Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3671]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Одна душа для двоих. Становление
Свет звёздных галактик летит сквозь года.
Другие миры, но всё та же вражда.
Любовь, и потеря, и кровная месть,
И бой, и погоня - эмоций не счесть!

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Наваждение
Я хорошо его знаю. Я знаю о нем больше, чем позволительно. Но не знаю главного: как избавиться от этого наваждения…



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9580
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Дневники Дивы. Действие 16. АКТ 2. НИ О ЧЕМ НЕ ЗАБОТИТЬСЯ

2016-12-8
16
0
АКТ 2

Через полчаса и еще две стопки текилы, Элис и Роуз убедили меня пойти танцевать. Я извивалась и покачивалась с ними, но не могла не желать, чтобы здесь был Каллен, его руки, обнимающие меня, мой нос в его шее, вдыхающий его невероятный аромат.

Вдруг раздались громкие аплодисменты в гостиной, и когда я обернулась, то увидела Каллена с почти пустой бутылкой в вытянутых руках, когда он прокричал:

- Как дела, товарищи актеры? Ромео в доме! ДАВАЙТЕ ПРАЗДНОВАТЬ!

Вся комната взревела в одобрении, и я услышала, как Элис произнесла рядом со мной:

- О, Боже. Какого черта он вытворяет?

Я в недоумении смотрела, как Каллена обнимается и дает пять всем, кто рядом с ним, пробираясь сквозь толпу как рок-звезда со своими фанатами.

Когда он добрался до нас, то небрежно улыбнулся и проговорил «Привет, дамы» голосом, который, я уверена, должен был звучать сексуально.

- Роуз, - сказал он, притянув ее в объятия. - Ты ненавидишь меня, не так ли? Не имеет значения. Многие люди ненавидят меня. Даже мой собственный отец. Не волнуйся. Я совсем не злюсь.

Затем он повернулся к своей сестре и обнял ее.

- О, Элис. Милая, требовательная Элис. Почему ты меня терпишь? Честно. Я не понимаю. Но я люблю тебя. Правда-правда люблю.

- Э-э... Эдвард? - проговорила она, немного поморщившись, когда он сжал ее. - Ты что, принял целую горсть экстази сегодня вечером? Потому что... ну... ты не такой мрачно пьяный как обычно, и это... как-то... странно.

Он поцеловал ее в щеку и пожал плечами, прежде чем повернуться ко мне. Его улыбка тут же стала нерешительной, но он сделал еще один глоток спиртного, а затем сделал шаг вперед, протянул руку и обхватил мое лицо.

- Ах, Белла. Прекрасная Белла. Знаешь, меня совсем не заботит то, что сегодня произошло с моим отцом. И хочешь знать, почему? Потому что я решил не заботиться ни о чем. Ни о тебе. Ни о нем. Ни о чем. Это такое простое решение, почему я не принял его много лет назад? Посмотри, как я счастлив!

Он запрокинул голову и рассмеялся, и это, честно говоря, было самым печальным зрелищем, которое я когда-либо видела. Он не был счастлив. Он вел себя так, будто счастлив. И это у него получалось плохо.

- Каллен... - начала я, но он приложил пальцы к моим губам, чтобы заставить меня замолчать.

- Нет, не надо «Каллен», - приказал он, поставив свою бутылку и оглядывая комнату. - Это вечеринка, и я намерен забыть обо всей этой ерунде на некоторое время и просто потанцевать. Увидимся.

Он протиснулся в толпу, и они завопили вокруг него, когда он начал танцевать, энергично и неуклюже.

- Ничего себе, - выдохнула Элис. - Я никогда не видела моего брата танцующим раньше. Вот таким... никогда. В этом... Боже... в этом слишком много неправильного, чтобы я могла понять.

- Он действительно ужасно танцует, - заметила Роуз. - Действительно, действительно ужасно. Похоже на то, будто у него случился вертикальный припадок.

Я смотрела в недоумении, не зная, что делать и как себя чувствовать по этому поводу. Все, что я хотела сделать, это застать его одного, чтобы я могла еще раз извиниться и спросить его, получил ли он свою голосовую почту; убедить его, что не заботиться ни о чем не является ответом на все. Но он был так агрессивен в своем «счастье», так очевидно полон решимости быть вот таким, что я отчасти боялась тронуть его.

И поэтому я смотрела на него и впервые не знала, откуда у него столько энергии, чтобы так основательно погрузиться в свое фальшивое счастье, потому что человек, которым он неожиданно стал, не имел ничего общего с тем Калленом, которого я знала. Он громкий и шумный, говорил со всеми – вежливо с каждым из них. Черт, он даже смеялся над шутками Эрика и не иронизировал, когда Лорен флиртовала с ним. Это полностью сбивало с толку – видеть его в таком состоянии. Попытка слишком тяжелая. Быть слишком любезным.

Быть не самим собой.

Это удручало меня сверх всякой меры.

А потом, примерно через час, я осознала, почему я так зла. Он вел себя так же, как я: будучи Калленом он думал, что все хотят , чтобы он был вот таким – жизнерадостным, веселым и приятным. На самом деле, он, вероятно, проклинал все на свете и неистовствовал и хотел бы двинуть кому-нибудь по лицу, но отодвигал это. Пытался заблокировать.

Я должна была знать. Я была в этом эксперт.

Видеть его таким, заставило меня в отчаяние стиснуть зубы.

Я имею в виду, я знала, что Каллен может быть задницей, потому что он был таким со мной больше чем один раз, но, по крайней мере, я всегда чувствовала, что он был настоящим. Но этот новый Каллен? Он такой же фальшивый, как трехдолларовая банкнота.

