Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2575]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4849]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15149]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14360]
Альтернатива [9028]
СЛЭШ и НЦ [8991]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4355]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Страсть и приличие / Passion and Propriety
Воскреснув, ведь только так можно назвать его чудесное выздоровление, Эдвард, виконт Мейсен, не мог решить, кем на самом деле является его прекрасная спасительница – ангелом или воплощением дьявола. Она мучила его, неосознанно даря надежду на то, что он мог бы получить, не будь проклят грехами собственных предков.

Отражение тебя
Любовь прошла? Исчезла куда-то… но Белла не торопится расставаться с Эдвардом, силясь понять себя и свои чувства… Как оказалось, не все так просто.

Сладкий вкус предательства
Неизвестный вампир… или это Эдвард? «На языке я ощутил вкус предательства. И это был самый крышесносно-восхитительный опыт в моей жизни».

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Все эти зимы
Их было двое. У них был свой мир, своя игра. И война своя. У них не получалось быть вместе, и отпустить друг друга они тоже не могли. Так и жили, испытывая судьбу, от зимы до зимы, что укрывала их пороки в своих снежных объятиях.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 517
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Ты - мое лето. Глава 10. Лето, когда мы поехали в Лас-Вегас. Часть 2

2019-11-22
16
0
Глава 10. Лето, когда мы поехали в Лас-Вегас. Часть 2

Я даже не пытаюсь пререкаться с ней. Я быстро забегаю в душ, брею ноги и подмышки, мою голову. Взяв в руки смехотворно маленькое полотенце, я плотно оборачиваю его вокруг своего тела и выглядываю за дверь.

– Элис, мне нужна моя сумка, – говорю я.

Она, скрестив ноги, сидит за столом в тренировочных штанах и подводит глаза.

– Эдвард, отнеси Белле сумку, – командует Элис.

Я впиваюсь в неё взглядом, но она лишь улыбается. Эдвард берёт мою сумку, на его красивом лице растягивается лукавая улыбка, и он, не стесняясь, пробегает взглядом вдоль моего тела. Я бы обиделась, если бы не была так сильно возбуждена. Он цепляет мою сумку пальцем и протягивает мне, я вырываю её у него, а его улыбка становится ещё шире.

– Ты отлично выглядишь, – говорит он.

На что я лишь закатываю глаза и закрываю дверь, но успеваю услышать его смех, и, будь я проклята, но и сама не могу удержать в себе проклятое, рвущееся наружу, хихиканье. Будь проклят он и его откровенный флирт.

Я надеваю трусики и бюстгальтер, и вынимаю из своей сумки белую симпатичную блузку. Не знаю, что носят девушки, но нет ни единого шанса, что я надену это. Приоткрыв дверь, я оглядываю комнату, замечая Роуз в потрясающем облегающем красном платье до колен от модных дизайнеров, и в туфлях на платформе с красными ремешками, обернутыми вокруг лодыжки, и я теряю дар речи от такой красоты.

– Элис, мне нужна твоя помощь, – жалобно зову я.

Она смеётся, указывая на свой открытый чемодан.

– Выбирай, что хочешь, – говорит она.

Я оглядываю комнату, отмечая, что мальчиков в ней нет. Быстренько пробегаю к двери, которая соединяет две комнаты и закрываю её.

– Белла, ты носишь мальчишеское нижнее белье? – раздраженно спрашивает Элис, и я смотрю вниз, на свои трусики.

– Но на них She-ra (10), – возмущаюсь я, – а она – принцесса силы.
Элис лишь закатывает глаза и вновь с головой уходит в свой макияж. Я копаюсь в огромной куче одежды и чувствую себя нелепо. Вся одежда Элис не оставляет места для фантазии, и вся она очень стильная. Ничего из этого мне не подойдёт. Моя грудь слишком большая для любой из её блузок, а все юбки слишком короткие, и я чувствую себя полным дерьмом.

– У меня есть то, что тебе подойдёт, – говорит Роуз, и уходит в другую комнату.
Возвращается она, держа в руках бирюзовое платье, и серебряные туфли на шпильках. Я так понимаю, что это та самая обувь, о которой раньше говорила Элис.

– Примерь это, – говорит она, улыбаясь.

Она протягивает мне мягкую ткань, я немного удивлена её выбором. Надевая через голову шелковистый материал, я застёгиваю пуговички на шее и молнию сбоку. Это платье, конечно, тоже не подходит мне по стилю, но намного лучше любого из микро-платьев Элис, что я видела в её чемодане. Платье короткое, но удобное, с завышенной талией и множеством мелких сборок.

– Хорошо смотришься, но ты не можешь носить свои трусики-шортики с шифоном, – говорит Элис. – Вот, одень их. И сними лифчик.
У меня вызывают смех те трусики, что Элис дала мне, на них даже ценник сохранился.

