Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Призрак смерти
Белла смертельно больна. Мучаясь от боли, она уже мечтает только о том, чтобы все побыстрее закончилось. Но неожиданно узнает мистическую тайну о призраке, обитающем в больнице. На что она будет готова пойти, чтобы продлить жизнь еще хотя бы на один день?
Дарк, мистика, готика, эротика.
Завершен.

Сборник мини от JK5959
Два мини-перевода, альтернатива.
Спустя пару месяцев после ухода Эдварда, Белла находит на кровати письмо. Есть только один человек, способный оставить его, не будучи замеченным.
Переводы закончены.



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 242
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

За гранью времен. Глава 12. О Шрамах и Сексуальной Неудовлетворенности

2016-12-11
16
0
Beyond Time / За гранью времен
Глава 12. О Шрамах и Сексуальной Неудовлетворенности


Примечание автора: Меня рассмешило количество откликов на последнюю главу от людей, которые имели такой же, как у Беллы, опыт посещения церкви. Ох, вы и шалуньи, дамы… «грожу пальчиком»… не то, чтобы я сама когда–либо отвлекалась в церкви… или сочиняла фанфики во время проповеди… «принимаю невинный вид», ха–ха.

«Это время, как и любое другое, прекрасно, но только если мы знаем, что с ним делать».
Ральф Уолдо Эмерсон


Честно говоря, жить в тысяча девятьсот восемнадцатом году было неплохо. У них уже имелись водопровод и электричество. Еда была хорошей. И, самое главное, здесь был Эдвард.
Но существовали вещи, которые по–настоящему заставляли меня тосковать по будущему. В первую очередь, это технологии: ноутбук и Гугл, и мобильные телефоны, и айподы, и музыка, и DVD, и телевидение. О Мой Бог! Телевидение. Я понятия не имела, что происходит в сериале «Остаться в Живых»! Они вообще когда–нибудь выберутся со своего чертового острова?

И, как я уже сказала, питание было хорошим… но иногда я скучала по Биг Маку… и по картошке–фри… О, как я скучала по хрустящей, горячей, жирной картошке… и диетической коле.
Вздох.

Но во второй понедельник апреля восемнадцатого года я начала тосковать по тому, по чему тосковала сильнее, чем по телевидению и картошке–фри, и по всем перечисленным вещам вместе взятым. Ну, на самом деле, это были две вещи: тампоны и мидол[1].
Нда.

Когда я проснулась утром в понедельник, спазмы сообщили, что у меня примерно двадцать два часа до начала месячного цикла. Ощутив панику, я понятия не имела, чем пользуются женщины в этом времени для подобных нужд… и совсем не была уверена, где это можно найти. Мне следовало спросить о данной проблеме Мэгги и Лизу, но как это сделать? Восемнадцатилетняя девушка, которая не знает, что делать во время менструации? В действительности, не имелось никакой возможности спросить их об этом без того, чтобы не возникли вопросы, на которые у меня не было ответов.

Я порылась в шкафчиках ванной комнаты, надеясь, что смогу обнаружить там что–нибудь, но нет. Там ничего не оказалось. На самом деле, я не слишком этому удивилась. Я догадывалась, что подобные вещи представляли собой табу, и вы не могли выставлять дамские принадлежности на всеобщее обозрение в общественных местах.

Поход в аптеку так же оказался бесполезным. Я долго бродила туда–сюда по проходам, мои глаза блуждали в поисках упаковок розового цвета с цветочным орнаментом, покуда не смогла переформулировать свою стратегию. Я снова осмотрела полки, читая каждую этикетку на каждой плоской пачке и коробке, но там и в помине не оказалось никаких признаков присутствия товаров для женщин. Я задумалась, не прячут ли они их где–то под прилавками, находящимися под присмотром фармацевтов, и в какой–то момент почти что решилась обратиться за помощью. Плешивый пузатый мужчина уставился на меня масляно поблескивающими подозрительными глазками, в то время как его лицо приобрело хмурое выражение.

Что такое? Он что, думал, я собираюсь стащить коробку салфеток или банку с помадой для волос? Я отвернулась и торопливо убедила себя, что попытаюсь как–нибудь иначе… хотя понятия не имела, как именно. Я вернулась домой, чтобы подремать после обеда в надежде, что мои сны, вместо новых вопросов, хотя бы в этот раз принесут ответы. Неудачно. Спустя несколько часов, когда я одевалась для выхода на работу и собирала себе поужинать, ПМС уже сделал меня настолько раздражительной, что все предпочли держаться от меня подальше.

У Эдварда были тренировки каждый день после школы, но он всегда делал так, чтобы каждый день провожать меня от пансиона на работу. И сейчас он находился у дверей как раз вовремя – видимо, только что вышел из душа, поскольку его волосы были еще влажными. Эдвард был одет в клетчатую рубашку и брюки. Это был момент, когда я впервые увидела его без галстука, и эффект от созерцания того небольшого V–образного выреза ворота его рубашки оказался более возбуждающим, чем я могла предвидеть. Мое болезненное состояние отошло на задний план, и я покраснела, когда обнаружила, что таращусь на шею парня, поэтому быстро отвернулась, чтобы схватить свою сумочку.

Эдвард взял меня за руку, пока мы спускались с крыльца в полном молчании. Он, конечно, мог меня подвезти, но пешая прогулка подразумевала чуть больше времени, проведенного вместе. К сожалению, я была расстроена своим состоянием… и спазмами.
– Ты в порядке? – наконец спросил Эдвард с беспокойством на лице, глядя на мою руку, прижатую к животу. Я быстро убрала ее.
– О, ну… я в порядке, – пробормотала я, – Только живот немного побаливает.
– Может быть, тебе лучше остаться дома? – предложил он.
– Нет, нет. Со мной, правда, все нормально, – ответила я. – Я выпью немного аспирина, когда приду в больницу.
– Аспирин? От боли в животе?
Я прикусила язык.
– Ну, у меня и голова болит тоже, – пустилась я в объяснения. – Не беспокойся, Эдвард, ничего серьезного.

Его взгляд выразил недоверие, но больше он ничего не сказал, а я заставила себя игнорировать неудобство и наслаждаться временем с Эдвардом. Пасхальное воскресенье меня обнадежило. Кажется, я действительно понравилась его родителям – даже отцу, который удивил меня, – и послеобеденное время получилось довольно приятным, когда я, наконец, смогла справиться со своими нервами. Эдвард отвез меня домой вскоре после заката, и я была полна надежд на повторение того жаркого поцелуя, что случился после дня рождения Саманты.

Однако я оказалась разочарована. Да, еще один скромный поцелуй в щечку. Моя внутренняя соблазнительница неодобрительно хмурилась на меня. Видимо, я действительно ее подвела. Я обнаружила, что потребуется немало времени, чтобы достичь своей заветной цели. Ирония ситуации состояла в том, что у меня не было этого самого времени. Каждый день, каждый час приближал меня к концу лета. Я на самом деле должна была действовать в ускоренном темпе, если действительно надеялась заставить Эдварда сбежать вместе со мной.
Блин. Звучит, как плохой любовный роман.

