Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13576]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Белое Рождество
Белла, всем сердцем любящая Лондон, в очередной раз прилетела сюда на Рождество. Но в этом году она не просто приехала навестить любимый город. У нее есть мечта - отчаянная, безумная, из тех, в которую веришь до последнего именно потому, что она – самая невозможная, самая сказочная из всех, что у тебя когда-либо были.

Преломление
Однажды в жизни наступает время перемен. Уходит рутина повседневности, заставляя меняться самим и менять всё вокруг. Между прошлым и будущим возникает невидимая грань, через которую надо перешагнуть. Пройти момент преломления…
Канон, альтернатива Сумеречной Саги!

Наваждение
Я хорошо его знаю. Я знаю о нем больше, чем позволительно. Но не знаю главного: как избавиться от этого наваждения…



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Сверхъестественное
7. Академия вампиров
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 483
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Полный привод, или Километры вдоль нормальности. Глава 28. Часть 1

2016-12-9
47
0
Глава 28

Сердечная недостаточность

Жизнь шла за лезвием ножа
Штрихом карандаша, спеша и не спеша,
Оставалась в прошлом кожуркой картошки.
Грифельной крошкой незаметно, немножко,
Уходила куда-то за углы и за даты,
За моря да закаты, и всегда без возврата.
Жизнь шла шажками малыша,
Ботинками бомжа, дыша и не дыша,
Просыпалась утром то легко, а то трудно,
Собиралась на встречу, возвращалась под вечер.
©ROKOKU 2015



Мягкий порыв ветра стряхнул с весенней свежей листвы остатки дождя. Вода брызгами посыпалась на плитку тротуара и без того абсолютно мокрую. Опять выглянуло солнце, и в воздухе заметно потеплело. Эта весна на Британских островах выдалась быстрая, торопливая. В пику своим предшественницам с их нескончаемыми, затяжными дождями, холодными злыми ветрами и умиротворяющими сонными туманами, она предложила вниманию жителей много солнечных погожих деньков и таких же тёплых уютных ночей. Деревья, как будто даже не ожидая, что «уже можно», скоропалительно принялись распускать листву, а капризные пальмы, мигом стряхнув остатки зимнего сна со своих зелёных «кринолинов», вдохнули жизнь в заиндевевшие почки. В парках и скверах не заставили себя ждать жуки, пчёлы и любители бега. Кто-то уже доставал из шкафов футболки и шорты, кто-то — из чулана шезлонг и ролики, кто-то из футляра — солнечные очки.
Именно к последним относилась и Клэр, надевая свои «Burberry» на пороге риэлторской конторы, только лишь выйдя из помещения и закрыв за собой дверь.
— Ну, что же, — на прощанье протянула ей ладонь агент — миссис Каргайл — щуплая светловолосая женщина с мелкими чертами лица и тонкими губами, — ещё раз спасибо, что выбрали именно нас, Клэр. Я очень довольна сотрудничеством, надеюсь, вы тоже. Если понадобимся, звоните в любое время дня и ночи, — и она гостеприимно улыбнулась.
— Спасибо, — кивнула в ответ девушка, но дальше развивать тему прощания не стала. — Я обязательно позвоню, если возникнет необходимость.
Из агентства она направилась на железнодорожный вокзал. Клэр быстро шла по тротуару, наступая на слипшиеся мокрые зелёные листья под ногами. Полчаса назад, в тот самый момент, когда девушка оформляла бумаги у риэлторов, посреди этого тёплого солнечного благоденствия налетела чёрная туча, подул шквалистый ветер, и грянул ливень. Ветер на пару с большими тяжёлыми каплями воды взялись за деревья всерьёз и кое-где не только сорвали листву, но и пообломали небольшие ветки. Последние валялись тут же, поблёскивая на ярком солнце, ещё не успевшей высохнуть, листвой.
Клэр торопилась. Ей нужно было уехать в Лондон как можно раньше. Девушка спешила домой.
Когда она вышла на довольно оживлённую WoodlandSt, и впереди показалась станция метро Kelvinbridg, в кармане зазвонил телефон. Новый! Предыдущий аппарат пару месяцев назад приказал долго жить.
Звонила Эшли.
— Да, алло, — приняла вызов девушка.
— Клэр, я только что освободилась и еду за тобой в агентство. Ты ещё там?
— Нет, я уже переоформила. Вот … иду в метро.
— Не спускайся туда. Я сама тебя отвезу на вокзал. Ты в районе Кельвинского моста?
— Да.
—Жди меня у входа в подземку. Я скоро.
Эшли подобрала Клэр на Griat Western Road у подземного перехода, и за обсуждением общих дел и планов на следующую встречу, женщины успели аккурат к пятичасовому поезду.
— Счастливо тебе добраться, девочка, — уже на перроне Эшли взяла Клэр чуть повыше локтя и подбадривающе сжала.— Постарайся не думать о том, что тебе рассказала Алиса. Может быть, всё на самом деле не так, как ей преподнесли.
Пока она говорила, Клэр, соглашаясь, кивала головой.
— Да-да, я знаю, Эшли, я знаю.
— Так что, летом жду вас всех в гости.
Падчерица грустно улыбнулась.
— Угу.
— Клэр … — Эшли назидательно опустила подбородок и посмотрела на девушку из-под невидимых очков.
— Я постараюсь, — заулыбалась та.
— Ладно. Я тебе ещё по телефону надоем.
У Клэр от благодарности к этой женщине комок застрял в горле. Она сглотнула.
— Ты не можешь надоесть, Эшли, — заулыбалась девушка. — Спасибо тебе, — и раз уж в руках у неё были только лишь солнечные очки, а все вещи лежали в рюкзаке за спиной, она от всей души обняла мачеху.
Прозвучал свисток к отправлению. Клэр зашла в вагон и, поскольку он оказался полупустым, села на первое попавшееся место. Она помахала на прощание в окно мачехе. Поезд тронулся, и перрон, вместе с Эшли и зданием вокзала позади неё, очень быстро исчезли. Состав тут же, ещё не набрав крейсерскую скорость, переехал по мосту через Клайд. Замелькали улицы левобережного Глазго. Клэр сняла и положила рядом рюкзак, расстегнула парку, расположилась в кресле поудобней, приготовившись игнорировать соседей по вагону, и постепенно расслабляясь, погрузилась в воспоминания.

