Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2575]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4847]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15148]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14358]
Альтернатива [9024]
СЛЭШ и НЦ [8989]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4355]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Согласно Договору
Есть только один человек на земле, которого ненавидит Эдвард Каллен, и это его босс – Белла Свон. Она холодна. Она безжалостна.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Неспящий в ночи
Блейз сыт по горло постоянными перепихонами Драко и Гермионы.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Осенний джаз
История о том, что невозможное иногда становится возможным. Надо только дождаться...

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 482
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 187
Гостей: 180
Пользователей: 7
Tata9285, Cassie9871, solo0383, FanatTwilight, BinaTw, Angelo4ka, adri


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 32. Песнь феникса

2019-11-14
47
0
Pov Драко Малфоя.

Ни тогда, ни позже, вспоминая, я так и не смог точно определить, сколько же времени у нас ушло на то, чтобы добраться до моей комнаты в слизеринских подземельях и вытащить дневник Реддла. То мне казалось, что мы проскользнули через всеобщую свалку, царившую в коридорах и переходах, как нож сквозь масло, – то, наоборот, что мы еле тащились, как сонные мухи. Вот на то, чтобы завладеть злополучной тетрадкой, вернуться в общую схватку и пробиться на второй этаж, к туалету Миртл, времени ушло, я точно знал, куда как меньше. Ну, вообще-то, у меня был существенный стимул: мысленную связь Поттер блокировать и не думал, так что вся его схватка с Нагайной у меня в голове проносилась почти непрерывным калейдоскопом картинок – иными словами, как на ладони.
Коридор второго этажа был относительно пустынным – битва сюда, видимо, ещё не докатилась. Нашей группе пока что вполне везло – после схватки с Петтигрю никаких по-настоящему серьёзных проблем нам не встретилось. Окончательно оправившийся Люпин лёгкой, размеренной трусцой бежал рядом с Альтаиром, тот, в свою очередь, держался немного позади, прикрывая Гермиону. На мою долю выпала почётная функция авангарда – хотя, если честно, не сказать, чтобы это прибавляло бодрости. На мой скромный вкус, лучше всего было бы предоставить это место кому-нибудь… третьему. Хотя бы тому же Блетчли, даром что он сейчас в Малфой-Маноре. Правда, никаких непосредственных опасностей в ближайший момент не предвиделось, так что моё настроение было скорее на высоте, особенно после последних картинок, «выловленных» мной по мысленной связи.
- Отличные новости, – сообщил я, несколько снижая скорость, чтобы не запыхаться – всё-таки побегать за сегодняшнюю ночь пришлось немало. – Нагайна мертва!
- Отлично! – радостно ответил Альтаир. Гермиона согласно закивала, а оборотень, даже не понимая всего значения этой новости, издал короткое одобрительное рычание. – Кто её прикончил?
- Ну, строго говоря, Гарри, но немало помогли твои родители.
- Что?! – мой друг даже сбился с ноги. – А они там откуда взялись? Они целы?
- Целы и невредимы! – мгновенно успокоил я его. – А откуда взялись, извини, не знаю. Сам сейчас спросишь – они ещё там.
Мы свернули за угол, в ответвление, ведущее к туалету, и перешли на шаг – до цели мы уже практически добрались, а перевести дух нам не мешало. Переглянувшись напоследок с Альтаиром и остальными, я решительно нажал ручку двери и вошёл внутрь.
В туалете царил… ну, не сказать, чтобы уж совсем бардак, но близко к тому. Несколько раковин были расколочены и сбиты с креплений – явно боевыми чарами. Более того, их следы виднелись и на стенах. Весь пол был залит водой и змеиной кровью, так что ступать по нему было откровенно неприятно. Да уж, во время слежения за схваткой «в прямом эфире» я как-то не обращал особого внимания на это, будучи полностью поглощён более важными событиями. Но вот теперь первой мыслью, которая приходила в голову при лицезрении поля битвы, была «м-да, ремонт не помешает».
- Пап, мам! – быстро шагнул мимо меня Альтаир. – Всё в порядке?
- Да, в полном, – кивнул Бартемиус. – Ремус, рад тебя видеть. Гарри передал мне, что у тебя были… неприятности? Надеюсь, что вы с ними справились?
Я скосил глаза вбок – и увидел, как Лунатик прижимается плечом к ноге Альтаира и запрокидывает голову вверх, словно заправская собака, желающая, чтобы её погладили. Хотя я понимал, что в волчьем обличии сложно иначе выразить свою признательность на людях, но всё-таки это выглядело откровенно уморительно. Я с трудом удержался от того, чтобы прыснуть – да и то только благодаря тому, что вовремя зацепился взглядом за валяющийся на полу труп Нагайны.
- Ну что ж, – с улыбкой кивнул мистер Блэк, – подробности можно будет выяснить позже, а сейчас я предлагаю выслушать мистера Поттера. Если не ошибаюсь, – он повернулся к Гарри, – вы теперь предполагаете нанести «визит вежливости» Тёмному Лорду?
- Да, сэр, – с некоторой заминкой ответил гриффиндорец. – Вот только… Я не могу точно сказать, где он. Но вообще-то, предполагаю, что в Тайной Комнате – вы ведь слышали о ней?
- Разумеется, – слегка пожал плечами отец Альтаира. – Люциус рассказывал. А где находится вход в неё?
- Э… Ну, вообще-то, здесь, – признался Гарри. – В этом туалете. Вон под той раковиной, – он повернулся и махнул рукой. – Я думаю, что и Нагайна была оставлена здесь как сторож на подступах к ней.
Старшие Блэки тоже повернулись и внимательно осмотрели раковину.
- Под раковиной? – скептически проговорила Беллатриса. – Мне кажется, что в таком случае он вряд ли широкий.
- Да, – подтвердил Поттер, – он и не широкий. Ну, то есть спуститься по нему можно без проблем, но делать это придётся по одному. Кстати, спуск представляет собой… эээ… в общем, фактически полёт по трубе, хотя приземление мягкое.
- Полёт по трубе, по одному, – голос миссис Блэк преисполнился довольно-таки ядовитого сомнения ещё больше. – Не могу не сказать, что в этом случае Лорд сможет перебить сколь угодно большое количество нападающих, просто встав у выхода и встречая их Авадами.
Мы с Гарри смущённо переглянулись – в самом деле, такая перспектива выглядела весьма… хм, перспективной. Более того – может быть, Волдеморт и устроил всю эту ловушку именно с такой целью? Перебить без особых проблем тех, кто будет за ним охотиться?
- Постойте! – внезапно воскликнул Гарри после некоторого молчания. – Кажется, я знаю, как это можно проверить!
Он повернул голову в сторону кабинок и прислушался, после чего уверенно позвал:
- Миртл!
Я даже вздрогнул от неожиданности, когда прямо из одной из дверей высунулась знакомая призрачная голова пухлощёкой обитательницы туалета.
- Гарри! Это ты… – проворковала она нежно и тут же надула губы. – Ну вот, опять! Ты обращаешься ко мне, только когда тебе что-то нужно!
- Извини, – мягко сказал Гарри, и в его голосе – да и во всём облике, если уж на то пошло, – сквозила какая-то новая спокойная уверенность. Он сейчас не просил о прощении – он практически ставил Плаксу Миртл в известность, что она его уже простила! Я впервые видел Поттера таким, и пока не мог решить, как к этому относиться.
- Миртл, дорогая, ты не могла бы подсказать нам… мне – а кто-нибудь сегодня здесь уже был? Ну, не считая змеи?
- Конечно, был, а почему я пряталась, по-твоему? – недовольно надула губы та. – Этот надутый слизеринский индюк, Том Реддл! Ха, никогда не думала, что он станет таким уродом в конце концов – но так ему и надо!
- Волдеморт – надутый индюк? – повторил Рон с тихим недоверчивым смешком.
- Слизеринец, – коротко пояснил я. – Он… Он наверняка оскорблял тебя из-за твоего происхождения, когда вы тут учились, так ведь, Миртл?
- Конечно! Все вы такие, слизеринские снобы! И ты не лучше других! Ты… – ещё больше рассердилась она. Я сглотнул. Кажется, моё умение обращаться с девушками дало слабину. Плакса Миртл, похоже, в который раз оказалась на грани того, чтобы устроить истерику…
- Миртл, – снова вмешался Гарри. Привидение мигом переключилось на него – кажется, получив хоть толику внимания Поттера, Миртл забывала обо всём на свете, и о своей обиде в том числе. – Скажи, пожалуйста, а когда Волде… то есть, когда Том Реддл зашёл сюда сегодня – он открывал… эээ… потайной ход под этой раковиной? Ну, так, как я делал в прошлый раз?
- Нет, Гарри, прости, – покачала головой Миртл, чуть виновато надув свои призрачные губки. – Ничего такого он не делал.
- А что он делал – можешь рассказать? – встрял я, не в силах удержаться. Миртл бросила на меня недовольный взгляд, и я тут же пожалел, что не удержал язык за зубами. Эх, надо было мысленно передать Гарри, чтобы он спросил это. Мне-то она вряд ли расскажет…
- Пожалуйста, Миртл! – Гарри снова переключил её внимание на себя, тем самым спасая положение. – Это для нас очень важно. Для меня важно. Прошу тебя, расскажи мне – что он здесь делал?
- Ну-у-у-у… – Плакса Миртл в задумчивости описала небольшой круг в воздухе, поджав губы, но, видимо, решила всё-таки сменить гнев на милость. – Ладно. Если это так важно для тебя, Гарри, то я расскажу. Хотя и не знаю, чем тебе это поможет. Я мало что поняла…
Она одарила Поттера улыбкой, которая в лучшие времена не избежала бы моего ехидного комментария. Сейчас, впрочем, желания насмехаться над незадачливой влюблённой у меня не было. Рон за её спиной скорчил рожу – но удостоился лишь предостерегающего взгляда от Гарри.
