Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сказ о том, как мышонок помог принцу Золушку отыскать
И когда часы пробили полночь, Золушка бросилась вниз по ступенькам, сбегая из дворца. Кучер свистнул коням, и карета умчалась прочь. Поскакал принц догонять, но за поворотом дороги встретил лишь чумазую нищенку да пару гусей, а прекрасной незнакомки и след простыл…
Мини от Валлери и Миравия. Завершен.

Мороз узоры рисовал
Вы соскучились по зиме? Ждёте снега и праздников? В сборнике зимних историй «Мороз узоры рисовал» от Миравии отыщутся и морозы, и метель, и удивительные встречи, и знакомые герои. И, конечно, найдётся среди строк историй сказка. О любви.

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Лунный свет
Один человек может изменить всю твою жизнь. Поэтому очень важно сделать правильный выбор.

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.

Бездушные
Бесконечность Вселенной и холод далёких звёзд, ни на что не похожие инопланетяне и непригодный для дыхания воздух других планет...

Наваждение
Я хорошо его знаю. Я знаю о нем больше, чем позволительно. Но не знаю главного: как избавиться от этого наваждения…

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимая книга Сумеречной саги?
1. Рассвет
2. Солнце полуночи
3. Сумерки
4. Затмение
5. Новолуние
Всего ответов: 10747
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Victory значит победа! Глава 53. Наша легенда

2016-12-11
47
0
Глава 53. Наша легенда


На совет к Дамблдору мы впятером отправились затемно. Все занятия закончились, как и обед, и школьники должны были сидеть за домашними заданиями в своих гостиных. Поэтому, пока мы шли к кабинету директора, слышалась одна тишина, да ветер, завывавший за окнами.

— Ну что, дамы и господа, — произнес Дамблдор после того, как мы расселись на сотворенных из воздуха стульях, — мы снова встретились, чтобы обсудить вашу дальнейшую судьбу... — Он обвел всех взглядом. — А где мисс Паркинсон? Что-то случилось?

— Она просто-напросто сбежала, — ответил Сириус. — Компания, настроенных против нее гриффиндорцев, ее не прельстила. Если девчонка в Хогвартсе, это еще ничего, но если она ушла за его пределы...

— А как это выяснить?

— Есть у меня кое-какая мысль, но чтобы осуществить ее, мне нужно кое-что изъять у себя-школьника. Или у Джеймса.

— То есть у вашей четверки? — улыбнулся в усы Дамблдор.

— Именно, — напряженно сказал Сириус, и я поняла, что он подумал об одном из Мародеров — Питере Петтигрю. — И чем скорее, тем лучше.

— Сейчас они, вероятнее всего, находятся в Гриффиндорской башне. Впрочем, зная вас, можно предположить, что они могут быть где угодно. Я прав?

— До седьмого курса — да. Но последние полгода до выпускного мы отдавали свое внимание только учебе. Не верите?

— Почему же, я верю. Так ты хочешь, чтобы они находились в доступных для вас пределах?

— Этого и хочу, — согласился Сириус. — Но только чтобы они не догадались об этом. Я предлагаю кому-нибудь из нас проникнуть в гриффиндорскую гостиную и незаметно взять нужный нам предмет.

— Если ты действительно уверен в своем плане, Сириус...

— Вполне. Мы воспользуемся мантией.

Он посмотрел на меня и незаметно подмигнул. Ну вот, недолго пробыла у меня мантия-невидимка, я даже ее не примеряла.

Я вытащила ее из кармана и протянула ему.

— Мантия-невидимка? — догадался Дамблдор, проследив за моими действиями. — Помнится, я видел такую же у Джеймса Поттера.

— Это она самая, только теперь принадлежит Гарри.

Директор понимающе кивнул.

— И кто же выполнит эту миссию? — спросил Гарри крестного. — Ты?

— Нет, не я. Думаю, лучше всего это сделает кто-то более неприметный, тот, у кого в Хогвартсе из знакомых никого нет.

Наши взгляды переместились на Гермиону, сидящую между Роном и Сириусом.

— Я? — удивилась она. — У меня есть по крайней мере один знакомый здесь — это ты.

— Ну, я имел в виду кого-нибудь из родственников. И потом, по-моему, только ты не попадешь в неприятности.

— Я тоже, между прочим, не попадаю в неприятности, а если это случается, то только... — сказал Рон.

— По моей вине, — закончил Гарри, хмыкнув. — Это ты хотел сказать?

— Ну, почти, — признался тот. — А почему бы эту миссию не возложить на Вики?..

Едва он замолк, Сириус и Гарри одновременно выпалили:

— Нет!

Но я не обиделась, лишь закатила глаза.

— Ладно, — сказала Гермиона, вставая, — я схожу.

Сириус отдал ей мантию, и девушка без всяких церемоний вышла из кабинета. Почти сразу после её ухода прибыла Минерва Макгонагалл.

— Вы обо всем уже договорились?

— Пока нет, — сказал Дамблдор. — начнем, когда вернется Гермиона.

Он поднялся и подошел к сидящему на высокой жердочке фениксу. Тот открыл круглые темные глаза и издал гортанный звук. Дамблдор провел пальцами по алым перьям.

— Фоукс... — прошептал Гарри.

— Вы знакомы с Фоуксом, Гарри? — спросил директор, услышав его.

— Нас, конечно, не представляли друг другу... Фоукс однажды даже помог мне.

— Видимо, это было что-то очень серьезное, — заметил он, вновь погладив птицу. — Фениксы благородные существа. Они чувствуют в человеке его силу и истинную сущность.

Фоукс заклекотал, будто подтверждая сказанное Дамблдором, расправил широкие крылья и посмотрел прямо на меня. То есть мне так показалось...

