Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2574]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4842]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15142]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14347]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8976]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4353]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за сентябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Она того стоит
Отчаяние и одиночество привели Беллу Свон в самую высокую точку Форкса – на крышу водонапорной башни. Городская пожарная команда отправляет к ней новичка Эдварда, чтобы уговорить не спрыгивать.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Четверть века спустя...
Четверть века спустя их жизни вновь пересеклись...



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 10010
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Ты - моё лето. Глава 16. Лето, когда мой отец пытался продать пристань. Часть 2

2019-10-21
16
0
– Белла, можешь сделать мне одно одолжение?

Я прижимаюсь к его шее, губами касаясь его кожи.

– Не ходи больше ни на какие свидания, хорошо?

– Ты хочешь предложить мне устойчивые отношения? – дразню я.

Эдвард поворачивает голову, чтобы поймать мои губы, и я чувствую покалывание во всём теле.

– Да, именно этого я и прошу, – говорит он.

– Ты хочешь отдать мне все права на себя? Ты хочешь, чтобы я стала твоей девушкой? – спрашиваю я.

И Эдвард улыбается.

– Ты всегда была моей девушкой, просто ты не знала этого.

Такая дерзкая задница.

– Я не могу ни опровергнуть, ни подтвердить эти слова, – возмущаюсь я, и он снова целует меня в губы.

– Я больше не хочу ни с кем тебя делить. Белла, ты будешь только моей? – дразнит он, но я прекрасно знаю, что он имеет в виду.

– Только, если ты будешь моим, – шепчу я.

И его лицо приобретает серьёзное выражение.

– Договорились, – шепчет он.

И до первых утренних лучей солнца мы дарим друг другу поцелуи, ласки, болтаем обо всём и просто наслаждаемся. Я ужасно хочу спать, но для меня это не имеет никакого значения. Мне необходимо собрать свои вещи и покинуть его.

Эдвард едет вместе с нами в аэропорт и провожает меня до стеклянных ворот выхода на посадку вместе с Эмметом, Роуз и Ванессой. Мы ждём пока объявят посадку на мой рейс, слёзы медленно текут по моим щекам. Эдвард кладёт руку мне на плечи, чуть сжимая, а Ванесса всё не может определиться, у кого она хочет сидеть на коленках, чередуя меня и Эммета. Объявляют посадку, и я целую свою племянницу, крепко сжимая её в объятиях, а мой брат обнимает нас обоих.

– Пока, сестричка, – произносит он и долгое время не выпускает меня из объятий.

Роуз целует меня в щеку и тоже крепко обнимает. Эдвард приподнимает меня над полом и дарит страстный поцелуй в губы. Поцелуй наполнен грустью и отчаянием, и всю дорогу до дома я буду помнить этот поцелуй.

– Я люблю тебя, – шепчет он мне на ухо.

Я позволяю себе немного поплакать на его плече, прежде чем отстраниться и пойти к самолету. Идиотская песня о расставании не выходит у меня из головы, пока я иду и изо всех сил сдерживаю себя, чтобы не оглянуться даже раз, потому что боюсь, что не найду в себе силы оставить его ещё раз. Сегодня ухожу я.


– Да, это – суперские новости! – говорю я в трубку, стараясь не кричать и не прыгать на месте.

Дыши, Белла. Боже.

– Я знаю, это не совсем то, на что ты рассчитывала, но я, всё же, надеюсь, что это – первый шаг к тому, чего ты хочешь. Это – отличный старт, и ты очень талантлива. Тебе просто необходимо иметь немного опыта за плечами.

Райли Бирс – мой агент, которого нашёл Дженкс, и до этого момента я думала, что основной его работой было пить из меня кровь. Но сегодня? Сегодня я люблю его до кончиков волос, так как Райли сказал мне, что мои фотографии будут опубликованы в книге. Конечно, не в той, что я хотела, но довольно близко к этому.

– Это просто великолепно. Я так рада, – говорю я, и не могу дождаться, когда он закончит разговор, чтобы положить трубку, и побежать в офис, рассказать об этом Леа и папе.

Боже мой, я вся дрожу.

Райли говорит мне ещё о чём-то, и, скорей всего, мне стоит прислушаться. Ноя не могу сосредоточиться. Я записываю на листочке дату и время встречи с ним, чтобы обсудить все детали, и потом я вешаю трубку. На улице уже ужасно жарко, хотя ещё только апрель. И можно уже с полной уверенностью сказать, что лето будет знойным.

Со всех ног я бегу в офис, паря над дорогой. Я, буквально, влетаю в прохладный офис; отец водит компьютерной мышкой по столу, и они с Леа погружены в какой-то важный разговор. Но, когда я захожу, они поднимают головы.

– Привет Беллз, – произносит он, подходя ко мне, и целуя меня в щёку.

– Мм, мне только что звонил Райли, – говорю я, усы моего отца подёргиваются. – Они хотят опубликовать мои фотографии в путеводителе по Лас-Вегасу.