В конце-концов, я не могла этого больше терпеть и стала пробираться сквозь толпу, чтобы добраться до него. Он заигрывал с Лорен, улыбаясь и смеясь. Она строила ему сексуальные глазки, и у меня появилось желание вмазать ей по лицу тарелкой с чипсами Doritos, что стояла на столе рядом с ней.

Он смотрел, как я приближаюсь, и еще раз его улыбка на секунду дрогнула, прежде чем решительно приклеиться обратно.

- Свон! - тепло проговорил он. - В чем дело? Лорен как раз говорила мне, что если бы она была моей Джульеттой вместо тебя, сексуальная сцена не была бы фальшивой. Разве это не весело?

Он поднял бровь, и я знала, что он думал о том дне, когда он заставил меня... ну... не притворяться.

- Ух ты, это действительно весело, - рассмеялась я самым неубедительным образом. - Я так рада, что ты и Лорен прекрасно проводите время.

Двое могут играть в это, придурок, и я варилась в этом намного дольше, чем ты.

- Лорен? - сказала я, взяв в руки тарелку с Doritos и протянув ей. - Не хочешь чипсов?

Бах. Прямо ей в лицо.

Она закатила глаза.

- Ну конечно, Белла. Как будто я собираюсь есть углеводы. - Она рассмеялась над своей шуткой, прежде чем сказать: - Однако, я уверена, что другие могли бы попробовать закуски. Почему бы тебе не предложить им?

Затем она повернулась ко мне спиной и продолжила говорить с Калленом, будто меня не было. Хуже того, он подыграл ей.

Я сжала руками тарелку, мечтая разбить ее об их головы.

Затем я выдохнула и изобразила по большей части нежаждавшей крови улыбку на своем лице.

- Каллен, я могу поговорить с тобой секунду?

- Вообще-то, - проговорила Лорен, обращаясь ко мне и собственнически взяв его под руку. - Он сейчас разговаривает со мной. Может быть, ты могла бы вернуться попозже.

Женщина, тебе бы лучше убрать свои руки от него, прежде чем я сделаю тебе гидролизованно-сырно-крахмальный уход за лицом. Серьезно.

Я посмотрела на Каллена. Его лицо было бесстрастным, как будто он ждал, что я сделаю, прежде чем он сформирует свое мнение.

Обычный Он сказал бы ей заткнуться, но, очевидно, не в случае с его новым и улучшенным поддельным Я.

Я грохнула тарелкой с чипсами об стол и заставила себя улыбнуться.

- Я не задержу его надолго, - чрезмерно сладко проговорила я. - Уверена, он вернется слушать твои забавные и порнографические истории прежде, чем ты это осознаешь.

Я схватила его за руку и дернула, и к счастью он пошел со мной на кухню, где мы могли хоть немного уединиться. Я слышала, как Лорен что-то пробормотала себе под нос, когда мы ушли, но мне было на нее плевать.

- Что ты делаешь? - спросила я, повернув его лицом к себе и понизив голос.

Он пожал плечами.

- Хорошо провожу время?

- В самом деле? Так ты это называешь? Разговаривая с этой потаскушкой? Притворяясь, что она тебе нравится?

- Потаскушка очень недоброе прозвище, - спокойно предупредил он. - И, может быть, я не притворяюсь. Может быть, мне на самом деле нравится проводить с ней время.

- О, ну ты и кретин, - фыркнула я. - Ты же терпеть ее не можешь. Даже не пытайся это отрицать. Если ты не пытался так настойчиво убедить всех и себя, что хорошо проводишь время, ты бы избегал ее, как чумы.

- Так ты не считаешь, что я хорошо провожу время? - бросил он мне вызов.

- Нет, - рявкнула я, глядя ему в лицо. - Я думаю, ты злишься на весь мир, особенно на меня, и плохо пытаешься изображать, что ты счастлив.

Он наклонился ко мне и прошипел:

- Что ж, счастлив, если делаешь вид, что счастлив, Свон.

Я нахмурилась и взмахнула руками.

- Что все это значит?

- Я понятия не имею, - засмеялся он с легкой горечью. - Но кого это волнует? Я чертовски уверен, что никого.

- Ты не веришь в это, - сказала я, покачав головой. - Тебя это заботит слишком сильно, и ты бесишься от этого.

Он смотрел на меня, ничего не говоря. И, конечно, ничего не отрицая.

Именно в этот момент Эрик зашел в комнату и направился к бочонку в углу, игнорируя гляделки, что происходили рядом с ним, в то время как он быстро наполнил несколько бокалов пивом.

- Эй, Каллен, приятель ... Ты не сбавляешь обороты, да? Давай, еще один.

Каллен повернулся в то же самое время, как Эрик протянул ему один из бокалов: тот случайно попал в руку Каллена и пролил все пиво на перед его футболки.

- Вот дерьмо! - задохнулся Эрик. - Мне очень жаль, чувак. Иисус. Это несчастный случай.

- Не беспокойся об этом, - проговорил Каллен , его поддельное терпение дало сбой. - Видишь, Свон? Обычный я был бы злым, как черт, что Эрик пролил гребаный бокал пива на меня, но не сегодня. Ничего. Никакого беспокойства. Ни одной чертовой капли.

Эрик схватил кухонное полотенце и попытался высушить футболку Каллена, бормоча извинения и выглядя так, будто он собирался упасть в обморок от стыда.

- Да все нормально, - огрызнулся Каллен, выхватив полотенце и деланно рассмеявшись. - Все нормально, чувак. Серьезно. У тебя есть запасная футболка, чтобы я мог позаимствовать?

Эрик с энтузиазмом кивнул.

