Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8166]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Киберняня
Роботы были созданы для того, чтобы выполнять капризы человека. Но что случится, если робот захочет испытать запретную любовь?
Мини. Завершен.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Прикосновение одиночества
Прикосновение – обычное действие, но вдруг оно оказывается даром, а следом – проклятием. Одиночество – часто мучение, но вдруг становится избавлением. Сможет ли прикосновение одиночества исцелить, в корне изменить жизнь, и не только твою, привнести в нее счастье? Закончен!

Игры с судьбой
Ренесми повзрослела 10 лет назад и теперь выглядит на 17. Столько же она и прожила. Вместе со своей семьёй Несси пойдёт в школу, но есть люди, которые играют с её судьбой. Ведь её судьба быть с Джейкобом. Ради неё он готов на всё. Главное для Джейка – это Счастье Несси.

1+1=3
Белла опоздала, все елки раскупили, но ей срочно нужна хотя бы одна. Рождество под угрозой. Все меняется, когда она натыкается на объявление в газете, в котором говорится о доставке елок на дом.
Мини/юмор. Завершен.

Сталь и шелк или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг.

CSI: Коннектикут
Сиквел фф «CSI: Место преступления Сиэтл». Белла с Элис возглавили свое детективное агентство, а Эдвард – «Научные исследования Мейсена». Их план жить спокойной жизнью рушится, когда агентство слишком глубоко копнет в деле, Элис настигнет прошлое, а стремление Эдварда найти «крота» в лаборатории означает, что он подозревает всех. Вас ждут: убийство, месть, верность и любовь! Завершён!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 413
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Полный привод, или Километры вдоль нормальности. Глава 26

2016-12-4
47
0
Глава 26

«COCOON»*

«Иной находит свое сердце не раньше, чем он теряет свою голову».
Ф. Ницше.

Часть 1

— Здравствуй… Джейми, — Мэри запнулась на полуслове, эмоционально буквально разрываясь между этой лучезарной подкупающей улыбкой юноши и его словами, которые ей только что невольно довелось подслушать. — Извини, я, кажется, прервала твой разговор.
— Оу, пустяки. Это я рассказывал другу, что собираюсь в ночной клуб со своей однокурсницей Клэр, — Джейми усиленно делал вид, что растерян до крайности, и словно в замешательстве пошёл на такую неприличную откровенность. Парень старательно показывал, что врёт и самым строжайшим образом следил, чтобы Мэри не верила ни единому его слову.
— Ах, вот оно что, — женщина в догадливом жесте вскинула подбородок и своей «змеиной» улыбкой буквально на корню обрубила у собеседника малейшие сомнения в её иронии и сарказме. Демонстрируя тем самым, что его цель достигнута. — Да, конечно! Клэр — очень распространённое имя.
— Весьма, — на красивом мужском лице растерянность сменилась слащавым подобострастием. — А сюда я привёз мою другую однокурсницу, — теперь в интонациях юноши проскакивали нотки готовности делиться информацией в режиме нон-стоп. Примерно, как у ученика, отменно выучившего урок. Для наглядности он даже указал рукой на свою Q7, стоявшую тут же, у подъезда. — В данный момент они занимаются с миссис Рэндол своей медициной, а я, чтобы им не мешать, решил прогуляться с Сулой.
— Это так мило с твоей стороны — помогать однокурсникам, — тут же с готовностью поддакнула мисс Уитни. — Ты хороший мальчик, — она покровительственно улыбнулась.
«Где ты была, когда я был мальчиком?» — промелькнуло в голове у студента.
— Я польщен, — он слегка кивнул.
— Ну, что же, — Мэри повернулась в сторону подъезда, — желаю хорошо повеселиться с однокурсницей Клэр.
— Благодарю, — импозантно поклонился Джейми. — Мы с Сулой присоединимся к вам в квартире чуть позже.
Женщина ничего не сказала в ответ, а только лишь потрепала ещё раз по холке собаку, развернулась и зашагала к подъезду, ни разу не оглядываясь.
«Кажется, заглотила», — Джейми, глядя ей вслед, закусил уголок губы и постучал согнутым указательным пальцем по подбородку. Он очень надеялся, что его расчёты, пусть и такие спонтанные, окажутся верными.
«С Сасенак подстраховаться никогда не помешает», — подбодрил он сам себя.
И что касалось учительницы математики, то она на первых порах сыграла свою роль, отведённую ей «юным кукловодом», почти безукоризненно. Тем более, что сама Мэри считала себя женщиной опытной, хитрой, если вообще, не мудрой. И в том простом факте, что большую часть жизни провела в своей школе и далеко не каждый год выезжала даже за границы графства, корнуоллка ничего существенного, значимого, и уж тем более, судьбоносного не находила, ощущая в себя силы и способности вести свою собственную игру. Поэтому при встрече с Клэр она ни взглядом, ни жестом не показала, что заподозрила неладное, а затаилась и приготовилась наблюдать.

В свою очередь Джейми, который, хоть и в некоторых вариациях, но всё это уже предвидел, решил серьёзно позаботиться о том, чтобы «училке было на что посмотреть».