- Мне поможет сейчас любая мелочь, Миртл, – покачал головой Поттер.
- Ну хорошо, – кивнула она. – Реддл пришел сюда вместе с этой ужасной змеёй. Как будто она была его комнатной собачкой! И он… – Миртл театрально всхлипнула. – Он… шипел на неё. Точно так же, как… как…
- Как в день твоей смерти, – тихо закончил Гарри, кивнув.
- О да! – Плакса Миртл прижала свои призрачные ладошки к лицу и напоказ зарыдала.
- «Поттер, быстро, посочувствуй ей!» – мысленно крикнул я.
- «Что?!» – недоуменно нахмурился тот.
- «Не «чтокай»! Посочувствуй ей, а то она опять сорвётся в истерику!» – раздражённо объяснил я. – «Скажи, что ты помнишь, что она рассказывала о своей смерти, что тебе жаль, что ей пришлось опять пережить эти воспоминания… Ну что ты стоишь, как пень – придумай что-нибудь, в конце концов! На тебя же её представление и рассчитано, что ты, не понимаешь, что ли?»
- «О! Да, наверное, ты прав…» – согласился Гарри, облизывая губы и лихорадочно соображая, что сказать ранимому привидению.
- Ээээ… Миртл… Послушай, я… Мне очень жаль, что тебе пришлось… эээ… снова пережить те ужасные воспоминания, – с усилием проговорил он. Я одобрительно кивнул в знак того, чтобы он продолжал, с невольной опаской покосившись на обменивающихся откровенно саркастическими ухмылками родителей Альтаира. Только бы они не сорвали всю «операцию»! Если Миртл «сорвётся в штопор» – её уже ничем оттуда не выведешь…
- Я… – продолжил Гарри. – Я помню, что ты рассказывала о своей смерти – ну, о том, как всё произошло, и…
- Правда? – с громким всхлипом переспросила Миртл, отрывая от лица ладони и глядя на Поттера с надеждой. – Ты правда это помнишь, Гарри?
- Ну конечно, помню, – кивнул тот с некоторым облегчением. – И я очень тебе сочувствую. Я понимаю – тебе… тебе, наверное, было очень трудно, когда ты снова услышала тот же язык, что в день своей смерти. Но пожалуйста – пожалуйста, Миртл, я прошу тебя! Постарайся… собраться, и… вспомнить. Это очень важно. Что ещё Вол… то есть Реддл – здесь делал? Он что-то говорил, помимо шипения? Или, может, делал что-то?
- Ну… – Миртл чуть скривилась, но, видимо, решила, что продолжение истерики можно и отложить. Она немного подумала, снова описав круг в воздухе. – Я была очень расстроена. Так что не вглядывалась в то, что он делал. Да и языка этого, шипящего, я всё равно не понимаю… В общем, он что-то шипел этой ужасной гадине, – она кивнула в сторону пёстрого чешуйчатого тела. – А потом он произнёс какое-то заклинание. Какое-то очень сложное – я таких не знаю. В школе я такого не учила, и ученики, которые сюда иногда забегают, ни разу подобного не колдовали.
- А что оно сделало? – полюбопытствовал Гарри.
- Я не знаю, – покачала головой Миртл. – Оно не оказало никакого эффекта. Ну – я ничего такого не увидела. Только вряд ли оно просто не сработало. Он выглядел довольным. После этого змея поползла к кабинкам. Я так её испугалась – я совсем забыла, что она для меня не опасна, ведь я… я… – Миртл всхлипнула, словно мысль о своей смерти была для неё всё ещё невыносима.
- «Сочувствие, Гарри!» – напомнил я. Поттер мысленно передал мне раздражённую гримасу, но на Миртл всё же посмотрел с непритворной жалостью.
- Мне очень жаль, Миртл, – сказал он. – Я понимаю, это было непросто. Но может быть… Может, ты успела заметить или услышать что-нибудь ещё?
- Ну… – Миртл снова всхлипнула, но всё-таки ответила. – Я уже сказала, я очень испугалась – и спряталась в колено трубы, вон туда, – она ткнула пальцем куда-то назад, в сторону кабинок. Гарри бросил взгляд туда – и снова перевёл на неё.
- Змея заползла в те кабинки, – она снова повела пальцем, указывая. – А он – Реддл, я имею в виду, – подошёл к окну и засмеялся. Так недобро… И ещё он сказал кое-что, только теперь уже по-человечески, по-английски. Я не запомнила точно – что-то вроде «Пусть теперь мальчишка ищет нас на своей бумажонке, сколько влезет. Кто бы мог подумать, что это ничтожество Хвост мне ещё пригодится?» А потом он ушёл. А змея осталась. Я так её боялась… но она меня совсем не видела. Или не обращала внимания. Это, кстати, тоже было обидно… Я не знаю, сколько я так сидела в трубе и плакала. Потом я услышала шум – но это уже были вы. Я…
- Спасибо тебе, Миртл! – быстро сказал Поттер. – Ты даже не представляешь, как сильно помогла мне!
- Миртл, дорогая, а может быть, ты всё-таки сможешь хоть приблизительно сказать, сколько времени прошло с тех пор, как сюда приходил Тёмный Лорд, и до того, как тут появились Гарри и Рон? – спросил я.
- Я же сказала – я не знаю! – рявкнула Миртл, надвигаясь на меня так, что я невольно отшатнулся. М-да, я определённо ей не особенно нравился… – Может, час, а может, и два! Я ведь была РАССТРОЕНА!!!
- Всё, спасибо! – резко сказала Беллатриса. Миртл осеклась и растерянно уставилась на неё. Миссис Блэк коротко взмахнула рукой – будто муху отгоняла:
- Твоя информация очень полезна. Свободна!
- А… – начала было Миртл.
- Я сказала – свободна! – рявкнула Беллатриса. – Гуляй, прозрачность!
Плакса Миртл хлюпнула раз, другой – и, истерично разрыдавшись, нырнула в унитаз. Беллатриса послала вслед какое-то заклятие – насколько я мог понять, какую-то разновидность запечатывающего, видимо, «противопривиденческую», и повернулась к Гарри.
- Итак, мистер Поттер – я полагаю, вы знаете, что Лорд имел в виду? – спросила она скорее утвердительно, чем вопросительно. Гарри согласно кивнул в ответ.
- Да, миссис Блэк. Знаю.
Гарри стал сосредоточенно рыться в карманах. Наконец на свет явилась слегка мокрая, как и вся его одежда сейчас, и помятая Карта Мародёров. Мне потребовалось мгновение, чтобы понять то, что до него, похоже, уже дошло.
- Хвост ведь тоже Мародёр…. Был, – озвучил я свою мысль. Поттер кивнул.
- И он наверняка доложил своему господину о Карте, – закончил он за меня. – Миссис Блэк, это…
- Знаю, – оборвала его Беллатриса. – Мы с Барти слышали о ней. Продолжай.
- А… да, хорошо… Так вот – Волдеморт знает, что у меня есть средство отыскать его на территории Хогвартса, где бы он ни находился. Кроме пары мест.
- Всё зависит от того, сколько Хвост успел наплести ему про Карту, – заметил я. – Судя по всему, Лорд знает, что Тайной Комнаты на ней нет. Об этом, правда, и так догадаться нетрудно. Как думаешь, знает он про Выручай-Комнату?
- Если и не знает, то догадывается, – пожал плечами Гарри. – Голову даю на отсечение, там нас тоже ждёт какой-нибудь «сюрприз», если мы туда сунемся.
- Погоди, погоди, что-то я ничего не понимаю. Почему именно там? И почему здесь? – недоумевающе спросил Рон. – И причём тут вообще Карта?
- Если Хвост рассказал Волдеморту о Карте, – терпеливо начал пояснять Поттер, – то он знает, что на ней не видны всего два места в Хогвартсе – Выручай-Комната и Тайная Комната, потому что Мародёры о них не знали. Ну, Выручай-комната, может, ещё и потому, что на ней лежат какие-то чары ненаносимости. Не важно. Волдеморт, в отличие от Мародёров, знает и про ту и про другую комнату. А ещё он знает, что по крайней мере мне точно известно и о Тайной Комнате.
- Не обольщайся, – фыркнул я. – Про то, что о Выручай-комнате тебе тоже известно, он тоже наверняка знает. Дафна состояла в Инспекционной Дружине Амбридж, и, мало того – участвовала в захвате членов ОД. Она запросто могла ему рассказать об этом.
- Не она, так кто-нибудь ещё, – кивнул Гарри. – Об этом я и говорю. Судя по всему, Волдеморт нашёл способ сделаться невидимым для магии Карты. Он знает, что я буду искать его по ней. И знает, что, если я его на ней не увижу, то первым делом буду проверять те места, которые на ней не отражаются.
- Значит, Нагайна была тут в роли этакой ловушки? – наконец сообразил Уизли.
- Ну так выходит, что в Тайной Комнате Лорда нет, – вздохнув, подытожил я. – И, скорее всего, в Выручай-Комнате тоже. И там, и там всего лишь ловушки для тебя. Где же нам его искать?
- Он может быть где угодно, – как-то безнадёжно проговорил Гарри и разом сник. – Где угодно в целом замке. Нам его без Карты в жизни не найти…
- Вряд ли, – возразил Альтаир. – Не думаю, что он будет прятаться где-нибудь в чулане для мётел и ждать, пока ты на него не наткнёшься. Сейчас, скорее всего, он на направлении самого опасного удара Упивающихся – ну, во всяком случае, я бы там был на его месте.