Я украдкой оглянулась на других. Никто больше вроде бы этого не заметил. А может, у меня просто обострилась мания преследования? Вот и чудится, что все за мной следят. Джеймс Поттер, феникс...

К удивлению всех, Гермиона вернулась раньше, чем мы ее ожидали. Дверь открылась будто сама собой, и профессор Макгонагалл, не осведомленная о наличии мантии-невидимки у Гермионы, с удивлением смерила ее взглядом. А Рон воскликнул:

— Гермиона! Выходи, не прячься.

Она стянула с себя мантию и обнаружилась прямо позади него.

— Ну что? — тут же спросил Сириус.

Гермиона молча протянула ему свернутый пергамент, а мне возвратила мантию. Потом села на свое место.

— Все прошло как по маслу, — наконец с довольным видом сказала она. — Я зашла в гриффиндорскую гостиную вместе с каким-то младшекурсником и мне даже не пришлось искать семикурсников... в смысле, Джеймса, Ремуса, тебя, Сириус, и... П-питера Петтигрю. И знаете, что они делали?

— Уроки? — иронично предположил Гарри, посмотрев на крестного.

Сириус, не теряя времени, развернул пергамент и прикоснулся к ней палочкой.

— Как бы не так. Карту они рассматривали и выискивали "двух незнакомок". Нас с Вики то есть.

— Они не успокоятся, пока не удовлетворят свое любопытство, — заявила я.

Дамблдор и Макгонагалл не вмешивались в наш разговор, изредка переглядываясь между собой.

— И как же ты стащила у них карту? — спросил Рон. — Отвлекла чем-нибудь?

— Отвлекла не я, а Лили... Она так неслышно подошла к ним, что Джеймс от неожиданности выронил карту, Вот тогда-то я и воспользовалась случаем, чтобы схватить ее с пола.

— Странно... Лили никогда не подкрадывалась ни к кому, — не отрываясь от пергамента, испещренного линиями и точками, сказал Сириус.

— Ну, она и не подкрадывалась... Просто вы... то есть они были поглощены поиском нас с Вики.

— Ты нашел Паркинсон? — спросила я, наклоняясь к нему, проглотив информацию о Лили, словно голодная цапля лягушку.

— Нашел.

— Где она? С совами общается, как и грозилась?

— Очень даже наоборот. В подземелье она.

— А, ну конечно, — фыркнул Рон, — куда пойдет слизеринка, если не в свои родные подземелья!

— В подземельях, говорите? — переспросил Дамблдор. — Можно поинтересоваться, что это за чудесная карта, по которой возможно разыскать человека?

— Директор, вам не будет обидно, если я скажу, что не хочу раскрывать один из наших, Мародерских, секретов? — с невинным видом спросил Сириус, сворачивая пергамент. — А вдруг это потом на будущем отразится?

— Я не настаиваю, Сириус, — улыбнулся тот, усмехнувшись. — Но то, что у вас есть такая вещь, честно говоря, наводит на кое-какие мысли.

— На какие, например?

— Что вы, ты, Джеймс, Ремус и Питер, сильнее, чем кажется, и у вас есть что скрывать.

— Может быть, — односложно сказал Сириус.

— Ну, хватит об этом. Мы здесь для того, чтобы обсудить ваше пребывание в Хогвартсе.

— А как насчет нашего возвращения?

— С ним пока ничего не ясно, к сожалению. Этих хроноворотов, таких, какой у вас, я навел справки, в мире всего полтора десятка.

— И удивительно, что один из них оказался у вас, — добавила профессор Макгонагалл, нарушив свое молчание.

Но не могли же мы сказать, что он нашелся в комнате Регулуса Блэка, поэтому просто переглянулись.

— И я не могу обрадовать вас тем, что к этим хроноворотам имеется хоть какой-то доступ.

— Значит, возможность вернуться в наше время с помощью этих хроноворотов отпадает, — утвердительно сказал Гарри.

— Именно так. И других способов, увы, я тоже не нашел.

— Это, конечно, невеселая новость, — вздохнул Сириус, — но, по крайней мере, мы вместе.

— Все так, — помолчав, согласился Дамблдор. Он не садился за стол, вероятно, из-за стоящей Макгонагалл и время от времени мерил шагами кабинет. — Для того, чтобы ваше пребывание здесь обходилось без лишних проблем, я считаю нужным представить вас школьникам и преподавателям.

— Как это? — изумился Рон. — Зачем? Разве это не вызовет лишние вопросы?

— Как раз это, молодой человек, избавит вас от лишних вопросов и внимания.

— На это я даже не рассчитываю, — пробормотала я, рассматривая книжные шкафы и стены. Наткнувшись на любопытный взгляд портрета какого-то мужчины с черной бородой, отвела глаза. Ну что я говорила...

— Но для нашего представления нам необходимо хотя бы поменять имена, — сказал Сириус. — А Гарри, как самому заметному, еще и замаскироваться.

— И придумать нам легенду, — добавила Гермиона. — Ведь не могли мы оказаться в Хогвартсе из ниоткуда.

— Вот видишь, Минерва, — с ноткой удовлетворения в голосе сказал Дамблдор, — они сами прекрасно понимают свое положение.

— Так-то оно так, — а в голосе декана Гриффиндора промелькнуло сомнение, — но где гарантия, что все пойдет как надо? А если о наших гостях из будущего прознают в Министерстве? Вот будет переполох.

— В Министерстве не узнают, если все будут вести себя как надо.

— Мы-то будем, — сказал Гарри, — все зависит от Паркинсон. Она способна наломать много дров.

— Я поговорю с ней один на один, — пообещал директор, — думаю, я сумею убедить мисс Паркинсон. А теперь... начнем с вашей истории или, как сказала Гермиона, легенды. Мне кажется, лучше всего будет сделать вас, — он указал на Гарри, Рона и Гермиону, — а так же мисс Паркинсон учащимися Салемской школы, что находится в Америке.