Прогулявшись с Сулой и подождав, пока Клэр как подобает, встретит гостью из Корнуолла, он вернулся с улицы и сразу же по-хозяйски прошёл в ванную, где с успехом вымыл собаке лапы. От такого рода перфоманса Мэри буквально застыла соляным столбом в дверях гостиной. Клэр с Ариной в этот момент о чём-то тихонько разговаривали за рабочим столом мистера Рэндола. Управившись с собакой, Джейми, всё так же по-хозяйски, обогнул телом «соляной столб» и проследовал в кабинет. Там он в какой-то особой деревенской неотёсанной манере прервал собеседниц и попросил свои заслуженные бифштексы. После того как парень, таким не свойственным ему способом, обозначил свои пищевые притязания, пришла очередь опешить уже Клэр, поскольку в данной ситуации она понимала ненамного больше своей золовки. Но тем не менее даже с выражением лица: «Что, чёрт побери, всё это означает?» хозяйка всё-таки послушно прошла на кухню и выставила перед «голодающим» блюдо с кусками поджаренного, пахнущего специями и ещё горячего мяса. А после того как этот «неприхотливый» студен попросил к блюду именно белый перец и обязательно горошком, и не иначе как в перечнице-мельнице, а также сконы и всенепременно с тмином, к девушке пришло прозрение. Она плотно сжала губы в тонкую линию и все силы бросила на борьбу с изрядным желанием стоявшее перед Джейми блюдо надеть ему на голову, а самого «актёра» вытолкать взашей из квартиры со словами: «Встретимся на Оскаре!». Клэр видела, что он совершенно не осознаёт всей опасности положения и просто издевается над Мэри, которая, кстати, хоть и отмерла, всё-таки начала несмело передвигаться по квартире, но всё больше вслед за Джейми и с неким налётом оторопи и любопытства на лице. Наблюдая за всем этим, Клэр, конечно, попыталась достучаться до шотландского чувства самосохранения обрывками фраз сквозь зубы и уничтожающим взглядом, но верный сын этого сурового северного народа ответил только лишь усилением звука работы челюстей, а бесенята в его глазах — танцами с бубном и бутылками кетчупа вокруг барашка на вертеле.
Съев все бифштексы в доме, и забрав все материалы, которые собрала Клэр для Арины, студенты откланялись и отбыли. Хозяйка наконец-то облегчённо выдохнула и мысленно перекрестилась. Пяткой.
В принципе, и сама Мэри пробыла у Фрэнка с Клэр совсем недолго. Она только лишь похвасталась улучшениями самочувствия, обсудила с невесткой результаты посещения кардионевролога и договорилась о визите к офтальмологу в феврале. Дождавшись с работы брата, сестра передала ему привет от общих знакомых из Корнуолла и выслушала весьма распространённый рассказ об успехах со статьями во Франции. Ей даже не составило труда отодвинуть на задворки сознания свежеподслушанный разговор, чему в достаточной степени способствовало радостное настроение её невестки. Кстати, оно, в свою очередь, тоже объяснялось довольно прозаично: пребывание в квартире одновременно и Мэри, и Джейми не привело даже к Мировой революции, не говоря уже о звёздных войнах, и прошло, можно сказать, почти без потерь, если не считать увесистого клубка хозяйских нервов.
Проводив вместе Мэри у входных дверей, мистер и миссис Рэндол тут же разошлись каждый по своим делам, не сказав друг другу ни слова.

* * *

В воздухе витало напряжение. Напряжение перемен. Клэр казалось, что она может потрогать его кончиками пальцев, разрезать ножом как агар-агар, раздвинуть руками, словно густорастущие водоросли в воде. Но, к сожалению, это всё, что она «могла». Всё остальное девушка оставалась «должна». Должна набраться терпения, должна усиленно думать над каждым своим шагом, должна верить в Джейми и в его любовь, как бы пафосно это не звучало. И ещё многое-многое другое.

Двадцать второго января, в среду, Скаут переехала по своему новому адресу, и хоть Джейми просил её не рассказывать об этом Дугалу, всё-таки позвонила мистеру МакКензи и предупредила, что с помощью его племянника сменила место жительства. Клэр, сидя у себя в кабинете на приёме, с замиранием сердца спросила по телефону у юноши о реакции Дугала на эту новость и, узнав о полном её отсутствии — Дугал не перезвонил парню, не поднял тему и не запросил подробностей — совсем упала духом. Это был плохой знак, который возвёл напряжение вокруг девушки в энную степень.

Джейми реакция его патрона не сказать, чтобы прям совсем разочаровала, но, тем не менее, немного охладила. То, что Дугал сразу же не позвонил и не прояснил ситуацию, могло означать, как то, что он беспрецедентно занят, так и то, что ему факт такой успешности и самостоятельности племянника в «деле переселения народов» архи не понравился. Поэтому, уже не ожидая от дяди никакого одобрения и уж тем более, поощрения, Джейми на следующий же день, после того как Скаут освободила квартиру, собрал свои нехитрые пожитки и поспешил переехать. О чём обрадовано сообщил Клэр по телефону, когда она перед сном выгуливала Сулу.

А вот следующим вечером, в четверг, во время прогулки хозяйки со своей хулиганкой, парень с девушкой по телефону серьёзно и в подробностях обговорили совместную поездку в «COCOON». Доктор Рэндол пожаловалась, что ей не дали назавтра выходной, как она просила, но всё-таки пошли на некоторые уступки и вместо «суток» поставили опять приём больных с восьми до шести. Поэтому ехать на вечеринку ей придётся прямо с работы и в обычной одежде. Так сказать, с борозды на именины. Джейми на это тут же вызвался разделить её участь и даже предложил выбрать тот наряд, в котором она предпочла бы видеть его в клубе. Одежда, в которой он ходит на занятия в колледж, спортивный костюм от фирмы «Nike» для футбола или боксёрская форма, включая перчатки. И добавил, что отнюдь не шутит и вполне способен прийти на вечеринку в атласных боксёрах. Красных. Клэр с хохотом и благодарностью приняла его жертву, выбрав одеяние для колледжа, как наиболее демократичное и попутно заметила, что лондонская арт-тусовка всегда славилась сдержанностью и нарочитой небрежностью внешнего вида. Парень также поинтересовался: как она планирует объясняться с Фрэнком, на что девушка ответила, что вообще не собирается этого делать — они с супругом не общаются.

Муж с женой действительно не разговаривали, да и вообще, в принципе, редко виделись. Клэр одновременно и боялась, что Фрэнк что-то предпримет, какую-нибудь попытку помириться, и ей придётся выкручиваться, и тут же ужасалась своим двум годам жизни с человеком, с которым жена перестала разговаривать без объяснения причин, а он не нашёл ничего лучшего, как в ответ сделать то же самое.

* * *

На следующий день у себя на приёме в больнице доктор Рэндол поменяла негативное отношение к работе на позитивное, ибо поняла, что если бы не занятость с пациентами, то к вечеру накрутила бы себя до крайности и до упора раздраконила бы себе нервы. Проснулась Клэр с ощущениями спортсмена перед олимпийскими стартами, к которым он готовился не один год. Когда она пила кофе и выгуливала Сулу, Фрэнк ещё спал у себя наверху. Не желая подниматься к нему на второй этаж и искать нечто более-менее праздничное из своего гардероба, девушка надела обычные будничные джинсы, чёрный свитерок с треугольным вырезом и оставила на шее короткую платиновую цепочку. Она уже давно хотела куда-нибудь «прогулять» жемчужное ожерелье, но пока что-то не получалось.

Таким образом, вечером, в десять минут седьмого Клэр уже спешила к тёмно-коричневой Q7, стоявшей в начале ChurchillStreet, как они с Джейми и договаривались. Сегодня погода удивила всех: градусы опустились заметно ниже нуля. Трава покрылась инеем, от дыхания прохожих и выхлопных труб автомобилей валил густой пар, что по меркам Британских островов являлось чуть ли не природной аномалией. От транспортного коллапса и подобных ему последствий капризов погоды и её «забегов в ширину» жителей спасло только безоблачное, ясное небо. Как известно, именно снег или, что ещё хуже, ледяной дождь у здешнего климата ходят в фаворитах в деле испытания людей на прочность и демонстрации, кто на самом деле «в доме хозяин».

