Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13555]
Альтернатива [8910]
СЛЭШ и НЦ [8159]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3635]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Star City: 2046
Не имеет значения, что это всего лишь возможное будущее, не имеет значения, что оно может и не сбыться, стать настоящим, но сейчас оно настоящее.

Из-за мальчика
Ты зашел в магазин, чтобы купить рубашку, и получил удар по ноге. Но ты еще не знаешь, что этот удар – поцелуй судьбы. Той самой, что способна превратить серьезную проблему в благословение и свести вместе именно тех людей, которые так нужны друг другу. И кто же явился орудием судьбы? Мальчик. Особенный мальчик.
Призер TRTA-2014.

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Магия любви
Сборник мини-переводов от Lelishna об Эсме и Карлайле.
Добавлены: «О большем не смею и просить», «Меняя планы», «Драгоценная» и «Утешить дома» и «Пара изумрудных сережек».

Вопреки всему
Любовь сильна, но сможет ли она преодолеть все трудности?
Командировка вынуждает Джаспера оставить свою невесту Элис. По приезде он находит ее в психиатрической больнице. Что произошло? Сможет ли Джаспер спасти свою любовь и разгадать все тайны?

Дело Эдварда Каллена
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9579
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

Онлайн всего: 91
Гостей: 72
Пользователей: 19
Valerka, Ksusha2370, lightless, kolomar, КишАня, Савва, Nancy93, kiki080, Kenzi, Нат@ли, violet9197, Tilka, Rosi4345, Tane4ka93, sololga, vlad29042001, greyonyx6033, Vit, zdubrova
QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Изоляция. Глава 13

2016-12-3
16
0
Одиночество


* АРТ к главе (кликабельно)

Гермиона не могла припомнить, когда в последний раз чувствовала себя так хорошо и уютно.

Она лениво вздохнула, как только ритмичные движения мужской груди вновь погрузили ее в сладкую негу между сном и реальностью. Приятный аромат мяты и запретного слизеринца щекотали нос, и она моргнула, прогоняя остатки божественного сна, когда вспомнила, где находилась.

Судя по тяжелому дыханию, играющему с ее волосами, Драко был погружен в мир снов; должно быть, он обнял ее среди ночи, и она, не устояв, решила плотнее прижаться к нему. Было настолько приятно чувствовать его объятия; она захотела впитать в себя как можно больше спокойного блаженства, пока вновь не вернулись неизбежные споры и противоречивые отрицания. Ведомая этой мыслью, она осознала, что будет намного лучше уйти до его пробуждения, и тем самым избежать обоюдного смущения.

Не до конца уверенная в причине, но все же не в силах удержаться, Грейнджер вытянула шею и оставила множество легких поцелуев вдоль линии его челюсти, а затем осторожно высвободилась из объятий Малфоя.

Без его прикосновений она ощутила себя одинокой и замерзшей; напоследок Гермиона подтянула одеяло и укрыла Драко. Бросив последний печальный взгляд, она развернулась и направилась к выходу, так и не заметив следящую за ней пару серых глаз.

Драко прикоснулся к месту поцелуя и проводил Грейнджер взглядом, когда та оставила его в одиночестве. Неожиданная идея возникла в его голове; он беззвучно встал с кровати, желая поймать дверь прежде, чем та закроется, и просунул голову в проем, напрягая слух настолько, чтобы услышать ее пароль.

Lutra, lutra?1

Он не знал трактовки, да и знать не хотел; Малфой просто почувствовал удовлетворение от того, что теперь ситуация стала немного более справедливой. Если ей так чертовски хотелось проникать в его комнату, когда вздумается, то теперь и он мог делать то же самое. Он убеждал себя, что причина его поступка была лишь в тактических целях, но как только он снова поднес руку к поцелованной щеке, то не смог удержаться и представил, что его пытливыми поступками движут более грешные мотивы.

= Изоляция =


После легкого обеда и посещения библиотеки, Грейнджер вернулась в свою комнату и обнаружила бьющуюся в окно Хедвиг.

Гермиона прочла письмо и широко улыбнулась. Послание было адресовано ей одной, поэтому на сей раз она не отправилась к Джинни. После недель, наполненных лишь разочарованием и растущим пессимизмом, наконец-таки в беспроглядной тьме забрезжил свет. Записка была нацарапана знакомым неуклюжим почерком Рона, но выведенные на пергаменте слова были ясными и уверенными:

Мы нашли это. Оно уничтожено.

