Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2575]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4849]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15148]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14360]
Альтернатива [9028]
СЛЭШ и НЦ [8991]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4355]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Детства выпускной (Недотрога)
Карина выводила аккуратным почерком в тетради чужие стихи. Рисовала узоры на полях. Вздыхала. Сердечко ее подрагивало. Серые глаза Дениса Викторовича не давали спать по ночам. И, как любая девочка в нежном возрасте, она верила, что школьная любовь - навсегда. Особенно, когда ОН старше, умнее, лучше всех. А судьба-злодейка ухмылялась, ставила подножку... Новенький уже переступил порог класса...

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Неспящий в ночи
Блейз сыт по горло постоянными перепихонами Драко и Гермионы.

Проклятое золото
Ах, тяжело же быть отцом двух взрослеющих дочерей, – вздыхал Чарльз Свон. Одна наотрез отказывается выходить замуж за правильного человека, потому что пообещала сердце бедному матросу, вторая и вовсе грезит о капитанском мостике на собственном корабле. Неровен час, что одна, что другая совершат опасные безрассудства!
Новая сказка от Миравии и Валлери.

Мужской поступок
Что есть настоящий мужской поступок?



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11726
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 29. Бойтесь данайцев, дары приносящих

2019-11-19
47
0
Pov Драко Малфоя.

Терпеть бесконечное, напряжённое ожидание, да ещё и после всех сегодняшних событий – пожалуй, это было одно из самых трудных испытаний за всю мою жизнь. Не зря Гарри и Альтаир, не сговариваясь, дружно определили минувший день как «проклятый». Ладно ещё, что не проклятый… Несмотря на бодрящие зелья, на которые Северус сегодня оказался необычайно щедр, я чувствовал, что всё мое тело налилось свинцовой усталостью. Вынужденное бездействие утомляло едва ли не больше любой битвы – и утомляло не только нас. Когда минул час после полуночи, стало очевидно, что сведения Блейз действительно оказались ложными. Сестрёнка, конечно, расстроилась, однако изо всех сил крепилась, упирая на то, что даже рада своей ошибке, ведь нападение на школу – это ужасно… Увы, мы не могли быть уверены, что нападение действительно не состоится – было более чем вероятно, что оно всего лишь откладывалось.
Гарри выглядел, пожалуй, помрачнее других. Несмотря на ментальные щиты, он всё равно ощущал отголоски какой-то непонятной деятельности Волдеморта – ну или думал, что ощущает. Лично мне казалось, что это в большей степени его собственная тревога, однако я не спешил лезть со своими «утешениями», понимая, что уж в чём, в чём, а в этом Поттер разбирается куда лучше моего. Как знать, может быть, это как раз я занимался самовнушением и просто себя успокаивал, а на самом деле Гарри был на сто один процент прав? Как бы там ни было, я счёл за благо пока придержать своё мнение при себе и постараться не высказывать его Поттеру даже мысленно.
Те, кто не стоял на посту, бродили по школе – кто проверял и усиливал дополнительные защитные чары, наложенные поверх обычной защиты, кто просто находился поблизости от наиболее уязвимых мест, чтобы в случае необходимости сразу прийти на помощь. Чем больше проходило времени, тем более подавленными выглядели защитники Хогвартса. Наше непростое, практически осадное положение затягивалось. Мерлин, до чего глупо это, должно быть, выглядело, если взглянуть на ситуацию отвлечённо: сидеть в осаде, когда противник вообще ещё не объявился, и неизвестно, объявится ли…
Когда потолок в Большом зале начал потихоньку светлеть, а с востока его окрасили розоватые отблески рассвета, я понял, что, даже несмотря на Бодрящее зелье, моей выносливости пришёл конец. Что творилось с Гарри – мне вообще было трудно себе представить, невзирая даже на нашу связь. Впрочем, Северус, надо отдать ему должное, прекрасно знал, на какой срок рассчитаны его снадобья. Так что я ничуть не удивился, когда Снейп перехватил нас с Гарри, когда мы в очередной раз – уже шатаясь оба, точно пьяные, и поддерживая друг друга, как два заправских алкоголика, – плелись на очередной обход постов. Окинув критическим взглядом сперва Поттера, а затем и меня, крёстный поморщился и кивком указал на двери Большого зала. Несмотря на то, что профессор не сказал ни слова, ни мне, ни Гарри даже и в голову не пришло пререкаться.
Внутри, как когда-то на третьем курсе, после первого «визита» в замок беглого Сириуса, столы были сдвинуты к стенам, а на полу рядами лежали спальные мешки. Правда, на сей раз их наколдовала МакГонагалл, а не Дамблдор (различие, хоть и не особенно существенное, бросалось в глаза: тогда они были синими, а теперь – клетчатыми, под шотландку). Некоторые были уже заняты теми, кто сменился с поста. В самом деле, ведь не мы одни устали, – запоздало сообразил я.
Мы с Гарри и Блейз, которая объявилась через пару минут после нас, устроились в дальнем от входа углу, поблизости от уже видевших десятый сон братьев Уизли (включая и Рона). Гарри с Блейз устроились рядышком, я – чуть отодвинувшись. Честно говоря, глядя на то, как эти двое влюблённых прижались друг к другу и обнялись, я невольно ощущал себя то ли третьим лишним, то ли пожилой дуэньей, призванной охранять девичью честь. Правда, для этого было уже поздновато… Хотя, если откровенно, у меня не возникало ни малейшего желания вмешиваться, глядя, как сестрёнка прижимается к своему парню, а Гарри обнимает её, стараясь заодно укутать потеплее.
Внезапно мне пришла в голову тревожная мысль – а где Альтаир? Нигде в зале его видно не было – да и не только его, но и его родителей. Где они все? Неужто что-то… Да нет, не может быть!
Я поспешно сунул руку в карман, вытаскивая Сквозное зеркало и сторожко оглядываясь. К счастью, никому до меня на данный момент не было дела – все вокруг или спали, или готовились отойти ко сну. Всё же на всякий случай я перевернулся на живот, прикрывая от посторонних взглядов зеркальце спальником и, наклонив голову к нему так близко, как только мог, шепнул имя друга.
Пришлось подождать – впрочем, недолго, секунд десять. Зеркальце мигнуло, и в нём появилось слегка обеспокоенное лицо Альтаира. Я невольно выдохнул от облегчения – кажется, с ним всё в порядке.
- Что-то случилось? – спросил он.
- Тише! – прошипел я, зарываясь в спальник чуть ли не с головой. – Ты где? Я в Большом зале, здесь организовано…
- Общее спальное место, я знаю, – кивнул Альтаир. – Всё в порядке, я с родителями в Южной башне. И Гермиона тоже здесь.
- Вы там дежурите? – уточнил я.
- Не совсем, – откликнулся Ветроног после некоторого колебания – словно затруднялся подобрать чёткое определение. – Точнее, мы здесь, конечно, и дежурим, но сейчас большей частью на ночлег устроились – или уже на утренник, не знаю, как и сказать…
- А почему именно там? – удивился я. – Большой зал чем вам не угодил?
- Хм… Вот именно, не угодил. Если Волдеморт атакует – Большой зал одним из первых попадает под удар. И, если учесть, что там сейчас должна быть наибольшая концентрация народа в замке… Я прав?
- Да, – кивнул я.
- Ну вот. Значит, если вдруг туда прорвутся Упивающиеся… Будет жарко. Перебирайся-ка ты лучше к нам. И Гарри с Блейз с собой прихвати.
- Альтаир, мы все вымотаны до предела, – медленно произнёс я, изо всех сил отгоняя от себя тревогу, появившуюся при его словах. – Мы и сюда-то еле дошли. А здесь повсюду часовые – и в самом зале, и в холле, и на подступах… Внезапной атаки не будет. Не получится она у него.
- Сумели столько часовых выставить? – с некоторым удивлением переспросил Альтаир, переглянувшись с кем-то, кого мне не было видно. – Ну, тогда ладно… Но если что – мы пока в Южной башне, на четвёртом этаже.
- Хорошо, – хмыкнул я. – Если что – будем знать, куда отступить. – Челюсти неудержимо сводило в зевоте. – Ладно, Ветроног – доброй ночи, утра или что там сейчас.
- Взаимно, – хмыкнул друг. – Спи спокойно.
Я вяло кивнул и, прекратив связь, снова убрал зеркальце и высунулся наружу – проверить, всё ли чисто. Судя по всему, на мой небольшой «сеанс связи» то ли никто вообще не обратил внимания – что из-за всеобщей усталости и неудивительно – то ли обратил поначалу, но решил, что я просто что-то тихо обсуждаю или с тем, кто лежит рядом, или вообще сам с собой, для самоуспокоения. Я от души зевнул и опустил голову на подушку спальника, почти сразу же заснув.

Сколько я спал, не знаю – но думаю, что немало. По зачарованному потолку время сейчас было точно не определить – всё небо было затянуто тяжёлыми тёмными тучами. Явно собиралась гроза. Было ещё не темно, но всё равно нельзя было сказать, сколько времени – с равным успехом могло быть и семь утра, и семь вечера. Впрочем, учитывая, что более-менее выспаться удалось, скорее второе. Я потянулся и сел, слегка зевая. И первым же, кого я увидел, был Альтаир – он сидел на полу рядом со мной. Увидев, что я проснулся, он улыбнулся и кивнул мне.