Направляясь к знакомой машине и вглядываясь в отсвечивающее лобовое стекло, да ещё и отвлечённая проехавшим мимо громким мотоциклистом, девушка, тем не менее, уже поняла, что её ждёт нечто интересное. Поэтому подходила к пассажирскому месту в предвкушении. И точно: распахнув дверцу, Клэр взглянула на Джейми и застыла. Таким она его ещё не видела. Ни разу. Парень сидел в кипенно-белой сорочке с длинными рукавами на широких манжетах, которые застёгивались на три пуговицы и выгодно оформляли его изящные крепкие запястья. Красивым породистым мужским рукам Джейми, будто мало оказалось украшения в виде руля дорогой мощной машины, так на правую он нацепил ещё и, уже знакомые Клэр, часы тонкого корпуса, чёрной масти и шведских кровей. Сорочка сидела на юноше почти как влитая и пикантно, если не сказать сексуально, облегала его стройное тренированное тело. На груди рубашка даже разошлась в одном месте между пуговиц, которые, кстати, оказались застёгнуты все до единой, поскольку из-под воротника спускался узенький тоненький чёрный галстук, увенчанный маленьким аккуратным узлом. Чуть замерев и оторопев от такого вида, Клэр всё-таки залезла в автомобиль и, взглянув через разделительный бардачок, увидела, что на красавце ещё и узенькие чёрные классические брючки и довольно неплохого качества. На голове отросшие золотисто-пепельные вихры были небрежно зачёсаны назад, скорее всего, пятернёй.

Сам хозяин всего этого стиля и классики ехидно ухмылялся, довольный тем, что произвёл впечатление.
— Ты же только что после воспаления! — громко возмутилась доктор Рэндол. — Ты не успокоишься, пока тебе что-нибудь не вырежут?
«Стиляга» опешил. Его лицо вытянулось, и он моргнул. Один раз.
— У меня в машине пиджак и дублёнка. И тебе вечер добрый, Сасенак.
В общем, у Джейми сегодня было прекрасное настроение, и он даже не собирался этого скрывать. Поэтому только лишь Клэр удобно уселась в пассажирском кресле, наблюдавший за ней юноша, для начала замерев, как перед прыжком, ринулся на девушку со звуком: «Р-р-р-р», сгрёб в охапку и нешуточно стиснул в объятьях. После чего притянул её голову к себе за затылок, найдя губами её губы, внедрился пальцами в эти мягкие пушистые «пружинки» и принялся лакомиться сочным, сильным поцелуем. Против такого Клэр даже и не пыталась возражать. Только лишь почувствовав его родной запах, традиционно не разбавленный, по словам юноши «этой вонью» — туалетной водой, (в этом Джейми оказался настоящим аскетом), и ощутив желанные, любимые руки и губы, Клэр, как по взмаху волшебной палочки, стала другой. Её просто сменили, будто слайд в проекторе. Вот, только что, в машину села ещё доктор Рэндол, и вот на пассажирском месте сидит влюблённая, словно кошка, мягкая и податливая девушка Клэр. По уже сложившейся традиции, волнения на счёт предстоящей встречи с Дугалом лопнули, как мыльный пузырь. Джейми продолжал оставаться «человеком с зонтом» и моментально убирал все её раздражители и тревоги. Клэр расслабилась.

Всю дорогу разговор шёл о квартире. Будущая хозяйка расспрашивала о батареях отопления, температуре в комнатах, мебели, старого ли образца плита на кухне или нового и сколько в ней конфорок, где расположена духовка: под плитой или где-нибудь ещё (на это вопрос, кстати, Джейми не ответил). А также поинтересовалась на счёт соседей, с которыми новый квартирант уже успел увидеться. Крупные ли у них собаки или не очень, и есть ли кошки. Девушка волновалась, насколько проблематичными теперь станут прогулки с Сулой. Та хоть и начала уже своё медленное превращение в культурное, взрослое, умное животное, но вполне ещё могла тряхнуть стариной и устроить себе «праздник непослушания». Что же касается кошек, то тут Клэр с самого начала предупреждали все и даже сама Зои: фараоновы собаки вне зависимости от возраста, пола, окраса, темперамента, типа питания и способа дрессировки, кошек не переносят на дух категорически. И этого уже не изменить. «Смирись», — сказала тогда Зои и улыбнулась.

Так за разговорами и выполнением команд девушки-робота, к услугам которой им опять пришлось прибегнуть, они въехали в столицу. Город встретил их привычной картинкой вечернего пятничного Лондона: горящие огни улиц, толпы жителей, спешащих с работы домой, вереницы машин, тоже возвращающихся в свои дворы и гаражи, и между всем этим шмыгающие туда-сюда велосипедисты. Люди входили и выходили с пакетами из ярко освещённых магазинов, хлопали двери подъездов, зажигались окна квартир. Но самые счастливые уже сидели в пабах, а кандидаты в эту категорию стояли кучками в очередях возле заветных дверей.

Подъехав к ночному клубу «COCOON» на FitzroySt, района Fitzrovia опоздавшие обнаружили, что парковка возле этого небольшого четырёхэтажного здания, практически полностью забита. Поскольку Клэр достаточно хорошо знала здешние места, то внесла предложение оставить машину неподалеку, возле одного из многочисленных скверов Британского музея. Джейми его, конечно же, не колеблясь, отверг, ибо в планы парня не входило «потом пешком переться в такую даль» и пристроил «свою красавицу» здесь же, только на самом-самом углу поворота на GraftonWay, почти на тротуаре возле железного кованого ограждения FitzroySquareGarden. Чтобы такой «танк», как его Q7 не торчал задом на дороге, парень загнал его прямо под сень высокой лиственницы, раскидавшей свои ветви по периметру сквера.

Правда, когда он попытался вылезти из машины в одной рубашке, Клэр сама потянулась за его пиджаком, висевшим над задней дверцей, и сказала, что, если он сейчас же его не наденет, она никуда не пойдёт, а наймёт такси и уедет назад в Оксфорд. Протянув своё фирменное: «Ну начина-а-а-ется!» Джейми послушался. И даже пошёл дальше — после выхода на улицу накинул на плечи коричневую дублёнку. Доктор Рэндол, недавно получив такой мощный удар по профессионализму в виде своего любимого пациента на больничной койке, сейчас почувствовала почти сатисфакцию.