– Разве это не здорово? – восклицает Леа.

– Правда, это не совсем то, что я хотела, но это – начало большого пути, так ведь? Я хочу сказать, что восемь месяцев занималась съёмками для журнала и уже устала от вечных фото дохлых рыб и лодочных моторов.
Леа улыбается.

– Здорово, мне кажется, что это великолепно, – говорит мой отец, и его голос дрожит. – Я горжусь тобой, солнышко.

Я улыбаюсь, и огонёк в глазах отца заставляет и меня гордится собой.

– Они выбрали только пейзажи. Никаких людей, никаких лиц, – произношу я немного расстроено.

Эдвард будет разочарован. Когда я звонила ему и говорила, что отправила копию нашей книги в издательство, он был очень взволнован, но когда я сейчас звоню ему, чтобы сообщить последние новости, он кричит от восторга.

– Вот видишь? А я говорил тебе! Я говорил, что ты – самый крутой фотограф, чувак.

– Ты только что назвал меня чуваком? – смеюсь я.

– Ну, хорошо, ты – самый крутой фотограф, моя леди с недостатком опыта.

– Возможно, ты и прав, не образец класса, – произношу я, и на другом конце линии –долгое молчание.

– Эм, у меня для тебя есть немного плохая новость. Отцу нужно будет продать наше место на пристани в связи с бракоразводным процессом.

– Что? – мой живот сжимается, и мне дурно.

– Этим летом мы ещё приедем, но это будет последний раз, когда мы будем полноправными хозяевами, а потом, в конце сезона, отец выставит его на продажу.

У меня нет слов. Мне всегда казалось само собой разумеющимся, что Каллены каждый год будут приезжать сюда. Это – словно конец целой эпохи. Всё, во что я верила, разрушено, и я не знаю, как на это реагировать. У нас отдыхают постоянные клиенты или как мы их называем «Ходячие кошельки», и это всё – словно круговорот: они приезжают в начале лета и уезжают с наступлением сезона дождей. Словно карусель. И каждый раз, когда приезжал Эдвард, можно было увидеть красивую лошадку, которая выделяется на фоне остальных. Но теперь всё уже не будет так, как прежде.

По пути на пристань Эдвард звонит мне на каждой остановке, сообщая, где он, и сколько ему осталось ехать, и я жду, когда он появится тут. Я сгораю от желания увидеть их, но и очень пережимаю, так как больше никогда не увижу их снова. Конечно, я понимаю, что всё это – глупости, и я в любой момент могу поехать в Сиэтл, и они могут приехать ко мне в гости, когда захотят. И мне приходится повторять себе это снова и снова, словно мантру. Они приедут. Они обязательно приедут на реку, потому что хотят увидеть меня, а не просто потому, что хотят хорошо провести отпуск, а я просто живу здесь. Мои мысли слишком запутаны, чтобы осознать всё сразу.

Блестящий серебристый мерседес следует за красным минивэном моего брата, они паркуются, и Ванесса выпрыгивает из машины и бежит ко мне в объятия. Она помнит меня! Эммет привёз своих двух больших собак, на их лапах надеты маленькие симпатичные ботиночки, которые должны защитить их от горячего гравия. И очень весело наблюдать за тем, как они пытаются ходить.
Эдвард терпеливо ждёт, пока я сжимаю свою племянницу в объятиях. Без каких-либо колебаний, не испытывая никакой неловкости, он тянет меня в свои объятия, прижимая к груди, и я рыдаю в его белоснежную рубашку. Он приехал, и я не могу сдерживать свои эмоции. Внутри меня беспорядочно смешались чувства облегчения и восторга.

– Что с тобой? В чём дело? – шепчет мне Эдвард на ухо, и я прячу лицо в его рубашку.

– Ничего. Я просто очень рада видеть тебя, – бормочу я.

И он целует меня в обе щеки и сильнее сжимает меня в объятиях.

Мы идём вниз, к нашим качелям, я сажусь, а он – нет.

– Что? – спрашиваю я.

Но он просто пожимает плечами и встаёт за мою спину. Хватает цепочку и тянет, и, прежде чем отпустить меня лететь по воздуху, он целует меня в щёку, позволяя мне поверить, что я взлечу очень высоко.

– Мой папа ищет партнёра. Он больше не может вести дела в одиночку и хочет продать долю. У него уже было несколько предложений, но он придирчив и требователен.

Скорость взлётов уменьшается, так как Эдвард перестаёт сильно меня раскачивать.

– Они хотели снести качели и поставить на их месте детскую площадку, и это, на самом деле, довольно смешно, ну кто захочет скатываться с горки, когда на улице сорок градусов жары? Хотя, если честно, это всё – лишь дело времени.

– Твой отец продаёт пристань? – спрашивает Эдвард, держа мои качели.

И я поворачиваю голову, чтобы поцеловать его в щеку, потому что я могу.

– Нет, он ищет партнёра. Он уже стар. И ему уже очень тяжело, но пристань – это всё, что он умеет делать. И это – единственное средство существования, и он не может просто взять и оставить её, ты же понимаешь?