- Как спалось?
- Не очень как, – со вздохом пожал я плечами. – Нет, не то чтобы не выспался – просто… душно как-то. Даже не помню, что мне снилось – и снилось ли вообще. Чисто так… технически выспался и не более того.
- Понимаю… тоже спал не идеально. Думаю, это из-за тревоги, которую мы испытываем. С такой хорошо не заснёшь. Кстати – выпей-ка это.
Он достал из кармана и протянул мне небольшой серебряный флакон. Я принял его, откупорил и по привычке осторожно понюхал. Запах был незнакомый – острый и с заметной кислинкой, да ещё и несколько пряный. Я удивлённо поднял на Альтаира глаза.
- Что это?
- Стимулирующее, – Ветроног как бы невзначай обвёл взглядом зал, а потом перевёл его на меня, и я ощутил прикосновение направленной легилименции. – «Это – специальное зелье, способствующее быстрому восстановлению магических сил и – особенно – препятствующее их упадку в случае использования мощных заклятий. Таких, как Непростительные. Пей. На сутки не будешь испытывать проблем с ними. «Отката» потом не будет, не волнуйся. Это зелье – из наших семейных секретов».
- «Понятно», – я поднёс флакон к губам. – «А ты-то?»
- «Уже», – улыбнулся Ветроног. – «Перед тем, как сюда идти».
Я кивнул, в несколько глотков осушая флакон. Зелье оказалось необычным и на вкус – оно пощипывало язык, и по ощущениям напоминало пунш и содовую одновременно, да ещё и с лимонным соком. Я помотал головой, встряхнулся – и в тот же момент ощутил, как меня резко начинает наполнять бодрость. Кажется, хоть сейчас хватай палочку – и сыпь заклятиями без устали…
- Спасибо, – широко улыбнулся я, возвращая флакон. – В самом деле, отлично работает.
- А то, – хмыкнул Альтаир, убирая его в карман. – Это папа с мамой варили, ещё дома. У вас тут всё нормально было?
- Да вроде как, – пожал я плечами. – Во всяком случае, выспаться дали. Сколько сейчас времени, не знаешь?
- За пять вечера перевалило.
- Уже? – встревоженно вырвалось у меня, и я окончательно вылез из спальника, наскоро пытаясь привести себя в порядок. – И что, всё тихо?
- Ни гугу и ни души вокруг, – развёл руками Альтаир. – Доброго вечера, Гарри.
Я обернулся – и обнаружил, что Поттер тоже проснулся, то ли от нашего разговора, то ли просто тоже уже выспался. Он, немного рассеянно моргая, сел и уставился на нас чуть расфокусированным взглядом своих зелёных глаз. Я запоздало сообразил, что очков на нём нет: наверное, снял на время сна.
- Добрый вечер, – машинально пробормотал он в ответ. – Стой, уже вечер?!
- Вечер, вечер, – беззлобно фыркнул Альтаир. – Не тревожься, ничего важного ты не проспал.
- Да? Ну, хорошо…
Он потёр лицо ладонями, сгоняя отстатки сна, и, вытащив откуда-то очки, надел их и уже нормальным взглядом обвёл зал. Поодаль от нас, ближе к противоположной стене, спали ещё какие-то люди, но я не мог разглядеть отсюда, кто именно это был, да меня это и не особенно интересовало. У входа маячили фигуры дозорных, впрочем, судя по более-менее спокойной обстановке, никакого нападения действительно не только было, но и по-прежнему в ближайшее время не предвиделось.
- Гарри, ты как? – спросил я. Мало ли, вдруг ему что-то особенное снилось. Я помнил его рассказы о сновидениях на пятом курсе…
- Я в порядке, – ответил Поттер, оборачиваясь ко мне. – А ты?
Я пожал плечами.
- Нормально. Даже выспался, – отозвался я, прислушиваясь к себе. В самом деле – пусть дурная фоновая тревога на душе никуда не исчезла, но телом я чувствовал себя посвежевшим и бодрым. – Даже не снилось вроде ничего. А тебе?
- Да вроде тоже ничего особенного, – провёл рукой по лбу Гарри. – По крайней мере, Волдеморт точно не появлялся – уже хорошо.
- А вот это как сказать, – скептически заметил я. – Если бы он это сделал, мы бы хоть знали, что он затеял.
- Мерлин! Ну… Вообще-то, конечно, ты прав… – содрогнулся Поттер. – Хотя… Бррр, я как подумаю, что эта тварь будет копаться у меня в голове… И потом, он знает об этих видениях, так что им больше нельзя доверять.
- Ну, в принципе, да, – согласился я. – Да и потом, для тебя это тоже очень опасно. Кто знает, какие манипуляции с твоим сознанием придут в голову этому уроду… Лучше держать его подальше.
- Угу… – мрачно согласился Гарри и невесело пошутил: – А то в моей голове начнётся превышение содержания слизеринцев на один квадратный метр.
Наверное, он не имел в виду ничего такого, но я отчего-то почувствовал себя уязвлённым.
- Извини, – пробормотал я вслух, отводя взгляд, и начал выпутываться из своего спальника. Он растерянно захлопал глазами.
- Дрей, ты чего? – обескураженно пробормотал парень. – Эй, слушай, я не хотел тебя обидеть! Я не имел в виду… то есть… ну, это не к тебе относилось! Я…
- Всё в порядке, Гарри, – со вздохом остановил его я. Его искреннее смущение меня немного успокоило. – Нет, правда, всё нормально. Я понимаю. Ты, как всегда, ляпнул не подумав, – хмыкнул я, позволив себе небольшую улыбку. Гриффиндорец с облегчением улыбнулся в ответ.
- Знаешь, я кое-чего не понимаю, – сказал он, помолчав, и тоже начинал выбираться из спального мешка. – Ну… ведь меня приняли в Род, так? То есть я, в общем-то, получил полноценный доступ к своей Родовой Магии, и теперь могу распоряжаться ей сам, верно?
- Верно, – подтвердил я, снова ощущая внутреннее напряжение. К чему этот разговор? Мягкий намёк на тему того, что я ему больше не особо-то и нужен? Особенно после этой его «оговорки»… Я невольно прикусил губу, стараясь, впрочем, чтобы это было не очень заметно. Гарри и впрямь, казалось, не заметил моего напряжения. Зато Альтаир так и буравил взглядом мой висок, явно пытаясь встретиться глазами, но я оборачиваться пока не рискнул.
- Ну, я думал, что после этого наша с тобой мысленная связь должна если не исчезнуть, то видоизмениться, – сказал Гарри. – Ведь я больше не ведомый, и всё такое…
- А ты этого не почувствовал? – спросил я. – Когда я ставил ментальные щиты, я уже не мог просто воспользоваться твоей силой и запросто творить всё, что вздумается. Ты больше не в зависимом положении, мы теперь равноправные.
- Правда? Оу, ну, то есть, я хочу сказать, – я понимаю, что так и должно быть, вот только… – Гарри замялся. – Ну, наверное, у меня просто не было шанса почувствовать это, я был… эээ…. как бы это сказать? Хм, в общем, сам понимаешь, не до того мне было. Получается, что мы равноправные, но всё равно всё ещё связанные друг с другом?
- Да, потому что связь была следствием спасённой жизни, а не неполноценной Родовой Магии, – отрезал я холоднее, чем намеревался. Поттер при этих словах на мгновение застыл, а потом залился краской. Я вздохнул, стараясь не показать своего напряжения и втайне радуясь тому, что он не может на расстоянии почувствовать, как у меня враз похолодели руки. Чтобы заняться хоть чем-нибудь и иметь повод не смотреть на Гарри, я принялся расправлять и сворачивать свой спальный мешок, хотя никакой нужды в этом не было – наколдованные спальники всё равно попросту заставят исчезнуть, когда в них отпадёт нужда. Я чуть не подпрыгнул от неожиданности, когда тёплая рука Поттера легла на моё плечо.
- Дрей, – серьёзно сказал Гарри, и я, повернув голову, упёрся взглядом в ставшие почти родными зелёные глаза, смотрящие через стекла его круглых очков твёрдо и открыто, без тени насмешки или лукавства. – Скажи, я хоть раз дал тебе повод думать, что эта связь мне неприятна, или что я хочу от тебя избавиться?
- Нет, – медленно ответил я. От смущения хотелось опустить голову и отвернуться, но отвести взгляд было просто немыслимо: это казалось позорной трусостью, а перед гриффиндорцем – позорной втройне. Словно этой «игрой в гляделки» Поттер испытывал и меня самого, и мою искренность, и силу воли, и Мерлин знает что ещё.
- Тогда откуда опять твои сомнения? – тихо спросил он. Я глубоко вздохнул, ощущая, как начинают пылать щёки.
- Да это не сомнения, – наконец сказал я. – Это что-то вроде… Страха, наверное. Наша дружба возникла из-за этой связи, и, если связи не станет, то…
- То и дружбе конец? – фыркнул Гарри и тяжело вздохнул, переглянувшись с Альтаиром. – М-да, и ты ещё МЕНЯ дураком называл.
