Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3688]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Точка отсчета
Главное для Беллы стабильность и отсутствие перемен. Она боится принимать решения. Боится двигаться вперёд. Боится заглянуть в собственное будущее. Но вся её спокойная жизнь пойдет под откос после одной случайной встречи. После того, как страшный незнакомец предложит ей сыграть его девушку. Хоть и против воли, но Белле придётся стать сильнее и сдвинуться наконец с мёртвой точки.
История ...

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Без памяти
Эдвард ушел, сказав Белле, что ее память – как сито, посчитав, что вскоре она забудет его, а боль от его ухода окажется не сильнее укола иголки. Разве он знал, что жестокая судьба исполнит его пожелание буквально?
Завершен.

Призрак смерти
Белла смертельно больна. Мучаясь от боли, она уже мечтает только о том, чтобы все побыстрее закончилось. Но неожиданно узнает мистическую тайну о призраке, обитающем в больнице. На что она будет готова пойти, чтобы продлить жизнь еще хотя бы на один день?
Дарк, мистика, готика, эротика.
Завершен.

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 434
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Полный привод, или Километры вдоль нормальности. Глава 21. Часть 1

2016-12-10
47
0
Глава 21

Человек с зонтом.

Жизнь — это дождь. Сплошной дождь.
Иногда он моросит мелкими капельками, иногда переходит в ливень.
В жизни каждого бывает человек с зонтом.
Он приходит неожиданно и укрывает от всего плохого.
Важно его не потерять — человека с зонтом, который приходит только раз.

Цитата из интернета.

Часть 1



Огни Лондона в черноте пространства за окнами автомобиля показались только после полуночи. Они напоминали мерцающие угли угасающего костра. Город «догорал». Словно костёр, в котором не поддерживают огонь, усталый мегаполис медленно погружался в сон. Его «дыхание» и «пульс» выравнивались и замедлялись, однако «биение сердца» чувствовалось отчётливо - на самом деле, в Лондоне жизнь не затихает ни днём, ни ночью. И даже если улицы пусты, то всё равно, или вот здесь, у края дороги, какая-то женщина выходит из машины, а за угол заворачивает полный мужчина, или вон там какой-то молодой человек с французским бульдогом на поводке перебегает дорогу одинокому мотоциклисту, а из подземного перехода поднимаются парень с девушкой. И это только на окраине. В центре же жизнь кипит ночью почти так же, как и днём, и люди мельтешат туда-сюда, как в каком-нибудь заполярном городе зимой – темно, но никто на это не обращает внимания, все продолжают делать своё дело – жить.

«Как хорошо, что большие города бодрствуют всегда, – думала Клэр, сидя в удобном кожаном кресле «Audi» и посматривая на освещённый желтыми фонарями город. В их золотом свете серый асфальт казался коричневыми напоминал ту укатанную дорогу посреди безлюдных холмов и косогоров хайлэндса. – Это очень хорошо», - согласилась сама с собой девушка. Полностью, окончательно, беспробудно «уснувшие» города, которых она в своей жизни повидала предостаточно, оставляли в ней не самое приятное «послевкусие». Давно покинутые одними людьми и полуразрушенные другими, они не выглядели столь органично в своей пустынности как, допустим, тот же хайлэндс, а сразу же ощущались именно мёртвыми. Как огромные каменные трупы. И хоть к трупам Клэр относилась в первую очередь профессионально, но всё равно умершие города не любила и не любила воспоминания о них. «Города созданы для жизни, и пусть жизнь в них не иссякает», - подытожила девушка, будучи в прекрасном расположении духа, хоть сейчас для неё выгода в пустынности ночного Лондона и была очевидна - они с Джейми въезжали в столицу как король с королевой, для которых перекрыли полгорода. Не хватало только мотоциклистов сзади и спереди да людей, столпившихся вдоль дороги и машущих маленькими британскими флажками.