– Матерь Божья, тридцать долларов за рогатку? Это на тот случай если на нас нападут? Может быть мне стоит положить несколько камней в сумочку, так, на всякий случай?

– Нет, всезнайка, это стринги. Просто надень их, – говорит Элис.

– Я не надену ничего, что точно заставит мою попу страдать. Я и так уже согласилась надеть каблуки. Достаточно пыток на одну ночь, – говорю я, пытаясь ватным диском выстрелить из рогатки-стрингов в нос Элис.

– Ну, хорошо! – хмурится Элис и протягивает мне трусики-шортики. – Надеть их вместо стрингов, но, поверь мне, некоторым людям они нравятся.

– Как можно терпеть эту верёвочку между своими ягодицами? – с сарказмом спрашиваю я.

– Ты привыкнешь к этому, но это не то, что я имела в виду. Есть люди, которые считают это сексуальным, – снова намекает она.

Но я так и не могу понять, о чем она говорит.

– Кто считает, что они сексуальны?

– Ну, не знаю, есть люди! Джасперу нравится. Уверена, что и Эдварду тоже, – говорит Элис, и я краснею.

Я дожидаюсь того момента, когда она перестаёт смотреть на меня, быстро снимаю свои шортики и надеваю стринги. Как я и думала, это ужасно неудобно, но, к своему удивлению, я чувствую себя сексуальной. Но я никогда не скажу об этом Элис.

Я расстегиваю застежку лифчика, и спускаю бретельки по своим рукам, вытаскиваю его из-под платья, смотрю на себя и убеждаюсь, что почти не видно, что на мне нет бюстгальтера. Не очень очевидно, только если будет порыв холодного ветра, мои девочки станут заметны, так как соски затвердеют. Но шансы на порыв холодного ветра также велики, как и победа в джекпот, так что, я, на самом деле, не волнуюсь. Но потом я вспоминаю о коротком чёрном облегающем свитере в чемодане Элис.

– Могу я взять его, на всякий случай? – спрашиваю я Элис.

Она кивает. Благодаря блестящим теням и подводке, её голубые глаза стали необычно яркими. Она надевает бледно-розовое облегающее фигуру платье, вокруг талии повязывая золотистый ремень, и в пару к нему – золотистые босоножки на платформе. На руках браслеты, её короткие чёрные волосы обрамляют лицо, и, я клянусь, она похожа на девушку, только что сошедшую с обложки Космо.

Элис помогает мне с макияжем, и какой-то слизистой хренью смазывает мне волосы. Она просит меня наклонить голову, взбивая руками волосы и покрывая их спреем, или чем-то подобным. На самом деле, мне всё равно, что она делает с моими волосами. Скорей всего, я соберу волосы обратно в хвост. Когда она, наконец-то, закончила с моими волосами, она подает мне зеркало и восклицает «Та-дам»! Я смотрю в зеркало и чувствую себя так, будто нахожусь в одном из своих снов – всё так странно, и это, в каком-то роде, волнует меня.

Нет, я не хочу сказать, что я выгляжу плохо, просто как-то странно. Мои волосы выглядят великолепно, длинными волнами падая на мои голые плечи. Мои, обычно скучные, коричневые глаза, как мне кажется, искрятся в прямом смысле: блеск – на моих веках, покрытых золотисто-зелеными тенями. Ресницы длинные черные, аккуратненькие, немного румян нанесено на щеки, и нежный, бледно-розовый блеск на губах. Бирюзовое платье отлично сочетается с моей загорелой кожей, и я думаю, что если бы это лицо в зеркале принадлежало кому-то другому, то я должна была бы признать, что оно было красивым. Я оборачиваюсь, чтобы посмотреть на свой зад и убедиться, было ли заметно, что на мне надет этот крохотный кусочек эластичной ткани, но там не было ни одной складочки. Отлично, теперь это выглядит так, как будто на мне вообще нет нижнего белья. Какой стыд.

Наконец-то, мы все готовы выйти из гостиничного месяца, но не раньше, чем Элис каждому наливает рюмку праздничной текилы. Мой брат одет в джинсы и в белую рубашку навыпуск и выглядит довольно круто. Я даже и не знала, что он взял с собой ещё вещи.
И он в туфлях. Раньше я никогда не видела своего брата в туфлях. Джаспер этим вечером в своем стиле: похож на Фрэнка Синатру в шляпе и в полосатой рубашке с коротким рукавом. До самого выхода я не надеваю каблуки, умудряясь запихнуть в свою маленькую сумочку водительские права Леа, шлёпки, лифчик и свои мальчишеские трусики. Так, на всякий случай.

Эдвард берёт меня под руку, и мы вместе идём по коридору к лифту, и это так здорово, по крайней мере, мне так кажется. От него так хорошо пахнет, и я с трудом могу удержаться от того, чтобы не зарыться носом прямо в его тонкую рубашку. Я держусь за него, словно от этого зависит моя жизнь, потому что я испытываю некоторые проблемы при ходьбе на этих проклятых каблуках.