- Извини, – повторил я, однако на душе у меня существенно полегчало.
Накрыв его ладонь своей, я коротко пожал её и поднялся. Поттер последовал за мной.
- Как думаешь, сколько мы спали? – спросил он.
- Часов десять… хотя нет, скорее двенадцать, – подумав, сказал я, вопросительно посмотрев на Альтаира. Тот кивнул.
- Не знаю уж, во сколько вы тут заснули, но, учитывая, во сколько ты связался со мной… думаю, да, около двенадцати.
- Вы связывались? – удивился Гарри. Я вздохнул, снова переходя на беззвучный разговор.
- «Да, перед тем, как заснуть. Меня встревожило то, что его здесь не было. Оказывается, Блэки просто предпочли Южную башню».
- А, понятно, – сказал он уже вслух. – Ну, раз так… Может, сходим узнаем, как обстоят дела?
- Два часа назад обстановка ничуть не изменилась по сравнению со вчерашним вечером… точнее, ранним утром, – покачал головой Альтаир. – Я сомневаюсь, что что-то серьёзное успело произойти, а здесь ещё всё спокойно… Но, в принципе, отчего бы и не прогуляться – продолжать сидеть здесь было бы глупо.
Я неуверенно посмотрел на всё ещё спящую Блейз. Оставлять её одну не хотелось.
- Уверен? – спросил я. Альтаир проследил за моим взглядом и, запустив руку в волосы, задумчиво посмотрел на Гарри. Тот замялся.
- Ну… Я не хочу её будить, пусть выспится, пока можно… – пробормотал он.
- Вы-ы-ыспишься тут, с вашей болтовней над ухом… – недовольно отозвалась Блейз, не открывая глаз. – Три эгоиста… Нет, чтоб хоть отойти немножко… И вообще, вам всем между собой и вслух-то говорить, в принципе, необязательно, – так нет же…
Сонно потянувшись, сестрёнка перевернулась на спину и наконец открыла глаза, сердито уставившись на нас. Я хмыкнул, Альтаир с некоторым смущением опустил взгляд, а Гарри чуть виновато пожал плечами и обезоруживающе улыбнулся.
- Прости, – сказал он. – Мы думали, ты спишь.
- Я и спала, пока вы не начали трещать на весь зал, как «кухонное радио», – пожаловалась она, но мне показалось, что больше для вида. – Ладно, Гриндевальд с вами со всеми. Значит, двенадцать часов проспали … Драко, а где твои часы? – поинтересовалась девушка. Я невольно потёр запястье, хотя мне и не нужно было напоминание.
- Там же, где и палочка, – ответил я, пожимая плечами. – То есть, сейчас уже, наверное – в небытии. Часы у меня забрали перед ритуалом, так что они наверняка погибли в пожаре. И палочка тоже, её забрали ещё раньше.
- Это плохо, – вздохнула Блейз, скорчив гримасу. Откинув верхнюю часть спальника, девушка села и недовольно поморщилась. По правде говоря, я её вполне понимал: спальник спальником, но каменный пол, на котором он лежит, мягче от этого не становится. У меня тоже всё тело ломило.
- В смысле, боггарт с ними, с часами, но без палочки тебе туго придётся, – продолжала сестренка. – Что, замену для неё так и не нашли?
- Ну, вообще-то, Северус отдавал мне палочку Антонина, но её у меня забрали по прибытии в Хогсмид, и где она теперь, я понятия не имею, – ответил я. – Да и не стала бы она меня толком слушаться – чужая, да ещё не мной и не в бою отнятая. Я, конечно, прихватил из Манора одну из палочек из семейного хранилища, но… – я поморщился. – Кажется, она мне не очень подходит. А времени выбирать не было.
- Палочки из семейного хранилища? – переспросил Гарри.
- Палочки предков, – пояснил я. – По традиции, мага хоронят вместе с палочкой только в виде особой чести, которую оказывают умершему. Ну или иногда бывает, что у покойника не осталось родных и близких. Но куда чаще родственники или друзья сохраняют палочки отдельно. Ну, это что-то вроде памяти об ушедших, понимаешь?
Поттер кивнул.
- Ну вот, а когда умирают и те, для кого это было важно… ну, в смысле, те, кто знал хозяина палочки при жизни, что ещё остаётся с ней делать? Выкидывать её как-то… эээ… ну, в общем, неправильно это. Вроде как неуважение к предкам. Могилу вскрывать только ради того, чтобы подкинуть в неё палочку – тоже как-то не с руки. Так что у большинства семей принято просто складывать старые палочки куда-нибудь в сундук или ларец где-нибудь в Родовом Гнезде. Иногда это оказывается даже полезно, – хмыкнул я. – Хоть какая-то замена…
Палочка, которую я вчера наугад подцепил из сундука, стоящего в портретной галерее, честно говоря, была слабой заменой моей собственной, но тут уж ничего не попишешь. У меня просто не было времени задержаться, чтобы подобрать среди старых палочек ту, которая мне подойдёт – точнее, которой подойду я. Желая продемонстрировать «новинку», я вытащил палочку из заднего кармана джинсов и поморщился, ощутив неприятное покалывание пониже спины, когда она покидала место своего «хранения». Очевидно, строптивая деревяшка решила устроить мне «сладкую жизнь»!
«Спалю к Волдемортовой бабушке!» – мысленно пригрозил я ей. Поттер, уловив мою мысль, сдавленно хихикнул.
- А мне Грюм в своё время отсоветовал держать палочку в заднем кармане, – сообщил он, улыбаясь во весь рот. – Сказал, что так можно лишиться половины зад… эээ… – он запнулся, мимоходом покосившись на Блейз. – Хм, ну, «мягкого места».
- И ты до сих пор молчал! – притворно возмутился я. – Страшно подумать, чем я рисковал, и всё из-за твоей безалаберности!
- А я бы на вашем месте, мальчики, лучше поостереглась хранить палочку в переднем кармане, – «ласковым» голоском прокомментировала Блейз. – Спереди находятся куда более важные части…
Мы все быстро переглянулись, после чего дружно нарочито пожали плечами и «возвели очи горе», всем своим видом изображая полнейшее непонимание. Впрочем, в следующий момент, не сдержавшись, так же синхронно прыснули.
- Ладно, ты давай, приводи себя в порядок, – напоследок хмыкнув, сказал я Блейз, уводя разговор в другую сторону. – А мы пойдём, поищем кого-нибудь, кто в курсе последних новостей.
- Кстати, – Альтаир снова порылся в карманах и достал оттуда ещё два флакона – точно таких же, как и тот, содержимое которого я выпил. Один флакон Ветроног протянул Пушистой, другой – Гарри.
- Пейте, это придаст магических сил на добрые сутки. Думаю, нам это ещё очень может пригодиться…
- А ты? – немедленно спросил Гарри.
- И ты туда же, – закатил глаза Алси. – Да пей, тебе говорю! А то мне не досталось!
Гарри смущённо хмыкнул, быстро осушая флакон. Сестрёнка последовала его примеру, после чего, благодарно кивнув и вернув опустевшую бутылочку, повела плечами и, запустив руки в волосы, принялась осторожно разбирать спутанные после сна пряди. Гарри бросил на неё неуверенный взгляд, словно не хотел уходить, но я решительно ухватил гриффиндорца за руку и потянул за собой по направлению к дверям. Альтаир, легко поднявшись, зашагал рядом. Тёмные фигуры у входа исчезли, но я не сомневался, что нам не составит труда кого-нибудь отыскать. На худой конец, всегда есть часовые у дверей замка.
- Слушай, Гарри… я вот о чём хотел поговорить, – сказал я, едва мы вышли из зала и оказались в холле, где Блейз уже не могла нас услышать. – Ты ведь не смирился с тем, что Блейз собралась опять влезть в битву, а?
- Нет, конечно, – горько фыркнул Гарри. – Хотя что с ней делать – ума не приложу. Как я только ни пытался её уговаривать – бесполезно. Я ей даже угрожал… Ну, то есть… Сказал, что попрошу Крэбба с Гойлом запереть её в гостиной Слизерина и не выпускать оттуда, пока всё не кончится.
- Неплохая идея. Жаль, что невыполнимая, – хмыкнул я, представив себе такую картину. М-да, при таком раскладе мне очень жаль Винса с Грегом… – Если её запереть, Блейз просто найдёт способ как-нибудь ещё оттуда выползти. И повезёт, если при этом парни целы останутся.
- И не говори, – вздохнул Поттер. – Я уже подумывал о том, чтобы связать её и оттащить куда-нибудь в безопасное место… Вот только где оно, такое место? Ну, вообще-то, я пытался её уговорить уехать в Манор вместе с младшими курсами, но… Да что я тебе говорю, ты же её лучше моего знаешь…
- А ты уверен, что этим вообще стоит заниматься? – спросил Альтаир, задумчиво посмотрев на нас. – Гермиона вот уговорила меня позволить ей на сей раз остаться вместе с нами. В общем, она так извелась, пока нас из боя ждала… Мне, честно признаться, даже стыдно стало, что я настоял в тот раз на своём. Правда, конечно, мы твёрдо договорились, что на рожон она лезть не станет и вообще постарается быть под нашим с родителями прикрытием.