А причиной хорошего настроения Клэр был, конечно же, ни кто иной, как её шотландец. Чем ближе они подъезжали к городу, тем чаще подавала голос девушка-робот, направляя их по различным развязкам, связкам, отворотам, поворотам, круговым движениям и съездам с них. А уж когда колёса машины зашуршали по асфальту самого Лондона, то тут «рот» у неё уже почти не закрывался. Она заняла, без преувеличения сказать, лидирующие позиции в салоне машины, развела бурную деятельность и раскомандовалась не на шутку. Клэр с плохо скрываемым злорадством и иронией наблюдала, скольких усилий стоит Джейми слушаться женщину, пусть и робота, беспрекословно. Правда, не всегда. Периодически чаша его раздражения переполнялась, а терпения, наоборот, опустошалась, и тогда он давал решительный отпор заносчивому навигатору фразами: «Не умничай», «Без тебя вижу», «Там ремонт дороги, бестолочь».

И поскольку мужчина полностью отдался противостоянию с искусственным интеллектом, женщине пришлось подумать о хлебе насущном.

- Нам, наверное, нужно заехать в магазин. У Дугала, скорей всего, в холодильнике «мышь повесилась», если он не живёт в доме, - забеспокоилась Клэр.

- Угу. Да. Ты права, - поспешно согласился Джейми.

- Если мне не изменяет мой склероз, мы уже едем где-то по Веллингтонскому шоссе. Вот тут, с правой стороны, должен быть Веллингтонский госпиталь - мы туда как-то за формалином ездили - возле него - парк, а напротив парка - круглосуточный супермаркет. Правда, он не очень хороший.

- Тогда он нам не подходит. Нам нужен только хороший.

- «Марк и Спэнсер» закрывается в восемь, Джейми.

- Знаю.

«Sainsbury”s» - гласили огромные прописные буквы, горящие оранжевым неоновым огнём над ярко освещённым входом в магазин. Парковка была полностью пуста, поэтому Джейми остановился прямо напротив дверей.

«Вы ушли с маршрута», - тут же не упустила шанса укорить его девушка-робот.

- А пошла ты, - заглушил двигатель парень. - Достала.

Магазин, как и его парковка, как и окраины Лондона, оказался почти безлюдным. Не считая продавцов. Его тоже как будто специально закрыли для приехавших из Шотландии, из самого хайлэндса, Джеймса Фрейзера и Клэр Рэндол, чтобы они смогли спокойно закупить продукты.

Клэр вообще не поняла, в какую конкретно минуту это произошло, как и почему, но, оказавшись в магазине, вдруг, ни с того, ни с сего почувствовала себя счастливой. Она сама не ожидала, что рядовое попадание в супермаркет в случае с Джейми может принести ей столько удовольствия. Её красавец, легко, играючи толкающий перед собой тележку и высокомерно–снисходительно наблюдающий процесс выбора ею продуктов - в этом было столько интимного и личного. Как прелюдия. «Наверное, примерно так же будут смотреться его руки на ручке коляски с маленьким Фрейзером, - помимо своей воли тут же провела параллель девушка. – И может быть, даже выражение лица будет таким же», - предположила она. Джейми выглядел каким-то и трогательными солидным, и уязвимым и гордым одновременно. Картинка захватывала дух. Это было такое счастье - наблюдать, как он молча, терпеливо ждал, пока она найдёт именно то, что ей нужно, как ласкал взглядом её сосредоточенную, ищущую мордашку, обращенную к прилавкам, как не очень умело скрывал, что от некоторых её вопросов просто теряется и абсолютно ничего не понимает из того, что она у него спрашивает. Допустим, к бекону с яичницей лучше взять каперсы, маринованную брокколи или консервированные пальмовые листья? А яйца - перепелиные, голубиные или куриные? Такие муки выбора для него были явно лишними на сегодня, поэтому он всё время говорил: - «Бери всё, а там посмотрим», - и в неловкости принимался внимательно высматривать что-то в глубинах безлюдного «Sainsbury”s», не иначе как навигатор по супермаркетам. Клэр вспомнила выражение этого же лица и поведение этого же парня там, на бездорожье хайлэндса, его воткнутый в грудь подбородок и сощуренные «тюльпаны». «По-моему, слова тут излишни», - заметила про себя девушка. В конце концов, чтобы всё-таки сосредоточиться на продуктах, она сделала вывод, что, скорей всего, уже никогда не сможет переступить порог супермаркета прежней и принялась вспоминать, чего ещё не взяла к фриттате.

