Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Конкурс Фан-Артов "Говорят, под Новый Год..." Второй этап
Дорогие фотошоперы, давайте воплотим в жизнь все ваши фантазии на тему зимы, Рождества, волшебства и любви. Налетайте на заявки, выбирайте себе по душе и создавайте красоту!
Работы будут разделены на три категории:
- Сумеречная Сага
- Драма
- Романс

Второй этап начался: Разбор и исполнение заявок до 19 декабря (до 15:00 по мск.в)

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Белое Рождество
Белла, всем сердцем любящая Лондон, в очередной раз прилетела сюда на Рождество. Но в этом году она не просто приехала навестить любимый город. У нее есть мечта - отчаянная, безумная, из тех, в которую веришь до последнего именно потому, что она – самая невозможная, самая сказочная из всех, что у тебя когда-либо были.

Опасное лето
Эмбер, она же Эмма, осталось сиротой в четыре года. Кем могла вырасти девчонка под влиянием Леа Клируотэр, альфы местной стаи оборотней? Правильно, истинным чудом в перьях. И что может произойти, если в её привычный мирок ворвётся не менее сумасшедший парень, потомок тех самых Блэков?
Правильно, всё перевернётся с ног на голову.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 414
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Проклятые вечностью. Глава 9

2016-12-7
47
0
Чаша разочарования

      С последними лучами заходящего солнца путники покинули Васерию, скрываясь за беспросветным покрывалом ночи, окутавшей округу. Небольшая каменистая дорога, причудливо петляя между гор, которые своими снежными вершинами подпирали небесный свод, растворялась в клубящемся тумане, скрывавшем в своих объятиях вековые тайны этой загадочной страны. Моросил холодный дождь, который, соприкасаясь с покрытой инеем землей, тут же обращался в ледяные кристаллы, светящиеся при лунном свете. Снег, лежащий в ложбинах, и следовавший за путниками туман вызывали смутное ощущение смешения времен года, показывая, что зима уже холодной поступью шествовала по этим просторам, но осень еще не собиралась уступать ей свои права. Это молчаливое и гнетущее состояние природы порождало в сердце неясную тревогу, то и дело заставляя оглядываться назад.

      Остроконечные изогнутые сосны, выживающие в туманной сырой и холодной местности, усеяли склоны скалистых гор, скрашивая уныние, царившее вокруг. С их корявых ветвей ниспадали сизые лишайники, напоминая седые локоны старой ведьмы, а шершавые стволы укутывал желтоватый мох.

      Однако не только природа поддавалась в этот момент унынию. Ван Хэлсинг, которому до сих пор не давала покоя его новая сущность, продолжал теряться в размышлениях о том, какие действия предпримет его друг, в такой спешке покинувший старый замок. Сообщит ли он в Ватикан о том, что их главного мстителя сразила хворь, что страшнее проказы. Может, ему уже во след послали святую рать, которая с пламенным мечом в руках пройдется по наполненным скверной землям, с корнем выжигая нечисть, засевшую в этих краях. Может, и он поляжет в этой битве, поддавшись темной стороне и навсегда обрекая свою душу на адское пламя. Каждая мысль рождала в его душе все больше сомнений и страхов. Надежда найти Анну таяла с каждым часом, недовольные взгляды его спутницы начинали внушать ему беспокойство, заставляя ни на секунду не выпускать ее из поля зрения. В довершение ко всему, записка, которую он оставил перед выходом Карлу, теперь казалась ему полным безумием.

— «Ты сам подписал себе смертный приговор. Так что теперь не время для сомнений. Даже дорога полыхает за тобой, так что глупо рассчитывать на то, что у тебя получится избежать огня!» — мысленно произносил он, желая хоть как-то успокоить разум.

      Селин тоже не могла найти себе покоя. Она даже представить не могла то, как ей удастся скрыть такой позор от клана. Если Виктор предал смерти собственную дочь за близость с ликаном, то что он сделает с ней, если узнает, что она привела в их тайное логово оборотня? Ответ на этот вопрос она даже боялась услышать, в очередной раз терзаясь между долгом и желанием вернуть священную реликвию.

