Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2574]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4842]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15142]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14347]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8976]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4353]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за сентябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Багровый закат
Ты хочешь быть счастливым или живым?
Джейкоб / Лея
Другой Рассвет для этих двоих.
Мини. Завершен.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Выбор
«Какая, к чёртовой матери, пауза в отношениях? Инцидент исчерпывается парой горячих поцелуев». Так думал Елеазар. Может, его любимая девушка полагала иначе?

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Девушка в моей голове
Она столкнула меня в грязь, наговорила мне гадостей и прочно засела в моей голове.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 507
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Ты - мое лето. Глава 4: Лето, когда ты сел на кексы.

2019-10-21
16
0
1986
«Команда – А» (ссылка) представила свой пятый и заключительный сезон на телевидение.
Сэмми Хагар дал свой первый концерт в качестве вокалиста группы («Van Halen»)
Шаттл Челленджер взорвался при запуске, что привело к гибели всех членов экипажа.


– Ну, и что происходит между тобой и Джейкобом? – спросил Эдвард, губами обхватывая кусочек вкусного Push-Up со вкусом шербета, которое он ел, качаясь на качелях рядом со мной.
Каллены приехали вчера вечером в нагруженном огромном черном мерседесе. В прошлом году доктор Каллен купил один из домов в Willow Cove. Из окна своей спальни я могла видеть их крыльцо и в течение нескольких недель высматривала, когда там появятся признаки жизни.
В этом году я пошла в среднюю школу, и теперь была всем известна как сестренка Эммета. Они даже не потрудились запомнить мое имя, называя малышкой Свон. Каждый раз когда я слышу это прозвище, мне хочется ударить по лицу того, кто это сказал. Эмили несколько раз позволила мне пообедать с ней, но у неё точно была не самая лучшая репутация в школе: я удрала из-за её столика, как только один из её парней спросил, не девственница ли я. После этого я проводила все свои перерывы на обед в библиотеке. Все книги, что нам нужно было прочесть для следующего учебного года, я уже прочла и теперь работала над теми, которые были указаны в списках при поступлении в колледж. Джейкоб крутился всё время около своих братьев – Джареда, Эмбри и Квила и с их обкуренными друзьями, которые, в свою очередь, околачивались вокруг Эммета и его клана, которые время от времени подсаживаются за столик к Эмили и её популярным друзьям. Я не вписывалась ни в одну из этих групп. И у меня на самом деле нет друзей. Я вроде изгоя.
– Ничего не происходит между Джейкобом и мной. Не существует Джейкоба и меня. Бывает, что время от времени мы должны находиться в одной комнате. Но кроме этого, я избегаю его как чумы, – пояснила я, откусывая при этом большой кусок своего любимого мороженного Big Otis.
Мягкое печенье и начинка, только они мне нравятся. А что не нравилось, так это то, что Эдвард связывает меня с Джейкобом. Это означает союз, а я, в любом случае, никак не хотела быть связанной с ним. Джейкоб друг моего брата, это куда еще ни шло. Не мой.
– Не сомневаюсь, что так и есть. Просто, многое может произойти за год, – проговорил Эдвард.
Я посмотрела на его лицо: он был гораздо больше прав, чем это понимал. Эдвард изменился: его волосы были подстрижены очень коротко и цвет изменился на тёмно каштановый, линия его челюсти стала более грубой, а щеки похудели, его длинные худые руки обросли мышцами. Сейчас он уже на голову выше меня, ноги у него слишком длинные для его тела, и, я клянусь, что можно разглядеть слабую тень пробивающихся волосков над его верхней губой. Он выглядит как мальчики в моей новой школе в своей модной одежде и дизайнерских кроссовках, и я изо всех сил пытаюсь не приписать его к какой-либо из групп.
Это Эдвард, его нельзя вписать в рамки и стандарты.
Эдвард один такой во всем мире.
– Да, всё меняется. И люди тоже, – пробормотала я, переводя взгляд на землю, носком белой кроссовки ковыряясь в пыли.
– В этом году меня взяли в баскетбольную команду, – сказал Эдвард.
– Ты спортсмен? – засмеялась я, удивлённая, так как Эдвард дважды споткнулся о собственные ноги, пока мы шли от магазина до качелей.
– Да, я думаю. Я также занял первое место в академическом десятиборье. Я – безмозглый спортсмен, бью всех по заднице и зарабатываю себе имя.
− Ты всё ещё фотографируешь? – спросил Эдвард.
Я кивнула; иногда наступает такое время, когда фотоаппарат – мой единственный друг. Когда я смотрю в объектив, всё остальное исчезает, и единственное, что я замечаю, это то, на чем мне нужно сфокусироваться.
– Я ничем таким не занимаюсь. На самом деле я практически ни с кем не разговариваю, – прошептала я, облизывая шоколад с пальцев.
– Такого быть не может. Чтобы ты не с кем не общалась, – проговорил Эдвард, и я прищурилась, так как была уверена, что следующие его слова будут шуткой в мой адрес.
– Я серьезно! Ты – творческая личность, ты фотографируешь такие вещи, они все такие абстрактные, ты наблюдательна и умеешь анализировать. И ты невероятно сильная.
– Тебе пришлось остановиться, чтобы обдумать ответ, так может быть, ты просто слабак? – спросила я, и Эдвард пожал плечами.
– Может быть. Но, скорее всего, ты просто муравей, и можешь поднять вес в пятьдесят раз больше собственного, – подметил Эдвард.
Я улыбнулась, его комментарий убедил меня, что он всё ещё остается просто Эдвардом, моим лучшим другом, который не думает, что я странная, независимо от того, что я говорю, потому что он говорит более странные вещи.
– И что, ты теперь Мистер Популярность, да? Ты, видимо, не только заработал себе имя в спорте, но ещё, наверное, репетитор по математике, – проговорила я мечтательным голосом.
Эдвард задел своими качелями мои.
– Не знаю. Я не считаю себя популярным. На самом деле я не обращаю на это внимания. В основном, я просто общаюсь со своей командой, – сказал Эдвард.
Я заметила, что он не упомянул про девушек. Я бы тоже солгала, если бы сказала, что не рыбачила.
– А что насчет тебя? У тебя есть группка таких же творческих странных друзей? Может быть, немного депрессивный друг, и вы двое, весь день, говорите о Ромео и Джульетте, и никто не может понять вашей любви? – Эдвард хватается за цепочку моих качелей, касаясь моих ног, и при этом улыбается.
– Если бы у меня был такой друг, я бы не тратила весь день, сидя тут с тобой, – говорю я с, ярко выраженным, сарказмом в голосе, ногой ударяя его по ноге, раскачивая свои качели так, что бы они качались по диагонали. Эдвард ловит цепочку моих качелей, когда я пролетаю мимо него, и, по инерции, я кручусь и дёргаюсь.
– Да, ты бы так сделала, – уверенно говорит Эдвард.
Его глаза внимательно смотрят в мои глаза, заставляя моё сердце сжиматься в груди. Его руки сползают с цепочек к пластиковому сиденью, он ещё долго смотрит на меня, прежде чем оттолкнуть. Мне не нравится то, что он прав, и мне не нравится, что он знает это.
Я позволяю качелям самим раскачивать меня, откинувшись назад, глядя на ярко-синее небо, чувствуя, как тёплые лучи солнца согревают моё лицо. Ногам становится жарко на пластиковых сиденьях, они покрываются потом, и мне очень хочется искупаться.
– Эй, папа хочет четвёртого съездить в бухту. Как ты думаешь, мы можем вернуться туда, где были в прошлом году, там, где были ослы? – спрашивает Эдвард, и я качаю головой.
Я знала, в какую бухту я хотела бы свозить Калленов. Она находится на западной стороне реки, к югу от пристани и ближе к теплой воде. Зайдя туда, можно было попасть на небольшой песчаный пляж, окружённый скалистыми холмами. Эммет и я назвали этот остров Австралией, когда были маленькими.
И мы могли бы увидеть фейерверк среди отражений скал.
– Нет? Ты не отвезешь нас к Бухте Ослов? – Эдвард перестаёт раскачиваться и с недоверием смотрит на меня. - Почему нет?
Я прикусила губы, чтобы спрятать улыбку:
– Потому что мы поедем в Австралию.
...