Ищем остальные.

Скучаю.

РиГ


Не возникло никаких вопросов, что «это» было. Они нашли медальон. Ее интерес относительно деталей подождет; она знает, что для Гарри и Рона было рискованно написать ей больше. Но в какой-то момент ее любопытство перестало иметь сколь-либо важное значение, ведь они стали еще на один шаг ближе к победе над Волдемортом и завершению этой войны.

Скучаю.

Ее радостная улыбка вдруг стала грустной, и чувство вины ощутимо кольнуло под ребра. Воспоминания о недавней... близости с Драко ожили в сознании, и она со страхом поняла, что ни разу не задумалась о том, как подобное поведение отразится на дружбе с ребятами, особенно с Роном. Их отношения, мягко говоря, были сложными; Гермиона считала, что они оба виноваты в том, что никогда откровенно и честно об этом не разговаривали.

Она не жалела о потере девственности со своим лучшим другом, но для нее было совершенно очевидно, что они навсегда останутся лишь друзьями. Между ними даже тогда не существовало никакой страсти, разве что влюбленность и любопытство, и теперь она осознала это. Гермиона нежно любила Рона, но желала ощутить вожделение, о котором так много слышала; страсть, что обжигала душу изнутри, что заставляла умирать от желания ощутить прикосновение другого.

И этого не могло быть с Роном.

А вот с Драко...

Во всем, что делал Малфой чувствовалась... сила, и это заставляло что-то внутри нее трепетать. Для Гермионы это ощущение было новым и чуждым, и она не знала, можно ли было назвать его вожделением или же просто интересом; но оно было иным и волнующим. Поощряло искать его общества и наблюдать за Драко, и в одиночестве своей спальни или душа она уже не сдерживалась и начинала мечтать, как...

Грейнджер встряхнула головой, чтобы отогнать опасные мысли и напомнить себе, что она только что получила весьма обнадеживающие новости.

Приоритеты, Гермиона...

= Изоляция =


После двух дней неловких переглядываний и очевидного нежелания вспоминать о ночи, проведенной в объятиях Драко, Гермиона начала осознавать, что она соскучилась по его компании. Она все еще пыталась определить, что же в действительности чувствует к нему, но в то же время изо всех сил старалась игнорировать свое любопытство и, наконец, сфокусироваться на изучении материалов о крестражах. Но она не могла отрицать своего к нему интереса, как и не могла понять, почему ищет его общества, если единственное, чем они занимались, — ругались.

Возможно, дело было в том, что она замечала, как Драко медленно ослабляет свою защиту, или, быть может, потому что их споры напоминали, что она еще на что-то годна. Черт, да может, она просто наслаждается этим судорожным трепетом, что переполняет ее изнутри, когда они рядом...

Настал вторник, а значит, уже через четыре дня она покинет Хогвартс, уйдет, чтобы встретиться с Тонкс, и ей нужно было сказать об этом Драко. Гонимая ветром, бушующим в ночи, Грейнджер выскользнула из комнаты; задушив панику и собрав всю свою храбрость, тихо постучала в дверь его комнаты.

— Для чего утруждать себя и стучать? — раздался изнутри голос Драко. — Ты войдешь независимо от того, позволю я тебе или нет.

На ее губах заиграла улыбка; она подняла палочку, открыла дверь и, прежде чем переступить через порог, облизала пересохшие губы. Он сидел на кровати: плечи были ссутулены, локти упирались в скрещенные ноги, рядом лежала одна из ее книг.

— Чего тебе, Грейнджер? — спросил он, едва ли удостоив ее взгляда.

— Я хотела с тобой кое о чем поговорить...

— И решила, три ночи — самое подходящее для этого время?

— Я была занята, — соврала она и осторожно присела в изножье кровати. — Но мы оба не спим, поэтому я подумала...

— Да говори уже, — устало произнес он, — я собирался хоть немного поспать сегодня ночью.

— Ладно, — она вздохнула и замерла в нерешительности, пытаясь подобрать слова. — В четверг я останусь в Хогсмиде на пару дней...

— Что? — выпалил он; услышав ее, вздернул голову, и почувствовал, как на него накатывает неконтролируемый страх. Его затошнило и вдоль позвоночника пробежалась зудящая дрожь от одной мысли о том, что она оставит его в одиночестве в этой лишающей рассудка дыре.