- Да, конечно. Наверху, в моем шкафу. Одевай что угодно.

Каллен немного сильнее, чем надо, похлопал его по плечу, когда проходил мимо, и пробормотал:

- Спасибо, приятель.

Он протолкнулся через толпу и поднялся по лестнице, и все, что я могла сделать, это остаться на месте, а не последовать за ним.

- Он злится на меня, да? - вздохнул Эрик.

Я кивнула.

- Думаю так.

- Знаешь, я никогда раньше не видел, чтобы кто-нибудь был счастливо-злым и пьяным, но Каллен каким-то образом добился этого.

Я снова кивнула.

- Это редкий и особый дар.

Он поднял бокал с пивом и задумчиво сделал глоток.

- Ну, мне надо зайти в Интернет и посмотреть, есть ли еще какие-нибудь отзывы о нашем представлении. Я слышал рецензент из Online Stage Diary был там, и он печально известен своей жесткостью в суждениях. Интересно, найдется ли у него что-нибудь хорошее, чтобы сказать.

У меня живот скрутился в узел.

- Да? Он был там?

- Да. Он и еще четыре других. Один из них из Broadway Reporter. - Он посмотрел на меня и приподнял бровь. - Кто знает, Свон. Утром ты можешь стать звездой.

Или дрожащим беспорядком, полностью убежденным в своей ненадежности.

Я нервно рассмеялась, потому что если я им не понравилась...

Боже. Я не могла даже осознать, что буду делать, если это произойдет.

Общественное неодобрение?

По всему интернету?

От одной только мысли об этом меня покалывало от нервного пота.

Я выхватила пиво у Эрика и жадно выпила все остальное, тихо отрыгнув, когда вытирала рот.

- Я уверен, что они скажут что-нибудь потрясающее о тебе, - ободряюще проговорил он. - А если нет? Что ж, есть еще полбочонка пива, и ты сможешь пить, пока не забудешь об этом.

Он схватил еще два пива и удалился, оставив меня с моей быстрорастущей паникой.

Я стояла еще нескольких минут, размышляя о моем возможном предстоящем публичном унижении, и поняла, что есть только одна вещь, которая может мне помочь не получить нервный срыв – и он наверху, возможно, полуголый.

Надеюсь, полуголый.

Я продвигалась через гостиную, игнорируя сердитые взгляды Лорен, когда поднималась по лестнице и прошла по коридору в комнату Эрика. Дверь была открыта, и я, заглянув, увидела Каллена, сидевшего с обнаженным торсом на кровати – его промокшая футболка валялась на полу. Запустив руки в волосы, он ссутулился и вздыхал, и столько ранимого расстройства исходило от него, что я чуть не отступила.

Но я так не сделала.

Я не могла.

- Эй, - сказала я, делая пробный шаг в комнату.

Он резко посмотрел на меня, прежде чем подняться с кровати и направиться к шкафу.

- Эй, - проговорил он, широко распахивая двери и разглядывая внушительный диапазон футболок Эрика. - Неплохая вечеринка, а?

Я не могла отвести взгляд от мышц его обнаженной спины, как они двигались и изгибались. Вообще-то, я могла, но не хотела.

- Ты в порядке? - спросила я, приближаясь, желая быть рядом с ним.

- В полном, - проговорил он, остановившись на футболке, где было написано: «Человеку свойственно ошибаться. Пирату рычать», и повернул ее для меня, чтобы я могла увидеть. - Йорки что, на самом деле носит это в общественных местах?

- Каллен...

- Или как насчет этой? - рассмеялся он, доставая футболку, на которой была надпись: «Вот соски. Без них сиськи были бы бессмысленны».

- Каллен...

- Нет, серьезно. Он на самом деле купил их или они платили людям, чтобы они их забрали?

- Нам надо поговорить.

- Нет, на самом деле не надо, - резко сказал он, щелкая вешалками, перебирая оставшуюся часть стойки.

- Я оставила тебе телефонное сообщение.

- Я знаю. Я его получил. Спасибо.

- Но ты все еще расстроен из-за меня?

- Вовсе нет. Не расстроен. Думаю, я уже защищен от этого. Не заботиться приравнено к не быть расстроенным. Что, у этого парня нет ничего, кроме проклятых футболок с шутливыми надписями? Ничего спортивного? Или, не дай Бог, простого?

Он продолжил передвигать вешалки, его поза становилась все более и более напряженной.

- Эдвард, - тихо проговорила я, положив руку между его лопатками.

- Нет, - огрызнулся он, прогнувшись и отступая от меня. - Просто, блядь... не надо, хорошо?

- Почему нет?

- Потому что когда ты прикасаешься ко мне, это никогда не заканчивается хорошо. Вот почему нет.

- Каллен…

- Потому что... - проговорил он, подыскивая слова, в то время как его фасад «ничего не заботит» рассыпался прямо на глазах, - …когда ты прикасаешься ко мне, я... Иисус, у меня появляются глупые мысли, и я хочу глупых вещей и... поэтому... просто... не надо...

- Тебе раньше нравилось, когда я прикасалась к тебе, - заметила я, сохраняя дистанцию, но на самом деле не желая этого.

- Да, что ж, это было тогда, а это сейчас.

- А теперь ты думаешь, что можешь быть «счастлив», делая вид, что тебя ничего не заботит.

- Точно.

- Ничего?

- Да.

- В том числе и я?

Он на полсекунды сделал паузу, прежде чем сказать:

- Особенно ты.