В принципе, клуб «COCOON» предстал перед ними таким же, каким его и запомнила уроженка Лондона — типичная постройка Британских островов, но с явственной обработкой и доработкой современными дизайнерами. Почему они отказались от стилизации именно под сам кокон неизвестно, но зато ощущение уюта и камерности заведения им удалось передать мастерски. Чего стоила одна только, сооруженная над банальным английским крыльцом и ещё более банальной мощной деревянной крашеной дверью с традиционным дверным молотком, арка из растущих по бокам, вечнозелёных туй. Такие же туи каким-то волшебным образом вились и вокруг опорных столбов ограждения, на каждый из которых водрузили по круглому плафону матового жёлтого света. Окна с рамами, стилизованными под плитку шоколада, венчала лепнина в стиле ампир — такие низкие равносторонние треугольники, а внизу на французских подставках для цветов, кое-где виднелись неприхотливые фиалки, сейчас, к сожалению, подмёрзшие. Изнутри заведения, с подоконников, лился плавкий, слабый, тёплый свет электрических свечей, что делало картинку в целом необычайно уютной и домашней. Почти сказочной.
— Вообще-то здесь вход только по членским карточкам, — Джейми вёл девушку к дверям, положив руку ей сзади на поясницу. — Но в такие дни Кэм выдаёт ещё и пригласительные. Потом поймёшь почему, — он заговорчески улыбнулся.
— Потом? Что-то планируется? — Клэр была готова на всё что угодно, только бы подальше от Дугала.
— А как же! Кэм открыл магазин. Он долго к этому шёл и банальный а-ля фуршет просто не потерпит. Но нам нужно поторопиться.
В этот раз на входе стояли две милые девушки, которые, увидев Джейми, в первый же момент чуть не послали ко всем чертям весь свой профессионализм и борьбу с безработицей. Но к счастью, старый добрый покер фейс парня спас их от этого опрометчивого шага. Красавец протянул смутившимся контролёршам пригласительный и, даже не взяв обратно «жетон присутствия» — в заведении Кэмерона Прайса присутствие Джеймса Фрейзера в подтверждении не нуждается — прошёл с Клэр сразу к гардеробу.

Внутри клуб полностью подтвердил свой фасад — уют и комфорт как они есть. Первое, что бросилось девушке в глаза в комнате размером футов четыреста на сто, может быть, сто пятьдесят — это стены. Их отделали какими-то замысловатыми, причудливыми панелями из полосок толстой верёвки бордового цвета. И если это была отсылка к кокону, то в случае с Клэр, она не сработала, поскольку девушка понятия не имела, как выглядит кокон изнутри. Ей это напомнило, скорее, поверхность клубка пряжи. Именно таким образом на них наматывают нить, укладывая каждый последующий виток рядом с предыдущим. «Клубочные» панели чередовались с панелями во французском стиле рококо, обклеенные атласной тканью жаккардового рисунка с изысканными бра, в которых горели такие же электрические свечи, как и на подоконниках. С потолка свет лился из-под неглубоких английских абажуров, обтянутых тканью «французских» панелей и по краю — с бахромой из верёвки «клубочковых». Вообще, именно освещение многократно усиливало в помещении атмосферу уюта и домашнего комфорта. Полы в залах, которых, кстати, оказалось два, устлали грубыми досками, мебель — только мягкая. По диванам и креслам валялись однотонные пледы и мягкие подушки.

Но самое интересное, что впечатлило Клэр среди всего этого креатива — это рояль. Мягкого, тёплого, приятного глазу цвета молочных ирисок он стоял в торце первой комнаты на овальном красивом ковре такого же оттенка и притягивал к себе взор, словно магнит канцелярские кнопки. Увидев это роскошество здесь, девушка тут же вспомнила слова Джейми о том, что Кэм талантливо играет джаз и безоговорочно в это поверила. Именно сейчас. Ей даже показалось, что она уже слышит звуки этой музыки. Это был один из тех инструментов, которые и делают с любовью, и выбирают с любовью, и играют на них тоже с любовью. «Боже, как он прекрасен», — выдохнула про себя гостья. Порода и качество просматривалось в каждой линии, в каждой поверхности. Клэр подумала, что не выйдет за дверь и вообще, не уйдёт отсюда, пока не услышит, как он звучит. Но, безусловно, именно он был бы признанным гвоздём программы в этой комнате, которая по сути являлась музыкальным салоном, если бы не его владелец. Кроме диванов, кресел, пледов и подушек, между двумя дверьми в боковой стене, одна из которых была открыта и вела в бар, над рабочим, мерцающим камином, висел портрет хозяина заведения. Во весь рост и в смокинге. Именно эта картина и расставляла здесь все точки над «i».