Эдвард, тем временем, казалось, вернулся к своим джентельменским манерам. Держаться за ручку… поглаживать щечку… дарить целомудренные поцелуйчики… Не то, чтобы я жаловалась… ну, не очень сильно. Все это на самом деле было прекрасно. Эдвард заставлял меня чувствовать себя особенной… обожаемой и ценимой. Его прикосновения посылали по моему телу заряды тока. Его улыбка заставляла меня вспыхивать. Одно лишь нахождение с ним рядом едва ли не приводило мои внутренности к сжатию. Это были все существующие клише о любви, и они являлись удивительными и… волшебными. Но мне было нужно нечто большее. Я хотела, чтобы Эдвард потерял контроль и отпустил на волю сексуально возбужденного подростка… и я оказалась немного смущена тем, что это было не только ради его спасения. Ни ради него одного. Я хотела его. Я действительно его хотела.

В действительности я даже была немного шокирована силой своего желания. Конечно, Эдвард всегда вызывал его во мне – с тех самых пор, как мы впервые поцеловались несколько месяцев назад после нашего разговора на поляне. Но каким–то образом теперь все было по–другому. Все казалось таким, как если бы тот факт, что сейчас между нами это было возможно, возбуждал во мне такую похоть, что я теряла над собой контроль.
Именно поэтому, когда мы дошли до больницы, я поймала себя на мысли о том, как бы уединиться с ним в складском помещении.
Господи, я была такой шлюхой.

– У меня есть еще несколько минут. Хочешь зайти и осмотреться? – поинтересовалась я у Эдварда, отодвигая свои фантазии о кладовке. Ну, почти что отодвигая.
Эдвард улыбнулся.
– С удовольствием. Ты уверена, что можно? – спросил он, смущенно откашлявшись. Опять я пялюсь на его горло. Мой рот пересох. Может, это ПМС делает меня такой похотливой?

Я моргнула, концентрируясь на смысле его слов.
– Все в порядке. Я просто покажу тебе помещения, – я распахнула дверь и потянула Эдварда внутрь. Сестра Пэтти стояла у стойки, и я представила их друг другу.
– Приятно познакомиться, – произнес Эдвард, пожимая руку Пэтти. Когда он отвернулся, Пэтти подняла брови, и я поняла, что позже будут вопросы.
– Эээ… думаю, я хочу устроить Эдварду небольшу экскурсию, если можно, – сказала я ей.
– Ну, конечно, – ответила Пэтти с проницательной улыбкой. – Не торопитесь.

Я показала ему череду палат и смотровых комнат. Эдвард выглядел искренне заинтересованным, задавая вопросы и внимательно слушая мои ответы. Так было до тех пор, пока мы не приблизились к лестнице, и я не начала паниковать, обнаружив, что осталось только одно место, которое еще не показала ему, и это оказался кабинет Карлайла. Я быстро развернулась.
– Ну, вот и все, – схватив Эдварда за руку, я собиралась отвести его назад к входных дверям.
– Постой, – возразил он, и его глаза метнулись к лестнице. – А что там, наверху?
– О, не так уж много, – ответила я, махнув рукой. – Всего несколько кабинетов. Ничего особенного.
Эдвард отнял у меня свою руку, сузив глаза.
– А кабинет доктора Каллена тоже там? – изрек он.
Эдвард всегда подчеркивал фамилию Карлайла с тех самых пор, как я нечаянно назвала его Калленом.

Я постаралась удержать плечи прямо, не дав им опуститься от разочарования.
– Да, – тихо созналась я.
– Разве не там ты работаешь большую часть времени?
Я вздохнула.
– Да.
– Ну, в таком случае, – сказал он с улыбкой, беря меня за руку и тянув к лестнице. – Я хотел бы это увидеть.

Сдаваясь, я повела его наверх к кабинету Карлайла. Вид закрытой двери меня немного приободрил.
– О, заперто, – бросила я с притворным сожалением. – Доктора Каллена, должно быть, нет. Мне неудобно заходить туда без него.
И тут же дверь быстро распахнулась, заставив меня умолкнуть.
– Белла, мне показалось, что я услышал твой голос, – бодро сказал Карлайл, выглядывая из дверного проема. Я стрельнула в него недовольным взглядом, и его глаза округлились. – И… это ведь Эдвард, не так ли? – спросил он, склоняя голову и глядя на моего спутника.

Эдвард стиснул зубы.
– Да. Какая приятная встреча, – изрек он, не оставляя ни малейших сомнений в том, что имеет в виду прямопротивоположное.
Я закатила глаза и решила, что надо разрядить ситуацию так быстро, как только возможно.
– Я устроила для Эдварда небольшую экскурсию по больнице, – сообщила я Карлайлу, хотя и подозревала, что он слышал меня и совершенно точно знал, что я делала. – Он хотел увидеть Ваш кабинет и лабораторию, потому что я провожу здесь большую часть свого времени.
– Разумеется, – ответил Карлайл, отступая назад и делая приглашающий жест. – Не стесняйтесь, смотрите.

Он сел за свой рабочий стол и открыл историю болезни, притворившись погруженным в чтение.
Мы вошли в кабинет, и я нервно прочистила горло.
– Так… эээ… это и есть кабинет… очевидно, – я запнулась. – Там… шкафы с историями болезни, где я… истории болезни… И... кхм.
Я услышала, как Карлайл хмыкнул, и взглянула на него, но он не повернул головы.
– А вот это лаборатория? – спросил Эдвард, двинувшись вперед, чтобы рассмотреть микроскоп. Он взял пробирку, и Карлайл быстро поднялся.
– Пожалуйста, поосторожнее с этим, – сказал он твердо, отбирая пробирку и осторожно возвращая ее на подставку. – Тут очень чувствительные образцы, – пояснил он.
– Образцы чего? – поинтересовался Эдвард, наклоняясь и разглядывая пробирку, но не трогая ее руками.
– Того, что мне нужно для исследования, – ответил Карлайл. – Вот это, например, образец крови больного гриппом.
– Кровь? – повторил Эдвард, поморщившись. – Это отвратительно.

Я хихикнула. Осознание абсурдности ситуации внезапно обрушилось на меня, и я хмыкнула еще громче. Карлайл повернулся ко мне с улыбкой на лице. Эдвард выглядел немного смущенным.
– Простите, – пробормотала я.
– Отвратительно, может быть, – пробормотал Карлайл, вновь поворачиваясь к Эдварду с едва заметной улыбкой на губах. – Но это необходимо для исследований. Это образцы штамма гриппа, который я изучаю.
– И что Вы пытаетесь обнаружить? – не унимался Эдвард.