— О, мы будем американцами? — хмыкнул Рон. — Круто! А что мы делаем в Хогвартсе?

— Правильный вопрос! Вы приехали перенимать опыт у британских школьников, и возможно, проведете здесь несколько недель.

— А я? — спросила я, заинтригованная тем, что Дамблдор не увидел во мне школьницы. — Разве я не подхожу на роль американской ученицы?

— А разве вы, мисс Кленова, еще не закончили школу?

Он посмотрел на меня поверх очков с легкой хитринкой в голубых глазах.

Мне ничего не оставалось, кроме как развести руками.

— И правда, я как-то забыла об этом. Видно, сказались последние месяцы, проведенные среди школьников.

— Вы преподавали? — с профессиональным интересом осведомилась профессор Макгонагалл.

Прежде чем я успела ответить, Сириус сказал:

— Да, Виктория преподавала, Маггловедение.

Мне удалось практически сразу сделать каменное лицо. Надо же, из учениц я переквалифицировалась в учительницы.

"Сириус, зачем ты это сказал? Я ничего не смыслю в преподавании!"

"Думаешь, я знал о нем, когда начинал первый урок по Защите? Да и нужны тебе расспросы о том, почему ты находилась в Хогвартсе, если уже закончила учебу?"

Я мысленно пожала плечами. Сам пусть выкручивается, если меня разоблачат.

— Значит, вам с мистером Блэком предстоит изобразить преподавателей, сопровождающих учеников.

— Класс... Всегда мечтала... — еле слышно пробормотала я.

— Теперь что касается ваших имен, — продолжил Дамблдор, то ли не услышав мои слова, то ли пропустив их мимо ушей. — Нужно ли менять их всем? Насколько мне известно, у некоторых из вас в Хогвартсе учатся знакомые, родственники, а то и... кое-кто очень близкий.

Сириус улыбнулся, уловив тонкий намек.

— Гарри, как ясно всем, самый заметный среди нас, поэтому ему маскироваться необходимо полностью. У Паркинсон, вероятно, тоже учатся здесь оба родителя. Впрочем, ее отец старше меня на год, значит, он уже выпустился. Мать ее я не знаю, но, по-моему, она учится в Слизерине. Но в любом случае, ее фамилия довольно громкая, нельзя ее оставлять.

— А у меня здесь никого нет, — сказала Гермиона и объяснила: — Я магглорожденная. Гермиона Грейнджер.

— Ясно, — кивнул Дамблдор дружелюбно. — Стало быть вам нет никакой необходимости что-то в себе менять. Ну, а вы, молодой человек?

Меня зовут Рон Уизли, — ответил Рон. — И сейчас в Хогвартсе учится мой старший брат, Билл Уизли.

— Да, есть такой на первом курсе Гриффиндора, — подтвердила профессор Макгонагалл. — Весьма способный мальчик. А у вас, мисс Кленова, я так полагаю, здесь тоже никого нет из знакомых, ибо ваше имя мне ничего не говорит. Вы сами сказали, что вы русская.

— Я сказала, что не совсем, — поправила я. — Но...

И запнулась, потому что не знала, будет ли правильным говорить правду. Однако Гарри, видимо, не счел нужным скрывать мою личность, поэтому коротко сказал:

— Вики моя... родственница.

Когда все повернулись к нему, он округлил глаза.

— А что, это правда. Она сестра моей мамы.

— Так вы Эванс? Но почему у вас другое имя? — Это спросил Дамблдор.

— Сестра Лили Эванс? — Это уже Макгонагалл. — У нее же старшая сестра, и она маггла.

— Да, тетя Петунья, — снова радостно встрял Гарри.

Глядя на него, я старалась не рассмеяться. Такой забавный у Гарри был вид.

— Есть и младшая, — сказал Сириус, усмехнувшись. — И она волшебница.

— И я, пожалуй, оставлю свое имя как есть, — заключила я. — Внешность тоже, потому что резона менять что-то во мне уже нет.

— Потому что вас уже видели, — сказал Дамблдор. Я кивнула, и он подвел итог: — Значит, договорились. Кроме мисс Грейнджер и мисс... Кленовой, всем остальным нужно взять себе другое имя и подправить внешность. Сделаем это прямо сейчас, чтобы уже утром представить вас всей школе.

— Тогда мы с Гермионой можем уйти и подождать вас внизу.

— Лучше идите сразу к нам, — сказал Сириус.

Мы с Гермионой кивнули и вышли из кабинета. День мог завершиться вполне благополучно, если бы он не преподнес мне еще один сюрприз. Не скажу, что очень приятный, но легкое потрясение я точно испытала.

Сворачивая в соседний коридор, освещенный горевшими в стенных скобах факелами, мы были едва не сбиты парой выскочивших навстречу мальчишек.

— Ой, простите! — воскликнул один, светловолосый, притормаживая. — Мы вас не заметили.

— Ничего, все в порядке, — успокоила его Гермиона. — Но я бы не советовала вам так носиться. Сшибете еще кого-нибудь.

— А ты кто такая, чтобы нас учить? — дерзко спросил другой, темноволосый и повыше первого. На вид мальчишкам было лет двенадцать.

— В каком смысле? — на миг Гермиона даже растерялась.

— Ты, кажется, не староста, так что иди куда шла.

Вот сопляк! Я возмущенно просверлила нахала взглядом. А потом показалось, что его лицо мне как будто знакомо.

— Слушай, мелочь пузатая, попридержи свой язык, — металлическим голосом сказала я. — Будь повежливей с теми, кто старше тебя.

Светловолосый мальчик обеспокоенно потянул приятеля за рукав.

— Алекс, ну что ты... Пойдем отсюда...

И вот тут-то меня словно окатило ледяной водой.

Алекс?!