- Каллен, это смешно. - Я сделала шаг вперед, и он прижался спиной к двери шкафа. Я чувствовала его нервозность, но мне нужно было показать ему, что он идиот. Кроме того, я очень, очень хотела прикоснуться к нему. Мне это было нужно. Будто прикосновение к нему успокоит смятение в животе и голове.

Протянув руку, я положила ее на середину его груди. Он вдохнул и резко сжал челюсти, и я не удивилась, когда он сказал:

- Свон... не надо. Я не могу. Правда не могу.

- Нет можешь, - мягко проговорила я, призывая его понять. - Просто... впусти меня, пожалуйста. Я не Джессика.

Он посмотрел на меня, его глаза вдруг стали жесткими и обвиняющими.

- Что, черт возьми, это значит?

Я сделала глубокий вдох, прежде чем признаться:

- Элис рассказала мне о ней. - Он тяжело выдохнул, и я шагнула чуть ближе, не желая чтобы он отгораживался еще больше. - Не сердись. Я вынудила ее.

- Все равно это не ее чертово дело рассказывать все тебе, - проговорил он, прислонившись головой к двери.

- Я хотела знать, - сказала я, положив другую руку ему на грудь и чувствуя безумный ритм под ее поверхностью. - И теперь я понимаю, немного лучше, почему ты так... сомневаешься... быть ли со мной. Я имею в виду, то, что Джессика сделала с тобой, было... Боже, Каллен, это было ужасно. Но я не она. Я совсем не такая.

Он посмотрел на меня сверху вниз с меньшим гневом, но он сменился усталым смирением. Как будто он уже прокручивал этот разговор в голове много раз.

- Ты не понимаешь, - вздохнул он. - Не имеет значения, что ты не такая, как она. Какая-то часть меня думает, что ты такая, и просто это... ожидание... что все это дерьмо произойдет снова. Это не логично, но я ничего не могу с этим поделать. Поверь мне, я пытался.

- Позволь мне доказать, что я другая.

- Нет.

- Почему нет?

- Потому что, - проговорил он, с трудом сглотнув, и напрягся, когда я снова шагнула вперед и обернула руки вокруг его шеи. - Насколько сильно я боюсь, что ты причинишь мне боль, настолько же сильно я боюсь причинить боль тебе.

- Не причинишь, - уверила я его.

Он вздохнул и мягко убрал мои руки со своей шеи, удерживая их в своих, когда прошептал:

- Поверь мне, когда я это говорю, я точно сделаю. Я не хочу этого, но сделаю.

Я знала, он думал, что таким образом защищает меня... или себя... но я не хотела признать, что мы не можем над этим поработать. Как человек, который так боялся быть не таким для очень многих людей всю свою жизнь, я, наконец, знала без тени сомнений, что я – единственно подходящая для него. Абсолютно подходящая. Такая как есть, без притворства и лжи.

Ему просто нужно время, чтобы увидеть это.

- Я готова взять на себя риск, - проговорила я, поглаживая его пальцы и скользнув руками по его предплечьям, его бицепсам. Наслаждаясь его теплой, мягкой кожей.

- Тогда ты идиотка, - сказал он, издавая сон, но не останавливая меня. Позволяя мне прикасаться к нему.

- Видимо.

Когда мои руки легли на его плечи, я встала на цыпочки и нежно поцеловала его в щеку. Он пах пивом и виски, и у меня появилось внезапное желание пососать его язык; попробовать его вкус, солодовый и сладкий.

Но я все делала медленно. Нежно. Я поцеловала его снова, и он закрыл глаза и выдохнул. Еще один поцелуй, едва ощутимый. Ближе к его рту.

Он по-прежнему не мешал мне, так что я слегка коснулась его губ своими, мягко прижимаясь и только вдохнув его аромат. Пытаясь держаться ближе к нему, мешая ему оттолкнуть меня снова.

Я решила показать ему, насколько близки мы можем быть.

Он издал приглушенный звук и поднял свои руки до моих предплечий, осторожно отталкивая меня, но не убедив, что он этого хочет.

Давай, Каллен. Сдавайся.

- Боже... Белла... я не могу...

- Нет, можешь, - убеждала я, поглаживая его шею. - Ты не можешь всю жизнь продолжать отталкивать от себя людей.

- Я достаточно упрям, чтобы попытаться, - проговорил он с кривоватой улыбкой.

Я посмотрела ему в глаза и проговорила с абсолютной убежденностью:

- Ты потерпишь неудачу.

Он отвел глаза, и я почувствовала, что он находится в противоречии из-за нашей ситуации. Но ему не стоило. Все очень просто. Он просто должен ее отпустить. Я чувствовала себя так, будто мы вернулись в гримерку после спектакля, и я медленно снимаю слой за слоем его защиту, но на этот раз все по-другому. На этот раз он помогал мне. Желая, чтобы я преуспела.

- Самое печальное, - сказал он, глядя на меня и неуверенно обхватывая мое лицо, - даже если ты пугаешь меня до чертиков, и даже если я знаю, что один из нас, если не оба, точно пожалеет об этом... я все равно не хочу больше отталкивать людей... по крайней мере, тебя.

Волна тепла накрыла меня, когда я поняла, что он признал это, и не смогла удержаться от улыбки.

- Хорошо. Потому что я тоже этого хочу. Ужасно.

Я потянулась и хотела опять поцеловать его, но он меня остановил, опираясь головой о мою и тяжело выдохнув.

- Нам просто... нам нужно продвигаться медленно, - проговорил он, поглаживая мою щеку. - Я не могу как по волшебству стать твоим парнем. Я не такой.

- Ладно, - сказала я, действительно желая, чтобы он был моим парнем, но готова была идти на компромисс.

- Я не был чьим-то парнем довольно долгое время. Я забыл каково это.

