Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [265]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1619]
Мини-фанфики [2321]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [25]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4553]
Продолжение по Сумеречной саге [1227]
Стихи [2323]
Все люди [14618]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13714]
Альтернатива [8920]
СЛЭШ и НЦ [8260]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [152]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3873]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 декабря

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Прогуляемся?
Белла принимает самое верное, на ее взгляд, решение. Вот только Вселенная, похоже, с ней не согласна.

Солнечная зайка
«Новолуние» с точки зрения Аро. Может, в конце концов, пожилой мужчина спокойно насладиться свободным временем?
Серебряный призёр конкурса мини-фиков "Сумерки. Перезагрузка"
Юмор.

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Выбор есть всегда
К курортному роману нельзя относиться серьезно? Чувства не могут стать сильными за пару недель? Мужчину, скрасившего отдых, следует поскорее забыть, вернувшись в реальный мир? Чаще всего так и есть… но наше будущее зависит от решений, которые мы принимаем.
Любовь и путешествия во времени.
Завершен.

Терпение – добродетель
Беллу ждет несчастливое замужество с богатым и развязным бароном. После того, как он причинит ей боль, сможет ли она жить дальше?
Италия 18 века, Белла/Эдвард
Завершен..

Практика
Изабелла Свон - далеко не звезда курса. Ее внешность ничем не примечательна, а оценки весь последний год едва дотягивают до необходимого минимума. Даже с дипломом ее никто не возьмет на работу. Спасет ли положение неоплачиваемая трехмесячная практика в довольно крупной компании?
Новая история на сайте.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Сверхъестественное
7. Академия вампиров
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 489
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Victory значит победа! Глава 47. Так и скажи

2017-1-25
47
0
Глава 47. Так и скажи

В эту ночь, дарящую людям небывалое ощущение сказки, меня словно разделили напополам. Одна часть души билась в истерике, требовала, чтобы я сделала что-нибудь, найти Сириуса и выплеснуть из себя все то, что сжигало меня без остатка. Другая же находилась в состоянии прострации, погружая мысли и чувства в анабиоз.

Вторая часть преобладала над первой, и на какое-то время я превратилась в неподвижную статую, которой ни до чего не было дела. Меня не волновало ни что происходит вокруг, ни где я находилась. Я сидела на кровати, поджав под себя ноги, и неотрывно смотрела в окно напротив. Там шел снег, крупными мокрыми хлопьями налепляясь на стекло, будто стремясь отгородить меня от ночной темноты.

Кто-то, кажется, Гарри, приходил ко мне и пытался достучаться до моего замороженного сознания. Не сразу понимая, о чем он говорит, я заторможенно отвечала. Чуть позже, совершенно не успокоенный, а даже наоборот еще больше встревоженный, он ушел ни с чем.

Потом подходила мадам Помфри с целью уложить меня в постель, дабы я смогла хорошенько отдохнуть. Я покорно вняла ее настойчивым просьбам и, раздевшись, легла под одеяло. Но как только госпиталь погрузился в темноту, села по-турецки, наблюдая за падающим снегом.

В конце концов мной постепенно овладела дремота, сомкнувшая мои веки. В затылке то нарастала, то утихала тупая боль, впрочем не принося с собой особых неудобств. Что именно меня разбудило, я не знаю, но внезапно, будто от чьего-то прикосновения, открыла глаза и уставилась в полутьму. Слух чутко уловил какой-то звук, заставивший меня враз выйти из прострации. Горькие, жгучие мысли словно злые осы закружили в голове, норовя побольнее ужалить меня. Я съежилась, едва сдерживаясь, чтобы не застонать. Если бы от этого кошмара можно было укрыться под одеялом, так бы и сделала. И не поэтому, свернувшись на кровати, я замерла, вслушиваясь в тишину.

Первая робкая мысль, что это, возможно, Сириус, разбилась вдребезги, когда человек, производивший шорохи, словно опасаясь обнаружения, притаился тоже. Сириус вряд ли решился бы, тем более вот так, явиться ко мне посреди ночи. Наверняка он меня жутко презирает, а уж увидеть девушку, практически плюнувшей ему в душу, было бы слишком больно...

Пока я мучилась из-за своего недостойного поступка, неизвестный бесшумно проник в госпиталь. Сквозь ресницы увидела, как из полутьмы отделилась невысокая фигура, снова остановилась, осматриваясь. Мне было абсолютно все равно, кто это и с какой целью появился здесь до тех пор, пока он, проходя мимо окна, не оказался на призрачном свету, на короткий миг озарившем его лицо. Несмотря на терзания, во мне зародилось удивление. От двери, явно в мою сторону, медленно, шаг за шагом, приближалась Пэнси Паркинсон.