— Какого хера означает, ты уйдешь на пару дней?

— Я буду кое-кого навещать, — объяснила она, нервно заправляя непокорный локон за ухо. — Я оставлю тебе достаточно еды и...

— Ты будешь с этим мудаком Кормаком? — тихо прошипел он, впившись в нее яростным взглядом. — Романтичный трах-марафон для главных старост в «Трех метлах»?

Гермиона вздрогнула.

— Нет, это...

— Полагаю, мне стоит быть благодарным, что ты не устраиваешь траходром прямо у меня за стенкой, — продолжил он ядовитым тоном. — Но если тебе так уж необходимо...

— Драко, прекрати! — рявкнула она с обидой и тенью подступающих слез, что уже щипали ее глаза. — Годрика ради, я встречаюсь с подругой! Почему ты всегда так поступаешь?

Он захлопнул рот, желая, чтобы его бушующие мысли утихли, и задумался, почему в действительности счел необходимым произнести всю эту тираду. Он рассматривал возможность того, что она блефовала ради сохранения лица, но сомневался, что Грейнджер способна на обман. И в мире, переполненном ложью, он нашел ее честность весьма освежающей.

— Прости.

Слова сорвались с его губ, он не смог их остановить; и на какой-то момент Драко подумал, что чарующая мягкость выражения ее лица стоила его ошибки. То, как Грейнджер посмотрела на него, словно он был достоин чего-то большего, нежели жалкая неразбериха, которую он ощущал, и это заставило всепоглощающее желание прикоснуться к ней заиграть на кончиках пальцев.

— Мне жаль, что я буду отсутствовать несколько дней, — сказала она, пока Малфой не успел прокомментировать свою оплошность; Драко поймал себя на мысли, что перебирает пальцами, чтобы хоть как-то занять свои руки. — Я придумаю способ связаться со мной, если тебе что-нибудь понадобится.

— Я вполне способен прожить без тебя два дня, — моментально ощерился он, но мысль о том, что ее не будет поблизости, чтобы прогнать тоску, ранила его душу. — Чертовски жаль, что ты не съебываешься почаще.

— Может...

— В последнее время ты выглядела более... довольной, — внезапно произнес он и уставился на нее с подозрением. — Это бесит.

Гермиона нахмурилась и задумалась, была ли ее реакция на письмо Рона заметнее, чем ей казалось.

— Что заставило тебя думать, будто я стала счастливее?

— Это написано у тебя на лбу, — сказал он и закатил глаза. — И, если моя догадка верна, твоя подруга — одна из Ордена. Окажусь ли я прав, если предположу, что у вашей стороны успехи, и именно в этом стоит винить твое хорошее настроение?

— Ты же знаешь, я не могу с тобой это обсуждать...

— Отчего же? — возразил он. — Едва ли я смогу выйти через парадную дверь и вывалить все твои секреты тому, кто желает моей смерти.

Гермиона устало выдохнула и развернулась к нему лицом.

— Просто, по-моему, нам не стоит это обсуждать.

— Уверен, все остальные только об этом и говорят, — задумчиво пробормотал Малфой. — Чем же мы от них отличаемся?

— Тем, что мы действительно другие, Драко, — произнесла она грустным голосом. — Мы...

— ...по разные стороны баррикад, — закончил он за Грейнджер и склонил голову, пряча взгляд.

Гермиона, озадаченная отзвуком меланхолии в голосе Драко, тоже наклонила голову, повторив его движение. Сегодня ночью он выглядел озабоченным; поток вопросов струился через его сознание, и он понятия не имел, на какой из них ответить первым. Она заметила, как в попытке удержать то, что бурлило у него в голове, на его скулах заходили желваки; мысли, что были спрятаны от ее глаз, а возможно, и от него самого. Она снова увидела эту невыносимую уязвимость: в неуловимом изгибе рта или беспокойных подрагиваниях пальцев; и в этот миг задумалась — когда она научилась так хорошо его читать?

— По разные стороны, — повторила она с горечью в голосе. — Ты по-прежнему считаешь себя одним из них, Драко?

Вот тот самый вопрос...