- Да, но он – не ты, – заметил я. – То есть, вполне возможно, что сейчас Лорд именно там, но с Гарри в бой он вступит только тогда, когда будет готов его убить, и будет уверен, что на этот раз он не выкрутится.
- Ну, он и в прошлый раз он так и думал, только это ему не помогло, – хмыкнул Поттер и тут же машинально потёр кончиками пальцев шею, там, где её не так давно стискивали пальцы Волдеморта.
- Гарри, а ты его совсем не чувствуешь? – спросил я с некоторой надеждой, но он только головой покачал. – Может, нам как-нибудь… Ну, я не знаю, позвать его, что ли?
- Угу, и как ты предлагаешь это сделать? – фыркнул Гарри. – Выйти посреди какого-нибудь двора и заорать «Волдеморт, выходи, подлый трус!»? Или, может, сову ему послать с вызовом на дуэль?
- О, ну что ты! – в тон ему отозвался я. – Таких ухищрений не потребуется. Я уверен, тебе просто надо выйти и открыто вступить в битву. Упивающиеся призовут его сами – я почти уверен в этом.
- А если нет? – встрял Рон. – А если они вместо этого схватят Гарри и только тогда приведут к Сами-Знаете-Кому? Убить, может, и не убьют, но задавить числом, обезоружить и скрутить вполне смогут. Вы же видели, что они творят… А для Вы-Знаете-Кого встретить Гарри на поле боя – одно дело, а вот взять его в плен и встретиться с ним безоружным – совсем другое! И он точно предпочтёт второй вариант.
- Может, и так, вот только выхода всё равно другого нет, – покачал головой Поттер с тяжёлым вздохом. – В крайнем случае, даже если меня схватят, я всё равно безоружным не останусь. Родовая-то Сила со мной… а шансы… Шансов у меня и так почти нет.
- Кстати, о шансах – кто-то там говорил, что обломки крестражей надо бы собрать, – заметил я, чтобы чуть-чуть отвлечься от разговора и подумать.
Этим мы и занялись в первую очередь. Трансфигурировав из первого же попавшегося обломка кусок ткани, мы соорудили из него грубое подобие мешка, в который сгрузили дневник Тома Реддла, кольцо Гонтов, медальон Слизерина и останки диадемы Когтевран. Родители Альтаира с любопытством следили за всем этим, и я был совершенно уверен, что подробно расспросить нас обо всём им мешает только осознавание не самого удобного момента для обстоятельной беседы. Впрочем, когда всё закончится – так или иначе – Альтаира наверняка ждёт долгий разговор…
Голову Нагайны мы до поры до времени старательно обходили стороной. Наконец, когда все вещи оказались в мешке, я левитацией подобрал наше последнее «доказательство» смертности Волдеморта. Не удержавшись от мелкого хулиганства, я заставил змеиную голову щёлкнуть челюстью – как раз в тот момент, когда она пролетала мимо Рона. Рыжий гриффиндорец аж на месте подскочил, но тут же сообразил, чьих это рук дело. Сообразил и Альтаир, покатившийся со смеху. Уизли с кислым видом покосился сначала на него, потом на меня.
- Малфой, я когда-нибудь тебя всё-таки придушу, – проворчал он. – Нашёл время для своих дурацких шуточек… Стервятник!
- Ну извини, Уизли, не удержался, – хихикнул я. – Ты так смешно подпрыгиваешь от испуга, что просто обидно упускать возможность на это полюбоваться.
- Прекратите, вы оба! – шикнул на нас Гарри. – У меня какое-то дурное предчувствие. Что-то он замыслил…
- Он всё время что-то замышляет, – печально хмыкнул Альтаир. – Невелика новость…
- Идёмте, – тряхнул головой Поттер, указывая головой на дверь. – Нет смысла торчать здесь. Проклятье…
- Что? – я насторожился. Гарри не блокировал от меня своё сознание, но притушил связь, так что я с трудом чувствовал его состояние. Только сейчас у меня закралась осторожная мысль, что это неспроста. Может, отвлекаться не хочет? Однако вместо того, чтобы идти к двери, парень замер на месте.
Я посмотрел на него – и невольно ругнулся. Лицо Гарри побелело, как мел, он судорожно кусал губы, а глаза расширились, глядя куда-то сквозь меня. Мне потребовалась секунда, чтобы оказаться рядом – но, не успел я подхватить его, как гриффиндорец резко отскочил и поднял ладонь в запрещающем жесте, как бы отодвигая меня от себя.
- Что с тобой, Гарри?! Тебе плохо? – вскрикнул Рон, тоже обернувшийся к другу.
Гарри замотал головой, отступая назад, дальше от нас. Его неожиданно резко затрясло – и гриффиндорец вдруг снова упал на колени, изо всех сил стискивая голову руками.
- Малфой, что застыл, сделай что-нибудь! Ты ведь с ним связан! – рявкнул Уизли, явно не зная, то ли, невзирая на протесты Гарри, кинуться к нему, то ли остаться на месте и предоставить поле деятельности мне. Бартемиус и Беллатриса, тревожно переглянувшись, подняли волшебные палочки, но пока не пытались наложить какие-либо чары. Альтаир судорожно сжимал и разжимал пальцы, явно желая броситься Гарри на помощь и страдая от невозможности сделать это. Гермиона переводила просящий взгляд с Алси на меня и обратно. Лунатик жалобно проскулил и осторожно подался к Поттеру.
- Нет! – крикнул Гарри, снова вскидывая ладонь. Он тяжело дышал, словно пробежал несколько миль без передышки. По посеревшему лицу градом катился пот, гриффиндорец крепко зажмуривался – и то и дело вздрагивал, будто от невидимых ударов. Я прикусил губу, и, наплевав на все запреты, потянулся к нему мысленно.
В первый момент я ощутил лёгкое сопротивление – но видимо, противостоять ещё и мне у Поттера сил уже не было. Его ответную реакцию можно было сравнить с тяжёлым вздохом, и он неохотно уступил. Я проник в его сознание – и не сразу осознал, что именно чувствую. А точнее, что чувствует он…
Ощущение напоминало… даже не боль, а что-то вроде того, что испытывает человек, находясь непосредственно под звонящим колоколом. Звон в ушах, от которого кажется, что череп вот-вот лопнет. Только, в отличие от колокольного звона, этот бил не в барабанные перепонки, а прямо в мозг, почти отключая и рассудок, и само сознание. Гарри судорожно глотал ртом воздух. Напор неведомой силы то ослабевал, то снова увеличивался, волнами, почти сводя юношу с ума. Ещё раз плюнув на все запреты, я рухнул рядом с ним на колени и, схватив Поттера за плечи, встряхнул, точно куклу. Зелёные глаза распахнулись, уставившись на меня. Как ни странно, это помогло. Напор чужой силы ослаб, взгляд Гарри стал осмысленным.
- Это Лорд, ведь так? – спросил я. Он кивнул. – Он зовёт тебя?
- Он хочет что-то показать мне, – еле разлепив губы, отозвался гриффиндорец. – Пытается соединиться со мной мысленно. Как в видении, только теперь – целенаправленно. Но… А если это ловушка? Если он хочет… завладеть мною?
- Надо узнать, что ему понадобилось, – проговорил я, подумав. – Попробуй поддаться на его зов. Если он завладеет тобой, обещаю, мы вырубим тебя, и у него ничего не выйдет. Если ты потеряешь сознание, то такой контроль ему придётся восстанавливать заново.
Глаза Поттера расширились, в них плескался неподдельный ужас. Я и сам испытывал нечто подобное – и отнюдь не из-за нашей связи. Право слово, от подобных перспектив и куда более мужественный человек, чем я, испугался бы до жути. А впрочем, Поттер есть Поттер. Когда это он отступал только из-за того, что боялся?
- Хорошо, – медленно кивнул Гарри, справившись с собой. Я глубоко вздохнул. Гриффиндорец… Я ведь ощущал, до какой степени ему на самом деле страшно поддаваться на очередную уловку Лорда – но иного выхода ни он, ни я не видели. Я перевёл взгляд на Альтаира. Он кивнул мне и, достав волшебную палочку, прицелился в Гарри, готовый послать Оглушающее заклятие в любой момент. Кивнув в ответ, я снова посмотрел в глаза Поттеру.
- Хочешь, я пойду с тобой? Если мы мысленно соединимся, это получится, – предложил я. Он покачал головой.
- Нет. Нельзя допустить, чтобы он завладел нам обоими. Лучше проследи, чтоб я… ты понимаешь.
- Хорошо, – кивнул я.
Глубоко вздохнув, Поттер снова мысленно отстранился от меня – и усилием воли заставил себя расслабиться. Я впился зубами в собственную губу почти до крови, отчаянно надеясь, что мы не совершаем непростительную ошибку. Ведь Гарри связан с Волдемортом не одной лишь силой легилименции. Как знать, сработает ли наша «мера безопасности»? А если потеря сознания не разрушит эту связь? Чем дальше, тем более сомнительным начинал мне казаться наш план… Однако менять что-то и отступать было уже поздно.
Тело Гарри обмякло. Нет, он был в сознании и даже не закрывал глаз – вот только смотрели они куда-то в пустоту, и я готов был поклясться, что Поттер не видел вокруг себя ничего. Поддерживая его за плечи, я то и дело осторожно касался его сознания – самым краешком, не нарушая нашей своеобразной «дистанции». Все остальные замерли, заключив вокруг нас этакий круг неправильной формы.