– Поехали! – кричу я, прижимая колени к груди, потом отклоняя их от своего мягкого спасательного жилета, который я надела на себя.
Я шла по воде, к моим ногам были привязаны две деревянные доски, и веревка между моими коленями. Пальцами я сжимала пластмассовую ручку. Я смотрела на Эдварда, который был на лодке и держал красный флаг высоко над головой. Эммет прибавил газу, и я почувствовала, как мои руки потянулись вперёд, и я сильнее сжала ручку, рванулась вперед, вытянула ноги и откинулась назад, чтобы веревка сильно не напрягалась. Эммет ехал слишком медленно, и я собиралась съесть его, если он не ускориться.
Я ещё раз просигналила им, поднимая голову, немного оттягивая назад верёвку, лыжами скользя по поверхности воды, ветер дул мне в лицо, а в ушах звенело. Каждый мускул в моем теле был напряжён, поскольку я боролась с тем, чтобы сохранить равновесие, но так только Эммет ускорился, я расслабилась, водные лыжи легко, как по маслу, заскользили по широкой глади воды. Рано утром мы пошли на реку, поэтому вода была чистой, что обещало легкую прогулку. Неспокойная река − худшее время для обучения езды на водных лыжах.
Спустя несколько поворотов, я отпустила веревку и покатилась по воде, теперь настала очередь других. Отстегнув резиновые крепления на ногах, я взяла их подмышку, и стала ждать Эммета, пока он развернётся.
Мне до сих пор не верилось, что папа разрешил нам взять лодку четвёртого июля, в самый насыщенный день сезона. В июне следующего года Эммет окончит школу, и мне известно, что папа хочет, чтобы Эммет остался работать на пристани; но, я думаю, что он также хорошо понимает, что как только Эммету исполниться восемнадцать, он может умчаться отсюда на бешеной скорости. Прямо перед началом лета, у них была реальная война, и Эммет остался жить на пару недель у мамы. С тех пор эти два альфа-мужчины ходят на цыпочках вокруг друг друга, пытаясь избежать конфронтации. Эммет согласился, что вместо университета будет посещать муниципальный колледж, а папа согласился оплатить это, если Эммет поможет ему в управлении пристанью. Пока всё шло хорошо, но самым худшим было то, на самом деле всё было не так.
Медленно лодка приближалась ко мне, и Джейкоб высоко держал красный флаг, сидя рядом с моим братом. Эдвард стоял в задней части лодки, и улыбался, глядя на меня сверху вниз. Роуз появилась рядом с ним, её светлые волосы аккуратно обрамляли лицо, а губы вытянулись в улыбке. У неё были белоснежные зубы, скоб больше не было, но она всё ещё носила проволочные очки, даже на воде. Теперь она постоянно укрывается: страх обгореть отпечатался у неё в голове, это было видно по её большой белой хлопчатобумажной футболке с фиолетовыми и розовыми мазками, а также с надписью «River Rat» (Речная крыса). Элис боком сидела на скамейке, откинувшись назад и, закрыв глаза, и впитывала утренние солнечные лучи. В этом году она остановила выбор на ярко-красном бикини, верёвочки которого завязывались на шее, её темные волосы развевались вокруг её тоненького личика.
– Кто следующий? – крикнула я, и Роуз сняла очки.
– Я. Я пойду, – проговорила она, и мой брат склонился над бортом лодки позади неё.
– Брось нам жилет, – сказал Эммет
Я расстегнула ремешки на груди, и неуклюже сняла со своих плеч жилет, пытаясь не уронить лыжи. Эммет останавливается, когда я подплываю к лодке, чтобы передать ему жилет. Он несколько раз встряхивает его, чтобы удалить лишнюю воду, прежде чем надеть его на Роуз. Одной рукой я держусь за лестницу, что бы помочь ей закрепить лыжи.
Роуз стянула с себя длинную футболку, выставляя напоказ своё бикини голубого цвета, который подчёркивал её белоснежную кожу, а также трусики, которые сидели низко на бедрах. Боже, в ней не было недостатков. За этот год Роуз выросла и оформилась, я имею в виду, у неё есть грудь и бедра, её тело обладало привлекательными изгибами, и благодаря своим волосам, она выглядела как девушки, которые снимаются в клипах у популярных рок-музыкантов. Братец пялился на неё так, как бестолковые поклонницы на концерте Van Halen, и я точно знала, что несколько пошлых сексуальных фразочек забрели в его голову.
Она пыталась взять жилет из его рук, но он не отпускал его, заставляя её встретиться с ним взглядом, а затем он выпустил наружу всё своё обаяние. Я видела это десятки раз в школе, или когда мы вместе выезжали в город поесть бургеров, или когда мы покупали себе молочные коктейли, и с клиентами, которые регистрируются у нас. Эммет знает, что ему стоит лишь улыбнуться, растянуть губы в улыбке, как на щеках появятся ямочки, и жертва будет в одной куче с теми, кого он уже обескуражил, при этом он говорит голосом на октаву выше, чем обычно, и все тут же попадаются под его чары. На самом деле это довольно противно.