Дойдя до моей кровати, она посмотрела на меня, потом — на дверь, за которой находилась комната мадам Помфри. Не обнаружив ничего, что заставило бы ее проявить большую осторожность, обошла ширму, стоящую у изножья кровати, и остановилась.

— Новак, ты спишь? — негромко спросила Паркинсон.

Я продолжала беззвучно лежать, пытаясь понять, что понадобилось Паркинсон от меня.

Она шагнула вперед и исчезла из поля моего зрения. Чувствуя ее внимательный взгляд, я притворялась спящей, хотя испытывала желание спугнуть эту девицу. Но без контроля ее действия оставлять не нужно. Еле слышно вздохнув, я, словно во сне, перевернулась на другой бок.

Паркинсон застыла, напряженно вглядываясь в мою закутанную до самого носа фигуру. Спустя целую минуту, убедившись, что я не намерена просыпаться, она наклонилась надо мной. Я уловила тонкий сладковатый аромат, исходящий от нее. В носу защекотало. Мне пришлось приложить усилие, чтобы не чихнуть.

— Знала бы ты, как я тебя ненавижу... — прошептала Паркинсон.

Ненавидит она... Тоже мне, новость... Да я к тебе вообще ничего не ощущаю, милая. Мне все равно, есть ты на свете или нет. Значит, ты пришла, чтобы только сказать мне об этом?

Нет, кажется, не только. Паркинсон выпрямилась и сделала пару шагов в сторону. Воровато оглянувшись на меня, потянулась к моей одежде, висевшей на спинке кровати.

Так-так... Интересно, что тебе нужно от нее, Паркинсон? Ты фетишистка?

Наблюдая за наглой девчонкой, я подобралась, чтобы в случе чего не дать ей спуску. А она тем временем взяла двумя пальцами платье, будто оно вызывало в ней отвращение, и мельком осмотрела. Не найдя его заслуживающим внимания, Паркинсон вернула платье обратно на место. Также изучение подверглась и мантия, которая задержалась в руках слизеринки немного дольше. Она, покопавшись в карманах, поочередно вытащила сначала палочку, затем — альбом, переживший вместе со мной небольшое приключение. Хорошо, что у него была твердая обложка, а то он был бы безнадежно промокшим.

А ну положи мои вещи, Паркинсон, иначе пикнуть не успеешь..

Может быть, если бы она тут же оставила их в покое, ее бы миновала кара в виде моего гнева, но когда Паркинсон сунула свой любопытный нос в альбом, стерпеть этого я не смогла.

Быстро отбросив одеяло, я вскочила с кровати.

— Да ты зарвалась, Паркинсон!

Увидев меня, она застыла, вытаращив глаза, став похожей на собачку чихуахуа. Машинально отступила назад, когда я угрожающе шагнула к ней. Та злость и горечь, что бурлила во мне, вместе с кровью циркулируя по венам, хлынула на Паркинсон. Я рывком вскинула руку и ухватилась за волосы слизеринки. Она взвизгнула, из ее рук попадали на пол мои палочка и альбом.

— Отпусти меня, уродка!

Я дернула ее к себе. Девчонка завопила, непроизвольно потянувшись к своим волосам.

— Что тебе от меня нужно? — спросила я, не испытывая ни малейшего угрызения совести. Ну как объяснить этой злюке, что она меня достала, если она этого не понимает? Только ее же способами.

— Как я порадуюсь, когда ты будешь молить о пощаде! — зашипела Паркинсон в перерыве между воплями, которые, впрочем, были не очень пронзительными. Вероятно, она просто боялась привлечь к себе слишком большое внимание.

— У тебя, что ли? — невесело усмехнулась я.

Яростно исказив лицо, слизеринка неожиданно бросилась на меня. Но я уклонилась, и ее руки скользнули по моей щеке, пройдясь по коже острыми ногтями. Резкая боль привела меня в легкое замешательство. Паркинсон воспользовалась им и вырвалась из моего захвата.

В пылу борьбы мы обе не заметили, как открылась дверь госпиталя, и внутрь вошел кто-то, кто тоже страдал бессонницей.

— Что здесь происходит? — произнес в темноте мужской голос.

Вспыхнул яркий свет. Паркинсон, уцепившаяся за ворот рубашки, что была надета на мне, испуганно шарахнулась от меня, будто я внезапно превратилась в нечто страшное и неприятное. Раздался подозрительный треск.