Гарри очнулся не так чтобы очень скоро – я уже начал всерьёз беспокоиться. Его глаза на минуту закрылись – и Поттер резко выпрямился, глубоко вздыхая, точно пловец, вынырнувший с большой глубины. Альтаир изготовился к удару в любой момент, но я успокаивающе поднял руку – опасности пока вроде не было. Я коснулся разума Гарри, едва только он шевельнулся. На сей раз я сделал это полноценно, обследуя парня, как мог – самому себе напоминая этим то ли врача, то ли сыщика. Однако опасения оказались напрасными. Сознание Гарри было чистым. Поттер был потрясён и подавлен, но это был, несомненно, всё ещё он. И он был свободен от каких бы то ни было чар и чужого контроля. По крайней мере, в магическом плане…
- Гарри, ну что? – не вытерпел Рон. – Что хотел Волдеморт? Это ловушка?
- Да. Это ловушка, – каким-то отрешённым, безжизненным голосом отозвался тот, медленно, словно нехотя, освобождаясь от моих рук, поддерживающих его за плечи, и поднимаясь на ноги. – Но не такая, как мы думали. Ему не нужны никакие чары, чтобы поймать меня. Он уже держит меня за горло – и куда крепче, чем в прошлый раз.
Гарри сглотнул и вдруг сгорбился, закрывая руками лицо. Его опять затрясло, и я понял, что это его холодное безразличие было лишь результатом сильного потрясения. А на самом деле – на самом деле ему… больно? Не физически, но от этого не менее сильно. Так, что он едва может дышать!
- Гарри… – осторожно позвал я, тоже поднимаясь. – Что случилось?
- Дрей… – голос Поттера перехватывало, словно его душили слёзы. Он не хныкал, не всхлипывал – и вообще не плакал, но ужас и потрясение теперь били из него прямо фонтаном, придя на смену шоку. – Я… Он ждёт меня в Большом зале. Одного и без палочки. Прямо сейчас. Я должен идти, – проговорил он.
- Что? Что ты несёшь, ты спятил? – мне захотелось встряхнуть парня, чтобы он перестал городить ерунду. Я схватил его за плечо, силясь удержать от этого сумасбродства. – С какой стати? С чего ты решил сдаться? Я понимаю, Лорду этого очень хочется, но это не повод…
Мое сердце ёкнуло – а вдруг Лорд всё-таки каким-то образом заколдовал Поттера? В конце концов, я не могу знать абсолютно все чары контроля и всякую подобную магию…
Гарри посмотрел на меня полными безысходного отчаяния глазами и покачал головой.
- Я не могу не пойти, – безнадёжно сказал он. – У него Блейз.

Pov Блейз Забини.

- Вот уж действительно, Оборотное зелье Перечного не слаще! – ворчала я, обтирая раны очередного легкораненого тряпицей, пропитанной наспех сваренным Нарциссой Заживляющим зельем. Стойкое ощущение дежа вю меня просто не оставляло. Я как будто назад во времени вернулась, под тент возле сгоревшей Ставки Волдеморта! Тот же сладковатый запах зелья, которым руки после этого ещё сутки будут пахнуть, та же беспрерывная череда ранений, ожогов и синяков, которые надо обработать… Даже раненые похожи – такие же усталые, измотанные лица, серые от боли и усталости. Разве что теперь я знала, что это друзья – а значит, с ними нельзя обходиться спустя рукава, как с теми Упивающимися…
О том, что лазарет всё ещё работает, хотя уже и не в самом больничном крыле, наши узнали довольно быстро – полагаю, не в последнюю очередь благодаря тем, кто уже покинул его. Правда, добраться сюда могли далеко не все, но нам хватало и их. Естественно, до комфорта и уровня больничного крыла этому наспех переоборудованному классу было ох как далеко. И сколько бы я ни твердила, что никогда не стремилась стать целительницей, мне всё равно приходилось быть на подхвате. Ну, учитывая катастрофическую нехватку всего подряд – начиная от медикаментов и заканчивая рабочими руками, – отказаться всё равно было немыслимо.
Если в больничном крыле процесс приёма и лечения был поставлен прямо-таки с образцовым порядком, то в нынешнем лазарете царил, в лучшем случае, слегка упорядоченный хаос. Мадам Помфри, Нарцисса и ещё две девушки из молодых авроров занимались более серьёзными ранами. Я и ещё несколько девушек из числа оставшихся семикурсниц получали пациента уже после умелых целительских рук, и нам оставалось только разобраться с лёгкими ранами, которых, впрочем, было не так уж много. Если битва в замке была хоть вполовину такой страшной, как рассказывали наши пациенты, то в лазарет отправлялись только те, кто совсем не мог ни стоять, ни сражаться от боли. Все, кто хоть как-то ещё был способен держать палочку и выпустить хотя бы банальный Ступефай, оставались на поле боя.

Когда Золотое Трио в сопровождении львиной доли Стервятников отправилось опять искать себе приключений на… хм, мягкое место, один Мерлин знает, каких трудов мне стоило остаться на месте и не попытаться увязаться за ними. Удержаться помог только достопамятный разговор с Драко – я всё ещё помнила его доводы о том, что, окажись между Лордом и Гарри я – и Поттеру конец. Как бы я ни хорохорилась, но подвести Гарри и вот так подставить его я точно не могла. Хочешь не хочешь, пришлось остаться на месте и браться за тряпицу с Заживляющим зельем…
За работой я потеряла счёт времени. Самым сложным лично для меня оказалось после наложения диагностики не спутать очаг боли от затухающего после вмешательства целительниц сильного повреждения с болью от ранения, с которым мне по силам было справиться. Ну, точнее, не столько мне, сколько Заживляющему зелью, но это уже детали. Найти очаг боли, обновить зелье на своей тряпице, промыть рану, подождать, добавить ещё зелья, – или не добавлять, если не нужно, – потом наложить на тряпицу очищающие чары… повторить диагностику и заняться следующей раной. Закончить с одним пациентом – и перейти к следующему. Потом ещё раз. И ещё… И ещё… Сколько это продолжалось – час? Или несколько суток? Спину начало ломить уже после шестого или седьмого раненого, запах целебного раствора опротивел и вызывал тошноту.
Небольшую передышку я получила, когда в лазарет вернулась вымотавшаяся и еле стоящая на ногах Лаванда. Увидев меня, она слабо улыбнулась и приблизилась, явно желая поговорить. Что ж, я только была рада хоть ненадолго отвлечься мыслями от опостылевшего занятия и тревог одновременно.
Впрочем, рассказ Лаванды мне большого облегчения не принёс. Она видела всю группу возле теплиц, когда те двигались в сторону Танцевального зала. Новость о том, что им пришлось разделиться из-за обвала, и Драко, Альтаиру и Гермионе, скорей всего, пришлось столкнуться с оборотнями, привела меня в ужас. Я изо всех сил пыталась успокоить себя, напоминая, что Альтаир и Драко – анимаги, а значит, им укусы оборотней не страшны… но тут же вспоминала, что возможности быть разорванными на куски это не отменяет ни для них, ни для Гермионы.
Оставалось надеяться лишь на то, что дружная и слаженная команда всё же найдёт хоть какой-то выход. В конце концов, там есть два сильных мага, полностью владеющие Родовой Магией… авось среди их фамильных секретов и найдётся какая-нибудь подходящая штучка! Лаванда тоже тревожилась, но по другому поводу. В той части группы, что ушла вперёд, отрезанная от них обвалом, остался и Рон – и теперь Браун изнывала от тоски и страха за него, сколько я ни старалась успокоить её, напоминая, что теперь им вряд ли придётся наткнуться на превосходящие силы Упивающихся – обвал, насколько я поняла, надёжно преградил путь ударной группе.
Одним словом, состояние у нас обоих было подавленным. После того, как я обработала раны Лаванды (к счастью, ничего страшного – больше сильнейшая измотанность), та выразила желание помочь нам с ранеными, что я восприняла с глубокой благодарностью – рабочих рук по-прежнему не хватало. Правда, я сомневалась в том, что от Лаванды в её теперешнем состоянии будет много пользы, но она уверила меня, что скоро оправится. Я оставила её посидеть на более-менее удобном стуле, а сама вернулась к прежнему занятию – но теперь была уже и не рада, что принялась расспрашивать гриффиндорку о новостях. Оставалось только гнать тревогу работой, не оставляя ей места в мыслях. Пока я ухаживала за ранеными, удавалось ещё худо-бедно отрешиться от тревог – но я всё равно то и дело ловила себя на том, что замираю с тряпкой в руке, пялясь невидящим взглядом в пространство и думая только об одном. Близится финальная битва. Мы как-то мало говорили об этом с Гарри – неосознанно и он, и я старались избегать этой темы. Но как же избегать её теперь, когда она – вот, стучится в двери?
Выслушав рассказ Лаванды, мадам Помфри вместе с Нарциссой удалились, чтобы наскоро сделать ещё несколько зелий и целебных мазей. Остальные пациенты – и новоприбывшие, и те, кто уже был здесь, – остались целиком на попечении молодых авроресс, которые всё-таки профессиональными целительницами не были, и сиделок, в числе которых была и я. Лаванда, о чём-то беседовавшая с мадам Помфри перед её уходом, тоже заняла место среди сиделок – хотя выглядела она по-прежнему так, словно не спала двое суток подряд, а чувствовала себя, держу пари, и того хуже. Как бы там ни было, гриффиндорка знала не так уж мало целительных чар (уж во всяком случае больше, чем я), так что от её помощи никому и в голову не пришло отказываться.