— Сама такая! — презрительно фыркнул Алекс и, повернувшись к нам спиной, зашагал по коридору.

Его друг поспешил следом.

— Ничего себе... детки, — проговорила Гермиона, — из клетки...

Потом заметила мой потрясенный вид.

— Что с тобой, Вики? Тебя так невоспитанность этого мальчишки изумила?

— Да... Почти. Пойдем...

Небольшое происшествие накрепко засело у меня в голове, и всю дорогу я не могла ни о чем другом думать.

Кто бы знал, что снова встречусь с Алексом, да еще в прошлом, когда ему было всего двенадцать лет... Оказывается, он учился в Хогвартсе и был дерзким мальчишкой.

Подойдя к спальне, где мы провели половину дня, я почувствовала, что отчаянно хочу остаться одна.

— Гермиона, не возражаешь, если я пойду дальше? Поищу третью комнату и лягу спать? Очень устала...

— Нет, что ты. Иди, конечно. Я предупрежу остальных, когда они придут.

Поблагодарив Гермиону, я отправилась на поиски комнаты, которая находилась в другой стороне замка. Припомнив приметы, отыскала ее довольно быстро. Внутри было сумрачно, и на моем пути пару раз попадалась какая-то мебель. Наконец, в дальнем конце спальни, а мне показалось, что она чересчур большая, я набрела на кровать, куда и повалилась прямо в одежде. Море впечатлений забирало у меня массу сил. Что мне нужно, так это полноценный сон, а не те обмороки, на которые я стала в последнее время горазда.

Так, Вика, прежде чем заснуть без задних ног, сходи хотя бы в ванную, освежиться тебе не помешает...

Я силой воли заставила себя сесть. А где ванную взять? Хорошо бы, чтобы она была где-нибудь поблизости, не то свалюсь на полпути и до утра меня никто не найдет...

Ванную я обнаружила совсем рядом: в самой спальне имелась еще одна дверь. Так что, смыв с себя грязь и весь негатив, накопленный с этой кошмарной ночи, я мгновенно провалилась в сон, едва голова коснулась подушки.

Разбудили меня тихий голос и нежные прикосновения.

— Просыпайся, Маргаритка, проспишь все на свете.

— Какой странный будильник... — сонно пробормотала я, не открывая глаз. — Цветком меня называет...

Рядом послышался негромкий смех. Моей щеки коснулось горячее дыхание, я немедленно перевернулась на спину, приоткрыла глаза и увидела прямо перед, вернее, над собой лицо Сириуса.

— Доброе утро, цветочек, — прошептал он и поцеловал меня. — Как спалось?

— Мм... Замечательно. А где ты был? — заметив, что он был полностью одет, считая мантию, поинтересовалась я. — Всю ночь гулял?

— Как ты догадалась? Мы с Гарри и Роном были в Хогсмиде и там до утра просидели в "Кабаньей голове".

— Да?.. — протянула я, принимая сидячее положение. Одеяло сползло с меня, и я натянула его по самые плечи. — И что же вы там делали, интересно? Надеюсь, не напивались с горя?

— Нет, что ты. — Сириус отбросил в сторону шутливый тон. — На самом деле мы ходили за этим.

Он показал на пару пакетов, стоящих на столе. Напротив кровати, которая, между прочим, оказалась в спальне в единственном числе, был небольшой камин. Окно наполовину закрывали темно-синие шторы, а большую часть каменного пола покрывал ковер средней ворсистости.

Я вернула свое внимание к пакетам.

— А что там?

Сириус принес мне один. Я заглянула внутрь.

— Одежда? Мне?

— Как ты думаешь, в чем предстанешь перед всеми?

Я хотела было заикнуться о своей одежде, в которой попала сюда, но была вынуждена признать, что она годится разве что для ношения вдали от чужих глаз. Рубашку вообще можно выбросить: раскалившийся хроноворот нагрелся настолько, что прожег в ткани дырку. На джинсах, на месте колена, красовалась прореха еще больше, ведь я столько раз падала за одну только ночь, что не могла не порвать штаны.

В пакете оказались несколько вещей, подходящих для того, чтобы выглядеть достойно: черные брюки; пара юбок средней длины черного и серого цветов; черная и белая блузки; мантия, черная, конечно же.

— Ты извини, что все однотонное, просто я подумал, раз мы консервативные американцы, то и одежда должна быть соответственной.

— Я не возражаю... — Среди юбок я обнаружила какое-то яркое пятно и расправила перед собой. Это был бледно-розовый шейный платок. — Однотонное, говоришь?

Я задрала к Сириусу лицо.

— Спасибо!

— Да не за что, — улыбнулся он, наклоняясь. — Главным образом это Дамблдор помог нам. Он выделил кое-какие средства.

— Ему тоже огромное спасибо. Великий человек. — Из меня непроизвольно вырвался вздох. — Я даже представить не могла, что буду разговаривать с ним... вот так... Послушай... А помнишь, когда мы обсуждали легилименцию, ты как-то странно отозвался о Дамблдоре? Что ты имел в виду?

Сириус задумался, и, когда он провел рукой по своим волосам, я заметила кое-какие изменения в его внешности. Если специально не присматриваться, он выглядел как обычно, но при внимательном взгляде можно было выявить отличия. Иссиня-черные волосы стали короче и теперь не доставали до плеч, а черты лица приобрели некоторую резкость.

— А, вон ты о чем... Мне просто тогда пришло в голову, что Дамблдор вполне мог знать о тебе. Не при твоем рождении, а потом, после катастрофы.

— Как это? — Я от удивления выпрямилась на кровати.

— Когда рождаются волшебники, их имена заносятся в специальный список, то есть они с самого первого дня зачисляются в Хогвартс. А так как ты не погибла, была возможность, что твое имя осталось в том списке. Директор школы — первый человек, который его проверяет.