Проходя за руку с Джейми мимо этого шедевра, Клэр невольно замедлила шаг и, в восхищении покачав головой, выдохнула:
— Краса-а-а-а-вец. — И тут же почувствовала, как напрягся красавец рядом. Ещё не повернувшись к нему, она улыбнулась, поняв, что нашкодила. Переминаясь с ноги на ногу в неловкости, девушка всё-таки посмотрела на Джейми, но уже глазами оленёнка Бэмби. — Да не при тебе будет сказано, — поправилась она и улыбнулась ещё шире.
Кривоватая, чуть надменная улыбка поползла вправо. Юноша дёрнул болтушку к себе за руку и в следующее мгновение крепко обнял этой же рукой, после чего, наклонившись к её личику, слегка пососал нижнюю губку. Видимо, отъезды из ночных клубов со всякими там Кэмеронами не проходят бесследно для молодых шотландских гормонов. Но сами того не ожидая, они оба одновременно посмотрели на картину и почувствовали, как Кэм, будто благословляет их оттуда.
«Остался только Дугал», — подумала про себя девушка и вздохнула.
Но, как бы там ни было, публика вокруг не проявили абсолютно никакой реакции на столь знаменательное и занимательное для пары событие.
Кстати, как и предсказывала Клэр, народ пожаловал в очень разном и довольно креативном одеянии. Судя по всему, даже бомжстайл здесь не объявляли вне закона и дресс кода. Доктор Рэндол в своей повседневной одежде в этой толпе выглядела примерно так же, как смотрелась бы отличница Арина, если бы её каким-то ветром занесло на бал хиппи. Что уж говорить о Джейми. Он выделялся в своём классическом костюме, как, допустим, принц Уэльский в одном из беднейших районов Ист-Энда шестнадцатого века. Хотя, в принципе, по поведению публика ничем от обычного контингента ночных клубов не отличалась — люди стояли группками, что-то обсуждали, кто-то перемещался от одной компании к другой, кто-то целенаправленно пробирался в бар. Клэр заметила одну уже довольно немолодую даму в весьма интересном платье, очень хорошо стилизованном под женские одеяния коренного населения Америки. Даже по низу была пущена бахрома, наверное, какого-то натурального ворса, а орнаменты отличались не идеальностью, угловатостью и натуралистичностью. Как и положено, с бокалом в руках, дама стояла с двумя молоденькими девушками и одним седовласым джентльменом с тростью. Все четверо обсуждали, видимо, что-то исключительно важное и интересное — на лицах четвёрки, в сумме, присутствовал чуть ли не весь спектр человеческих эмоций, но всё это, разумеется, сквозь английскую сдержанность.
В одном из углов комнаты стояли стул и кресло. На стуле лежало нечто непонятное, какая-то средних размеров шайба не то шерсти, не то меха классического рыжего цвета. Идентифицировать в этой «шайбе» кота Клэр помогло только априорное ожидание и одно торчащее оттуда кошачье ухо. Второго не просматривалось. А вот в соседнем кресле свернулся клубком вполне себе такой конкретный индивид этого когтистого семейства. Отсутствие загадки в его внешнем виде объяснялось тем, что в отличии от своего собрата на стуле, этот был гладкошерстным. Ну, почти. Оба не проявляли ни малейшего интереса к происходящему вокруг и, судя по всему, привыкли рассчитывать на взаимность. Или даже на ней настаивать.
— Это Зи и Константин, — проследив за взглядом Клэр, пояснил Джейми.
— Откуда ты их знаешь? Ты ведь здесь никогда не был, — удивилась та.
— Я видел Константина дома у Кэмерона. Дуг несколько раз брал меня к нему. Кэм тоже не очень правильный англичанин. Ты не большая любительница старины, а он не большой любитель собак. Он любит кошек.
— Вот как?
— Да. У него дома жил Константин, но потом там вышла какая-то история … — Джейми почесал висок. — Кэм не следил за ним, и соседям приходилось постоянно отгонять эту рыжую лохматую сволочь от своей кошечки. — Клэр улыбнулась. — Она им там то ли два, то ли три раза принесла выводки рыжих котят.
— Боже мой, какая прелесть! — не выдержала девушка.
— Да уж, — Джейми хмыкнул, — прелесть.
— Ну. Ну, и что дальше?
— Они потребовали от Прайса, чтобы он следил за своим самцом, и вручили ещё и котёнка, которого никто не брал. Кэм его назвал Зи и обоих перевёл сюда. Иногда он говорит, что это Роберт и Роберт Дауни-младший, — Джейми улыбнулся.
— И ему разрешили их сюда перевести?
— Разумеется, нет. Но он выкрутился: завёл здесь мышей.
— Мышей? Здесь?! — Клэр в ужасе округлила глаза и покосилась на пол.
— Да. Мышей. Купил в зоомагазине и выпустил здесь мышей, после пригласил санитарную службу их вытравить, — Джейми замолчал, явно дразня свою спутницу и трусиху по совместительству.
— Н-н-ну … — та действительно замерла в ожидании разрешения ситуации.
— И они вытравили. И тогда он опять завёл мышей, — парень опять замолчал, улыбаясь.
— Джейми! — гаркнула Клэр, делая руками движение, будто желает схватить юношу за грудки.
— И их опять вытравили. А потом он кому-то там, в комиссии по надзору за животными намекнул, что, кажется, видел у себя в клубе крысиную нору, и ему выписали разрешение на перевод кошаков сюда, на этот адрес.
— Браво! — девушка пару раз хлопнула в ладоши.
Джейми развёл руки в стороны.
— Это Кэмерон Прайс.
— А они кастрированы? — ни с того ни с сего спросила Клэр.
Парень вмиг стал серьёзным.
— Хм-м-м, — почесал он кончик носа, — не думаю, что слово «кастрация» вообще присутствует в лексиконе Прайса.
— М-да, ты прав, — Клэр смущённо улыбнулась. — Хотя, я думаю, если что, он всегда сумеет договориться и выкрутиться, — тут же нашлась девушка.
— Даже не сомневайся, — юноша тоже улыбнулся, взял её за руку, и они двинулись дальше в следующую комнату, откуда всё это время доносилась живая музыка.

Вторая зала отличалась от первой только лишь тем, что это уже не был музыкальный салон, а скорее, музыкальная площадка. В торце, на сцене, играла группа из четырёх человек одетых примерно таким же образом, как и публика. Создавалось ощущение, что сами зрители заняли места за инструментами и, вероятно, это не так уж расходилось с истиной. Невысокого роста щупленький певец несмотря на свои скромные габариты, довольно сильным, хорошо поставленным голосом исполнял нечто очень сильно напомнившее Клэр британцев из группы «Blue». Несколько человек вытанцовывали непосредственно перед сценой. Людей, кстати, присутствовало не очень много. Отнюдь. Девушке, повидавшей на своём студенческом веку немало переполненных лондонских пабов, показалось, что сейчас она в каком-то уютном домашнем санатории.

Джейми подхватил лёгкую Клэр за талию и практически поднёс к сцене, в самый центр танцевальной площадки. Она, засмеявшись, схватилась за его шею. Парень, почувствовав, что девушка держится крепко, так крутанулся вместе с ней вокруг своей оси, что её оторванные от пола ноги взлетели в воздухе. Пара принялась танцевать, а больше — дурачиться. У Клэр конечности и «пружинки» болтыхались в пространстве, она хохотала как ненормальная, поскольку плохо ощущала себя, не чувствовала пол и от этого жутко терялась и смешно пугалась. Юноша, играясь с девушкой как с живой игрушкой почти всю песню, довёл её до состояния полуобморока. Она буквально обессилела от страха и хохота. Их уже рассматривали в упор, но и Джейми, и Клэр с радостью замечали, что вызывают взгляды полные любования и одобрения, но никак не осуждения и раздражения.
— Спасибо за танец, — разгорячённый Джейми чмокнул в губки свою гуттаперчевую партнёршу, когда песня закончилась.
— Если это танец, то что, по-твоему, воздушная акробатика, — в ответ она потянулась и поцеловала его в щёку.
А в это время на сцену из зрительного зала поднялся какой-то парень. Высокий худощавый в широких шерстяных штанах в крупную клетку, он взял у дальней стены гитару и перекинул её ремень через плечо. И теперь уже впятером музыканты заиграли композицию Карлоса Сантаны и Эверласта.