— Что здесь происходит? — повторил Снейп, в несколько шагов преодолев расстояние до нас.

Мы с Паркинсон молчали, глядя друг на друга. Я — со злостью и некоторым равнодушием, она — с испугом, затем перетекшим в надменность.

— Мисс Паркинсон, что вы здесь делаете? Почему вы находитесь вне своей гостиной, потрудитесь объяснить.

По тому, с какой настойчивостью ее декан обращался к ней, девушка поняла, что от ответа ей не отвертеться.

— Только не говори, что у тебя заболела голова, и ты решила поискать успокаивающее средство у меня в карманах, — фыркнула я, теребя надорванную ткань.

— Вы трогали вещи мисс Новак? — осведомился Снейп, не сводя испытующего взгляда с Паркинсон.

— Она врет, — быстро сказала Пэнси.

— Боже, какая наглость, — закатила я глаза и наябедничала профессору: — А еще она угрожала мне. Накажите ее, а?

Наступила тишина, в течение которой и Паркинсон, и Снейп в удивлении воззрились на меня.

— Мисс Паркинсон, идите в свою гостиную, немедленно, — наконец сказал он. — Позже я к вам зайду.

Паркинсон круто повернулась на пятках и бросилась к выходу.

Мы со Снейпом остались одни, снова. Я подумала о том, как же вовремя он появляется. А не следит ли он за мной?

Я чуть усмехнулась, вспомнив, как он высказал это подозрение в отношение меня. Но вслух спрашивать не стала.

— Вы в порядке, Виктория?

— Да, конечно.

Я поджала пальцы ног, только сейчас почувствовав ледяной холод, исходящий от каменного пола. Снейп шагнул ко мне, слегка отстранив от лица палочку, которую держал в руке.

— У вас царапина на щеке.

Пол все больше холодил мои ступни, но я не решалась при мужчине залезть в постель. Тем более где-то валялись раскиданные Паркинсон мои палочка с альбомом.

— Ничего страшного... — Я машинально дотронулась до саднящей кожи. В голове пронеслось продолжение: "До свадьбы заживет", и болезненно кольнуло сердце.

Присела на корточки, ища взглядом свои вещи. Альбом нашелся сразу. Я потянулась к нему, но Снейп, к которому он был ближе всего, опередил меня. Северус поднял раскрывшийся альбом, лежавший обложкой вверх, перевернул и мельком глянул на слегка подмокшие листы.

Северус? Я назвала его по имени? Конечно, я его и раньше так называла, но случай был другой, и для меня он был всегда Снейпом...

Так, где палочка? Ах, вот она, как далеко укатилась. Подобрав палочку, закатившуюся под соседнюю кровать, я повернулась обратно к Северусу... Опять Северус?

— Мм... Спасибо, — сказала я, поднимаясь.

Он почему-то не торопился возвращать альбом, глядя на него так, будто нашел там что-то интересное для себя.

— Профессор, — снова заговорила я, когда ждать была больше не в силах, — если вы хотите смотреть, смотрите, я не против, но...

Снейп медленно поднял голову, и я встретилась с его взглядом. В нем было что-то такое странное, что голос мой стих, оборвав фразу.

— Кто вы на самом деле?

— Не поняла...

Его вопрос ввел меня в легкий ступор. С чего вдруг он заинтересовался этим?

— Сколько вам лет? — И вновь недоумение, которое, впрочем, немного рассеялось, когда Северус наконец соизволил отдать мне альбом.

Во мне шевельнулось понимание при взгляде на портрет Лили. Тот самый портрет, который я нарисовала после череды повторяющихся снов. Северус... Снейп... Ладно, пусть будет Северус... он не мог не заметить нашу с Лили похожесть, поэтому к нему явилась не лишенная логики мысль, что я...

— Сколько мне лет? Но вы же вроде знаете... В июне будет двадцать четыре... Послушайте, — сказала я, так как он продолжал с ожиданием смотреть на меня, — вам не кажется, что место и время для разговоров не самое удачное?

Похоже, он так не считал. Во всяком случае, не спешил оставлять меня одну.

— Двадцать четыре? — повторил мужчина. — Действительно?

— А что, я должна предъявить вам паспорт? Хотя у вас их нет...

— Я в курсе, что это такое. Так кто же вы?

— У вас есть основание задавать такие вопросы?

Махнув рукой на приличия, я завернулась в свою мантию и уселась на кровать, подобрав под себя замерзшие ноги. Посмотрела на Северуса: мол, что вы будете делать?

Он, ни капли не смущенный, опустился на кровать напротив.