Эдвард толкает качели, и я снова взлетаю в воздух.

– И что ты думаешь обо всём этом? – спрашивает он.

– С одной стороны, меня это очень сильно раздражает. Мне противно только от одной мысли, что кто-то другой будет хозяйничать на нашей земле, понимаешь? Я просто чувствую, что они захотят что-то изменить здесь, качели или магазин. А что, если они захотят уволить кого-нибудь из работников, что, если им не понравится Леа? Вдруг пристань изменится до неузнаваемости? Мне больно даже думать об этом. Все те люди, с которыми он встречался, даже не знают ничего о реке. Они совершенно не разбираются в том, чем хотят заниматься, но думают, что они прекрасно всё знают, потому что у них куча денег. Они – просто толстосумы, не более того.

– А что, если бы это был толстосум, которого ты знаешь? Мой отец, например? – спрашивает Эдвард.

Я хмурюсь.

– Эдвард, у твоего отца нет времени, чтобы заботиться о пристани. Только не пойми меня неправильно. Это было бы здорово, но нам нужен тот, кто будет проводить здесь всё время.

Мне бы очень хотелось, чтобы это был Эдвард, но я знаю, что у него очень много дел в Сиэтле. Он почти закончил учиться, но ему ещё нужно защитить свою диссертацию, а потом сдать выпускной экзамен. Он не обязан давать мне всё, что я хочу, даже не смотря на то, что он безумно любит меня, да он и не должен.

– Эдвард, у твоего отца нет времени, чтобы заботится о пристани. Только не пойми меня неправильно. Это было бы здорово, но нам нужен тот, кто будет проводить здесь всё время.

Мне бы очень хотелось, чтобы это был Эдвард, но я знаю, что у него очень много дел в Сиэтле. Он почти закончил учиться, но ему ещё нужно защитить свою диссертацию, а потом ещё сдать выпускной экзамен. Он не обязан давать мне всё, что я хочу, даже не смотря на то, что он безумно любит меня, да он и не должен.

– Это правда, у моего отца действительно нет времени. У него, и правда, очень много дел в Сиэтле, но он может открыть фонд, и вы можете брать оттуда деньги для того, чтобы нанимать людей, которым вы доверяете, для помощи на пристани.

– Папа хочет уйти в отставку. Ему необходим партнер, не такой, который просто будет давать денег, а тот, кто вместе с ним может заботиться о бизнесе.

– Мне хотелось быть им. Если бы у меня были деньги, я бы тут же купил часть пристани.

Эдвард ловит мои качели и целует меня в шею просто потому, что он может, и я улыбаюсь.

– Знаю, – говорю я.

И я верю ему.

На День Независимости мы снова едем в «Домашнюю бухту». Отец и Карлайл ведут разговоры о спорте и рыбалке, а мы в это время загораем на солнышке. Леа и Дженкс взяли с собой гидроцикл, и мы с Эдвардом решаем прокатиться на нём до плотины. Без споров я уступаю руль Эдварду, а сама прижимаюсь к нему сзади, положив голову на плечо, пока мы на всей скорости мчимся по воде. Эдвард любит скорость, и я просто крепче обнимаю его и закрываю глаза, когда холодные брызги воды попадают на мою разгорячённую кожу.

На обед мы едим бутерброды и наблюдаем за тем, как собаки играют в воде. После обеда идём в поход, чтобы найти тот камень, на котором мы оставили свои инициалы, если он конечно ещё не врос в землю. И мы находим этот камень, он уже почти покрыт глиной, но наши инициалы можно чётко разглядеть. Эдвард дарит мне глубокий, страстный поцелуй, который заставляет меня потерять голову прямо на вершине холма.

После обеда Элис предлагает покататься на водных лыжах, поэтому мы все залезаем в лодку моего отца. Дженкс привез с собой вейкборд (26), и все тут же хотят на нём покататься. Эдвард выигрывает спор и зарабатывает право открыть лыжню, но у него с трудом получается поворачивать ноги так, чтобы двигаться в правильном направлении. Прежде, чем у него начинает что-то получатся, он пару раз падает в воду, и я специально немного снижаю скорость, чтобы он мог быстрее приноровиться, пока он не требует прибавить газу. Когда заканчивается его время, и он выходит из воды, то сначала целует меня, а затем щекочет, заставляя меня визжать и вырываться из его объятий. Этими действиями он даёт мне понять, что он прекрасно разгадал все мои хитрости и понял, что я всё сделала нарочно.

Леа, Дженкс, Элис и Джаспер – все по очереди пытаются прокатиться на вейкборде, но я не хочу экспериментировать и достаю деревянные лыжи. Они всегда были моими самыми любимыми. Эдвард управляет лодкой, и я свободно скольжу по воде. Я вижу, как Эдвард маневрирует лодкой, чтобы сделать мой проезд как можно более трудным. Глупенький, неужели он до сих пор не понял? Река – это моё второе я. Вода движется вместе со мной, моё тело реагирует на любые изменения, и, в результате, всё гладко, без единой запиночки. Я поднимаюсь из воды, и он ждёт меня у руля, в поле моего зрения попадает Элис, которая держит флаг высоко над головой. Эдвард смотрит на меня восхищённо.