Только Эммет начал улыбаться, как Роуз подняла вверх голову, и силой вырвала жилет из его рук. Она не улыбнулась, ни похихикала и вообще ничего не сделала. Эммет позволил ей сделать это, выражение его лица за несколько секунд сменилось с самоуверенного на растерянное. Он внимательно следил за тем, как она изо всех сил старается застегнуть ремешки на своей шикарной груди, и без стеснения рассматривал её ложбинку. «Ох, он – настоящий дурак,» – думаю я про себя. Как будто он раньше никогда не видел грудь, но я достоверно знаю, что мой брат хорошо знаком с грудным отделом. У Эмили длинный язык, и видимо она не стеснялась того, что это отметины на всю её жизнь.
– Расслабься, и перестань дышать ртом, это – всего лишь сиськи, ничего кроме жира и молочных желез, – говорит Роуз.
И мой брат начинает заикаться, проводя рукой по своим коротким волосам. Роуз спускается с лодки на воду и изящно скользит по воде, и я думаю, что впервые за всё время, я вижу, что Эммет покраснел, кончики его больших ушей порозовели, когда он более-менее пришёл в себя и занял свое место у руля. Роуз подплывает ко мне, и я улыбаюсь ей, выражая горячую признательность. Я люблю, когда девушки могли видеть фальшь моего брата насквозь.
Роуз достала резиновые ремешки для ног. Эдвард сел на край лодки и стал слушать, как я объясняю Роуз, как правильно закреплять их на ногах и руках.
– Погружайся в воду, а потом просто поднимайся. Не сопротивляйся движению, пускай оно само тянет тебя. Если хочешь ехать быстрее, подними голову, замедлится – отпусти. Если захочешь, чтобы мы остановились, просто отпусти веревки. Когда будешь готова, крикни «Давай быстрее» и Эммет добавит газа.
Роуз кивнула, и я подплыла к Эдварду, ступая на лестницу, поднимаясь из воды. Эдвард передал мне полотенце со скамейки, и, пока я пробираюсь, чтобы сесть рядом с Элис, Эдвард идёт за мной, пристраиваясь между нами. Его бедро прижимается к моему, наши ноги соприкасаются, и я вдруг понимаю, что моему телу хорошо рядом с телом Эдварда. Он кладёт руки на заднюю скамейку; отдыхая, а я поплотней затягиваю полотенце вокруг тела, солнце уже опаляет мои плечи.
Брат перестаёт рулить, поправляя канат. И в этот момент я заметила опущенный флаг на коленях Джейка, и меня взбесила эта его халатность. Флаг является сигналом для других судов, что лыжник в воде, и им нужно принять дополнительные меры предосторожности. Джейкоб знает, насколько это важно. Пару лет назад несколько ребят, напившись, как свиньи, решили покататься и забыли использовать флаг. Один из них попал под катер и умер, винт никому не оставляет шансов. Я не видела этого, но Эммет рассказывал мне.
– Джейкоб! Флаг! – в недоумении закричала я.
Джейкоб лениво поднял флаг в воздух.
– Чувак! Какого Черта? Если тебе лень, передай другому. Она могла погибнуть!
– Ой, Белла, успокойся. Здесь даже никого нет, – со смешком ответил Джейкоб. – Кроме того, я уверен, что когда бы они увидели твое страшное лицо, то сразу бы убежали отсюда со всех ног.
– Урод, не будь совсем убогим! – выкрикнул Эдвард, прежде чем я успела ответить, губы Эдварда растянулись в угрожающей улыбке.
– Что это? Больше не можешь за себя отвечать, Белла? Может быть, ты ему платишь за это? – выплевывает Джейкоб, и я чувствую, как краснее моё лицо.
Я сжимаю зубы, пытаясь обрести дар речи. Джейкоб теперь выше меня. Ему всего пятнадцать, но в этом году он выпил эликсир роста или что-то ещё, и, к моему огорчению, я больше не могу побеждать его в драках. И теперь я вынуждена контролировать слова, слетающие с моих губ.
– Так я и думал, – говорит Джейкоб, когда я отказываюсь ему отвечать
Я даже не могу смотреть на него.
Моё лицо пылает. Гнев кипит в груди, и мне хочется придумать что-нибудь язвительное в ответ, но всё, что приходит на ум, не звучит достаточно жёстко и грубо. Мне хочется сделать ему больно, и я терпеть не могу быть в таких ситуациях. Меня бесит, что Эдвард ответил за меня, словно я не способна постоять за себя. Комментарий Джейкоба почти как оскорбление мне. Он посмеялся над моим лицом, а я не выбила из него всё дерьмо, я начинаю сомневаться в своей голове, у нас проблемы.
– Давай быстрее, – слышу я вопль Розали.
Эммет прибавляет газу, и рев двигателя заглушает мои мысли. Мы смотрим, как Роуз исчезает за белой водной пеной, а потом снова появляется. Она полностью сосредоточена и уверено стоит на лыжах, равновесие помогает сохранить то, что она скользит по ровной воде, но тут Эммет вдруг поворачивает руль. Ничего не подозревающая Роуз на повороте тут же падает в воду. Но, тем не менее, она весьма неплохо держалась для новичка.
Эммет делает круг и возвращается к Роуз, а Эдвард вырывает флаг из рук бесполезного Джейкоба, поднимает его высоко в воздух. После он снова садится рядом со мной, улыбается мне своей глупой улыбкой, и всё моё раздражение проходит с этим его жестом.
– Впечатляюще, Роуз, – хвалю я её. – Попробуешь еще раз?
Роуз кивает, и Эммет ждёт, пока веревка сама медленно подплывёт к ней. Роуз повторяет свое выступление, за ней следует Элис, которая лишь раз спотыкается, справившись с ситуацией очень легко. Элис изящнее, чем Роуз и даже ни разу не упала.
Когда настаёт очередь Джейка, то он решает прокатиться на одной лыже, мы называем эту позицию 'log'(1). Джейк – настоящий профессионал на лыжах, и даже с одной лыжей он творит чудеса. Он делает ставку на выступление, столько различных поворотов и трюков, к тому времени как он закончил, Элис, и даже Роуз визжат от восторга.
Нога Эдварда бешено подпрыгивает, от этого действия его бедро трётся о моё, и я легонько его толкаю, чтобы он остановился. Но он просто встаёт, его глаза горят, а кулаки сжаты.
– Моя очередь, – говорит он и протягивает мне флаг.
Он хватает другой жилет, который принадлежит моему брату, и стягивает с себя футболку. Боже, надеюсь, он нанёс крем для загара, но я не собираюсь спрашивать, что-то в его лице говорит мне, что бы я заткнулась, и на этот раз я решаю послушаться своей интуиции. Он застёгивает ремни жилета на груди и неуклюже спрыгивает из лодки в воду. Я подкидываю ему лыжи, он ловит их и суёт подмышку, подплывая к Джейку. Мне видно, что они обмениваются какими-то словами, их лица напряжены. После они улыбаются друг другу, и Джейкоб подплывает к лодке, оставляя Эдварда бороться с лыжами самостоятельно.
Джейкоб забирается в лодку и садится рядом со мной на скамейку, забросив мне на плечи свои огромные мокрые руки, и я, вернувшись, отсаживаюсь подальше от него.
– Джейк! Какого черта? Из-за тебя я вся мокрая! – говорю я.
В ответ Джейкоб просто смеётся и кивает:
– Бьюсь об заклад, – Джейкоб подмигивает мне, а Элис смеётся своим пронзительным смехом.
Мой желудок делает сальто, а лицо и уши краснеют, из-за того, что я только что сказала.
– Ох, какая гадость. Ты ещё совсем щенок, ты знаешь это? – зло шепчу я, а потом перепрыгиваю на пустую скамейку напротив.
– Ну, давай, пытайся скрыть это, но все знают, что тебе нравится это, – говорит он
Прежде чем я успеваю ответить, я слышу крик Эдварда, и Эммет прибавляет газу, и рёв мотора заглушает наши голоса.
Я всё ещё бешусь из-за высокомерия Джейкоба, но Эдвард на лыжах отвлекает меня от этих мыслей. С водой у Эдварда никогда не было проблем, но сейчас он абсолютно неуклюж. Он весь трясется - его руки яростно вцепились в ручку фала, ноги шатаются, и он едва может держать равновесие. Он наклоняется то вперёд, то назад, и я думаю, что он сейчас упадёт. Его глаза широко распахнуты, и в них отражается оцепенение, его губы кривятся, а лицо изображает странную гримасу, пока он изо всех сил старается не упасть. Я не хочу смеяться, но это, наверное, самое смешное, что я когда-либо видела. Я достаю свой фотоаппарат и делаю несколько снимков, надеясь ухватить самые неуклюжие моменты.
– Ох, дерьмо, он похож на Гуффи! Ты помнишь мультик, где Гуффи учиться кататься на лыжах (2)? Ему только зелёной шляпы не хватает, – кричит Джейкоб, стараясь перекричать рев двигателя.
Элис гогочет, держась за живот, и её рот широко раскрыт. Роуз фыркает сзади, легонько шлёпая Эммета по плечу, говоря ему, чтобы он обернулся, и теперь Эммет тоже смеётся. Эдвард продолжает бороться, а мне приходиться бороться с мышцами на щеках, чтобы не улыбаться, потому я понимаю, про какой мультик говорит Джейкоб: сходство налицо.