— Портрет этой женщины... Вы нарисовали ее, не зная, кто она?

— А при чем здесь мой возраст? — Я склонила голову к плечу. — Скажите, вы верите в реинкарнацию?

Да, не он один умеет задавать странные вопросы.

— Нет, — с заминкой ответил он, и эта крошечная пауза сказала мне о том, что Северус по крайней мере допускал эту мысль.

Я грустно улыбнулась про себя, думая о том, что же значила для него Лили, если при упоминании о ней, его голос потерял свою обычную бесстрастность.

— Да, я знаю эту женщину, — призналась я, вертя в руках закрытый альбом. — И, да, я знаю, что мы с ней похожи. Вы поэтому спросили, кто я?

— Вероятно, поэтому. Когда вы были брюнеткой, это не бросалось в глаза.

Так вот почему, внезапно сообразила я, он настолько был поражен, увидев меня на праздничном вечере первого сентября! Северуса потрясла моя преображенная внешность, а вовсе не выделяющая меня уникальность.

И тут, откуда ни возьмись, в голове всплыла туманная картинка, где были мы втроем: Лили, Северус и я. "— Нет, Севи!" — крикнул из прошлого детский голосок. Мой голос. Это я кричала молодому Снейпу. Когда-то.

— Севи... — еле слышно прошептала я и хмыкнула.

— Что вы сказали? — спросил настоящий Северус, ни на секунду не отрывая от меня взгляда.

— Нет, ничего... — Я положила альбом на колени и уткнулась лицом в ладони. — То есть... — Как мне поступить, рассказывать ему или не стоит? С одной стороны, он уже доказал, и не раз, что ему можно довериться. Но с другой... Хотя, только я одна могу решать, кому раскрываться... — Как бы вы отреагировали, если бы я вам сказала, что... — глубокий вздох, — знаю Лили с детства?

И здесь-то самообладание мужчины впервые дало трещину. Палочка в его руках дрогнула, яркий свет мазнул по глазам.

— А еще, что раньше я была знакома и с вами тоже?

Надо бы поосторожней, как бы человека удар не хватил...

— Не понимаю, что вы такое говорите, Виктория, однако я точно не был с вами знаком...

— С Викторией, может быть, и нет, но с Дейзи Эванс — наверняка.

Сейчас вид у Северуса был примерно такой же, как у Сириуса несколько часов назад, когда я ему прямо в глаза сказала...

При мысли о Сириусе у меня в горле образовался горький комок, помешавший мне нормально вздохнуть.

О господи... Я такая предательница... ничем не лучше Алекса...

— В каком смысле?

Я сморгнула слезы и посмотрела на шокированного Снейпа.

— В том смысле, что когда-то меня звали Дейзи Эванс. Звучит фантастично, не правда ли? Вы спрашивали, кто я на самом деле, так вот, отвечаю: я Дейзи Эванс, сестра Лили Эванс, то есть Поттер...

— Этого не может быть, Дейзи Эванс...

— Нет, не погибла, я же перед вами, — пожала я плечами и поглядела в окно: там шел усиленный снегопад, целая снежная буря, похожая на ту, что происходила у меня в душе. — Вы, наверное, хотите еще спросить: откуда я это знаю? — Я помолчала, ожидая ответа, но услышала только тишину, которая, впрочем, не помешала мне продолжить: — Вот отсюда, — ткнула пальцем себе в лоб. — Представляете, чего мне это стоило, вытащить на белый свет собственные воспоминания?

— И давно вам это известно? — деревянным голосом спросил Северус.

Не знаю, поверил он мне полностью, но явно не считал, что воспоминания можно сфальсифицировать.

— Нет, всего-то меньше месяца.

— Вероятно, для вас это явилось настоящим шоком, Виктория... или Дейзи?

— Несомненно, — кивнула я. — А той Дейзи больше нет, она погибла со своими родителями. Моими родителями... — тише добавила я, вздохнув.

Минуту или две мы пребывали в молчании. Возможно, Северус и дальше продолжал бы сидеть, разглядывая меня, если бы я не сказала, не отрывая взгляда от своих коленей:

— Извините, пожалуйста, но можно мне остаться одной? Тем более вас, наверное, Паркинсон дожидается...

Он, так же не говоря ни слова, поднялся и прошел мимо меня. Секунду я сидела неподвижно, потом обернулась.

— Спокойной ночи... Северус.

Снейп, дошедший до дверей, остановился и оглянулся. А я, слегка удивленная собственной дерзостью, не сумела спрятать улыбку и быстро отвернулась.

— Спокойной ночи, Виктория.