- У вас несколько другая ситуация, – возразил я, поднятой рукой останавливая готового возмутиться Гарри. Конечно, я его понимал – неожиданный союзник у рвущейся в бой Блейз появился! Но недомолвки были нам не нужны.
- Ей, как ни странно может показаться, не так опасно быть в бою, как сестрёнке, – продолжил я. – Дело в том, что Гермиона связана напрямую с тобой, а не с Гарри. Ну, с ним, конечно, тоже, но не больше, чем любой другой друг. А вот Блейз связана с ним, как Гермиона с тобой – узами любви.
Прозвучало высокопарно, ну да ладно уж – нет времени точные метафоры сооружать.
- И поэтому за Гермионой целенаправленно может охотиться разве что Антонин – а ты с родителями уж как-нибудь от него отобьёшься. А вот за Блейз может и, весьма вероятно, поведёт охоту сам Лорд. Оцени разницу, как говорится…
- Да, ты прав, – нахмурился Алси. – Я и не подумал как-то об этом. Тогда, действительно, лучше её куда-нибудь деть. Или в Манор, или к нам, на Гриммо, или ещё куда… Вот только её саму ещё убедить надо. Хм… справишься?
Я хмыкнул.
- Чтобы переубедить слизеринку, нужен слизеринец, – я с хитрым видом приподнял бровь. – Постараюсь. Гарри, ты не против, если я попробую с ней поговорить на эту тему?
- Да я-то только за, – как-то без особого энтузиазма согласился Гарри. – Но, если честно, я не верю, что это что-то изменит. Она такая упрямая, это просто невероятно… А тебе-то это зачем?
- То есть как – «зачем»? – опешил я от такого вопроса. – Я, по-твоему, о ней не волнуюсь, или что?
- Да нет, нет, я не об этом, я… – он как-то смешался и опустил взгляд. – Нет, Дрей, серьёзно, если у тебя получится уговорить её хотя бы в самое пекло не соваться, это уже будет великое достижение.
- Посмотрим, – вздохнул я. – Прямо сейчас у меня вертится в голове пара причин, которые я мог бы ей привести, но всё будет зависеть от её реакции. Ладно, давай сначала попробуем выяснить, какие у нас тут новости, а потом уже будем пытаться что-то делать. Кстати… Ты через щиты ничего не ощущаешь? Что там Лорд поделывает?
- Что-то поделывает, – сдвинув брови, ответил Гарри, помрачнев ещё больше. – Он чем-то всё ещё очень занят. Он… Я не могу этого объяснить, да и не чувствую толком из-за щитов, но… Он не просто командует Упивающимися. Он именно действует сам. Проклятье… Я действительно иногда скучаю по своим видениям. Неизвестность ещё хуже…
- Ты сам говорил, на видения нельзя полагаться, – возразил я. – Если бы не это, можно было бы просто попытаться опустить ментальный щит…
- Не надо, – покачал головой Гарри после некоторого размышления – как будто взвесил возможность. По мысленной связи я на мгновение уловил промелькнувший в его голове образ: тёмная, высокая каменная арка, испещрённая непонятными знаками и письменами, колышущаяся на ней занавеска. За ней следом мелькнуло лицо Сириуса – а потом видение того, как дядя падает в эту арку спиной вперёд. Видимо, воспоминание с конца пятого курса… Потттер тряхнул головой, и видение исчезло.
- Всё верно, видениям доверять нельзя, – сказал он. – Как знать, может, он только и ждёт, когда я не выдержу и попытаюсь… И подсунет ложную картинку.
- Ладно, давай не будем заморачиваться, – предложил я, жалея, что вообще поднял эту тему. В конце концов, Гарри – не ходячий справочник по Волдеморту.
- Альтаир, а где все? Ну, кроме часовых? – спросил я, чтобы отвлечь внимание Поттера от неприятной темы.
- В основном на постах, – пожал плечами друг. – Думаю, наверняка на всех башнях, оттуда обзор лучше всего. Кто-то по периметру стоит…
- Ладно, – махнул я рукой. Тащиться на какую бы то ни было башню мне не очень-то улыбалось. – Тогда пошли, спросим у ближайшего часового.
Ближайшим часовым, на наше счастье, оказался Билл Уизли. Новостей оказалось немного, и ничего особенно важного в них не было. В Магическом Мире, кажется, наступило затишье, – странное затишье, и очень неприятное, особенно если учесть тот факт, что, по словам Поттера, Волдеморт не сидел сложа руки. Конечно, скорее всего, мы просто были не в курсе событий, ведь в какой-то степени – и очень значительной – мы были здесь отрезаны от внешнего мира. Даже совы с почтой не могли преодолеть новые щиты, а камины могли обеспечить связь только с Малфой-Манором, домом Сириуса и «Тремя мётлами». На какие-либо новости из Манора рассчитывать, конечно, не приходилось: дети там были ещё больше отрезаны от мира, чем мы. В Штабе Ордена попросту никого не осталось, все его члены, кто только мог, уже были в школе. Единственной связующей ниточкой оставались «Три метлы»: всё-таки Хогсмид не так защищён и изолирован, как Хогвартс, отрезанный сейчас даже от Министерства. Мадам Розмерта выходила на связь каждый час, однако тоже, как ни прискорбно, не могла сообщить ничего нового. В «Ежедневном Пророке» ни слова не написали про вчерашнюю стычку – ну оно и понятно, ведь почти все, кто принимал в ней участие, сейчас были либо в Хогвартсе, либо – «под крылышком» Тёмного Лорда. Кажется, он тоже не очень-то стремился предавать вчерашние события огласке.
В школе пока всё было спокойно. Ещё с утра, с первыми лучами, прибыли Грюм и Ремус, для которого прошедшая ночь полнолуния выдалась особенно тяжёлой – крёстный Альтаира с ума сходил от беспокойства и самотерзаний из-за того, что не мог принять участия в предприятии. Впрочем, им тоже мало что было известно. Грозный Глаз, на чью долю выпало дежурство в штабе этой ночью, сказал только то же самое, что уже было известно от мадам Розмерты: в «Пророке» о вчерашних событиях не написали ни слова. Старый аврор, правда, как и все остальные, считал, что нападение ещё возможно, и добавлял, что у него нехорошие предчувствия… Впрочем, на это никто не обратил внимания – и без всяких предчувствий было ясно, что добром дело не кончится.
В наибольшей степени тревожило отсутствие каких бы то ни было вестей из Аврората, куда ещё вчера отправились Кингсли и Тонкс. Однако вскоре и эта загадка разрешилась, когда в Хогсмид прибыло целое подразделение авроров, причем из элитного отряда, и – ни много ни мало! – под предводительством самого Скримджера.

Это произошло поздним вечером, когда последние краски заката догорали на темнеющем небе. Мадам Розмерта вышла на связь на полчаса раньше, чем предполагалось, и казалась необычайно взволнованной. Её сообщение о прибытии отряда авроров во главе с министром потрясло всех. Я заметил, как задумался Северус, услышав об этом, да и Люциусу, кажется, сообщение пришлось не по вкусу. Бартемиус и Беллатриса отреагировали более спокойно, но я заметил, как и они настороженно переглянулись.
Что за игру затеял Скримджер, в общем-то, было понятно. Причины, по которым Волдеморт собирался атаковать школу (как следовало со слов Блейз), оставались по-прежнему значимыми. Хогвартс – некий символ безопасности и стабильности, своего рода воплощение надежды Магического Мира на будущее. Не говоря уже о том, что это – оплот Дамблдора, который, что ни говори, уже многие годы является этаким «столпом мира», лидером «Светлой стороны» и так далее. Да плюс ещё то, что в школе до сих пор учится Гарри Поттер, «Надежда Магического Мира» – получалось, что на данный момент более важным местом в Магической Британии было разве что само Министерство, и то ещё не факт. В последние годы Министерство, ещё начиная с нашего пятого курса и идиотской попытки Фаджа прибрать школу к рукам с помощью Амбридж, в какой-то степени противостояло директору Хогвартса, и далеко не всем это нравилось. Политика нового Министра оказалась более лояльной, однако его всё равно не поддержали официально ни Дамблдор, ни Поттер. И вот теперь всё могло измениться.
В самом деле, шанс для Скримджера открывался весьма недурственный, – ну, конечно, это если не учитывать риск, с которым связано всё дело. Впрочем, если всё у него получится, пережитая опасность только добавит министру популярности. В самом деле, то, что он пришёл на помощь и встал на защиту Хогвартса в трудное время, когда Дамблдор не мог защитить школу, заткнёт рты большей части тех, кто был недоволен разногласиями министра и директора. Если же нападение (буде таковое случится) ещё и удастся хотя бы просто отразить, престиж Скримджера взлетит на небывалую высоту. Несколько пафосных речей, возможно, пара-тройка опубликованных интервью, где вся ситуация будет подана должным образом – и вуаля! Да вся Магическая Британия его на руках носить будет! Ну а если ещё и удастся вдобавок избавиться от Волдеморта, то – неважно, от чьей руки он падёт, – Скримджер всё равно войдёт в историю, как министр, при котором (и при чьей поддержке, а может, даже и непосредственном участии!) был побеждён самый страшный Тёмный волшебник всех времён, как уже за глаза называли Лорда.