Он проглотил комок тревоги, застрявший в горле, и прикусил язык. Именно на этот вопрос он пытался ответить с тех самых пор, как был вынужден бежать от Волдеморта; как он мог находиться на стороне тех, чей предводитель желал похоронить его заживо? Этот вопрос зрел и становился лишь громче с тех пор, как Грейнджер начала овладевать его чувствами. Все полетело к ебаным чертям и она казалась единственным постоянным и, он осмелился допустить такую мысль, положительным аспектом в его жалкой псевдо-жизни в заточении. Он мог бы питать отвращение к тому, как реагирует на нее и нуждается в ее обществе, но не было никакой возможности отрицать, насколько одно ее присутствие успокаивает его истерзанную душу.

Да простит меня Салазар.

Это было сильнее его. Она была первой и единственной, кто заставила Драко Малфоя сомневаться в своих принципах, что были привиты ему с самого детства. Как он мог слепо верить в сумасшедшие идеалы того существа, когда оно назначило цену за его голову? Как мог искренне верить, что магглорожденные были ничтожествами, когда Грейнджер являлась самой умной ведьмой в Хогвартсе за последние несколько десятилетий? Как он мог... Как он мог притворяться, что его предрассудки все еще весомы, и не важно, насколько ему хотелось, чтобы все именно так и обстояло?

— А ты? — отрешенно спросил он и вытащил из-под одеяла руку, на которой чернела метка. — Разве это не делает меня одним из них?

Гермиона хмуро посмотрела на уродливое клеймо на белоснежной коже и удивилась, поняв, что оно ее больше не беспокоит; по крайней мере, не у него. Возможно, дело было в более мягком тоне его голоса или защитной сутулости его плеч, но она почувствовала, как раздвигаются границы в общении с ее настороженным собеседником. Она подползла немного ближе и, потянувшись, с опаской провела кончиками пальцев по все еще воспаленной коже; почувствовала азарт, когда он тут же не одернул от нее руку.

— Эта метка не определяет того, кто ты есть, — мягко произнесла она, внимательно вглядываясь в его смущенное лицо. — Точно так же, как и моя кровь не определяет того, кем я являюсь. Ты сам это решаешь, Драко. Ты, твои действия, твои мысли...

— А если я не знаю, кто я? — спросил он слегка дрожащим голосом, — Что, если я... потерялся?

Невыносимая симпатия расцвела в ее груди.

— Тогда просто слушай свое сердце, — страстно призывала она. — А остальное приложится.

Драко приподнял бровь и перевел отстраненный взгляд на ее расслабленные пальцы, что дразнили чувствительный шрам на его предплечье. Как только Гермиона подумала, что он готов прислушаться к ее словам, Малфой хмыкнул и отстранился от ее чрезмерно соблазнительных прикосновений.

— Вы, гриффиндорцы, столь скоры найти в каждом нечто хорошее или допустить, что люди могут измениться, — презрительно бросил он с излишним весельем в голосе. — Некоторые на это просто не способны, Грейнджер...

— Но не ты, — быстро возразила она. — Только не ты, Драко.

Сомнение промелькнуло в серых глазах Малфоя, но она увидела, что сегодня он был полон решимости сопротивляться ей.

— Тебе стоит уйти, — произнес он, кивнув в сторону двери.

Она засомневалась, стоит ли ему знать о том, что она хочет остаться; пожертвовать немного гордости и признать, что с ним чувствует себя в безопасности; что в жизни не спала лучше, чем в его объятиях. Но от перспективы увидеть, как Малфой рассмеется ей в лицо и отвергнет, по коже пробежался холодок; она решила не испытывать удачу. Встав с кровати, Грейнджер направилась к выходу, но задержалась у двери.

— Знаешь, это лишь ярлыки, — прошептала она, не оборачиваясь; лишь бы тот не увидел слез, что текли по щекам. — Слизерин, Гриффиндор. Чистокровный, грязнокровка. Это не определяет то, как нам жить.

Драко изо всех сил старался не реагировать на щемящее чувство в груди. Когда она ушла, он снова взглянул на свою метку; Малфой до сих пор ощущал томительное покалывание от ее прикосновения. В этот момент он чувствовал себя таким одиноким; почти признавая, что надуманные остатки его упрямых предрассудков начали распадаться и исчезать под тяжестью ее слов. Он знал, что отсутствие Грейнджер, даже если оно продлится несколько дней, нанесет необратимый вред его запутавшемуся сознанию.

