Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13562]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Зимний сезон
Египет, 1910 год. Нелюдимая богатая наследница из Америки, приехав в Луксор, знакомится со вспыльчивым египтологом. Летят искры… но любовь это или ненависть?
Романтика/приключения.

От 13 августа до 13 сентября
Когда наступает апогей переживаний, когда все нити судьбы, наконец, сходятся в одной точке, когда кажется, что надежды нет, а завтра не наступит - кто в этом водовороте заметит эмпата, забившегося в угол и рвущегося на части?
От медового месяца до перерождения Беллы - глазами Джаспера.

В лунном свете
Через несколько секунд меня бережно положили на прохладную постель и укрыли одеялом. Уплывающим сознанием я успела заметить небольшую улыбку на губах Деметрия, который выходил из комнаты. А может, мне это просто показалось…

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее слишком тщательно охраняют? Значит, ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!
Мини, завершен.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Женюсь на первой встречной
Драко сидит с Блейзом в маггловском кафе и обсуждает решение отца женить его на Астории Гринграсс. Младшему Малфою не слишком нравится, что отец решает все за него, и теплых чувств к Астории Драко не испытывает. В запале он обещает жениться на первой, кто войдет в кафе.

Останусь пеплом на губах
Белла Свон - девушка, болеющая раком легких, которая совершенно не цепляется за жизнь. Она уверена, что умрет и никто в обратном убедить её не может, но однажды, в один из вечеров она встречает парня, от которого так и веет любовью к жизни



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8832
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Журавлик - гордая птица. Глава 20. "Есть столько причин, чтобы жить!"

2016-12-5
14
0
Глава 20. «Есть столько причин, чтобы жить!»


Знаешь, мне рано ещё за грань,
Есть столько причин, чтобы жить.
Знаешь, не всю заплатил я дань
За право дышать и любить.

Жду исполненья своих я снов,
Где ты в платье снега белей
Ступишь на облако лепестков,
Средь множества шумных гостей.

Верю, что станет нам новый дом
Родным до конца наших лет.
Знаю, ты ждать меня будешь в нём,
Оставив в окне яркий свет.

Как эту жизнь мне не любить,
И как не ценить мне её,
Если, лишь стоит глаза закрыть,
И вижу лицо я твоё?

В памяти - запах твоих волос
И губ дорогие черты,
Смех твой счастливый, дорожки слёз.
Но в этом вся ты, только ты!

Ты – всё, что есть у меня сейчас,
Спасенье моё и мой рай.
Верь же в меня, верь в себя и в нас!
И помни, мне рано за край!


Эдвард сидел за столиком кафе, в котором они договорились встретиться с Никитой Дубовым. На столе перед ним стояла порция кофе. Напиток, бывший когда-то горячим и ароматным, уже успел остыть, а Каллен так и не притронулся к нему, наглухо увязнув в собственных мыслях. Над входной дверью звякнул колокольчик, заставив Эдварда, томившегося в ожидании, в очередной раз повернуть голову в сторону выхода. Пара новых посетителей оказалась как раз теми, кого Каллен ждал. Женя, заметив Эдварда, приветливо махнула ему рукой и резво двинулась в его сторону, таща на буксире высокого со спортивной выправкой блондина лет тридцати.

- Привет, - бодро произнесла она вскочившего со своего места Каллена. Он кивнул и посмотрел на её спутника.
- Это – Никита. Именно с ним ты договаривался по телефону о встрече.

Мужчины одновременно протянули руки для пожатия и представились, после чего все трое уселись за стол. Вновь пришедшие заказали поперечной к ним официантке по чашке кофе, и Каллен, последовав их примеру, заказал новую порцию кофе для себя, обнаружив, что предыдущая давно превратилась в холодную неаппетитную жижу.
- Эдвард, - обратился к нему Никита, - из нашего телефонного разговора я понял, что речь сегодня пойдёт о Дмитрии. Что он натворил? Конечно, тех сведений, что я почерпнул, ознакомившись с официальным запросом из США, мне хватило, чтобы в общих чертах представить то, что Дима устроил в Сиэтле. Но всё же хотелось бы услышать версию непосредственного свидетеля тех событий. Со слов Жени я понял, что ты был там и видел всё своими глазами. Это так?
- Да, - Каллен тяжело сглотнул. Вопрос Никиты заставил его снова окунуться в недра собственной памяти. Он невольно вздрогнул, когда перед его мысленным взором всплыли изуродованное тело Насти и мёртвые, с поволокой навечно застывшей боли, глаза Розали.

Эдвард сделал глубокий вздох, пытаясь вернуть себе самообладание, и начал рассказывать. Он не утаил ничего, подробно описав сцену в подворотне его родного Сиэтла. Да и к чему сейчас было опускать леденящие душу детали? Перед ним сидел профессионал - учитывать все подробности происшедшего, вызывающие у рядовых граждан страх и отвращение, было его прямой обязанностью.
- Понятно, - Никита коротко прокомментировал услышанное.
Эдвард молчал, давая своему собеседнику время переварить полученную информацию.
- А ты, значит, решил достать его здесь? – Никита подозрительно прищурился.
- Слушай, - примирительно начал Каллен, - я понимаю, о чём ты сейчас думаешь. Считаешь, наверное, меня самоуверенным американским снобом, пришедшим со своим уставом на чужую территорию?
- В чужой монастырь со своим уставом… - по-доброму усмехнувшись, поддел его парень. – Но… нет! Не считаю. Хочешь честный ответ?
- Давай, - Эдвард замер под пристальным взглядом Дубова.
- Как офицер полиции, я сказал бы тебе, что ты должен был отойти в сторону, тем более, твои личные мотивы лишают тебя хладнокровия, необходимого при расследовании. Но…
- Но? – повторил за ним Каллен, требуя продолжения.
- Но, как мужик мужику, я скажу тебе, что на твоём месте поступил бы так же. Зная, что из-за интернационального характера этого дела расследование затянется на очень долгий срок, я тоже не стал бы сидеть, сложа руки. Что произошло после того, как ты оказался в нашем городе?
Каллен снова пустился в объяснения, рассказывая об угрозах, поступающих на телефон Изабеллы, о стремлении Корнева во что бы то ни стало забрать Аню и том, что случилось с Сашей на катке. По мере того, как его рассказ подходил к концу, Никита всё сильней сжимал зубы. Скулы его от злости ходили ходуном.
- Ты думаешь, что он всё еще сидит в том посёлке? – спросил он после того, как Эдвард поведал ему о клочке бумаги с записанным на нём адресом.
- Это – всего лишь предположение, - вмешалась в их беседу Женя. - Он мог просто хранить этот обрывок у себя на всякий случай, считая, что это может пригодиться когда-нибудь.
- И всё же это шанс, - пояснил Никита, обращаясь к бывшей жене, и Эдвард с удивлением отметил, как потеплел при этом его голос. Говоря о Корневе, Дубов использовал жёсткий и холодный тон, но стоило ему обратить внимание на Евгению, интонации его голоса поменялись, лёд обернулся расплавленным золотом. За одну секунду бравый офицер полиции превратился в ласкового щенка.