Удивленная отсутствием враждебности в этом диалоге, я подошла к лабораторному столу, встав рядом с Эдвардом, пока Карлайл объяснялся.
– Я пытаюсь определить, как он распространяется, размножается, как его предотвратить, – изрек он. – Уверен, вы знаете, что грипп может быть смертельным заболеванием. Если мы сумеем узнать о нем побольше, это может спасти много жизней.
Очарованная тем, как они нашли общий язык, я подпрыгнула:
– Карлайл, почему бы Вам не показать Эдварду некоторые слайды? – предложила я, протягивая руку мимо Эдварда к коробке.

К моей полной неожиданости, Карлайл ахнул, и быстрее, чем я успела сообразить, схватил мое запястье. При этом мягко оттолкнул Эдварда, притянул меня к себе и склонился над моей рукой.
– Да что Вы себе позволяете? – резко возмутился Эдвард, но Карлайл не обращал на него внимания.
– Что это? – спросил он с растерянностью в голосе, все еще глядя на мою руку.

Мою руку с очень характерным шрамом в виде полумесяца, который для человеческих глаз не представлял бы ничего необычного, но только не для вампира. Я прикрыла глаза, и мои внутренности свело судорогой. Я понятия не имела, как объяснить шрам, который Джеймс оставил в тот день, когда напал на меня в балетной студии. Я почти забыла о нем и даже не подумала о том, чтобы спрятать от сверхчеловеческого зрения вампира.
– Думаю, Вам следует отойти от Беллы… немедленно, – процедил Эдвард, протягивая руку, чтобы освободить мое запястье из хватки Карлайла.

Карлайл моргнул несколько раз с растерянным видом и затем отпустил мою руку, словно она обожгла его.
– Разумеется, – тихо проговорил он, не встречаясь со мной глазами. – Прошу прощения, Белла.
Эдвард посмотрел на мое запястье.
– Обычный шрам. Его даже разглядишь с трудом, – пробормотал он, погладив большим пальцем белый полумесяц. – Странно, он кажется таким холодным, – добавил он уже как бы про себя. – Он выглядит, как… укус?

Его глаза вопросительно устремились на меня. Я скорее почувствовала, чем увидела, что Карлайл поднял глаза, внимательно смотря мне в лицо, пока я быстро соображала, что ответить.
– Это он, – я пожала плечами. – Один мальчишка в школе укусил меня, когда я была маленькой. Это было безумно больно, и мои родители очень рассердились.
Я сглотнула комок в горле, мой живот свело судорогой от этого вранья.
– Сейчас уже все хорошо. Он больше не болит. Обычно я про него даже не вспоминаю.
Эдвард погладил пальцами шрам еще раз, прежде чем сжать мою ладонь в своей руке.
– Почти незаметно, – уверил он меня, прежде чем повернуться с недовольным видом к Карлайлу. –Не знаю, с какой стати кому–то даже понадобилось обращать внимание на него, – сказал он резко.
Теперь наступила очередь Карлайла извиняться.
– Еще раз, Белла, прошу прощения, – расстроенно произнес он. – Это… просто… он блеснул в свете лампы, иначе я бы и не заметил его.

Ага! Как же! Я знала, что он так просто не отступит. Как только Эдвард уйдет, начнется допрос. Дурацкие вампиры с их дурацкой серьезностью.
– Белла, может быть, ты проводишь Эдварда, – наконец предложил Карлайл. – Я получил сегодня несколько новых образцов и хотел бы приступить к работе.
– О, конечно, – пробормотала я, потянув Эдварда из кабинета.
Я не упустила внимательный взгляд Карлайла, который он послал мне, прежде чем я вышла за дверь.
Блин.

– Поверить не могу, что он хватает тебя подобным образом, – Эдвард тихо кипел от злости, пока мы спускались вниз по лестнице. – Это было совершенно неуместно и непрофессионально.
– Эдвард, это было просто недоразумение и ничего больше, – проговорила я в безуспешной попытке его успокоить.
– Белла, я говорю тебе, что этот человек имеет на тебя виды, – прошипел он.
– Виды? – я улыбнулась.
– Не смейся, – продолжал Эдвард. – И не пытайся оправдать его. Это… действительно шокирует. Тебе всего лишь восемнадцать, а он… старик.
Я поперхнулась смехом. Если б он только знал.
– Доктор Каллен не так уж и стар, – возразила я, пока мы приближались к входной двери, – И я не хочу продолжать этот разговор, Эдвард.

Мы вышли наружу, и я повернулась к нему.
– Нет ничего неприличного между доктором Калленом и мной, и никогда не будет, – твердо заверила я. – Все в порядке?
Эдвард отвернулся, упрямо стиснув зубы, и взъерошил свои волосы.
– Все в порядке? – повторила я, прикасаясь рукой к его щеке и заставляя взглянуть на меня.
Уголок его губ с одной стороны чуть приподнялся, и Эдвард кивнул.
– Все в порядке, – согласился он, наклоняясь ко мне, чтобы осторожно поцеловать в щеку. –Увидимся завтра, – пообещал молодой человек, прежде чем развернулся и побрел вниз по улице.

Я вздохнула.
Еще один поцелуй в щеку – ничто для того, чтобы усмирить мою все более возрастающую страсть к Эдварду.
Карлайл ожидал меня в кабинете, дабы засыпать вопросами, на которые я не хотела отвечать. И, вдобавок ко всему, я все еще понятия не имела, как мне быть с месячными.
Черт. Меня. Побери.

**_**


Мое спасение – хотя бы временное – находилось в привычной рутине. Карлайла вызвали в отделение оперативной хирургии, и ему пришлось отложить наш неизбежный неприятный разговор. Я же торчала в его кабинете, ожидая, когда он до меня доберется.

Больница имела родильное отделение, так что – Бога ради, – тут же должны быть все материалы для пациенток, используемые во время менструаций. Преисполненная надежды, я направилась к кладовой и быстро осмотрела все полки. Я была безумно счастлива, обнаружив коробку с надписью «Санитарные прокладки и пояса» в глубине на одной из полок. Со вздохом облегчения я открыла ее и осмотрела содержимое.

Разумеется, я не могла ничего взять без разрешения, так что покинула кладовую и разыскала сестру Пэтти в подвальном помещении. Отведя ее в сторону, я тихонько объяснила свою ситуацию, сказав, что все началось неожиданно и застало меня врасплох.
Она успокаивающе улыбнулась.
– О, просто возьми то, что нужно, Белла. Все дамы так делают, – сказала она. – Так гораздо проще. И когда сообщишь мне, чего и сколько ты использовала, я смогу подсчитать стоимость материалов, чтобы вычесть потом из твоей зарплаты. Больница это позволяет.

Успокоенная, я взяла недельный запас из коробки, затем отправилась в женский туалет, чтобы разобраться, как пользоваться эими устаревшими штуками. Я с сомнением рассмотрела [url–http://materinstvo.ru/skins/default/public/images/articles/s9609_1415719925_15.jpg]эластичный пояс[/url], а затем обернула его вокруг талии. Спереди и сзади на поясе болтались две пряжки, и я решила, что это для закрепления прокладок. Конечно, крепить замысловатую конструкцию сзади оказалось довольно неудобно. Вздыхая, я вновь сняла дурацкий пояс, прицепила прокладку и вернула его на место, глядя на все это в расстроенных чувствах[2].
Чудненько. Я была похожа на борца сумо.