* * *

Тогда, в том далёком январе, только лишь увидев в окошке теста слово «pregnant», девушка в один момент почувствовала, как все её, казалось бы, такие острые, душераздирающие, жизнеобеспечивающие проблемы, в одночасье становятся не такими уж животрепещущими. Оказывается, всё действительно познаётся в сравнении, и даже когда тебя ведут на эшафот, ты ещё можешь заблудиться и уйти туда, где предлагают на выбор мёртвую и живую воды.
Поэтому всего лишь получасом позже направляясь на работу, Клэр на ходу уже звонила доктору Абрамсону и договаривалась о приёме. Её мозги, чего и следовало ожидать, тут же по инерции зажгли в голове фразу: «А что скажет Джейми?». Девушка вспомнила, как мило тот протестовал против гинеколога-мужчины, но тут же довольно уверенно решила, что пора заканчивать сверять свои поступки и желания с возможной реакцией Джейми на них. Она, скорее всего, беременна, а женщинам в её положении от вредных привычек нужно избавляться и даже не ради себя.

Клэр нуждалась в подтверждении того, что у неё действительно будет ребёнок и беременность не внематочная. Последнего тест не распознаёт. Надеясь на лучшее, она сразу же планировала как можно скорее переехать в Лондон. Убраться из Оксфорда к чёртовой матери. К тому же, у девушки появилось какое-то категорическое нежелание, нося в себе ребёнка Джейми, дышать одним воздухом с Фрэнком. Ей казалось, что это отравляет её организм, а значит, плохо влияет на плод. Примерно, как табачный дым.

У мистера Абрамсона, как назло, на следующий день не оказалось свободного «окна», но он согласился быстро осмотреть свою давнишнюю пациентку между приёмами и в любом случае позаботиться о том, чтобы она тут же получила обследование УЗИ.

Направившись в Лондон следующим утром сразу после суток дежурства, Клэр ещё на железнодорожном вокзале в Оксфорде, дожидаясь поезда, первым делом подошла к стойке сотового оператора «Vodafon», купила себе новую SIM-карту и тут же её активировала.

Доктор Абрамсон, сурово хмуря брови, предположил у неё беременность и отправил за подтверждением на УЗИ. Электроника согласилась с человеком, но выдала ошибочное заключение о трёх неделях, хотя Клэр доподлинно знала, что именно три недели назад забеременеть не могла никак.

Закрыв за собой дверь кабинета УЗИ и только тут, в полупустом коридоре больницы, позволив себе окончательно поверить в то, что у неё будет ребёнок, Клэр почувствовала много-много всякого и разного и даже противоположного. Во-первых, только сейчас к ней пришло осознание, что для неё начинается новая жизнь. Другая. Незнакомая. Странная, непонятная и сложная. Как её жить, такую жизнь, девушка пока не знала.

«У меня будет ребёнок», — проговорила она про себя, поставив в голове галочку обязательно повторить это вслух, когда останется одна.

А во-вторых, у неё появилась одновременная уверенность и в том, что Джейми больше никогда к ней не вернётся, и в том, что он теперь от неё никуда не денется. Первое мгновенно дало понять, что её горечь, её боль, отчаяние — все это на месте и ждёт своего часа, а второе приносило облегчение и даже эйфорию, за которыми неминуемо последовала жажда бурной деятельности. По случаю у девушки имелась и куча дел для этого.

Когда Клэр заскочила опять к доктору Абрамсону оставить выписку из анализа и свой новый номер телефона, после чего хотела, было, бежать дальше по многочисленным делам, старый врач её задержал. У него к девушке имелся разговор. Очень предметный и важный.

Переговорив с врачом, Клэр держала путь в риэлторскую кантору. Там её встретил новый агент — молодой парень, блондин по имени Тойво, судя по акценту — выходец из Восточной Европы. Он нашёл договор Клэр, оформил заявку на его расторжение и объяснил процедуру соблюдения. Девушка подписала бумаги, всё добросовестно выслушала и направилась дальше в Седьмой госпиталь в Челси.

Встретившись там со своим старым знакомым начальством в лице доктора Гудвина Лунгрэма, она попросилась на работу на прежнее место. Главврач с воодушевлением ухватился за эту идею. Заполучить себе в приёмный покой доктора, пребывающего в постоянной готовности выходить в воскресенья и дежурить сутками — а именно таковой на его памяти и являлась доктор Фицхоппер —что может быть лучше для хорошего руководителя. И когда эта самая доктор положила ему на стол заключение УЗИ о третьей неделе беременности, на мужчину стало жалко смотреть. Клэр, кстати, так и сделала. Но жалость коснулась только её глаз — их, с её будущим ребёнком пожалеть некому.

С многострадальным главврачом они расстались на том, что, как только Клэр закончит с делами в Больнице Черчиля, она тут же может приходить сюда, в Седьмой госпиталь в Челси.

Девушка вернулась в Оксфорд уже под вечер. Зная, что её здешнее начальство никогда раньше восьми часов после полудня с работы не уходит, домой она не пошла, хоть и валилась с ног от усталости после суток дежурства и целого дня в Лондоне, а отправилась прямиком к главврачу — доктору Вэндсон. Услышав, что доктор Рэндол увольняется, та заявление тут же подписала и сразу вознамерилась поставить девушке три смены дежурства с выходными. Не имея ни возможности, ни желания оставаться в Оксфорде и отрабатывать здесь даже один лишний час, Клэр, скрепя сердце, положила на стол своё заключение УЗИ и миссис Вэндсон. Видимо, подтверждённый факт беременности одной из сотрудниц, действует на руководителей везде одинаково, вне зависимости от их гендерной принадлежности и географического расположения трудового поприща. Миссис Вэндсон довольно громко скрипнула зубами, но всё-таки решив сэкономить на услугах дантиста, пообещала — поскольку сегодня вечер пятницы и сотрудники отдела кадров уже ушли домой — в понедельник дать бумагам ход, а во вторник Клэр сможет их забрать. На что девушка тут же приписала в заявлении индекс своего почтового отделения в Челси и просьбу выслать бумаги ей туда.

Чуть позже, сидя в автобусе и направляясь теперь уже в своё почти бывшее жилище, Клэр думала над тем, кому следовало бы позвонить с её нового номера и, хорошенько поразмыслив, решила пока от звонков воздержаться совсем. Да и вообще, рассказывать кому бы то ни было о своей беременности только в случае крайней необходимости и выдавать эту информацию лишь по мере её очевидности.

Зайдя в квартиру Фрэнка, которую она уже даже в мыслях не могла назвать домом, только лишь выгуляв Сулу и выпив чашку чая с купленным по дороге медовым пирогом, девушка улеглась спать и заснула мгновенно. Мужа при этом нигде, ни видно, ни слышно не было. Но, тем не менее, на следующее утро Клэр проснулась от его хождений по квартире и, дождавшись, пока за ним захлопнется входная дверь, подскочила, прогуляла Сулу и принялась собирать все свои вещи подряд, запихивая их в коробки.