Впрочем, длилось это недолго. Никита быстро взял себя в руки, и к тому моменту, когда он снова переключил своё внимание на Каллена, от нежности и покладистости в его тоне не осталось и следа.
- Нужно наведаться туда завтра, - произнёс Дубов, обращаясь к Эдварду. – Естественно, с группой поддержки.
- Хочешь подключить ребят из группы захвата? – уточнила Женя. – Успеешь согласовать всё с начальством?
- Успею, - успокоил её Никита. – Ты ж меня знаешь. Когда нужно какую-то бумажку у старшего выбить, всегда меня посылают. Привыкли, что я лоб себе расшибу, а своего всё равно добьюсь.
- Да уж… - подтвердила Евгения, ухмыльнувшись. – Ты скоро дверь в кабинет шефа будешь ногой открывать. Наглость – второе счастье.
- Зато это – всегда хорошее подспорье, если нужно быстро преодолеть все бюрократические проволочки. А скорость… Она в нашей профессии зачастую решает всё. Я ведь прав, мистер Каллен?
- Целиком и полностью, - согласно кивнул тот и вдруг пристально посмотрел в глаза Никиты.
- У тебя есть что-то ещё, что ты хотел бы мне сказать? – уточнил тот, хитро при этом прищурившись.
- Да, - Эдвард прокашлялся, потом сделал глоток кофе, чтобы смочить внезапно пересохшее горло. – Я понимаю, что просить об этом не имею никакого права, но… Ты мог бы… завтра взять меня с собой?
Никита напрягся, потом фыркнул. Примерно с минуту он просто молчал. По его глазам было видно, что он пытается принять решение, и это давалось ему нелегко.
- Хорошо! – Дубов медленно склонил голову набок, глядя Каллену в глаза. – Под мою ответственность! Но ты должен прямо сейчас мне пообещать, что не будешь лезть поперёк батьки в пекло!
- Куда? – спросил Эдвард в недоумении.
Женька фыркнула и пояснила:
- Поговорка такая русская. Не лезть не передний план – именно об этом он попросил тебя. Серьёзно, Эдвард, Никита идёт на нарушение устава, позволяя тебе участвовать в этом. Если с тобой что-то случится, не сносить ему головы.
- Я понимаю, - заметил Каллен, с уважением глядя на Никиту. – Это справедливо – просить о таком. И я бы понял, если бы ты отказался. Но ты решил иначе, и спасибо тебе за это!
- Да не за что пока, - Никита пожал плечами.
Они поговорили ещё немного, обсуждая детали. Договорившись созвониться вечером, чтобы уточнить время отбытия в Алёхино по результатам предстоящего визита Дубова к начальству, они встали из-за стола с намерением покинуть кафе. Никита ушёл первым, сославшись на занятость.
- Ты сейчас домой? - уточнила Женька, глядя на Эдварда.
- Да, - ответил тот, - вчера я связался с риэлтором и попросил подобрать несколько домов в черте города, выставленных на продажу. Тот оказался довольно расторопным парнем, поэтому уже сегодня мы с Беллой едем по нескольким адресам, чтобы осмотреть коттеджи.
- Что же… - Женя приподняла уголки губ, изобразив улыбку и стараясь выглядеть при этом беззаботно. Но это получилось у неё довольно неудачно – глаза так и остались потерянными и грустными. – Удача вам в помощь.
- Спасибо. Пригодится, - кивнул Каллен и внимательно посмотрел на крёстную его сына. – Можно задать вопрос?
- Давай, - согласилась Женя, выглядя при этом несколько напряжённо.
- Не хочу лезть не в своё дело, - осторожно начал Эдвард, пытаясь подобрать правильные слова. – Пойми, Эммет – родной мне человек, и я беспокоюсь о нём. На его долю в последние время выпало много тяжёлых испытаний. Но он, вроде, стал потихоньку вылезать наружу из своего панциря, в который сам себя загнал с тех пор, как…
- Я знаю, с каких пор, можешь не продолжать, - мягко перебила его Евгения и отвела взгляд в сторону, закусив от досады нижнюю губу.
- Да. Что ж… - Каллен запустил пальцы в волосы и стал беспокойно теребить их, наводя на голове беспорядок. – После Нового года мой брат снова стал сам не свой. Вчера я заходил к нему, и то, что я увидел, мне совсем не понравилось. Эммет странно ведёт себя: то мечется по квартире, словно зверь в клетке, то лежит на диване, уставившись в одну точку. Да и ты, я смотрю, сама на себя не похожа, бледная, осунувшаяся.
- Да? – Женя встрепенулась, но тут же сникла, равнодушно пожав плечами. – Наверное… Ну и что? Твой брат и я… Между нами возникли некоторые разногласия. Думаю, какое-то время нам с ним не стоит общаться слишком близко. Пускай всё… уляжется. Надеюсь, что Алекса я буду видеть хотя бы время от времени. Я обещала не исчезать из его жизни и всегда оставаться ему другом, что бы ни случилось. Не хотелось бы, знаешь ли, выглядеть лгуньей в глазах ребёнка…
- Женя, - Эдвард прервал её тихое бормотание, положив руку ей на плечо. - Просто дай Эммету время.
Женя, повернувшись к Каллену, удивлённо уставилась на него.
- Прошу тебя, не отказывайся от него, - продолжал умолять девушку Эдвард. – Не пытайся искоренить в себе то, что чувствуешь к моему брату.
- Откуда ты…
- Хей! – вкрадчиво произнёс Каллен. – Я не слепой. Это не плохо и не унизительно - так сильно любить. И я нисколько тебя не осуждаю. Но пусть всё произойдёт в свой срок. Даже если мой брат что-то чувствует к тебе… Нет, не так. Не ЕСЛИ, а НЕСМОТРЯ на то, что мой брат к тебе испытывает, его скорбь от потери ещё слишком велика. Сейчас он словно борется сам с собой. Боль, живущая в нём, не даёт ему сделать следующий шаг по направлению к собственному счастью. Но это - нормально! Так и должно быть в его ситуации! Ему надо пережить это и окрепнуть. Только тогда он сможет двигаться дальше. Время! Ему нужно время. Ты только не отказывайся от него!
- Что конкретно ты предлагаешь? – хрипло произнесла Женька, запрокинув голову, чтобы остановить навернувшиеся на глаза слёзы.
- Не убегай. Не исчезай из его жизни снова, ошибочно уверив себя в том, что ничего уже не вернуть. Я знаю, у вас говорят, что в одну и ту же реку не входят дважды. Но посмотри на нас с Беллой. Когда-то и мне казалось, что дорога к ней заказана. ПризнаЮ, я сильно ошибался. Просто будь где-то поблизости. Как друг, как человек, в котором нуждается Алекс. Рано или поздно вам всё равно придётся столкнуться друг с другом, потому что Эммет – мой брат, а ты - лучшая подруга Изабеллы. Терпение, Женя! Просто будь самой собой. Веди себя, как обычно. Остри, язви, молчи – делай, что хочешь. Но не исчезай, испугавшись временных трудностей.
- Посмотрим, - выдавила из себя Евгения. – Я не обещаю, но попробую. Хотя как прежде теперь уж точно не будет.
- Выше нос! – Эдвард улыбнулся, по-дружески приобнял Дубову за плечи и слегка встряхнул, желая приободрить. – Где та упёртая мисс, которой всегда море было по колено?
- Где-то… - Женька шмыгнула носом и сдавленно хихикнула, вытирая глаза. – Умеет твой братик сбить спесь с гордых и независимых женщин.
- Так, если у тебя нет никаких планов, поехали с нами смотреть дома.
- А поехали! – приободрилась Евгения и тут же опомнилась: - А это удобно?
- Почему бы и нет? Белла будет рада твоей компании. К тому же, ещё один юрист в таком важном деле, как поиск жилья, нам не помешает, - ухмыльнулся Эдвард.
- Ой, Каллен, расчётливый ты, однако, тип, - беззлобно пожурила его Дубова.
- Я? Никогда! – воскликнул мужчина. Но оскорблённое выражение на его лице тут же сменилось хитрой улыбкой. – Я очень милый, скромный и, вообще, неотразимый…
- Мужчина в самом расцвете лет, - закончила за него Евгения, удивлённо приподняв брови. – Каллен, тебе мама в детстве книжку про Карлсона читала?
- Э-э… нет, - протянул Эдвард в замешательстве. – А что?
- Почитай на досуге, если, конечно, найдёшь на это время между семейными делами и попытками схватить Диму Корнева за задницу.
- Непременно! – торжественно пообещал Эдвард и уже с серьёзным выражением лица добавил: - Но только после того, как бывший Беллы будет там, где ему самое место – за решёткой.
- Тоже правильно, - кивнула Евгения. – Димочке давно туда пора. И ещё… Зная Корнева, могу сказать, что, скорее всего, он давно сменил место дислокации, не рискуя долго задерживаться на одном месте. Он скользок и изворотлив, как уж. Так что не надейся сильно, что завтра вы застанете его в Алёхино спокойно попивающим чаёк перед самоваром. Девяносто процентов из ста, что он уже сделал оттуда ноги.
- Думаешь, я спугнул его, когда по телефону дал понять, что знаю, кто он такой?
- Нет, - Женя быстро замотала головой. – Вероятно, он слинял от Степана ещё раньше. Дом Сукачёва, как мне кажется, должен был стать для него перевалочным пунктом. Корнев мечется сейчас, и у него просто нервы не выдержат сидеть всё время на одном месте. Так что…
- Но проверить надо, - строго напомнил ей Каллен.
- Надо, конечно надо. Может, опрос соседей что-нибудь даст? Хотя соседей там – полторы старушки на квадратный километр. Белла говорила, что Эммет ездил навестить Сукачёва ещё месяц назад. Дверь ему, естественно никто не открыл – если в это время там был Дима, то он, конечно же, не впустил нежеланного гостя. А ближайший жилой дом Эммет нашёл, пройдя приличное расстояние по посёлку. И там ему ничего конкретного не сказали.
- Ладно, завтра всё выясним. А теперь - вперёд! Белла, наверное, уже заждалась, – скомандовал Эдвард и открыл перед Женькой дверь кафе.
- Да, пошли! – согласилась она с ним и зашагала к машине.