В подтверждение того, что он, наконец, поддался блаженному наступлению безумия, он прождал час перед тем, как беззвучно покинул комнату и понять, что стоит у двери в ее спальню. Он игрался с мыслью прошептать пароль и проскользнуть внутрь, но понятия не имел, что будет делать дальше.

Жалкий задрот...

= Изоляция =


— Мы с Майклом сошлись на том, что назначим Рождественский балл на одиннадцатое декабря, — пояснила Гермиона, — Знаю, это раньше обычного, но вы упоминали, что могут возникнуть проблемы с отправкой учеников на каникулы.

— Да, все верно, — МакГонагалл кивнула. — Я решила, что будет разумно отправлять детей домой на Рождество небольшими группами в течение недели. На всякий случай. Не уверена, что использовать Хогвартс-Экспресс — это хорошая идея; в любом случае, у нас есть альтернативы. Одиннадцатое отлично подойдет.

Гермиона вздохнула и потерла глаза.

— Профессор, сколько еще будет тянуться эта нелепица? — спросила она с осторожностью. — Кажется глупым устраивать бал посреди войны...

— Вы же знаете, я желаю всех приободрить, — проговорила директриса спокойным голосом. — На данный момент Хогвартс является убежищем, и мне бы хотелось, чтобы ученики чувствовали себя здесь в безопасности...

— Но они...

— Одиннадцатое отлично подойдет, — прервала ее МакГонагалл. — Занятия закончатся десятого, а, значит, у нас с профессорами будет две недели, чтобы убедиться, что все в целости и сохранности доберутся домой. Вы останетесь в школе, мисс Грейнджер?

—Да, — грустно ответила она, — я сообщила родителям, что останусь в Норе. Они не много знают о происходящем, и я хотела бы, чтобы все так и оставалось.

МакГонагалл нахмурилась.

— Вы думали над теми заклинаниями для воспоминаний, которые мы обсуждали?

— Это крайняя мера, — протараторила Гермиона, — я не хочу использовать их, пока не останется иного выбора.

— Тогда давайте надеяться, что до этого не дойдет, — вздохнула она. — Есть хорошие новости: Нимфадора передала, что будет ждать вас, как только освободитесь.

От услышанного напряжение в лице Гермионы сменилось радостью.

— Не могу дождаться встречи, — призналась она. — Вам еще что-нибудь нужно? Или я могу...

— Разумеется, вы можете быть свободны, — тепло отозвалась МакГонагалл, — Вызвать профессора Слизнорта, чтобы проводил вас?

— Нет, не стоит, — быстро заверила она и встала с места. — Мне еще нужно заглянуть в дортуар.

— Хорошо, — кивок, — тогда увидимся завтра на трансфигурации. И, Гермиона, я ожидаю вашего присутствия на Рождественском балу.

Потрясающе.

— Я приду, — согласилась она через силу. — До завтра, профессор.

= Изоляция =


Гермиона с тревогой барабанила пальцами по стене возле двери Драко. Она стояла здесь уже более пяти минут и не могла понять, почему чувствовала такое беспокойство от необходимости попрощаться с ним. После их довольно напряженного разговора она сохраняла дистанцию, решив, что, возможно, в очередной раз пожалеет о возложенных на него надеждах. Но Малфой был таким настоящим... от его уязвимости все сжималось внутри, и это заставляло ее чувствовать трепет в сердце и обрушивало поток эмоций, которые она не могла понять.

Что, если я... потерялся?

Услышав эти слова, она была готова разреветься. Его привычная самоуверенность мгновенно растаяла и показала, что, возможно, все ее усилия не были напрасными. Возможно, она смогла зародить зерно сомнения в его сознании, и теперь оно дало свои плоды... Или, что так же возможно, она прыгала выше своей головы. Его приступ вежливости угас столь быстро, что она начала сомневаться, не привиделся ли он ей.

— Есть ли причина, по которой ты ошиваешься возле моей двери? — его голос вторгся в мысли сквозь дверное полотно.

Глубоко вдохнув, она толкнула дверь и обнаружила Малфоя по обыкновению сидящим на кровати с одной из ее книг на коленях.

— Извини, — пробубнила она, — я помешала или...

— Помешала, ведь у меня столько планов, — ехидно проговорил он и закатил глаза. — Чего тебе, Грейнджер?