– Ты выглядишь великолепно, – шепчет Эдвард мне в шею.

Я вздыхаю, пытаясь сосредоточиться на ходьбе. Очень часто я кладу свою руку на свой зад, чтобы убедится, что платье не сползло. Не хотелось бы, чтобы при каком-нибудь нелепом случае, моя задница оказалась выставленной на всеобщее обозрение.. Всё же, без покрытия на своих ягодицах, я чувствую себя параноиком.

К счастью, когда мы заходим в казино, то сначала идём к ресторанному дворику. Я заказываю себе гамбургер и картофель «фри»; Эдвард смеётся надо мной, но я не хочу ничего другого. За исключением, мороженого. И я заказываю сэнде, и мы делим его на двоих, и это лучшее мороженое за тринадцать долларов, которое я когда-либо пробовала.

С горячительными напитками я пока решила повременить, потому, как собиралась использовать водительские права Леа, у других таких проблем нет. Особенно, у Эдварда. Сначала он заказывает себе пиво за обедом, ему приносят большую стеклянную чашу тёмного и густого напитка. После трёх подобных заказов, он переходит на более крепкие напитки, а на десерт заказывает двойной «Jack and cokes». Он даёт мне сделать пару глотков из его бутылки, его рука постоянно то на моей коленке, то на плече, он шепчет мне на ушко разные слова, и к тому времени, когда мы садимся в лимузин, я уверена, что он пьян. Но он продолжает всё время говорить: «Ты можешь поверить, что мне только что исполнилось двадцать один?»

По дороге в джаз-клуб Эдвард достаёт шампанское и наливает каждому по бокалу. Я чувствую себя веселее; не пьяной, но, безусловно, я становлюсь более счастливой, поэтому, когда Эммет вырывает у меня косяк из рук, я ни грамма не расстраиваюсь и курю один на двоих с Эдвардом, и он делает это «не дыши», что является очень сексуальным, и мы смеемся. Потом Джаспер даёт ему сигару, и клянусь, но мне кажется, что я нахожусь где-то в Мелроуз Плейс. Словно, вся это ночь – это мой сон, и Эдвард мой выдуманный бойфренд, я в стрингах и накрашена, и всё это так нереально.

И я не знаю, что именно, – алкоголь, травка, а, быть может, опьяняющий запах одеколона Эдварда, но я позволяю себе поверить этой своей фантазии. Только на одну ночь Эдвард будет принадлежать мне, и я не буду его отталкивать. Боже, я так устала от борьбы, очень, очень устала.

И я поворачиваюсь к Эдварду, кладу ногу на ногу, и нижняя часть моего платья сильно поднимается вверх. Я прикасаюсь к его груди и бёдрам, курю его сигару, он смеётся, целует меня, и нам так хорошо и весело. Наверное, это самая весёлая вещь, которую я когда-либо делала в своей жизни.

Когда мы добираемся до джаз-клуба, я начинаю немного волноваться, потому что собираюсь представиться двадцатипятилетней Леа, рождённой девятого апреля тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года, проживающею по адресу 714 Searchlight Avenue, Willow Cove, Arizona. Я замечаю, что Эдвард также волнуется, потому как прижимает меня ближе к себе. Запах его одеколона действует на меня успокаивающе, словно наркотик, и, когда мы проходим к этим здоровенным вышибалам, которые проверяют мои водительские права, я совершенно спокойна. Эдвард водит носом по моему уху, затем мы попадаем внутрь клуба, и он ведёт меня в кабинку. Звонкий, успокаивающий ритм баса и саксофона пульсирует в моей груди, прекрасные звуки фортепьяно вибрируют на моей коже.

Я сажусь между Элис и Эдвардом, успокаиваюсь и чувствую себя очень уютно. Эдвард прижимается ко мне, и я рада, что оставила свитер Элис в лимузине. Я больше не чувствую пальцев ног в этих прекрасных туфлях Роуз, и снимаю их.

Прислонившись губами к уху Эдварда, я шепчу: «Напомни мне, чтобы я не забыла про туфли Роуз».

Он лишь смеётся, кладёт руки по обе стороны от моих щёк, притягивает моё лицо к себе и дарит мне медленный и чувственный поцелуй в губы, и я с удовольствием окунаюсь в эту фантазию. Официантка подходит к нашему столику, и Джаспер что-то заказывает для всех нас. Я даже не знаю, что это такое, но всё равно выпиваю. Что-то фруктовое, и мне нравится, и я могу выпить ещё несколько таких коктейлей, но моя голова уже начинает трещать, и мне хочется в туалет. Скрепя сердце, я сжимаю пальцы ног и надеваю серебристое устройство для пыток, отстраняюсь от Эдварда и, прошу Элис пойти со мной. Бармен указывает нам направление к узкому коридору, и, конечно, туда уже огромная очередь. Пока мы ждём, Элис говорит тысячу слов в минуту.