Почти неслышно открылась дверь, и он вышел в коридор. Госпиталь погрузился в ночную тишину.

Я еще немного посидела, глазея на снежную пелену за окном, и, скинув мантию, залезла под одеяло. Несмотря на разговор с Северусом, что-то пробудивший в душе, мне было так плохо, как не было никогда в жизни.

Что мне делать? Как исправить то, что я натворила?

Я отдала бы многое, только бы ничего этого не было... Если бы можно было вернуться назад... Если бы...

Как я тебя ненавижу, Алекс... Лучше бы ты не спасал меня тем августовским вечером, но не предавал...

Утро для меня продлилось до самого полудня, а затем плавно перевалилось через него. Я лежала с закрытыми глазами и притворялась, что сплю, хотя меня никто не навещал. Так не хотелось никуда идти, что-то делать, что с удовольствием осталась бы в Больничном крыле на неопределенный срок. Но понимала, что так бесконечно продолжаться не может. И поэтому, не дожидаясь, пока ко мне кто-нибудь не заявился, оделась и тяжелой походкой направилась к выходу. Мадам Помфри не пыталась меня остановить, лишь крикнув вслед, что если мне станет плохо, немедленно обратиться к ней. А мне и так было плохо, но она же не могла вылечить мою больную душу?..

По идее, сейчас должен был начаться обед, но в замке стояла тишина как в склепе. Ни шагов, ни голосов, никто не спешил в Большой зал по зову своего голодного желудка. В отличие ото всех мне очень хотелось есть, ведь со вчерашнего дня во рту у меня не было ни крошки. Но представив себя среди вполне счастливых людей, я почувствовала глухую тоску.

Входя в Гриффиндорскую гостиную, едва не столкнулась с Гарри, Роном и Гермионой.

— Вики! А мы хотели за тобой идти, — сказал Гарри, отступив назад.

— А я вот она, так что, не нужно больше никуда идти, — вяло сказала я. — И предупреждая вопрос: со мной все нормально.

По лицам ребят можно было прочесть, что они-то явно так не думают. Но противоречить мне не решились.

— Тогда пойдешь с нами на обед? — осторожно спросила Гермиона, словно опасаясь моего неудовольствия.

— Нет, идите одни.

И не глядя на них, пересекла пустую гостиную и взобралась на лестницу. Когда привела себя в порядок и переоделась в теплую одежду, в нерешительности встала у двери, терзаемая голодом и нежеланием находиться с людьми, которые не ведали, что творится внутри меня. А еще я боялась увидеть в глазах Сириуса презрение ко мне...

"Так расскажи ему, дурочка, — жалостливо сказал внутренний голос. — И будет значительно лучше, поверь мне."

"А как же мои родные, как же Алиса? Что я буду делать, если... если..."

Прислушалась к голосу, может, чего еще дельного посоветует, но он молчал. В бессильном отчаянии я стукнула по двери кулаком. Кто мне подскажет?!

Внезапно дверь открылась и заехала мне прямо по лбу. Охнув, я схватилась за него.

— Вики! Прости, я не знала, что ты здесь! — виновато воскликнула Гермиона, протиснувшись в комнату.

— Ничего, Гермиона...— слабым голосом сказала я.

Отошла от двери и опустилась на ближайшую кровать.

— Прости... Давай посмотрю... — подойдя, кивнула на мой лоб Гермиона.

Я отняла ладонь и подняла голову.

— Кожа покраснела, а так вроде все нормально...

— Скоро голова моя расколется, как кокосовый орех, — пробормотала я, ощупывая лоб. — И нечем будем думать. Впрочем, — усмехнулась с горечью, — думать у меня не получается.

— Что? — удивилась Гермиона.

— Скажи, Гермиона, тебе когда-нибудь приходилось исправлять свои ошибки?

— Ошибки? Вроде нет...

— А рисковать своей жизнью, чтобы спасти чужую?

Гермиона посмотрела на меня так странно, что я не выдержала ее взгляда и вновь опустила голову, обхватив руками.

— Да, приходилось, не раз. Однажды мы с Гарри воспользовались хроноворотом, чтобы в прошлом исправить то, что произошло в будущем. Это было на третьем курсе, а на пятом наше сумасбродство едва не кончилось плачевно...

Из всей речи Гермионы за мой слух зацепилось одно-единственное слово.

— Хроноворот? — переспросила я, воззрившись на нее. — Это та самая штуковина, которую я нашла в комнате Регулуса? С ее помощью перемещаются во времени?

Почему это меня взволновало, я еще до конца не поняла. Ну и что, что хроноворот? Что мне даст это знание о нем?