Наконец, Эдвард проигрывает битву с гравитацией и падает, его ноги вылетают из лыж, и, размахивая руками и ногами, он крутиться в воде. Все на лодке разражаются дружным хохотом, а я начинаю злиться. Я понимаю, что теперь Джейкоб будет целый день издеваться над Эдвардом, начиная с момента возвращения на лодку. Отложив фотоаппарат в сторону, я поднимаю флаг в воздух, Эммет разворачивается, чтобы подобрать Эдварда. Когда тот подплывает к лестнице, я вижу, что его бледное лицо покрыто ярко-красными пятнами. Я передаю флаг Элис, наклоняюсь через бортик и Эдвард по одной передаёт мне лыжи.
– Ну что парень, ещё разок? – кричит Джейкоб, смотря на Эдварда сверху вниз, улыбка не сходит с его губ. – Я за всю жизнь так сильно не смеялся.
– Да, смейся, сколько влезет, идиот. Я рад, что смог всех вас развлечь, – Эдвард сосредоточил свой взгляд на мне, и мне стало не до смеха.
– Ты в порядке? – спрашиваю я, когда он поднимается в лодку, снимая с себя жилет и бросая его на сиденье к Эммету.
– Да, ты в порядке, Эдди? – передразнивает Джейкоб.
Глаза Эдварда темнеют, когда он слышит это прозвище. Он терпеть не может, когда его называют «Эдди».
Эдвард снова смотрит на меня с раздражением, как будто это моя вина, что он был похож на Гуффи.
– Что? – спрашиваю я, голос мой звучит грубо. – Это было весело! Прости, Эдвард, но это было забавно.
– Со мной всё хорошо, так что ты можешь перестать притворяться, и можешь начинать поливать меня дерьмом, как и все, – чётко произносит он.
Я просто в шоке от его слов. Я ожидала, что он посмеётся над собой, как он это обычно делает, но вместо этого Эдвард бесится, и мне не нравиться, что он накинулся на меня на глазах у всех.
– Ох, ну прекрати! Если бы это был бы кто-то другой, ты бы тоже смеялся, – оспариваю я, но Эдвард меня игнорирует.
Джейкоб улыбается, как дебил, и я вдруг понимаю, почему Эдвард так взбешён. Я встала на сторону врага, и Эдвард воспринял это на свой счет.
– Кто-нибудь еще хочет покататься? – спрашивает Эммет, пытаясь разрядить обстановку.
– Думаю, все уже накатались, – хихикает Джейкоб.
Я бросаю взгляд на Эдварда. Он отказывался смотреть на меня. Мой желудок сжался, сожалея, что я вообще открыла свой рот. Эммет запускает двигатель, направляясь обратно в бухту. Лодка доктора Калена медленно плывёт по спокойной реке, и мы можем увидеть его и миссис Каллен, развалившихся на стульях под голубым брезентом на пляже, когда Эммет подплывает к небольшому острову.
Мой брат отключает двигатель, чтобы песок не попал в винт, и бросает мне якорь и веревку. Джейкоб спрыгивает с лодки и вплавь добирается до берега, я следую за ним. Вода не очень глубокая, и я опускаюсь, касаясь босыми ногами слизистого дна, прежде чем поймать лодку. Завязав узел на якоре, я опускаю его на дно, в то время как Джейкоб верёвкой привязывает переднюю часть лодки к крепкому кусту на берегу.
Эммет, Роуз и Элис прыгнули в воду, где им было по колено и пошли к берегу, а Эдвард остался в лодке. Я все никак не могла решить, стоит ли мне подойти к нему, или пускай он дуется, как ребенок. Немного подумав, я всё же предположила, что в том, что он расстроен, была и моя вина, поэтому мне нужно подняться в лодку и сесть на скамейку рядом с ним. Эдвард смотрит на меня грустно, понуро склонив голову, боль нарастает в моей груди, и живот сжимается от сожаления.
– Прости, что рассмеялась, - говорю я и передвигаюсь, чтобы сесть на скамью рядом с ним.
Его взгляд опущен в пол, и мне кажется, что может быть, мне стоит дать ему возможность поплакать. После он вздыхает, и проводит рукой по своей короткой стрижке, на солнце его волосы отдают красным цветом. Он всё ещё без футболки, и его кожа начала розоветь, и мне хочется сказать ему, чтобы он нанёс крем для загара или надел футболку, или что-то в этом роде, но я по-прежнему молчу, не желая злить его ещё больше.
– И все же ты права. Если бы это был кто-нибудь другой, я бы тоже рассмеялся. Но Джейкоб просто бесит меня до кончиков ногтей. Он был так чертовски дерзок после своего небольшого представления на лыжах, и я, правда, хотел показать ему, что он не так крут, как думает. Угадай, что? Я с треском провалился, аха? – Губы Эдварда растянулись в мягкой грустной улыбке, глаза блестели на солнце.
Он действительно красив, его подбородок, нос и скулы очерчены острыми строгими линиями.
– Джейкоб дурак, и он знает, что он дерьмо. Вот почему он тратит так много времени на тренировки, у других это не так круто получается, что заставляет его чувствовать себя лучше. Если честно, мне его жаль, – говорю я, объясняя Эдварду, как объясняла мне мама, когда я последний раз навещала её.
Она, конечно же, не называла Джейкоба дерьмом, использовав более культурное слово «хулиган», но смысл её разговора был мне понятен. Он чувствует себя неудачником, и хочет, что бы все вокруг считали себя такими же.
– Тебе его жаль? – спросил Эдвард, игривая улыбка появилась на его лице, и я кивнула. – И ты думаешь, что он дурак?
– Да. – ответила я, не понимая, к чему он клонит.
– Итак, можно сказать, что ты жалеешь дураков?
Эдвард ждал от меня ответа, и всё это время улыбка не сходила с его лица, и я всё ещё никак не могла понять, что он от меня хочет. Он смеётся надо мной? Кажется, до него дошло, что я не понимаю шутку, так как он закатывает глаза и стонет.
– Ох, ну давай, Белла! Я жалею дураков? – Он проговаривает всё это низким хриплым голосом, и мне немного знакома эта интонация.
– Нет, ты что серьезно? Мистер Ти(3)? Ты убиваешь меня на месте, Свон! – дразнит Эдвард.
В ответ я только пожимаю плечами, давая ему возможность посмеяться надо мной, так как это снова делает нас равными.
– Ну, хватит, дурачок. Пойдём завтракать, – я поднимаюсь. – И тебе нужно намазаться кремом или надеть футболку. Ты уже начал розоветь.
– Да, мэм, – дразнит Эдвард, кланяясь мне.
Поднявшись со скамейки, мы спускаемся в воду, поднимая полотенце над головой. В такую жаркую погоду очень хорошо в прохладной воде, с каждым шагом мои пальцы погружаются в илистый песок. Мои кроссовки уже на берегу, вместе с солнцезащитным кремом, кепкой и книгой. Мы собирались тут провести весь день и всю ночь, поэтому я заранее приготовила для себя запасную одежду. Мои шорты и майка, уже были мокрыми, так как я надела их на свой специальный купальный костюм для катания на лыжах, и теперь мне не терпится снять их.
Эдвард шёл позади меня, и обрызгивал меня, что было довольно неприятно, но я улыбалась, потому что это означало, что он больше не расстраивался, а у меня ещё будет шанс подуться на него.
– Что вы так долго? – подмигнула миссис Каллен, пристально глядя на меня.
Интересно, что она подумала, интересно, что все подумали; я не знала, что ответить.
– Мы составляли план мирового господства, – ответил Эдвард, развалившись на одном из мягких шезлонгов. – Мы пытались решить, кто первый будет повержен. Наша судьба зависит от тех восхитительных кексов, о которых я так много наслышан.
– Эдвард! – закричала Миссис Каллен.
Её лицо выражало ужас, но я не могла понять почему. Ведь было очевидно, что он шутит.
– Что? Это шутка! Клянусь, мы просто разговаривали, – в голосе Эдварда звучала паника.
– Нет! Нет, нет, только не это! Быстро вставай, – миссис Каллен потянула его за руку с шезлонга. – Ты сел на кексы!
– О! – Эдвард выпрыгнул из шезлонга, открывая нам вид на плоские кексы, сладкая сдоба сплющилась и приклеилась к влажному полиэтиленовому пакету. – А то мне было интересно, почему этот шезлонг был таким удобным.
Я не смогла сдержать смешок, сорвавшийся с моих губ, и зажала рот рукой, что бы удержать смех, особенно если учесть эпизод с Гуффи на лыжах. Эдвард посмотрел на меня, потом его губы растянулись в изумительной улыбке, и я выдохнула; громкий раскатистый смех эхом отражался от высоких гор, которые окружали нашу небольшую бухточку. Эммет стал напевать старый детский стишок «Do You Know the Muffin Man» (4), и вскоре мы все дружно смеялись. Даже миссис Каллен смеялась, пытаясь спасти наш разрушенный завтрак, разлепляя пластиковый пакет и выкорчевывая оттуда уничтоженную выпечку.