– Ты знаешь, что он съехал из общежития? Переехал к Джасперу и своему другу Майклу, ты помнишь Майкла? – спрашивает она.

Я киваю. Как я могла забыть его? Я хорошо помню тот год.

– Ну, вот они приобрели квартиру в центре города. И я часто останавливаюсь у них, когда работаю. Следующий год у Джаспера – последний в колледже, и я надеюсь, что после выпуска мы обзаведёмся собственным жильём, где будем только вдвоём. Боже, это так ужастно – жить с мамой, – без устали говорит Элис.

– А на кого Джаспер учиться? – спрашиваю я.

Элис смеётся:

– У него специальный бухгалтерский учёт, – говорит она, и я не могу скрыть своего удивления. – Он хочет стать дипломированным бухгалтером. Я знаю, это довольно смешно.

Наконец-то, подходит наша очередь в туалет, и Элис замечает, что на мне надеты стринги. Она хихикает, словно двенадцатилетняя, и я закатываю глаза. Возвращаясь обратно к кабинке, я слышу прекрасную классическую мелодию, исполняемую на фортепьяно, и вдруг она превращается в знакомую песню: легкая мелодия и сладкий голос, напевающий её в микрофон, потрясают меня, попадая в самое сердце.Это Эдвард. Эдвард поёт «Мерцай, мерцай маленькая звездочка». На сцене.
Я хватаю Элис за руку и тащу её в нашу кабинку, там мой брат, Роуз и Джаспер смеются над дурачеством Эдварда.

– Как у него, вообще, получилось оказаться там? – спрашиваю я.

Мой брат лишь пожимает плечами на мой вопрос, а Элис садится рядом с Джаспером, прижимаясь к нему всем телом.

– Не знаю. Он сказал, что хочет поговорить с пианистом, поблагодарить его за отличную игру, а потом он появляется на сцене, исполняет Моцарта, – пьяным голосом говорит мой брат. – Я даже и не знал, что он умеет играть.

– Да, он с детских лет занимается игрой на фортепьяно, – бормочу я.

– Что? – спрашивает он.

Я качаю головой:

– Неважно, нам нужно убрать его со сцены. А то он добъётся того, что его выгонят отсюда, – говорю я.
Но мой брат просто делает ещё один глоток пива и крепче прижимает к себе Роуз.

– Ни в коем случае, они полюбили его . Он такой весёлый придурок, когда пьян, – мой брат смеётся.

И в этот момент я слышу своё имя, произнесённое в микрофон и раздающееся по всему залу.

– Белла, Белла, Белла!

Голос Эдварда трещит, и из микрофона раздаётся пронзительный визг.

– Правда, она очень красивая, красивее всех? Белла, моя лучшая подружка. Белла, помнишь, ты мне как-то сказала, что хочешь стать камерной певицей? Сейчас у тебя есть шанс.

В толпе раздаётся коллективное «ахххх», и мне хочется умереть.

– Я хочу сыграть для неё песню. Я знаю эту песню, это идеальная песня, – продолжает он.

Я наблюдаю за ним, как он, на сцене, парит пальцами над клавишами большого чёрного пианино. Он наклоняется к гитаристу и что-то шепчет ему на ухо, а тот потом говорит что-то остальным участникам группы, прежде, чем изменилась мелодия фортепьяно. Медленное вступление, с постепенным вливанием в ритм более тяжёлых басов.

И когда Эдвард начинает петь, фантазия, в которую я позволила себе поверить, терпит крах.

Я помню, как мы частенько сидели

На качелях возле пристани

Аудитория смеётся над его лирической заменой, но я не могу.

Наблюдаем за противными и уродливыми рыбами

Как они съедают весь хлеб.

Он смотрит на меня, его огненно-рыжие волосы растрёпаны, нос и щёки покраснели.

Бла, бла, бла, я не могу вспомнить слова.

Ля,ля, ля, что-то там по дороге сюда.

И в этом великом будущем ты не сможешь забыть своего прошлого.

Ля, что-то там, и я тебе говорю.

Нет, женщина, не плачь,

Говорю тебе моя крошка, не роняй больше слезы,

Нет, женщина, не плачь… и это не про неё.

Она никогда не плачет, она такая одна,

Она – словно скала.

Он, чёрт побери, поёт песню из репертуара Боба Марли. Его игра на фортепьяно прекрасна, он попадал во все ноты, но пение было ужасным. И я не плачу. Я просто стою там и смотрю, как он играет на фортепьяно. Это часть его, которую, как я раньше думала, никогда не увижу: настоящий Эдвард, абсолютно пьяный и играет на фортепьяно в одном из казино проклятого города Лас-Вегас, несколько лет назад он говорил мне, что мечтает об этом. Я не плачу, просто стою и слушаю, как он допевает песню, и последнюю строчку он повторяет снова и снова, пока я почти ему не поверила.