Я задумалась, как бы смогла разбогатеть, если бы изобрела тампоны[3]. И вздохнула, быстро поняв, что это был бы не самый благородный способ использования моих знаний о будущем. Однако я оказалась уверена, что женщины всего мира со мной бы не согласились. Это я так, к слову. О! Затем я могла бы изобрести ибупрофен. И фены для волос. И утягивающее белье.

Вздыхая, я оделась, отбросив свои мечты о богатстве и современных удобствах, и снова отправилась в кабинет Карлайла.
К несчастью, я знала, что мне от него никуда не спрятаться. Я покорилась неизбежности и в ожидании его возвращения усердно работала в кабинете, рассортировывая истории болезни и убирая в лаборатории.
Ну, ладно, я работала не так уж и усердно... хорошо, я делала вид, что работаю, а сама грызла ногти, беспокоясь о том, что скажу Карлайлу.

В основном, у меня имелось три варианта на выбор. Я могла солгать – сказать ему, что на меня напали во сне или что–то в этом роде, и что я ничего не помню. К сожалению, лгунья из меня никакая, и Карлайл с его проницательностью видел меня насквозь. Я могла поведать всю правду, но не видела в этом случае способа не рассказать ему и об Эдварде. Я не могла… или пока еще не могла сделать этого.
Причина оказалась проста. Я могла признаться, что причина была в желании защитить Карлайла от избыточных знаний о будущем… знаний, которые потенциально могли изменить его судьбу и разрушить ее. Я не знала, каким образом, но понимала, что это было возможно. Эффект бабочки, помните? Даже совершая мелкие изменения, которые совсем не выглядели, как способные вызвать разрушительный эффект. Правда состояла в том, что я желала защитить Карлайла от всего этого. Но имелась еще более важная причина скрывать свой план по спасению Эдварда от Карлайла. Он мог меня остановить.

Я была на девяносто девять процентов уверена, что он бы этого не сделал. Я была на девяносто девять процентов уверена, что Карлайл понял бы мою ситуацию и мои доводы в пользу плана по спасению Эдварда. Я была на девяносто девять процентов уверена, что он увидел бы в моих поступках желание спасти жизнь, так что, он их поддержал бы. Но все еще оставался один процент неуверенности.

Этот один процент нашептывал мне в ухо, что Карлайл захочет сохранить Эдварда для себя… что Эдвард принадлежал ему и остальным Калленам… и что я играю в Бога, пытаясь изменить ход истории… изменить судьбу.

Я знала, что если Карлайл решит отнять у меня Эдварда, у него это получится. Я не смогу его остановить. Поэтому, хоть я и хотела рассказать Карлайлу все, да и сердцем чувствовала, что он, скорее всего, мне поможет, но послушалась этого одного процента.
Я не могла так рисковать.
Что приводило меня к единственному решению – рассказать ему правду, но так мало, как это только возможно… и надеяться, что этого окажется достаточно.

Когда Карлайл вернулся, то не промолвил ни слова. Он даже не взглянул на меня, а только обошел свой стол, держась от меня как можно дальше, сел, наклонившись вперед и опираясь локтями, и подпер руками подбородок.

Я замерла напротив него, тихо ожидая расспросов, но он молчал.
– Карлайл, – начала я, и он вздрогнул, словно только сейчас понял, что я была в комнате, а затем тяжело вздохнул.
– Белла, я пытаюсь в этом разобраться, но не могу, – тихо пробормотал он, и его глаза уперлись в мой шрам. Я торопливо прикрыла его другой рукой, чувствуя себя неудобно.
– Не знаю, что сказать, – призналась я медленно.
– Я знаю, что это такое, – изрек Карлайл, и его взгляд сфокусировался на моих руках. – Чего я не понимаю… как это могло произойти… и как ты… выжила.

Он хмуро посмотрел на меня, пребывая в полном замешательстве. Я отвела взгляд.
– Я слышала, что если кто–то укушен ядовитой змеей, то можно отсосать яд, – я чувствовала на себе его взгляд, но не смотрела ему в лицо. – Если действовать достаточно быстро, то можно спасти человеку жизнь, правильно?
Я говорила так, словно просто делилась с ним интересной информацией, чем–то, что я прочитала в газете или услышала от друзей. В конце–концов, я повернулась, встречаясь с его пристальным взглядом.
– Да, – наконец, произнес Карлайл.
Больше я ничего не добавила, а лишь пожала плечами и опустила взгляд, поглаживая свой шрам.
– Кто это сделал? – поинтересовался Карлайл.
Я не знала, спрашивал ли он меня о том, кто укусил, или о том, кто спас меня, но это было не важно. Любой ответ приведет нас к Эдварду, так что, я сказала одну–единственную вещь, которую было возможно.

– Я не могу рассказать Вам, Карлайл.
Разочаровавшись, он закрыл руками лицо, а я продолжила:
– Я действительно хотела бы ответить на все Ваши вопросы, но я… просто не могу. Я прошу мне верить и не расспрашивать меня.

Может, потому что Карлайл знал толк в секретах... о том, как хранить тайну своей сущности... о разнице между тем, чтобы солгать, и тем, чтобы не сказать правду, но когда его янтарные глаза остановились на мне, я узрела мгновение, когда он решил, что будет мне верить. Карлайл просто кивнул, и слабая улыбка приподняла краешки его рта.
И он не стал задавать вопросов.

**_**


В течение следующих нескольких дней Карлайл и я вернулись к нашей беспечной дружбе, напряжение в значительной мере было забыто. Как–то раз я поймала его за разглядыванием моего запястья с выражением недоумения и беспокойства на лице, но когда он заметил, что я наблюдаю за ним, то лишь улыбнулся и вернулся вновь к своей работе. Мы много говорили о назревающем марше суфражисток, и Карлайл оказался неожиданно хорошо осведомлен об этом предмете.

Ну, может быть, это и не было таким уж неожиданным после всего. Карлайл оказался весьма неплохо осведомлен о многих вещах. Думаю, что сие причиной стал двухсотлетний возраст и отсутствие сна.
– Некоторые штаты внесли поправки в избирательное законодательство, хотя бы в некоторой степени, – поведал он мне. – Иллинойс стал одним из первых. Однако, впереди еще долгий путь до того момента, когда женщины получат на деле равное представительство на выборах. Единственная вещь, которая может гарантировать это в рамках государства – поправка к Конституции.
– Это случится, – сказала я уверенно.
Карлайл пожал плечами.
– Возможно, но я думаю, что это потребует времени. Президент Вильсон заявил о поддержке, и Белый дом одобрил поправку в январе, но Сенат не станет обсуждать ее до октября… а выборы на носу… нет никакой возможности предсказать, что случится.
– Так вот, почему Элинор сказала, что этот марш так важен, – заметила я. – Множество групп суфражисток из–за войны готовы временно отступить, но этот срок является решающим. Мы не можем перестать давить на сенаторов, если поправка может быть принята.