      Постепенно поднимаясь вверх по тропинке, открывающей обеспокоенным взглядам небольшую ореховую рощу у самого подножия скалистой гряды, раскинувшуюся вдоль небольшой реки, они медленно продвигались вперед, рассматривая бескрайние дали, чтобы хоть как-то скрасить молчаливое напряжение и развеять тягостные думы. Чуть поодаль от рощи лежала бескрайняя равнина, покрытая высокой травой, еще не успевшей склониться под тяжестью первого снега. Под порывами ветра она перекатывалась серо-сизыми волнами, ибо в свете луны приобретала серебристый оттенок. Посреди этих травяных волн возвышались, подобно архипелагам в море, огромные камни, усеявшие землю.

      Слева от дороги пролегло узкое ущелье, в котором клубился туман, будто предупреждавший об опасностях, которые сокрыла сама природа, но именно туда и пролегал путь Ван Хелсинга и Селин, предпринявших отчаянную попытку доказать, что вампиры и оборотни для взаимной выгоды могут попытаться сосуществовать друг с другом.

— И все же через мост в Телмачу было бы быстрее и безопаснее, — отозвалась Селин, оглядывая покатые склоны, нависавшие над ними огромной каменной громадой.

— Моста больше нет. В день нашего фееричного знакомства от него камня на камне не оставили, желая преградить нам путь. Если не собираешься проделать крюк в несколько сотен миль, то придется ехать через это ущелье, — ответил охотник, прекрасно понимая с какими опасностями сопряжена эта дорога.

— Здесь может быть засада оборотней или еще кого похуже... поверь, я бы предпочла столкнуться с десятком ликанов, чем с одним вампиром, — заметила она.

— Какие у Вас счеты с Дракулой? Не думал, что вы воюете с себе подобными!

— Я согласилась проводить тебя, а не вести задушевные беседы. Где ты прячешь стилет? Я не видела его в дорожных сумках!

— Если захочешь обыскать меня, придется идти до конца, — с едкой ухмылкой произнес охотник, скривив губы.

— А знаешь, ведь трупы намного проще обыскивать! — в тон ему ответила она.

— Возможно, и проще, но какой в том интерес? Ты не производишь впечатление бесчестной женщины, готовой ударить в спину, а в честном бою у тебя, как показала предыдущая ночь, больше шансов оказаться снизу, — с добродушной ухмылкой заметил он.

      Селин метнула на него полный негодования взор, который он предпочел проигнорировать, будто не замечая, что в душе его спутницы все клокотало от злости. Даже в самом страшном кошмаре она себе представить не могла, что ей придется помогать оборотню, но хуже всего было полное отсутствие враждебности с его стороны, понять которое вампирша не могла. С момента перерождения ей внушали ненависть к этим существам, лишенным сострадания и, как полагали многие, интеллекта, но вот перед ней было прямое опровержение этих утверждений. Безусловно, Ван Хэлсинг был умен, сдержан, решителен, смел и верен долгу чести — он сумел совладать со своими животными желаниями и сохранил ей жизнь, хотя, будь она на его месте, едва ли поступила бы подобным образом.

— Ты слишком плохо знаешь меня, чтобы делать такие выводы, — совладав с собой, ответила она.

— Иногда не нужно знать, чтобы понимать. По вполне понятным причинам ты не решилась нападать на Алиру, но ты вполне могла попытать удачу, напав на нас при первой встрече, но этого не произошло. Очевидно, человеческая жизнь представляет для тебя некую ценность, несмотря на твою темную сущность. Люди с такими жесткими принципами не ударят в спину.

— С чего ты взял, что я вообще видела Алиру?

— Я полагаю, что с того дерева, которое ты сделала своим наблюдательным пунктом, ты видела гораздо больше. Осторожнее — с теми, кто обладает большими знаниями, расправляются в первую очередь. Причем друзья это делают даже чаще, чем враги!

— Так отчего же ты не расправился?

— Разве я мог уничтожить единственную зацепку, способную привести к Дракуле?