* * *


Они стояли возле коттеджа, который решили осмотреть первым, и ждали появления риелтора. Тот немного запаздывал, и Белла с Эдвардом коротали время, рассматривая возвышающееся перед ними здание. То, что они видели, им определённо не нравилось. Вычурное и громоздкое строение навевало мрачные впечатления. Третий этаж, снабжённый лишь парой маленьких тёмных окон, похожих на бойницы, остроконечная крыша с уходящим в небо шпилем, внешняя облицовка стен тёмно-коричневого цвета – всё это навевало какую-то тоску и безрадостность. А большая площадь строения вместо мыслей о просторе и свободе внушала страх заблудиться в доме быстрее, чем в лабиринтах какого-нибудь средневекового замка.

- Да-а, - произнесла Женька, окидывая взглядом дом, - если он и внутри такой же неприветливый, как снаружи, то мне уже не по себе.
- И я об этом думаю, - поддержал её Эдвард. – Это слишком.
- Точно не наш вариант, - согласилась Изабелла.
Саша и Аня только молча переглядывались.
- Я туда не пойду, - пискнула Аня.
- Да и я, пожалуй, тоже, - поддержал её брат.
Звук подъехавшего автомобиля заставил их всех обернуться. Из машины вышел молодой мужчина и направился в их сторону. Подойдя, он приветливо кивнул всей компании, пожал руку Каллену.
- Я – Иван, риелтор. Вы, как я понимаю, Эдвард?
- Да, это я звонил вам. Мою спутницу зовут Изабелла, рядом с ней – наши дети. А это …
- Евгения Керницкая. Хотя, фамилия теперь, скорее всего, изменилась, - широко улыбаясь, закончил за него Иван.
- Дубова. Евгения Дубова. А я всё гадала, узнаешь или нет, - хихикнула Женька. - Всё же больше десяти лет прошло. Привет, бывший одноклассник!
- Привет! – Иван сгрёб девушку в охапку и расцеловал в обе щеки. Потом он немного отступил в сторону, чтобы иметь возможность ещё раз полностью оглядеть Евгению. И увиденное, судя по выражению лица Ивана, его не разочаровало.
- Глазки не заболят? Смотри, не ослепни от такой красоты, - съязвила Женя и ухмыльнулась.
- А ты всё такая же заноза! – восхищённо протянул Иван.
- Ну да, ну да, - хмыкнула Евгения. – А ты, Савинов, значит, теперь у нас риелтором заделался? А как же мечта стать хирургом? Помнится, на выпускном ты мне все уши об этом прожужжал.
- Мечта, Жень, тем иногда и хороша, что способна оставаться только мечтой, - философски протянул Иван, вздохнув. – А ты, кстати, как тут оказалась?
- Я - за компанию с подругой и её… м-м… почти мужем, - пояснила Дубова.
- Что ж, - опомнился Савинов, - надеюсь, у нас с тобой ещё найдётся возможность поболтать. Уделишь мне немного своего драгоценного времени?
Дождавшись Жениного согласия, Иван повернулся к Эдварду.
- Итак, займёмся делом, - бодро произнёс он и кивком головы указал на коттедж. – Что скажете?
- Если честно, - Каллен замялся и переглянулся с Изабеллой, - мы не в восторге. Мы можем прямо сейчас ехать смотреть другой вариант, не заходя на территорию этого дома?
- Конечно, это ваше право – отказаться. Тем более, полагаясь на свой опыт, могу сказать, что первое впечатление обычно самое верное. Вот координаты, - Иван протянул Эдварду листок с адресом. – Встретимся там.

Спустя пару часов, благополучно оставив в прошлом ещё два не подошедших им дома, Эдвард и Белла вместе с детьми и уставшей, но не желавшей этого признавать Женькой, оказались возле ещё одного, последнего на сегодня, жилища, выставленного на продажу. Зайдя вслед за Калленом и шагавшим рядом с ним риелтором на придомовую территорию, Белла восхищённо ахнула.
- То, что нужно, - пролепетала она тихо, но Каллен всё же услышал её и обернулся, уточнив:
- Тебе тоже нравится?
- Да! – она радостно закивала, тряся головой, как китайский болванчик. – Ещё как нравится!

