Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2314]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13567]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8169]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3665]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Дверь в...
После смерти бабушки Белле в наследство достается старый дом. Раз в год на Хэллоуин в подвале открывается тайная дверь. Что девушка найдет за ней, если рискнет зайти?..
Эдвард/Белла/параллельные миры.
Завершен.

Её зовущая кровь
Я видел ее лицо, когда она говорила, и заметил отразившуюся на нем усталость. Мягко, но нежно, я дотронулся губами до места на шее, рядом с ушком. Ее аромат обострил мои чувства, посылая захватывающее покалывание сквозь меня. Как же я обожал ее аромат.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Согрей теплом своей руки
Одиночество - оглушительная тишина, даже когда вокруг тебя суетятся люди; ошеломляющая пустота в душе и сердце, все еще отбивающем положенный ритм… но для чего? Одиночество – самое разрушительное чувство, вязкое болото, из которого не выбраться самому…
Мини, завершен.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Теряя, обретаем…
Эдвард устал от холостяцкой жизни и ненавидит праздники, потому что проводит их в одиночестве. Но случай поможет изменить все.
Мини. Завершен.

Зимний сезон
Египет, 1910 год. Нелюдимая богатая наследница из Америки, приехав в Луксор, знакомится со вспыльчивым египтологом. Летят искры… но любовь это или ненависть?
Романтика/приключения.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8402
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Проклятые вечностью. Глава 7

2016-12-6
47
0
Вампиры тоже плачут

      Время — это поразительная субстанция, сотканная из мельчайших волокон Вселенной, существующая независимо от сознания. Оно, как неумолимый палач, превращает в пыль все сущее, не обращая внимания на положение и предназначение: великие цари былых времен, их не менее величественные дворцы, даже память об их подвигах, — всё это тонуло в веках, оставляя после себя лишь туманные легенды, не имеющие ничего общего с реальными событиями. Однако с годами даже эти сказания обращались в прах, становясь лишь мелкой крупицей мироздания. Подобно воде, медленно просачивающейся сквозь сомкнутые пальцы, чтобы раствориться в земле, время просачивается сквозь песок вечности и растворяется в небытии. Независимо от желаний людей оно неумолимо склоняет чашу весов, с каждой минутой приближая их к смерти, довлея над ними подобно молоту судьбы, готовому в нужный момент обрушить на них всю мощь неизбежности. Но вампир — не человек, его звезды не знают заката, он живет вне времени, бродя в тумане вечности, подобно метеорам, бороздящим бескрайние просторы Вселенной. Его жизнь бесконечна, его знания неоспоримы, его воля несгибаема, его сила несокрушима, но его сердце, увы, мертво. Разве кто-то знал истинную историю вампира? Разве имел кто-то возможность прикоснуться к тайне, сокрытой мраком ночи? Разумеется, нет! Оттого вокруг вампира всегда ходили полные домыслов слухи, с годами обраставшие все более невероятными подробностями, которые принимались за чистую монету. Никто до этой ночи не мог так близко подойти к разгадке этой мистерии темного мира, не мог постичь эту неприкаянную душу, не мог приподнять пугающую завесу, за которой когда-то скрывался самый обыкновенный человек, как и все остальные бросившийся в омут греховных страстей и не сумевший выбраться обратно. До этой ночи никто не мог прикоснуться к душе великого графа Дракулы.

      Сейчас он четко осознавал, что эти изменения, произошедшие с ним, не предвещают ничего хорошего, и искренне проклинал себя за то, что, поддавшись мимолетному порыву, отбросил прочь доводы разума. Он наградил принцессу своей кровью, дал ей шанс обратить время себе на пользу, надеясь на то, что впоследствии она подобно другим покорится его воле и наполнит вечность новым смыслом, но собственная кровь сыграла с ним злую шутку. Ведь именно она была основой той незримой связи, которая позволяла ему чувствовать своих невест, контролировать их сознание, подавлять волю, превращая их в послушных марионеток в руках опытного кукловода. Через кровь Дракула обретал власть, но эта власть всегда была поездом в один конец: он мог читать мысли своих жертв, мог проникать в их воспоминания, внося сумбур в размеренное течение жизни, но ни одна из них не могла использовать эту связь, чтобы отправить экспресс в обратный путь. Но Анна... каким-то образом принцесса, пусть даже неосознанно, смогла разорвать окутавший его мрак, читая его самые сокровенные мысли, а это значит, что отныне ему постоянно придется возводить мысленный барьер между ними, дабы впредь не допускать подобных оплошностей.