— Что ж, в наблюдательности тебе не откажешь! Даже те, кто живут веками, зачастую, оказываются менее прозорливы.

— Неужели я слышу нотки одобрения в твоем голосе? — поинтересовался охотник, потрепав по гриве норовистого жеребца, позаимствованного в конюшне у Анны.

— Никогда оборотень не добьется от меня одобрения! — вскипела Селин.

— Во-первых, не стоит злоупотреблять такими словами — жизнь порой преподносит нам неожиданные сюрпризы. Несколько дней назад я даже представить не мог, что мне придется путешествовать с вампиром, храня в своей крови проклятие зверя. Во-вторых, почему вы воюете с оборотнями? Насколько мне известно, Дракула использует их, чтобы вершить свои черные дела. Что же произошло у Вас? Раз уж ты не хочешь говорить о личном, может, поделишься общеизвестными фактами? Не можем же мы всю дорогу провести в гробовом молчании, — произнес Ван Хэлсинг, делая очередную попытку выведать необходимую информацию.

      После некоторых раздумий девушка, очевидно решив, что подобные знания не смогут причинить никакого вреда, проговорила:

— Это было столетия назад, задолго до моего обращения. Ликаны были нашими рабами, дневной стражей, рабочей силой. Но в их рядах постепенно назревало недовольство, они желали свободы, равноправия, другой жизни. В нашей истории этот эпизод носит название «Восстание ликанов».

— Пленник хочет обрести свободу! Это так удивительно! — с презрением фыркнул охотник.

— Кровь действительно меняет многое! Не думаю, что пару дней назад ты испытывал сострадание к этим монстрам. Готова биться об заклад, что совсем недавно ты бы без сожаления всадил стрелу в сердце каждого из них.

— Не сомневайся, пару дней назад я бы без сожаления всадил стрелу и в твое сердце. То, что происходит с нами, лишь игры судьбы — горькая ирония и горькая луна — две подруги, которые превратили нас в рабов крови!

— Ты так и будешь перебивать меня или дослушаешь ответ на собственный вопрос? — с нотками раздражения в голосе поинтересовалась Селин, придерживая поводья. Дождавшись утвердительного кивка, она снова направила свои небесные глаза в туманный морок, продолжая свое повествование. — В какой-то степени, это даже романтичная и очень печальная история. Дочь главы старейшин Соня полюбила Луциана — предводителя оборотней, первого рожденного с проклятием в крови. Сам по себе такой союз был невозможен, но хуже всего оказалось то, что она смогла забеременеть от него. Кара была беспощадна — Виктор убил собственную дочь, подверг солнечной казни на глазах у возлюбленного и всего совета. Но Луциан смог бежать, поклявшись отомстить. С тех пор война между кланами не прекращается.

— Разве возможно, чтобы подобные вам могли выносить и родить живого ребенка?

— Это происходит достаточно редко, если сойдутся партнеры с подходящим геном. Но такое возможно!

— И сколь многочисленны ваши кланы?

— А вот это уже тебя не касается! Но раз уж я ответила на твой вопрос, позволь задать свой в ответ, — достаточно лукавым тоном произнесла она.

— Ну что ж... достаточно справедливо – ответ за ответ. Спрашивай!

— Что ты чувствовал, превращаясь в зверя? Твои мысли, желания...

      Признаться, Ван Хэлсинг никак не ожидал такого вопроса. Обычно все интересовались его жизнью; прошлым, которого он не помнил; тем, что заставило его заняться таким опасным промыслом и платой за столь богоугодные дела, но это... свое кровавое проклятие он не желал обсуждать ни с кем. Это было настолько личным и непонятным ему, что он сам не до конца понимал то, какие эмоции, кроме отвращения к себе и жуткой боли, разрывающей его тело на части, он испытывал в этот момент. Откровенно говоря, охотник еще не до конца смирился со своей участью, втайне лелея надежду на то, что это в скором времени закончится, оставшись жутким кошмаром. Подобно Анне, он пытался отрицать свою новую сущность, правда, делал это с присущим ему спокойствием. На пробу оказалось, что собственный недуг он переносил стоически все время, возвращаясь мыслями к принцессе, которую судьба-злодейка подвергла куда большим испытаниям, ведь, став жертвой вампира, она навсегда обрекла души своих родных на адское пламя.