Журавлёва подошла поближе к строению и, протянув руку, коснулась шершавой поверхности стены, покрытой фактурной штукатуркой. Изабелла подняла голову наверх, и взгляд её упал на небольшой балкончик на втором этаже. Он был обит деревянными панелями, цвет которых был чуть темнее, чем стены дома, имевшие светло-бежевый оттенок. Две двери (главная и та, что вела на задний двор) и оконные рамы были выдержаны в том же цвете, что и маленький балкончик наверху. Под козырьками балкона и центрального крыльца были прикреплены маленькие декоративные крючки. Нетрудно было догадаться, что в тёплое время года они использовались как держатели для цветочных кашпо. Анютины глазки, календула, вербена, петуния, фуксии, настурция… Белла на миг прикрыла глаза, представляя заснеженный сейчас двор утопающим в цветах.
- Грезишь наяву? – раздался за спиной голос Эдварда. Он только что закончил очищать от снега качели, висевшие во дворе, чтобы с их помощью хоть на какое-то время занять уставших от путешествия детей. Принеся из машины тёплый плед, мужчина постелил его на сиденье качелей, и теперь Аня с Сашей, удобно устроившись на мягком покрывале, увлечённо осваивали новое развлечение.
- Нет, я… - она смущённо улыбнулась, и щёки её покрылись лёгким румянцем. – Просто представила, как мило может выглядеть этот дворик летом. Если украсить оба входа и балкон на втором этаже кашпо с цветущими растениями, это будет смотреться замечательно.
- Рядом с домом Эсме и Карлайла в Сиэтле тоже много цветов. Мама вообще любит возиться в саду. Говорит, что ухаживать за растениями – её призвание, - тихо сообщил Каллен, обняв Изабеллу со спины.
- Эсме… - Белла расслабилась и опустила затылок на его плечо, тепло улыбнувшись. Но внезапно она подскочила, развернулась к будущему мужу и схватила его за запястье. – О, Эдвард, мы ведь до сих пор не сказали ей о том, что помолвлены!
- Э-э, вообще-то, я уже сообщил родителям. Прости, что мы не сделали этого вместе, просто Эсме позвонила в тот момент, когда я выводил Фаню на прогулку, и начала расспрашивать о нас с тобой. Она, видишь ли, иногда бывает очень настойчива. Ну, я и выдал ей радостную новость. А она тут же поделилась ей с отцом.
- И как они отреагировали?
- А как ты думаешь? – Каллен хмыкнул, но увидев в глазах Изабеллы тревогу, поспешил её успокоить: - Они оба на седьмом небе от счастья! Да что с тобой? Ты ждала чего-то другого?
- Нет, конечно, нет. Твои родители – замечательные люди! – Белла успокаивающе погладила ладонь мужчины. - Но, если честно, я немного боялась реакции Карлайла. Он ведь так злился на Эсме, да и на меня, наверное, тоже за многолетнее молчание. И вот, не успел Карлайл узнать о том, что в России у него есть внук, как буквально через месяц его сын объявил о помолвке. Не слишком ли много новостей на его голову за такой короткий срок?
- Всё нормально, Белз, - Эдвард наклонился и легко коснулся губами виска женщины. - Мой отец в порядке. Он – не враг мне и желает нам с тобой только добра. Он давно помирился с Эсме и теперь просто радуется за нас. В конце концов, лучше сходить с ума от радости за собственного сына, внука и будущую невестку, чем терять разум, видя, как твой уже взрослый ребёнок страдает от одиночества. Конечно, это – не цитата, но что-то именно в таком роде отец как раз и сказал мне по телефону.
Каллен взял ладони Изабеллы в свои руки и тихо охнул.
- Да ты замёрзла совсем! Руки словно лёд!
- Я перчатки в машине оставила. - Белла виновато пожала плечами.
- Может, самое время зайти в дом и посмотреть на внутреннюю обстановку? Заодно и согреешься. Тем более, смотри, во-он та мило воркующая парочка уже истоптала всё крыльцо, ожидая нас, - заметил Эдвард, повернув голову в сторону Ивана и Жени.
- Пф, - Изабелла фыркнула, - по-моему, они будут согласны, если мы не побеспокоим их ещё как минимум несколько часов.
- Как-то они быстро… - Эдвард запнулся, ища в собственном словарном запасе нужное русское слово, - спелись.
- Ну, - Изабелла наклонила голову, с преувеличенным вниманием рассматривая свои ладони, чтобы скрыть улыбку, - они всё-таки бывшие одноклассники. Десять лет вместе проучились. К тому же Женька – свободная женщина, поэтому может жить, как хочет и общаться, с кем хочет. Не так ли?
Она подняла голову и встретилась с Калленом взглядом, желая услышать ответ.
- Crane, - он тяжело вздохнул, - и ты, и я знаем, что со стороны Жени это – просто попытка развеяться и переключить внимание с Эммета на кого-то другого. И потом, где гарантия, что, когда из этого ничего не выйдет, ей не будет ещё больнее, чем есть сейчас? Мой брат…
- Твой брат был слишком груб с ней, Эдвард, в последнюю их встречу. Я не буду пересказывать тебе всего, потому что это, как ты понимаешь, между нами – девочками. Скажу только, что, когда Женя появилась у меня на пороге первого января (вы с Эмметом в это время были в спортклубе), она была совершенно разбита. Женька практически разваливалась на куски. Столько её слёз я не видела за всё время нашего с ней знакомства, - Белла остановилась, переводя дух. – Нет, не думай, что я злюсь на Эммета – его тоже можно понять. К тому же я знаю, что иногда он может быть резким, стремясь таким способом прикрыть собственное бессилие. Но всё же… Женя – моя подруга. И сейчас ей больно, чертовски больно. И лучше пускай она пытается вести лёгкий, ни к чему не обязывающий флирт с Иваном, чем ревёт в собственную подушку в пустой квартире. И потом, её чувства к Эммету выверены годами, и с этим фактом не сможет справиться ни один принадлежащий мужскому племени обаяшка.
- Обаяшка… - Эдвард странно посмотрел на Изабеллу, неожиданно сменив тему. – Ты считаешь его обаятельным?
- Ну… да. Он симпатичный, общительный, не лишён чувства юмора… А что? Почему ты вообще об этом спрашиваешь?
Изабелла разглядывала Каллена с недоумением на лице. Она пыталась поймать его взгляд, но, несмотря на все старания, у неё ничего не вышло – Эдвард упрямо отводил глаза. При этом он сильно сжал челюсти, и Белле даже на мгновение показалось, что она слышала скрип зубов мужчины. Внезапно её накрыло озарение.
- Да ты… Ты ревнуешь! – охнула Журавлёва, поражённая своей догадкой.
Каллен ничего не ответил, лишь неопределённо пожал плечами и задрал вверх голову, принявшись разглядывать плывущие по небу облака.
- Эй, - ласково произнесла Изабелла и подошла ещё ближе, доверчиво прижавшись к будущему мужу. Она обвила его торс руками и спрятала лицо в воротнике его куртки, вдохнув успевший стать родным аромат мужского парфюма. – Не надо! Знаешь же, что мне нужен только ты! Я люблю тебя. Сильно–сильно–сильно…
Каллен втянул носом воздух и резко выдохнул. Он опустил голову, спрятал лицо в волосах Беллы и принялся оставлять на них невесомые поцелуи.
- И я тебя люблю, Crane, - шепнул он между поцелуями. – И нисколько не сомневаюсь в тебе! Но я же мужчина! А все мужчины – жуткие собственники. Поэтому ревновать я тебя буду всегда, ко всем и по любому поводу, уж прости, - последнюю фразу Эдвард прорычал низким голосом. Наклонившись, он сорвал с губ женщины короткий поцелуй. Потом нежно потёрся кончиком носа об её нос.
- А знаешь, это даже приятно, - хмыкнула Журавлёва.
- Что тебе приятно, маленькая хулиганка? – с наигранным возмущением поинтересовался Каллен.
- Ты меня ревнуешь… - Белла хихикнула, словно школьница. – Как думаешь, это должно способствовать повышению моей самооценки?
Эдвард закатил глаза.
- Белла, - произнёс он. – Уровень твоей самооценки должен соответствовать действительности. А действительность такова: ты нежная, красивая, сногсшибательная женщина. И ты – моя. Только моя!
- Твоя, - заворожённо шепнула Журавлёва, чувствуя, что её ноги превращаются в две мягкие безвольные тряпочки под потемневшим от эмоций взглядом Эдварда. Он впервые так открыто предъявлял на неё свои права, и это Беллу отнюдь не разозлило. Ей это понравилось. Сильно. Так сильно, что она почувствовало досаду от того, что они не находились сейчас одни в её комнате, а всего лишь стояли посреди заснеженного двора рядом с выставленным на продажу коттеджем.
- Эй, парочка Твикс! - окликнула их с крыльца Женя, цокнув в притворной досаде языком. - Имейте совесть! Не лето, вроде, на улице. У Ани с Сашей скоро попы к качелям примёрзнут. И я, между прочим, в модельной обуви на тонкой подошве, а валенки, уж простите, дома оставила.
- Можно подумать, они у тебя есть, – поддела её Изабелла, подходя к крыльцу и оглядываясь на Каллена, который уже успел забрать детей и теперь шагал обратно к дому, держа Аню и Сашу за руки.
- Нету, - грустно кивнула Евгения, - но теперь куплю. После того, как я тут долго пританцовывала на морозе, пытаясь согреть мои бедные ножки, валенки стали для меня очень даже актуальны. А вы, жестокие люди, настолько были поглощены друг другом, что совсем забыли о двух беднягах, терпеливо ожидающих, когда закончится ваша… беседа.
- Да уж, бедняги, - Изабелла хитро прищурилась. – Вы тут, вроде, тоже не скучали.
Иван хмыкнул, но, стушевавшись под строгим взглядом Дубовой, торопливо отвернулся от бывшей одноклассницы и сосредоточился на том, чтобы вставить ключ в замок входной двери.
- Мы просто разговаривали, - прошипела Женя Изабелле на ухо, когда они всей компанией заходили внутрь дома.
- Так именно это я и имела в виду, - ответила Журавлёва, состроив подруге невинные глазки. Женька на это только возмущённо фыркнула, но предпочла свернуть столь скользкую для неё тему и с независимым видом отправилась осматривать дом. Но тут же обернулась на ходу и, ухмыльнувшись, произнесла:
- А я думала, что это меня справедливо называют занозой в зад...
- Женя! – одёрнула её Изабелла тоном строгой мамочки, - дети же…
Саша, стоявший неподалёку, хихикнул, но поспешил спрятать улыбку под неодобрительным взглядом матери.
- Молчу! – Евгения в примирительном жесте подняла руки и, толкнув наугад первую попавшуюся дверь, поспешила скрыться в находившемся за ней помещении.