Всё будет хорошо.

И после этого слёзы появляются на моем лице.

В конце концов, Эдвард сходит со сцены, и мы очень вежливо, чтобы не разозлить, говорим ему, что его пение никуда не годится. Эдвард едва может стоять на ногах, и я предлагаю ему вернуться в отель. В данный момент я более или менее трезвая, и прошу Эммета помочь мне довести Эдварда до такси, а лимузин мы оставляем им.

Как только мы приезжаем в отель, я пользуюсь карточкой Эдварда, чтобы оплатить такси. Это заставляет меня чувствовать себя ужасно, но у меня нет наличных. Он просто тупо подписывает чек, я снимаю туфли Роуз и теперь несу их в руке, иду босиком по коридору, и Эдвард опирается на меня. В лифте он пытается поцеловать меня, но это больше смахивает на то, что он пытается ударить меня в лицо, и я боюсь, что он отключится, прежде чем мы дойдем до комнаты, и мне придётся тащить этого идиота до кровати.

Наконец, я дотаскиваю его до номера, и, прежде, чем я успеваю включить свет, мы уже лежим с Эдвардом на кровати, и он снимает свою обувь и расстёгивает ремень. Его глаза стеклянные, и я лишь молюсь, чтобы его не вырвало на меня. Он смотрит на меня, я снимаю с него носки и расстёгиваю штаны. Я стягиваю их с него, и он остаётся лишь в боксёрах и футболке и, по-прежнему, наблюдает за мной.

– Я люблю тебя, Белла, – неотчётливо произносит он.

И я уверена, что мои глаза похожи на два огромных блюдца.

Неужели Эдвард только что в пьяном угаре сказал, что любит меня? Он, должно быть, говорит под действием алкоголя. Старая добрая жидкость, придающая мужество.

Или в данном случае, жидкость, которая водит в заблуждение.

– Нет, это не так. Твоя любовь – это фантазия. Тебе нравиться идея, что ты любишь меня. Ты любишь меня. Когда видишь два месяца в год. Ты любишь сейчас, когда видишь меня в этом красивом платье. На самом деле ты не любишь меня. Ты даже не знаешь меня, – шепчу я.

– Откуда ты знаешь, что я чувствую, – говорит Эдвард.

Он пытается сесть, и его тело слегка покачивается на постели.

– Белла, ты думаешь, что ты всё знаешь. Ты думаешь, что всё понимаешь. Я люблю тебя. Я люблю тебя, когда ты смотришь на меня своими огромными глазами лани, я люблю, когда ты впиваешься в меня взглядом, если я говорю что-то, что тебя злит. Я люблю, как ты ешь мороженое: как будто это последний раз, когда ты можешь его съесть. Ты знаешь, как мне тяжело год за годом наблюдать, как ты слизываешь шоколадное мороженое со своих пальцев?

Я чувствую, как слёзы собираются в уголках моих глаз, стягиваю резинку со своего запястья и собираю волосы в хвост.

– У меня нет огромных глаз лани. Это просто макияж, – говорю я.
В ванной я беру полотенце и стираю весь блеск со своего лица. Боже, я чувствую, себя такой обманщицей.

– Я люблю твою густую косу, свисающую по твоей спине, и то, как ты думаешь, что это ужасно. Мне очень нравятся твои бёдра в этом платье, и плечи. У тебя действительно очень красивые плечи, – он сидит на краю постели.

– Это всего лишь платье, – говорю я, и мне хочется скорее снять его.

Бретель на шее душит меня. Я расстёгиваю пуговицу на ней, и теперь платье держится только за счёт выпуклости груди, мне нужно дойти до угла комнаты, где лежит мой рюкзак. Но когда я хочу проскользнуть мимо Эдварда, он хватает меня за запястье. Он смотрит на меня, и его взгляд полон желания; рукой скользит по внешней стороне моей руки до плеча, и моя кожа покрывается мурашками. ОН выглядит таким довольным. Когда он дотрагивается до меня, то происходит какая-то магия.
Я должна уйти, взять свои вещи и уйти в другую комнату. Я знаю, что Эдвард пьяный, и всё это может быть ошибкой, и что я не должна уступать своим эмоциям, но я хочу его. Я хочу, что бы он дотрагивался до меня, занимался со мной любовью, а утром заказать завтрак в службе обслуживания номеров, чтобы мы могли оставаться в постели и обниматься.

Я хочу эту фантазию.