– Здорово, великолепно, ты победила, – говорит он, и я улыбаюсь.

– Нет, это не было соревнованием.

Я целую его губы и крепко обнимаю, и он стонет, потому что теперь он снова мокрый.

Больше никаких соревнований. Мы должны быть одной командой, блоком, работая вместе, используя наши сильные стороны, чтобы компенсировать слабости друг друга. То, что было сейчас, – это лишь простое поддразнивание, но я говорю правду: теперь мы с Эдвардом на одной стороне. Я и Эдвард против всех чёртовых испытаний, что посылает нам Вселенная, чтобы разделить нас. Вместе мы сможем справиться с чем угодно. И мы будем одерживать победу, всегда, потому что мы вдвоём ‒ две половинки одной симпатичной задницы.

После ужина Карлайл и мой отец берут Ванессу и собак и отвозят их обратно в дом, чтобы Роуз и Эммет смогли посидеть с нами до поздней ночи. Мы пьём пиво, курим и болтаем обо всякой чепухе, наслаждаясь ночью на пляже.

– Хорошо, каждый называет лучший, по его мнению, научно-фантастический фильм. Вперёд, – заводит свою пластинку Эммет.

– Это зависит от того, считаются ли фильмы про зомби научно-фантастическими? – уточняет Джаспер.
Я сижу на полотенце между ног Эдварда, и он пальцами обводит линии моей татуировки. Он попеременно целует меня в шею, плечо и предплечье, а я посыпаю его ногу песком.

– Нет, это не то, зомби ‒ это сверхъестественное, а я говорю про научную фантастику, – отвечает Эммет.

Эдвард тоже включается в разговор:

– А что, если один человек стал зомби из-за введения в него какой-нибудь биологической инфекции? Тогда бы это можно было бы считать научной фантастикой?

– Согласен, и если инопланетяне попадают под этот жанр, то и зомби – тоже, – произносит Джаспер.

– Да ни хрена! Если мы включаем зомби, то должны учитывать фильмы и про вампиров с оборотнями, а это уже совсем не подходит, – протестует Эммет.

Наконец-то, они просто решили выбирать из фильмов ужасов, и потом все сошлись, что лучший ‒ это «Изгоняющий дьявола» (27) , Слава, Господи, подводя итог этому совершенно бессмысленному разговору.

Эммет врубает совместный сборник «JourneyandStyx», и мы подпеваем солистам и делаем вид, что играем на воображаемых гитарах, не переставая хохотать. Эдвард и Джаспер, смеясь, по очереди сбрасывают нас в воду, Эдвард веселится от души, заставляя меня чувствовать себя так, будто мне снова семнадцать. Я сижу на его плечах, и мы вызываем Эммета и Роуз на куриный бой. Мы проигрываем, потому что Эммет намного сильнее, чем Эдвард, да и Роуз более решительна. Мы ведём себя как ненормальные, но это никого не волнует, мы просто наслаждаемся, потому что нас не покидает чувство, будто это – последний раз, когда мы можем вот так беззаботно веселиться.

Наконец, Эммет говорит, что игра закончена, и мы с Эдвардом, буквально, падаем на скамейку. Его бедро упирается в моё, и он массирует мне ноги, большим пальцем, нажимая на стопу. Я чуть наклоняю голову, наблюдая за его действиями. Его лицо так прекрасно в лунном свете, глаза блестят, и мне так хочется, чтобы у меня сейчас под рукой была камера, чтобы сфотографировать его лицо. Он счастлив, беззаботен и ослепителен, и я чувствую себя хорошо, осознавая, в его таком хорошем настроении есть и доля моих заслуг.

По неосвещенной дороге я веду Эдварда к себе домой, в свою спальню, как-то неловко он садится на мою кровать. Я уверена, что Эдвард ожидает от меня каких-либо действий, первого шага. Года три назад в такой же ситуации я была бы нерешительной, но сейчас я хочу показать ему, как сильно я скучала без него. Я хочу показать, как сильно я люблю его, даже после стольких лет. Я хочу его.

И, как однажды сказала одна очень мудрая женщина, «если ты чего-нибудь хочешь, то ты должна сама пойти и взять это». Я спускаю свои шорты вниз по ногам, потом снимаю с себя футболку, а Эдвард, словно окаменев, сидит и наблюдает за мной, но при этом выглядит слегка шокированным моими действиями. Улыбаясь, я вытаскиваю из комода свою ночную футболку. Я начинаю развязывать вверх купальника, но останавливаюсь, когда он резко поднимается.