Естественно, ни отцу, ни крёстному это не нравилось. Слишком уж жёсткой была до сих пор политика Министерства. Вполне вероятно, что случись «Светлой стороне» победить – и после войны с противоположной стороны полетят головы не только тех, кто действительно виноват, но и многих других, единственная вина которых – нежелательное родство или неосторожные слова. Что и говорить, состояния многих чистокровных семей, чьи представители – Упивающиеся Смертью или их родственники, – это слишком лакомый кусочек, чтобы Министерство упустило такую шикарную возможность прибрать его к рукам. Да что там, большая часть чистокровных, – по крайней мере, тех, что учились на Слизерине, – не раз высказывали идеи, схожие с идеями Волдеморта, хоть и совсем не обязательно поддерживали его. А после тех кошмаров, что творили Лорд и его люди, после всех нападений, общество достаточно напугано, чтобы сквозь пальцы смотреть на то, достаточно ли справедливым будет суд над теми, кого объявят «врагами народа», да и состоится ли такой суд вообще. Конечно, я просчитывал наихудший возможный вариант событий, на деле всё могло обернуться по-другому, но… Нужно быть готовыми ко всему. Гриффиндорцам-то и прочим бояться, скорее всего, нечего, а вот слизеринцам, да ещё и связанным с Упивающимися, стоит поостеречься, – даже тем, кто состоит в Ордене Феникса. Даже Блэки, которых оправдали ещё шестнадцать лет назад, и те не застрахованы в полной мере… Выживет ли Дамблдор – неизвестно, но, даже если и выживет, не факт, что даже он сможет справиться с приобретённым авторитетом Министерства и отстоять «своих». Если же директор умрёт… То даже мне нелишним будет побеспокоиться о собственной шее, несмотря на дружбу с Поттером и всё, что творилось в этом году. Метка на руке отца всю семью может утянуть если и не в могилу, то в тюрьму – запросто, ведь состояние Малфоев – одно из самых значительных в Британии.

И всё же, опасения опасениями, но надо было думать не только об отдалённом будущем. Здесь и сейчас никому и в голову не могло прийти отвергнуть помощь отряда авроров. К тому же в отсутствие Дамблдора мало кто реально мог противостоять Скримджеру. Не то чтобы Снейп или отец стушевались бы перед ним, но кто они такие, чтобы возражать самому министру? Крёстный – Упивающийся, которому никто из официальных лиц, кроме Дамблдора, не доверяет до конца, а Люциус, остающийся неузнанным под чарами Кажущейся Смерти, вообще считался всего лишь «чьим-то там родственником», да к тому же иностранцем. МакГонагалл, конечно, всё понимала не хуже нашего, но её положение было тоже щекотливым. Директора она, в лучшем случае, замещала, и не обладала ни его авторитетом, ни его влиянием, ни его хваткой. Нет, ну хватка-то, положим, была – кому и знать, как не нам с Альтаиром! – но вот влияния на магическое общество МакГонагалл не хватало абсолютно. И потом, поди-ка хотя бы придумай причину, по которой можно отвергнуть столь существенное подкрепление, да ещё и в тот момент, когда оно действительно нужно?
Так что на самом деле вопроса о том, чтобы не впустить боевой отряд министра в школу, даже и не возникло. После того, как вчера вечером члены Ордена перебрались из Хогсмида в Хогвартс, камины для перемещения оттуда были закрыты, так что через них можно было лишь переговариваться. Однако это тоже не стало проблемой. За Скримджером был послан запряжённый фестралом экипаж, аврорам пришлось прогуляться пешком, но они не особенно возражали. Большинство их даже в замок не вошло, оставшись патрулировать снаружи и прикрывать наиболее значимые дыры в нашей обороне. В здание проследовал сам Скримджер, а с ним – чуть меньше десятка сопровождающих, включая Тонкс и Кингсли. Вид у этих двоих был какой-то усталый и потерянный, однако это никого не удивило. В отличие от нас, им-то вряд ли удалось вообще поспать в прошедшие сутки, да и иметь дело со Скримджером, который раньше был их непосредственным начальством, а потому всю подноготную знал от и до – дело непростое.

Кажется, с прибытием этого подкрепления напряжение, царившее в рядах защитников школы, только возросло. Если до сих пор часовые ещё храбрились, кое-кто пытался перешучиваться и как-то разрядить обстановку, то с появлением министра притихли, кажется, даже неугомонные близнецы Уизли. А ещё меня тревожило поведение Гарри. Не то чтобы тот и сам отдавал себе отчёт в том, что с ним что-то не так, но я то и дело замечал, что, забывшись, он постоянно неосознанно хмурится, и – что куда хуже, – время от времени потирает кончиками пальцев шрам на лбу. По-настоящему больно ему не было – это я бы тоже почувствовал. Однако дела явно ухудшались, даже по сравнению с тем, как всё было ещё после нашего пробуждения.
Через некоторое время организовали ужин – всё там же, в Большом зале, отодвинув от стены один из столов и сделав его «шведским». В самом деле, если не считать зелий, то у меня крошки во рту не было со вчерашнего дня, да и у Гарри, как оказалось, тоже. Ночью было не до еды, а позднее так хотелось спать, что все прочие потребности отступили. Альтаир, как выяснилось, успел днём поесть, но не вот чтобы как следует – ел он вместе с родителями практически на боевом посту, а с тем же супом даже домовые эльфы не в состоянии аппарировать, не расплескав его. В итоге особых разносолов не досталось даже Ветроногу и Гермионе, хотя они из всей нашей компании и находились в лучшем положении. Поев, мы отправились проведать Джинни и Гермиону в больничном крыле, – гриффиндорская староста снова занялась помощью мадам Помфри, – а заодно узнать, как дела у Дамблдора. Блейз, естественно, увязалась за нами, а следом за ней – и Рон Уизли. Подумав, я счёл, что настал удачный момент исполнить то, о чем говорил давеча с Альтаиром и Поттером.
- «Гарри, ты не мог бы захватить Алси и Рона и отправиться вперёд без нас?» – спросил я мысленно. Поттер недоумённо покосился на меня.
- «А что случилось?» – осведомился он. Я легонько покачал головой.
- «Хочу попробовать поговорить с Блейз. Как думаешь, каковы мои шансы схлопотать по физиономии?» – пошутил я. Гарри хмыкнул.
- «Пожалуй, надо сразу сообщить мадам Помфри, что надо запастись льдом», – отозвался он. – «А если серьёзно, Дрей, коли у тебя получится – я твой должник по гроб жизни!»
- «Ценное обещание, учитывая твоё положение», – полушутя отбрил я, и тут же спохватился, поняв, что ляпнул. – «Ой! Гарри, прости! Я не имел в виду… Я… Я просто…»
- «Ляпнул, не подумав…» – философски констатировал гриффиндорец, фыркнув в ответ. – «Похоже, это заразно. Ладно, не дрейфь, Дрей!» – и хихикнул уже в голос. – «Если бы я начинал биться в истерике всякий раз при упоминании о том, что Волдеморт может меня убить, я был бы был постоянным пациентом Мунго, причём в отделении для буйных».
- «А с чего ты взял, что тебе там не место?» – я выгнул бровь, и мы обменялись весёлыми ухмылками.
Позволив Ветроногу и гриффиндорцам немного уйти вперёд, я удержал сестру за руку и немного поотстал.
- Драко, что-то не так? – спросила Блейз, встревоженно глядя вслед парням.
- Я хочу с тобой поговорить, – напрямик сказал я. Сестрёнка окончательно обернулась ко мне.
- Ладно, – она пожала плечами. – А что, это так срочно, что надо говорить прямо посреди коридора?
- Почти, – отозвался я, увлекая её к ближайшему широкому подоконнику. Устроившись бок о бок, я некоторое время искоса изучал её внимательным взглядом. Наконец Блейз занервничала.
- Ну что, наконец? – спросила она.
- Блейз… – вздохнул я. – Что ты творишь?
- Прошу прощения? – не поняла она.
- Ой, вот только дурочку из себя не строй! – неожиданно разозлился я. – Голову приложи к делу, если ещё можешь! Хотя, учитывая твои выходки, я начинаю в этом сомневаться!
- Ах, во-о-от ты о чём, – холодно кивнула девушка, явно задетая. – И ты туда же… Так вот, заруби себе на носу, Драко Томас Люциус: я совершеннолетняя, я уже принимала участие в битвах, и я имею такое же право сражаться, как любой из вас! Я хочу, могу и буду защищать то, что мне дорого, и никто из вас меня не остановит!
- Под «тем, что тебе дорого», полагаю, подразумевается Гарри? – осведомился я, ничуть не впечатлённый этой пламенной речью.
- Да! Я уже доказала, что могу защищать его, и…
- И почему бы тебе в таком случае не начать с себя? – предложил я, внутренне слегка поморщившись от пафоса этого заявления. Блейз озадаченно вытаращилась на меня.
- Прошу прощения? – снова переспросила она.