И, кажется, Эдвард тоже этого хочет. По крайней мере, сейчас – точно. Так что, я перестаю держать платье Роуз, позволяя шифону свободно упасть на пол, и предстаю перед ним только лишь в глупых стрингах Элис.

– О, Боже мой, ты просто…, – шепчет Эдвард, руками хватая меня за бёдра, кончиками пальцев вдавливаясь мне в кожу.

Я резко вздыхаю. Он ведёт руками вверх, проводя по животу, бёдрам, поглаживая кожу под грудью, я задыхаюсь, когда он пальцами потягивает за соски. После его руки переходят на мою спину, постепенно опускаясь к моей голой заднице, пальцами он цепляет резинку моих трусиков и опускает их по моим ногам. Его глаза изучают каждый сантиметр моего тела: взгляд нуждающийся, полный желания, он притягивает мои бёдра к себе, я сажусь на его колени, и теперь чувствую его эрекцию подо мной. Я двигаюсь по всей его длине, стаскиваю его футболку через голову, а затем всё начинает происходить как-то очень быстро.
Я слышу серию громких взрывов и треск, и в это время Эдвард целует меня: поцелуй получается жёстким и голодным, и он полностью поглощает меня. Пальцами он раздвигает мои складочки и вводит в меня пальцы, и я резко вздыхаю, так как не готова к проникновению. Он двигает пальцами во мне снова и снова, растягивая меня, он задевает мои волосы там, всё моё тело напрягается, и я чувствую какое-то давление там, между ног. Ощущения очень схожие с теми, которые возникают, когда мне хочется в туалет, и этого всего слишком много, всё слишком быстро. Поэтому, я пытаюсь как-нибудь замедлить ход событий.

Я провожу руками по его груди и притягиваю его губы для поцелуя, языком пробегаюсь по его нижней губе и слегка посасываю её, и это заставляет меня чувствовать себя лучше. Я толкаю бёдра на его руки, большим пальцем он трёт мой клитор, и давление возвращается, его рука движется всё быстрее и быстрее, и я начинаю дрожать. Его губы отпускают мой рот и опускаются вниз, к моей шее; одну грудь он сжимает рукой, а другую облюбовал его язычок, выводя круги вокруг соска, а потом втягивая его в рот.У меня вырывается громкий стон, и я тяну руками за его длинные волосы. Внезапно Эдвард поднимается, руками хватая меня за задницу, и кладет на кровать. Он возвышается надо мной, я снимаю его боксеры, и он устраивается между моих раздвинутых ног, теперь я чувствую его эрекцию внутренней стороной своего бедра. Я хочу, чтобы он был внутри меня, и толкаю бёдра к нему так, чтобы он понял, что я одобряю, что я готова сдаться ему, что я больше не хочу бороться с ним. Он смотрит в мои глаза, убирает волосы с моего лица и нежно целует щеки, глаза и плечи.

Эдвард кладёт ладони по обе стороны моего лица, большими пальцами нежно гладит щёки, в его глазах я вижу беспокойство, боль и печаль, а также нерешительность, поэтому я обнимаю его ногами, притягивая ближе к себе.

– Нет, – говорит он. – Так не должно быть. Это не может произойти. Всё должно быть не так.

Он пытается вырваться из моего захвата, поэтому я крепче сжимаю ноги и обнимаю его за шею.

– Я хочу этого, Эдвард. Всё нормально, всё хорошо, – шепчу я.

Но он качает головой.

– Нет, нет, нет, это не нормально, – его голова падает мне на плечо. – Боже, я такой идиот. Я не могу поверить, что я чуть… я не буду Белла, не так.

Я качаю головой. Что он такое говорит? Он не будет? Что он не будет? Я чувствую, как моё сердце разбивается на мелкие осколки от его слов. Отказ. Это так, чёрт побери, больно. Я расслабляю свои ноги, и он скатывается с меня. Я вдруг начинаю чувствовать себя ужасно глупо, поэтому заползаю под пушистое одеяло и сворачиваюсь калачиком на своей стороне кровати. Как я могла быть такой глупой? Как я могла поверить, что моя фантазия может осуществиться? Эдвард только что всё понял, вот и всё. Он просто понял то, что я должна была знать. Это всё нереально. Так не может быть.

– Я не отвергаю тебя, – слышу его сонный голос позади себя.

Я чувствую, как он перемещается, и теперь тоже оказывается под одеялом. Его рука обнимает меня за талию, а грудь прижимается к спине, и он целует меня в плечо и шею.

– Пожалуйста, Белла, пойми меня. Я не хочу, чтобы это было так, не с тобой, – говорит он, ещё десяток раз целуя меня в плечо. –

Пожалуйста, не злись.

– Я не злюсь, – отвечаю я.