— Я правильно понимаю, что твое молчание — это отказ отвечать?

— В ту секунду, когда лунный свет коснулся моей кожи, мне показалось, что ничего ужаснее со мной просто не могло произойти. Представь то чувство, когда все твои кости ломаются одновременно, а разум полностью утрачивает контроль над твоими действиями, оставляя в твоем сердце лишь одно желание — утолить этот мучительный голод. Ты вампир, а значит, также подвержена кровавой жажде, должна понимать.

— Но почему ты остановился? Почему не убил меня?

— Не знаю, в этот момент что-то во мне переломилось. Я понял, что не могу убить... по крайней мере не так... не в обличии монстра. Но сейчас... сейчас я уже не могу отрицать тот факт, что кровь зверя практически полностью меняет представления о мире вокруг. Она меняет суждения, усиливает инстинкты. Запахи начинают сводить с ума, слух вытворяет почти непостижимые вещи. Сейчас мне кажется, что я до сих пор слышу шум реки у основания гор, хотя она давно осталась позади. Это что-то невообразимое и пугающее одновременно.

— И что же поменялось в твоих суждениях? — не унималась Селин, с каждой минутой все больше интересовавшаяся своим случайным попутчиком.

— На самом деле, хотим мы того или нет, животное живет в каждом из нас. Зачастую красивые маски на лице скрывают за собой звериный оскал. Превращение в оборотня — это не ужасающе искажение человеческой природы, а возвращение к самым ее истокам, своего рода путь домой! Все мы с таким упорством подавляем свои инстинкты, но, по сути, животное, просыпающееся в душе в момент превращения, лишь забирает назад то, что мы, люди, у него отняли — свободу. Зверь просто вырывается из клетки, желая восполнить то, что целыми поколениями мы у него отнимали. После укуса мне стали сниться кошмары, пугающие видения о том, чего на самом деле никогда не было. Мне виделась охота, растерзанная плоть, я ощущал вкус крови на зубах — желания зверя, просыпающегося в моем сознании. В тот момент, подобно волку, я желал вырваться из темницы условностей, на которые нас обрекает мир, но, просыпаясь, ненависть к своему естеству возвращалась с новой силой, рождая внутри десятки противоречий. Обратившись в зверя, все сомнения развеялись по ветру, клетка распахнулась, и мятежный дух вырвался на свободу. Моя человеческая личность растворилась в его желаниях. Представь, мне не нужно было ничего учить, мной руководила какая-то невидимая сила, инстинкты, направляемые самой жизнью, а не расчетливым разумом. И... — он сделал паузу, пытаясь договориться с мыслями, будто переламывая себя в желании озвучить очевидную истину, в которой боялся признаться. Этот поток откровений, на которые, как ему казалось, он был неспособен, обнажил всю необходимость до конца высказать то, что наболело в его душе. Не зная, как сказать об этом Карлу, он был вынужден переживать это в одиночестве, а теперь рядом была она — Селин — девушка, которая, пусть и столетия назад, но прошла через похожее перерождение. Она хоть и ненавидела, но все же могла понять. Это был шанс, шанс сбросить с сердца груз, а с души оковы.

— И... — в нетерпении потянула вампирша.

— И это ощущение мне понравилось! — к своему стыду признался он. — Но, когда я увидел тебя, само мое человеческое естество воспротивилось тому, что могло произойти. Это отрезвило, вернуло ясность мысли и некий страх перед собственным обличием, и ужас перед потерей души.