- Я имею в виду – защити его от себя самой! Неужели ты не понимаешь, что подставляешь его? И не только его, кстати, но это уже детали. Пойми ты, Гарри в схватке понадобится вся его сила, всё, что он только может! Умение, храбрость, внимание – да всё! А ты, сестрёнка дорогая, – его слабое место. Ты можешь доказывать ему свои права сколько угодно, но, даже если он с тобой согласится, ты не запретишь ему за тебя беспокоиться! Всё дело именно в этом, как же ты не видишь? Да он и сам себе не сможет запретить волноваться – это выше любого самоконтроля! И подумай о его реакции, если что-то… случится! Удар по тебе – и Поттер уже ни на что не способен. Что, думаешь, не так?
- Я… Но я могу! Я могу за себя постоять! Я уже это доказала, и…
- То, что тебе до сих пор везло – не значит, что так и будет дальше, – жёстко сказал я. – Считаешь себя самой крутой, да? Сколько народу уже погибло в схватках? Ну, хотя бы за последние полгода, а? Ты что думаешь, все они были хуже подготовлены, чем ты? Или у них было меньше причин сражаться? Или никто из них не защищал тех, кого любит? Или вот взять родителей Гарри. Джеймс Поттер был аврором – нехилая подготовка, не согласна?! И он защищал свою семью – тоже не самая последняя причина, как думаешь?
- При чём здесь, Мерлина ради, Джеймс Поттер?!
- А при том, что при всей своей мотивации он не продержался против Волдеморта и полуминуты! Прикрывая отход жены и сына! Если уж у него не получилось – думаешь, у тебя шансов больше?
- Но… Но Волдеморт не знает меня в лицо! – «нашлась» Блейз. – Я буду просто ещё одной студенткой, откуда ему знать, что на меня вообще надо нападать? Его цель – Гарри!
- Во-первых, тебя знают Упивающиеся, – как минимум, наш дорогой Антонин, – неумолимо возразил я. – А во-вторых – легилименция. Ментальный щит, которым я прикрыл сознание Гарри, держится даже не на честном слове, а, что называется, на соплях. Если Лорд окажется с ним рядом, ему достаточно будет чуть-чуть надавить, и защита рухнет. Прочитать в памяти Гарри, кто ты такая, как выглядишь и что для него значишь – это вообще раз плюнуть. Тем более если ты будешь рядом – тогда вообще всё это будет на самой поверхности! Волдеморту даже в памяти у него копаться не придётся! Особенно после того, как вы… После того, как вы были вместе.
- Ты знаешь? – Блейз вспыхнула и чуть нахмурилась. – Это Гарри тебе рассказал? Или Альтаир сообщил?
- Нет. Я видел это в воспоминаниях Поттера, нечаянно. Видишь, это проще, чем кажется – даже и стараться отдельно не надо! Особенно, если ты рядом, – повторил я с нажимом.
- Но… но…
- Блейз, ну включи, наконец, мозги! – закатил глаза я. – Можно подумать, мало того, что, как бы ты ни хорохорилась, чувствам не прикажешь! И даже если Гарри согласится с тобой, что ты «имеешь право сражаться», – я произнес это намеренно саркастическим тоном, скорчив гримасу, – то он всё равно не сможет сам полностью сосредоточиться на битве! Ради всего волшебного, сестрёнка, ты не можешь этого не понимать! Как бы он ни старался, всё равно, пока ты подвергаешься риску, у него душа будет не на месте! Всё равно он будет прежде всего думать о том, чтобы не пострадала ты, чтобы прикрыть тебя! Он же у нас гриффиндорец, герой! А ему нельзя отвлекаться. Ты ведь и сама знаешь всё это.
- Но…
Я мельком посмотрел на девушку. Блейз побледнела, её глаза наполнились слезами, но она ещё цеплялась за остатки своего упрямства, как утопающий за соломинку.
- Но ведь в Ставке мы сражались вместе! Бок о бок! И всё получилось… Всё было хорошо! Мы были рядом, прикрывали друг друга, как… Как вы тогда, когда напали на «Ночной Рыцарь», – она всхлипнула было и вдруг прищурилась. – Погоди, вот в чём всё дело, да? Раньше рядом с ним был ты – и теперь ты хочешь убрать меня с дороги?
- Что? – опешил я. – Что ты несёшь?!
- А что? – ядовито фыркнула девушка, гневно сузив глаза. – Ты не хочешь, чтобы я была рядом с Гарри, потому что хочешь быть рядом сам!
- Ты бредишь! – резко оборвал её я. Нет, ну это же надо! Такой глупости можно ожидать от какой-нибудь Чанг, но никак не от Блейз!
- Вот как? А по-моему, вывод вполне логичный! – огрызнулась она.
- Ты ещё сцену ревности мне закати! – рявкнул я, окончательно выведенный из себя её упрямством. – Умней ничего не придумала? Головой подумай – и скажи, в чём я неправ?
- Ты… – она готова была, кажется продолжать спор – но у меня не было желания выслушивать эти бредни.
- Блейз, ради Мерлина, закрой рот и послушай! – зарычал я. – И постарайся УСЛЫШАТЬ, соплоховост тебя расцелуй! Попробуй представить себе всё это – только умом, а не сердцем! Представь себе битву. Вот вы с Гарри рядом, в двух шагах. И перед вами – Волдеморт. Он взламывает щит, проникает в голову Гарри – и что он там видит? Страх за тебя? Волнение? Любовь? Блейз, ты ведь знаешь Поттера не хуже меня! Ты ведь понимаешь, что он вообще не способен скрывать свои чувства от легилимента, тем более такие сильные!
- Что с того, что Лорд поймёт, что я для Гарри значу? – как-то слабо отозвалась она. – Нет, я понимаю, я была нужна, чтобы добраться до него, заманить в ловушку, или что там Лорд планировал. Но теперь-то какой в этом смысл?! Если сам Гарри будет прямо перед ним?
- В сражении с Гарри Лорд уже несколько раз терпел неудачу. Не поражение в полном смысле слова, конечно, но… цели-то своей не добивался. Он, конечно, орёт, что это всё совпадение и просто Поттеровское везение – но, по факту, оказаться с Гарри лицом к лицу – это для него риск. Риск если не поражения, то очередного позора – сама понимаешь, он этого не хочет. Больше Лорд на равных играть не будет, если у него есть хоть капля ума, – а она у него есть и не одна, можешь мне поверить. Он всё сделает, чтобы ослабить Поттера. А ты сама даёшь ему в руки ключ к победе.
- Я не…
- Даёшь, даёшь, – безжалостно продолжал я. – Я прямо вижу Лордовскую ухмылку, когда он поймёт, кто ты для Гарри. Ему достаточно палочку поднять – два слова, и конец. Это Поттер у нас Аваду пережил. Думаешь, тебе так же повезёт?
Обрисованная мной картинка была и в самом деле страшной. Воображение живо рисовало мерзко ухмыляющегося Волдеморта, направляющего палочку на Блейз. Зелёная вспышка, оседающее на пол тело… От острейшей боли – разделённой и снова умноженной, Поттера и моей собственной, – перехватило дыхание, хоть она и была всего лишь плодом воображения. Я почти слышал стук палочки, выпадающей из разом обессиленных пальцев гриффиндорца, видел, как он падает на колени рядом с телом девушки, опустошённый, вмиг лишённый звезды своей жизни… Да уж, о какой битве тут пойдёт речь? Я бы на его месте вообще тут же умер от горя… Нет, есть шанс, конечно, что он воспылает жаждой мести, но в гневе людям свойственно ошибаться. Волдеморт не преминет воспользоваться состоянием Гарри, как ни крути.
- Его можно будет брать тёпленьким, – прошептал я, уставившись в пространство. – Какой бы реакция ни была…
- Он сказал… если я погибну – он может перейти на другую сторону и стать ещё ужаснее Волдеморта… – прошептала Блейз. Я посмотрел на неё – девушка сжалась, обхватив себя руками, по бледному лицу текли слёзы, но она даже не моргала.
- Это ещё если ему повезёт и он сам после этой битвы выживет, – тихо ответил я. – Поединка с Лордом ему, боюсь, всё равно не избежать. Я не знаю, Блейз. Мне трудно об этом судить, даже несмотря на мысленную связь. Но врать я тебе не буду – такое вполне возможно.
- Но… Гермиона… – еле слышно проговорила сестра, кажется, и сама уже не рассчитывая на этот последний аргумент. – Она-то…
- А на неё не будут охотиться, – ответил я. – Во всяком случае, она точно не станет целью номер один для Волдеморта – хотя бы потому, что Альтаир не является для него таковой. Лорду, по большому счёту, нет особенного дела до Блэков – ну да, они от него отказались, да, их сын когда-то его обдурил и удрал, но… Всё это и близко нельзя сравнить с тем, что для Лорда значит победа в схватке с Гарри. Пока он не добьётся её – ни на кого больше отвлекаться не станет, разве что случайно натолкнётся. Гермиона не станет в бою желанной мишенью для Лорда. А вот ты – станешь.
- Мерлин… – выдохнула Блейз. – Что же я наделала? – девушка помотала головой, словно пытаясь отогнать непрошенные мысли. Я вздохнул и притянул её к себе.