Моё тело расслабляется в его объятиях, я чувствую, как он крепко прижимается к моей спине и ощущаю его горячее дыхание на своей коже; я понимаю, что он уже меня не слышит, отключился и спит. Я вздыхаю. Осторожно, чтобы не разбудить, выкручиваюсь из его объятий и нахожу свой рюкзак. Вытаскиваю оттуда свои удобные трусики-шортики и футболку, и сразу чувствую себя лучше, чувствую себя собой, а не девушкой, которая несколько минут назад почти занялась сексом с Эдвардом.

Я заползаю обратно под одеяло, возвращаясь в его объятия. Я позволяю ему держать меня в объятиях, а сама плачу в подушку, неуверенная во всём, и так хочу, чтобы вернулась моя твёрдость, моя защитная стена.

Я не знаю, во сколько вернулись остальные – под утро или позже. Знаю лишь, что мы в очередной раз пропустили фейерверк. В это время я и Эдвард почти занялись сексом. Правда, какая ирония?

Элис и Джаспер спят на другой постели, и я на цыпочках пробираюсь в ванную, умываюсь и чищу зубы. Я не спешу. Нахожу свои шорты и натягиваю их поверх своего нижнего белья, отдёргиваю занавеску и сажусь на подоконник. Я не знаю, сколько сейчас времени, просто наблюдаю за маленькими машинами, едущими по дороге, и за людьми, которые выглядят на тротуаре, как муравьи. И стараюсь не думать.

– Привет.

Я вижу лицо Эдварда через занавеску, его взгляд отведён в сторону, и он проводит рукой по своему щетинистому подбородку.

– Кофе?

– Конечно, – бормочу я.

Мы должны поговорить об этом, в конце концов, как мне кажется. Мы должны объясниться и покончить с этим.

Мы одеваемся и спускаемся в кафе в холле гостиницы. Эдвард в тёмных очках, хотя мы сидим в помещении. Можно с уверенностью сказать, что у него похмелье. Я не могу сдержать улыбку, так смешно он выглядит.

– Не смейся надо мной, – говорит он, на его губах появляется лёгкая улыбка, когда он делает пару глотков кофе.

– Эй, тебе только что исполнилось двадцать один, не так ли? И это, опредёленно, была та ночь, которую стоило запомнить, – говорю я.

Мне тут же захотелось ударить себя по лбу, потому как выражение его лица померкло.

– Белла, я так сожалею о прошлой ночи. Я был абсолютно пьян и не понимал, что творю. Мы не… Мы…? – спрашивает он.

И я с облегчением выдыхаю. Он даже ничего не помнит, и мне становится интересно, а что он, вообще, помнит? Помнит ли он, как пел песню Боба Марли и играл «Мерцай, мерцай, маленькая звезда»? Помнит ли он, как признался мне в любви?

– Нет, мы не сделали это. Не беспокойся об этом, всё хорошо, – я пытаюсь не взорваться, отвечая немногословно и жёстко.

– Это не то, что я имел в виду, чёрт побери! Боже, я продолжаю всё портить, – расстроенный, он убирает волосы с лица. – Просто… ты очень много значишь для меня, очень много. И я не хочу заниматься с тобой сексом в пьяном угаре, а потом, утром, ничего не помнить. Ты заслуживаешь гораздо лучшего.

Я киваю, делая осторожный глоток своего горячего кофе, он довольно сладкий, с молоком. Пока я пью, я пытаюсь понять, о чём он говорит. Итак, он не хочет заниматься со мной сексом в пьяном угаре. Понятно.

– А чего ты хочешь со мной? – спрашиваю я.

Эдвард улыбается в ответ, его улыбка такая нежная, и он делает ещё один глоток кофе.

– Кофе? Мороженое? Боулинг? Всё, что угодно, Белла, – бормочет он, и его взгляд бегает по моему лицу.

– Ты хочешь пригласить меня на свидание? – спрашиваю я, и он немного растеряно пожимает плечами. – Мне это нравится. Мы можем начать всё медленно, начать всё сначала.

– Нет, не начать всё с начала. Снова начать, – говорит Эдвард, убирая локон моих волос мне за ухо, и я улыбаюсь.

Я могу сделать это.

Пока пьём кофе, мы обсуждаем с ним Олимпиаду, Эдвард рассказывает мне о «Dream Team» (11). Рассказывает о своих любимых баскетбольных игроках, и мы строим планы, чтобы посмотреть игру у меня дома. Мы возвращаемся обратно в номер, и он держит меня за руку.

Когда мы заходим внутрь, то замечаем, что все проснулись, но в воздухе царит неловкое молчание. Элис выглядит очень обеспокоенной, бешено бегая по комнате и собирая вещи. Джаспер бросает в мусорное ведро пустые бутылки из-под ликёра. И при этом никто не смотрит на меня.

– Что происходит? – спрашиваю я.

Элис как-то нервно мне улыбается.

– Эммет, Роуз, она вернулась, – кричит Элис.