* * *


Белла с Эдвардом, держась за руки, переходили из комнаты в комнату. За ними по пятам следовал Саша, в руку которого крепко вцепилась семенящая рядом Анюта. Они вчетвером уже успели осмотреть первый этаж и пришли в восторг от увиденного. Теперь пришла очередь второго этажа, и они бродили по нему, открывая одну за другой двери внутренних помещений. Здесь, вдобавок к той, что находилась внизу, была ещё одна ванная комната с уже установленной душевой кабиной и остальным, полностью готовым к использованию, сантехническим оборудованием. Они обнаружили наверху три жилых комнаты. Одна из них была оформлена так, что вполне могла стать детской или комнатой для подростка. Обои и мебель здесь были выдержаны в нейтральных тонах, переходивших от светлого бежевого оттенка к цвету молочного шоколада, что могло подойти ребёнку любого пола и возраста.

Ещё одна комната встретила их пустыми, но уже оклеенными обоями стенами. Третья комната, расположенная таким образом, что находилась немного в отдалении от двух предыдущих, явно была предназначена для того, чтобы стать супружеской спальней для будущих обитателей этого дома. Она была выдержана в нежных персиковых тонах и словно притягивала в себя свет и тепло. Перед глазами Каллена и Изабеллы предстала внушительной ширины кровать с высокой резной спинкой в изголовье. Она была застелена красивым стёганым покрывалом, на которое Аня, хорошенько разбежавшись, тут же плюхнулась со счастливым видом.

- Мелочь, - одёрнул Саня, - ты чего творишь? Поднимайся.
- А давайте останемся тут жить. - Аня мечтательно закатила глаза, не обращая никакого внимания на слова брата. – Ну, пап, ну, давай, а?
Аня посмотрела на Каллена, состроив ему щенячьи глазки. Эдвард присел на краешек кровати и, осторожно подняв девочку, посадил её к себе на колени.
- Тут так здорово! – продолжала лепетать Аня, глядя на мужчину из-под длинных пушистых ресниц. – Будем здесь жить. Заведём ещё и кошечку, рыбок и попугайчика. Или хомячка.
- Аня, - Изабелла расхохоталась, - твоя бы воля, ты бы весь зоопарк в дом притащила!
- Да, - девочка кивнула с серьёзным выражением лица. – Я люблю животных, поэтому, когда вырасту, я стану верете… веретена… ветеринаром.
- Молодец, - Каллен чмокнул Аню в макушку. – Хороший выбор. Я тобой горжусь!
Эдвард поймал взгляд Изабеллы.
- Итак? – спросил он у неё. - Что скажешь?
- Я… - она запнулась. – Мне всё нравится. Очень, если честно! И кухня полностью оборудована. Были бы там ещё и занавески, она бы выглядела вообще идеально. Голые окна смотрятся как-то неуютно.
- Когда мы сюда переедем, ты сможешь подобрать занавески по своему вкусу, - заметил Эдвард, выпрямляясь в полный рост и спуская Анюту на пол.
- Переедем? – повторила за ним Журавлёва. - Это означает?
- Это означает, что мы покупаем дом! Если ты, конечно, не против, – Каллен не смог сдержать радостной улыбки.
- Как я могу быть против?! Это просто замечательно! Спасибо! – Белла кинулась к Эдварду и обвила руки вокруг его шеи, прижавшись щекой к его щеке. Он в ответ крепко прижал её к себе.
На лестнице послышались шаги и через мгновение на лестничной площадке второго этажа показались Иван с Женькой.
- Вижу, вы определились с покупкой дома, - с улыбкой заметил Савинов.
- Да, - подтвердил Каллен, так и не выпустив Изабеллу из кольца своих рук. – Мы покупаем этот дом!
- Плюсы: коттедж расположен к центру города ближе, чем остальные увиденные вами варианты - это первое, и второе – дом построили совсем недавно, и в нём ещё никто не жил. В связи с неожиданно возникшими обстоятельствами владелец переехал в другой город, выставив жильё на продажу. Но дом был построен на совесть, потому что создавал его продавец для себя любимого, – Иван перешёл на деловой тон. – Минус только один – заявленная цена выше, чем у предыдущих коттеджей.
Белла ойкнула и уже открыла рот, чтобы узнать точную стоимость дома, но внезапно наткнулась на предупреждающий взгляд любимого.
- Мы покупаем дом! – не терпящим возражений тоном отчеканил он, глядя ей в глаза, и повернулся к Ивану. – Какую именно сумму запросил нынешний владелец, мы сможем уточнить потом, когда займёмся оформлением всех необходимых документов.
- Эдвард, - Изабелла вышла из ступора и всё-таки решила вмешаться в разговор. – Это, видимо, ОЧЕНЬ дорого! Ты можешь просто не представлять, сколько…
- Crane, - прервал женщину Каллен ласковым, но твёрдым, голосом, - я вполне в теме и очень даже могу представить себе стоимость дома, но… - он сделал паузу, желая подчеркнуть, что не передумает, - мы его покупаем!
- Мам, - Саша начал дёргать Беллу за рукав, - может, ты уже прекратишь спорить?
Изабелла удивлённо воззрилась на сына, а потом кивнула, признавая поражение.
- Берём! – обратился Каллен к Ивану.
- Ур-ра! – Саша с Аней кинулись к отцу, и, когда он наклонился к ним, одновременно обняли его.
- Папочка сказал: «Берём!», значит – берём, - произнесла Аня строгим голосом, подражая интонации Эдварда.
- Ого! – хмыкнул Савинов. – Сразу видно, чья это дочь!
Женька поперхнулась и кашлянула, чтобы скрыть смешок. Эдвард посмотрел на неё предупреждающе. Он не считал нужным просвещать всех и каждого на тему того, кто из его детей не является ему родным по крови.
- А что? – пожал плечами Савинов, по-своему истолковав странную реакцию бывшей одноклассницы. – Белла, Эдвард, у вас прекрасные дети! Но Саша, мне кажется, унаследовал спокойный характер матери. А вот Аня… Точно папина дочка!
Девочка подняла голову и стала внимательно разглядывать черты лица Эдварда.
- А я на тебя похожа? – робко спросила она его.
- Ещё как! – мужчина с готовностью выдал ответ, яростно закивав. Пытаясь игнорировать внезапную дрожь в руках, он снял с девочки шапку и бережно провёл ладонью по её косичкам. Перекинув одну из них через Анино плечо, Эдвард осторожно захватил пальцами пушистый кончик «колоска», затянутого яркой резинкой, и поднёс к её глазам. – Смотри, у нас с тобой почти одинаковый цвет волос. Видишь?
Снова появившийся в его речи акцент свидетельствовал о том, что Каллен явно переживал сильное волнение.
- Вижу, - тут же согласилась Аня и тут же развела руки в сторону. – Значит, обнимашки?
- Обнимашки! – с готовностью согласился Эдвард и, подхватив девочку на руки, прижал её к себе. Она сцепила руки на его шее, прижалась своей гладкой детской щёчкой к его щеке и ласково потёрлась об успевшую выступить с момента недавнего бритья лёгкую щетину.
- Колючий, - заметила она с удивлённым хихиканьем.
- Ну, прости, малышка, - виновато выдавил Эдвард.
- Всё в порядке! – заверила его Аня. – Ты мне любым нравишься!
Простая фраза, сказанная пятилетним ребёнком, чьё сердце еще не знало, как это - лгать и пользоваться лестью в достижении личных целей… Но именно её простота и искренность заставили Каллена почувствовать, что, ещё чуть-чуть, и на глазах всех присутствующих он от гордости и удовольствия превратится в тёплую лужицу.
Тем времен Аня, спрыгнув с рук Эдварда и не заметив появившейся на его лице глуповатой улыбки, повернула к Белле радостную мордашку.
– Мам, смотри, у нас с папой волосы похожи!
- Да… - это было всё, что смогла выдавить из себя Журавлёва, уделив слишком много внимания тому, чтобы совладать со слезами, вот-вот грозившими хлынуть ручьём из глаз.