      Вампир не ошибся — девушка действительно оказалась особенной: поразительным образом в ней сочетался пытливый ум и природная красота, стойкость духа и женская слабость. Она стала загадкой, которую он не мог постичь, а оттого казалась ему еще более притягательной. Связь, с первых минут установившаяся между ними, лишала его покоя, и, как ни старался, Дракула не мог понять ее природы. Он явственно ощущал тот ореол одиночества и отчаяния, окруживший Анну, те муки, что сковали сердце стальными оковами — он чувствовал ее душу, изо всех сил пытавшуюся вырваться на свободу, оставив позади чувство долга, и в тоже время волю, возвращающую мятежный дух обратно. Принцессу раздирали те же противоречия, что когда-то привели его в новый мир, а значит, он вполне мог стать ее проводником в нескончаемой ночи. Но в то же время он чувствовал, с каким упорством девушка цепляется за прошлое, отказываясь принять в дар вечность, хотя другого выбора у нее не оставалось. Несмотря на то, что она была погружена в сон, ее разум беспорядочно метался между мирами, отказываясь признать свершившийся факт. Он отвергал эту истину, пытаясь взрастить в ее сознании семена ложной надежды, уверяя, что случившееся — не более чем игра ее больного воображения.

      Дракула знал, что душа, не готовая вступить в ночь по доброй воле, подвергается более мучительному перерождению, отвергая свою новую сущность до самого конца. Зачастую проходили годы, прежде чем новорожденные вампиры начинали постигать свою природу, открывшую для них новые возможности. Однако были случаи, когда, не сумев справиться со свалившимся на них бременем, новообращенные отвергали этот дар, отдавая себя во власть солнечных лучей, которые нещадно отбирали у них жизнь, обращая тела в пепел. Сомнений в том, что именно выберет принцесса, когда полностью осознает свою трагическую судьбу, у него не было, но по каким-то неведомым даже ему причинам он не мог этого допустить. Больше четырехсот лет он не ощущал это чувство единения двух родственных душ, и, несмотря на то, что эта нежданная близость страшила его, заставляя одновременно преследовать две стремительно удаляющиеся друг от друга цели, а также на существующий риск, он не мог отказать себе в надежде наконец-то вырваться из объятий векового одиночества.

      Подойдя ближе к спящей девушке, он аккуратно присел на край кровати, вглядываясь в ее бледное лицо, на котором вечность оставила свою неизгладимую печать. Принцесса казалась еще прекрасней, чем когда-либо. Щеки и губы, выделяясь на фоне белоснежной кожи, так и притягивали к себе, черные ресницы слегка трепетали, говоря о том, что она вот-вот покинет царство Морфея, чтобы столкнуться с жестокой реальностью. Поднеся кончики пальцев к виску, Дракула попытался проникнуть в ее сознание, чтобы понять, какие раздумья терзают несчастную душу в час пробуждения. В ту же секунду ее звучный голос, как бурный поток ворвался в его разум, наполняя его смятением, которое стало ее постоянным спутником.

— Это был лишь странный сон, который казался явью, видение, рожденное в переживаниях, — проговорила она сама себе, даже не подозревая, что ее мысли читают, будто раскрытую книгу. — Но что это было? Какие-то хаотичные обрывки, разлетевшиеся в памяти, словно осколки, вонзившиеся в сердце. Помню, что лунный свет звал меня, оставляя на воде светящуюся дорожку, я будто плыла в бескрайнем океане и вдруг утонула в темных волнах. Все казалось таким настоящим: его взгляд гипнотизировал и опьянял, а я следовала за ним сквозь огненный туман в неизвестность. Огонь опалил мои крылья, языки пламени поглотили тело. А может, это были лишь пугающие химеры? Я слышала вой Цербера у адских врат, уже открытых для меня, когда он внезапно появился рядом, вырывая из объятий преисподней. От страха мне захотелось закричать, но я лишь оцепенела, услышав его голос, пронзающий тишину, и не могла сопротивляться. Его лицо... я не могу совсем его вспомнить, но поцелуй... он был как пламя, заставившее меня переродиться и вместе с ним скрыться во мраке ночи. Господи, разве такое вообще возможно? Я должна пробудиться! Все это нереально!