Мой брат неловким шагом входит в комнату. Я начинаю паниковать.

– Белла, ты можешь зайти на секундочку, – просит Эммет.

Я тяну Эдварда за собой. Сажусь на кровать, которая выглядит нетронутой, Эдвард садится рядом со мной. Роуз и Эммет стоят перед нами, держась за руки, и я чувствую себя, как маленький ребёнок, когда они обмениваются непонятными взглядами.

– Ох, ради Бога, хватит с меня этого неловкого молчания, просто уже скажи это! – говорю я.

Эммет делает глубокий вздох.

– Белла, я переезжаю в Вашингтон, – говорит Эммет.

И я в шоке.

– Что? Куда переезжаешь? – шепчу я после долгой паузы.

Первоначальный шок сменяется на гнев, и я скриплю зубами. Эдвард держит меня за плечи, но я почти не чувствую его. Всё, что я могу чувствовать, это огромная дыра в моей груди.

– Роуз назначили стажировку в Вашингтоне. Она будет там, по крайней мере, ближайшие два года, а может и больше. И я хочу быть там, где она. Я не хочу больше быть без нее. Ну же, Белла, ты знала, что всё к этому идёт.

– Но, как же пристань, папа и мама? Ты нужен нам, Эммет, папа нуждается в тебе. Что мы будем делать без тебя? – спрашиваю я.

И Роуз отводит от меня взгляд.

– С папой всё будет хорошо, – в голосе Эммета чувствуется холодность.

Мне становится интересно, они уже обсуждали это? Интересно, возможно я последняя, кто ещё не знал этого? И теперь я в ярости, потому что мой брат не смог поговорить со мной один на один раньше.

– Почему ты говоришь мне об этом сейчас? Когда все узнали? Когда папа узнал, что ты отказываешься от семьи ради девушки на сезон? – спрашиваю я с сарказмом.

Роуз впивается в меня взглядом. Но мне всё равно. Она может меня ненавидеть, если хочет. Я тоже ненавижу её. Она крадёт у меня брата.

– Никто не знает. Кроме Элис и Джаспера, потому что нам нужны были свидетели, бормочет Эммет.

Я в замешательстве.

– Свидетели? – спрашиваю я.Теперь по моим щекам текут слезы.

– Белла, Роуз не девушка на сезон.

Эммет застенчиво улыбается Роуз, стоящей рядом с ним, и я уже знаю, что он собирается сказать. Но это не мешает его словам врезаться в мою грудь, словно грузовик.

– Она моя жена.
________________________________________________

Все благодарности за перевод Лисбет. Не забывайте наградить Танюшу за ее труд!

С нетерпением ждем ваши комментарии на ФОРУМЕ. Спасибо, что вы с нами!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-11897-8
Категория: Наши переводы | Добавил: dianochkaaa (13.10.2012) | Автор: Перевод: Лисбет
Просмотров: 1578 | Комментарии: 16


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 16
0
16 natik359   (11.07.2017 07:53)
Вот так новость. Эммет всех оклаушил. И теперь Белла точно не сможет бросить отца. И их отношения с Эдвардом под угрозой.

0
15 GASA   (06.01.2015 15:52)
Боже ж мой! Эммет сделал всех.Женился.А что скажут родители с обоих сторон?

+1
14 робокашка   (27.09.2014 05:58)
Оу, это ж Лас-Вегас! Эдварду с Беллой тоже надо было пожениться по пьяни, это был выход из их ситуаций!

+1
13 Claire_Weiss   (13.07.2014 19:48)
Как же все ужасно сложно. Голова идет кругом.
Спасибо за перевод!

+1
12 ღlittle_flowerღ   (19.05.2014 15:14)
Теперь, после свадьбы Эммета и Розали, Белла навряд ли уедет от отца...

+1
11 Taisya   (15.10.2012 19:04)
Двойной обломище. Жесть.

0
10 psih1   (15.10.2012 10:24)
Спасибо за главу...

0
9 Kamille   (14.10.2012 18:41)
спасибо

0
8 Winee   (14.10.2012 16:33)
какая глава, а biggrin

0
7 Гира   (14.10.2012 15:15)
Спасибо.

+1
6 Nikki6392   (14.10.2012 00:27)
аргх. Бедная Белла. Мне кажется, когда-нибудь она кого-нибудь убьет wacko biggrin

0
5 leksus   (13.10.2012 23:02)
Двойной удар для Беллы.. sad

+1
4 Vodka   (13.10.2012 22:52)
зажгли!!! cool

+2
3 АкваМарина   (13.10.2012 21:12)
А счастье было так близко...

+4
2 Bella_Ysagi   (13.10.2012 21:07)
biggrin biggrin ну хоть ее брат не пьет тормозной жидкости!)
и делает то, что считает нужным!

0
1 vsthem   (13.10.2012 21:06)
Спасибо!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]