Услышав первые аккорды, Джейми посмотрела на Клэр вполне конкретным взглядом. Да и не взгляд это был вовсе, а вполне себе такое смелое, неприкрытое сексуальное домогательство. Наглое и откровенное. Юноша, не отрывая от девушки глаз, одним небрежным движением стряхнул с плеч пиджак и бросил его на близстоящее кресло. После чего, улыбнувшись, опять вернулся к партнёрше и властным, собственническим даже, может быть, излишне картинным захватом, притянул её к себе. Та распахнула глаза в каком-то детском, наивном и наигранном испуге, после чего тоже улыбнулась. Джейми наклонился к её лицу и легко чмокнул в губки. Но задвигавшись под музыку, о веселье они как-то сразу же забыли. Прижавшись к Клэр всем телом, юноша наклонил голову к ней за плечо и, пальцами отодвинув волосы, поцеловал в шею. Долго. Даже неприлично долго. И всё. Клэр этого хватило. Она буквально вжалась лицом в его рубашку на груди.
«Мой! Никому не отдам! — девушка глубоко и часто задышала. — Мой самый любимый, самый лучший человек на Земле! Люблю! Боже мой, как же я тебя люблю, мой милый, красивый единственный мальчик! Мой!»
А Джейми, зарываясь носом ей в шею, уже буквально спрятал девушку в своих объятьях и от такта к такту всё сильнее стискивал в руках её маленькое щуплое тельце. И вот после того как он забрался ладонями сзади ей под свитерок и, сложив руки крест-накрест, сжал в кистях её голую талию сразу выше пояса джинсов, они в танце развернулись так, что Клэр, будучи повёрнутой лицом к входу, увидела в дверном проёме Дугала. Мужчина стоял, замерев. Буквально застыв. К сожалению, девушка не могла достаточно хорошо рассмотреть выражения его лица, но этот окаменевший силуэт уже сказал ей о многом. А в это время ничего не подозревающий Джейми провёл носом вдоль её шеи и продублировал этот же путь влажным языком. Клэр специально сильнее откинула голову, облегчая парню доступ, и сквозь опущенные веки, как заворожённая, следила за Дугалом.
Даже в таком полумраке мужчина уловил её взгляд и то ли не захотев играть с ней в гляделки, то ли сочтя, что увидел достаточно, то ли ему было просто некогда, но мистер МакКензи, не потревожив влюблённых, развернулся и вышел.

«Интересно, что сейчас будет? На что он решится?» — Клэр со страху автоматически вжалась в Джейми, и тот обнял её за плечи и, наклонившись, поцеловал в кончик носа.
Музыка закончилась довольно быстро и, к удивлению публики, музыканты, не говоря ни слова, начали дружно снимать через головы ремни гитар и отключать аппаратуру.
Но эта зависшая неловкость длилась совсем недолго — из первой комнаты послышались тихие, несмелые звуки рояля.



Это были пробные наигрыши, разминка, но даже с первых аккордов чувствовалась уверенная рука мастера. Публика плавно, медленно, не спеша, как и подобает интеллектуальной и творческой тусовке, двинулась на звук.

За роялем сидел Кэмерон. В белых брюках, чёрно-синей рубашке в изящную тонкую светло-жёлтую полоску и в такого же цвета бабочке он выглядел даже лучше, чем на портрете в смокинге. Клэр всегда знала, что мужчина и рояль — это очень сексуально. Но вот рояль и Кэмерон Прайс — это было что-то уже сверх её скромных возможностей. Позу музыкант имел соответствующую той мелодии, которую наигрывал: расслабленную, непринуждённую и, можно даже сказать, вальяжную. Зайдя с Джейми чуть вперёд, девушка заглянула в лицо исполнителю и невольно заулыбалась: в уголках его губ играла гордая ухмылка. Мужчина, очевидно, доподлинно знал о том впечатлении, которое производит на мягкие пластичные женские сердца сногсшибательный коктейль его вида за инструментом и его музыки. Но всё-таки глаз маэстро улыбка почти не коснулась. Что Клэр натолкнуло на мысли об очень серьёзном его отношении к тому, что он играет, и на чём он это делает.
Исполнив вводную композицию и обеспечив себе этой приятной располагающей мелодией внимание публики, Прайс ударил джаз.