- Эй, иди сюда. Ш-ш-ш-ш, всё хорошо, – я обнял её, чуть покачивая, как ребёнка. – Всё хорошо. Ты пока ещё ничего непоправимого не сделала.
Я погладил сестрёнку по голове, пытаясь утешить и с невольным страхом гадая, не перегнул ли палку. Я хотел лишь убедить её прислушаться к голосу разума, а не заставить терзаться чувством вины.
- И что мне теперь делать? – Блейз тонкими пальчиками вцепилась в мою рубашку, уткнувшись лбом мне в плечо. Её трясло, хотя она и не рыдала – лишь всхлипывала.
- Честно – не знаю. Вот почему ты не уехала в Манор вместе со всеми, когда тебя просили? – попенял я ей. Девушка вздохнула и слегка отодвинулась от меня, вытирая нос ладошкой.
- Думала, я… смогу быть полезной, – беспомощно проговорила она. – Я… Я знаю, что могу сражаться, как все. Я доказала, что могу! Но… Но ты прав. Если Лорд поймёт… его действия будут очевидны. И… Что же мне делать? Как ему помешать?
Теперь вопрос был уже не риторическим – Блейз уставилась на меня, явно ожидая ответа. Я выгнул бровь.
- Это ты меня спрашиваешь? Я же сказал – не знаю. Хотя… Ну, в принципе, наверное, и сейчас ещё не поздно уехать в Манор. Попроси Северуса, он тебе откроет камин в кабинете.
Блейз с минуту раздумывала, кусая губы. Окончательно освободившись из моих рук, она прошла пару шагов вдоль стены, потом вернулась обратно, продолжая напряжённо размышлять.
- Нет, – наконец твёрдо отрезала она. Я закатил глаза.
- Опять начинается! – протянул я. Сестрёнка, нахмурившись, снова покачала головой.
- Да нет, ты не понимаешь. Не могу я уехать в Манор, – сказала она. – Дрей, я всё понимаю, правда, но… Я там просто с ума сойду. Неизвестность – это… Мне и подумать страшно.
- И что ты предлагаешь? – фыркнул я. Блейз ещё некоторое время напряжённо размышляла и, похоже, в итоге пришла к какому-то решению.
- Больничное крыло, – уверенно сказала она.
- Не понял?
- Я останусь в больничном крыле. Оно в глубине замка, так что даже при нападении атаке подвергнётся в последнюю очередь. Сам знаешь, Основатели его специально так и расположили при постройке замка. К тому же там есть и наблюдательный пункт. Да и просто, на всякий случай, ещё один здоровый человек им не помешает. Будет кому сбегать по поручению, помочь с ранеными, позвать на помощь в случае чего… Гермиона-то оттуда уйдёт, если битва начнётся, и присоединится к Альтаиру. А я буду достаточно далеко от Гарри, и это будет сравнительно безопасно. Сомневаюсь, что, даже если Лорд прочитает его сознание, он бросит всё и побежит меня разыскивать, чтобы убить, если я буду где-то далеко, а сам Гарри – рядом. Другое дело, если я буду на виду. Тогда это имеет смысл – этакий акт злодейства на глазах у жертвы. Но специально носиться по школе в поисках меня – как-то глупо, не находишь? Основная цель Лорда – всё-таки Гарри, а я могу сгодиться только как «подручное средство».
- Возможно, – согласился я, подумав.
В самом деле, в её словах была крупица здравого смысла. Ну, и ещё… Ещё – на самом краю сознания теплилась мысль, что мне будет немного спокойнее знать, что рядом с Джинни будет кто-то, стоящий на ногах, кто сможет прикрыть её в час нужды. Я тряхнул головой, отгоняя предательскую мыслишку. Нет, конечно, я, прежде всего за сестру беспокоился! Больничное крыло – это куда лучше, чем торчать вместе с нами в самой гуще боя. Она права: оно находится в глубине школы, да и защитные чары там сильнее, чем где бы то ни было, да и интереса для Упивающихся там почти никакого… И плюс там ещё Дамблдор. Правда, толку от директора в его нынешнем состоянии никакого, но всё-таки… Всё-таки это – Дамблдор.
- Знаешь, – предложил я, немного поразмыслив, – может, ты сочтёшь это глупостью, но у меня есть ещё одно предложение. Не в смысле, где тебе спрятаться, а в смысле – обеспечить дополнительную безопасность. Всего лишь небольшая уловка…
- Ну? – нетерпеливо перебила Блейз.
- А что, если не говорить Гарри, где именно ты будешь? Ну, если он не будет знать, что ты в больничном крыле, то и Волдеморт этого прочитать в его голове не сможет, так ведь?
- Ну… В принципе, да, но… – сестрёнка как-то неуверенно замялась. – Что тогда ему сказать?
- Скажем, что отправили тебя в сравнительно безопасное место, и всё, – я пожал плечами. – Он поймёт, я постараюсь ему втолковать, что к чему.
- Ладно, – кивнула она. – Ну хорошо, пошли уже, а? Почти стемнело…
- А то это так важно! – фыркнул я. – Ладно, не вопрос – пошли.
Какое-то время мы шли молча. Не то чтобы мне было нечего ей сказать, но я думал, что сестрёнке нужно какое-то время, чтобы обдумать своё положение. Конечно, Блейз в последнее время натворила глупостей. И тот факт, что пока никто серьёзно не пострадал – скорее результат везения. Страшно даже подумать, что могло бы произойти, если бы ей хоть где-то повезло чуть меньше. Да и мало ли что могло произойти! Споткнулась не вовремя – и пиши пропало…
- Знаешь, что странно? – прервала мои размышления Блейз, когда мы добрались до конца коридора и прошли в потайной короткий проход за портретом какого-то старинного мрачноватого зельевара. Я не ожидал её вопроса, поэтому вздрогнул, неожиданно вырванный из своих размышлений.
- Что? – переспросил я, моргнув.
- Когда мы с Гарри спорили, и он убеждал меня не высовываться – он ведь говорил мне практически то же самое, что сейчас сказал ты. Только другими словами. Но… Почему-то они не производили такого впечатления. Я так увлеклась стремлением оказаться рядом с ним, доказать, что тоже могу драться, и всё прочее, что… Ну, не знаю, наверное, я просто не воспринимала его слова всерьёз. Или… Или заранее считала все его уговоры просто попыткой защитить меня, и… не особенно вникала в смысл.
- Иногда важно не только то, что говорится, но и то, как. Недаром говорят: чтобы переубедить слизеринку, нужен слизеринец, – повторил я ту же поговорку, которую уже цитировал Альтаиру.
- Ну да, – невесело хмыкнула Блейз и как-то вымученно улыбнулась. – А чтобы переубедить Слизеринскую Принцессу, нужен Слизеринский Принц, да?
При упоминании этих дурацких «титулов», я не сдержал смешка. Раньше прозвище «Серебряный Принц Слизерина», которым в свое время наградила меня Паркинсон, мне льстило – а теперь казалось напыщенным и глупым. Да уж, общение с гриффиндорцами на меня, определённо, плохо влияет… Блейз молчала, заканчивая подъём по узкой винтовой лесенке. Мы вышли на галерею, ведущую к дверям больничного крыла.
- Знаешь, Дрей… – задумчиво проговорила девушка, когда до дверей палаты оставалось каких-нибудь ярдов десять. – Мне кажется, я поняла, в чём была моя проблема.
- Ну и в чём? – поинтересовался я, понимая, что ей нужно высказаться, и, наверное, хочется услышать моё мнение.
- Не в том, что я хотела доказать, что могу драться. В конце концов, это можно доказать и на практике по защите. Я хотела доказать, что не боюсь. Что я… Что я достойна его, что я не какая-нибудь трусиха. Что я… девушка ему под стать. Не обуза, а соратница.
- Ну и что, доказала? – полюбопытствовал я. Блейз горько фыркнула.
- Идиотка я, а не «девушка героя», – с горечью сказала она. – Сама чуть не подставилась, всех ввела в заблуждение… «Сведения», называется, добыла! Да ещё и Гарри чуть не насмерть перепугала своим отсутствием, когда все вернулись. Мерлин, какая же я дура!
- Ну-у-у-у-у, раз уж ты сама это признала, – протянул я без тени сочувствия, и в ответ на её обиженный взгляд лишь вздёрнул бровь. На какое-то мгновение мне показалось, что тактика была неверной – в глазах Блейз застыли боль, горечь и обида. Однако уже в следующий момент сестрёнка на мгновение прикрыла глаза, глубоко вздохнула и заговорила уже совсем другим тоном.
- Драко. Томас. Люциус. Малфой! – отрывисто произнесла она, чеканя каждое слово. – Не смей со мной соглашаться, когда я занимаюсь самокритикой!
- Ну а что я могу сделать, если она справедлива? – хихикнул я.
- Ах ты… – задохнулась от негодования Блейз, но в глазах у неё уже плясали чёртики, а на лице против воли расплывалась улыбка.
Впрочем, это не означало, что я избежал «возмездия» – ну или хотя бы попытки. Пару раз увернувшись от её попыток меня пнуть, я отскочил подальше и, дразнясь, скорчил рожицу. Блейз, фыркнув, тряхнула головой и «гневно» уставилась на меня.