Он заходит мне за спину, нежно убирая мои волосы, оголяя спину и целуя в плечо, после чего медленно развязывает тесёмки моего купальника. Вверх купальника свободно спадает, и тут же его место на моей груди занимают нежные руки Эдварда, и я отдаюсь его власти. Его руки двигаются вниз по моему животу и бёдрам, ненадолго останавливаясь, но лишь для того, чтобы поддеть пальцами мои плавки и медленно спустить их вниз, оставляя меня полностью обнажённой. Я сильно нервничаю, и моё сердце бешено колотится в груди. Он уже видел меня голой. И то, что сейчас происходит, не должно так сильно меня волновать, но заставляет меня чувствовать так ново. Его руки везде, его губы целуют каждую частичку моего тела, до которого могут дотянуться, и я сдерживаю себя, пытаясь не стонать слишком громко, понимая, что дом полон народу.

Я легонько подталкиваю его к кровати. Он щекочет мои рёбра, и я смеюсь, пытаясь развязать узелок на его плавательных шортах, и мы оба вздрагиваем, когда я расстёгиваю липучую ширинку его шорт, в тишине комнаты этот звук усиливается в миллиарды раз. Его руки ласкают мою спину, и я тяну вниз его шорты. Он прижимает меня к себе, животом я могу чувствовать его возбуждение, и мгновенье остановилось ‒ мы, обнажённые, в крепких объятиях друг друга. Горячее тело Эдварда согревает мою душу. Губами я провожу дорожку поцелуев по его щеке и груди, чувствуя запах крема для загара на его коже. Он пахнет потом, рекой и глиной ‒ всем тем, что так напоминает мне о месте, которое я очень люблю.

Я опускаю руку на его член и провожу по всей длине, он стонет и целует меня в шею. Он переворачивает меня, ложась сверху и мягко вдавливая в знакомый матрас. Кровать скрипит, он останавливается, и в его глазах я вижу вопрос.

– Музыка, – шепчу я, и он быстро поднимется, включая плеер.

Я улыбаюсь, смотря на него голого, его зад такой восхитительный, с двумя прелестными упругими щечками. Сейчас всё по-другому, но одновременно и по-старому. Это всё ещё тот же Эдвард, и это всё те же мы, слившиеся под звучание лёгкой музыки.
Он накрывает меня своим телом и улыбается. Мне кажется, ему нравится лежать на мне, когда я голая, осознание этого растягивает мои губы в улыбку. Его руки начинают двигаться по всему моему телу, и я закрываю глаза, наслаждаясь нежными ласками его пальцев, чуть более сильными сжатиями, его толчками, и трением тела, и ничто никогда не доставляло мне такого удовольствия, как Эдвард. И мне становится интересно, если я чувствую себя так великолепно, когда он касается меня, влияют ли на него так же мои прикосновения, чувствует ли он себя в моих объятиях также хорошо, заставляют ли они его взлетать в небеса?
Я открываю глаза, натыкаюсь на взгляд его зеленых очей, и спрашиваю его:

– Что ты чувствуешь? – шепчу я.

Рукой я провожу по его груди, и зелёнь пропадает, скрываясь за прекрасным занавесом густых и длинных ресниц.

– Я чувствую, как моё сердце бешено бьётся в груди, так, что я не могу дышать, – на выдохе произносит он, поудобней устраиваясь на мне, когда я развожу ноги, открывая ему себя.

– Я жутко нервничаю, но при этом сильно возбуждён. Мне страшно, что ты можешь оказаться не такой, как я запомнил, – он целует меня в губы, спускаясь губами по шее, достигая груди, в то время, как мои руки двигаются и сжимают его маленькую прекрасную задницу.

– Я чувствую, что я там, где и должен быть.
Он кладёт руку на мою щёку, проводит по ней большим пальцем, и тут же, одним толчком, заполняет меня. Я ловлю ртом воздух и задерживаю дыхание.

– Я чувствую любовь, – шепчет он, и слёзы заполняют мои глаза.

– Я тоже чувствую это, – шепчу я ему в губы.

Всё, что происходит сейчас между нами – гораздо больше, чем приятное покалывание под кожей, больше, чем просто чувство удовольствия, растущее у меня в животе с каждым движением Эдварда внутри меня. Всё, что сейчас происходит ‒ всё это реально. Каждый момент полон любви и красоты, словно свежеприготовленный шоколадный торт, словно запах земли после сильной бури.
Мы с Эдвардом двигаемся в одном ритме, я обвиваю его ногами. Его пальцы пробегают по моим губам, и я целую каждый его пальчик. Наши движения становятся более быстрыми и отчаянными, и я уже, практически, не чувствую своё тело, только уносящие в космос искры поджигают мой живот и бёдра. Чувство полного счастья обрушивается на меня, и я растекаюсь под ним. Слёзы бегут по моим щекам, и голова кружится. Я чувствую, как Эдвард начинает дрожать в моих объятиях, и я крепче обнимаю его, не желая отпускать.

– Белла? Что случилось? – шепчет он.

Я качаю головой, но проклятые слёзы просто не прекращают литься, и я чувствую себя такой дурёхой.