Услышав заигрывающие, интригующие аккорды джаза, Клэр очень пожалела, что совершенно не разбирается в этом музыкальном стиле и понятия не имеет, что сейчас звучит, но музыка ей очень понравилась и даже показалась где-то знакомой. Да иначе и быть не могло, потому как джазмен исполнял знаменитейшую «Жажду» одного из основоположников классического джаза Джелли Ролла Мортона. Девушка заметила, как некоторые слушатели начали притопывать, кивать в такт головами и двигать плечами. Но и эта мелодия тоже подошла к концу. Взяв последние аккорды, Кэмерон, как и подобает уважающему себя пианисту, сначала опустил руки на колени и только потом, уже под бурные, громкие овации поднялся со стула, и встал рядом с инструментом, положив на него ладонь. Видя, что овации не стихают, он сделал шаг навстречу публике и, сцепив руки в замок, поклонился именно в такой манере. Клэр пришло на ум, что так делают, кажется, дирижёры, держа в руках свои заветные палочки. Когда Кэмерон выпрямился, аплодисменты пошли на убыль. Девушка углубилась немного в толпу, потащив за собой Джейми, ей хотелось иметь как можно больше людей в обзоре, так как не исключено, что среди них сумеет затесаться Дугал. О нём она не забывала ни на минуту.
— Добрый вечер, дамы и господа, — поздоровался хозяин заведения со своими гостями уже в полнейшей тишине. — Я рад приветствовать всех вас сегодня здесь, в нашем с вами маленьком и уютном доме, — мужчина распростёр объятья, а толпа опять зааплодировала. — В «Коконе», друзья мои, — продолжил он, как только стало тише, — мы нашей маленькой, но дружной компанией праздновали много событий и дат, успехов и достижений, а иногда и просто собирались вместе, потому что очень любим друг друга и сильно соскучились, — оратор мелко-утвердительно закивал головой. — Но сегодня, друзья мои, я пригласил вас всех, чтобы отпраздновать с вами радость сбывшейся мечты. Да-да, вы не ослышались, сегодня мы празднуем мечту! Мою мечту! Я открыл магазин музыкальных инструментов.
«Интересно, какая роль отведена на этом вечере Дугалу? Насколько я знаю, на инструментах он играть не умеет. И что же он здесь будет делать? Следить за нами с Джейми и всё?» — не отпускали девушку мысли о наболевшем под очередные аплодисменты.
— Ещё будучи маленьким мальчиком, — продолжал свою речь Прайс, — учеником музыкальной школы в Брикстоне, я мечтал знакомить людей с музыкой, с возможностями музыкальных инструментов, с их безгранично богатой гаммой звучания, органикой и разнообразием голосов. И вот моя мечта сбылась. — Кэмерон поднял руки вверх в торжественном, победоносном жесте. — Теперь я всё это могу. Могу рассказывать людям о том, насколько это тонкая и сложная вещь — музыкальный инструмент, до какой степени это продуманный и настроенный механизм, как он может оживать в человеческих руках и становиться живым организмом. Как с ним бывает иногда приятно поговорить, побеседовать, как многое на нём можно выразить и поведать.
Клэр повела глазами по толпе и увидела свою старую знакомую — даму в платье коренного народа Америки. Та стояла теперь с ещё какой-то леди в зелёном. На лицах обеих отражалось буквально каждое слово оратора.
— И поэтому на радостях, друзья мои, я сегодня решил устроить аукцион, — публика, во главе с дамами, захлопала в ладоши. — Все вы были о нём предупреждены заранее, — не ожидая тишины, продолжил Прайс.
— Подержи, — шепнул Джейми Клэр и протянул ей свой пиджак, который после танцев надевать не стал. Она, переключив внимание от оратора, машинально прижала одежду к груди.
— Также вы знаете, что именно будет сегодня выставлено на торги, — продолжал тем временем Кэмерон. В этот момент двое парней-официантов внесли со стороны бара два гитарных корфа. Пока говорил хозяин, служащие устанавливали инструменты на напольные подставки, которые прихватили с собой и раскрывали футляры. — Два моих хороших друга, два знаменитых и успешных музыканта, что тоже немаловажно, Дуглас Пи и Нуно Беттанкур, все вы их отлично знаете и любите их творчество, их искусство, согласились выставить свои личные инструменты на торги, а деньги отдать на обустройство музыкального класса для слабослышащих детей в городе Тетфорде графства Норфолк.
— Жди меня здесь, — сказал Джейми. — Никуда не отходи. Это не очень долго, — слегка сжал он плечо девушки и, поцеловав в щёчку, начал пробираться по направлению к Кэмерону, на ходу расстёгивая пуговицы манжет и засучивая рукава своей белоснежной рубашки. Клэр смотрела ему вслед, открыв рот.
— Проведёт сегодняшний аукцион один мой знакомый, — продолжал между тем Прайс, и в это момент в комнату всё те же официанты внесли невысокую трибуну. — Честно признаться, будь моя воля, я бы выставил на торги и его самого отдельным лотом, — Кэмерон показал рукой на Джейми, который уже стоял позади трибуны, — и уверен, женская половина аудитории порвала бы друг друга в клочья и изрядно раскошелилась за такое приобретение.
Джейми в этот момент улыбнулся так, что слова мужчины тут же приобрели смысл. И немалый. А сам Прайс, пошарив глазами по залу в поисках Клэр, и, конечно, без такого ориентира рядом, как шестифутовый Джейми, не найдя её, продолжил:
— Но с недавних пор он у нас помещён в частную коллекцию. Поэтому с торгов снят. Дамы и господа, встречаем — Джеймс Фрейзер! Прошу любить и жаловать! — Кэмерон вытянутой рукой указал на юношу.
Под бурные аплодисменты Джейми склонил голову в поклоне и, тут же выпрямившись, зачесал себе рукой волосы назад.
— Добрый вечер, дамы и господа, — сказал он в тон предыдущему краснослову, восходя на трибуну и поправляя рукой деревянный молоток аукциониста, который тоже уже принесли официанты. — Так получилось, что именно мне выпала честь провести сегодняшний аукцион, поэтому давайте приступим.
Клэр застыла с отвисшей челюстью.
«Откуда?! — завопили её мозги. — Откуда в этом восемнадцатилетнем юноше столько … столько всего!».
Красивое лицо Джейми излучало доброжелательность, внутреннюю концентрацию, импозантность, небольшую долю самоиронии и самое главное — какую-то очаровательную простоту и контактность. Парень за шесть секунд и парой предложений целиком и полностью овладел аудиторией.
«Шоумен! — воскликнула про себя девушка, всё сильнее прижимая к себе пиджак, владелец которого сейчас стоя за трибуной, с закатанными по локоть рукавами белой сорочки, в матовом свете английских абажуров и французских бра смотрелся почти нереальным, невозможным. — Таких не бывает», — подытожила влюблённая и на том успокоилась.
В то время, пока Джейми осваивал аудиторию, официанты внесли небольшой стол и приставили его боковым ребром к трибуне. После чего к нему в комплект пожаловали ещё и три стула. Как только парни отошли, к Кэмерону из двери бара вышли Дугал и какая-то женщина. Мистер МакКензи остановился за ближайшим стулом к трибуне, а его спутница подошла к Кэмерону, и уже он подвёл её за локоть к центральному месту за столом, а сам встал за третьим ближайшим стулом к выходу. Клэр на минуту забыла даже о Джейми и принялась во все глаза рассматривать незнакомку.
Во-первых, женщина сразу же чем-то ей понравилась. Было в ней что-то такое нормальное, располагающее. Вся её фигура, осанка, мимика внушали доверие и симпатию. А когда она в один из моментов полностью развернулась к публике, Клэр поняла, что вновь прибывшая уже совсем не девушка, однако же это не мешает ей оставаться безоговорочной красавицей. Природа подарила даме очень женственной округлости и правильных пропорций лицо, на котором буквально блистали, поскольку смотрели озорно и молодо, редкой лучистости небольшие синие глаза. Греческой формы соболиные брови вносили в её облик нотки мягкости и нежности. Небольшой аккуратный нос и довольно выразительный рот с одинакового размера и идеальной формы губами, что выдавало в женщине гармонично развитую личность, как бы подчёркивали избранность внешности и завершали образ. Женственность и изящество черт уравновешивались коротким «ёжиком» чёрных волос, что указывало на наличие у незнакомки чувства меры, стиля или денег на грамотного талантливого стилиста. Возраст женщины угадывался с трудом, но она выглядела чуть старше Дугла и чуть младше Кэмерона. Приблизительно лет тридцать пять-тридцать шесть, не больше.
— Итак, в первую очередь, позвольте представить вам нашу комиссию, — показал Джейми рукой на троицу, пока ещё стоявшую за стульями. — Ресторатор из Франции и по совместительству представитель одного из собственников наших сегодняшних лотов, мисс Жаклин Фортескью! — усилил он голос на насколько децибелов, произнося имя женщины.
Незнакомка, а вернее, теперь уже Жаклин, поклонилась. Кэмерон отодвинул ей стул, и она села по центру стола.
— Владелец этого уютного заведения и блестящий музыкант, в чём мы все имели удовольствие убедиться только что, — мистер Кэмерон Прайс, — произнёс аукционист, и обладатель всех этих «титулов» тот час поклонился, отодвинул стул и уселся, не забыв поцеловать руку мисс Фортескью. — Ну и наконец, владелец строительной фирмы, общества с ограниченной ответственностью «Дом МакКензи», представитель собственника одного из лотов — мистер ДугалМакКензи! — Дугал коротко кивнул и так же быстро сел за стол.
Клэр использовала редкую возможность хорошенько его рассмотреть, не будучи замеченной, и просто пожирала мужчину глазами. Чёрная лохматая шевелюра волос, довольно крупный рот, сейчас почему-то плотно сжатый, большие строгие светло-карие глаза с прямыми короткими ресницами, весьма и весьма красивые мужские руки с широкой пястью и крючковато отогнутым большим пальцем.
«Неужели же он такой неандерталец, каким был там, на Портовом лугу? Вот так взять и убить двоих людей? Сейчас? В двадцать первом веке? Как в каком-то примитивном средневековье? — рассматривая Дугала, рассуждала про себя девушка. — Нет. Не верю. Этого не может быть. Те времена, хвала небесам, ужа давно прошли».
— У нас с вами два лота, — продолжил меж тем Джейми, — обе гитары — стратокастеры. Ещё их объединяет болтовое крепление грифов и старый чёрный стиль логотипа Фендер. В тысяча девятьсот восьмидесятом году его сменили. В остальном, эти два инструмента очень разные. Итак, я объявляю лот номер один, — ударил парень деревянным молоточком. — Прошу всех участвующих в торгах поднять вверх свои аукционные билеты, — опять повысил голос аукционист и после того как человек двадцать-двадцать пять подняли руки с большими красными листами бумаги с белыми цифрами на них, кивнул и сказал: — Прошу опустить, — и, не делая дополнительно вступления, продолжил: — Гитара, стратокастер Фендер, производство Мексики, ольховый корпус, полисандровый гриф, три сингловых звукоснимателя, трёхпозиционный переключатель, два положения тембра, сдвигающее тремоло-устройство. Приобретена Дугласом Пи в Италии и находилась в эксплуатации с тысяча девятьсот семьдесят шестого по настоящее время. Именно на ней он опробовал нео-фолк и играл свой знаменитый концерт в Нью-Касле. Начальная стоимость — две тысячи фунтов. Шаг на повышение и шаг на понижение — пятьдесят фунтов стерлингов. Что ж, поехали? — лучезарно улыбнулся юноша.
Начались торги. Клэр простояла с открытым ртом почти всё то время, пока не ушла с молотка вторая гитара. Джейми так зазывно смотрел в толпу, так иронично щурился, когда предложения буксовали, так покровительственно и доброжелательно подбадривал улыбкой жаждущих приобрести инструменты, так уверенно стучал деревянным молоточком, так победоносно сжал кулак свободной руки, продав первую гитару за семь тысяч фунтов, что девушка и узнавала своего любимого шотландца и не узнавала, и знакомилась с ним заново, и заново влюблялась.
А ещё она им гордилась! Безусловно, Джейми и раньше давал ей достаточно поводов к этому, но сейчас победоносное чувство выступило на самый первый план и заняло большую часть её души. Оно переполняло и возбуждало. Клэр перевела глаза на Дугала. Кэмерон незаметно придвинулся к Жаклин, и мистер МакКензи остался сидеть как-то обособленно. Девушке казалось, что он тоже гордится Джейми и вообще, судя по его мимике, дядя чётко прислушивался к малейшим настроениям по ходу торгов и готов был в любую минуту прийти на помощь племяннику, поддержать, помочь. Но это ни на йоту не уменьшило желание Клэр выкинуть его из этой комнаты и заодно из жизни Джейми. Сейчас ей казалось, что она может легко и просто свернуть ему шею как цыплёнку, если он вздумает встать между ней и её любимым человеком. Разумеется, это был сиюминутный порыв, но в сотый раз по новой, убедившись в правильности своего выбора мужчины, пусть ему и только лишь восемнадцать, она, подкреплённая силой правды, силой своего чувства, готова была за СВОЁ свернуть горы. Но тут же испугалась, что от неё потребуют нечто другое.