Джейми вообще не приблизился ни к одному из прилавков, не протянул руки ни к одному из продуктов и не вгляделся ни в одну этикетку или ценник. Ему это было неинтересно. Единственное, что он взял сам, так это газеты. Подъезжая к кассе, зацепил на стойке с прессой пару изданий и кинул поверх всей их покупки. А до этого он вообще не отнимал рук от тележки, а просто шел за девушкой и смотрел, как она берёт продукты, читает рецептуру, срок хранения или ещё что-нибудь, а знакомое и нужное кладёт в тележку сразу же, не изучая. Он тоже наслаждался. Парень понимал, что ничего, ну вот абсолютно ничего такого уж интересного или крутого не происходит, они просто закупают всякую съедобную и не очень дребедень, поскольку искать в супермаркете хорошее мясо –дело бесперспективное, но всё равно «таял» и ничего не мог с этим поделать. Было во всём этом для него что-то незнакомое, новое, умиротворяющее. Как Клэр вертит в своих маленьких ручках с тоненькими пальчиками и ноготками без маникюра упаковки с продуктами, пытаясь найти дату выпуска, как тут же разворачивается к нему и очень вежливо задаёт какой-нибудь вопрос, как в попытке что-то вспомнить лезет себе в волосы со лба или трёт подушечками пальцев висок, как начинает вслух объяснять, почему возьмёт к лазанье именно куриную грудку, оливки, помидоры и сыр, а не мясо, морскую капусту и грибы. Девушка выглядела такой домашней, такой уютной, но в то же время уверенной в себе и деловой в этот момент, такой «его Сасенак». Джейми за эти какие-то полчаса до такой степени битком налезли в голову всякие умильные эпитеты, ласковые слова и высокопарные сравнения, что он в своих собственных глазах того и гляди грозил окончательно превратиться в какого-то «влюблённого пуделя». Поэтому, дабы прогнать из головы всю эту чепуху, парню пришлось прибегнуть к помощи «тяжелой артиллерии» и вспоминать, как эту же девушку колотило и корёжило во время оргазма в его руках там, в хайлэндсе. Вот это была тема! Правильная тема!

- А ты знаешь... мне понравилось, - сказал он, садясь в машину. - Теперь я начинаю понимать, почему люди иногда ездят закупаться по ночам – почти никого нет, тишина и спокойствие - красота. Я же говорю: мне понравилось.

«Глупенький, - ликовала про себя Клэр. - Просто тебе понравилось делать это со мной!» Но вслух ничего не сказала, а просто мило улыбнулась.

* * *

Выбором дома Дугалу удивить Клэр не удалось. И уж тем более, восхитить. Хоть она и предвкушала нечто неординарное, не входящее в линейку лондонских построек, но встретило её именно это: надоевший английский красно-коричневый кирпич с побеленными молдингами по фасаду, обычные три этажа с уменьшением высоты потолков от нижнего к верхнему, стандартная, если не сказать банальная входная дверь под козырьком на шести колоннах, узкие высокие окна с рамами а-ля «плитка шоколада» – короче, глазу зацепиться абсолютно не за что. Именно на такой, и никакой другой дом, в её понимании, риэлторы должны были раскрутить мужчину с деньгами Дугала и без женщины. Но, поскольку это был именно Дугал, Клэр надеялась, что он смог (если захотел) унять рвение посредников и выбрать у них то, что ему нужно купить, а не то, что им нужно сбыть с рук, и приобрести себе нечто иное, не такое, как у всех из его категории «состоятельного одинокого волка». Увы. «Хотя... чего я ждала от холостяка. К тому же ещё и бывшего военного, - окончательно сбросила со счетов как ценителя и знатока архитектуры и креативных решений, дядю своего молодого человека Клэр. – Наверняка в доме куча ненужных комнат, маленькая кухня, коридоры как ходы внутри пирамиды Хеопса и планировка такая, что сквозняками задирает юбки. О гардеробных и двухэтажных холлах можно даже не мечтать».

Джейми сказал ей не выходить из машины во дворе - они войдут в дом через гараж, который не подключен к сигнализации, хоть там и стояла ещё одна точно такая же Q7,только черная. В самом гараже уже не так слышно, как воет сигнализация на двери в дом, и у них меньше шансов поднять на уши полквартала соседей.