– Ничего не случилось. Просто, ты оказался прав. Мы дополняем друг руга, и нам так хорошо вместе. Это – тот способ, которым ты заставляешь меня поверить в то, что всё так прекрасно. Ты прекрасен. У меня такое чувство, что я не достаточно ясно выражаю, как сильно я люблю тебя, как сильно я хочу тебя, как я сожалею обо всём. Просто, без тебя нет меня, ты понимаешь? Тяжело откровенничать…говорить всё, что я… о чём… чувствую... Но, это – то, что я чувствую каждую минуту, каждый грёбаный день.

Я обязана дать понять ему, как сильно я люблю его, как, всё равно, всегда продолжала любить его, даже когда он разбивал моё сердце.

– Глупенькая, я точно знаю, кто ты, – говорит он, и целует меня в нос, в щеку, шею, ложась на меня всем телом.
– Ты – моя Белла.

Весь следующий месяц проносится, как один миг. Мы проводим дни, занимаясь всякими глупостями, такими как гонки на победителя с Элис и Джаспером то на картах, то на гидроциклах. Ходим в кино, и даже несколько раз съездили в Лас-Вегас – Эдвард сводил меня в недавно открывшийся ресторан быстрого питания «InandOutburger» и купил мне бургер под интересным названием «Звериный стиль» (28). Очень часто мы выбираемся в бухту, и я пытаюсь научить Ванессу плавать, но она постоянно цепляется за меня, стоит мне снять с неё спасательный жилет. Мы ходим в походы и купаемся по ночам, Эдвард вместе с отцом ходит на рыбалку. И это – самое счастливое лето, самое лучшее лето, которое я провела на пристани.

Каждую ночь Эдвард спит в моей постели, и мы спим до тех пор, пока солнечные лучи не начинают пробиваться в мою комнату. Как правило, когда мы просыпаемся, отец уже на работе, но иногда у нас, получается позавтракать всем вместе. На удивление, папа отнёсся ко всему с большим пониманием. Не знаю, возможно, он думал, что я никогда не выйду замуж, а теперь…

Ух, ты. Я что, только что подумала о свадьбе?

Вот проклятье, Белла возьми себя в руки!

Эдварду ещё нужно закончить школу. В конце лета он уедет, как всегда. Он любит меня, я это точно знаю, он доказывает мне это каждым своим поступком, но любовь и брак – это два совершенно разных понятия. И я не должна думать, что только лишь потому, что Эдвард любит меня, он готов провести со мной остаток всей своей жизни.

Ну, если вы спросите меня, то я точно знаю, что хочу быть с ним до конца жизни. Я хочу выйти замуж за Эдварда Каллена и подарить ему кучу рыженьких ребятишек.

О, боже мой, куда я полезла? Теперь в моих мыслях ещё и дети? Я – по уши в дерьме, точно-точно: представляю наши отношения, строю планы на будущее, мечтаю о кольце – вот чёрт. Мне срочно нужен отдых.

В последний день, перед отъездом Эдварда, я иду в прачечную, он заходит вслед за мной, выглядя при этом несколько игриво. На нём нет футболки, и я облизываю губы, разглядывая его мускулистый живот.

– Тебе что-то нужно? – спрашиваю я.

Он прижимает меня к работающей стиральной машине, руками он пробираясь ко мне под футболку и обнимая за талию.

– Ничего, – с поддельным равнодушием отвечает он и толкает свои бёдра в мои.

Его руки нежно скользят по моей спине и бокам, и я смеюсь, потому что мне щекотно.

– Ты не могла бы прекратить смеяться? Если тебе интересно, я пытаюсь казаться неотразимым в данный момент.

Он бормочет это возле моих губ, окутывая меня своим горячим дыханием, и мне становится жарче и вв и без того душной комнате. Его руки под моей рубашкой двигаются выше по моему животу. Он нежно гладит мою грудь, пальцами сжимая возбуждённый сосок. Стон срывается моих губ, в то время, как мои пальцы пытаются развязать узел на его шортах. Мне кажется, что Эдварду очень нравится, когда я не надеваю лифчик.

– Да, мне кажется, ты выглядишь чертовски неотразимо с...

И, прежде чем я успеваю закончить фразу, его губы оказываются на моих, и он сильнее прижимает меня к машине.

– Я всегда хотел тебя здесь, – мурлыкает он мне в шею.

Он расстёгивает молнию на моих шортах, и я задыхаюсь, потому что он не шутит.

– Эдвард! А что если…

– Ну, кто зайдёт в прачечную в десять часов вечера? Здесь только мы, – бормочет он и тут же входит в меня пальцами, от чего я теряю дыхание.

– Чёрт, – выдыхаю я.

Мне кажется, что грязные словечки, слетающие с моих губ, только сильнее заводят Эдварда, потому как в его глазах разгораются искры. И я позволяю ему взять меня прямо посередине прачечной. И даже сзади. Его руки оборачиваются вокруг моей талии и груди, и он притягивает меня к себе, входя в моё тело, наши движения быстры, полны отчаяния и страсти, и при этом безумно удивительны. Проходит совсем немного времени, как меня накрывает оргазм, оставляя меня в неведомом блаженстве, отчего у меня подкашиваются ноги, и звенит в ушах.