      Дракула открыл глаза, резко ухватившись за спинку кровати, чтобы не потерять равновесие. Возникшая между ними связь пугала его все больше. В этот момент единения он, по сути, стал сосудом для ее переживаний и страхов, каким-то образом испытывая вместе с ней человеческие эмоции, за которые она цеплялась, как за спасительную соломинку. Перерождение Анны прошло совсем не так, как должно было. Вампир посмел нарушить ритуал обращения и столкнулся с последствиями. Не его кровь должна была открыть для нее ворота вечности, а Виктора, ведь он был тем, кто коснулся ее кожи холодными губами. Влад, сам в полной мере не осознавая того, способствовал рождению абсолютно нового вида вампиров, смешавшего в себе черты двух враждующих кланов.

— Все еще отказывается верить, сопротивляется. Кого же я породил? Соратника или врага? — прошептал он, не отводя от девушки пронзительных синих глаз.

      Будто почувствовав на себе его тяжелый взгляд, Анна наконец очнулась от своего сна. Белесая пелена, которая заволокла ее взор, вскоре рассеялась, открывая перед ней поистине искусную картину, покрывавшую высокие своды опочивальни. На росписи, выполненной в духе эпохи Возрождения, застыли лики безмятежных ангелов, призывающих Творца присоединиться к небесному празднеству. Золоченая лепка с растительным орнаментом окружала плафон, довершая этот образ.

— Ну, слава Богу, а то мне начало казаться, что ты не собираешься возвращаться в мир, погрязший в пороке, — с легкой ухмылкой, проговорил мужчина. Его голос заставил похолодеть ее душу, буквально вырывая из объятий сна. Девушка молниеносно подскочила на кровати, устремив на нарушителя спокойствия полный ненависти и страха взгляд.

— Что... что я здесь... — залепетала она, оглядываясь по сторонам.

      Теперь ни прекрасная роспись на потолке, ни роскошное убранство комнаты не привлекали ее внимания. Весь мир Анны завертелся только вокруг Дракулы, как ни в чем не бывало сидящем около нее. Вековая ненависть, злоба, отчаяние и страх заняли все пространство в ее душе, неконтролируемый приступ паники начал подступать к горлу, лишая возможности двигаться, будто сковывая ее тело вечным льдом.

— Ты ничего не помнишь? — с тем же ледяным спокойствием проговорил он, давая ей возможность самой вспомнить события последних ночей. Разум девушки начал лихорадочно пытаться собрать воедино ее воспоминания. Бегство из Трансильвании, стычка на дороге, заточение и... Анна поднесла дрожащую руку к шее, желая найти там подтверждение своих догадок, но небольшая ранка от укуса, едва не лишившая ее жизни, исчезла, заставив похолодеть ее сердце.

— Господи... — прошептала она.

— О... этим подарочком ты обязана совсем не Богу, — насмешливо произнес он, наблюдая за ее реакцией, — при встрече скажешь Виктору спасибо!

— Этого не может быть! — с отчаянным хрипом вторила она. Принцесса помнила то, что случилось с ней до укуса, но дальше была лишь пустота, наполненная обманчивыми видениями. Ей смутно помнился разговор, на миг вырвавший ее из смертельной агонии, а дальше... — Что было дальше?

— А дальше ты возвратилась к жизни, сбросив оковы смерти, — проговорил вампир, озвучивая ее страхи.

— Нет, нет... это не правда...я просто сплю... этого не могло случиться, — находясь в преддверии истерики, твердила она. Всегда умевшая себя контролировать, Анна превратилась в испуганную девочку, готовую в любой момент разрыдаться. Дракула сделал попытку придвинуться к ней, но она в мгновение ока выхватила золоченый подсвечник, стоявший на прикроватной тумбе, и с силой нанесла удар, со свистом разрезая воздух. Вампир, не ожидавший такой прыти, едва успел уклониться. Выскочив из кровати, девушка рванулась к двери, но тут же оказалась заключена в кольцо стальных объятий.