— Да, — кивнула Гермиона.

— А как он у вас с Гарри оказался? Да еще на третьем курсе?

Гермиона немного смущенно улыбнулась.

— Хроноворот дала мне профессор Макгонагалл под свою ответственность для того, чтобы я бывала на всех уроках сразу. Ведь некоторые начинались в одно время, а я не хотела их пропускать...

— Ну ты гигант, Гермиона, — хмыкнула я, покачав головой. — Такая тяга к учебе бывает у одного на миллион. А каким боком здесь Гарри? И что вы там такое исправляли в пршлом, отчего в будущем никак нельзя было оставить все как есть?

Улыбка исчезла с ее губ, и девушка рассказала об их необычном путешествии во времени. Под конец мне стало нехорошо, я жутко разволновалась и, поднявшись, отошла к окну. Надеясь привести свои чувства в порядок, прижалась травмированным лбом к холодному стеклу.

Черт, почему все мысли сводятся к одному Сириусу? Он столько всего пережил, а тут еще я причинила ему страшную боль. Я бы с небывалым удовольствием перемотала все назад. Если бы у меня был хроноворот...

— Хроноворот... — тихо-тихо прошептала я, неотрывно глядя в заснеженную даль.

— Вики? — осторожно позвала Гермиона.

Я обернулась. Она была явно обеспокоена моим странным поведением.

— Гермиона, — как можно небрежнее спросила я, — а ты не знаешь, где тот хроноворот?

Она удивленно моргнула, не сразу переключившись на мой вопрос.

— Тот? А, ты имеешь в виду... Так он, кажется, у Сириуса... Ну да, точно, с того самого дня.

Мое сердце ухнуло куда-то вниз. У Сириуса... Судьба, рок, фатум, не важно, что, насмехается надо мной, как бы говоря: "Ничего у тебя не получится, совершила глупость, выпутывайся теперь сама".

Я натянуто улыбнулась Гермионе и направилась к двери.

— Ладно, у Сириуса так у Сириуса. Пойдем обедать, я очень есть хочу.

Большой зал был заполнен до отказа, видимо, не я одна была голодна как сто волков. Усевшись между Гермионой и Роном, я сделала вид, что меня здесь нет. Гарри, устроившийся напротив, тоже притворился, что больше всего его сейчас занимает обед, но я-то чувствовала его настороженность. Кроме того, он смотрел то на меня, то на преподавательский стол, из можно было сделать вывод, что его тревога так же связана с крестным. А находился ли Сириус в зале, я не знала, потому что, прийдя сюда, тут же уткнулась в тарелку перед собой и не крутила во все стороны головой.

Почему, ну почему я такая трусиха? Может, у страха глаза велики, вот и чудится, что все мои переживания — со вселенский масштаб...

— Вики, почему-то мне кажется, что ты думаешь совсем не о хлебе, — сказал Гарри, протянув ко мне руку.

Очнувшись, я опустила взгляд на кусок хлеба, от которого отрывала по кусочку и который теперь, растерзанный вконец, лежал горкой на столе перед тарелкой.

— Да... Задумалась. Это у меня бывает.

Подобрав крошки, я отправила их в рот и, забывшись, посмотрела поверх головами гриффиндорцев. А дойдя взглядом до обедавших почти в полном составе преподавателей, замерла, но глаза отчего-то отвести не смогла.

Среди школьного персонала Сириуса не было. Как и профессор Льюис и Северуса... Не знаю, что чувствовала по отношению к последнему, ведь он вроде должен был бы обратить на меня более пристальное внимание, но, не увидев Сириуса и Кэтрин, я точно не испытала облегчения. Однако, не успела отвернуться, из боковой двери вышел сначала он, а затем и она. Меня как будто окатило контрастным душем.

Они шли к столу, я смотрела, они усаживались на свободные места, я смотрела. Она что-то сказала ему, а он сквозь свою мрачную задумчивость слабо улыбнулся в ответ, я продолжала смотреть! И никто, словно не ощущая моего пронзительного взгляда, не поднял головы и не посмотрел на меня! Конечно, в шумном зале находилось множество людей, и они могли запросто не замечать направленного внимания, но у меня зародилось наистрашнейшее подозрение, что Сириус предпочел игнорировать мою персону...

Так мне и надо!

Кое-как отведя глаза от него, я немного посидела неподвижно и встала из-за стола.

— Ты куда? — тут же среагировал Гарри.

— Туда... — неопределенно ответила я.

— Но ты даже не поела толком.

— Я наелась.