Это было здорово – иметь возможность обсуждать такие вещи с Карлайлом, потому что Эдвард был совершенно не в восторге от суфражистской темы. Он пошел на некоторые уступки, наконец, согласившись с тем, что все женщины должны быть допущены к голосованию. Однако, он не верил в то, что конституционная поправка была необходима или разумна. И он все еще очень беспокоился из–за моей поездки в Спрингфилд.
– Все может выйти из–под контроля. Я хочу, чтобы ты пообещала мне, что будешь держаться от этого как можно дальше, – убеждал меня Эдвард, провожая на работу вечером в среду.
Я постаралась сдержать желание закатить глаза и вместо этого попыталась его успокоить.
– Я обещаю, – ответила я торжественно, – Я буду осторожна.

Он язвительно ухмыльнулся.
– Это ты сейчас так говоришь, но я уже видел это выражение в твоих глазах. Ты станешь первой, кто кинется в самый центр схватки.
Я хмыкнула.
– Я клянусь, Эдвард. Никаких драк.
Его губы дрогнули в улыбке, и я толкнула его локтем. Он улыбнулся, когда мы приблизились к дверям больницы и повернулся ко мне.

– Никаких драк, – улыбнулся он, наклоняясь ко мне, чтобы поцеловать в щеку.
]Снова.
Я вздохнула, когда он пробежал пальцами по моей щеке.
– Я просто беспокоюсь за тебя, – прошептал Эдвард.
– Я знаю.
– Увидимся завтра, – он поцеловал меня в макушку. – Доброй ночи тебе.

Я вошла в двери, закрыла глаза, прислонившись к стене, и легонько ударилась об нее головой.
– Белла, ты в порядке? – я открыла глаза и увидела сестру Пэтти, наблюдающую за мной из–за регистрационной стойки.
Да уж. Всего–то сексуально неудовлетворена и нуждаюсь в большой дозе любви Эдварда.
– Все хорошо, – я вновь вздохнула, направляясь вверх по лестнице в кабинет Карлайла, чтобы приняться за работу.

**_**


В четверг вечером я распахнула дверь, чтобы обнаружить там запыхавшегося Эдварда. Его рубашка выбилась наружу, а пуговицы и вовсе оказались застегнуты неправильно. Его волосы торчали дыбом, а по лбу стекали капельки пота. На деле же, все, на что я обратила внимание, это на то, что Эдвард был потный и разгоряченный… весь.
Господи! Он меня погубить хочет!
– Все в порядке? – спросила я, мой голос надломился, потому что пересохло горло.
Эдвард кивнул, восстанавливая дыхание, и попытался пригладить влажные волосы.
– Тренировка продолжалась дольше, чем обычно, – пояснил он. – Наш тренер хотел убедиться, что мы готовы к встрече на этой неделе. Прости. У меня не было времени на то, чтобы привести себя в порядок, но я не хотел упустить возможности увидеться до того, как ты уедешь.

Его воротник загнулся, забившись под рубашку с одной стороны, и я, не раздумывая, потянулась, чтобы поправить его. Мои пальцы дрогнули, касаясь его влажной кожи.
Когда это я успела превратиться в зацикленную на поте фетишистку?
– Я рада, что ты это сделал, – произнесла я, стараясь смотреть ему в глаза, а не на тело, и мягко добавила, – Я буду скучать по тебе в эти выходные.
Эдвард покраснел, но на его лице расцвела улыбка.
– Я тоже буду скучать.

Я собрала свои вещи, и мы начали спускаться по лестнице. Я услышала скрежет, исходивший от его обуви. Эдвард пожал плечами.
– У меня не было времени переобуть свою тренировочную обувь с шиповкой, – смущенно пробормотал он, – Я лишь накинул на себя обычную одежду так быстро, как только мог.
Я хихикала, пока мы шли по тротуару, но смех замер у меня на губах, когда Эдвард лениво потянулся, и его рубашка слегка задралась, обнажив серебристую полоску мускулистого торса.
Потный. Мускулистый. Живот Эдварда.
Есть Бог на небесах.


– Я бы хотела посмотреть как–нибудь ваши соревнования, – бросила я, пока мои глаза все еще блуждали по животу Эдварда, хотя он опустил руки, и сейчас все было закрыто рубашкой.
– Правда? – он улыбнулся, явно обрадованный этой идеей.
Потный Эдвард? Бегущий? В шортах? О, да, пожалуйста!
– Может, в следующие выходные? – он что–то еще сказал, но я пропустила это мимо ушей, отвлекшись.
– Что? – переспросила я.
– У меня будут соревнования дома в следующий уикенд, – повторил он, – Может быть, ты смогла бы посетить их…
– О, да... Это было бы великолепно, – согласилась я, все еще ощущая тепло и что–то вроде покалывания от мыслей об Эдварде в шортах.

Он, казалось, не заметил своего влияния на меня, потому что продолжал говорить, рассказывая о его ближайших состязаниях в Элгине.
– Арт Де Мерт сломал руку, поэтому не сможет участвовать на этой неделе, – сказал юноша. – Он у нас лучший по прыжкам в высоту и с шестом, так что, я должен буду принять участие в обоих этих соревнованиях, помимо бега.

Великолепно. Теперь я имела в голове картинку Эдварда, бегущего – как в замедленной съемке, разумеется – с длинным шестом в руках. Он втыкает конец шеста в землю, взлетает вверх и перелетает через перекладину. Мускулы сжались, когда он оттолкнулся ногами, приземляясь на спину на толстые маты с другой стороны. Внезапно я оказалась на нем, утопившая нас обоих в мягкости матраса. Я запустила руку под его влажную от пота майку, облизывая проступившие шейные сухожилия.

– Белла? – прервал мои фантазии Эдвард, – Ты в порядке? Ты немного покраснела.
Нда. Даже совсем не немного. Моя кожа горела, а бедра свело судорогой от яркости образов. Я не могла больше это терпеть. Эдвард так меня завел, всего лишь заставляя фантазировать, словно это я была мальчишкой–подростком. Таким же мальчишкой–подростком, как он сам, притом, что он–то казался вполне удовлетворенным нашими невинными отношениями. Что с нами не так?

Это же мальчишки должны быть теми, кто постоянно пытается забраться девочкам под юбку?! Это они должны вести себя, как возбужденные, помешанные на сексе маньяки.
Так почему же я была единственной, кто, по видимому, тут этим страдает?
– Я в порядке, – тихо ответила я, поглядывая искоса на Эдварда.
Он тихонько насвистывал, засунув руки в карманы. Совершенно спокойный и расслабленный.

И все, о чем могла думать я – это о том, как засунуть ему свой язык в самое горло.
Серьезно, это было все, о чем я думала… и это начинало меня раздражать.
Мое подсознание топало ногами и указывало на часы. Ну, что ж, пришло время двигаться вперед.
– Эдвард, – сказала я, останавливаясь где–то в квартале от больницы и поворачиваясь к нему лицом. – Почему ты не хочешь прикасаться ко мне?