— Успокойся! И прими неизбежность достойно. Уже ничего нельзя изменить, — глядя ей в глаза, прошипел он, слегка встряхнув Анну. В этот момент липкий, всепоглощающий страх заполнил всё ее существо, лишая способности здраво мыслить. Осознание реальности упало на нее таким грузом, который она просто не могла вынести. Принцесса прислонила ладонь к груди, пытаясь усмирить трепещущее сердце, но тут же отпрянула в сторону.

— «Он прав. Ты должна успокоиться. Видимо, ты так испугалась, что сердце просто перестало биться», — проговорила она сама себе, отходя от мужчины на несколько шагов. Анна была так напугана в тот миг, что даже ненависть к Дракуле, преследовавшая ее всю жизнь, казалось, отступила, наполняя разум новыми переживаниями.

— Ничего уже не изменишь! Ты та, кто ты есть. Раньше ты видела лишь одну сторону медали, проклиная всех порождений мрака. Что ж, по иронии судьбы тебе предоставлена возможность взглянуть на ночь другими глазами.

— Нет! — прокричала она, рванувшись к окну, закрытому массивными портьерами. В ту же секунду солнце ворвалось в покои и пронзительный крик отразился от высоких сводов. Прижав покрытую ожогами руку к щеке, девушка, как тряпичная кукла сползла по стене. — Ужель и день стал запретным для меня? — прошептала она в пустоту.

— «В отчаянии... в таком отчаянии, что в ее душе даже не осталось места ни для страха, ни для сопротивления. Сломлена! Неужели так быстро сдашься? Терпела боль, страх, а теперь так просто отпустишь?» — подумал вампир, плотно задернув шторы под изумленным взглядом Анны. — Со временем, может, и ты научишься таким фокусам. Для меня свет не страшен, по крайней мере такой! — проговорил он, присаживаясь около нее.

— Как ты узнал, что я... ты читаешь мысли?

— В этом нет необходимости. Изумление в твоем взгляде красноречивее слов. Не все мы одиноко уязвимы перед светом, — проговорил он, осматривая ожоги, бесцеремонно заключив ее подбородок между большим и указательным пальцем. Анна дернула головой, желая вырваться из его хватки, но вот сил подняться на ноги не было. — Ничего, скоро затянется, — не обращая внимания на ее старания, бросил он.

— Как я здесь оказалась? — спросила принцесса, когда здравый смысл наконец сумел взять под контроль ее эмоции.

— Я думаю, этот ответ очевиден.

— Последнее, что я помню, это то, как Виктор... — она не нашла в себе сил огласить приговор, который ей вынес старейшина клана, — потом помню голос, а дальше — пустота.

      Она ненавидела Дракулу всей душой, но сейчас сил не осталось даже для этого. Он был единственным, кто мог пролить свет на тайну ее перерождения, и было бы глупо отказываться от этого знания. К тому же ничего хуже с ней уже произойти не может, а если вампир решит ее убить, что ж, этим он сделает ей большое одолжение.

— Не могу точно сказать, как ты оказалась в своем родном захолустье, думаю, они просто выкинули там твое тело, думая, что смерть прибрала тебя к своим рукам.

— Но как я оказалась здесь?

— Ты позвала меня, — проговорил он, наливая в бокал немного вина и усаживаясь в огромное кресло прямо напротив нее, — в твоих жилах отныне течет моя кровь. Она соединила нас невидимой нитью. Это своего рода дань от вампира своему создателю. Укус Виктора вел тебя к смерти, я же подарил тебе новую жизнь. Скажи спасибо, принцесса, благодаря моей крови твоя душа избежала холодной могилы.

      При этих словах отступившая было ненависть, полыхнула в ее глазах, возвращая ей силы для дальнейшей борьбы. Ей уже было неважно то, как Дракула оказался в замке Виктора, или то, что их силы не равны. Имел значение лишь тот факт, что чудовище, которое обрекло ее душу на вечное пламя ада, сидит перед ней, с любопытством наблюдая за ее действиями. Казалось, что великая трагедия жизни, произошедшая с ней, была для него не больше, чем увлекательным представлением, разбавлявшим вековую скуку. Медленно потягивая багрово-красный напиток, вампир выжидал реакции, которая последует за его словами.

— Так значит не Виктору, а тебе я обязана этим проклятием! — прошипела она, выбивая из его рук хрустальный бокал, разлетевшийся на десятки осколков. — Да будь ты проклят! Клянусь, когда-нибудь я найду способ тебя изничтожить. Я ненавижу тебя. Ты лишил меня всего, чем я когда-то дорожила. Ты отнял у меня семью! Ты...