Закончив обрабатывать раны очередного пациента – на сей раз знакомого, Эрни МакМиллана, раненного в одной из схваток, – я поставила бутылку с Заживляющим зельем на один из столиков и устало обвела взглядом лазарет. Сколько же будет длиться эта проклятая битва? И чем закончится? И сколько ещё будет ранено – а может, и убито? Сколько?…
Я заметила движение у маленькой комнатки, дверь в которую располагалась в углу кабинета. Лаванда, как-то воровато оглянувшись, скользнула туда. Это невольно заставило меня насторожиться. Наверное, раньше, когда класс использовали по назначению, тут было что-то вроде подсобки, где хранились учебные материалы и всё такое прочее. Теперь туда втиснули стол, на котором настаивались несколько котлов с зельями, требующими хоть какой-то выдержки. Но что там могло понадобиться Лаванде, и почему она шмыгнула туда так, словно не хотела, чтоб её заметили? У меня зашевелились нехорошие мысли. Да полно, Лаванда ли это – или Упивающаяся под Оборотным? Кто её знает, ведь никакой проверки мы на эту тему не делали!
Я нащупала в кармане волшебную палочку и, глубоко вдохнув, направилась к подсобке. Наверное, стоило бы предупредить кого-то о своих подозрениях, но… С одной стороны, я всё ещё могла ошибиться и Лаванде просто захотелось поплакать не на людях. А с другой – если это и вправду вражеская диверсантка, то надо действовать быстро, пока она не испортила каким-нибудь образом наши зелья и не скрыла улики.
Я резко распахнула дверь, держа палочку наготове. Лаванда, с задумчивым видом стоявшая возле котлов (что разом подогрело мои подозрения), дёрнулась при моём появлении, но сразу же расслабилась, увидев меня.
- Блейз, ты не могла бы подойти? Мне нужна твоя помощь… И, кстати, что это с тобой? – она удивлённо кивнула на мою палочку. Я несколько смутилась, не зная, могу ли ей доверять. Что, если это всего лишь уловка, направленная на то, чтобы подобраться ко мне поближе и внезапным нападением вывести из строя? С другой же стороны, то, что она расслабилась, узнав меня, как ни крути, говорило в её пользу – вражеская агентка должна была бы, как минимум, занервничать, внезапно увидев меня с палочкой наготове…
Внезапно Лаванда рассмеялась.
- А, поняла! Ну что ж… Думаю, упоминания об операции «Блиц» будет довольно, чтобы ты убедилась, что это именно я? Или рассказать ещё о том, какую роль я в ней играла и какой был сигнал к её началу?
- Уф, – с облегчением выдохнула я, пряча палочку. – Извини. Просто, понимаешь, ты так… ну, подозрительно шмыгнула сюда…
- Неудивительно, – как-то горько улыбнулась Лаванда и снова отвернулась к котлам. – Скажи мне, тут у вас есть какое-нибудь сильное стимулирующее средство? Такое, чтобы я на несколько часов… ладно, хотя бы на час могла забыть – просто забыть о недомогании и вернуться в бой?
- Что? – поражённо спросила я. – Но зачем? Во-первых, извини, такого нет. А во-вторых – зачем тебе это? Скоро ты и так восстановишься! Ну… более-менее.
- Я не хочу ждать, – резко ответила Лаванда, решительно взглянув на меня. – Я хочу вернуться туда и отыскать Рона! Ему может понадобиться моя помощь!
- Он с Гарри, – тихо произнесла я, понимающе глядя в полнившиеся болью и тревогой глаза девушки. Моё сердце тревожно сжалось в ответ – ведь это совсем не значит, что оба они в безопасности… Тряхнув головой, с усилием прогоняя дурные мысли, я снова посмотрела на Лаванду. – Они выживут. У них сейчас совсем другая задача, не сражаться с Упивающимися…
О том, что схватка с Нагайной может быть ничуть не менее опасной, я тоже изо всех сил старалась не думать. Судорожно вздохнув, я посмотрела в крошечное узкое окошко – единственное в этой подсобке. Небо за ним, к моему отстранённому удивлению, оказалось уже не угольно-чёрным, а сероватым в слабом предрассветном сумраке. Ночь уходила. Впрочем, внимания на это я почти и не обратила, лишь краем сознания успела отметить, что вот и ночь позади. Было бы, наверное, здорово, если бы рассвет мог принести с собой новую надежду…
- А какая? – подалась вперёд Лаванда, жадно глядя на меня. – Ты знаешь о том, что им предстоит? Блейз, умоляю, расскажи мне! Расскажи, иначе я с ума сойду тут от тревоги!
Ответить я не успела. Мы обе вздрогнули, как по команде, одновременно ощутив… такое даже трудно описать. Что-то среднее между порывом ветра – это в крохотной каморке за закрытой дверью-то! – и всплеском Тёмной, чуждой магии. Мы обе невольно затаили дыхание – и, как я поняла несколькими мгновениями позже, не только мы одни. Весь гомон, царивший в лазарете, резко стих – так, словно на всех в комнате разом наложили Силенцио. Не знаю, отчего, но я ощутила нарастающий из глубины души… даже не страх – панический ужас. Руки заледенели мгновенно, я просто не могла пошевелиться – и, судя по ответному взгляду Лаванды, та испытывала примерно то же самое. Ощущение и походило и не походило на то, какое вызывала близость дементора. Холод и страх – да, пожалуй, в этом сходство было. Однако в голову и не думали лезть страшные воспоминания, и ощущение безнадёжности тоже что-то не спешило. Скорее… Скорее уж то, что мы чувствовали, было сродни ощущению того, что должен испытывать безоружный человек, прячущийся за тоненькой перегородкой от немыслимого чудовища, способного – и, более того, жаждущего! – убить его одним движением лапы или щелчком зубов.
Лаванда, судорожно облизнув губы, медленно подалась вперёд, к двери, стараясь не издать ни звука. Её движение вывело и меня из ступора. Что происходит? Надо узнать, в чём дело. Я осторожно потянула её за рукав и, когда гриффиндорка обернулась, покачала головой и глазами указала на небольшое слуховое окошко в верхней части двери. Опасность, от кого или от чего бы она ни исходила, сейчас в лазарете. Высовываться из двери – или даже хоть чуть-чуть приоткрыть её – было чересчур рискованно.
Окошко располагалось слишком высоко, чтобы любая из нас могла дотянуться и выглянуть из него. Быстро обежав взглядом помещение, я, на своё счастье, увидела пустой котёл, зелье из которого уже разлили по пузырькам, а заново поставить его на огонь ещё не успели. Я потянулась за палочкой, чтобы невербально левитировать его к двери и перевернуть, но теперь уже Лаванда схватила меня за рукав и покрутила пальцем у виска. Я запоздало сообразила, что, действительно, неведомое нечто, чем бы оно ни было, вполне вероятно, способно почувствовать магический всплеск. Что ж, значит, никакой магии. Я кивнула и ткнула пальцем в сторону котла. К счастью, Лаванда поняла меня без слов.
Даже вдвоём перевернуть и подтащить к двери здоровенный чугунный котёл – да ещё и сделать всё абсолютно бесшумно – оказалось задачей не из лёгких. Мало того, что эта зараза была тяжеленной, как какая-нибудь наковальня, так нужно было вдобавок следить, чтобы дурацкий котёл, не приведи Мерлин, ничего не задел, даже краешком – иначе звон раздался бы на весь лазарет. Сама не знаю, как нам это удалось. Должно быть, страх и отчаяние придали нам сил и ловкости.
Вспоминая Мерлина, Салазара, Ровену и вообще всех, кого только могла припомнить, я осторожно наступила на полукруглое днище, даже не прогнувшееся под моей ногой, и, уцепившись за косяк, потянулась вверх. Только бы нога не соскользнула! Несмотря на размеры котла, плоский участок его закруглённого дна был совсем маленьким, и моя ступня, хоть и довольно маленькая даже для девушки, умещалась на ней с трудом. Для второй там места было ещё меньше, хотя я и умудрилась всё-таки опереться и ею тоже.
Теперь окошко оказалось на одном уровне с моим лицом. Прижавшись к косяку двери так, чтобы меня саму нельзя было увидеть через это же окошко с другой стороны, я с величайшей осторожностью заглянула в комнату.
Если бы не Лаванда, которая успела поддержать меня, я бы точно свалилась со своего ненадёжного смотрового пункта и наделала грохота. Благодаря её поддержке мне удалось удержаться на месте, – я только слегка ободрала руку о грубый камень стены, за которую пыталась ухватиться. И было отчего. То, что я увидела в лазарете, вполне объясняло, почему притихли и целительницы, и пациенты. Когда я выглянула, все они жались к кроватям и стенам, стремясь оказаться как можно незаметнее.
А в центре палаты, возвышаясь, словно какое-то отвратительное, извращённое божество, пришедшее из ночных кошмаров, стоял он – тот, чья злая воля и вызвала эту ужасную войну, захлестнувшую и школу, и весь Магический Мир. Лорд Волдеморт.
Когда я собралась с духом и выглянула снова, Тёмный Лорд неторопливо, с достоинством оглядывал помещение. Его лицо, почти утратившее человеческие черты, оставалось спокойным и почти безмятежным, но в глубине его красных глаз с вертикальными, змеиными зрачками было столько холодной злобы, что один лишь взгляд мог повергнуть человека в ужас. Я невольно прикусила губу. Появление Лорда в лазарете, казалось, противоречило всем канонам здравого смысла. Что ему тут понадобилось? Почему он не в битве, не со своими Упивающимися? Ведь одно его присутствие способно переломить ход сражения в его пользу, не может же он этого не понимать! Или Волдеморт настолько уверен в своих людях, что такая мера кажется ему излишней? Или же… Или же здесь, у нас, есть что-то, что важнее результата всей битвы? Или что-то, что может помочь ему одержать победу, не тратя времени и сил на сражение?