— Я ухожу в Хогсмид, — сообщила она, — но я приготовила достаточно еды, чтобы хватило на два дня.

— Тогда проваливай, — холодно выплюнул Драко. — Чего ждешь? Чертовой прощальной вечеринки?

— Не ожидала, что ты так разозлишься, — прошептала она и сделала несколько шагов в его сторону. — И я точно не знаю, на что ты злишься.

Не знал и он.

— Я не злюсь, — бросил Малфой, оправдываясь, — просто не понимаю, какого хера ты в очередной раз вваливаешься ко мне и докучаешь со своим дерьмом. Ты уже сообщила о том, что уходишь.

— Да, но я...

— Ты закончила? — отрезал он. — Возможно, у меня почти нет дел, но теми, что есть, я предпочел бы заняться без тебя.

Гермиона вздохнула и залезла в свою зачарованную сумку, в которой было сложено все, что может потребоваться ей во время пребывания с Тонкс. После нескольких попыток она вытащила небольшой снежный шар, в котором находилась миниатюрная копия Хогвартса, окруженная искусственным снегом. Драко выгнул бровь, когда Грейнджер положила шар на колени и, прежде чем перевести на него взгляд, задумчиво провела рукой по стеклу.

— Я его зачаровала, — медленно произнесла она. — Если встряхнуть шар пять раз, то на моих часах сработает сигнал тревоги. Еще я обновила защитные чары, поэтому, если ты вдруг попытаешься сбежать, я тоже об этом узнаю.

Ему не стоило восторгаться магическими способностями Грейнджер, но он снова поймал себя на том, что испытывает нежеланное восхищение по отношению к ней. Малфой нахмурился из-за испытываемого предательского уважения и надменно хмыкнул.

— Не нужно мне...

— Это лишь мера предосторожности, — перебила она, — на тот случай, если ты упадешь и сломаешь ногу или, может...

— Принимаешь желаемое за действительное, Грейнджер? — сказал он с легкой ухмылкой. — Ты ведь не расставила по дортуару ловушек перед уходом, а?

Гермиона почти улыбнулась, а затем положила шар перед Малфоем. Он посмотрел на изящную безделушку с отвращением и оттолкнул подальше; в этот момент Грейнджер сильно захотелось до него дотронуться. Желание накрыло ее так внезапно и быстро, что она вздрогнула и крепко сжала кулаки, стараясь не замечать узла, скручивающего ее изнутри.

— Слушай, Драко, — беспокойно произнесла она и нахмурилась, когда ее голос дрогнул, — я могу перенести встречу. Если не хочешь, чтобы я уходила, просто скажи.

Не уходи...

— Если в твоей сумочке с сюрпризами больше нет никаких бессмысленных игрушек, — прорычал Малфой, — тогда я не вижу причин, чтобы ты здесь задерживалась, Грейнджер.

Она была уверена, что он сумел заметить разочарование, притаившееся за ее ресницами, которое быстро сменилось растерянностью.

— Ладно, — сказала она резко, — если ты желаешь все время оставаться таким чертовски безразличным...

— Не ожидал, что ты так разозлишься, — повторил он ее слова снисходительным тоном. — Что еще тебе нужно, Грейнджер?

— Ничего, — раздраженно бросила Гермиона, вставая с кровати. — Все никак не пойму, какого черта ты ведешь себя, как последняя сволочь...

— Эй! — выкрикнул он, поднимаясь с места и хватая ее за запястье. — А какого хера ты ожидала, Грейнджер? Благодарности за паршивую штуковину, когда ты оставляешь меня одного в этой чертовой тюрьме...

— Я научилась ничего от тебя не ожидать! — выпалила она в ответ; они находились слишком близко друг к другу. — Как только я допускаю мысль, что в тебе есть хоть капля порядочности, ты даешь обратный ход и снова превращаешься в эгоистичного засранца!

— Что ты несешь...

— В тот раз, — напомнила Гермиона тихим голосом, — когда мы говорили о выборе стороны...

— Ты слишком много надумываешь, — прорычал он, защищаясь. — Ты хоть раз представляла, как это место выворачивает мне мозги.

— Не настолько, как тебе хотелось бы думать, — парировала она и сглотнула, осознав, насколько близко они стояли. — Для чего ты продолжаешь притворяться, если я единственная, кто тебя видит?