Клэр почти не ошиблась. По поводу дома. Только с той лишь разницей, что в комнатах оказалось не так уж много мебели, то есть довольно-таки просторно, несмотря на отсутствие постоянных жильцов, свежеприбрано, и, невзирая на преобладание холодных сине–белых тонов, весьма приятно. Внутри жилище не так уж сильно походило на холостяцкую берлогу бывшего солдафона, а скорее, на не очень гостеприимное убежище или даже прибежище довольно успешного, самодостаточного, неглупого мужчины, ценящего комфорт, уединение и практичность, поскольку при попадании в комнаты бросалась в глаза единичность экземпляров мебели. Нигде не было видно дополнительных кресел к стоявшему по центру гостиной дивану, больших столов на «полк» гостей и «батареи» стульев, выстроенных вдоль стен - всё окружающее пространство рассчитали и предусмотрели только для одного человека. «И всё-таки он умён, этот Дугал, - первое, что подумала Клэр, пройдя по коридору из гаража, попутно заглянув на кухню и очутившись в гостиной. – Увы. Умён».

Покрыв в один день расстояние что-то около шестисот миль, пусть и в хорошей машине и с неплохими остановками, и Джейми, и Клэр всё-таки немного устали. К тому же шел уже третий час ночи. Поэтому только лишь включив отопление в комнате для гостей на первом этаже и приняв еле тёплый душ, поскольку бойлер тоже был включен только что, забрались в кровать, оказавшуюся вполне себе удобной, прижались друг к другу в «позе ложек» и провалились в сон.

* * *

«Убегай, отворачивайся, убегай, отворачивайся, убегай, отворачивайся», - начала опять командовать девушка-робот. «О, нееееет! – выпрямил руку и уронил её на постель Джейми.– Ну, нет же! Опять она! Она, что, теперь никогда не отвяжется? Сейчас начнёт: поверните направо, поверните налево, продолжайте движение десять тысяч миль!»

«Убегай, отворачивайся, убегай, отворачивайся, убегай, отворачивайся», - продолжала вопить его вчерашняя «Ариадна».

- Ммм... - заворочавшись, промычал спросонья парень. - Я убью её.

- Да. Слушаю, - произнёс рядом бодрый, деловой, женский голос.

Джейми открыл глаза, уже поняв: кто он, где он, и с кем он.

– Привет, Мэт, – поздоровалась Клэр с каким-то Мэтом.

«Чертова роботша... совсем вчера мозги запудрила. Теперь из каждого утюга слышится», - Джейми уже понял, что во сне припев песни группы BronskiВeat – SmalltownBoy, который стоял у Клэр на рингтоне, принял за голос девушки-робота. – Дожили! Земляка не признал!», - подумал парень о своём знаменитом соотечественнике Джимми Сомервилле - солисте группы и уроженце славного города Глазго по совместительству.

- Да, спасибо, и тебя с праздником, – не глядя на своего соседа, продолжила Клэр и замолчала, а в динамике её телефона кто-то затараторил как заведённый.

«Это что ещё за «Неспящий в Сиэтле»...или где он там...ублюдок звонит ей в такую рань», - проворчал про себя юноша. Окончательно проснувшись, Джейми сдвинулся к краю кровати и пошарил рукой по ковру. Нащупав свой айфон, он включил его и, увидев на экране большие, тонкого шрифта, цифры: «1:13 р.m» округлил свои заспанные красивые глаза максимально. «Ого! – завопили его мозги. – Вот это мы поспать!»

– Оу, очень сочувствую, Мэт, но меня сейчас нет в городе, поэтому заскочить на минутку никак не могу, - продолжила Клэр, а рядом её молодой человек, принявшийся было листать список своих пропущенных звонков, которые накопились у него ещё со вчерашнего дня, напрягся и замер.

- Кто там сегодня дежурит из сестёр в приёмном покое? Поговори с ними. Если не согласятся, набери меня ещё раз, я сама с ними поговорю,– не заметив абсолютно ничего из происходящего у неё под боком, продолжала доктор Рэндол, а Джейми расслабился. «Надо бы домой позвонить», - углубился он в список своих абонентов.

- Там, кажется, есть халаты после обработки, если они их за каникулы ещё не все использовали. – Она прослушала, видимо, благодарственную речь «ублюдка». - Не за что, Мэт. Удачи тебе на дежурстве и ещё раз с Новым годом. – Опять пауза. – Угу. Пока, - и Клэр, отключив телефон, отложила его на ковёр возле кровати.- Я ждала, пока ты меня разбудишь своими поцелуями и объятьями, а разбудил меня Мэт, - потянулась девушка к своему мужчине, проникла руками под одеяло и принялась там бродить ладошками по его ещё сонному, душистому, сладкому телу. – С добрым утром, Джейми.