— Все-все... можешь не продолжать! Я тебя понял, — спокойно проговорил Дракула. Собственно говоря, он был даже рад тому, что она оставила позади меланхолию и перешла к злости, говорившей о том, что в ее душе остались силы для борьбы, а значит, хватит сил и на то, чтобы принять действительность. — Вечность — это величайший дар! — возразил он.

— Однако цена этого «дара» неподъемна.

— Глупости! Я подарил тебе свободу от людей. В их сердцах засела ненависть, а по венам бежит не кровь, а яд, наполняющий душу завистью. Тебе на роду было написано там за бедой встречать беду.
Поблагодари меня за то, что я разорвал этот порочный круг.

— Ты обрек мою душу на вечный мрак.

— Нам незачем выбирать сторону, которую мы хотим занять. В большей части случаев этот выбор давным-давно сделан, но в твоем... я не лишал тебя этого права. Случившееся – дело лишь твоих рук, точнее твоего сознания! Я лишь подвел твою душу к развилке на пути, но решение принимала ты. Я дал право жить или умереть – не более того. В твоей власти было отказаться от этого дара, но он был принят! Так что не пытайся сейчас найти виноватых. Анна Валериус не хотела умирать и выбрала жизнь – тут не чего стыдиться! Смерть страшит многих.

— Не так страшна смерть, как ее последствия! Ради существования бренной оболочки ты обрек на вечные муки мою душу!

— Я спас тебе жизнь. Не стоит переигрывать. По ту сторону есть только пустота, так что не стоит туда спешить!

— Спас?! — вскричала она. — Да если бы только в моей руке оказался меч, я бы поблагодарила тебя за подобное спасение. Ты – проклятие нашего рода, от которого отрекся родной отец! Из-за тебя души моих предков вынуждены гнить в чистилище, но, даже если мне придется гореть в преисподней, я освобожу их! Каждый твой шаг оскверняет землю, по которой они ходили, и воздух, которым они дышали.

      Дракула, до этого мгновения хранивший невозмутимое спокойствие, сорвался с места, пригвоздив ее к стене, уперев руки по разные стороны от ее лица. В этот момент его глубокие синие глаза пылали голубым огнем, будто изменив свой цвет, а лицо приняло поистине устрашающее выражение. На мгновение Анна даже забыла, как дышать.

— Думай, что говоришь и кому говоришь! Ты ничего не знаешь о том, что произошло столетия назад. Всю жизнь тебя кормили сказками те, кто был слеп так же, как ты. Поверь, Валерий был далеко не так безгрешен, как ты считаешь. Историю пишут те, у кого есть власть. Родной отец обрек меня на муки, которые не пожелаешь даже врагу. Это он начал эту вековую междоусобицу, это он обрек свою семью на смерть, а меня... — сделав глубокий вдох, он сумел взять под контроль рвущиеся наружу эмоции и продолжил более спокойно: — Ненависть подобна змее в твоей душе, она опутала тебя своими сетями, превращая в марионетку. Поверь, ты даже не знаешь, за что сражалась все эти годы.

— Ты ненавидишь ничуть не меньше...

— Ненавижу, яд ненависти течет по моей жизни, словно кровь по венам. Я ненавижу Валерия за то, что он сделал, и в том, что произошло с Вами, его вины ничуть не меньше, чем моей, ибо грехи отцов — бремя детей! Все мы стали заложниками собственных ошибок и собственных страстей, замкнув круг пороков. Все, что ты любила в пепел сожгла именно ненависть, обоюдная, не стоит вешать все грехи на меня! Однако если тебе не терпится отдать свою жизнь ради слепой веры в ложные постулаты, что ж, я тебе помогу, — проговорил он, практически касаясь губами ее щеки.

— Ты – Дьявол во плоти! Из—за тебя я никогда не смогу соединиться с моими родными, вернуться назад... — прошептала она.

      На эти слова мужчина ничего не ответил. Близость ее тела дурманила его сознание, а аромат кожи сводил с ума. Но сильнее всего поражало другое — несмотря на все случившееся, каждая ее клеточка была наполнена жизнью, которая еще теплилась в душе Анны, поддерживая тлеющий уголек, остановивший ее на перепутье между мирами. Она не была мертва, как он, как Алира или Виктор. Ее кровь притягивала вампира и одновременно пробуждала в нем жажду жизни. Находясь рядом с ней, Дракула впервые за многие века хотел стать живым, толком не понимая природу этого спонтанного желания, зародившегося в недрах его души.