Полдня мы бездельничаем, загорая под жарким солнцем, плаваем, когда нам нужно охладиться. Эммет и Джейкоб позвали с собой Роуз и Элис еще раз покататься на лыжах, и доктор с миссис Каллен пошли с ними на этот раз. У меня и Эдварда не было желания наблюдать за ними. Во второй половине дня ветер начал усиливаться и мы привязали навес к груде камней, чтобы он не улетел. Сняв с себя мокрую одежду, я нашла тенёк и, расстелив свое полотенце, легла на живот, чтобы почитать. Эдвард расстелил своё полотенце рядом со мной и стал что-то черкать в своем блокноте. Я всячески пыталась увидеть, что он там пишет, но он старательно держал свои мысли при себе, частенько задевая моё бедро своей ногой, или локтем касаясь моей руки, тем самым вызывая порхание бабочек в моём животе. Потом я полностью растворилась в страницах книги, мой мозг теперь заполонили образы хоббитов и эльфов с магическими кольцами. Мои веки начали тяжелеть, и я позволила им закрыться, плеск воды о берег напевал нам тихую колыбельную. Под моим телом был мягкий песок, и я почувствовала, как бусинка пота, стала зарождаться на моей шее, а потом скатилась по спине, и я была так счастлива здесь и сейчас, в тишине необитаемого полуострова, комфортно ощущая себя рядом со своим другом.
– Эй, голубки! – я слышу крик брата, который пугает меня, вырывая из глубокого сна. Мои волосы спутались и прилипли к лицу, мое тело одеревенело, и я почувствовала себя ужасно, когда открыла глаза и обнаружила, что Эдвард прижимается щекой к моему плечу, а руками и телом - к моему боку. Его горячее дыхание вызвало покалывание в животе, пульс участился и моё сердце сильнее забилось в груди.
Его губы были так близко. Я могла бы поцеловать его, если бы захотела. Я почувствовала жар на щеках, и постаралась не думать о том, как мне нравилось то, как тело Эдварда прикасалось к моей коже, и быстро отклонилась в сторону, прежде чем он проснётся.
Эммет первый вышел на берег, за ним появились Элис и Роуз. Элис широко улыбалась, а её голубые глаза мерцали, и я предположила, что она подумала, будто мы тут обнимались. А если мы обнимались? Ну, я имею в виду, что со стороны это именно так и выглядело, но ведь это было не специально. Эти случайные крепкие объятия были вызваны сном, напомнила я себе. И я была полностью уверена, что так и было.
Миссис Каллен всё ещё шла в воде, а Джейкоб показывал доктору Каллену, как лучше всего привязывать лодку, и я была благодарна, что они не стали свидетелями наши случайных объятий. Джейкоб не дал бы мне спокойной жизни, постоянно напоминая об этом.
Я протёрла глаза, села, а потом быстро поднялась на ноги. Уже наступил вечер, солнце опустилось ниже холмов, бросая тень на всю бухту. Я сгорела, и, прежде, чем Эммет успеет что-нибудь сказать, я прыгнула в воду, решив доплыть до острова.
Я услышала шум позади себя, и увидела, что Элис поплыла за мной. Дерьмо. Она будет пытаться разузнать у меня об Эдварде, я уверена в этом. И она очень настойчива. Она не из тех, кто просто пройдёт мимо этой ситуации.
– Белла, подожди! – крикнула она.
Я повернулась к ней лицом, плавая на месте, моё дыхание уже было тяжёлым. Я не очень далеко проплыла, но моё сердце еще не оправилось от ощущения тела Эдварда на моей коже, и того, как я в спешке убежала от всего этого, но я поняла, что плыла я довольно быстро.
Элис улыбнулась, когда догнала меня, и мы вместе поплыли к берегу. Она не стала терять времени, сразу начиная говорить про наше объятие, как будто это самое скандальная новость, которую она когда-либо слышала.
– О, мой Бог, это было клёво! Вы такая милая пара, – проговорила она, но, поскольку, мы плыли, я на мгновение отвлеклась от её разговора.
– Мы не пара, Элис, – выдохнула я, стараясь при этом не набрать в рот воды.
– Ох, ну и пожалуйста. Только он по уши влюблён в тебя и всё время говорит о тебе. Он не мог дождаться, чтобы увидеть тебя, он даже написал тебе стихотворение на день рождения, – проговорила Элис, я зависла с открытым ртом, и поперхнулась, поскольку вода попала мне в горло.
– Что? Это мой подарок в этом году? – прокашляла я, внезапно всерьёз заинтересовавшись разговором. – А…а стихотворение?
Элис кивает, мы подплываем к берегу. Элис, тяжело дыша, выходит из воды и по пятам следует за мной по пляжу. Я плюхаюсь на песок, и она садится рядом со мной. Меня немного ошеломило её признание. Стихотворение – это самое близкое, самое личное, что вы когда-либо могли бы подарить своей девушке.
Но я не была девушкой Эдварда. Не то чтобы я не хотела ею стать. Больше я не могла отрицать того, что влюблена в Эдварда. Мне нравится то, как он заставляет меня чувствовать, мне нравится то, как он может рассмешить меня, но я не могу быть его девушкой. Девушка Эдварда будет из Сиэтла, девушка, которая похожа на него, у которой будет много денег, и она будет носить модную одежду и макияж и полностью соответствовать ему.
Я же просто останусь девушкой на реке, летним другом.
Ничего больше.
– Эдвард не любит меня, Элис. Разве у него нет девушки в Сиэтле? – спрашиваю я, постыдно пытаясь разузнать информацию.
– У Эдварда полно девушек в Сиэтле. Он очень популярен. Но не на одну из них он не смотрит так, как на тебя. Он любит тебя Белла, хочешь ли ты это признать или нет, – заявляет Элис, откинувшись назад на локти.
– Ну, быть влюблённым, и быть парой совсем разные вещи, – бормочу я.
Может быть, Эдвард и любит меня, но это не значит, что он хочет быть со мной. Это не значит, что он хочет поцеловать меня, или держать за руку, или что-то в этом роде. Моё подсознание вернуло меня к тому моменту в прошлом году, когда он из жалости предложил мне поцелуй.
На минуту я представила, что Эдвард действительно хотел поцеловать меня, что он на самом деле любит меня, и что он хочет, чтобы я стала его девушкой. Я представила себе, каким бы тогда замечательным было бы наше лето, как бы мы ходили вместе в поход и катались на лыжах. Мы бы плавали с ним по вечерам, и ели мороженое, и может быть, снова уснули под палящим солнцем. Я позволила бы ему поцеловать себя и прикоснуться ко мне. Представляя себе всё это, я почувствовала пульсацию между ног и незнакомую боль, которая распространилась в моём животе, ощутила, как горят мои ноги, и меня расстроило, что я думаю об этом, в то время, как Элис, его сестра, спаси меня Господи, сидит тут рядом со мной. Закрыв глаза, я старалась не представлять себе, как его мягкие губы будут целовать меня на прощание. Он уедет. После идеального лета, наполненного поцелуями и весельем, и, возможно, мы смогли бы добраться до третьей базы, но он оставит меня, и моё сердце будет разбито.
Нет, я должна защитить себя, оградить своё сердце от неминуемого краха. Я не могу влюбиться в Эдварда Каллена.
– Может быть, ты и права. Тяжело встречаться с тем, кто живет так далеко. Но это не означает, что она уходит, ну, ты понимаешь, любовь. Чувства просто так не исчезают, – говорит Элис после долго молчания.
Она смотрит на меня и улыбается, а я хмурюсь, вспоминая о том, как думаю об Эдварде в течение всего года, с нетерпением ожидая его приезда. Элис права: чувства никуда не исчезают.
Элис рассмеялась над моим выражением лица, и её губы растягиваются в белоснежной улыбке.
– Расслабься Белла, ты же понимаешь, что это не смертельный приговор. У любви есть много великолепных вещей. – Она закрыла глаза и вздохнула.
Сама только мысль приводит её в дикий восторг, я же не вижу в этом ничего привлекательного. Для меня любовь является чем-то страшным, непонятным и напряжённым. Мне же всего четырнадцать. Я не узнаю что такое любовь, пока она не укусит меня за задницу.
– А ты влюблялась в кого-нибудь? – спросила я Эллис.
Она заулыбалась, возможность поговорить о себе слишком заманчива, чтобы от неё отказаться. Она начала рассказывать мне историю о каком-то мальчике, с которым она познакомилась в школе, и который встречается с её лучшей подругой, и как она уверена в том, что они стали бы идеальной парой. Он постоянно приглашает её, но всё ещё встречается с той, потому что они занимались сексом, и что он хочет сделать всё благородно. Я просто кивала и время от времени добавляла «ага», но, если честно, я испытывала некоторое неудобство, поддерживая беседу.
– И тогда, когда Марии, его подруги, не было в городе прошлый зимой, он пригласил меня в театр, но потом пригласил ещё кучу народа. Что это значило? Хотел ли он пойти со мной, но не хотел обострять отношения между мной и Марией? Или ему просто стало скучно, или он почувствовал себя обязанным пригласить меня, потому что мы друзья? – Элис затаила дыхание. – Я не знаю, я не знаю, что делать. Я знаю, что он не любит её. Он просто чувствует, что обязан ей, так она была его первой.
– Может быть, ты должна оставить всё как есть. И если этому суждено произойти, то это произойдет, – изрекаю я, демонстрируя свои глубокие познания в банальных клише.
– Оставить всё на произвол судьбы? – фыркнула Элис. – О, Белла, не существует такого понятия «Если суждено». Если ты чего-то хочешь, то этого нужно добиваться. Я не собираюсь оставлять своё будущее в руках кого-то такого капризного, как судьба.
– Так ты не веришь в родственные души? – не понимая её, задаю вопрос я.
– Что-то типа «Один и единственный человек, который предназначен для тебя»? Не может быть такого. Я имею в виду, что моя мама думала, что мой отец – её родственная душа и посмотри, как все это закончилось, – говорит Элис, качая головой.
– Но потом она встретила доктора Каллена, и они, кажется, довольно счастливы вместе, – замечаю я.
– Какова вероятность того, что моя мама встретит двух парней, которых она сочтёт своими родственными душами, и что они будут жить в том же городе, что и она? Это так не логично. Нет, любовь – это не предназначение, любовь – это некая связь, искра. Я не могу тебе объяснить, но однажды ты сама это поймёшь. И ты не сможешь оставаться в стороне, вне зависимости, сколько миль разделяют вас двоих, – подмигнула мне Эллис.
Я снова нахмурилась: любовь гораздо сложнее, чем я представляла себе это. Я думаю, что мои родители любили друг друга. И я уверена, что моя мама считала их с папой родственными душами до какого-то момента, но теперь они едва могут находиться в одной комнате
Слабый запах дыма чувствуется в воздухе, и, повернув голову, я вижу оранжевый цвет костра в бухте. Солнце клонится к горизонту, и мы с Элис решаем вернуться назад. Всю дорогу мы плывём молча, звуки голосов становятся всё громче, как только мы подплываем ближе к берегу. Все сидят под навесом, хоть солнце уже зашло за холмы, и небо теперь окрашено в пурпурно-красно-жёлтые цвета. Доктор Каллен занимается приготовлением хот-догов на барбекю, в то время, как Миссис Каллен вытаскивает специи и картофельный салат из ящика со льдом. Элис стягивает полотенце с одного из стульев, тут же оборачивая его вокруг своего тела, присаживается на сотканный из полиэстера стул.
– Ты знаешь ведь, сколько людей было похищено на этой реке? – начинает Эммет.
Я закатываю глаза. Эммет рассказывает эту историю с тех пор, как я себя помню. И я не уверена, говорил ли он правду или просто хотел попугать людей.
– Это очень маловероятно, – утверждает Роуз, сидя на кресле, поправляя очки на своём аккуратном носике.
– Нет, я серьезно. Вы видели ветхий особняк, что находится на главной дороге? Вы не могли пропустить его, это единственный дом на дороге между нами и городом. Там жили охотники. В последний раз их видели на пристани, они готовились к ночной поездке. На следующее утро их лодку обнаружили в пяти милях вниз по реке, выброшенную на берег. Не было тел, никаких других следов, но появились сообщения о светящемся шаре, который висел над тем местом, где была найдена лодка, – объясняет Эммет.
Моё полотенце до сих пор лежит рядом с Эдвардом, и он всё ещё сидит там, скрестив ноги, и ковыряя в песке палкой. Он посмотрел меня, когда я присела рядом с ним, его брови сошлись вместе, а губы сжались. Ему было интересно, где я была.
– Австралия, – прошептала я, и он кивнул.
– Нет, ты не понимаешь. Я не спорю, есть вероятность того, что инопланетяне существуют. Есть какая-то формула, которая математически позволяет предположить, что в других солнечных системах должна быть жизнь. Так или иначе, они должны были быть очень хорошо развиты, чтобы разработать такие необходимые технологии, которые бы побороли границы пространства и времени, чтобы прилететь сюда, а это выглядит очень маловероятным, – спорит Роуз.
Эммет широко разевает рот. Уверена, что он и понятия не имеет, о чём она говорит.
– Ты имеешь в виду как в фильме «Назад в будущее»? – Эммет улыбается, надеясь на своё обаяние и ямочки, которые могли бы перевесить его невежество.
– Да, как «Назад в будущее». Боже, только не начинай говорить о научных неточностях в этом куске дерьма, – отвечает Роуз с сарказмом.
– Кусок дерьма? Да этот фильм – произведение искусства, чистое совершенство, всё, что я когда-либо мечтал увидеть в кинематографическом шедевре, – настаивает Эммет, не веря своим ушам.
– Они спорят без остановки, с тех пор как я проснулся, – Эдвард шепчет мне на ухо.
Его тёплое дыхание щекочет мою кожу, а разум возвращается обратно к моему разговору с Элис, и я чертовски рада, что он не может читать мои мысли.
– Я надеюсь, что Роуз специально не соглашается с ним, только так она доминирует над ним в дебатах, – отвечаю я, и Эдвард смеётся.
– Прекратите войну, мы спасли ваши булочки, и хот-доги готовы, – говорит доктор Каллен.
Миссис Каллен раздаёт каждому из нас по бумажной тарелке. Мы едим, постепенно развязывая разговор, и игнорируя спор между Эмметом и Роуз. Джейкоб хотел перебраться на другую сторону холмов, но миссис Каллен наложила вето на эту идею, утверждая, что уже слишком темно и очень опасно, и даже Джейкоб не стал с ней спорить. Вместо этого мы использовали навес, покрывая шезлонги, выставляя их вдоль скал, чтобы препятствовать ветру ночью. Также это было нашим обозначением, знаком для других лодочников, что бухта занята. Мы плыли обратно на пристань для яхт, две лодки бок о бок, тёплый воздух звенел в ушах и обдувал мою шею. Эдвард сидел напротив меня на нашей скамейке, его бедра напротив моих коленей, небо сверкало фейерверком, но мы не могли видеть его.