Она сделала глубокий вдох и несколько раз моргнула. Когда в глазах прекратило двоиться из-за слёз, Изабелла снова моргнула, теперь уже от удивления, заметив то, на что раньше просто не обращала внимания. Если Саша имел тёмные волосы, унаследовав их от матери, то оттенок волос Ани, по странной прихоти судьбы, был гораздо ближе к цвету шевелюры Каллена. Чуть темнее, ближе к ореховому. Но так же, как и у Эдварда, на свету её мягкие локоны отливали медово–рыжеватыми бликами. Всего лишь случайность, стечение обстоятельств… Но именно за эту случайность Изабелла сейчас была безмерно благодарна провидению.

- Аня, ну, ты и лиса! – засмеялся Саша, снисходительно глядя на сестру.
Эдвард ласково погладил сына по волосам и привлёк к себе, обняв за плечи.
- Лиса – это такое животное, живёт в лесу. Ест бедных маленьких зайчиков. Она рыжая и хитрая, - поучительным тоном начала объяснять девочка. – И я на неё совсем не похожа. Я на папу похожа. И мама, между прочим, тоже так считает!
Аня строго покачала перед братом указательным пальчиком, а потом, не удержавшись, состроила брату рожицу и показала ему язык.
- Я же говорю, папина дочка, - подвёл итог Иван.
- Папина, папина! - облегчённо выдохнув, подтвердил Эдвард. – А чья же ещё?

* * *


Была глубокая ночь, но ни Каллен, ни Изабелла не спали. Они лежали посередине кровати, переплетясь руками и ногами. Ни один из них не испытывал желания разъединиться и отодвинуться на свой край постели. Их уставшие от недавнего занятия любовью тела всё еще нуждались друг в друге, а сердца, несколько минут назад бившиеся с сумасшедшей скоростью, медленно восстанавливали свой привычный ритм.

- Ты знаешь, какое это счастье – вот так лежать рядом с тобой и чувствовать, как стихает дрожь после ошеломительного финала? – расслабленно прошелестела Изабелла, спрятав лицо в ключице Эдварда. – Можешь ли ты вообще представить себе, что я чувствую сейчас?
- А ты знаешь, какое это счастье – слышать эти слова от тебя? – ответил он вопросом на вопрос, лениво поглаживая влажную спину Изабеллы и пряча улыбку в её волосах. – Могу ли я понять твои чувства? О да! Это очень легко сделать, учитывая, что я испытываю сейчас то же самое.
Эдвард медленно развернулся на спину, привлекая девушку к себе. Она прижалась поближе, ни на секунду не желая оставаться без тепла его тела, и ласково потёрлась носом о его бицепс, потом положила голову ему на грудь.
- Crane, - тихо позвал её Эдвард.
- М-м? – откликнулась Белла.
- Мне нужно кое-что тебе сказать, - Каллен помедлил. – Обещай, что не будешь злиться.
Изабелла напряглась и подняла голову. Найдя его взгляд, Журавлёва молча ждала продолжения, так и не дав Каллену никаких обещаний.
- Сегодня я встречался с Никитой.
- И? – тревога в её глазах только усилилась.
- Завтра он будет в Алёхино. Этим вечером он звонил, чтобы подтвердить информацию. Естественно, туда он отправится не один, возьмёт парней из своего отдела. Есть шанс, хоть и небольшой, застать в посёлке Корнева.
- Так–так… - Изабелла подозрительно прищурилась. – Продолжай. Это же не всё, верно? Ты бы не стал так мяться и отводить глаза, если бы…
- Я еду с ними! – на одном дыхании выдал Каллен и замер, ожидая бурной реакции Журавлёвой.
И она его не разочаровала.
- Эдвард! – сдавленно зашипела Изабелла, изо всех сил пытаясь не повышать голос. – Но почему?! Почему ты с ними?! Они – профессионалы. Оставь Диму им! Думаешь, они хуже тебя справятся с этим делом?
- Я тоже профессионал, - Каллен досадливо поморщился. – Или ты забыла? Да, я ушёл из полиции, но… Бывших копов не бывает, Белла! И потом, тебе ли не знать, насколько важно для меня быть там?! Пойми, родная, я долго шёл по его следу, и теперь просто не могу оставаться в стороне!
Изабелла внезапно сникла и уткнулась лбом Каллену в шею.
- Знаю я всё… - потерянно прошептала она. – Но от этого боюсь за тебя ещё сильнее.