- С добрым, сладкая. Это что ещё за козёл? – принял её в свои объятья Джейми, тоже выключая и откладывая телефон.

- Это Мэт Фейсон. И он не козёл, он – терапевт, - поцеловала она свои любимые «тюльпаны».

- Все козлы, будящие мою девушку вместо меня – козлы и есть, - мял под одеялом её ягодицы Джейми.

- Забудь о нём, - предложила Клэр, взбираясь на своего молодого человека верхом. Тот тут же забыл про Мэта, вернее, всех Мэтов в мире, а так же про всех Фейсонов и терапевтов и даже про то, что сегодня 31 декабря. Вернее, про это он ещё и не вспоминал.

Они кувыркались. Именно этим словом охарактеризовала бы Клэр то, что происходило между ними в постели и вне её этим утром. Кувыркались, дурачились и любили. Они просто «наедались» друг другом, общением друг с другом, ощущениями друг от друга, просто тёрлись животами, ногами, руками, щеками, губами о плечи, скулы, лбы, ладони, колени, груди, торс, запоминая друг друга на ощупь твёрдости мускулов и мягкости волос, на вкус растаявшей во рту конфеты и просто на вкус, на запах шампуня и геля для душа, на звук шелеста кожи, стонов из нутра, криков во время оргазма и отрывистых, тугих шлепков тел друг о друга. Это было то самое утро, когда щекотка и хватание за коленки плавно и не очень перетекала в секс, секс - в поцелуи до умопомрачения, поцелуи до умопомрачения – в душ, душ - в чаепитие, чаепитие - в полноценную еду в постели, полноценная еда в постели – в милые воспоминания и признания о том, кто во сколько лет и при каких обстоятельствах пробовал курить в детстве, признания о том, кто во сколько лет и при каких обстоятельствах пробовал курить в детстве – в щекотку, щекотка – в нежные, райские поцелуи, нежные райские поцелуи – в затяжной, неспешный сладостный секс. Это был своеобразный круговорот любви в доме. Любовь вращалась здесь по пространству комнат и коридоров, как воздушные массы над Атлантикой, останавливая время и обесценивая деньги, принимая самые разные и необычные формы и выражения. Ведь для того, чтобы сказать: «Я тебя люблю», существует бесконечное множество способов и возможностей.

Можно, допустим, съесть всю лазанью, приготовленную твоей девушкой, а можно восхититься умением водить машину твоим парнем, можно жениться на ней или взять на руки и погладить её кота, а можно родить ему сына или закрыть после него тюбик зубной пасты, можно сходить с ним на футбол (или даже бокс!), а можно посмотреть с ней фильм «Сумерки», можно сказать, что его начальник - придурок, каких свет не видывал, а можно взять её за руку, переходя через дорогу – способов масса.

- Хочешь, я заварю тебе чашку чая? – спросила Клэр у Джейми, когда тот собирался сходить в гараж, разобрать кое-какие вещи в машине, чтобы оставить их в доме Дугала, а не везти к себе в общагу. Часы на камине показывали десять минут пятого после полудня. Решено было вскоре выдворяться из дома встречать Новый год вместе с Лондоном.

- А ты? - обернулся тот на полдороге.

- А ты - мне, - засмеялась Клэр. – Хорошо, я заварю нам по чашке чая, а потом мы начнём собираться – уже много времени, - решительно заявила девушка, слезая с кровати и влезая ногами в свои угги.

* * *

- Ну и как тебе дом? – помешивая в кружке красно-коричневую прозрачную дымящуюся жидкость, спросил Джейми.