Ближе к обеду, когда она уже почти всё собрала, позвонил из риэлторского агентства Тойво и рассказал, что он предложил её квартирантам несколько вариантов другого жилья. Как только у них будет возможность, они осмотрят все эти адреса и не исключено, что, в ближайшее время квартиру ей освободят.
— Но у них есть одна просьба, — продолжил риэлтор. — Они хотят, после того как переедут, чтобы ещё некоторое время их вещи в коробках полежали в чулане.
Клэр закусила уголок губы. Никаких проблем с такой просьбой не было, но какая-то мысль зашевелилась у неё в голове и мешала тут же согласиться.
— Хорошо, — догадалась и сказала девушка одновременно. — Но у меня встречная просьба.
— Да-да, говорите, — подбодрил её Тойво.
—Могу я уже сейчас перевезти свои вещи в квартиру, чтобы они меня там дожидались?
— Я спрошу у них, — тут же пообещал парень и, выяснив ещё пару моментов на счёт ключей от чулана и описи мебели, распрощался.

Квартиранты согласились. Поэтому Клэр тут же позвонила в службу по перевозке вещей и наняла их на три часа дня, сообщив об этом своему риэлтору, чтобы квартиранты позволили носильщикам занести коробки в чулан. После того как все её пожитки увезли в Лондон, девушка принялась дожидаться Фрэнка.

Она села на диван, положила рядом с собой поводок и намордник Сулы, зажала сложенные вместе ладошки между коленями и застыла. Так они и сидели вдвоём. Сула смотрела на свою «сбрую» и не знала: радоваться ей или огорчаться. Намордник она ненавидела, а поводок жутко любила, потому что, первый мешал ей облизываться как положено и улыбаться как хочется, а второй всегда означал прогулку. А её хозяйка в это время сидела, уставившись перед собой в одну точку на обоях. Скорей всего, сюда она больше не вернётся никогда. Ей бы впору взгрустнуть или хотя бы заволноваться, но внутри не было ничего. Пусто. Выбрав из квартиры все свои вещи, Клэр словно вычерпала из этих стен и саму себя по частям. Как будто здесь она присутствовала только в качестве предметов своей собственности. Не стало их, не стало и поводов что-либо чувствовать к этим стенам. Не желая, чтобы её глаза смотрели на пустой для неё дом, Клэр встала и устремилась к окну. Перед ней открылась её улица, дома соседей напротив, окна, занавески, горшки с традесканцией и алоэ, дорога и на ней уже все знакомые припаркованные машины. Тут тоже ЕЁ не было. Как будто не было никогда и никогда больше не будет. У девушки сделалось легко и спокойно на душе — она ничего не теряет здесь, потому что ничего и не приобретала. А неподвластная, неистребимая надежда на лучшее не позволяла ей сокрушаться о том, что было, и заставляла предвкушать то, что будет.
«Нужно обязательно позвонить дядюшке», — только и успела она подумать, как тут же заметила Фрэнка, направляющегося в их подъезд.

Девушка в прихожей уже справилась с намордником свой хулиганки, которой придётся сегодня впервые в жизни познакомиться со скоростными поездами, как заскрежетал ключ в замке. Чтобы не стоять столбом, она начала обувать сапожки с опушкой. Фрэнк тем временем вошёл в квартиру и тут же потрепал по холке, потянувшуюся к нему Сулу.

— Привет, — поздоровался он с собакой и, положив свой портфель на тумбочку, начал разуваться.
— Фрэнк, я уезжаю жить к себе в Лондон. Чуть позже подам на развод, — проговорила девушка заранее заготовленную фразу.
Муж возразил сразу же, как будто у него тоже уже имелся на готовый ответ.
— Ну уж нет, — сняв сапоги, развернулся он к жене. — Это я подам на развод. Понятно? Оставь свидетельство о браке, кстати. Оно мне понадобится.
Клэр такое заявление не устраивало. Она боялась, что Фрэнк может затянуть с походом в суд, а ей хотелось покончить с этим своим неудачным замужеством как можно быстрее, пока ещё не заметна её беременность. Клэр даже представить не могла, что заставило бы её добровольно признаться Фрэнку в том, что у неё будет ребёнок Джейми, вспоминая его реакцию на прошлую свою беременность.
— Нет. Не понятно. Ты можешь забыть или отложить этот вопрос на неопределённый срок, а я хотела бы его решить, как можно раньше и больше к нему не возвращаться. Поэтому я настаиваю на том, чтобы самой подать на развод.
— Так, ну, хватит! — дёрнулся к ней Фрэнк, а Сула тревожно замерла, навострив уши. — Ни слова больше! — сделал он отрицательный жест указательным пальцем. — Я не потерплю, чтобы мной командовали в моём собственном доме. Это ты у своего молокососа научилась?
Клэр не имела ни малейшего желания затрагивать тему Джейми, предполагая, что между мужчинами тогда, здесь, состоялся непростой разговор, поэтому тут же поспешила её свернуть.
— Хорошо. Подавай на развод ты. Но если через две недели я не получу петицию …
—То что? — резко развернулся на ходу мужчина, уже, было, направившись к себе в кабинет. — Нажалуешься своему молокососу, и он придёт и отобьёт мне обе почки?
— Что? Ты о чём? — нахмурилась Клэр.
— О том! — Фрэнк чуть помолчал. — Я сказал, что подам на развод сам, значит, всё сделаю, как положено. Не беспокойся, — и он скрылся в дверях гостиной.
Клэр, чуть помедлив, сняла с плеч рюкзак, достала оттуда свидетельство о браке и прошла положила его на столе в кухне.
— Сула, идём, — вернулась она к собаке, открыла дверь и вышла вместе с ней из квартиры, захлопнув за собой дверь.

Отправилась Клэр к доктору Абрамсону.

