыках, Гермиона понимала, что без палочки ей Маклаггена не остановить. Словно бы уловив, в каком направлении потекли ее мысли, волшебник развернулся и швырнул в девушку еще одним заклинанием, накрепко связав волшебными веревками, снять которые мог только тот, кто их наложил, а затем вернулся к своим делам.
— Мне вот одно непонятно, — прервал свои приготовления Кормка, — как ты избавилась от заклинания забвения? Я забрал всё, что могло вернуть тебя прежнюю: твои воспоминания, твою палочку. Вылепил тебя, как Пигмалион Галатею, но ты всё равно прорвалась. Как такое возможно? — этот вопрос волшебник задал, повернувшись к Гермионе лицом, руки его были измазаны некой серебристой субстанцией, совершенно не оставлявшей сомнений на счет того, что это. Кровь единорога. Грейнджер вздрогнула и отвернулась.
— Ты сама скажешь или мне вытащить это из тебя каким-нибудь Непростительным? — Кормак явно не собирался ждать, пока девушка соблаговолит ответить, и потянулся за палочкой.
— Мне снились сны, — не глядя на него, произнесла Гермиона.
— Сны? Всего-то? Хотя, и их не должно было быть.
— А может ты просто криворукий волшебник, а Кормак? — злость таки взяла над Гермионой верх. Этот напыщенный самовлюбленный индюк всё равно собирался принести ее в жертву, ради каких-то эгоистичных целей, а значит никакие дипломатичные речи не изменят его решения. — Такой же криворукий, как тогда, когда вырвал биту из рук загонщика, и начал показывать, как тому следует отбивать бладжеры прямо во время матча!..
— Грейнджер, ты пытаешься вывести меня из себя? — невозмутимо поинтересовался Маклагген. — И на что же ты надеешься, скажи на милость? Что я разозлюсь и запущу в тебя Авадой? Или что пока мы будем вести словесные баталии явится какой-нибудь твой спаситель? Поведаю-ка я тебе вот что: они так и не вышли на твой след за последние два года, и вряд ли продвинуться дальше за следующие два часа.
Гермиона замотала головой, всем естеством отрицая его слова. Нет, не может быть, чтобы за два года никто из ее друзей не продвинулся в поисках ни на шаг и не вышел на ее след. Неужели даже он не смог? При всех его возможностях и связях, неужели даже он сдался и прекратил поиски? В это отчаянно не хотелось верить, а на глаза всё равно наворачивались предательские слезы. Быть может, он действительно зря сопротивляется, питая ложные надежды?
— Делай со мной, что хочешь, — едва слышно прошептала волшебница.
Но Маклагген ее услышал.
— Вот! Это же совсем другой разговор! — потирая ладони, довольно улыбнулся он и вернулся к своим приготовлениям.
Минуты текли медленно, словно вода, стекающая со сталактита только когда капля станет достаточно тяжелой, чтобы соскользнуть вниз в пугающую неизвестность.
Когда в поле зрения Гермионы вновь возник Кормак, она даже не удивилась. Когда он, словно невесту, поднял ее на руки и понес к жертвенному камню, она не предприняла ни единой попытки вырваться. Да и зачем, если ее никто не ищет? Раз ее никто не ищет, значит она никому не нужна. Арифметика простая — на ноли ни умножить, ни поделить.
Когда Маклагген уложил ее на камень, где-то на периферии сознания Грейнджер мелькнула мысль о том, как приятно греет камень, разгоняя кровь по затекшему от пребывания в одной позе телу. Постепенно становилось всё теплее, и даже магические путы расплавились под действием этого жара, освободив конечности волшебницы, но двигаться у нее уже не было сил. Умирать было совсем не страшно…
 
Twilight Russia. Форум » Fanfiction » Разминка для ума » Текущий марафон » Deruddy
Страница 1 из 11
Поиск:


Make a Wish

Статистика Форума
Обновления в темах форума Популярные темы Постоянные посетители Новые пользователи