Проходили дни. Отец заставлял меня работать в магазине четыре дня в неделю, помогая Леа, а остальные дни я могла проводить с Эдвардом. Доктор Каллен вносил изменения в свою диссертацию, Миссис Каллен проводила всё своё время с книгами, пазлами и готовилась к следующему учебному году, тем самым давая нам полную свободу действий на пристани. Мы катались в карте по разбитой, грязной дороге вдоль береговой линии. Эммет брал нас с собой на лодку, и Эдвард пару раз попрактиковавшись, неплохо стоял на лыжах. Роуз и Эммет продолжали препираться, как старая супружеская пара, Джейкоб присоединялся к нам раз в неделю, чтобы поиздеваться надо мной и устроить проблемы. Небо уже стало затягиваться большими ситцевыми облаками, похожими на крем в ярко-синем небе, это было знаком приближения бурь, которые посыплются на этот город со сменой сезона. Лето почти закончилось, Калленов не будет уже через неделю. Я старалась не думать об этом, так как это влияло на мое настроение, и просто сосредотачивалась на настоящем.

Сегодня утром, Джейкоб упомянул о больших скалах, что были позади бухты, и, конечно, Эдвард заинтересовался. Мы уговорили Эммета отвести нас в бухту, Роуз и Элис мы тоже убедили попрыгать с небольших скал. Это были всего лишь двенадцатифутовые (примерно три с половиной метра) выступы, и девочки с Эдвардом определённо могли справиться с ними. Роуз закричала и прыгнула вместе с Элис, скрываясь в спокойной глубокой воде. Они появились на поверхности, смеясь над острыми ощущениями и удивлённые своей храбростью.
Эдвард изящно прыгает с выступа головой вниз и я задерживаю дыхание, наблюдая, как он быстро исчезает под водой. Все мы кричим и визжим после его прыжка, даже мой брат выглядит впечатлённым. Джейкоб злится. Не удивительно, что теперь он подстрекает Эдварда, пытаясь выставить его дураком. Он предлагает самый высокий утёс, с которого я сама прыгала лишь один раз, и я ошеломлена.
– Ну, давай, Эдвард, не будь слабаком, – издевается Джейкоб, пока мы идём по скалам.
– Я же сказал тебе, что сделаю это, – бормочет Эдвард.
Я могу видеть, как выступают бисеринки пота на его загорелой коже, так как он идёт впереди меня. Его спина покрыта пятнами от несильных солнечных ожогов и веснушками, а с плеч уже начинает слезать кожа.
Я ускоряю свой шаг, чтобы идти рядом с ним, и слегка касаюсь его рукой, чтобы привлечь к себе внимание.
– Тебе не нужно этого делать. Джейкоб просто провоцирует тебя. Это не стоит того, чтобы погибнуть, – шепчу я, и он смотрит на меня широко раскрытыми глазами.
– Ты думаешь, что я собираюсь погибнуть? – испугано спрашивает он, и я пожимаю плечами.
Возможно, я немного драматизирую, но я просто беспокоюсь о нём. Я имею виду, как в тех передачах, что показывают в дневное время по телевизору.
– Нет, не совсем. Я просто…. Я не хочу, чтобы ты в конченом итоге ходил на специальные курсы после уроков, – бормочу я.
Эдвард громко хохочет, перебрасывает руку мне за спину и обнимает меня за плечи, игриво перебирая мои волосы. Я отталкиваю его подальше, убирая волосы с лица, и чувствую себя дурой, что волнуюсь за него. Или, по крайней мере, что дала ему, понять, что беспокоюсь.
– Я смогу с этим справиться, поверь мне, – Эдвард легонько толкает меня в плечо, позволяя своей руке немного задержаться в моей, и мне не нравится мысль, что он думает, что заставляет меня нервничать. Я также не думаю, что он понимает, во что втягивает себя.
– Эммет, тебе не кажется, что нам нужно просто вернуться? – кричу я в толпу, что идёт впереди нас.
Эммет оборачивается.
– Я имею в виду, что эти облака означают, что грядет буря, так ведь? Не нужно ли нам выйти из воды?
– Она просто заступается за своего маленького дружка, – издевается Джейкоб. – Неужели он попросил тебя найти выход из этой ситуации? Так как сам он слишком труслив, чтобы самому сказать об этом?
Эдвард сердито смотрит на меня, и я качаю головой.
- Джейкоб, ты тупой идиот. Ты так же как и я знаешь, что мы не должны это делать. Это небезопасно. Мы все должны вернуться на пристань.
– Это на самом деле опасно? – Роуз спрашивает Эммета
Он смотрит в небо.
– Не совсем, эти облака не достаточно тёмные, у нас есть в запасе где-то двенадцать часов, – говорит Эммет, и я толкаю его, раздражённая, что он становится на сторону Джейкоба.
– Отлично. Тогда я тоже прыгну, – говорю я, и марширую в гору.
Остальные молча идут за мной. Меня настолько разозлила их глупость, что ярость заполонила глаза и я, практически, ничего не вижу перед собой.
Мы дошли до вершины скалы, и я смотрю вниз с холма. Тридцатифутовая высота, вода внизу облизывает утес и у меня внутри всё переворачивается, а голова кружится. Во что, черт возьми, я себя втянула? Я не могу теперь отступить, не после моей небольшой истерики, но я начинаю серьезно волноваться из-за того, как собираюсь сделать это.
– Мы будем прыгать вместе, – слышу я голос Эдварда, и, закрыв глаза, я киваю, а сердце бешено стучит в груди.
– Всё хорошо мужик, ты можешь заплатить. Если ты, конечно, не собираешься отступать, – насмехается Джейкоб.
– Нет, со мной все хорошо. Белла, ты в порядке? – Эдвард хватает меня за руку, и я киваю, так как не могу говорить. – Она в порядке, и я в порядке. Мы в порядке, – слышу я голос Эдварда, потом смотрю на него. – Мы готовы.
Он тянет время, его глаза говорят мне, что я могу отступить, что мне не нужно прыгать, но я принимаю это как вызов. Сильнее сжав его руку, я прищуриваюсь и твёрдо решаю, что смогу это сделать.
– Готов? – спрашиваю я, и он кивает.
– Ты готова? – теперь он спрашивает меня, и я закатываю глаза.
Боже, сейчас мне хочется, чтобы это быстрее закончилось, меня уже всё это бесит, и я устала от этого испытания. Опустив его руку, я отступаю на несколько шагов назад.
– На счет три? – я смотрю прямо на него, и он качает головой.
– Нет, это даст мне три секунды, чтобы струсить, – отвечает он, его голос дрожит.
– Сейчас! – кричит он, и за долю секунды я разбегаюсь и прыгаю с обрыва в кроссовках.
Я кричу весь путь вниз, внутри меня всё переворачивается, а сердце бьётся в горле, ветер треплет мои волосы, а затем всё заканчивается. Эдвард вошёл в воду на мгновение раньше меня, вода обжигает мои ноги, как только я погружаюсь, и я изо всех сил выталкиваю себя на поверхность, тяжело дыша. Рассмеявшись, я плаваю на месте, оглядываясь, ища Эдварда, но нигде не могу его найти. Меня охватывает паника, и я смотрю наверх, где не вижу остальных ребят, и мне становится ещё хуже, так как мне начинает казаться, что Эдвард на дне реки, и это моя вина, ведь я рассказала ему про прыжки. Задержав дыхание, я ныряю под воду с открытыми глазами, высматривая его ярко голубые плавательные шорты, но мне ничего не удаётся разглядеть сквозь мутную воду. Я остаюсь под водой до тех пор, пока не заканчивается воздух в лёгких, потом выныриваю, но так и не вижу его.