Я подняла голову, чтобы встретиться с ним глазами, а он в смущении завертел головой, оглядываясь.
– Что ты имеешь в виду? Я постоянно дотрагиваюсь до тебя.
Ну, ладно. Притворяйся и дальше невинной овечкой. Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю.
– Ты держишь меня за руку. Ты целуешь меня в щеку, – решила я объясниться и быстро добавила: – Не то, чтобы в этом было что–то плохое. Все это действительно хорошо.
Я шагнула ближе к нему, подняв руку и проводя ею по его груди сверху вниз. Эдвард замер, его глаза сильно потемнели, прежде чем он моргнул дважды и схватил мое запястье.

– Белла, что ты делаешь? Мы же посреди улицы, – выговорил он мне сдавленным голосом.

Я отняла у Эдварда свою руку и отошла на несколько шагов прочь, прежде чем повернуть назад и снова подойти к нему. Эдвард покраснел и ссутулился, его руки вновь застряли у него в карманах. Он старался не встречаться со мной глазами, поэтому я спокойно подождала, пока он наконец не взглянет на меня.
– Эдвард, – сказала я резко. – Я просто не понимаю этого. После дня рождения Саманты…
– Это была ошибка, – прервал он меня, пока его глаза сверлили землю, а лицо покраснело еще сильнее, – Я сказал тебе, что сожалею об этом.
– А я тебе ответила, – начала я, воздев руки к небу, – Что там не о чем было сожалеть.

Эдвард быстро окинул улицу взглядом, затем схватил мою руку и потянул в темную подворотню.
– Мы действительно должны это обсуждать? – спросил он.
– Я думаю, это прекрасное время для дискуссии, – ответила я сварливо. – Ты не хочешь меня целовать?
Эдвард в расстройстве схватился за голову.
– Белла…
– Один простой вопрос, Эдвард. Хочешь ты или не хочешь меня целовать?
– Конечно, я хочу тебя целовать, – прошипел он громко, надвигаясь на меня. – Но то, что случилось в тот день, было неправильным. Я воспользовался ситуацией.
Он умоляюще заглянул в мои глаза.
– Я стараюсь вести себя с тобой подобающим образом. Я стараюсь вести себя уважительно.
Ладно. Сейчас или никогда. Я внутренне сжалась, собравшись с духом, и, подняв руку, обняла Эдварда за шею, нежно пропуская между пальцами его влажные пряди.
– Может, я не хочу быть уважаемой тобою до такой степени, – пробормотала я, облизнув губы и подавшись ему навстречу.
– Белла, – начал Эдвард, весьма встревоженный, но не отшатнулся. – Я не думаю, что это хорошая идея.
– Это хорошая идея, – шепнула я, прежде чем мои губы нежно прижались к его губам.

Я медленно отступила назад, но он опустил свои руки, плотно сжав мою талию, и наклонился, чтобы поцеловать меня еще раз. Его пальцы мягко скользили по моим бедрам, и я обхватила руками его шею, пока он крепко прижимался к моим губам. И тут вся индуцированная потными фантазиями сексуальная неудовлетворенность последних недель вырвалась наружу, и я полностью в ней потерялась.

Я ухватила Эдварда за волосы, наклоняя его голову к себе, толкнула к стене и практически запрыгнула на него. Потребовалось мгновение, дабы я обнаружила, что он застыл в полнейшем шоке. Парень дотянулся до моих рук, мягко оторвал их от своей шеи и осторожно прижал к моим бокам, пока я тяжело дышала. Конечно, когда мои мозги включились, я испытала ужас. Я отскочила назад к противоположной стене.
– Я так сожалею, – пробормотала я, заливаясь краской, – Я не знаю, что со мной… я должна идти.

Но когда я повернулась, чтобы унести ноги, Эдвард схватил меня за руку и развернул лицом к себе.
– Белла, – тихо позвал он, но я не могла взглянуть на него.
Да что со мной не так?
– Белла, – повторил он, и я наконец встретилась с его мягким взглядом.
– Это не потому, что я… не хочу этого, – объяснил он, и его щеки слабо порозовели. – Я просто не хочу поступить с тобой неуважительно и...
Он запнулся, отводя глаза и в затруднении потирая ладонью шею
– И?.. – подсказала я.

Его взгляд встретился на мгновение с моим, прежде чем опустился вниз.
– И, – продолжил он, скребнув шипованными подошвами по тротуару. – Если я не буду с тобой осторожен... очень осторожен… боюсь, что потеряю… самоконтроль.
Он быстро взглянул на меня и пожал плечами.
– Просто… ты мне очень нравишься, Белла. Больше, чем можешь себе представить… и я не хочу все испортить.

Господи, он такой милашка! Я забывала порой, что ему всего шестнадцать… и что он такой же неопытный и неуверенный в себе, как и я сама. (П/П: кто–нибудь заметил за Беллой избыток смущения и неуверенности?)
– Эдвард, ты ничего не разрушаешь, – заверила я его, переплетая наши пальцы, и, глядя на соединенные руки, добавила: – Ты тоже мне очень нравишься… больше, чем можешь себе представить.

Эдвард потянулся, чтобы погладить меня по щеке, поворачивая мое лицо к себе. Он наклонился, замерев над моими губами на мгновение, и его теплое дыхание овеяло лицо. Наконец, он нежно поцеловал меня.
– Тебе надо на работу, – сказал он, прежде чем еще раз подарить поцелуй.
Я кивнула, не дыша, будучи ослепленная им.
– Ладно… да… Я, пожалуй, пойду… – пробормотала я, спотыкаясь на каждом шагу и натыкаясь на стены.
– Ты в порядке? – засмеялся Эдвард.
Я оглянулась на него, сузив глаза.
– Я в порядке.

Он улыбнулся и поднялся на ступеньку рядом со мной.
– Где ты остановишься в Спрингфилде? – спросил он .
– Эээ… – я попыталась вспомнить название, которое мне давала Элинор. – В отеле «Лиланд». У Элинор там номер на двоих.
Его челюсти сжались при упоминании Элинор, но Эдвард на это ничего не сказал.
– Хорошо, – промолвил он нерешительно, когда я повернулась к нему, чтобы попрощаться. – Я тебе говорил о том, что мог бы, возможно, приехать к тебе на вокзал в воскресенье?
Я улыбнулась ему.
– Это было бы очень хорошо, – промолвила я, и он ответил мне сиянием глаз и улыбкой. – Но я не знаю, когда мы вернемся, – добавила я, – Я должна буду спросить у Элинор.

Эдвард задумчиво потер за ухом, привлекая мое внимание к линии своих скул и подбородка, и к светлой полоске шеи над воротником. Я действительно не способна себя контролировать.
– Возможно, я мог бы… позвонить тебе… в отель? – предложил Эдвард, нервно подернув плечами. – Я мог бы позвонить в субботу вечером после марша. И тогда ты бы сказала время возвращения.
– Звучит великолепно, – сказала я, – Поговорим в субботу.
– Отлично, – его глаза остановились на моих приоткрытых губах, и он медленно наклонился, проводя большим пальцем по моей щеке.