— Но у меня же магия проявилась совсем недавно, так, может быть, мое имя было вычеркнуто из списка много лет назад?

— А, может, и нет. Никто не знает. Вот я и предположил, что Дамблдор мог быть в курсе.

— А когда произошла... катастрофа?

— Произойдет. Больше чем через полгода. Двадцать четвертого июня.

Я вздрогнула. Сириус присел присел рядом, крепко меня обняв.

— Моя семья... Я так хочу увидеть свою семью... Ведь сейчас это возможно.

— Виктория... — Он провел рукой по моим волосам. — Я не знаю...

— Хоть одним глазком... Издалека... Мне больше ничего не нужно. — Я резко повернулась к нему, ощутив, как меня наполняет возбуждение. — Ты знаешь, где живут мои родители?

— Да, мы с Джеймсом были у вас в гостях пару раз.

Из-за бурливших во мне эмоций я больше не могла сидеть спокойно.

— И ты знаком с ними?

— Мы с Джеймсом познакомились с тобой и твоей мамой на вокзале Кингс-Кросс, два года назад, если считать в этом времени. Разве я тебе не рассказывал?

— Нет! — воскликнула я, широко распахнув глаза.

В этот момент в дверь постучали.

— Эй! Вы там проснулись? — спросил голос Гарри.

— Уже давно, — откликнулся Сириус, не отрывая взгляда от меня, стоящей сейчас перед ним на ковре. Затем опустил его ниже.

Если учесть, что в данный момент на мне были всего две детали... одежды, это являлось закономерностью. Его заинтересованный взгляд то есть.

Хмыкнув, я вздернула подбородок, прихватила пакет с кровати и направилась в ванную.

Едва дверь закрылась, я услышала, как Сириус впустил Гарри в комнату. Пробыв в ванной пять минут, так как дело не терпело отлагательств, я вышла уже одетая в "одежду консервативной американки", но весьма элегантную.

— Доброе утро, Гарри. Или ты уже не Гарри?

Вот его внешность претерпела многие изменения. Чтобы не быть столь похожим на Джеймса Поттера, Гарри пришлось отказаться от привычного образа, теперь у него на носу сидели не круглые очки, а прямоугольные, непослушные волосы не топорщились во все стороны, а были сильно приглажены. Слегка вытянутое книзу лицо преобразило его так, что Гарри казался другим человеком. Только зеленые глаза и молниевидный шрам остались прежними.

— Теперь меня зовут Гарольд Престон, — сказал он, заулыбавшись.

— Приятно познакомиться, Гарольд, — улыбнулась и я, протягивая руку. — Виктория Кленова, ваша преподавательница чего-то там. Кстати, я не успела спросить, как зовут вас, мистер?

— Саймон Грей, мисс, — учтиво ответил Сириус, поблескивая глазами. — Как вы могли забыть, ведь мы с вами коллеги.

Не выдержав, я засмеялась.

— Идемте, Саймон, Гарольд, а то опоздаем.

Подхватив их под руки, я вышла из комнаты. Но тут же опомнилась.

— Палочка! Голова моя садовая! Мантия! Память моя девичья!

В общем, для мрачной жизни в прошлом, второй день пребывания в нем начался с довольно веселых ноток. Может, наш смех был слегка нарочитым, но по крайней мере, на наших лицах сияли улыбки, а не угрюмые гримасы.

По дороге в учительскую, где предложил встретиться Дамблдор, я узнала, что Рона и Паркинсон для других зовут Реджинальд Уорбик и Пенелопа Скотт. Слизеринку еще вечером, хотя она и сопротивлялась, вывели из подземелий и доставили в кабинет директора. Никто не ведал, о чем был разговор между ними, но оттуда девчонка вышла как примерная гриффиндорка. Впрочем, возможно, это просто первая реакция, а дальше она будет вести себя по-прежнему, по-слизерински.

Знакомство с персоналом школы, а также с самими школьниками произошло так быстро, что, не успев опомниться, я обнаружила себя сидящей за столом преподавателей в Большом зале. Наверное, это потому, что не особо вникала в процесс знакомства и хотела, чтобы все закончилось как можно скорее. А еще я откровенно страшилась встречи с теми, о которых имела представление только с чьих-то слов.

Я помню, как Дамблдор объявил о приезде "американской делегации Салемской магической школы" и выразил надежду, что все отнесутся к нам с истинным британским гостеприимством и уважением. С каким жадным любопытством ученики обратили на нас свое внимание, думаю, можно не описывать. Я с легкой улыбкой, скорее больше похожей на гримасу идиотки, смотрела прямо перед собой и еле удерживалась от желания схватить руку сидящего рядом Сириуса.

Гарри, Гермиона, Рон и Паркинсон, как школьники, сидели за столом Рейвенкло, который выбрали сами. И это понятно: за гриффиндорским находились люди, с которыми у них было связано многое, и пересекаться с ними желательно как можно реже. Паркинсон, как всегда, заупрямилась, но при взгляде на слизеринский стол внезапно притихла.

Несмотря на то, что со вчерашнего ленча у меня крошки во рту не было, я с трудом смогла заставить себя что-то съесть. Вкуса не замечала, с таким же успехом могла жевать кусок картона и сказать, что было очень восхитительно.

— Сириус... — тихонько прошептала я, наклонившись над тарелкой. — Ты видишь их?

Кого "их" Сириус не стал уточнять.

— Вижу, — был короткий ответ. — И они смотрят на нас.

Пауза. Даже не дотрагиваясь его, я знала, как он напряжен.

— Что ты чувствуешь?

— Мне кажется, что я сплю. Ведь во сне возможно все, и даже живые лица людей, которых ты... похоронил много лет назад. Прости... Я не должен этого говорить... сейчас...