— Ты сама сожгла за собой все мосты, — после продолжительного молчания, прошептал он. — Как говорят: лучше знакомый Дьявол, чем незнакомый. Мир изменился, вернуться назад невозможно, и единственное, что тебе остается – это идти дальше и не оглядываться на тех, кто остался за спиной. Иногда лучшее, что мы можем сделать – начать все сначала.

      Их губы уже практически соприкасались, грозя обрушить их грешные тела в бездну порока. Анна сама не понимала того, что происходило с ней в этот момент. Его колдовской голос кружил ей голову своими лукавыми посулами, заставляя в тайне желать его прикосновений и тут же страшиться собственных желаний. Девушка чувствовала ту незримую мощь, которая исходила от его тела, заполняя каждую клеточку ее естества. Этот миг открыл Анне настоящую картину грехопадения, ведь именно сейчас она, подобно Еве, соблазненной коварными речами, была готова последовать на край земли за своим искусителем, переступить порог дозволенного, чтобы попробовать запретный плод.

— «Господь Всемогущий, молю, охрани меня от его чар», — подумала она в то мгновение, когда их губы слились воедино – это было далеко не невинное прикосновение неопытного юноши, это был властный поцелуй мужчины, не страшащегося обнажить свои истинные желания. Подчиняя принцессу своей воле, он наслаждался ее страхом и смятением, напоминая воина, водрузившего собственное знамя над сраженной крепостью.

      Анна машинально сомкнула руку на серебряном распятии, к которому она всегда прикладывалась в особенно трудные минуты, но в этот раз вместо привычного облегчения оно подарило ей лишь огненный поцелуй, наградивший ее очередным ожогом. Издав отчаянный крик, девушка осела на пол, закрыв лицо руками.

— Полна скверны, — прошептала она. — Даже Бог отвернулся от меня, ибо отныне я не достойна его покровительства. Мне век не искупить свои грехи, навязанная тобою вечность слишком дорого обходится.

— Нет ни искупления, ни отпущения грехов, запомни эту истину, — проговорил он, — ибо грех не имеет цены. Его нельзя выкупить обратно, пока не будет выкуплено назад само время, а повернуть его вспять невозможно.

— Замолчи, — вскричала она, чувствуя, как глаза заволакивает пелена слез.

— Не велика потеря! Я открою тебе тайну – твоего Бога никогда не было с тобой рядом! В противном случае разве он позволил бы всему этому свершиться? — не скрывая торжества в голосе, проговорил вампир.

— Довольно, — пропищала она, испуганно потирая глаза, которые заволокла кровавая пелена. — Что... что это такое?

      По щекам потекли жгущие струйки, оставляя после себя тонкие красные дорожки, смыкающиеся на подбородке. Прикоснувшись кончиками пальцев к мокрой щеке, она отстраненно посмотрела на свою ладонь, на которой остался кровавый след.

— Это слезы, — коротко ответил он, отирая шелковым платком ее щеки.

— Мертвым чужды человеческие эмоции. Они не проливают слез, — будто не слыша его слов, проговорила она, растирая между пальцев липкую жидкость, но секунду спустя ее будто поразила молния. — Вампиры тоже плачут? И ты? — с изумлением спросила она, поднимая на него глаза.

— Нет, мне не приходилось, — коротко ответил он, а потом после некоторых размышлений добавил: — Вампиры плачут кровавыми слезами. Кровью, насильно отобранной у невинных людей, невинных душ, унесенных смертью.

      И вновь вспомнив о том, кем она стала, Анна свирепо посмотрела в сторону стоящего поодаль Дракулы.

— Какое же ты чудовище! Безжалостный монстр, — взбешено выкрикнула она, поднимаясь на ноги.