В этот момент молодая семья вышла из дверей больницы. Двое мальчиков выбежали, толкаясь, пока их мать тянулась, чтобы поймать непосед за руки. Эдвард немедленно выпрямился, и его рука опустилась вдоль тела. Затем его взгляд наткнулся на что–то внутри вестибюля, прежде чем дверь закрылась, а глаза юноши потемнели. Эдвард наклонился и быстро поцеловал меня в губы, придерживая дверь открытой, чтобы дать мне войти.
–Спокойной ночи, – произнес Эдвард с какой–то особенной интонацией в голосе, прежде чем бросил еще один взгляд поверх моей головы. – Я позвоню тебе в субботу.

Он развернулся, чтобы уйти, и я в смущении замерла на миг напротив освещенного проема двери, прежде чем опомнилась и окликнула его:
– Удачи тебе на соревнованиях!

Эдвард обернулся с улыбкой, маша мне рукой на ходу, пока шагал прочь, а его ботинки громко скрипели по тротуару. Усмехаясь, я повернулась, чтобы войти внутрь, и удивилась, обнаружив, что из–за регистрационной стойки за мной наблюдает Карлайл.

Он быстро сделал вид, будто поглощен историей болезни, которую держал в руках, и я поняла, что именно послужило причиной весьма собственнического поцелуя Эдварда. Я не могла определить, должна ли раздражаться из–за этого представления или же радоваться.
– Добрый вечер, Белла, – произнес Карлайл, не поднимая головы от бумаг.
Сестра Пэтти находилась рядом, поэтому я не могла при ней уличить Карлайла в подслушивании, даже если была в этом совершенно уверена.
– Здравствуйте, доктор Каллен… Пэтти, – поздоровалась я вместо этого, – Как у нас обстоят дела сегодня?
– Тихо, – ответила Пэтти, – И это означает, что у тебя имеется достаточно времени рассказать мне о том молодом джентльмене, который был с тобой.

Она улыбнулась, приблизившись ко мне и перегибаясь через стойку.
– Он красавчик, не так ли?
Карлайл многозначительно кашлянул.
– Я совершенно уверен, что это разговор не для приемной, дамы, – проговорил он с упреком, все еще внимательно разглядывая историю болезни и переворачивая в ней страницу.

Мы вдвоем с Пэтти окинули взглядом пустой приемный покой и обменялись недоуменными взглядами.
– Хорошо, – сказала я, закатив глаза на Пэтти, которая сочувственно улыбнулась. – Полагаю, мне надо приступить к работе.
– Поговорим позже, – заговорщицки предложила она, и Карлайл захлопнул папку так, что заставил ее подскочить на месте.
– Мы будем в моем кабинете, – коротко бросил он ей, прежде чем повернуться, чтобы уйти вместе со мной через коридор к лестнице.

– Карлайл, что–то не так? – спросила я неуверенно.
– Не так? – повторил он, не поворачивая головы. – Нет, конечно, нет. Почему что–то должно быть не так?
– Не могу себе представить, – язвительно ответила я. – Очевидно, я промазала.
– Промазала? – повернулся он с удивлением ко мне, при этом поднимаясь по лестнице.
– Ну, Вы знаете… это как в бейсболе, – пояснила я, злясь, что он пытается увести нас от темы разговора. – Промазать, ошибиться.

Все, что я услышала в ответ, было «А», пока мы двигались по коридору к его кабинету. Карлайл обошел вокруг письменного стола, бросив на него папку, затем повернулся к своему лабораторному столу. Он бесцельно перетряхнул несколько контейнеров, прежде чем вернулся на прежнее место.
Ага, ничего не произошло. Как же!
– Карлайл, – прервала я наше молчание, – Вы собираетесь сказать мне, в чем дело, или так и будете метаться по комнате всю ночь?

Он вздохнул, опускаясь на свой стул.
– Я пытаюсь решить, как сказать тебе то, что я должен сказать, без того, чтобы тебя обидеть или расстроить, – наконец выдавил он.
Я уселась напротив него.
– Просто скажите это.
Он наклонился вперед, опустив руки на поверхность стола.
– Я… беспокоюсь из–за тебя… и Эдварда, – изрек он, не встречаясь со мной взглядом.
Я скрестила руки на груди.
– О чем именно Вы беспокоитесь? – поинтересовалась я, готовясь возражать ему.

Карлайл внезапно очень заинтересовался пятнышком на пресс–папье.
– Я только хочу быть уверен, что он относится к тебе должным образом… с уважением, – проговорил Карлайл. – Но я не мог не заметить его весьма агрессивные выходки.
– Вы имеете в виду, что видели, как он поцеловал меня?
– Да.

Часть меня хотела объяснить Карлайлу, что это не его чертово дело – исподтишка шпионить за мной и вмешиваться, но я знала, что он просто заботился обо мне. Эдвард и его отец, оба ясно дали мне понять, что в эти времена репутация женщины должна была бережно охраняться. Очевидно, это было единственным, в чем они с Карлайлом оказались согласны. Я расцепила скрещенные руки, оперлась локтями на подлокотники своего стула и подперла подбородок рукой.

– Я ценю Вашу заботу, Карлайл, но тут совершенно не о чем беспокоиться. Эдвард – абсолютный джентльмен.
– А мне так не показалось, – возразил он, скривившись, а затем резко отвернулся. – Тебе следует быть осторожной, Белла. Если ты заигрываешь с таким парнем, как Эдвард, невозможно предугадать, какие непристойности могут случиться.

Так я поняла, что Карлайл слышал все. Вначале я взбесилась… но это быстро сменилось чувством унижения, когда я поняла, что он слышал, как я набросилась на Эдварда. Я могла ощущать, как пылают мои щеки, когда коротко ответила ему:
– Ничего непристойного не происходит, Карлайл. И я буду очень благодарна, если Вы воздержитесь от подслушивания моих частных разговоров.

К его чести, Карлайл выглядел смущенным.
– Прошу прощения, Белла. Я только… не доверяю этому мальчику, – сказал он.
– Ну, Вы можете доверять мне, – парировала я. – Я знаю, что делаю.
По крайней мере, я надеялась, что знаю, что делаю. Мои сомнения, должно быть, отразились на лице, потому что Карлайл внимательно всматривался в меня.
– Белла, – медленно произнес он. – Ты можешь думать, что все держишь под контролем. Но есть одна вещь, которую я знаю, и это мальчишки–подростки… и поверь мне, большинство из них хотят только одного.

Я опустила голову, не будучи способной посмотреть Карлайлу в глаза, потому что боялась, что в них он прочтет истину. А истина состояла в том, что я надеялась, он был прав в сказанном.