О Боже, пожалуйста, не делай ему больно! Где он? Где он, черт возьми?!
– Эдвард! – кричу я, и мой голос дрожит, слезы начинают катиться по моим щекам. – Эдвард?
Внезапно, я чувствую резкий пинок по своему бедру, и кричу. Эдвард появляется над поверхностью воды, и эта задница ещё и смеётся. Я так зла на него, что ярость заполнила мой разум. Это была шутка. Он думает, что это смешно? Я тут ревела, думая, что он мёртв, а он развлекается.
Вот сволочь.
– Ты, придурок! – ору я, пытаясь ударить его.
Его лицо меняется, и он защищается от моих ударов, ослабленных водой.
– Я думала, ты умер! Как ты мог так поступить со мной? Я тебя ненавижу!
– Ого! Белла, успокойся, – он пытается поймать мои руки, но я отталкиваю его, поворачиваясь к нему спиной, и плыву к берегу.
Я не могу поверить, что он так поступил со мной! Из всего самого ужасного, что он мог сделать, он выбрал наихудшее.
– Эй, вернись! Я пошутил! – кричит Эдвард позади меня, но я игнорирую его.
Он хватает меня за руку и поворачивает к себе, чтобы посмотреть в моё лицо.
– Ты плачешь?
– Нет! – лгу я, и он отпускает меня.
Я подплываю к берегу и иду обратно в гору, выбрав другой путь, в скором времени ребята спустятся вниз. И последнее, что я хочу, это видеть эту компанию.
Позади меня слышится шорох гравия.
– Белла подожди, остановись на одну чертову секунду.
Я останавливаюсь и поворачиваюсь, одаривая Эдварда свирепым взглядом, скрестив руки на груди. Я подожду, я выслушаю его, а потом я скажу ему всё, что думаю, и не буду разговаривать с ним, по крайней мере, день.
Эдвард останавливается передо мной, его лицо уныло и выражает беспокойство, я не могу смотреть в его большие зеленые глаза, потому что сразу смягчусь. Нет оправдания тому, что он сделал, разыграв свою смерть только ради того, что бы напугать меня. Это вообще, совсем не круто.
– Ты на самом деле поверила, что я мёртв? – спрашивает он.
Я киваю, вытирая новые слёзы, которые текут по моим щекам, разозлённая на всё вокруг, и на то, что позволила ему увидеть, как я плачу.
– Ты на самом деле ненавидишь меня? – шепчет Эдвард, и я поднимаю на него глаза. Выражение лица Эдварда смягчается, его глаза умоляют, и он выглядит сломленным. Мои слова разрушили его. И я чувствую себя ужасно за то, что произнесла их.
– Нет,– шепчу я в ответ, качая головой.
– Хорошо, – вздыхает Эдвард, и делает ещё несколько шагов навстречу мне.
Я инстинктивно отступаю, но он снова приближается ко мне, пока его нос практически касается моего. Я дрожу, моя грудь ходит вверх и вниз, когда рука Эдварда касается моей щеки.
– Спасибо, – его глаза смотрят прямо в мои. – За заботу.
И тогда я чувствую это: потрескивающий гул, электрический импульс, искру. Независимо от того, что говорила Элис, я чувствую это, и я узнаю это. Его рука на моей щеке одновременно вызывает во мне страх, нервозность и радость, но я хочу быть ещё ближе к нему, поэтому я вытягиваю шею, приближая свое лицо к его. Он медленно наклоняется вниз, так близко, что я могу чувствовать его дыхание на своем лице. Его рука спадает с моей щеки, спускаясь на мою спину и притягивая ещё ближе к себе. Наши тела соприкасаются, моя мокрая майка касается его голой груди, и я расслабляюсь, чувствуя его стройное тело.
Прежде чем, я успела подумать о том, что происходит, Эдвард наклонился и прижался своими губами к моим. Я не знала, что делать, я следила за его лицом, любуясь длинными ресницами его закрытых глаз. Его губы были тёплыми и мягкими, и он начал отстраняться. Открыв глаза, он улыбнулся, и я неловко улыбнулась в ответ. Не такое уж большое дело этот поцелуй, земля не ушла из-под ног или что-то в этом роде. А может быть, я сделала что-то неправильно?
Рука Эдварда всё ещё прижимает меня к нему, и тишина между нами становится какой-то неудобной и странной, мне не нравится это.
– Ты знаешь, я никогда этого раньше не делала, – смущаюсь я, и Эдвард улыбается.
– Для первого раза всё было очень хорошо, – начинает убеждать меня Эдвард, и я смеюсь, потому что знаю, что он обманывает.
Он касался женской груди и потом кричал об этом.
– Да ладно тебе, правда, это было ужасно, – настаиваю я, немного нахмурившись, когда Эдвард отходит от меня на пару шагов.
– Это не было ужасно, – заявляет Эдвард, начиная спускаться по склону. – Ты просто должна немного работать своим ртом, чуть-чуть расслабить губы.
– Мы можем попробовать еще раз? – спрашиваю я, проклиная румянец, что окрашивает мои щёки.
Я не хочу, что бы Эдвард подумал, что я ужасна в технике поцелуев.
– Мы можем практиковаться всю неделю, если ты захочешь, – Эдвард подмигивает мне, и его лицо украшает лукавая улыбка, и меня снова захлестывают чувства волнения, возбуждения и страха. Только одна мысль о поцелуях с Эдвардом снова заставляет мой желудок сжиматься незнакомыми способами, но его слова болью отзываются в моем сердце.
Одна неделя – вот и всё, что у нас осталось.
Одна неделя.