- Я понимаю.

- Так... может, мы просто попытаемся быть друзьями? - проговорил он, глядя на мой рот, его глаза были темными и красивыми. - А потом, если мы в конечном итоге не поубиваем друг друга... ну... пойдем дальше.

- Значит ли это, что я не могу прикасаться к тебе вот так? - спросила я, проводя рукой по его груди, чувствуя, как его мышцы напрягаются и расслабляются под моими прикосновениями, и обожая, как он вздрагивал и стонал.

- Свон, на этот вопрос невозможно ответить, когда твои руки на мне. Спроси меня завтра. С другого конца комнаты. А еще лучше, позвони мне с другого конца города.

- Что, если я все еще хочу, чтобы ты прикасался ко мне? - спросила я бездумно, потому что его рот был чуть выше моего, а его руки вокруг меня, притягивая меня ближе, прямо к нему, твердому и теплому.

- Иисус, ты требовательный друг, - хрипло ответил он. - Слушай, я понятия не имею, как все будет между нами работать – если вообще будет – но, думаю, мы должны быть немного осторожными... физически... По крайней мере, некоторое время.

- Но не сегодня вечером, правда? - спросила я, в моем голосе отразилась паника. - Я имею в виду, мы будем касаться друг друга сегодня вечером? Все осторожные вещи могут начаться завтра.

Это было утверждение, а не просто вопрос.

Пожалуйста, не сегодня. Пожалуйста, прикоснись ко мне сегодня вечером. Позволь мне прикоснуться к тебе в ответ.

Сейчас.

Пожалуйста.


- Сегодня вечером, - простонал он, запустив руки в мои волосы. - Боже... сегодня...

- Пожалуйста, - просила я, чувствуя его отчаяние и испытывая то же самое. - Ты мне нужен сегодня, потому что, уверена, если ты не поцелуешь меня через три секунды, я воспламенюсь.

Он смотрел на меня, пытаясь найти в себе мужество для своих убеждений. Выразить их снова.

- Белла, ты понятия не имеешь, как я хочу поцеловать тебя, но...

- Нет, никаких но, - приказала я, задыхаясь и напрягаясь, боль внизу моего живота становилась все шире и неистовее. Еще требовательней. - Эдвард, пожалуйста. Поцелуй меня.

Глядя ему в его глаза, я увидела точную секунду, когда он принял свое решение, и перестала дышать, когда его пальцы напряглись в моих волосах. Он наклонился, его рот задержался чуть выше моего, сладкий теплый воздух касался моего лица, время остановилось.

- Использовать этот тон голоса на мне несправедливо, - прошептал он, встречаясь глазами со мной. - Совсем несправедливо.

Вдруг, пространства между нашими губами не стало, и он поцеловал меня, сильно и требовательно, резкий вдох от нас обоих невероятно громко прозвучал в моих ушах. Мы отчаянно целовались друг с другом, губы соединялись и прижимались, подогнанные вместе, будто были созданы специально, иногда разделялись, чтобы освободить путь для низких стонов и тихих вздохов, чувствуя, дегустируя.

Господи, да. Его. Вот так.

Влияние, которое он оказывал на мое тело, было мгновенным и мощным, и я в полной мере воспользовалась тем, что он был без футболки. Мои руки блуждали повсюду: по его широким плечам и упругим рукам, вдоль спины до лопаток, по сторонам вниз и на живот, впиваясь ногтями, в то время как он стонал в мой рот, исследуя меня так же жадно и заставляя меня стонать в ответ.

- Иисус... Белла.

Он целовал меня искренне, страстно, и я, наконец, почувствовала, что после большого количества шагов назад, мы, наконец-то, двигаемся вперед. К тому же, я понятия не имела почему, но осознание, что он открыт для этого опыта, было лучше любого другого чувства, которое я когда-либо испытывала.

- Мне хотелось бы заниматься этим всю ночь, - бормотал он между поцелуями. - Держаться вдали от тебя блядски утомительно.

Так или иначе, мы начали отступать к кровати, все еще целуясь, глубоко и отчаянно, и прежде чем я это осознала, я уже была на спине, с ним между моими бедрами, вцепившись в него, в то время как он толкался в меня, медленно и настойчиво.

- О... Боже. Да.

Он зарылся лицом мне в шею, а затем стал ее посасывать, спустившись вдоль горла к моей груди, сминая ее и продолжая двигаться на мне, заставляя меня задохнуться и забыть о моей способности дышать.

Я приподняла бедра ему навстречу, и смело схватила его зад обеими руками, сильнее прижимая к себе.

- О... блядь, - простонал он в мое плечо, внезапно успокоившись, и в комнате стало тихо, слышалось лишь наше прерывистое дыхание.

- Что случилось? - спросила я, сжимая его плечи, мое сердце стучало слишком быстро и громко.

- Ничего, - пробормотал он, все еще не двигаясь. - Просто я отказываюсь снова кончать в штаны с тобой. Я не чертов подросток. Это просто стыдно.

- О.

- Просто дай мне минуту. Не двигайся.

Я в тайне трепетала, что влияю на него так сильно. Как хорошо знать, что наше влечение определенно взаимное.

Я завязала разговор, чтобы отвлечь его внимание.

- Я сожалею о произошедшем с твоим отцом сегодня, - проговорила я, нежно поглаживая его спину. - Ты же знаешь это, верно?

- Да, - сказал он, его голос был приглушен моей шеей. - Твое сообщение было...

- Смущающим?

- Нет, это... чувствовалось, что ты была... - Он вздохнул. - Мне правда понравилось.

- Да?