- Гад, – беззлобно констатировала она. – Ну ничего, Дракоша, ты у меня как-нибудь ещё договоришься…
- Ещё один «Дракоша» – и договорится здесь кое-кто другой, – пригрозил я. – Блейзи-Дейзи-Маргаритка.
- А по шее? – пригрозила Блейз. Я изобразил на лице святую невинность.
- За что меня по шее? Я хороший!
- В каком месте? – тут же поинтересовалась она, окинув меня вопросительным взглядом.
- Тебе не понять! – отбрил я. – А вообще – во всех!
- Ты бы уж определился, – хмыкнула Блейз, а потом, покачав головой, улыбнулась уже по-настоящему. – Спасибо, Дрей, – негромко проговорила она уже совсем иным тоном. Я улыбнулся.
- Не за что, – кивнул я. – Обращайся, если что. Ладно, пошли, пока твой парень не решил, что я тут тебя связал и замуровал где-нибудь по дороге.
- А почему он должен так решить? – поинтересовалась она. Я хмыкнул. Рассказывать сестре о том, что наш с ней разговор происходит с одобрения Гарри, я не собирался, так что был готов к каверзным вопросам.
- Нас долго нет, – отозвался я, невозмутимо пожав плечами. – И, уж коль скоро тема романтики между нами, слава Мерлину, отпала… Мало ли что мне в голову взбредёт. А вдруг на меня ещё действуют какие-нибудь зелья, и я сейчас начну выполнять Волдемортову волю? – я сделал «страшные глаза» и, дурачась, потянулся к её шее, изображая намерение придушить.
- Угу, два раза, – фыркнула Блейз, бесцеремонно шлёпнув меня по тыльной стороне ладони. Я притворно надулся.
- Тебе что, совсем не страшно?
- Учитывая, что отпаивал тебя от всех зелий Северус? Совсем не страшно, – припечатала она.
- М-да… – пробормотал я, потеребив ухо кончиками пальцев. Крыть было нечем, последнее слово всё-таки осталось за сестрой. – Ладно, пошли уже…

Шутливая перепалка с Блейз помогла мне немного сбросить напряжение, что оказалось совсем не лишним. Атмосфера в больничном крыле была ничуть не лучше, чем внизу, у наблюдательных постов. Мадам Помфри и Гермиона хлопотали вокруг раненых, делая всё, чтобы облегчить, а по возможности и улучшить их положение.
Альтаир, Гарри и Рон, естественно, были рядом, стараясь помочь, чем только возможно. Блейз тут же устремилась к Поттеру, а я собрался было тоже подойти и узнать, не могу ли и я чем-нибудь помочь (хотя, откровенно говоря, целитель из меня аховый, но, если уж даже Рон на что-то сгодился…), но тут мой взгляд остановился на знакомой женской фигуре в дальнем конце палаты, у лабораторного столика. Сделав Гарри знак рукой, чтобы не волновался, я пошёл к ней.
- Мам?
- Драко! – Нарцисса при виде меня заулыбалась. Я быстро поцеловал её в щеку, а она, потрепав меня по плечу, придирчиво осмотрела с головы до ног.
- Ну, хвала Мерлину, выглядишь ты уже гораздо лучше, чем вчера, – заметила она. – Как ты себя чувствуешь?
- Со мной всё в полном порядке, как видишь. А как дела здесь?
Разговор с матерью облегчения, впрочем, не принёс: хотя пациентов оставалось немного, состояние всех было по-прежнему тяжёлым. Хуже всех дела были, как ни печально, у Дамблдора – как и предполагалось, старческое тело с трудом находило силы бороться с отравой, даже при поддержке сыворотки, которую приготовили совместно Северус и мадам Помфри. Кроме него среди тяжелораненых были и ещё несколько членов Ордена – кто-то из Упивающихся оказался любителем разного рода режущих и разрывающих проклятий, которыми швырялся направо и налево. К несчастью, не все раны от них поддавались магическому лечению: по-видимому, какие-то из заклятий относились к Тёмной магии, а с её последствиями шутки плохи. Взять хоть ту же Гермиону, которая, наверно, и по сию пору здесь бы лежала, если бы не Блэковская магия Крови…
Среди всех новостей более-менее обнадёживающей была лишь одна: Джинни уверенно шла на поправку, и, хотя целительница и не рекомендовала пока её перевозить, всё же чувствовала себя гораздо лучше. Впрочем, когда я заглянул к ней, приём меня снова встретил довольно холодный. Как и прошлой ночью, Джинни была неразговорчива, да и держалась как-то отстранённо, словно устанавливая между нами дистанцию. Как я ни убеждал себя, что это всего лишь результат пережитого потрясения, её поведение меня сильно тревожило. Я не мог понять, что с ней происходит? Может, она обвиняет меня в том, что произошло? Она утверждала, правда, что это не так, однако, кто знает – возможно, в подсознании девушки дела обстояли иначе? Сознательно или неосознанно, но она вполне может винить меня том, что я не смог противиться власти зелий и принял участие в ритуале. Или, может, что не предупредил её, что у нас есть надежда? Но как бы я мог это сделать на глазах у Лорда и Упивающихся? Одно дело – исподтишка шепнуть пару слов, и другое – объяснять ситуацию… Впрочем, умом я понимал, что всё это лишь отговорки. Я могу гадать хоть до возвращения короля Артура с Авалона, но знать точно буду лишь тогда, когда она сама мне об этом скажет. А она сказала, что ей прежде всего нужно время… Так что всё, что мне оставалось – вздыхать и ждать.

В больничном крыле мы проторчали довольно долго, пока мадам Помфри, наконец, нас не выставила. В самом деле, несмотря на «осадное» положение, пациентам необходим был покой. Перед уходом я на всякий случай попросил Нарциссу присмотреть за Блейз, чтобы неугомонная сестрёнка не натворила ещё каких-нибудь дел. По правде говоря, в её искреннее раскаяние я верил с трудом. Нет, конечно, в том, что Блейз всё поняла, сомнений не было – но она не из тех, кто так легко сдаётся. Раз уж она вбила себе в голову, что имеет право защищать того, кто ей дорог, то можно не сомневаться – наизнанку вывернется, но придумает, как влезть, куда не просят. Пока что она была слегка ошеломлена моими доводами и ощущала себя виноватой – но можно не сомневаться, что это скоро пройдёт. Блейз, при всей своей новоприобретённой гриффиндорской бесшабашности, – слизеринка до мозга костей. Стоит ей немного опомниться, как, можно не сомневаться, она опять начнёт придумывать планы. А что самое жуткое – Гриндевальд её знает, какие «мудрые» идеи придут в её рыжую голову! Стоит только начать прикидывать варианты – так мне аж самому страшно становится…
Мой план с «защитой» Блейз Гарри, откровенно говоря, в восторг не привёл. Поттер неохотно согласился, что он имеет смысл – однако особенно воодушевлённым не выглядел. Впрочем, в этом я понимал его даже и без мысленной связи – всё-таки ну совсем не приятно, что ни говори, в такое время, как сейчас, отправить любимую девушку неизвестно куда, полагаясь на голословное утверждение, что это, мол, «сравнительно безопасное место». Особенно учитывая то, что после её выходки лично я бы не стал особенно полагаться на благоразумие сестрёнки. Вот и Гарри, кажется, тоже не очень настроен был рисковать…

Честно говоря, не знаю, как все остальные, а я серьёзно сомневался в том, что Волдеморт вообще ещё намерен напасть на Хогвартс. Элемент внезапности был уже утерян, и сломить защиту древнего замка, даже с ослабленными щитами, было бы ох как непросто. К тому же каждая прошедшая минута делала положение Лорда при атаке всё менее выгодным: велика была вероятность, что к нам прибудет ещё какое-нибудь дополнительное подкрепление, а кроме того, он не мог быть уверен, что мы не придумаем, как выйти из положения с Дамблдором. Ведь должен же существовать способ передать защитные Узы от старого директора к новому, не дожидаясь смерти первого! Ведь отправляли же директоров в отставку – и не формально, как Дамблдора во время истории с Тайной комнатой, или при «правлении» Амбридж, а по-настоящему! Наверняка Лорд должен был это понимать! Странно, кстати, что наши ещё этого не сделали – хотя, Мерлин их разберёт, какие там с этим сложности. Может, надо, чтобы директор хотя бы пришёл в себя, чтобы передать Узы? Ну, или что-то в этом роде…
А впрочем, бурная деятельность Лорда, которую всё ещё ощущал Поттер, наводила на мысль, что принесённые Блейз сведения играли роль всего лишь отвлекающего манёвра. Благодаря им и аврорат, и Министерство, и Орден Феникса – все сосредоточились именно на Хогвартсе. Чем не идеальный момент для атаки на любой другой объект? Вопросом оставалось только одно – на какой именно? Основные интересы Тёмного Лорда, как ни крути, лежат именно здесь. Недобитый Дамблдор, всё ещё представляющий для Волдеморта угрозу. Гарри Поттер – вечная заноза в его «седалищном органе». Сама школа, наконец – ключ к будущему, к детям! Взяв её под контроль, он действительно ухватит Магическую Британию за горло…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (18.09.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 275


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]