— Ничего. Я понимаю... — Я незаметно нащупала его руку. — А что ты чувствуешь, когда смотришь на себя самого?

— Если честно, не знаю... Мы с ним, — Сириус усмехнулся, — словно два разных человека. Тот Сириус Блэк похож на меня, но все-таки другой. Ему, что называется, и море по колено.

Я подняла взгляд от тарелки и осторожно посмотрела в сторону гриффиндорского стола. Мне было крайне любопытно взглянуть собственными глазами на того Сириуса. Хоть я и видела его в своем глубоком детстве, но не помнила отчетливо. Легилименция затронула мои запрятанные в подсознании воспоминания и тем самым заставила их всплыть на его поверхность. Поэтому в голове иногда, когда я пыталась что-то вспомнить, мелькали смутные картинки из далекого прошлого.

Сириус-школьник, почти выпускник, отыскался немного левее середины стола. Его черноволосую голову я увидела сразу. Он сидел спиной ко мне, но время от времени поворачивался к своему соседу, тоже темноволосому юноше с топорщившимися вихрами на затылке. Это был, конечно, Джеймс Поттер. А по другую руку от него сидел еще один парень, не отличающийся высоким ростом и широкими плечами. Я не узнала его, но это точно не Ремус. Ремус уплетал свой завтрак напротив Джеймса и Сириуса. На его обычно бледных щеках играл чуть заметный румянец, а сам он оживленно кивал в ответ что-то говорившим друзьям. Тут внимание парней привлекла присоединившаяся к их разговору рыжеволосая девушка, сидевшая рядом с двумя другими гриффиндорками.

Внутри у меня все болезненно сжалось. Лили. Моя старшая сестра Лили, воспоминания о которой были похожи на плохо напечатанные фотографии.

Наверное, я слишком пристально смотрела на нее, позабыв об осторожности, и Лили почувствовала это. Она вскинула глаза. Наши взгляды на миг встретились, по мне будто прошлись электрошокером...

— Виктория... — позвал Сириус, вмешиваясь в эту связь.

— Что? — Словно под гипнозом я повернулась к нему.

— Будь осторожна.

— Я знаю... — растерянно проговорила я, проводя ладонью по лицу, будто стряхивая наваждение. — Как ты думаешь, можно уже уйти?

— Идем, — без колебаний сказал он.

Мы встали из-за стола и, стараясь быть незаметными, направились не через весь зал, а в боковую дверь, которой пользовались преподаватели. В полутемном коридоре было тихо, и я немного успокоилась.

— Что она обо мне подумает? — вслух спросила я.

— Лили? А что она может подумать?

— Например, что мне что-то от нее нужно.

— Или что это всего лишь совпадение. Если ты не будешь с ней специально сталкиваться, все будет хорошо.

Сириус взял мои руки в свои ладони и легонько сжал.

— Сириус, я не могу до конца поверить в то, что... они все там... — Я мотнула головой на дверь, за которой слышались гомон голосов и звуки столовых приборов. — Что ты там... Лили... Джеймс...

— Ну, насчет меня особо не тревожься. Представь, что я тот — мой двойник, и он ведет себя как ему вздумается.

— Ладно, хотя это и сложно.

— Через пару дней мы более или менее попривыкнем, достаточно для того, чтобы реальность стала реальностью, даже в прошлом, и Джеймс с Лили, и Регулус будут казаться естественными для нас.

— Ты так говоришь, словно не раз бывал в прошлом, — с едва уловимой улыбкой заметила я.

— К счастью, а может, к сожалению, со мной такого не происходило.

— А ты действительно считаешь, что будущее как-то затронуло твое пребывание здесь?

— Это не исключено.

Из коридора мы попали в холл, заполненный уже выходящими из Большого зала школьниками. Пока добирались до верха лестницы, мне пришлось, сжав челюсть, притвориться, что кроме нас с Сириусом никого нет. Нас провожали взглядами, полными любопытства и настороженности. Так и чувствовала крутящиеся в их головах мысли: "Что здесь забыли эти американцы?", несмотря на доступное объяснение Дамблдора. Тем не менее, никто не останавливал нас, не задавал никаких вопросов, и мы благополучно дошли до учительской, где мы надеялись получить расписание уроков.

Через пару минут подошли "наши ученики". Гарри, Рон и Гермиона пребывали в приподнятом настроении, а у первого еще и лихорадочно блестели глаза.

— Я видел их... — шепотом сказал Гарри, оглядев учительскую. — Маму с папой. Они оказались совсем такими, какими я видел их в Омуте памяти.

— Но теперь-то они не ругались, — улыбнулся Сириус, взлохматив его волосы.

Они не встали по обыкновению дыбом, а постепенно легли на место.

— Да, и это здорово... — Голос Гарри захлебнулся восторгом, и тот замолк.

— А я видел Билла, — вставил Рон и усмехнулся. — Он такой мелкий, даже не верится.

Я посмотрела на Гермиону, ожидая, что и она поделится впечатлениями.

— А ты кого-нибудь видела из знакомых?

Она кивнула.

— Да, профессора Снейпа и профессора Льюис.

Я от неожиданности поперхнулась и быстро взглянула на Сириуса. Профессор Льюис? Помню, он как-то упоминал, что она училась курсом младше его. Значит, сейчас ей шестнадцать и зовут ее просто Кэтрин или Кэти.

— Смотри, не назови их при встрече профессорами, — не слишком воодушевленно сказала я.

Наверняка эта профессор Льюис и сказала Сириусу, куда я направилась вчера вечером.

— А где опять Паркинсон? — спросил Сириус, поглядывая на меня.

— Мартышка увидела своих родственников и зов крови превысил в ней другие инстинкты, — отрапортовал Рон и замолчал, когда открылась дверь.

Вошла профессор Макгонагалл. Обвела всех взглядом и спросила то же самое, что и Сириус полминуты назад.