Примечания переводчика:
[1] Мидол – он же аспирин. В США применяется для облегчения болей во время месячного цикла.
[2] Одноразовые прокладки появились в 20–х годах, но для их ношения длительное время (вплоть до70–х годов ХХ века) требовались специальные резиновые менструальные пояса. Вот как описывают конструкцию этого изделия: «Пояс из эластика, носившийся на талии, от которого вниз спереди и сзади спускались две лямки, заканчивавшиеся металлическими зажимами (наподобие зажимов для занавесок). К этим зажимам крепилась прокладка, пропускавшаяся между ногами. Сами прокладки были весьма длинными и толстыми, как правило прямоугольной формы, и прикрывали всю промежность. Поглотительная способность прокладок была достаточно низкой, поэтому иногда к поясу крепили сразу две прокладки». Дополнительно можно прочитать по теме тут.
[3] Тампоны. Как известно, тампон изобрел врач Эрл Хаас в 1930 г. Но это не был «современный тампон». Тот представлял из себя кусок ваты, обернутый (обшитый) марлей, и все. Никаких современных наворотов там не было. Широкое производство изделий началось, только начиная с 1950–х годов, когда компания Johnson&Johnson стала продвигать свою торговую марку «O.B.». Современную форму тампон приобрел примерно к 70–м годам ХХ века. Кстати, в 70–х в усилиях по его улучшению принимал участие и его создатель – доктор Хаас (умер в 1981 году). Эти новые разработки были не всегда безопасны – в 1980–х годах были зафиксированы многочисленные заболевания и даже смерти женщин от применения новой марки суперабсорбирующего тампона.


Автор: tkegl
Переводчик: Ochiro
Бета: LanaLuna11
Почтовый голубь: Nicole__R


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/112-16853-7
Категория: Наши переводы | Добавил: Ochiro (17.07.2016) | Автор: Перевела Ochiro
Просмотров: 1027 | Комментарии: 29


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 29
0
29 Svetlana♥Z   (04.09.2016 02:25)
Вот оно подлинное лицо мужчины! Значит Эдвард в 17 лет для Карлайла мальчишка, а девушка в 18 - взрослая женщина. Ну где справедливость? biggrin wink Но изюминка ситуации в том, что Карлайл обладая вампирским слухом во всём обвинил Эдвада! biggrin biggrin biggrin Даже в 200 лет мужчины такие наивные! tongue happy wink

+2
14 prokofieva   (24.07.2016 19:32)
Интересно , какие контрацептивы были в восемнадцатом году ? Если Белла сможет забеременеть , ребенок родится в прошлом , или в будущем ? Ужас , что в голову приходит . Спасибо за , чудесный перевод .

0
28 LanaLuna11   (31.07.2016 21:09)
Да уж, заморченный ответ какой-то получается biggrin

+1
13 pola_gre   (21.07.2016 23:44)
Белле с трудом удалось соблазнить вампира Эдварда, и то в обмен на замужество.
Интересно даже, сможет ли соблазнить человека Эдварда, который тоже боится потерять самоконтроль biggrin biggrin biggrin

Удачно, что Белла работает в больнице, для решения своей женской "проблемы" . Я уж думала, она к Карлайлу обратится, все-таки врач wink

Спасибо за главу!

0
27 LanaLuna11   (31.07.2016 21:08)
И Эдди бедный. Там соблазнить не удалось, так может тут прокатит tongue

+2
12 kotЯ   (20.07.2016 23:20)
Ах Белла-та ещё скромница. Не за неё нужно Карлайлу волноваться, а за честь бедного мальчика.
Кстати если Эду 16, а Белле 19, у них там нет закона по растлению несовершеннолетнего?

0
26 LanaLuna11   (31.07.2016 21:08)
biggrin Вот ты спросила

+2
11 Alin@   (20.07.2016 13:03)
Белла стремится к тому, чтобы быть еще более счастливой, Эдвард - это и есть образец для этого. Карлайл настолько привязался к ней и полюбил.

0
25 LanaLuna11   (31.07.2016 21:07)
Запутается она бедняжка cry

+2
10 MissElen   (18.07.2016 21:26)
Все эти доводы об "эффекте бабочки", когда дело касается объяснения с Карлайлом шиты белыми нитками, на самом деле это хитрость автора чтобы создать в истории пресловутый "треугольник", так сказать, для обострения сюжета dry

0
24 LanaLuna11   (31.07.2016 21:07)
biggrin biggrin Ты такая добрая.

+2
9 Launisch   (18.07.2016 18:59)
Что бы Белла не говорила, но какие-то чувства Карлайл к ней испытывает, что не удивительно, ведь только с ней он может быть самим собой. Эдварда тоже можно понять, ему и о репутации Беллы нужно заботиться, но и территорию свою пометить, чтоб другие не засматривались на его даму.
А у Беллы все больше поводов для раздвоения личности: ей и хочется соблазнить Эдварда, и колется, ведь в начале ХХ века вели себя скромнее. А уж про то, чтобы спасти Эдварда от испанки, но не повлиять на будущее Калленов и вовсе можно не упоминать.

0
23 LanaLuna11   (31.07.2016 21:07)
Согласна. Карлайл к ней уже что-то испытывает wink

+1
8 Tusya_Natusya   (18.07.2016 17:37)
Белла, Белла... Какие непристойные фантазии и мысли крутятся в твоей голове wink
Спасибо за новую главу)

0
22 LanaLuna11   (31.07.2016 21:06)
biggrin biggrin Даа, девочка хулиганит wink

+3
7 Korsak   (18.07.2016 17:31)
Похоже,что и сам Карлайл не равнодушен к Белле))
Жаль конечно,что Белла боится эффекта"бабочки",,мне кажется,что я не подумала бы про это и все рассказала Карлайлу!
Спасибо за чудесный перевод!

0
21 LanaLuna11   (31.07.2016 21:06)
На самом деле, лучше подумать, а вдруг что sad

+1
6 Маш7386   (18.07.2016 13:27)
Большое спасибо за замечательный перевод!

0
20 LanaLuna11   (31.07.2016 21:05)
Пожалуйста smile

+2
5 Al_Luck   (18.07.2016 01:45)
Не могу понять, почему она никак все не расскажет Карлайлу. А тем и Эдвард, и Карлайл настроены против друг друга. Ох, боюсь, что Белла заигралась. Очень хочется главу от Эдварда.

0
19 LanaLuna11   (31.07.2016 21:05)
Боюсь, Белла и заигралась и запуталась. dry

+1
4 Alice_Ad   (17.07.2016 22:57)
Спасибо за главу!

0
18 LanaLuna11   (31.07.2016 21:05)
На здоровье wink

+1
3 odilia5241   (17.07.2016 22:42)
Очень классно!

0
17 LanaLuna11   (31.07.2016 21:05)
Рада слышать happy

+1
2 Ol14ga   (17.07.2016 20:05)
Спасибо за главу.

0
16 LanaLuna11   (31.07.2016 21:04)
Пожалуйста wink

+1
1 galina_rouz   (17.07.2016 19:39)

0
15 LanaLuna11   (31.07.2016 21:04)
Пожалуйста smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]