- Да. Особенно часть о... - Он оторвал лицо от моей шеи и склонился надо мной, опираясь на локти. - Ну... то, что ты сказала, как ты бы говорила со мной, если бы была моим отцом.

- Ох... Боже.

Часть, где я сказала, что говорила бы ему каждый день, что люблю его? Убейте меня.

- Нет, я не думаю, что ты... - Он улыбнулся и отвел глаза. - Я понял, что ты пыталась сказать. И я ценю это. - Он пошевелил бедрами, и я почувствовала, какой он еще твердый. - Ладно, быть на тебе сверху? Реально не помогает.

Он скатился с меня, и мы повернулись друг к другу лицом, его рука лежала на моей талии, а я поглаживала его волосы.

- Каллен, я надеюсь, ты не обидишься на это, но... что ж... я думаю, что твой отец – кретин. Я не могу поверить, что он не сказал тебе, насколько ты был потрясающ сегодня вечером. Что за болван.

- О, да? - сказал он, приподняв брови. - Так, если бы ты была моим отцом, что бы ты сказала?

Я толкнула его на спину и устроилась поудобнее, глядя на его замечательное лицо, и прерывисто вздохнула. Я знала, что он напрашивался на комплимент, но я хотела сделать ему один. Дать ему понять, насколько он особенный.

- Ну... - тихо проговорила я. - Я сказала бы что-то вроде этого: «Эдвард ... Я думаю, что ты играл замечательно. Видеть тебя на сцене? Смотреть, как ты преуспел в том, что ты так очевидно любишь? Что ж... Я никогда не был так горд. Ты был феноменален». - Я могла подписаться по каждым словом. - «А что это за девушка, с которой ты выступал? Ну, она, безусловно, потрясающе необыкновенна, и ты должен перестать сопротивляться своему всепоглощающему влечению к ней. Это бессмысленно».

- О, правда, «папа»? - рассмеялся он, приподнимая голову.

Я серьезно посмотрела на него и кивнула.

- Да, сын. Правда.

Он потянулся и обхватил мое лицо.

- Надо же. Лучший совет из всех, которые мой отец давал мне.

Он притянул меня к себе, и мы поцеловались снова. Это ощущалось так, будто я была в теплом, желанном сне, который, будь на то моя воля, никогда бы не заканчивался. На этот раз была моя очередь уткнуться в его горло, легкая щетина царапала мне лицо, когда я спустилась с поцелуями до его ключицы, а затем на грудь.

Он обнял меня и простонал, когда подмял меня под себя, наши ноги перепутались вместе, когда он протолкнул свои бедра между моих ног, что позволило мне прижаться к нему, пока он шлифовался о мое бедро. Мы оба стонали, поцелуи становились все более неистовыми, рты и руки жадно блуждали, пока мы не услышали встревоженный голос, сказавший:

- О, Боже, ребята, да ладно! Только не в моей постели! Отстой!

Мы замерли и посмотрели на Эрика, стоявшего в дверном проеме, покачиваясь и выглядя так, будто он должен был перестать пить около часа назад.

- Разве я не напоминал вам, что никому не разрешено заниматься сексом в моей постели сегодня вечером? Это винтажное стеганое покрывало со Звездными войнами! Господи боже мой!

- Что ты хочешь, Эрик? - вздохнул Каллен, опустив голову на мое плечо, а я подавила свой смех.

- Вы должны спуститься вниз, - нечленораздельно произнес он, двинувшись вперед и расплескивая свое пиво. - Первая рецензия нашего спектакля появилась, и там... ну... кое-что говорится о вас двоих.

Каллен и я посмотрели друг на друга, паника и страх появились на наших лицах.

- Просто подкалываю вас! - засмеялся Эрик. - Она совершенно потрясающая. Ну, то, что я видел, по крайней мере. Как только вы спуститесь вниз, я прочитаю ее всем. Давайте!

Он, пошатываясь, вышел за дверь, а Каллен неохотно слез с меня и быстро схватил футболку из шкафа. Он натянул ее через голову и разгладил с ухмылкой. На ней был изображен огромный красный крест и красовалась надпись: «Донор оргазмов».

- Ну, хоть одна попала в цель.

- Но не сегодня вечером, - надулась я, хорошо осознавая, что он все еще должен мне оргазм.

- Без паники, Свон, - проговорил он, с жадностью глядя на меня. - Я всегда плачу долги.

Я покачала головой и рассмеялась, когда приводила себя в порядок, поправляя свою блузку и юбку, прежде чем причесаться с помощью пальцев.

- Твои губы опухли, - заметил Каллен, наблюдая за каждым моим шагом.

- Да? Как и твоя промежность, - поддразнила я, с намеком глядя на его внушительную выпуклость. - Пойдем?

Он подошел и приложил руки по обе стороны моего лица, прежде чем наклониться и поцеловать меня, его губы двигались мягко, неспешно.

Отступив назад, он проговорил:

- Я не собираюсь целовать тебя перед ними. Или держать за руку. Ладно? Я просто... Я не хочу, чтобы они говорили о нас. Что-то предполагали...

- Хорошо, - немного грустно проговорила я от того, что мне придется скрывать свои чувства рядом с нашими однокурсниками. - Но разве Эрик не расскажет им, что мы делали?

- Я сомневаюсь в этом. В его состоянии он, вероятно, забыл о нас через пять секунд, как вышел из комнаты.

Он поцеловал меня снова, а затем мы направились вниз, стараясь не обращать внимания на шепот, пробежавший через толпу, когда мы появились вместе.