— Где мисс Паркинсон? То есть мисс Скотт?

Рон снова объяснил.

— Родственников? — повторила профессор. — Значит, все-таки в школе учится кто-то из семьи?

— Вроде бы да...

— Ну ладно. Вот ваши расписания. — Она раздала ребятам по пергаменту, потом, подумав, и нам с Сириусом. — Они вам тоже пригодятся. Мистер Престон, мисс Грейнджер, мистер Уорбик, вы будете заниматься вместе с Рейвенкло и Хаффлпаффом, чтобы поменьше пересекаться со своими знакомыми из Гриффиндора и Слизерина. Надеюсь, вы согласитесь, что это наиболее разумно, чем иное решение?

— Бесспорно, — кивнул Гарри.

Остальные его поддержали.

— Впрочем, есть один-два урока в расписании, когда происходит смешение четырех факультетов.

— Мы это переживем как-нибудь, — пробормотал Рон. — Все равно Билл учится на первом курсе.

Кстати, забыла отметить, Рон остался почти самим собой, только волосы стали чуть темнее и нос слегка укоротился. Паркинсон тоже осталась брюнеткой, но с более длинной стрижкой, а губам Маскировочные чары придали некоторую припухлость. Теперь, если отбросить неприязнь к ней, я могла признать, что слизеринка весьма привлекательна.

О чем это я? О красоте Паркинсон? Пора мне в психушку...

— А нам что делать? — спросила я. — Надеюсь, нам не придется, как иностранным учителям, давать уроки?

— Нет, вряд ли. Если, конечно, вы сами не захотите. Но можете присутствовать на занятиях, на каких сочтете нужным. Никто из преподавателей не возражает.

— Тогда нам пора поспешить, — сказала Гермиона. — Уроки начинаются через пять минут. По дороге перехватим Паркинсон...

Рон, Гермиона и Гарри попрощались с нами, а мы с Сириусом пожелали им ни пуха ни пера, и они вышли из учительской.

Профессор посмотрела на нас.

— Ну, что же, если вам, мистер... Грей и мисс Кленова, что-нибудь понадобится, обращайтесь ко мне или вызывайте домовиков. Мне тоже пора идти на урок. Всего доброго!

— Да, спасибо!

— Что будем делать? — помолчав, спросила я, ибо совершенно не знала, чем мы могли бы заняться. Если раньше под видом школьницы я училась в Хогвартсе, то теперь же сама, по идее, должна учить. Впрочем, стараниями Сириуса я "преподавала" Маггловедение, в котором, если призадуматься, ничего сложного не было, просто объясняй, как и на чем строится маггловский мир. То есть в чем состоит значение маггловских изобретений вроде телевизора. Но и преподавать мне не придется.

— Можно пойти в библиотеку и поискать что-нибудь, что касается путешествий во времени, как предлагала Гермиона, — предложил Сириус. — Хотя раньше при одной только мысли о библиотеке мне хотелось зевать. А войдя туда — убежать обратно откуда пришел.

— У тебя что, библиофобия? — хмыкнула я.

— Скорее мадампинсофобия. Ни одно наше посещение библиотеки не обходилось без того, чтобы мадам Пинс не налетала на нас как разъяренный ястреб.

— Мадам Пинс? Она до сих пор... В смысле, и сейчас она здесь?

— Ну, школьный персонал за двадцать лет не намного изменился.

— И мистер Филч здесь работает? — удивилась я. Неужели он и Мародеров гонял по ночам, заставая их вне Гриффиндорской башни?

— Нет, завхоз у нас был другой, не такой злобный, как Филч, но и спуску не давал тоже. Он, кстати, и отобрал у нас карту...

Сириус задумался, потом покачал головой.

— Теперь не отберет.

Вот еще подтверждение того, что будущее не будет прежним, когда вернемся... Сердце болезненно сжалось.

— Но мы будем вместе, несмотря ни на что, Маргаритка!

Я уставилась себе под ноги. Как бы хотелось в это верить! Но а вдруг случится так, что мир изменится, разведя нас в стороны? Что, если Сириус или я свяжем себя с другими людьми?

Меня охватила паника при мысли, что мы с Алексом можем и не расстаться, а наши отношения могут перерасти в нечто большее.

— Что? — спросил Сириус, заметив, что меня слегка перекосило. — Ты не веришь в такой исход? Или тебе не понравилось, как я тебя назвал?

— Ни то, ни другое. У меня просто больное воображение, вот и лезут в голову всякие дурацкие мысли... Хотя насчет этого обращения мы уже говорили. — Я подняла голову, улыбнувшись. — Но ты можешь меня называть как угодно, я не против.

— Правда? Здорово. — Похоже, его это весьма обрадовало. Глаза засияли, а сам Сириус выглядел довольным.

У меня даже уши покраснели от внезапного смущения, когда я прочла в его взгляде, насколько глубоки его чувства ко мне. И в который раз в голове промелькнула мысль, как Сириус смог влюбиться в меня так сильно?

— Пойдем? — пробормотала я, прогоняя забурчавший внутренний голос о моей неуверенности.

В библиотеке мы просидели до конца занятий. Мадам Пинс, оказавшаяся совсем такой, как и через двадцать лет, разве что моложе, сперва подозрительно приглядывала за нами, но потом, расслабившись, перевела свое внимание на забредающих время от времени школьников. А мы с Сириусом, набрав целую стопку подходящих для наших исследований книг, углубились в их содержимое, иногда делясь друг с другом информацией и замечаниями.

— Нет, здесь вряд ли найдется что-нибудь близкое к тому, что нам нужно, — вздохнул Сириус, откладывая очередной фолиант. — Только не в школьной библиотеке. Если и искать, то только в таких местах, куда доступ имеет не каждый человек. Хотя можно попытаться посмотреть в Запретной секции.