Ещё при первом же знакомстве, когда студентка третьего курса Университета Сити Клэр Фицхоппер пришла к старому доктору на приём, эта молоденькая девушка довольно приятной наружности и с вежливым голосом чем-то приглянулась пожилому врачу. Просматривалось в ней что-то такое, что выдвигало на передний план из всего потока пациенток бывалого гинеколога, печать какой-то сложности не то характера, не то судьбы, аура настоящего, так сказать, наполненного человека. Чем наполненного, доктор сперва и сам толком не разобрался, но быстро это выяснил, только лишь принявшись выспрашивать у девушки её анкетные данные и заносить их в медицинский журнал. Оказывается, она в детстве потеряла родителей и много ездила по Миру с родственником, не единожды меняла школы, друзей, знакомых, города, часовые пояса и климаты. Да к тому же, ещё и выбрала профессию врача. Клэр тоже как-то постепенно, по мере общения, прониклась к взрослому доктору симпатией и уважением. Он чем-то напоминал ей дядюшку Лэма, по которому она скучала всегда. Девушка с детства привыкла иметь дело со взрослыми людьми, поэтому смогла поддержать завязавшийся разговор, а в последствии, и вытекшее из него знакомство тоже.

Осмотрев Клэр сейчас, и пока она ходила на УЗИ, восстановив по документам в памяти то, как она потеряла ребёнка в первый раз, доктор тут же принял решение проконтролировать ситуацию. Второй выкидыш подряд при отсутствии в анамнезе родов — это уже не шутки. Поэтому без лишних оговорок он сразу же принялся выспрашивать: как обстоят у Клэр дела с супругом и в каких условиях ей придётся вынашивать этого ребёнка. Услышав, что она уходит от мужа и категорически отказывается открывать факт своей беременность кому бы то ни было вообще, пожилой гинеколог пришёл в ужас — опять стресс, опять девушка один на один с беременностью, опять никакой поддержки ни от кого.

И тогда, выписав пациентке кучу витаминов и комплексов для беременных во главе с витамином Е, он предложил ей первое время пожить у них с его женой Сарой. Их сыновья, младшему из которых исполнилось тридцать пять лет, давно обзавелись семьями и жили отдельно (старший, кстати, снимал квартиру в Челси, недалеко от Клэр) и визитами стариков не баловали, за исключением семилетнего внука Джереми. Того регулярно привозили из Челси на выходные к дедушке с бабушкой в KingsCross. Услышав, что девушка, всё-таки не одна, и у неё есть такая прелесть, как фараонова собака по имени Сула, врач, не моргнув глазом, пригласил в гости и её. Тем более, что у него у самого дома живёт бесподобная мальтипу по кличке Нуппи. Ради которой, собственно, Джереми и приезжает к ним, поскольку очень любит собак, а родители ему пока заводить её не спешат.

Клэр приняла предложение и сейчас, выйдя из подъезда с лёгким рюкзаком за плечами и с Сулой на поводке, не оглядываясь, направилась на вокзал.

Вообще-то, получилось так, что у доктора дома она почти не сидела, а только лишь ночевала. Девушка бегала устраиваться на работу, потом, уже устроившись, начала принимать пациентов, сама сдавала анализы, посещала физиопроцедуры, выписанные доктором и медиками Седьмого госпиталя Челси, гуляла с Сулой и Нуппи. Один раз к ним присоединился Джереми, и они вчетвером почти всё воскресенье провели в Regents Рark. А в остальное время Клэр спала. Спать теперь она хотела очень сильно и постоянно. Даже больше, чем всегда. С некоторых пор у неё появилась проблема не заснуть в автобусе или метро и не проспать свою остановку. Несколько раз она так и делала— садилась, тут же отключалась и просыпалась уже чуть ли не в другом конце города. Кофе для неё теперь стал «персоной нон грата», приходилось как-то выкручиваться и умудряться ложиться пораньше.

Навестила она в эти дни и своих квартирантов. Семья Грунникс: муж, жена, их четырнадцатилетний сын и английский бульдог поселилась в её квартире сразу, как только девушка переехала к Фрэнку.

Клэр прошлась по этажам и осмотрела квартиру своих бабушки и дедушки. Прожив здесь год одна, она так и не собралась сделать ремонт — не хотела тогда просить денег у дядюшки, а своих ещё не накопилось. Так и сдала её с ремонтом, который делал здесь сам дядюшка, спустя некоторое время после смерти её родителей. Поэтому, понятное дело, обновления помещениям были просто необходимы. Для неё и для её будущего малыша.

Таким образом, получив представление о состоянии квартиры и не дожидаясь пока съедут Грунниксы, Клэр уже звонила и писала в интернете, подыскивая бригаду ремонтников, которые могли бы приступить к работам как можно скорее. Ничего особенного девушка не планировала, а только лишь практичность для новорожденного и подрастающего ребёнка: везде покрасить потолки и стены; на втором этаже в детской наклеить обои беспроигрышного оптимистичного салатного цвета; кое-где встроенную мебель с замками от несанкционированного проникновения маленького шкодника; безопасные розетки и немного обновить старые деревянные полы и лестницу.

Через два дня после переезда в столицу Клэр позвонила Сесилии. Та встретила её радостными восклицаниями и облегчением от того, что девушка всё-таки отозвалась. А то узнав, что подруга уволилась и отключила телефон, женщина уже собиралась поднимать на уши Интерпол. Сесилия, конечно же, ни словом не припомнила свои предсказания на счёт Джейми, и опять же, повторила, что Клэр может всегда на неё рассчитывать. Таните и Гвидо Тикарани «беглянка» звонить не стала, хоть и не очень уютно себя при этом чувствовала. Но пара жила в опасной близости от Фрэнка и «протягивать к ним ниточку» было чревато волнениями.

Грунниксам удалось освободить жилплощадь через двенадцать дней, и Клэр тут же обосновалась в своей квартире. Сколь гостеприимны ни были бы доктор с женой, девушке не терпелось наконец-то заиметь возможность оставаться наедине с собой. После всего вымученного и пережитого она нешуточно нуждалась в уединении.

И, конечно же, в Джейми.

Она часто вспоминала его. Грудную клетку тут же сдавливало, в солнечном сплетении поселялась тупая боль, внутри что-то начинало метаться и рваться наружу. Очень сильно хотелось выть. Громко и долго.

Джейми остался в Оксфорде. Клэр ещё отлично помнила его расписание и всегда пыталась угадать: где он сейчас и что делает. В том, что он думает и вспоминает о ней, девушка не сомневалась.

А ещё она его ждала. Всегда. Клэр уже давно поняла, что выражение: «Надежда умирает последней» — это как раз её случай. Она способна прождать Джейми всю свою жизнь и уже давно простила себе эту безысходность.

«Я называла ему свой адрес, — хваталась она за соломинку. — Неужели он его не запомнил? Ну, если и забыл, то всегда может спросить у дядюшки, у Эшли».

Два раза Клэр даже просыпалась счастливейшей из женщин — ей снился Джейми. Это было настоящее, неподдельное счастье. Его руки, его губы, его тело, нежный тихий шёпот — всё было таким, каким запомнили его её губы, её тело, её руки.