Он раскрыл рот, но так не проронил ни звука. В ее золотистых глазах он увидел нечто знакомое, что напомнило ему о дне, когда она, находясь в дурмане антигистаминного укола, поцеловала его. Искорка смелости среди бушующих нервов, что виднелась в ее тревоге; он почувствовал, как Грейнджер прильнула к нему и плотно закрыл глаза, раздумывая, разрешить ли этому случиться: мысль сдаться и позволить ей делать все, что заблагорассудится, была столь соблазнительна. Это была последняя возможность урвать свою дозу Грейнджер; запретное желание до того, как она покинет его наедине с личными демонами. Они уже делали это, так разве еще один раз что-либо изменит?

Теплое дыхание Грейнджер, коснувшееся его лица, вернуло к реальности, и Малфой резко оттолкнул ее от себя подальше, пока она не успела к нему прикоснуться. Гермиона споткнулась, и он злобноусмехнулся, но яд в его взгляде был наигранным и вынужденным — лишь маска, помогающая скрыть полнейшую растерянность. У Грейнджер же не было времени, чтобы спрятать свое удивление и унижение: ее движения были нервными, глаза полны боли. Еще один удар сердца, и Драко с криками погнал бы ее прочь, но она развернулась и вылетела из комнаты раньше, чем тот успел набрать воздуха в легкие.

Хлопок от закрывшейся двери рикошетом пронесся по опустевшей комнате подобно удару молотка судьи Визенгамота. И вот его приговор: два дня в компании лишь собственной тени и раздумий о том, как убежать от проклятого одиночества во время ее отсутствия.

Ему следовало позволить себя поцеловать...

= Изоляция =


От морозного воздуха заплаканные глаза начало покалывать.

Гермиона стремглав неслась в Хогсмид; она столкнулась с осознанием того, что начала чувствовать к Драко то, что нельзя было назвать нормальным.

Когда она впервые его поцеловала, то пребывала в одурманенном, ошеломленном состоянии; действовала под воздействием импульса, слишком сильного, чтобы быть подавленным логикой. Но ее новая попытка снова попробовать его на вкус была иной. Она желала прильнуть к нему и испытать удачу. Это осознанное решение, которое заставило чувствовать себя отвергнутой и полностью подавленной. Мысли в голове превратились в спутанный комок, и она понятия не имела, с какого места начать его распутывать.

Как только в поле зрения показались «Три метлы», Грейнджер стерла рукавом следы слез и постаралась взять себя в руки. По крайней мере, восторг от встречи с Тонкс поможет утопить часть вопросов о Драко; она зашла в бар и робко улыбнулась. Вокруг шныряли постоянные посетители, но она не обратила на них никакого внимания, поскольку заметила мудрый взгляд мадам Розмерты. Та заговорщицки кивнула Гермионе и незаметно передала через барную стойку ключ. Грейнджер, не теряя ни минуты, побежала вверх, чтобы увидеться с подругой.

— Ну, наконец-то! — просияла Тонкс, как только Гермиона ворвалась в комнату. — Я уже начала думать, что ты потерялась.

— Как же я рада тебя видеть! — воскликнула она, бросаясь обнять Нимфадору, но остановилась, когда заметила небольшую округлость ее живота. — Ох, Тонкс! Уже все заметно!

— Познакомься с пузожителем, — сказала она с озорной улыбкой. — Сразу хочу предупредить, что сейчас я на стадии обжорства, так что если засечешь меня, прячущуюся в углу и пожирающую бутерброд с мармитом2 и джемом, просто не обращай внимания.

Гермиона слабо улыбнулась, и это была единственная реакция на шутки Тонкс, которые обычно вызывали смех. Сцена их с Драко перепалки, когда его губы находились на расстоянии одного вдоха, стояла перед глазами, от чего во рту все пересохло, а на сердце потяжелело.

— Гермиона, что-то случилось? — спросила Тонкс. — Ты выглядишь такой измотанной.

— Все в порядке, — сорвалась скорая ложь, — просто мне не хватает Гарри и Рона.

— Конечно, не хватает, — она понимающе кивнула и тепло улыбнулась. — Но у тебя ведь остались друзья, с которыми можно поговорить. Как дела в Хогвартсе?

Гермиона не сдержалась и вздрогнула.

Все сложно...