- Наконец-то! - воскликнул Эрик, утихомиривая всех, поставив пиво и схватив страницу, что он распечатал. - Ладно, слушайте, ребята. Это рецензия Мартина Килвера из Online Stage Diary. Ему, как известно, трудно угодить, и он отчасти циничен, так что имейте это в виду, когда услышите, что он сказал.

Вся комната затихла, и я почувствовала, как Каллен напрягся рядом со мной, когда Эрик начал читать:

- В любой постановке классического спектакля Шекспира, актеры рискуют не избежать подражания и повторения многого из того, что было раньше. В последней постановке Академии драматического искусства Grove, не было ничего подобного. Этот спектакль незаурядный и современный, что само по себе не является инновационным. Но кардинальным явилось то, что, увидев бесчисленное количество постановок на протяжении многих лет, я, наконец-то, поверил в истину и силу любви двух молодых людей. И сказать, что это обеспечило вашему рецензенту один из самых захватывающих вечеров в театре, которые у меня когда-либо были, было бы большим преуменьшением.

Раздался ропот удивления и легкие аплодисменты, и Эрик улыбнулся, прежде чем продолжить читать немного невнятно, но в остальном хорошо:

- Режиссер Ирина Эдем взяла своих подопечных и сформировала их в искусную, мощную компанию увлеченных актеров, и хотя все они показали крайнюю зрелость в своих выступлениях, они не потеряли юную вздорность, которая занимает центральное место в этой истории.

Еще больше согласного улюлюканья. Я почувствовала легкое давление руки Каллена на моей спине, и осторожно положила свою руку на его бедро.

- Ладно, продолжаем, - сказал Эрик. - Мы переходим к лучшей части. - Он прочистил горло. - Хотя весь актерский состав действительно исключительный, особо стоит упомянуть Зафрину Седики, игравшую кормилицу, которая привнесла удивительное ощущение королевской привилегии в эту роль, и Райли Бирс в роли Меркуцио – роль, которую часто играют как поверхностное безрассудство, но он привнес в нее неожиданную и долгожданную чувствительность.

Раздались громкие крики одобрения, а Зафрина и Райли излучали гордость. Я поаплодировала им обоим, а мой живот скрутило в надежде, что в рецензии есть что-то хорошее обо мне и Каллене.

Эрик намеренно посмотрел на нас, прежде чем продолжить:

- Но главный триумф этой замечательной постановки – выбор на главные роли двух актеров, Эдварда Каллена в роли Ромео и Изабеллы Свон в роли Джульетты. - Толпа засвистела и закричала, а мое лицо немедленно вспыхнуло ярко-красным румянцем. - Играя Ромео, мистер Каллен привнес в эту роль дерзкую уязвимость, которая противостояла акрам пышной прозы, что должен был произнести его персонаж. Его интенсивная, пантероподобная энергия – освежающие перемены после фатоватых молокососных Ромео, что я видел в прошлом, и я предсказываю, что если этот спектакль окажет должное впечатление, то мистера Каллена ждет блестящее будущее на профессиональной сцене.

Я проглотила комок в горле, когда гордость за Каллена поднялась внутри меня. Я повернулась к нему и могла сказать, что он чувствовал те же эмоции. Не думаю, что он действительно верил нам, когда мы говорили ему, что он был восхитителен, но так и было, и теперь это увидел весь мир.

Он посмотрел на меня, и я слегка улыбнулась ему. Мне хотелось обнять его и прошептать, как я горжусь им, но придется подождать. Пока мы не останемся одни.

Я повернулась обратно к Эрику, который теперь смотрел на меня, улыбаясь, когда читал последнюю часть рецензии:

- Изабелла Свон в роли Джульетты в равной степени превосходна и по-настоящему олицетворяет героиню двадцать первого века. Красивая и отважная, ее Джульетта не робкий цветок. Она упрямая, страстная женщина, чья стойкость и сила воли заставляет зрителя влюбиться в нее точно так же, как и ее обреченного Ромео. Мисс Свон показала потрясающий эмоциональный диапазон в ее отработанном исполнении, и то, что может быть охарактеризовано только как «звездный профессионализм».

Я пыталась сглотнуть, но не смогла. Я была слишком ошеломлена. Я сжала челюсти, чтобы удержаться от слез, и когда почувствовала, как пальцы Каллена мягко коснулись моих, была благодарна, что он был рядом.

- Но, - проговорил Эрик, выйдя на финишную прямую, - как бы исключительны не были эти два молодых исполнителя, именно их поразительная совместная химия – то, что действительно позволило этой постановке взлететь. В нашем современном циничном мире, наполненном немыслимым количеством разводов и одноразовых идеалов, нелегко заставить зрителей поверить в силу и добродетель истинной любви. И я должен сказать вам, что эти двое справились с этим превосходно, и брошу вызов любому, кто был свидетелем их сценической любовной связи и кто остался равнодушен к их ощутимой страсти и ощутимой потребности друг в друге. Это определенно заставило вашего в какой-то степени искушенного рецензента желать, чтобы в мире было больше истинной любви.

Вся толпа в унисон издала протяжное «Ооо…», и когда посмотрела на Каллена, я была готова поклясться, что он покраснел так же сильно, как и я. Затем комната наполнилась болтовней, так как все стали обсуждать обзор и что это означает, но я была слишком ошеломлена, чтобы о чем-либо говорить. Я молча стояла, пока люди что-то говорили мне, и одна часть меня думала, что пока я целовала Каллена наверху, я на самом деле заснула, и все это прекрасный и удивительный сон.

Я взглянула на него, а он уставился на меня с комбинацией вожделения и гордости. Люди были повсюду, и в комнате стоял шум, но единственное, что я хотела – это смотреть на него и слушать голос, который принадлежал ему.