Он встал и потянулся, расправляя затекшие руки.

— Пойду поинтересуюсь у мадам Пинс, как обстоит у нас с этим дело.

Я рассеянно кивнула. Он скрылся среди стеллажей.

Не успела погрузиться в чтение "Пространства и времени: теории и факты", как из-за высокого шкафа вышла компания старшекурсников и двинулась в мою сторону. Они, конечно, старались производить как можно меньше шума, но все равно довольно громко переговаривались. Я машинально подняла взгляд со страницы на них и вздрогнула, потому что это были Мародеры, все четверо. На меня напал ступор, поэтому я заслонилась книгой как ширмой лишь когда им до меня оставалось несколько метров.

— ...Ну а ты что думал, Джеймс, последний семестр в нашей школьной жизни начался. До экзаменов рукой подать.

Я замерла и даже перестала дышать, услышав этот чуть усталый голос. Голос Ремуса.

— Но мы же не можем теперь ночевать в обнимку с книгами? Я предпочитаю это делать с любимой девушкой.

На этот раз я подняла книгу повыше, чтобы получше отгородиться от проходившего мимо Джеймса.

— Ого! Ты в этом плане настолько далеко продвинулся? Уже с Лили ночуешь?

Насмешливый голос Сириуса-школьника настолько был для меня неожиданен, что я икнула и, нервно дернув рукой, лихо смахнула на пол пару лежащих на краю стола книг.

— Я всего лишь имел в виду... — начал Джеймс совсем рядом со мной и осекся.

Грохот, с каким упали книги, в наполненной тишиной библиотеке показался оглушительным. Испугавшись того, как бы на меня не налетела рассерженная мадам Пинс, я соскользнула со стула и юркнула под стол. Но книги валялись в стороне от него, так что мне пришлось тянуться за ними.

Проходившие парни замолчали, и я уже было обрадовалась, что они все-таки ушли, не обратив на меня никакого внимания, как заметила в щели между полом и доской стола тени от чьих-то ног. Сердце екнуло.

"И почему мне все время так несказанно везет?" — уныло подумала я, гипнотизируя тени.

Ну пусть они уберутся куда-нибудь! Я что, многого прошу?

И только собралась с духом, чтобы взять эти книги, сослужившие мне недобрую службу, сверху раздался участливый голос Ремуса:

— Вам чем-нибудь помочь?

Я очень ценю вежливость, но только не в этом случае. Но делать было нечего, и я заставила себя вылезти из-под стола.

— Спасибо, однако мне ничего не нужно.

С нервной улыбкой вновь нагнулась подняла толстые книги. Но не положила на стол, а прижала к себе, будто они приносили мне уверенность.

— Ну тогда извините... — сказал Ремус.

Я чувствовала, как все четверо смотрят на меня, узнав ту самую девушку, о которой говорил Джеймс, и не могла ответить им прямым взглядом.

— Так это ты... то есть вы, — поспешно поправился Джеймс, вероятно, отметив мой растрепанный вид.

— Кто я? — довольно сварливо осведомилась я, злясь на себя, что так легко попалась, и на Мародеров, что они не желали уходить.

— Вы та, кто бросилась на шею Джеймсу в больничном крыле, — ответил за него другой голос, до этого не слышимый мной. А еще мне показалось, что он откровенно насмехается надо мной.

Я подняла глаза и уткнула тяжелый взгляд в светловолосого парнишку, смотревшегося на фоне остальных Мародеров довольно незаметно. Это его я видела сидящим возле Джеймса в Большом зале. Стало быть это... Питер Петтигрю по прозвищу Хвост, предатель и вонючая крыса.

На место злости пришли отвращение и гнев, да настолько сильные, что мне вдруг захотелось огреть этого невинного на первый взгляд юношу книгами, которые я прижимала к себе.

С тонких губ Петтигрю исчезла неприятная ухмылка и весь его вид внезапно сделался удивленным, когда два фолианта с глухим звуком опустились на стол.

— Но ведь это правда... — чуть нерешительнее сказал он, отступив назад. Похоже, мой недружелюбный взгляд его пугал.

— Конечно, правда, — вмешался Джеймс. — И мне хотелось бы знать, почему вы это сделали, мисс... мисс...

— Кленова, — помогла я ему, теперь повернув голову и к нему. Со мной ничего не случилось, и я мысленно выдохнула с облегчением. — Неужели вас это так заинтересовало, мистер...

— Поттер, но вы можете называть меня Джеймс. Так почему...

— Хорошо я вам объясню, мистер Поттер. В госпитале я перепутала вас с Гарр... Гарольдом Престоном. Прибыв в Хогвартс, мы с ним разминулись и не виделись несколько часов, поэтому я обрадовалась, когда подумала, что увидела Гарольда...

— Ясно... — протянул Джеймс, по которому нельзя было сказать, что ответ его устроил. — Только...

— ...Этот ваш Гарольд совсем непохож на Джеймса, — заявил Сириус, внимательно разглядывая меня. — Как вы могли их спутать?

Знал бы ты, Сириус, как на самом деле выглядит "Гарольд", не задавал бы дурацких вопросов.

На него я упорно не желала смотреть, поэтому напряженно уставилась поверх его плеча и... уткнулась взглядом в стоящую между двумя книжными стеллажами фигуру Сириуса-настоящего. Он кивнул мне, подзывая к себе.

Уф, про него-то я совсем забыла!

— Это потому что я ожидала увидеть Гарольда, — быстро сказала Сириусу-школьнику и чуть не кинулась со всех ног к его взрослому прототипу. — Извините, меня ждут.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-12183-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Tusya_Natusya (14.10.2016) | Автор: Tora-san
Просмотров: 110 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 kristi2009   (16.10.2016 00:30)
Спасибо за продолжение!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]