Резкий звон разбитого стекла разнёсся по лазарету, и все, включая Лорда, уставились туда, откуда он прозвучал. Мне со своего «насеста» видно было плохо, но всё-таки я умудрилась разглядеть Джинни Уизли, стоящую возле одного из столов с котлами. После нашего возвращения и обустройства в лазарете Джин наотрез отказалась снова укладываться в постель, несмотря на уговоры мадам Помфри, что ей нужен покой. Как бы она ни хорохорилась, но чувствовала себя действительно неважно – это было видно невооружённым глазом. И всё же я вполне её понимала. Я бы тоже не смогла просто лежать в кровати, зная, что вокруг творится такое…
Джинни вызвалась помогать по мере своих сил. Правда, уход за больными ей не доверили, а в приготовлении зелий она и сама была не сильна. Однако уж с тем, чтобы просто разливать готовые зелья по пузырькам и бутылкам, чтобы целительницам было удобнее работать с ними, ей было вполне по силам справиться.
Один из таких пустых пузырьков Джинни, видимо, сейчас и разбила, чтобы отвлечь Волдеморта. Манёвр, впрочем, удался лишь отчасти. Немигающий взгляд остановился на ней – и тонкие, бескровные губы скривились в усмешке.
- Джиневра, – холодным, бесстрастным тоном произнёс он. – Я так и думал, что найду тебя здесь.
- Ты искал меня, Том? – в тон ему ответила Джинни, вопросительно поднимая брови. По лицу Лорда пробежала тень.
- Вижу, вам удалось преодолеть эффект моих зелий, – раздражённо сказал он. – Что ж, в том, что этот мерзавец Снейп талантлив, я никогда и не сомневался. Даже жаль, что придётся его убить.
- Ну так не убивай, – дёрнув плечом, отозвалась Джинни.
- Я не могу позволить жить предателю, – констатировал Волдеморт. – А в особенности – предателю такого уровня.
- Ну, если уж ты хочешь убить его, то ты попал не по адресу. Его здесь нет, – всё так же холодно сказала Джинни, но на сей раз голос её чуть дрогнул от волнения. Ох, видимо, деланное спокойствие давалось ей непросто…
- Я здесь и не ради него, – отозвался он, обретая былое спокойствие, и снова внимательно уставился на неё. – А ты, я вижу, успела даже оправиться после моего ритуала. Впрочем, заклятие твоего Драко всё равно всё испортило. Жаль, кажется, я недооценил нашего юного лорда Малфоя. Способный мальчик.
- Если ты думаешь заманить его в ловушку с моей помощью… – вскинулась Джинни. Лорд издевательски усмехнулся.
- Даже если я решу сделать именно так, ты всё равно не сможешь помешать мне, так что не сотрясай понапрасну воздух, – сказал он, и, медленно повернувшись, ещё раз осмотрел помещение. – Но не надо излишнего самомнения. На сей раз я охочусь на более важного зверя… К тому же… не думаю, что ты способна будешь зачать в ближайшее время, а значит, мои планы на тебя мне придётся или менять, или отложить на потом.
- Ты что, всё ещё собираешься… осуществить свой мерзкий ритуал? – почти взвизгнула Джинни. Выдержка ей изменила, девушка, казалось, была на грани истерики.
- Если бы я отступал после каждой неудачи, я никогда не стал бы тем, кем стал, – высокомерно ответил Волдеморт. – Но сейчас, как я уже сказал, меня всё равно интересует кое-что другое – точнее, другая. Где Блейз Забини?
Я сглотнула, еле сдержавшись, чтобы не вскрикнуть. В ушах зазвучали слова Драко. «Ты – слабое место Гарри… Больше Лорд честно играть не станет. Он всё сделает, чтобы ослабить Поттера … Я прямо вижу его ухмылку, когда он поймёт, кто ты для Гарри. Лорду достаточно палочку поднять, – два слова, и конец… Поттера можно будет брать тёпленьким…»
Почему-то мы с братом говорили только о возможности моего убийства. Однако теперь более вероятным мне казался другой вариант – тот, о котором говорил Гарри. Если я стану заложницей Тёмного Лорда…
Опираясь на стену, я тише мышки слезла с котла и, приложив палец к губам, потащила Лаванду в дальний конец каморки, подальше от двери. Ноги были словно ватными, а в висках стучала кровь. Страх как-то отступил, уступив место безнадёжности. Что же мне делать? Я не могу подставить Гарри…
- Ему нужна я, – прошептала я одними губами. Лаванда судорожно, но беззвучно выдохнула и окинула комнату напряжённым взглядом.
- Окно! – шепнула она так же тихо. – Ты сможешь вылезти в него?
Я с надеждой бросила взгляд на узенький проём. Увы. Оконная рама была глухой, не открывавшейся. А сам проём сужался, и в том месте, где камень переходил в дерево рамы, оказывался узким настолько, что я смогла бы только руку в него просунуть, даже если бы высадила раму вместе со стеклом. Лаванда это тоже поняла безо всяких комментариев.
- Тебе нужно спрятаться, – прошептала она. – Из этой каморки другого выхода нет, но, если нам удастся убедить его, что ты не в лазарете, и выставить отсюда хоть на минуту… Ты сможешь выскользнуть.
- Куда тут прятаться? – шепнула я, ощущая настоящее отчаяние. В проклятой каморке не было даже какой-нибудь кучи старой ветоши, или на худой конец шкафа, в который я могла бы забраться! Да что там – даже на столе на было скатерти, под которой я могла бы укрыться!
Впрочем, что-то мне подсказывало, что просто спрятаться мне сейчас не поможет. Волдеморт почти наверняка знает, что я здесь, – неспроста же он явился именно сюда, в лазарет. И вряд ли он намеревается самолично всё обыскивать, чтобы заполучить меня. У него есть другие методы, куда более эффективные…
Словно в ответ на мои мысли дверь распахнулась, повинуясь заклятию Тёмного Лорда. Вот уж никогда не думала, что увижу в его исполнении что-нибудь настолько банальное, как простая «Алохомора». Впрочем, даже тут он умудрился порисоваться – заклятие было невербальным и настолько мощным, что дверь чуть ли не слетела с петель. Стоящий возле неё перевернутый котёл с весёлым звоном отлетел к противоположной стене и покатился по полу.
- Выходи, девочка, – спокойно сказал Лорд, но в его голосе звучали нотки раздражения.
Я шагнула было к выходу, но Лаванда, ухватив меня за рукав, покачала головой. Потом прижала палец к губам – и шагнула вперёд. На какое-то мгновение меня объял страх. А что, если Волдеморт всё-таки собрался просто убить меня? Я почти видела, как в двери Лаванду встречает зелёный луч смертельного проклятия. Нет, её надо остановить! Но было уже поздно. Я успела только податься вперёд, чтобы догнать её – та уже была в дверях. Я охнула – но ничего такого страшного не произошло. Гриффиндорка глубоко вздохнула и, ступив в комнату, исчезла из виду. Я прижалась к стене, судорожно сглатывая. Только бы он не стал убивать её!
- Увы, вы ошиблись – здесь всего лишь я, – донёсся до меня на удивление спокойный голос Лаванды.
- А-а, мисс Браун, любовница младшего предателя крови Уизли… – всё ещё раздраженно отозвался высокий звонкий голос Волдеморта. – Ну-ну, и ты хочешь уверить меня, что была там одна, не так ли? Повторяю свой вопрос – где Блейз Забини?
- Её здесь нет, – ровно ответила Лаванда. – Она не в лазарете. Поищите где-нибудь ещё.
- Ты умная девочка, – почти прошипел он. – По крайней мере, ты знаешь, что зрительный контакт упрощает легилименцию. Но ты не знаешь, что для меня это не обязательное условие. Я могу проникнуть в твою голову и не глядя тебе в глаза. И знаешь, что я там вижу?
- Я…
- Ты лжёшь!
Я закрыла глаза и глубоко вздохнула. Вот и всё. Игра проиграна. Остальное уже дело нескольких минут.
- Блейз Забини! – позвал всё тот же голос. – Твоя подруга сильно рисковала из-за тебя. Она пыталась солгать Лорду Волдеморту. Впрочем, за это я готов её простить. Она гриффиндорка, и пытаться спасти или выгородить своих друзей заложено в её натуре. Но если ты сейчас не выйдешь – я убью её. Вряд ли Уизли простит тебе трусость, которая будет стоить жизни ей. Как бы этот жалкий мальчишка ни был послушен Поттеру. Раз! Два!…
Во мне волной всколыхнулась злость. Какого драного боггарта этот красноглазый маразматик устроил тут идиотский спектакль? Ведь прекрасно знает, что я здесь, так какого рожна выпендривается? Ему непременно нужно, чтобы я вышла сама? Или Великие Тёмные Лорды считают ниже своего достоинства дочапать до подсобки и заглянуть внутрь? И вообще – чему быть, того не миновать. Ведь верно? А значит, нет смысла трястись от страха. Всё равно ведь не поможет…
- Давай, Блейз… будь достойна своего парня! – прошептала я и, с усилием оттолкнувшись от стены, решительно зашагала к двери.
- Я счастлива, что вы умеете считать до трёх. Вы так гордитесь этим, что решили продемонстрировать? – язвительно спросила я, остановившись на пороге.