После этих снов она плакала. Вообще-то, Клэр всегда могла быстрее пустить слезу от чего-нибудь особенно искреннего, умильного, трогательного, а в случаях с болью наоборот — не роняла ни слезинки, а застывала, мумифицировалась.

Но только не сейчас. Нынешней работоспособности своих слёзных желез девушка только и успевала, что поражаться, даже учитывая знания о «прогестероне» и его воздействии на кору головного мозга. Увидев однажды на тротуаре бабульку дёргающую за поводок скотч терьера и орущую на него, Клэр даже не сильно-то и расстроилась, но, обогнув эту «дрессировщицу», не прошла и десятка футов, как по щекам сами собой покатились слёзы.

Через неделю после её переезда в свою квартиру, ей на почту пришла петиция о заявлении Фрэнка на расторжение брака. Клэр подписала бумагу и отправила её по почте назад, в Оксфорд, а через неделю в назначенное время поехала туда сама, чтобы расписаться в бракоразводных документах. Имущественных споров между супругами не имелось, детей тоже, особых претензий и пожеланий не нашлось, поэтому дело оставалось только за подписью, и всё.

Даже ещё только от мыслей, что ей предстоит визит в Оксфорд, на Клэр обрушивалось жуткое волнение к разводу никакого отношения не имеющее. ОН сейчас там! Джейми! Клэр уже сразу поняла, что не сможет с собой бороться и, поскольку ей было назначено на двенадцать дня вторника, а в это время у Джейми занятия в корпусе «D», она пойдёт к Магдален колледжу и попытается увидеть своего любимого предателя. Хоть издали. А когда она почувствовала ещё и неимоверную радость, и облегчение от такого фиаско собственной гордости, то просто ужаснулась.

«Нет, это не любовь. Это диагноз, — покачала сама на себя головой девушка. — Хотя … как будто для меня это новость. — А потом ещё подумала и добавила: — Или для него».

Клэр пришла в суд вовремя, а Фрэнк явился чуть с опозданием, сослался на несусветную занятость и выглядел весьма довольным. Всё произошло очень быстро и слаженно: их провели в кабинет, подсунули бумаги, они расписались, им сказали, что через несколько дней по почте можно будет получить свидетельство о расторжении брака — всё. Ничего примечательного, из ряда вон выходящего и креативного. Впрочем, как и вся их совместная жизнь.

После этого Клэр, как и планировала, направилась к Магдален колледжу. Коричневую Q7 она увидела не сразу, да и вообще, если бы не габариты этого «танка», искала бы ещё долго — на парковке автомобилей стояло предостаточно. Увидев знакомые очертания и коричневый цвет, Клэр невольно заулыбалась, но вплотную подходить не стала, остановилась за две машины от Audi. Девушку одолели странные чувства, глядя на этого железного монстра. Она как будто встретила старого знакомого или даже союзника. Ей почему-то казалось, что такая машина, создание таких «благородных кровей», не смогло бы так предать человека, как это сделал её владелец. Может быть, автомобиль даже жалеет девушку и, умей он разговаривать, извинился бы перед Клэр за своего хозяина.

Чуть постояв, она всё-таки не удержалась и, оглядываясь на снующих туда-сюда студентов, чтобы не пропустить Джейми, если он вдруг покажется, мелкими шажками подбежала к машине и пальцем написала на дверце багажника букву «С», что, в её понимании, должно было означать только слово «Clare» и ни какое другое. Затем стремглав отбежала в сторонку и, спрятавшись за остановкой на противоположной стороне улицы, принялась ждать. Торопиться сегодня было особо некуда, поэтому девушка могла потворствовать своим желаниям. А если уж быть совсем честной, она просто не могла уйти, зная, что Джейми должен неминуемо уехать сегодня на этой машине.

«А что я буду делать, если он выйдет оттуда с девушкой за ручку? — спрашивала она себя. — А то, что это хотя бы отобьёт у меня охоту к преследованию», — тут же отвечала Клэр.

Но он вышел один. При его появлении сердце Клэр в одно мгновение заколотило в рёбра как таран по воротам. Вернее, не совсем один. Юноша вышел без девушки, но с тремя парнями, одного из которых Клэр, кажется, видела на дне рождения в «№5». Джейми пожал руки на прощание приятелям у ворот кампуса и направился к своей машине. Выглядел парень изрядно уставшим, угрюмым и взмыленным — его отросшие вихры, видимо, совсем недавно были взлохмачены, скорее всего, его же пятернёй, на щеках горел румянец, идеальные брови сдвинуты к переносице. Но всё равно он оставался очень красивым, а для Клэр так всё таким же лучшим в мире, как и раньше.

Он ничего не заметил и ничего не почувствовал, просто подошёл к автомобилю, отключая на ходу сигнализацию, открыл водительскую дверцу, кинул рюкзак с книгами на водительское сидение, сел, завёл машину, вырулил с парковки и уехал. Но Клэр стояла как заворожённая. Она настолько соскучилась, что только лишь видеть его — это уже было для девушки сродни второму пришествию. Ощущая себя именно как после посещения храма, она и направилась на железнодорожный вокзал.

Вскоре у беременной появились первые признаки токсикоза. Ей очень резко перехотелось даже переступать пороги супермаркетов, не говоря уже о рынках с их запахами свежих грибов и рыбы. Да и на кухне она стала появляться только в случаях совсем уж острой необходимости. Всё это неминуемо повлекло за собой страх перед собственным отражением в зеркале и борьбу со всё ещё возникающим в голове вопросом: «А что скажет Джейми?».

А вообще, будучи в одиночестве, девушка столкнулась с тем фактом, что у неё в неплохом темпе идёт реальная экономия по деньгам и очень этому обрадовалась. Оказалось, что ей на самом-то деле очень мало надо. Она умеет обходиться элементарным. Поиздержавшись на ремонт, на который ушла довольно ощутимая часть её сбережений от сдачи квартиры внаём, она не стала покупать себе много посуды и вообще никаких предметов обстановки в доме, которые потом всё рано разобьёт её будущий ребёнок и поранится о них. Не стала Клэр приобретать даже телевизор, этот, по словам дядюшки, «посредник между людьми, помогающий им выносить общество друг друга» оказался ей абсолютно без надобности. Поначалу у неё не было даже ноутбука. Этот девайс она купила, только лишь выйдя в декрет. Клэр перестала тратить на проезд, потому как теперь никуда не спешила и везде старалась ходить пешком.