— Такое же, как ты, дорогая, — равнодушно пожав плечами, отозвался он. — Ты думаешь, что чем-то отличаешься от меня, но это не так! Мы — дети тьмы, хищники ночи, и ни один из нас не может противостоять своим инстинктам. Как волк выходит на тропу войны во время охоты, чтобы обеспечить выживание себе и своей стае, так и мы выходим на темные улицы, чтобы искупать город в крови, до дна иссушив своих жертв. Это сильнее нас. Кто-то, стыдясь своей природы, пытается отрицать эту нехитрую истину, кто-то, напротив, получает от этого удовольствие, но суть происходящего это не меняет. Нельзя винить льва за то, что он убивает беззащитную лань — это залог выживания, пищевая цепочка. Запомни одно: кровь — пища избранных, и теперь ты зависишь от нее. Новорожденному вампиру необходимо питаться каждую ночь.

      Анна, как завороженная смотрела на него, пытаясь осмыслить сказанное. Но тут ее взгляд остановился на серебряном эфесе кинжала, притороченного к его поясу. Не отдавая себе отчета в собственных действиях, девушка приблизилась к нему вплотную, коснувшись нежной ладонью его щеки, спустилась ниже, останавливаясь на груди.

— Твое сердце... оно не бьется, — прошептала она.

— Может быть, его просто нужно снова разжечь, — проговорил он в ответ, проследив взглядом за ее рукой, сомкнувшейся на рукояти.

      Принцесса молча покачала головой, приблизившись к его лицу настолько, что могла разглядеть мельчайшие вкрапления на радужке его бездонных синих глаз, и, более не сдерживая душившую ее ненависть, яростно прошипела:

— Я убью тебя. Клянусь, твоя смерть будет кошмарной, я отправлю тебя к Создателю. Туда, где тебе и место.

— У тебя не получится, – насмешливо изогнув губы, отозвался вампир.

      Острое лезвие клинка заполыхало во мраке голубым огнем, отчего даже его рукоять обожгла нежную кожу своей обладательницы. Вложив в удар всю свою ненависть, Анна со всей силы пронзила мужскую грудь, провернув эфес пару раз.

— Вот почему? Почему вы, женщины, никогда не слушаете то, что вам говорят? — не скрывая раздражения в голосе, спросил он, вытягивая окровавленный кинжал, пронзивший его сердце. — Твоя ненависть искалечила тебя, но ни на шаг не приблизила к заветной цели. Ты не убьешь меня, просто не сможешь! Этого не произойдет ни сегодня, ни завтра, этого не произойдет никогда!

— «Всегда» и «никогда» — это такие странные слова, с некоторых пор я предпочитаю ими не злоупотреблять. И тебе желаю того же, — с вызовом проговорила она, столкнувшись с его взглядом. — Когда-нибудь настанет тот день, когда эта самодовольная ухмылка покинет твое лицо! Надеюсь, в тот момент я окажусь рядом.

— Это еще одна причина, чтобы жить и не делать глупостей. В тебе живет рассудительная женщина, как жаль, что упрямая девчонка пытается заглушить ее голос, — отозвался он, открывая шторы. За окном воцарилась ночь, погрузив город в мрачную тишину. — Это твоя первая ночь! Тебе решать, как ею распорядиться, — проговорил вампир, наградив ее пронзительным взглядом, после чего, протирая лезвие кинжала, направился к выходу.

      Когда его шаги растаяли за дверью, Анна, потеряв остатки сил, рухнула на пол. В одночасье ее мир перевернулся: она уже не понимала, где белое, а где черное; где та незримая грань, которая отделяет добро от зла. Принцесса уже не знала, кем она была и кем хотела быть. Только сейчас Анна поняла, что заплатила за абсолютно ненужную ей вечность намного больше, чем могла себе позволить. Ее грудь разрывалась от боли, тихие рыдания не давали дышать, а губы до сих пор хранили на себе огонь страстного поцелуя — первого в ее жизни.

      На этот раз всё! Обратного пути нет, да и нужен ли он?!

Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-16934-1



Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Кейт (24.02.2016) | Автор: Dragoste
Просмотров: 241 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 Deruddy   (29.11.2016 17:28)
Да уж, не позавидуешь Анне... sad Но ведь не умерла она, значит, у каких-то высших Сил есть на нее планы.

0
2 case   (19.10.2016 08:45)
Великолепно! До конца держалось невероятное напряжение... Как теперь она будет свыкаться с новой ипостасью? Сильная... Но настолько ли? И будет ли она еще одним новым видом вампира?))
Спасибо!

+2
1 tigachkings   (24.02.2016 18:45)
Спасибо за продолжение)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]