— Тремя ложками супа и хлебными крошками? — не поверил Рон. — Ну тогда я гигантский кальмар.

Я слегка дернула плечами и зашагала из зала, провожаемая недоуменными взглядами.

— Вам не кажется, что она странно себя ведет? — напоследок услышала бормотание Рона.

Не зная, куда податься, я хаотично бродила по замку. В конце концов, после долгого шатания, меня прибило к окну в коридоре, заканчивающимся тупиком. На улице было уже довольно темно, но воздух был прозрачен, и вдалеке виднелся огонек, мерцающий в окошке избушки Хагрида. А немного дальше, левее от нее, призрачно поблескивало скованное льдом озеро. К которому, кстати, я ни разу близко не подходила.

На его берегу сверкнуло что-то яркое, похожее на проблеск фонаря. Наверное, Хагрид обходит территорию.

Хагрид? Я вновь посмотрела на освещенное окошко его дома. Тогда кто же там? А может, это не Хагрид, а Северус? Решивший после вчерашнего, что будет не лишне усилить защиту Хогвартса...

Вглядываясь в темноту, я больше не увидела непонятного проблеска. Может, и показалось.

Мучаясь от внутренних переживаний, я снова была готова сорваться с места, только чтобы оторваться от преследуемых меня тяжелых мыслей. Последний взгляд на окно... и снова этот проблеск. На этот раз — около леса.

Такое ощущение, словно кто-то подает знаки...

Что-то толкнуло меня в спину, и я побежала по коридору. Вылетев в холл, притормозила и огляделась. Почему, когда кто-то нужен, поблизости часто оказывается малолюдно, а то совсем никого? Набравшись духу, я выглянула за огромную дверную створку. В лицо пахнуло морозной свежестью. И, ясное дело, во дворе было ни зги не видно. Однако же какая-то сила побудила меня сделать пару шагов за порог. Обхватив себя за плечи, я спустилась по мерзлым ступеням и, помешкав, углубилась в темноту двора.

"Мда... Трусиха, говоришь? — протянул внутренний голос. — А гуляешь черте где и черте когда."

"Это всего лишь школьный двор."

Конечно, я храбрилась и мне было все-таки не по себе, но что теперь, дрожать в норке, как испуганная мышь? И всего-то мне надо выглянуть за угол.

— Скажи мне, вот куда ты сейчас собралась? — неожиданно спросили сзади.

Я обернулась, да так резко, что ноги зацепились друг за друга. Я потеряла равновесие и замахала руками, предчувствуя скорую встречу с землей. Мое падение предотвратили чьи-то руки, обхватившие меня за плечи.

— Прости, я не хотел тебя напугать.

Обладатель этого этого родного голоса на миг прижал меня к себе, и стало так спокойно, что все страхи вылетели из головы. Но лишь на миг.

Потом я отстранилась и мы вновь оказались друг другу как чужие.

Сириус молчал, я не прерывала тишину тоже, собираясь с мыслями. Сердце стучало так громко, что казалось, его слышно по всей округе. Я стояла, потому что сбегать было бы глупо, и с легкой дрожью ожидала, когда Сириус заговорит.

— Так что ты тут делаешь?

— Я увидела, возле озера сначала, а потом — у леса, странный мерцающий свет, — сказала я чуть хрипловато от волнения. — Мне показалось, там кто-то ходит...

— И что? Ты решила проверить, что это такое?

Если бы в его тоне промелькнула насмешка, я бы вряд ли стала продолжать. Но Сириус спросил заинтересованно, хотя и с едва уловимым раздражением. Впрочем, я его понимаю, ему, наверное, надоело вечно спасать девицу, которая только и делает, что куда-то влипает. В неприятности, я имею в виду.

— Не знаю, — сказала я чистую правду.

— Так, — после недолгого размышления сказал он, — отправляйся в замок, а еще лучше поднимись ко мне... Или это для тебя уже неудобно?

Я, не говоря ни слова, отвернулась и быстро поднялась по ступеням. На секунду оглянулась через плечо. В бледном пятне света, льющемся из окна, промелькнуло что-то стремительное и черное и растворилось в темноте.

Добравшись до комнат Сириуса, я в задумчивости уставилась на дверь. Это ли не шанс? Шанс завладеть хроноворотом...

Моя ладонь легла на дверную ручку, но сомнение все же вгрызлось в меня. А что, если его там нет? Или не успею найти до возвращения Сириуса? Или, что самое ужасное, он застанет меня врасплох?

Конечно, все эти три варианты возможны, и все равно я должна попытаться.