Примечание:
1 - (на бревне);
2 - (ссылка);
3 - (ссылка);
4 - (ссылка);
___________________________________________________________________________________________
Большое спасибо за перевод Лисбет.

Всех ждем на Форуме


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-11897-4
Категория: Наши переводы | Добавил: Caramella (15.09.2012) | Автор: Переводчик: Лисбет
Просмотров: 1682 | Комментарии: 19


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 19
0
19 natik359   (09.07.2017 13:23)
Первый неловкий поцелуй. Жаль, что он произошёл так поздновато. Хотя неделя ещё в запасе.

0
18 GASA   (05.01.2015 10:01)
а вот и первый поцелуй!надо же, так интересно наблюдать за отношениями этих подростков

+1
17 робокашка   (27.09.2014 01:55)
чудесная обыденность

+1
16 Claire_Weiss   (13.07.2014 11:02)
Ооо первый поцелуй^^
Большое спасибо за перевод! Чудесная история!

+1
15 ღlittle_flowerღ   (19.05.2014 14:45)
Вау! Замечательный первый поцелуй happy

0
14 M_A_K_S   (29.10.2012 22:12)
спасибо,чудесная история! smile

+1
13 АкваМарина   (28.09.2012 17:07)
Первый поцелуй happy

0
12 choko_pai   (18.09.2012 15:16)
Спасибо

+1
11 psih1   (16.09.2012 16:10)
Спасибо за главу...

+1
10 psih1   (16.09.2012 16:10)
Спасибо за главу...

+1
9 Winee   (16.09.2012 13:04)
Поцелуй свершился biggrin

+1
8 Bella_Ysagi   (16.09.2012 09:25)
как мило)))

+1
7 Nikki6392   (16.09.2012 00:36)
они такие милые happy

+1
6 ღSolarღ   (15.09.2012 23:43)
Спасибо за перевод главы! Так мило! Вот они уже и разделили первый поцелуй happy

+1
5 Fido   (15.09.2012 22:18)
Спасибо!!!

+1
4 Taisya   (15.09.2012 19:24)
Спасибо, очень летняя история.

+1
3 ღpantercaღ   (15.09.2012 18:11)
ох это была великолепная глава! Вот я и дождалась их поцелуя!

+1
2 Эмма7298   (15.09.2012 15:50)
Спасибо!!!!
Отличная глава!! С нетерпением жду продолжения!!))

0
1 vsthem   (15.09.2012 14:56)
Спасибо огромное! happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]