Правда, после одного инцидента передвижение по улицам на какое-то время стало для неё, по её же собственным подозрениям, очень опасно.

Всё началось с того, что из-за всего пережитого в Оксфорде Клэр ужасно, панически, до помутнения рассудка стала бояться Дугала. Девушка с удивлением вспоминала, как решительно и смело она противостояла этому монстру там, на дорожке Портового луга. Сейчас, встреть она его, бросилась бы бежать, обгоняя Сулу. Ей казалось, что, если мистер МакКензи узнает о её ребёнке от Джейми, он не успокоится, пока не отберёт её малыша или не сделает так, чтобы этот ребёнок вообще никогда не родился.

Так вот, однажды её чуть не сбила машина. Только чудом Клэр успела проскочить перед бампером седана Воксхолла на другую сторону улицы. В Лондоне, особенно в старых, престижных районах — а в Лондоне, чем старше район, тем престижней — сплошь и рядом очень узкие улочки, поэтому люди их переходят там, где, как говорится, приспичит. Чему способствует ещё и изогнутость линий постройки домов и, как следствие, проезжей части, не позволяющие машинам развивать большую скорость. По привычке уповая именно на это, Клэр решила перейти King’sRd прямо в центре, не доходя до светофора на перекрёстке с BeaufortSt. Вдруг именно с той стороны вылетел серый Воксхолл и, не сбавляя скорости ни до того, как чуть не сбил девушку, ни после, умчался, грозно ревя мотором в сторону шоссе Fulham. Клэр очень не хотела скатиться в паранойю, но с тех пор стала намного осторожнее и ругала себя на чём свет стоит, что не догадалась сделать этого раньше.

А через несколько дней она встретила Дугала.

Девушка сидела в кафе «Big Easy» в Челси, заказав себе печёный картофель с томатным соком, которого ей сегодня захотелось просто неимоверно, только лишь она с утра открыла глаза. В какое именно мгновение там появился мистер МакКензи, Клэр не увидела и не услышала, она только лишь подняла голову от телефона, как уткнулась глазами в его спину в том самом тёмно-синем пальто, когда он стоял уже возле бара и что-то себе заказывал. Видимо, почувствовав её взгляд, Дугал обернулся. Мужчина посмотрел прямо на Клэр и, ни удивившись такой встрече, ни поздоровавшись, тут же отвернулся. Липкий, противный холодный пот выступил у девушки на спине. Она склонилась над своей тарелкой, хоть уже ни картофель, ни сок не лезли в горло. Но делать что-то всё-таки было нужно. Клэр подняла голову, пытаясь осмотреться в поисках официанта, и увидела, что мистер МакКензи идёт на выход из кафе с открытой бутылкой пива в руках. Вот-вот уже намереваясь скрыться из поля зрения девушки, мужчина повернул к ней голову и посмотрел таким взглядом, что Клэр только усилием воли не положила руку себе на живот, автоматически пытаясь защитить своего ещё не родившегося ребёнка. Ей показалось, что выкидыш —это самое малое, что может случиться после таких взглядов.

Ремонт закончился только в марте. Девушка убрала со второго этажа комнату для гостей и перенесла её в кабинет, а вместо неё обустроила детскую.

Клэр всё хотела позвонить дядюшке и рассказать, что ушла от Фрэнка и вернулась в Лондон, но вспоминая подозрительное поведение его сердца, всё как-то не решалась. Только вот сколько не откладывай, всё равно звонить было нужно — ни дядюшка, ни Эшли, ни кто бы то ни было ещё в Глазго не знали её нового номера телефона, и начнут, скорее всего, искать её через Фрэнка, если что-то случится с тем же дядюшкой или, допустим, с Марго. И поэтому Клэр решила позвонить Эшли. К тому же, девушка планировала накопить полагающиеся ей выходные и съездить в Глазго. Последний раз перед тем, как станет заметно её положение.

Мачеха её звонок встретила восклицаниями похлеще Сесилии.
— Клэр?! — громко крикнула она в телефон. — Это ты?
— Да, — ошарашено ответила девушка, но тут же испугалась. — Да, Эшли, это я. Что-то случилось? Что-то с дядюшкой?
— Нет, не с Лэмом. Подожди, я тут не могу говорить. Сейчас уйду к себе в кабинет, — и Эшли отключилась.
Девушка пока ждала звонка, перебрала в мыслях всех, с кем может что-то случиться вплоть до Дженни, и когда раздался рингтон, тут же приняла вызов.
— Да, Эшли, что-то случилось?
— Это ты у меня спрашиваешь? — ответила женщина уже совсем другим голосом, гораздо более спокойным. — Разве это я поменяла сим карту? Я очень волновалась, когда захотела с тобой связаться, а ты не доступна в течение четырёх дней.
— Извини, я хотела тебе сразу перезвонить, но закрутилась тут … вот, — запинаясь, начала объяснять Клэр. — А зачем ты меня набирала? Ты что-то хотела?
Женщина на том конце вздохнула.
— Да. Я хотела узнать: что такое случилось с Джейми?
Клэр застыла и перестала дышать.
— А что с ним случилось? — проговорила она голосом человека, прощающегося с жизнью.
— Он разбил свою кью семь о дом Дугала.
Клэр схватилась за лицо.
— Что-о-о-о?! Что с ним? Говори быстрее. Он цел? — протараторила девушка, мгновенно забыв себя, своё состояние, планы, жизнь, планы на жизнь, да и вообще —всё.
— Да что ему будет в такой-то машине! К тому же, он не сразу её разбил — такой бульдозер и разбить-то не просто. Он несколько раз разгонялся, порвал подушки безопасности и врезался в колону над крыльцом до тех пор, пока она не упала и бетонная плита козырька не рухнула на капот. Машина ремонту не подлежит.
«Боже-мой-какой-дурак», — скороговоркой ужаснулась про себя Клэр.
— А Джейми? Он себе что-нибудь повредил? — спросила она вслух.
— Кажется, мозги. С ними явно что-то не так. Но от него добиваться объяснений, всё равно, что разговорить мумию Тутанхамона. По крайней мере, Алиса ничего не добилась. Вот я и звонила тебе. Может быть, ты мне объяснишь?
— Не знаю, смогу ли, — пролепетала Клэр. Но тут же спохватилась. — А что Дугал? Что он говорит?
- Ну, а что Дугал. Дугал посмеялся и сказал, что всё это мальчишеские гормоны, и что отдаст Джейми свою чёрную Ауди, пусть он ещё и её разобьёт. А дом уже ремонтируют. Ну так что там у вас?
«Ещё один идиот», — отреагировала Клэр на поведение мистера МакКензи.
Клэр не планировала вот так начинать разговор с Эшли, поэтому все слова и предложения уже вылетели у неё из головы.
— Эшли, как там здоровье дядюшки? — спросила она первое, что вспомнила.
Женщина ответила не сразу, а чуть помолчав.
— Чего-то конкретного мне добиться не удалось, к сожалению. Я была у его кардиолога, но врач мне ничего не рассказал, поскольку Лэм в своём уме, дееспособен, значит, сам может принимать решения о разглашении сведений о самочувствии. Я так поняла, что ты не зря забила тревогу — с Лэмом что-то серьёзное, хоть он и смеётся надо мной, и говорит, что у меня паранойя.
— Эшли, я хочу приехать к вам, как только смогу. Я ушла от Фрэнка и переехала в Лондон. С Джейми мы тоже расстались.
На этот раз мачеха молчала долго. Настолько долго, что Клэр не выдержала.
— Эшли, алло, ты меня слышишь?
— Слышу, — спокойно отозвалась та. — Короче, я так поняла, что без Дугала здесь не обошлось. Весь в своего родителя … одержимый. Ладно. Ты уже живёшь в своей квартире?
— Да. Я сделала ремонт.
— Ты приедешь с собакой?
— Нет. Сулу оставлю подруге.
— Хорошо. Я буду тебя ждать. Перед тем как собраться, набери меня, я предупрежу Лэма.
— Нет-нет, ни в коем случае! — тут же скоропалительно возразила Клэр. — Наоборот, я хотела тебя попросить ничего ему не говорить и проследить, чтобы к моему приезду он не наглотался нитроглицерина — хочу его, так сказать, взять с поличным.
— Оу, вот оно в чём дело, — с улыбкой и догадкой в голосе ответила мачеха.— Понятно. Хорошо. Я постараюсь, чтобы он перед твоим приездом разминулся с таблетками.
— Буду тебе весьма признательна. До встречи?
— Ждём тебя, девочка. До встречи.
Отключившись, Клэр всё ещё в шоке сидела на краешке дивана.