— Если ты сумел взять над собой контроль в первое перерождение, то сумеешь делать это и дальше. Наш мир — это сложное переплетение древних потоков силы, источником которой является ночь, но это не только прекрасный узор, сотканный самой природой, но и великое проклятие, — проговорила Селин. Слова Ван Хэлсинга стали для нее настоящим откровением. Она часто сталкивалась с ликанами, по большей части это были существа, не способные испытывать сострадание, озлобленные и ненавидящие всех и каждого, даже своих собратьев. Они вели войну не только с окружающим их миром, но и друг с другом, ничем не отличаясь от самых обыкновенных зверей, но Гэбриэл был другим. Он выходил за пределы этой системы, обладая каким-то своим, пусть и искалеченным, но достаточно целостным внутренним миром, где было место не только человеку, но и зверю. Это сосуществование за достаточно короткое время сумело породить абсолютно новую систему ценностей, оставив в его душе место компромиссу, к которому он раньше был не готов. Теперь же, испытав на себе превратности судьбы, охотник начал медленно переходить к торгу за собственную жизнь, пытаясь постичь сущность своей новой ипостаси, но при этом и совладать с ней. Что порождало в девушке не только жгучий интерес, к которому очевидно предрасположен каждый обитатель вечности, но и некое влечение, которое всегда сопутствует неизвестному.

— Я буду превращаться в оборотня только в полнолуние? — нарушив затянувшееся между ними молчание, спросил он. Селин, очевидно, знала больше, чем соглашалась говорить, но, как показала практика, даже к ней можно было найти свой ключик, если сыграть на чисто женском пороке, коим было любопытство.

— В полнолуние это неизбежно, но ты вполне можешь научиться делать это по собственной воле, независимо от положения небесных светил. Какие эмоции ты испытывал в первый раз?

— Злость, обреченность, отчаяние... — отозвался он, оборачиваясь по сторонам. Что-то вокруг изменилось, казалось, даже туман пропитался неким напряжением, предшествующим грозе.

— Я думаю, что если ты научишься управлять этими эмоциями, то сможешь стать хозяином этого процесса, возьмешь под контроль своего зверя, — продолжила она, не обращая внимания на то, что охотник давно потерял нить беседы, прислушиваясь к голосам природы.

— Осторожно! — прокричал он, сбивая девушку с лошади.

— Что случилось?

— Это засада! — прорычал он, пытаясь вдавить ее в небольшую нишу в расщелине между скалами и закрывая собой. Мгновение спустя со скалистой вершины с грохотом посыпались камни, ломая деревья, росшие на покатых склонах. Охотник почувствовал, как массивный валун проскользил прямо по его спине, откатившись в сторону. — Бежим, если не рискнем сейчас, то рискуем остаться погребенными под этими завалами на века, — схватив Селин за руку, прокричал он.

      Казалось, что этот нескончаемый каменный поток никогда не прекратится, с каждой секундой обрушивая на головы несчастных все новые и новые валуны. Гэбриэл не знал, как им удавалось так мастерски уклоняться от этого смертельного камнепада — видимо, везение благоволило тем, от кого отрекся Создатель. Однако, как известно, нет на свете ничего более изменчивого, чем удача, которая оставила их практически у самого выхода из опасной зоны. Издав пронзительный крик, Селин распростерлась по земле, бессильно царапая руками землю, пытаясь вырваться из каменной ловушки, которую приготовила для нее судьба. Ван Хэлсинг подскочил к девушке, пытаясь сдвинуть огромный кусок скалы, но это казалось неподъемной ношей для человека. В ту же секунду сильный удар в спину откинул его на несколько метров, а следом за ним последовал второй, заставивший его буквально согнуться пополам. Он чувствовал легкое движение воздуха вокруг себя, чувствовал запах незваных гостей, но движения их были настолько стремительны, что человеческий глаз никак не мог их уловить.

      В этот миг последние слова Селин громом пронеслись в его сознании, высвобождая того, другого... того, чей голос он весь день пытался заглушить, запрятав в самый дальний уголок своей души. К его собственному удивлению, боль, которая терзала его при первом обращении, уже не казалась такой нестерпимой, а сила, несмотря на то, что полнолуние осталось позади, возросла; даже былая жажда, казалось, отступила.

      Его движения, чувства обострились настолько, что он мог уловить даже мимолетные колебания, хотя по-прежнему не мог рассмотреть нападавших.

— Отключи свой мозг. Полностью доверься инстинктам. Позволь им вести тебя в бой, они не ошибаются. Прочувствуй, — прокричала Селин, как завороженная наблюдавшая за его отчаянными попытками ухватить невидимую цель.