Эдвард помогает мне отнести бельё в карт. Всю дорогу до дома я не могу сдержать улыбку, глядя на него. Он хочет спуститься к реке, потому что ему ужасно жарко, а на побережье всегда более свежий и прохладный воздух, поэтому я срываю покрывало со своей кровати и беру большой отцовский фонарь. Мы взбираемся на гору и по другую сторону от неё спускаемся к воде – там, более или менее, уединённое местечко; я расстилаю покрывало на песке, мы укладываемся, я прижимаюсь к нему, и мы растворяемся в огнях миллиардов звёзд. Я не знаю названий большинства созвездий, светящихся на тёмном небе, но я сразу же узнаю пояс Ориона (29) и широкую полосу звезд, составляющих вместе Млечный путь. Воздух вокруг нас плотный и влажный, и я уже могу чувствовать запах бури, – всё равно, что запах травы после сильного дождя или утренней росы на листьях.

Я переворачиваюсь на бок и кладу голову ему на грудь, пальцем провожу по его животу и несильно тяну его за волоски у самого пояса шортов, а он в это время ласково убирает волосы с моего лица.

– Я давно хотела тебе сказать, что этой осенью иду учиться в UNLV (Университет Лас-Вегаса штата Невада), – говорю я.
Эдвард улыбается и кладёт руку за голову.

– Леа тоже опять собирается учиться. Ей остался только год, чтобы закончить обучение, и мы думаем, что будем двумя самыми старыми ученицами в колледже.

– Уверяю тебя, что там будет много людей старше тебя.

– Знаю, но всё равно чувствую себя немного странно. Я, на самом деле, очень хочу пойти учиться, но всё же… Плюс всего этого – то, что с дипломом по специальности мне будет легче устроиться на работу, и, возможно, даже появится шанс издать книгу, это – цель моей работы, ты же знаешь?

– Знаю. И мне кажется, что это – отличная идея.

Моё сердце бешено стучит в груди в предчувствии следующих моих слов.

– Эдвард, – начинаю я.

Он с любопытством смотрит на меня, и у меня такое ощущение, что я набрала воды в рот, и не могу произнести ни слова. Он говорил мне, что мне будет достаточно только попросить, и, хотя, скорей всего, он откажется, но я должна хотя бы попробовать. Мне необходимо просто показать ему, как сильно я хочу его, как мне ненавистна даже мысль быть без него. Набрав побольше воздуха в лёгкие, я замечаю обгоревшую кожу на его носу, и это толкает меня вперёд.

– Ты должен остаться здесь. Со мной. Навсегда, – на одном дыхании произношу я, и его глаза сияют. – То есть, я знаю, что тебе нужно окончить школу, и я знаю, что ты любишь Сиэтл, но я не хочу, чтобы ты уезжал. Я не хочу быть ни с кем другим, кроме тебя.

Слёзы текут по моим щекам, но я делаю вид, будто их нет.

Он вытирает слёзы с моего лица, и я губами ловлю его палец, захватывая его в плен.

– Я подал заявку на должность ассистента в Университете. И я уверен, что получу место. Это – отличная возможность. Работая там, я смогу, наконец-то, получить докторскую степень. Я так близок, Белла, – произносит он.

И я знаю, как тяжело ему говорить это.

Кивая, я закрываю глаза, а это больно.

Я ждала этого, но от этого не стало легче.

‒ Я буду прилетать между семестрами. И я обязательно приеду на День Благодарения, а потом ещё на рождественские и весенние каникулы. Мы будем постоянно разговаривать по телефону, и год пролетит незаметно, я обещаю тебе, и следующим летом я вернусь. Мы ведь можем справиться с этим.

Он садится, притягивая меня к себе и крепко обнимая. Всё, что он говорит, я прекрасно понимаю, просто мне хотелось начать новую жизнь, и мне так хотелось, чтобы это моя новая жизнь включала его.

– Да, кончено, я смогу справится с этим, – произношу я.

– Когда ты только захочешь, можешь сразу приехать в Сиэтл. Просто только скажи мне, и я тут же куплю тебе билет, хорошо? – говорит он.

И я закатываю глаза.

– Эдвард, я могу сама купить себе билет. Ты же знаешь, что я работаю, – говорю я, но в ответ получаю лишь улыбку.

– Меня не волнует, как это будет, главное, – чтобы ты приехала. Ты просто обязана доставить свою аппетитную попку в Сиэтл.

– Договорились, – говорю я, и это действительно так.

Всю ночь мы проводим на пляже, я рассказываю об этих проклятых пингвинах, которые пытаются выкупить часть пристани моего отца. Я понимаю, что он вынужден сделать это, потому что я и Эммет выбрали другие пути, и я чувствую вину за собой. Если бы я осталась здесь и вкладывала все свои силы в пристань, папе бы не пришлось проходить через всё это. Но Эдвард убеждает меня, утверждая, что тут нет моей вины, и подтверждая, что я могу делать со своей жизнью всё, что хочу. Его слова не очень помогают мне, но, всё же, немного успокаивают.