Лорд по-прежнему стоял посреди комнаты, наставив свою палочку на Лаванду. Гриффиндорка успела отойти немного от двери подсобки и теперь оказалась на полпути между мной и Джинни. Волдеморт нахмурился от моих слов. Будь у него брови – они сошлись бы на переносице. Однако моё нахальство Лорд оставил без ответа, вместо этого пристально разглядывая меня. Я невольно занервничала. Интересно, вот какого лысого дементора ему опять пришло в голову?
Волдеморт повёл палочкой – и по моему телу прокатилась волна магии, сродни диагностическому заклинанию мадам Помфри. Я заморгала, слегка сбитая с толку. С чего Волдеморту беспокоиться о моём здоровье? Или это он так прикидывает, сколько Круциатусов я смогу выдержать?
- Ты дерзкая девчонка, – наконец сказал он. – Даже слишком дерзкая. Впрочем, это тебе не поможет.
- А что поможет? – быстро спросила я.
- Если будешь послушной – я не убью твоих друзей, – спокойно сказал он. – Хоть все они думают, что я кровожадное чудовище, но на самом деле мне не хотелось бы убивать без причины. Магический Мир и так не очень густо населён… Власти можно добиться и другими способами.
- Чем меньше магов остаётся, тем меньше власти у вас в итоге окажется, – понимающе кивнула я.
- Верно, – кивнул Тёмный Лорд. – Напомни мне, девочка моя – ты ведь чистокровная?
- Да. И я не ваша девочка, – буркнула я, не понимая, к чему он клонит. Волдеморт, впрочем, ничего объяснять не стал – он о чем-то напряжённо размышлял.
- Он любит тебя, – пробормотал он. – Мальчишка признан наследником своего Рода… А ты достаточно здорова, чтобы всё выдержать.
- Что ещё я должна выдержать? – спросила я, похолодев, потому что уже догадывалась – что. Со стороны Джинни донёсся потрясённый вздох. Видно, она пришла к тем же выводам.
- Нет! Ты не можешь! Гарри никогда не согласится! – крикнула она. Волдеморт смерил её взглядом и почти лениво поднял палочку.
- Замолчи, глупая девчонка. Ради своей любимой Поттер согласится на что угодно. Нет – так я найду, как его убедить. А вот ты – ты мне теперь уже не нужна, раз есть она. Конечно, жаль терять возможности Малфоев, но это небольшая беда. Род Поттеров ненамного хуже. А что до тебя, Джиневра, твоя строптивость меня утомила. Ты должна знать, каково это – перечить Тёмному Лорду. Круцио!
- Нет! – завопила я, но поздно.
Джинни с криком упала, извиваясь и царапая ногтями каменный пол. Тем не менее в первый момент я испытала некоторое облегчение, осознав, что это всё-таки Круциатус, а не Авада. Стоило мне осознать, что извращённый мозг Волдеморта предназначил нам с Гарри занять место Дрея и Джинни в его проклятом ритуале… Я думала, он убьёт девушку, в которой отпала нужда. Однако, по-видимому, он говорил правду о том, что не желает убивать без нужды. Какую выгоду ему ещё могла принести Джинни, я не знала, но в том, что Волдеморт найдёт ей применение, не сомневалась.
- Прекрати! – закричала я, бросаясь к Джин. Лорд опустил палочку и с холодной насмешкой наблюдал, как я подбежала к подруге и опустилась на колени. Мгновением позже рядом оказалась Лаванда. Вдвоём мы помогли Джинни подняться. Она дрожала с ног до головы и, кажется, была в полубессознательном состоянии. Мы довели её до ближайшей свободной койки и усадили.
- Джинни! Джинни! – обращалась к ней Лаванда. Её голос, несмотря на все усилия, явственно подрагивал. Джин зажмурилась, из-под плотно сомкнутых век лились слёзы. Она судорожно вцепилась в подругу и всё ещё ничего не говорила. Я резко обернулась к Волдеморту. Тёмный Лорд он там или нет – но я дорого дала бы за возможность съездить ему по физиономии. Правда, во что мне бы это обошлось, понятия не имею…
- Ты всё-таки чудовище! – крикнула я ему. Лорд насмешливо расхохотался.
- Говори себе это почаще, дорогая. Может, тогда перестанешь, наконец, судить меня по своим глупым человеческим меркам, – сказал он. – Твоей подруге повезло, что она осталась в живых. Я сказал, что я не хочу убивать всех без разбора. Но это не значит, что я не стану этого делать, если придётся.
Говоря это, он, наконец, сдвинулся с места и неторопливо пошёл по палате. Сиделки и те из пациентов, кто уже был на ногах, попятились. Внезапно до меня дошло, что Лорд не просто решил пройтись, чтобы размяться – он шёл вполне целенаправленно, и остановился возле кровати в дальнем углу импровизированной палаты. Я похолодела, когда вспомнила, что за пациент там находится. Дамблдор. Перед глазами встало воспоминание о том, как я вытаскивала его из рушащегося больничного крыла. Неужели весь этот ужас я пережила напрасно? Только ради того, чтобы сейчас этот красноглазый выродок всё-таки довершил начатое?
Однако, вопреки моим ожиданиям, убивать своего извечного врага Волдеморт не торопился. Некоторое время он просто молча разглядывал лежащего на кровати беспомощного старика, а потом насмешливо ухмыльнулся.
- Самый могущественный маг столетия, – негромко проговорил он. – Ты жалок, Альбус. Что есть твоя сила теперь? Твоя старость сломила тебя, а у тебя не хватило ни сил, ни ума, чтобы найти способ ей противостоять. Твоя смерть совсем рядом. Мне даже не нужно торопить её. Ты, кого я всегда считал достойным противником – ты растерял всю свою силу и могущество. А я – я силён, как никогда! И ты в моей власти! О-о-о, я долго ждал этого! Наконец-то мы сочтёмся, старик. Ты заплатишь за все те годы, что я вынужден был считаться с тобой, твоими слащавыми идеями равенства, твоим магглолюбием! Ты заплатишь за моё унижение, которому подвёрг меня, когда не принял на должность! За все те годы, когда твои лизоблюды из Ордена Феникса вмешивались в мои дела и рушили мои планы! За мальчишку-Поттера, которого ты подсунул противостоять мне и выставил меня на посмешище! О, полагаю, ты находил это забавным, не так ли? «Величайший Тёмный Лорд эпохи повержен годовалым младенцем!» Ведь это ты позаботился о том, чтобы рассказать о тех древних защитных чарах его грязнокровной мамочке, этой маггле Лили?! Я знаю, что ты…
Мёртвое молчание царило в лазарете во время этого монолога. Интересно, подумалось мне, Лорд готовил эту речь заранее – или это получилось спонтанно? Вряд ли он, конечно, ждал, что когда-нибудь получит возможность вот так поговорить с бессознательным Дамблдором… а с другой стороны, откуда мне знать, может, он частенько беседовал таким вот образом в своём воображении? Драко как-то упоминал, что Лорд не чужд показной театральности. Наверное, подобные высокопарные речи – часть этого увлечения.
Но что он собирается делать? Вряд ли убийство лежащего в бессознательном состоянии старика может считаться таким уж подвигом, который принесёт ему моральное удовлетворение от победы. Но что тогда? В голосе Лорда слышались то раздражение, то гнев, то, напротив, злорадство и издёвка.
- Поверь мне, Альбус, я убил бы тебя без сожалений, – покачав головой, продолжал Волдеморт. – Если меня что-то и останавливает, так это мысль о том, что смерть для тебя сейчас была бы благом. Я знаю, как действует яд Нагайны. Через какое-то время ты очнёшься. Ненадолго… Впрочем, этого хватит, чтобы ты успел узреть мою победу и понять, что окончательно проиграл. Увидеть крушение всего, за что боролся. Поймёшь, что даже твой ставленник, Поттер, в конечном итоге тоже послужит мне – хоть и против своей воли… Старый глупец! Ты ещё будешь молить меня о смерти! Она придёт, конечно, но не сразу. Мне известно, как можно продлить твои мучения...
Я судорожно облизнула губы – и у меня перехватило дыхание от того, что я вдруг заметила. Дин Томас, лежащий на одной из кушеток, медленно вытаскивал из-под покрывавшей его простыни палочку.
- Нет, Дин… Не надо! – крикнула я, но слишком поздно. Парень рывком вскинул свою палочку, наставляя её на Волдеморта.
- Авада Кедавра! – крикнул он.
Лорд как-то неторопливо обернулся и сделал едва заметное движение, уходя из-под удара. Зелёный луч пролетел мимо и, срикошетив от стены над кроватью директора, попал в котел, из которого разливала зелье Джинни. Тот зашипел и взорвался потоками огненно-горячей, кипящей жидкости, неожиданно поменявшей свой цвет с прозрачно-жёлтого на мутно-красный. К счастью, большей частью она пролилась на стол и на пол, но кое-какие брызги всё же попали и на людей. Те, кто попал под этот кипящий ливень, завопили от боли. Там, куда падали капли зелья, на коже моментально вздувались волдыри от ожогов.
- Ещё один гриффиндорец, – констатировал Лорд. Его тон теперь изменился. Всё показное благодушие исчезло из него окончательно – теперь это была неприкрытая угроза. – Знаешь ли, мальчик, даже моей терпимости приходит конец. Не путай её с мягкостью – эту слабость я изжил в себе задолго до того, как в первый раз попал в эту школу. У меня было… подходящее воспитание, – он скривился, воспоминание явно было ему неприятно. – Как зовут тебя, ребёнок?
Дин не ответил, лишь зло посмотрел на Волдеморта. Лорд пристально уставился на него в ответ. Зрительный контакт облегчает легилименцию! – вспомнила я. А впрочем, предупреждать Томаса было уже поздно. Да и что такого мог узнать от него Лорд, чего ещё не знал? Кажется, этому гаду и так известно почти обо всём!