Отомкнув дверь, на которую было наложено не только Запирающее заклинание, но и защитные чары, реагирующие на проникновение с неблаговидными мотивами, я осторожно вошла внутрь. Никакого грома и поражающих меня заклятий. Я облегченно выдохнула. Меня не восприняли как воровку, и то хорошо.

Первым делом плотно закрыла дверь и прислонилась к ней спиной. Обвела взглядом погруженную в сумрак комнату. Где может находиться маленькая хрупкая вещь? В карманах, на полке, в особом недоступном месте? Где?

Ожидая каждую минуту раскрытия, я приступила к поиску.

— Ну где же ты? — прошептала спустя десять минут беспорядочного метания.

Если бы его можно было отыскать с помощью каких-нибудь эффективных чар...

Неожиданно мне вспомнились Манящие чары. По ним у меня состоялся всего один урок, да и результаты, в общем-то, были практически нулевыми. Но опять же, попытка не пытка.

Я вытянула руку с палочкой и слегка взмахнула ею.

— Акцио!

Повертелась на месте, усиленно вглядываясь в темноту.

— Акцио!

В глазах от напряжения заплясали яркие искорки.

— Ак... — начала снова и запнулась. Голова моя пустая, а что именно я призываю? Воздух, что ли? И вполголоса сказала: — Акцио хроноворот!

Где-то в углу послышался шорох, а затем, едва я повернулась туда, в меня что-то врезалось. Непроизвольно охнув, я успела подхватив скользнувший вниз хроноворот. Когда за дверью зазвучали шаги, я стояла, прижав к животу ладони, и от паники на мгновение перестала что-либо соображать. Но как только дверь начала открываться, пальца сомкнулись вокруг хроноворота и сунули его в карман мантии.

— Виктория? — удивленно сказал Сириус, словно не сам предложил мне прийти сюда.

Я смотрела на него, позабыв дышать. И лишь когда он подошел ко мне, вздохнула и тут же закашлялась. Успокоившись, подумала о том, что Сириус ведет со мной как-то натянуто.

"А ты что, воображала, что он тебя цветами завалит и серенады будет петь?"

Господи, зачем я ему вру?! Не будет ли лучше все ему рассказать? Здесь, где никого кроме нас нет, и ни единая душа не узнает, о чем мы говорили. И тогда хроноворот не понадобится...

Да! Я расскажу ему прямо сейчас! Немедленно!

Но, видно, Сириус, думал о чем-то другом, потому что едва я открыла рот, он произнес:

— Ты права.

По какой-то причине у меня мелькнула мысль, что он сейчас продолжит: "Нам действительно лучше всего расстаться".

— В чем? — каким-то надтреснувшим голосом спросила я, не решаясь смотреть ему в глаза.

— В том, что возле леса кто-то был.

— Да? — Облегчение мое было столь велико, что я забыла о страхе.

Наши взгляды встретились.

— Да. И я даже знаю, кто.

— И кто? — автоматически спросила я.

Наш односложный разговор напоминал беседу двух секретных агентов, передающих друг другу зашифрованную информацию.

— Пэнси Паркинсон.

— Парки... — начала я; когда до меня дошел весь смысл его слов, осеклась и повторила: — Пэнси Паркинсон? А что она там делала?

— Хотел бы и я знать, но она не говорит.

— То есть ты привел ее в замок?

— Не то что привел, можно сказать, притащил. Мисс Паркинсон упиралась как могла, — мрачно усмехнулся Сириус. — Кстати, как мне кажется, в лесу она была не одна. Во всяком случае, я видел чужие следы.

Она и вправду подавала кому-то световые сигналы, подумалось мне.

— Ну, можно ее как-то разговорить? — неуверенно предположила я. — Есть же зелье специальное...

— Сыворотка правды? Нет, это самый крайний случай. Паркинсон не совершала ничего предосудительного... то есть если бы ее застали на чем-то преступном, сыворотка была бы допустимой мерой.

Сириус отошел от двери и, стянув мантию, небрежно бросил ее в кресло у камина.

— А где Паркинсон сейчас? — спросила я, невольно залюбовавшись его стройной фигурой.

Мы разговаривали сейчас так, как будто ничего и не было, ни моего идиотского похода в лес, ни нашей более бессмысленной ссоры. Хотя Сириус и не ссорился со мной...

— С ней Снейп разбирается.

"Опять?" — чуть не сказала я.

— Между прочим, ты не хочешь мне ничего рассказать? — не оборачиваясь спросил он.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-12183-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Nickylichka (03.01.2016)
Просмотров: 252


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]