«Разбил свою машину. Какой ужас! Господи, дай ему ума, чтобы он себя не угробил», — еле приходила она в себя. Ей тут же захотелось вскочить с места и ринуться в Оксфорд вразумлять Джейми, но что-то подсказывало, что парень знает, что делает. Да и боязнь нарваться ещё раз на фразу: «Иди, Клэр» тоже дальнейшему общению как-то не способствовала.

В Шотландию она вырвалась только в апреле. Было уже тепло. Оставив Сулу на попечение семьи Абрамсонов, Клэр, не беря с собой особых вещей, отправилась в Глазго, заранее предупредив Эшли о своём приезде.

Глазго встретил её громами и молниями. Или наоборот. Добравшись до дома дядюшки на такси, Клэр с удовольствием увидела там своего любимого родственника улыбающегося и довольного, и радостную Эшли на кухне в окружении запахов хорошего шотландского рагу.

За столом разговор шёл о весне, дядюшкиных гибискусах, кафе Эшли с Алисой, Марго, её беременности, будущем ребёнке, а также о, уже имеющихся в наличии, Маркасе и Брайсе. А вот после ужина настало время «Х» — племянница предложила дядюшке проследовать к нему в кабинет для осмотра. Тот закатил глаза, покряхтел, скривился, но встал и послушно проследовал в указанном направлении.

При аускультации он очень старался не нервничать и расслабиться, но «I» тон его сердца прослушивался уже не так чётко, как в декабре, а растянулся и слегка затих. Зато доктор Рэндол сразу же уловила, что «III» тон, переместившись в диастолу, сравнял интервалы между тонами, обеспечив тем самым характерный для стенокардии, так называемый, «ритм галопа». «IV» тона она не услышала вообще и нисколько этому не удивилась.
«Сердечная недостаточность», — вынула Клэр оливы из ушей и застыла, не успев опустить руки на колени. Ей показалось, что она только что двумя словами описала своё состояние после расставания с Джейми. Жаль только, что сейчас ей было абсолютно не до этого, потому что дядюшка, скорее всего …