      Острая боль от серебряного кола, пронзившего плечо, отозвалась новым приступом безумия. Уже не было ни контроля, ни разума — в его теле полностью господствовали инстинкты. Каким-то чудом ему удалось ухватить за крыло своего обидчика, сомкнув железную хватку на его шее. К его удивлению им оказалась женщина, напоминавшая гарпию, сродни Вероне или Маришке. Ее длинные каштановые волосы мелкими кудрями спадали на плечи, а желтые глаза светились подобно фонарям в ночи. Ее багровая кровь уже во всю струилась по когтистой лапе оборотня, заливая покрытую тонким слоев снега землю.

— Пожалуйста, пощадите... я всего лишь выполняла приказ, — обратившись в трепещущее райское создание, пролепетала она. Ее человеческий облик был действительно прекрасен, на секунду охотник даже замер, как околдованный, глядя в ее карие глаза, но зверь оказался куда меньшим ценителем красоты, а потому без сомнений вонзил острые когти в ее шею, заставляя несчастную, издав адский крик, покинуть этот мир, рассыпаясь в прах и уносясь вместе с ветром.

      Но в ту же секунду, не давая передышки, на него наскочил второй вампир, оказавшийся куда сильнее своей предшественницы. Каждый его удар выдавал в нем того, кто прожил уже не один век, подпитываясь не только людской кровью, но и силой подобных себе. Он мастерски отражал все удары оборотня, кружа вокруг него подобно хищнику, загнавшему дичь. Но, как известно, излишняя самоуверенность губит в равной степени, как и отсутствие навыков, а потому, очевидно, упиваясь своим превосходством, вампир позволил себе воочию предстать перед своим соперником, застыв на одно лишь мгновение с улыбкой превосходства на губах, но и этого мгновения оказалось достаточно, чтобы Ван Хэлсинг успел нанести смертельный удар.

— Солнце, — прокричала Селин, все еще пытаясь вырваться из объятий каменного плена. Путем нечеловеческих усилий охотнику удалось взять под контроль звериную сущность, подскочив к девушке, пытавшейся укрыться в тени огромного валуна. Прекрасно понимая, что, если у ее спутника получится сдвинуть огромный камень, у нее останется не более тридцати секунд, чтобы укрыться во тьме небольшой пещеры, находившейся в трехстах метрах от них. Вампирша обратила на нее внимание из-за обильной растительности, покрывавшей небольшую арку, являвшуюся входом в эту тайную обитель пауков и летучих мышей, но даже на здоровых ногах эта задача представлялась достаточно сложной — теперь же она была едва выполнимой, что наполняло ее душу неуверенностью. Навалившись на огромный валун, оставляя глубокие царапины на его поверхности, шипя и клацая зубами, оборотень сумел сдвинуть с места кусок скалы, по-прежнему скрывавший их своей тенью, но кровь, до сих пор бурлившая в его венах, никак не позволяла ему совладать со своими инстинктами, вступившими в противостояние с разумом. Уперев покрытые шерстью лапы по обе стороны от лица несчастной, он приблизил к ней свою оскаленную морду, будто стараясь проникнуть в саму ее суть. В этот миг Селин даже забыла, как дышать. Если бы ее мертвое сердце могло биться, то сейчас оно, несомненно, остановилось бы от страха.

— Ван Хэлсинг, — прошептала она, устремив на него свои глаза, в которых одновременно было столько знакомого и таинственного, чего-то такого, что в очередной раз не давало ему завершить начатое до конца, лишая силы и воли. Мгновение спустя перед ней стоял уже не грозный оборотень, а самый обычный человек в разорванных лохмотьях с потухшим взглядом. Укрыв девушку остатками своего плаща, он подхватил ее на руки, унося в заветное укрытие.

      Как только тень укрыла их истерзанные битвой и солнцем тела, мужчина бессильно осел на пол, увлекая за собой свою ношу, сжавшуюся в его объятиях.