Эдвард почувствовал, как по его шее стекла горячая струйка, пробежала по груди и, повинуясь изгибам его тела, изменила траекторию. Скатившись по его боку и оставив на коже прямо над сердцем влажную дорожку, тёплая влага исчезла в складках простыни. Изабелла шмыгнула носом и всхлипнула, но так и не подняла головы, продолжая прижиматься к нему мокрым от слёз лицом. Каллен бережно захватил лицо будущей жены в свои ладони. Он приподнял его ровно настолько, насколько требовалось, чтобы дотянуться до её рта, захватить его в плен и подарить Изабелле глубокий медленный поцелуй. Её губы были солёными от стекавших на них слёз. Белла издала тихий стон, отвечая на ласку Каллена, и слегка прикусила его нижнюю губу. Она тут же провела по месту укуса языком, вызвав своими действиями его ответный негромкий стон. Эдвард с неохотой отстранился и прижался своим лбом к её лбу, тяжело дыша.
- Все будет хорошо! – в который раз заверил он Изабеллу.
Она отодвинулась он него.
- Я ведь не смогу тебя отговорить, да? – Журавлёва пытливо заглянула Эдварду в глаза, и тут же кивнула, заметив с горечью: - Глупый вопрос. Конечно же, нет.
- Клянусь, я буду осторожен, Белз! – Каллен начал успокаивающе гладить её по плечам. – У меня есть слишком много причин, чтобы любить эту жизнь, и расставаться с ней я пока не собираюсь!
- И какие же, по-твоему, существуют причины? – Изабелла посмотрела на него из-под ресниц, прикусив нижнюю губу.
- Как будто ты не знаешь? – хохотнул Каллен. - Ладно, если ты настаиваешь, тогда слушай. Ещё примерно полгода назад я только равнодушно пожимал плечами, слыша, как некоторые мои коллеги в полицейском участке сетуют на то, что их жёны недовольны спецификой нашей работы. Сильная загруженность, рабочий день, длящийся иногда круглые сутки. Опасность, обусловленная тем, что мы постоянно имеем дело с не самыми законопослушными гражданами, рискуя при этом получить пулю… Мне всё это было чуждо тогда. Я, словно шальной, лез в самое пекло, отчаянно рвался на передний план, не испытывая никаких угрызений совести из-за того, что в один прекрасный день у моих родителей может стать на одного сына меньше.
- Но, Эдвард! – Изабелла всплеснула руками. – Ты ведь тоже был не одинок! А как же Карлайл, Эсме, твоя сестра и брат? Понятно, что выбор такой профессии автоматически несёт за собой огромный риск, но всё же соблюдать элементарную осторожность тебе никто не запрещал! Ты…
- Идиот, конечно же… - согласился с ней Каллен. – Частенько я сам поражался своему стилю работы и даже иногда снисходил до того, что пробовал искать этому причины. Вернее, причина была только одна – я перестал ценить собственную жизнь, которая виделась мне в то время пустой и бесцветной. А запоздалое чувство вины перед родителями обычно накрывало меня только тогда, когда очередная форс-мажорная ситуация была исчерпана и я снова находился за своим рабочим столом в тёплом кабинете.
- Прости, но ты и вправду идиот! – Журавлёва сердито стукнула кулачком по его груди. – Безбашенный!
- Ну, если применить вольный перевод с английского, то примерно так моё прозвище в отделе и звучало, - Каллен отвёл виноватый взгляд, но тут же снова повернулся к Белле, обхватив её за запястье. Он поднёс руку женщины к своим губам за руку и оставил на тыльной стороне ладони несколько поцелуев. – Но как бы там ни было, именно ты и дети стали теми, кто перевернул моё мировоззрение! Вы заставили меня мыслить по-другому и расставить новые жизненные приоритеты! У меня больше нет никакого желания бездумно ходить по самому краю, рискуя перейти его. Мне рано за грань, Белла! Я ещё не отблагодарил этот мир за то, что он дал мне возможность любить тебя, за то, что ты, пусть и спустя много лет, наконец-то рядом со мной. Я хочу увидеть, как ты пойдёшь ко мне в белоснежном платье по дорожке, усыпанной цветочными лепестками. Хочу увидеть, как Аня будет сиять от радости и разбрасывать эти лепестки перед тобой. Хочу вырастить сына и дочь, дав им всё то, что может и должен дать отец. И я постараюсь быть хорошим отцом им обоим, приложив все усилия для того, чтобы вытеснить из их памяти то горе, которого они успели хлебнуть с Корневым! И я надеюсь, что мне удастся сделать так, что плохие воспоминания исчезнут и из твоей хорошенькой головки тоже.
Каллен остановился, переводя дух.
- Далеко идущие у тебя планы, Эдвард Энтони Каллен! И мне это очень нравится, если уж говорить начистоту!
- Так и должно быть, Crane, потому что, как ты только что могла убедиться, тебе в этих планах отведена ключевая роль, - Эдвард подарил Белле сногсшибательную улыбку.
- Ничего не имею против своей роли! И не смотри на меня так. Знаешь же, что со мной творится, когда ты так улыбаешься!
- О да! Это – моё тайное оружие, - с довольным видом пошутил Каллен. – Но кроме далеко идущих планов у меня есть ещё один, кратковременный. И осуществить его я собираюсь прямо сейчас!
- Какой же?
Пальцы Эдварда принялись путешествовать по её телу, намеренно задевая самые чувствительные места.
- Ты просто хочешь меня отвлечь, - с мягким укором заметила Журавлёва, пытаясь контролировать ставшее вдруг неровным дыхание.
- Ага, - нагло заявил он и провёл языком по линии от мочки уха до подбородка. – Хочу тебя отвлечь. Очень хочу… Хочу тебя… Только тебя и прямо сейчас!

Белла заёрзала и, расслабившись, перестала опираться на локти. Она тесно прижалась к Каллену. Извиваясь под его ласковыми руками, Изабелла случайно задела коленом пах мужчины и охнула, когда поняла, что Эдвард сказал истинную правду. Она поймала его взгляд и, не смея разорвать контакт их глаз, слегка отодвинулась назад. Внутренней стороной бёдер Белла коснулась кожи на его животе и тут же тихо всхлипнула от пронзившего её тела тока.
Эдвард напряг мышцы и слегка дёрнулся вперёд, словно собирался совершить рывок и перевернуться, чтобы подмять Изабеллу под себя. Но она не дала ему такой возможности. Белла мягко надавила подушечками пальцев на его широкие сильные плечи и решительно помотала головой. И Эдвард, поняв её намерения, подчинился. Он откинулся обратно на подушки и, затаив дыхание, смотрел на неё из-под полуопущенных ресниц. Из груди Каллена вырвался рваный вздох, когда Изабелла слегка приподнялась и тут же плавно опустилась на всю его длину, негромко хныкнув. Она оперлась обеими руками на грудь Каллена и начала двигаться, с благодарными стонами принимая его встречные движения. Сначала оба действовали медленно и осторожно, но тела, разгорячённые безумным желанием, требовали большего, и это заставило их ускорить темп. В какой-то момент их движения и вовсе стали хаотичными, потеряв размеренность. Наслаждение, которое они делили сейчас на двоих, было так велико, что Каллен с трудом контролировал себя, чтобы не прийти к финалу раньше Беллы. Он провёл пальцами по шёлковой коже на её талии, а потом, опустив руки ещё ниже, остановился на её бёдрах и с силой прижал их к себе. Поддавшись новым ощущениям, за короткий миг обострившимся в сотню раз, Белла простонала, потом зашипела от удовольствия и вцепилась в предплечья Каллена так сильно, что её ногти оставили на его коже несколько глубоких бороздок. Эдвард, стараясь держать единый ритм с Изабеллой и крепко удерживая её на себе одной рукой, поместил другую руку между их телами и кончиками пальцев накрыл сосредоточие её женственности. Это подвело Беллу к краю. Она прогнула спину и хрипло вскрикнула, отчаянно цепляясь ладонями за рельеф его плечевых мышц, которые были так сильно напряжены, что покрылись сеткой вздувшихся вен и сосудов.

Проваливаясь вслед за Изабеллой в бездну, Эдвард не смог сдержать тихого вскрика, тут же перешедшего в глухой рык. В соседних комнатах спали дети, и для их родителей это обстоятельство было достаточно веским основанием для того, чтобы не вести себя слишком шумно, но выпускать рвавшийся наружу шквал эмоций, крепко цепляясь друг за друга и судорожно, до боли в скулах, стискивая зубы.
Они долго лежали, ожидая, когда придёт в норму дыхание и перестанет шуметь в ушах бешеная кровь.
- Crane, - Эдвард нарушил тишину, с трудом двигая непослушными губами.
- М-м? – раздалось в ответ сонное лепетание.
- Спасибо.
- За что?
- Зато, что ты со мной. За то, что веришь в меня. И за тревогу твою тоже спасибо.
- Я просто люблю тебя, - расслабленным голосом ответила Белла и поцеловала его в ключицу.
Изабелла не произнесла больше ни слова. Эдвард лежал, обернув одну руку вокруг её хрупких плеч, и слушал её дыхание, которое по мере того, как Белла погружалась в сон, становилось всё размереннее и глубже.