«Нет. Не могу. Нет сил, — снимая с себя фонендоскоп, отвернулась Клэр от мистера Бошана, чтоб он не увидел её лица. — Ему нужно беречься и лечиться, и он ещё поживёт. Да».
— У него, скорее всего, стенокардия, — рассказывала она Эшли уже поздно ночью на кухне.
— Ясно, — вздохнула женщина и закивала головой. — Он же ничего не говорит, не жалуется. Только свой метопролол пьёт всё больше, да и всё.
— И не скажет. Ему нужно срочно отдохнуть и пройти курс поддерживающей терапии, но только не в Шотландии. Здесь постоянные ветра и перепады давления, а они плохо действуют на сосуды. Можно летом отправить его в Италию или Испанию на тёплое море. У него и там, и там много знакомых, учеников, но к ним нельзя — это начнутся опять сплошные разговоры о теориях и экспедициях. Ему нужно отвлечься. Да и тебе тоже, Эшли.
— Ну-у-у, можно и в Италию, — широко заулыбалась женщина. — Ты поговори с ним, и когда он заартачится, а он обязательно это сделает, я к тебе присоединюсь.
— Да. Я поговорю. Но получается, что мне нельзя ему ничего рассказывать о себе, поэтому и ты, пожалуйста, молчи.
— Если ты решишь ничего ему не говорить, то я, разумеется, тоже. Но мне-то ты можешь рассказать. Может быть, я смогу чем-то помочь?
Клэр ещё давно условилась с собой, что тому, кому первому решится рассказать о себе и Джейми, она расскажет всё. Так девушка и сделала. Она начала с того, что они условились жить у него в квартире, и об этом узнал Дугал. Рассказала, как мистер МакКензи её запугивал и как потом признался во всём Джейми. Эшли сидела с вытянувшимся лицом. Такого от Дугала она точно не ожидала.
— А потом … — Клэр дошла до момента, когда Джейми пришёл к Фрэнку, и её голос сорвался, — а потом Джейми меня предал.
— Джейми? — нахмурилась женщина. — Как предал? Каким образом?
— Он пришёл к нам в квартиру, рассказал о нас Фрэнку и показал наши фото.
Эшли смотрела на девушку, как будто впервые видела.
— Чего-о-о-о? Джейми?! Показал фото? — она сдвинула брови к переносице и округлила глаза одновременно. — Клэр, ты ничего не путаешь? Фрэнк ничего не придумал?
— Не знаю. Но именно он передал мне флэшку со снимками, — лепетала она, как бы оправдываясь.
— Клэр! — Эшли выпрямилась на стуле. — Это же Джейми! — потрясла она ладонью в воздухе. — Он никогда никому ничего не рассказывает и не показывает! Он же с детства как частично немой! Нет, здесь явно что-то не так! — Эшли затрясла головой и отвернулась в сторону. — Да он музыку всю жизнь в наушниках слушал, чтобы никто не знал, что ему нравится. А тут! Не нашёл другого способа расстаться с девушкой, как показать фотки мужу? — Эшли часто-часто заморгала. — Нет, здесь, определённо, что-то не так. Этот засранец что-то замутил. Ну, хорошо. И что же было дальше?
— Ничего, — пожала плечами Клэр. — Я утром пришла с работы, Фрэнк уже был пьян и изнасиловал меня.
Эшли в ужасе зажмурилась, приложила руку к груди и опять медленно начала разворачиваться в сторону.
— Мой Бог! — выдохнула женщина. Она опять повернулась к падчерице и молча, с жалостью посмотрела на девушку. — Этим двоим обоим нужно головы открутить! Юнцу за то, что бросил тебя с мужем, а Фрэнку за скотское поведение.
— Мне всё равно пришлось бы рассказать Фрэнку обо всём. Ещё неизвестно, как бы он повёл себя тогда.
Эшли скептически покачала головой.
— Ну, вот видишь, ты уже защищаешь этого капризного, избалованного ребёнка.
На такой укор Клэр не нашлась что ответить.
— Ну, хорошо. И что дальше? Ты ушла от Фрэнка и живёшь теперь в Лондоне? Ты там уже работаешь?
— Да. Меня сразу же приняли назад в Седьмой госпиталь. Но главное не это.
Эшли подняла подбородок.
— Вот как? И что же ещё?
— Эшли, то, что я тебе сейчас скажу, не должен знать ни один человек. Это вопрос моего спокойствия и, не исключено, что моей безопасности.
— Не пугай меня так, — чуть отодвинулась мачеха.
— У-меня-будет-ребёнок-Джейми, — скороговоркой протараторила Клэр.
Эшли замерла, потом моргнула, а потом сглотнула. Она опять сидела долго и молча, глядя на падчерицу.
— Да. Ты права, — наконец вымолвила женщина. — Об этому лучше никому не знать. Поздравляю, — она улыбнулась.
— Спасибо.
— Кстати, это всё меняет, — заметила Эшли.
— Да. Это всё меняет, — согласилась Клэр.

Спасибо большое Наташе N@T@LI4KA за помощь.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-15891-102
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: onix1676 (07.03.2016) | Автор: onix1676
Просмотров: 505 | Комментарии: 9


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 9
+2
7 Golden-daisy   (09.03.2016 17:19)
Эта глава полностью передала состояние Клэр, от воспоминания о случившемся ее немного но все таки отвлекли тот же переезд, смена работы, ремонт и даже этот же развод ....но как же тяжело не думать о том кто так с тобой поступил и поэтому я ее так понимаю когда она украдкой наблюдала за Джейми...мало воспоминаний так еще о нем напоминает ребенок ....Машина вдребезги и ремонту не подлежит это что своеобразный вызов дядюшке? раз дядюшка так спокойно отреагировал на сие действие ,то получается он понял почему Джейми так поступил? время еще покажет прав ли Дугал в своих действиях...
Эшли умничка, по-моему это единственный человек , который будет знать всё и поддерживать Клэр во всем...
Спасибо за главу....

+1
9 onix1676   (09.03.2016 18:20)
Эта глава полностью передала состояние Клэр, от воспоминания о случившемся ее немного но все таки отвлекли тот же переезд, смена работы, ремонт и даже этот же развод .

Да, судьба прошлась по Клэр катком, но тут же протянула соломинку. И вытянула Клэр. еле-еле, но вытянула. smile

тяжело не думать о том кто так с тобой поступил и поэтому я ее так понимаю когда она украдкой наблюдала за Джейми...

мне кажется, она не могла не повидать его. Знать, что человек, которым ты дышишь всего в часе езды, уже мозги настраиваются на то ... и ты в этом городе и использовать возможность ...

нет, Ириш, пойду отвечу тебе на форуме. biggrin

Спасибо за главу....

не за что, Ириш. Читай на здоровье. smile

+2
6 ДушевнаяКсю   (09.03.2016 11:45)
ах-ах, я наконец добралась до Привода и даже не знаю, радоваться мне этому или же нет, поскольку Автор как обычно посадила нас на качели, вернее на американские горки и не разрешает их покинуть - даже в виду плохого самочувствия! я рада, что Клэр все же собрались и начала делать уверенные, а главное правильные шаги вперед: и развод, и переезд, и ремонт, и новое место работы, вот только... эта случайная "встреча" с Джейми - это было лишнее... она сама же себя накрутила cry эх, Клэр, держись - мы рядом!

+1
8 onix1676   (09.03.2016 18:16)
ах-ах, я наконец добралась до Привода и даже не знаю, радоваться мне этому или же нет,

biggrin biggrin люди мой привод уже скоро десятой дорогой обходить будут. biggrin

поскольку Автор как обычно посадила нас на качели, вернее на американские горки и не разрешает их покинуть

ни в коем случае!! biggrin

эх, Клэр, держись - мы рядом!

Спасибо, Ксюш, я ей передам.
smile

+2
4 GASA   (08.03.2016 10:50)
Бедная Клер...Три месяца в гордом одиночестве решала свои проблемы....Поменяла симку.., еще бы чуть чуть бы помолчала и народ стал бы ее разыскивать через полицию. Джейми... вот охламон решил теперь дядю взять измором??? Разбил свою любимую машину....как же он ее не пожалел??? Дугал значит пока смеется???

+1
5 onix1676   (08.03.2016 16:08)
Бедная Клер...

biggrin biggrin

Разбил свою любимую машину....как же он ее не пожалел???

сама фшоке ... wacko biggrin видать, не до дорогих игрушек стало парню... охламону .. biggrin

+1
3 onix1676   (07.03.2016 22:23)
если ещё и на последней главе появится кто-то новенький, какой-нибудь новый читатель, вот я удивлюсь, так удивлюсь. smile
и обрадуюсь. smile

+1
1 riddle   (07.03.2016 18:55)
Спасибо

0
2 onix1676   (07.03.2016 22:22)
пожалуйста. smile читайте на здоровье. smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]