Утром Эдвард, как и всегда, приносит мне подарок. На этот раз это – коричневый ежедневник в кожаном переплете, и я бегло листаю странички. Карандашом Эдвард вписал даты своих выходных и отпусков, а также оставил различные заметки. На День Благодарения оставлена заметка: «Приехать в Сиэтл, захватить с собой облегающие треники». День святого Валентина помечен огромным сердечком, которое гласит: «Я люблю Эдварда», а прямо под ним надпись: «Попробовать секс по телефону». От такого мои уши горят.

– Раньше мне всегда казалось, что ежедневник необходим для работы, ну, ты понимаешь, что он обычно служит для других вещей, – запинаясь, произношу я.

И он подмигивает мне. Я легонько толкаю его в грудь, а потом целую в губы, а он смеётся.

Элис обнимает и целует меня в щёку на прощанье, а потом я смотрю, как она и Джаспер залезают в минивен моего брата. В ноябре я снова планирую приехать к ним и в этот раз надеюсь заставить отца поехать со мной, особенно, если он к этому времени уже найдёт помощника. У него назначена встреча с покупателем, это – наши постоянные клиенты, они приезжают к нам каждый сезон и надеются, что пристань может стать их летним домом. Потом есть ещё одна пара из Калифорнии, они сильно заинтересованы в пристани. У них уже взрослые дети, которые могли бы им помогать. Мой папа надеется на них, но мне только от мысли, что пристанью будет руководить кто-то другой, становиться больно.

Роуз усаживает Ванессу на заднее сиденье автомобиля, и перед тем, как поцеловать свою племянницу, я отдаю ей бутылку с ракушками, которые она увезёт к себе домой как сувенир. Эммет крепко обнимает меня на прощанье и пожимает руку отцу. Усадив собак в машину, он занимает водительское место и уезжает. Карлайл и Эдвард освобождают свой домик и договариваются с моим отцом о продаже. Осознание того, что это место больше не принадлежит Эдварду, оставляет дыру в моей груди. Теперь здесь не будет его частички, а вместе с ней и каких-либо гарантий, что он вернётся. Но впервые меня это не волнует. Моя душа плачет, когда он целует меня на прощание, а после я стою, и слёзы текут по моим щекам; отец кладёт руку мне на плечо, и мы вместе смотрим, как серебристый мерседес скрывается за поворотом.

– Он вернётся, Беллз, – произносит папа, и я киваю. – Он любит тебя, и не сможет слишком долго быть вдали от тебя.

– Я знаю, – шепчу я.

И, впервые за всю свою жизнь, я чувствую, что именно так всё и будет.
_______________________________________________



Все благодарности за перевод Лисбет. Не забывайте наградить Танюшу за ее труд!

С нетерпением ждем ваши комментарии на ФОРУМЕ. Спасибо, что вы с нами!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-11897-12
Категория: Наши переводы | Добавил: dianochkaaa (02.11.2012) | Автор: Лисбет
Просмотров: 1501 | Комментарии: 16


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 16
0
16 natik359   (11.07.2017 22:28)
Вот теперь я рада. Всё встаёт на свои места. Они наконец-то вместе. И Белла поумнела и решила не отпускать своё счастье.

0
15 GASA   (10.01.2015 22:14)
ну наконец их отношения вышли" напрямую"

+1
14 робокашка   (27.09.2014 12:19)
обнадеживающе

+1
13 Claire_Weiss   (18.07.2014 14:17)
Наконец все так. Я рада, что они почти вместе. Осталось немного.
Спасибо за перевод!

+1
12 ღlittle_flowerღ   (19.05.2014 15:40)
Они такие милые вместе cry Жаль, что он уехал cry

0
11 psih1   (05.11.2012 23:30)
Спасибо за главу...

0
10 Vodka   (05.11.2012 15:09)
Так трогательно))) Спасибоспасибоспасибо!!

0
9 Tesoro   (04.11.2012 04:56)
Спасибо за главу wink

0
8 M_A_K_S   (04.11.2012 00:38)
спасибо огромное!прекрасная глава smile

0
7 Гира   (03.11.2012 19:25)
спасибо.

0
6 Kamille   (03.11.2012 19:22)
спасибо

0
5 Bella_Ysagi   (03.11.2012 10:04)
спасибо

+1
4 Winee   (02.11.2012 23:59)
Потрясающая глава wink так приятно читать, что у них наконец-то все хорошо. Думаю такое счастье стоит тех страданий, что они испытали в прошлом wink

0
3 АкваМарина   (02.11.2012 23:21)
Спасибо большое за главу!

0
2 mia138   (02.11.2012 23:04)
спасибо!!!

0
1 vsthem   (02.11.2012 21:14)
Восхитительно)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]