*Сocoon- англ. (kə”ku:n ) – кокон.
Большое спасибо Наталье N@T@LI4KA за помощь.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-15891-82
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: onix1676 (30.01.2016) | Автор: onix1676
Просмотров: 681 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
+1
9 Natavoropa   (02.02.2016 12:11)
Подготовительный период к совместной жизни, пока все хорошо, квартира свободна, Джейми старательно производит хорошее впечатление на Клэр, Дугал держит себя в руках - идиллия. smile
Спасибо.

+1
10 onix1676   (02.02.2016 21:02)
Спасибо

пожалуйста. smile

пока все хорошо,

И Наташа тоже осторожничает. Пожалуй, если я забацаю хэппи энд, то все сильно удивятся. biggrin

+2
7 ДушевнаяКсю   (01.02.2016 12:12)
пока я очень даже довольна развитием событий - место жительства уже есть и Джейми уже его пригрел.. да и начало вечера в Коконе тоже очень и очень обнадеживающе - один танец чего только стоит cool

+1
8 onix1676   (01.02.2016 19:30)
Ксюшик осторожна в своей реакции ... smile пока всё нравится, но с Тиной расслабляться нельзя. biggrin А ну как Дугал возьмьёт и поцелует Джейми прямо в клубе. smile
Спасибо за отклик, Ксюш. smile

+1
5 GASA   (31.01.2016 00:04)
Торги с Джейми впечатлили...Уверенный красавец,умеющий владеть настроением толпы это завораживает.Прекрасная музыка на всех клипах..с удовольствием послушала.Позабавила хитрость Кэмерона с мышами ради любимого кота. Тронул танец с поцелуями....Теперь ход за Дугалом....

+1
6 onix1676   (31.01.2016 17:44)
Прекрасная музыка на всех клипах..с удовольствием послушала

ой, я очень рада, Галин. :)мне тоже всё это нравится. Тоже иногда зависаю с удовольствием. smile

Торги с Джейми впечатлили..
Позабавила хитрость Кэмерона с мышами ради любимого кота. Тронул танец с поцелуями....


ну значит всё не зря. biggrin
теперь я даже рада, что разделила главу. smile Это позволило вот так вот ... посмаковать все эпизоды. Я очень рада, что не оставила вас равнодушной, Галин. правда рада. smile
спасибо за отклик. smile

+2
3 Golden-daisy   (30.01.2016 22:36)
Этим разговором при Мери о клубе он чего добивался ???? чтобы Мери пришла в клуб или наоборот устроила скандал в семье Рэндол????

+1
4 onix1676   (30.01.2016 23:22)
Он подталкивает Клэр к тому, чтобы она вышла из тени т.с. Она же видишь какая - всё не решается, всё тянет, всё откладывает. Хочет дождаться ситуации, когда молчать уже не представится возможным. Вот Джейми её подталкивает. Но лезть между супругами он не считает возможным вот и взялся за Мэри. biggrin

+2
1 Mystery_girl   (30.01.2016 20:29)
Тинуся,белая сорочка?!!! млин я умир...от счастья,ну и как без контрольного выстрела меж глаз-рояль!
ну фсе выносите готовенькую wacko happy happy happy happy happy happy
Девочки спасибо огромное за главу!

+1
2 onix1676   (30.01.2016 21:25)
Тинуся,белая сорочка?!!!

а кто говорил, что будет легко? biggrin biggrin biggrin
Твоя вишнёвая девятка, она с ума меня свела .. *пою* biggrin biggrin

Девочки спасибо огромное за главу!

Не за что, Надюш. На здоровье. smile
Спасибо за твой первый коммент. smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]