Очень заснул и он сам, успев перед этим натянуть одеяло на себя и на примостившуюся под его боком девушку. Но желанное забытьё не было долгим настолько, насколько бы ему этого хотелось.
В серой рассветной дымке раннего зимнего утра Каллен открыл глаза и сел в кровати, почувствовав лёгкое головокружение от резкой смены положения тела. Ещё минуту назад ему что-то снилось. Что-то, навевавшее смутную тревогу и раздражение. Эдвард потряс головой и спрятал лицо в ладонях, пытаясь точнее припомнить увиденное во сне. Вот он стоит на присыпанной снегом деревенской дороге и оглядывает выстроившийся перед ним ряд маленьких, покосившихся от времени домиков. Из окон одного из них доносятся громкие крики. Чей-то хриплый голос сыплет отборными ругательствами. Внезапно старая рассохшаяся калитка в заборе вокруг видавшего виды жилища распахивается, чтобы выпустить наружу высокого светловолосого мужчину. Он досадливо морщится, пытаясь игнорировать летящий ему в след виртуозный мат, и решительно шагает Каллену навстречу. Никита! Что он забыл в его сне? Дубов протягивает Каллену небольшую папку и тяжело вздыхает.

- Пусто! – отрывисто бросает он, расстроенно качая головой.

Эдвард уже открывает рот, чтобы ответить, но внезапно чувствует, как что-то тяжёлое упирается в спину, а потом под обеими лопатками начинает жечь. Он даже заводит руку за спину, чтобы установить источник неприятных ощущений, но ничего не обнаруживает. Тогда что это? И откуда взялось? Тем не менее, всё это ему уже знакомо. Так бывает, если кто-то упорно буравит твою спину недобрым взглядом. Каллен оглядывается, горя желанием узреть любопытного наглеца. Сначала его глаза натыкаются только на небольшой участок лесополосы по другую сторону дороги. Но Каллен не сдаётся и не поворачивает голову обратно. Он упорно сканирует плотно растущие древесные стволы, покрытые инеем, вглядывается в переливы света и тени между ними и… вздрагивает от неожиданности, потому что натыкается на пару тёмных, почти чёрных радужек на искажённом злобой лице. Глаза, которым эти радужки принадлежат, смотрят на него с такой лютой ненавистью и отчаянной, отдающей безумием, решимостью, что у Каллена по коже бегут мурашки. Он не боится, нет. Но ему крайне неуютно. А ещё он не может отделаться от ощущения, что только что окунулся в глубокую яму, заполненную вязкой зловонной жижей…

Настоящий, бодрствующий Эдвард, сидя рядом со спящей Изабеллой, брезгливо передёрнул плечами, пытаясь стряхнуть с себя несуществующую грязь.

Он снова начал вспоминать, пытаясь восстановить дальнейшую хронологию событий из своего видения и гадая, на каком этапе он проснулся. Вот Каллен, преодолев ступор, делает шаг вперёд. Его рука по привычке ныряет под куртку, натыкаясь на кобуру с пистолетом. Пальцы касаются холодного металла, что приносит успокоение и придаёт его мыслям ясность. Не отрываясь от этих загадочных глаз, он делает ещё один шаг по направлению к их обладателю. Из-под его ног с оглушительным чириканьем вдруг взмывает вверх стайка воробьёв, растревоженных близостью человека. Но птичий гомон затихает, а вместе этим исчезает и фигура незнакомца, прятавшегося в тени деревьев. И лишь покачивающиеся лапы небольших елей, задетых им при движении, свидетельствуют чьём-то недавнем присутствии здесь. Опомнившись, Каллен кидается следом, собираясь выяснить всё до конца. Он бежит, не обращая внимания на то, что подошвы его ботинок скользят по снежному покрову и мешают удерживать тело в равновесии при беге. Большой куст орешника становится серьёзным и, к сожалению, судьбоносным препятствием на его пути, потому что, уделяя слишком много внимания своей скользкой, непригодной для передвижения по зимнему лесу, обуви, Эдвард не успевает увернуться от упругой ореховой ветки. Она так хлёстко и больно бьёт по его лицу, что от неожиданности он падает и… просыпается.
- Твою ж мать! – тихо пробубнил Каллен себе под нос, нервно взъерошив волосы. – Если так пойдёт и дальше, то мне скоро придётся лечить нервы.

Недолго думая, он поспешил списать всё увиденное во сне на причуды собственного подсознания. С его точки зрения, это было довольно логично и легко объяснимо. Он преодолевал сейчас не самый спокойный период своей жизни, ища Корнева и неистово надеясь на положительный исход поисков. Он познакомился с Никитой, искренне полагая, что теперь дело сдвинется с мёртвой точки. И именно сегодня им предстоял важный день, о котором Эдвард не мог забыть ни на минуту. Очевидно, всё это настигало его даже во сне, заставляя подкорку находиться в состоянии бодрствования и ночью тоже.

Каллен откинул одеяло и встал. Вовремя вспомнив о своей наготе, он натянул на себя пижамные штаны и отправился на кухню за стаканом воды, шлёпая по полу босыми ступнями. Возвращаясь обратно в их с Беллой комнату, он по уже превратившейся в привычку традиции заглянул к детям. Аня размеренно сопела на своей кровати. Во сне она скинула с себя одеяло и теперь в попытке согреться лежала, свернувшись калачиком и спрятав кулачки под подбородок. Каллен поднял одеяло с пола и накрыл им девочку. Она сразу расслабилась в желанном тепле и, перевернувшись на живот, блаженно вздохнула. Эдвард прошёл в комнату Саши. Устроившийся на коврике рядом с кроватью мальчика Фаня поднял голову и глухо заворчал, спросонья не признав в визитёре Каллена. Разобравшись, что к чему, пёс лениво махнул хвостом, зевнул и снова погрузился в сон. Эдвард осторожно убрал свесившуюся с постели ногу сына обратно под плед, отодвинул с его лба непослушную чёлку и вышел за дверь.

Недосыпание напомнило о себе, вылившись в слабость и мелкий озноб. Несколько дополнительных часов сна, особенно учитывая то, что впереди был действительно непростой день, были бы сейчас совсем не лишними. Не упуская этой мысли, Каллен поспешил вернуться в постель. Он придвинулся ближе к Изабелле, которая так и не проснулась за время его блужданий по непривычно тихой, погруженной в сон, квартире. Он прижался к её спине и уткнулся носом ей в затылок. Её волосы пахли фруктовым шампунем, и он с наслаждением вдохнул этот аромат, расслабляясь и ощущая так необходимое ему сейчас спокойствие и умиротворение. От тепла, исходившего от тела Изабеллы, кожу на груди Эдварда начало приятно покалывать. Веки налились тяжестью и уже опускались вниз сами собой независимо от его воли. Каллен погрузился сначала в лёгкую дрёму, впав в то состояние, когда бывает трудно отличить сон от яви, а потом и вовсе отключился. И на этот раз его не беспокоили абсолютно никакие видения, дав ему возможность насладиться всеми прелестями глубокого здорового сна.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-16905-1
Категория: Все люди | Добавил: mumuka (19.06.2016) | Автор: mumuka
Просмотров: 659 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
0
10 ★Tishka★   (29.07.2016 19:34)
Чудесный дом купили себе,семья Каллен! Я очень надеюсь,что Корнева поймают и Изабелла с Эдом и детьми будут жить счастливо! Спасибо за главу!

0
9 Edera   (20.06.2016 22:53)
Спасибо за главу!

0
8 Alice_Ad   (20.06.2016 18:32)
Спасибо за главу! Какое то нехорошее предчувствие...

0
7 pola_gre   (20.06.2016 15:16)
Собирается оставить Беллу и детей без присмотра и уехать "геройствовать" angry
Там и без него бы разобрались...

Спасибо за главу!

0
6 Lepis   (20.06.2016 13:58)
Спасибо

0
5 Al_Luck   (20.06.2016 12:11)
Не нравятся мне эти сны.

0
4 prokofieva   (20.06.2016 11:10)
Спасибо , замечательная глава .

0
3 galina_rouz   (20.06.2016 11:02)
огромное спасибо за главу,надеюсь что с Эдом всё будет хорошо

0
2 na2sik80   (20.06.2016 10:44)
Спасибо за главу..Жду следующую,хочется узнать что там с Кореневым

0
1 riddle   (20.06.2016 01:01)
Спасибо большое за главу

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]