- Дин Томас… – проговорил Волдеморт, и парень ошеломлённо охнул, не ожидая, что тот так быстро и легко узнает его имя. – Ты знаешь… Я могу простить ложь, – он бросил холодный взгляд на Лаванду, – могу наказать за дерзость…
Теперь взгляда удостоилась Джинни. Она уже немного успокоилась после Круциатуса, но всё ещё судорожно цеплялась за подругу, а по её щекам бежали слезы. Лорд снова обернулся к Дину.
- Но есть кое-что, чего я спустить не могу. Но ты ведь знаешь это? Попытка убийства карается и по закону… – сказал он, пристально глядя на юношу. – Боюсь, я более суров, чем закон. Я могу понять твою отважную попытку напасть на меня. Это очень по-гриффиндорски. Знаешь, дитя, мальчишки твоего факультета в большинстве своём походят на тебя. Горячие юнцы, чьи головы забиты романтическими идеалами о борьбе бобра с ослом… добра со злом. Такие, как вы, обычно бывают вынуждены быстро повзрослеть, лишившись своих нелепых идеалов. Если же нет – они так же быстро умирают. К сожалению, ты относишься ко второй категории. Авада Кедавра.
Последние слова были произнесены таким спокойным, будничным тоном, что я даже не сразу поняла, откуда взялся ударивший прямо в лицо юноши зелёный луч.
- Не-е-е-ет!
Страшный крик, но чей?
В следующий момент я поняла, что кричали и плакали почти все девчонки, находившиеся в лазарете – ну, может, кроме авроресс. Я вскочила. Во мне вскипел гнев, такой же, как и после наложенного на Джинни Круциатуса, только в несколько раз сильнее.
- Ты ублюдок! – завопила я, кидаясь вперёд и получая необъяснимое удовольствие от произнесения бранного слова.
Подхватив со стола первую попавшуюся поварёшку, которой Джин черпала зелье из котла, я в несколько шагов преодолела разделявшее нас пространство и изо всех сил огрела ею Лорда по голове. Волдеморт ещё только начал оборачиваться на мой голос, и моя неожиданная атака – какой бы глупой она ни была, – ошеломила его. Я была в такой ярости, что себя не помнила, я готова была разорвать его на мелкие кусочки. Это чудовище убило парня просто так, походя, будто муху прихлопнуло! И не столь важно, что тот тоже пытался убить его, Лорду ведь всё нипочем! Прежде, чем он успел опомниться, я наскочила на него сзади, повиснув на его шее, лягаясь, пинаясь и царапаясь, как дикая кошка. Или лучше сказать, как настоящая рысь, недаром же она является моей анимагической формой! На мгновение у меня мелькнула мысль действительно превратиться и исполосовать Волдеморта когтями на мелкие лоскутки…
Увы, это так и осталось мимолётным желанием. Конечно, результат вообще всей моей атаки мог быть только один. Никакого заметного ущерба я, естественно, нанести просто не успела. Как только Лорд чуточку опомнился, он одним движением руки сдёрнул меня со своей спины, отшвыривая к стене. Удар о камень чуть дух из меня не вышиб, перед глазами потемнело, и я впервые поняла, что значит выражение «искры из глаз». Попытавшись пошевелиться, я не сдержала стона – а когда перед глазами, наконец, прояснилось, то первым, что я увидела, было омерзительное безносое лицо с красными, налитыми кровью глазами, наклонившееся ко мне. Прежде чем я успела хотя бы пошевелиться, Волдеморт протянул руку – и его жуткая, мучнисто-белая ладонь с кривыми желтовато-грязными ногтями легла на моё лицо, а пальцы впились в нежную кожу щёк. Я содрогнулась от отвращения.
- Как глупо… И как не по-слизерински. Чего ты хочешь, девочка – стать достойной своего парня? Или сравниться с ним в глупости? Боюсь расстроить тебя, крошка Блейз, но даже твой любимый Гарри не вёл себя передо мной так безрассудно… Запомни, что я сейчас скажу, глупое дитя. С этой самой минуты ты будешь делать только то, что я тебе прикажу – и ни движением больше. Иначе следом за этим глупым гриффиндорским мальчишкой последует твоя жалкая обманщица-подружка. За ней – наша дерзкая Джиневра. Следом пойдёт леди Нарцисса – ведь она не так уж далеко, правда? Потом Северус. Драко… Альтаир… Все, кто тебе дорог. И те, кто дорог ему. За каждое твоё непослушание я буду убивать по одному вашему близкому человеку. Может, ты и сможешь пережить их смерть. Может быть, Гарри даже сможет простить тебя за неё, он ведь добрый мальчик. Но сможешь ли ты простить себя за это сама? Спроси себя – сможешь?
Он торжествующе усмехнулся. Я закрыла глаза, осознавая, что на сей раз окончательно проиграла. Впрочем, как он и говорил, отсутствие зрительного контакта не мешало ему читать моё сознание. Почувствовав моё отчаяние, Волдеморт чуть ослабил хватку.
- Ты поняла меня? – тихо, но угрожающе спросил он. Я, сглотнув, кивнула, насколько позволяла его рука, удерживающая мою голову.
Прости, Гарри… Я не могу стать причиной смерти кого-то из них. Даже если ты действительно сможешь меня простить, – сама себе я действительно этого не прощу…
- Умница, – одобрительно хмыкнул Лорд, отпуская меня и выпрямляясь. – А теперь встань и приведи себя в порядок, дитя. Нам предстоит организовать романтическую встречу для твоего возлюбленного, и не годится, если ты будешь выглядеть, как растрёпанная замарашка, верно?
- Да на себя посмотри, – пробурчала я, поднимаясь и резко растирая ладонью лицо в тщетной попытке стереть с него воспоминание о мерзком прикосновении. – Хоть бы раз в жизни маникюр сделал, а ещё Лорд называется…
- Что? – тихо спросил он, и в лазарете снова настала гнетущая, мёртвая тишина. Я сглотнула. Гнев, несмотря на отчаяние, не угасал во мне – но теперь он мог вылиться только в такую, бессильную форму.
- Твои руки выглядят отвратительно, – холодно сказала я. – Ты и сам не красавец, но это – просто омерзительно. Ты сказал повиноваться тебе, а не молчать в тряпочку. Я всего лишь высказала своё мнение. Это не может считаться неповиновением. Я ведь делаю, что ты сказал, – я принялась демонстративно отряхивать рукав своего свитера.
Несколько секунд Волдеморт молчал, осмысливая мои слова – а потом, как ни парадоксально, довольно улыбнулся.
- Ну что ж, я даже рад, что мой вид тебе столь неприятен, – сказал он. – В таком случае, ты не станешь возражать против того, чтобы помочь мне обрести новое тело. Если подумать, в этом есть высшая справедливость. Мальчик-Который-Выжил сам подарит мне новую жизнь и исполнит пророчество именно так, как мне нужно. Его хвалёная сила – та, что мне неподвластна, – в конечном итоге послужит мне тоже. А потом я убью его – и благодаря его смерти смогу возродиться вновь, для новой жизни, где уже никто не сможет угрожать мне.
Я закрыла глаза, судорожно сглатывая и холодея при мысли о том, что эта тварь, кажется, всё-таки придумала беспроигрышный план. План, в который вписалось даже это долбаное пророчество! Я в его руках. Гарри… Он сам говорил, что подчинится, если на кону будет моя жизнь. Однако я прекрасно понимала, что не могу допустить того, чтобы планы Волдеморта сбылись. Может… Стоп, а что, если пересказать ему то, что не так давно рассказал мне Альтаир, терзаясь страхом за судьбу тогда ещё пленного лучшего друга? Бросить Лорду в лицо, что его затея изначально обречена на провал? Что никакой Силы Любви он и в помине не получит, даже если вся затея с ритуалом удастся? Нет… Нельзя. В лучшем случае это его просто не остановит – ему, в конце концов, в первую очередь нужно просто новое тело, и не столь уж важно, какое. В любовь, насколько мне известно, он всё равно никогда не верил, так что потеря в его глазах будет невелика. А в худшем… В худшем случае меня убьют сразу – за ненадобностью. И тогда сбудется тот финал, который для этого случая предсказал Драко – Гарри будет сломлен самим фактом. И тогда… всё. Что же мне остаётся?! А что, если… Если избавить Гарри от необходимости выбора? План будет работать, только пока я жива. Мысль о самоубийстве наполнила меня ужасом, но я попыталась отогнать его прочь. Так или иначе, я всё равно умру – не сейчас, так через сутки, когда придёт время рожать, если всё пойдёт так, как задумал Лорд. Так лучше умереть сейчас, чтобы хоть так ему насолить. Другого выхода нет. Взгляд упал на ближайшее окно. Превратиться, и – одним прыжком… нет, не выйдет. Рысь отлично падает с такой высоты, если верить тому, что я читала в период обучения анимагии. Моё тело сделает всё само быстрее, чем я успею предотвратить это – инстинкт… Значит, остаётся попытаться так. Если я побегу достаточно быстро, я тоже успею прыгнуть прямо в стекло. Осколки будут дополнительной гарантией того, что я не выживу, упав с четвёртого этажа. А если ещё упасть вниз головой…
- Даже не думай, – спокойно сказал Лорд, качая головой. – Строптивая девчонка. Похоже, уговорами с тобой не совладать. К счастью, мне и не нужно. Не хочешь добровольно – что ж, пусть будет так. Империо!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (20.09.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 273


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]