= Изоляция =


Драко зло вглядывался во тьму.

Час был поздний, и нужный свет не проникал в лишенную окон гостиную, наполненную тишиной, что оглушала; громкое напоминание о том, что ее не было рядом. Аромат Гермионы начал угасать, дортуар казался до жути пустым; все, что он делал последние несколько часов, так это не сводил глаз с дурацкого снежного шара.

От него требовалось лишь потрясти уродскую штуковину, и Грейнджер бы вернулась; тогда он смог бы украсть несколько поцелуев, как и следовало сделать до ее ухода.

Он схватил магический предмет и с громким ревом швырнул его о стену. Он наблюдал, как шар разбивается, а затем развернулся и с учащающимся дыханием направился к комнате Гермионы. Пробормотал пароль и, с жадностью втянув воздух в спальне, мгновенно успокоился.

Да, это Грейнджер... определенно, Грейнджер.

Он критично осмотрел обстановку, надеясь обнаружить приличную коллекцию личных вещей, но за исключением нескольких фотографий, ожидаемого красного покрывала и впечатляющей коллекции книг их спальни были одинаковыми.

Драко мрачно начал рассматривать снимки; задержался на одном, изображавшем Грейнджер с ее никчемными полудурками, которых она считала хорошей компанией. Он положил все рамки лицом вниз, чтобы не пришлось на них смотреть, и, присев на кровать, начал рассеянно водить руками по покрывалу. Веки налились свинцом, и он, убаюканный сильным ароматом Гермионы, что блуждал меж подушек и простыней, откинулся на спину. Если бы он уснул здесь, окруженный умиротворяющим шепотом ее присутствия, разве кто-нибудь узнал бы об этом?

— Да пошло все!
__________________

1Lutra, lutra — (лат.) выдра.
2Мармит — пищевой продукт, липкая, темно-коричневая и очень соленая паста с отличительным, стойким ароматом. Мармит можно сравнить по вкусу с соевым соусом.
__________________

Переводчик: Agripina
Бета: Frantsuzova


Будем рады вашим отзывам здесь и на ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/205-11706
Категория: Наши переводы | Добавил: Shantanel (03.01.2016)
Просмотров: 802 | Комментарии: 11


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 11
0
11 Lenerus   (14.04.2016 15:03)
Цитата Текст статьи
Жалкий задрот...

Как ёмко и ясно!
Спасибо!

0
10 ღ★Bridget★ღ   (02.04.2016 16:45)
Гермиона бедняжка вся измоталась. А Драко опять злится, у него это в порядке вещей.

0
9 lyolyalya   (11.02.2016 13:07)
Думаю, Гермиона примчится. Мне кажется, что шар заколдован так.... что ей будет видно, что - то не так

0
8 Svetlana♥Z   (07.02.2016 23:09)
Соскучилась! cry cry cry Ну что же там дальше, а? sad

0
7 Свиря   (14.01.2016 13:43)
Спасибо! Пока нет Герм, Драко есть о чем подумать...

+1
5 Svetlana♥Z   (12.01.2016 07:23)
Интересно, когда они уже перейдут от "хождения по мукам" к "вхождению по любви". Не ровен час, и Гари с Роном могут вернуться - тогда всё и усложниться.
И кстати, Гермиона в курсе, что шар разбит? wink

+3
6 Shantanel   (12.01.2016 19:43)
Хождение по мукам, конечно, имеет место быть, но, думаю, до любви им пока очень далеко. Сейчас все крутится вокруг желания, влечения, страсти даже. И им нужно очень тяжелый путь пройти, что такие чувства осознать, принять и дать им зайти дальше. А что касается Гарри и Рона, то, полагаю, такая Гермиона, может, и будет чувствовать вину, но все же не позволит им диктовать, как ей быть и кого любить (если дойдет до этого, конечно, потому что сейчас она пока явно не готова будет обменять дружбу на Драко).

+1
4 Nasteoncka   (05.01.2016 00:55)
Спасибо за продолжение!
Интересно, когда разбиваешь этот шар, Гермиона получает какое-то оповещение?

0
3 Lepis   (04.01.2016 18:41)
Спасибо

0
2 Evgeniya1111   (04.01.2016 10:27)
Драко , как собака на сене !!! Спасибо а продолжение ))

0
1 Bella_Ysagi   (04.01.2016 01:36)
dry спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]