— Как ты? — спросил он, осматривая ее ожог, медленно покрывающийся тонким, слегка розоватым слоем кожи.

— Жива благодаря тебе. Не думала, что когда-нибудь скажу эти слова оборотню, но... спасибо, — проговорила она, подарив ему едва заметную улыбку.

— Видишь, давеча ты утверждала, что никогда не скажешь мне ничего хорошего, а теперь вдруг искренняя благодарность, — произнес он в ответ, но тут же ухватился за кровоточащее плечо, пронзившее его тело острой болью.

— Ты ранен, позволь я посмотрю, — обеспокоенно проговорила она, срывая изодранную в клочья рубашку с его тела. Мужчина оказался прекрасно сложен: широкая и мускулистая грудь, сильные руки, — все выдавало в нем бывалого воина. Его тело источало приятное тепло, пробуждая в ее душе желания, заставлявшие ее возвращаться в человеческое прошлое, наполненное бушующими страстями, способными затопить с головой неискушенных этой чувственной игрой. — Полнолуние прошло. Днем твои силы точно так же, как и способность к регенерации, значительно замедляются. С возрастом эта грань станет едва уловимой, но не сейчас. К вечеру все должно затянуться, но все-таки лучше наложить повязку, — разодрав его рубаху на длинные лоскуты, она туго забинтовала рану, отирая засохшую кровь на груди охотника. На миг ей овладело желание впиться в его шею, чтобы затушить огонь, бушевавший в теле, но вместо этого она, подняв на него глаза, застыла у него на руках, подобно каменному изваянию.

      Лишь одного взгляда в их поразительную синеву было достаточно, чтобы полностью в ней раствориться, начисто утратив ощущение реальности. Поддавшись этому порыву, а так же радости от спасения жизней, они, даже не понимая того, кто первый прикоснулся к губам другого, соединились в страстном поцелуе, сметающем все преграды, разжигающим бушующее пламя в их телах. Никто из них не ожидал, что столь противоположные друг другу существа могут так упиваться той интимной близостью, которую подарило это мгновение. Его огонь буквально отогревал ее душу, заставляя тело жаждать большего. Ее нежная рука коснулась груди, опускаясь ниже, заставляя все его тело дрожать от сладостного предвкушения, которое, увы, было отравлено ядом разочарования.

      Если Дракула сознательно позволил Анне пронзить свою грудь, чтобы продемонстрировать ей тщетность ее попыток оборвать его бессмертие, то Ван Хэлсинг не желал искушать судьбу, которая и так была к нему немилосердна. Перехватив ее руку, едва сомкнувшейся на блестящей рукояти кинжала, он сжал ее с такой силой, что Селин была вынуждена выпустить из рук свою добычу.

— Ты никогда не сдаешься, верно? Ты даже не думала оставлять свои попытки завладеть стилетом? — практически срываясь на раздраженное рычание, спросил охотник, в один миг испивший до дна всю горечь из чаши разочарования.

— Кто не рискует, тот не побеждает!

— Что ж, это твоя благодарность за спасение жизни?! И что бы ты сделала: вонзила мне его в сердце, дождалась бы заката и растворилась во мраке? — поднимаясь на ноги, проговорил он. — Ты права, довольно играть в благородство и слова. Выступаем с закатом. Путь нам предстоит далекий и безрадостный. Лошадей похоронил камнепад, а значит, идти придется пешком. Надеюсь, к этому времени ты сумеешь залечить свои раны до конца, потому как я больше не буду изображать из себя носильщика, — с этими словами он вышел из пещеры, клокоча от злости, как готовый к извержению вулкан.

— Гэбриэл! — прокричала ему в след Селин, но ее крик, эхом отразившийся от высоких сводов, лишь ударил по ушам, оставив случившееся неизменным. Она было кинулась ему в след, но тут же ее пыл был охлажден солнечными лучами, до вечера заключившими ее в каменной тюрьме.

Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-16934-1

Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Кейт (28.02.2016) | Автор: Dragoste
Просмотров: 162 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
+1
1 tigachkings   (28.02.2016 15:11)
Как же порой необдуманные поступки ранят...

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]