Игнорируя всех вокруг себя, он направился ко мне и, когда оказался рядом, проговорил:

- Ну... э-э... это было чертовски удивительно.

- Да, - согласилась я, все еще не веря. - Я... я никогда не думала... Я не ожидала получить настолько хорошую рецензию.

Он нахмурился и выглядел разочарованным.

- Свон, я говорил не о рецензии. Я говорил о том, что произошло между нами наверху. Иисус, ты поощряла меня там, а теперь ведешь себя так, будто ничего не произошло? Какого хрена? Я знал, что договоренность попробовать с тобой было ошибкой.

Моя челюсть упала на несколько секунд, прежде чем я увидела еле сдерживаемую улыбку и шлепнула его по груди, а он разразился смехом.

- Не смешно, - сердито посмотрела я на него.

- Очень смешно, - возразил он. - Выражение твоего лица было бесценным.

Я покачала головой и плюхнулась на диван. Он присоединился ко мне, и в пространстве, где наши бедра почти соприкасались, он скрытно взял меня за руку, нервно оглядываясь по сторонам.

- А если серьезно, - прошептал он, - эта рецензия была невероятна, да? Я имею в виду, я сам для себя не мог бы написать лучше.

- Именно так. Я просто... Боже, я все еще не могу в это поверить.

Он сжал мою руку.

- Поверь.

- Я поверю, если ты поверишь, - проговорила я, откинувшись назад и глядя на него, и в течение нескольких секунд мы молчали, просто глядя друг на друга, пытаясь научиться просто... «быть»... вместе.

Я чувствовала, что быть со мной на глазах у всех напрягало его, но подумала, что со временем это пройдет.

Я была уверена, что так или иначе, мы найдем способ, чтобы это работало. В конце концов, в рецензии отмечено, что я «упрямая и страстная», а у него «дерзкая уязвимость».

Похоже, это идеально подходит мне.

...

...


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-16244-1
Категория: Наши переводы | Добавил: ღАлаяღ (02.10.2015)
Просмотров: 651 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
0
10 malush   (23.10.2015 22:12)
Спасибо за продолжение! wink

0
9 tasya-stasya   (06.10.2015 07:14)
Спасибо за главу!

Цитата Текст статьи
Он не был счастлив. Он вел себя так, будто счастлив. И это у него получалось плохо.
Сколько человек в мире занимается тем же самым.

Цитата Текст статьи
он думал, что таким образом защищает меня... или себя...
Страх причинить боль слишком часто дает обратный эффект.

Цитата Текст статьи
даже если ты пугаешь меня до чертиков, и даже если я знаю, что один из нас, если не оба, точно пожалеет об этом... я все равно не хочу больше отталкивать людей... по крайней мере, тебя.
Только бы он удержался в своем решении.

0
8 Саня-Босаня   (04.10.2015 21:15)
Как было бы хорошо, если бы Эдвард так не сопротивлялся сближению с Беллой... И отчего такие выводы, что Белла себя так же поведет, как и Джессика? Надо избавляться от комплексов, а Каллен их "коллекционирует". Надеюсь, хвалебная рецензия на спектакль повысит самооценку главного героя... wink
Спасибо за перевод и редакцию!)))

0
7 natik359   (03.10.2015 22:59)
И ведь он предупреждал ее, что может и боится сделать ей больно! И вот оно будущее! dry

0
6 Мила_я   (03.10.2015 21:27)
Появление Эдварда, как обрадовало, так и насторожило. Он был таким не сами собой, что это пугало. Казалось, что достаточно одного не правильного взгляда или слова в его сторону и вся его показная бравада сменится на гримасу злости и ненависти ко всем.
И все таки они с Беллой невероятным образом уравновешивают друг друга. Вместе они такие цельные и все, в них обоих, становится на свои места.

Первая рецензия на спектакль была ошеломительно хорошей. Представляю, как повысилось самомнение ребят после такого положительного отзыва. И если еще кто-то и сомневался в их таланте, то теперь это стало реальным и неоспоримым.

0
5 Vodka   (03.10.2015 13:09)
Чертовски рада за них!

0
4 робокашка   (02.10.2015 23:32)
Белла пленных не берет wink

0
3 Natavoropa   (02.10.2015 22:03)
Оба испытали огромное счастье, получив такую рецензию, но радует и то, что смогли хоть о чем то договориться, Белла - танк. smile
Спасибо.

0
2 99   (02.10.2015 20:57)
Спасибо!

0
1 terica   (02.10.2015 19:41)
Цитата Текст статьи
И поэтому я смотрела на него и впервые не знала, откуда у него столько энергии, чтобы так основательно погрузиться в свое фальшивое счастье, потому что человек, которым он неожиданно стал, не имел ничего общего с тем Калленом, которого я знала.
Насколько он эмоционален и глубоко несчастен и так сложно изображать это фальшивое счастье..., хоть и очень старается.
Цитата Текст статьи
Не имеет значения, что ты не такая, как она. Какая-то часть меня думает, что ты такая, и просто это... ожидание... что все это дерьмо произойдет снова.
И как же он собирается жить с этим постоянным ожиданием, с постоянной неуверенностью в себе. Наверное, психолог бы помог, но до него еще надо дойти...
Цитата Текст статьи
Насколько сильно я боюсь, что ты причинишь мне боль, настолько же сильно я боюсь причинить боль тебе.
И я не хочу этого, но сделаю.
Вот эта и есть причина их постоянных расставаний, причина, что Каллен от нее постоянно убегал...
Что ж, в этот раз она его сумела убедить в своем чувстве. Рецензия на спектакль была отличная. Большое спасибо за новый перевод замечательной истории.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]