Они сидели на кухне. Войдя сюда впервые, Клэр подумала, что эта кухня вот просто ни убавить, ни прибавить – в самый раз. Помещение не было столь уж большой площади, по которой устанешь ходить туда-сюда, выискивая уютный уголок, и так и не найдёшь, но и тесным его назвать язык не поворачивался. Гарнитур из натурального шпона цвета клёна и кухонная плита в старинном стиле с прорехами вокруг конфорок и дополнительным поддоном снизу приятно радовали глаз и наполняли теплом нутро любительницы приготовить что-нибудь вкусненькое. Окинув опытным взглядом пространство в целом, Клэр не стала бы утверждать, что тут всё под рукой и, поселись она здесь, ей не захотелось бы ничего изменить и переделать, но, тем не менее, при взгляде на рабочую зону с кухонными предметами почувствовала явное, устойчивое чувство внутреннего согласия и комфорта. Правда, справа от входной двери, у стены стоял кожаный кейс. Своим присутствием и видом здесь, среди кастрюль и сковородок, он всё ставил на свои места. «Это точно дом Дугала, - сразу же подумала девушка. – Не иначе как он поставил сюда этого «Цербера» присматривать за глупой посудой, чтобы не баловалась тут без него и не своевольничала сильно», - улыбнулась она про себя.

- Он большой, добротный и... ожидаем. Он очень... типичен для таких, как Дугал. И плохо, что здесь никто не живёт. Дугал здесь вообще когда-нибудь жил? – Клэр принялась аккуратно перебирать кончиками пальцев кусковой шоколад в корзинке «Baccarat».

- Он живёт здесь летом. Вернее, в самом доме почти не бывает – всё время торчит с ноутом и бумагами на заднем дворе, когда не в отъезде. – Джейми махнул чайной ложечкой куда-то туда, в сторону стены с холодильником. За ней был расположен коридор, одна из дверей которого вела на задний двор. – А вообще, это не только вложение денег, но ещё и необходимость в перемене мест, смене обстановки. Дугал непоседлив.

- А тебе самому нравится этот дом?

- До того, как в нём появилась ты, он мне казался идеальным.

- Я для тебя испортила этот дом?

- Окончательно, - низко кивнул парень. – Он никчемен.

- Почему?

- Ты здесь совершенно не смотришься, не гармонируешь с этим домом. Тебе нужен совсем другой.

- Я знаю: мой дом – ты! – чуть подскочила на стуле Клэр, как ученица, у которой учитель спросил именно то, что она выучила на сегодня.

- И это тоже, - прикрыл на мгновение глаза Джейми.

- И какой же, по-твоему, нужен дом мне?

Он улыбнулся какой-то кокетливой, женской улыбкой.

- Букингемский дворец.

Девушка закусила нижнюю губу.

- Спасибо за комплимент, но я серьёзно.

- Я серьёзен как страховка альпиниста. Кстати, а тебе нравится твоя квартира в Челси?

Клэр задумалась и полезла руками убирать волосы за уши.

- Теперь уже даже не знаю... ведь ты в ней ещё не был, - она широко улыбнулась. - Но до этого мне там не нравилось абсолютно.

- Ну так... может, мне нужно там побывать?

- Чтобы она мне понравилась? Нууу...наверное. Когда там поселюсь я – добро пожаловать.

- Адрес? – выгнул бровь парень.

- Бовингдон 87/39 квартира 2. Челси. Лондон. Всё просто.

- А это далеко от стадиона? – сделал ударение на слове «это» Джейми.

- Нет. Совсем нет. Двумя кварталами ниже к Темзе - мимо парка Брук и Новой Королевской улицы вниз.

- Но ты не хотела бы жить там, - без вопроса в голосе спросил юноша.

- Не-а, не хотела бы, - покачала головой Клэр и прихлебнула чай.

- В квартире, где жили твои бабушка и дедушка.

Клэр замялась.

- Видишь ли... - она потёрла подушечки пальцев друг о друга, - я на это смотрю чуть по-другому, - девушка долгим взглядом посмотрела Джейми прямо в глаза. - Я живу на планете, где жили мои бабушка и дедушка, и мне этого достаточно. К сожалению, не могу сказать, что я вот прямо гражданин Мира, наверное, я своё отпутешествовала в детстве, но вместе с тем научилась не привязываться к улицам, городам, странам. Есть места, куда волнительно, приятно возвращаться, но постоянно жить там совершенно необязательно, - Клэр пожала плечами и углубилась взглядом в свою чашку чая. - Дом старый, улица неуютная, да ещё совсем рядом лет десять назад соорудили новую высотку в восемнадцать этажей. Я тогда была ещё несовершеннолетней, поэтому дядюшке по почте пришло ходатайство поставить свою подпись под протестом против этого строительства. Он, конечно же, поставил, но дом, конечно же, построили и окончательно квартал испохабили, - девушка поджала губы.

Джейми слушал очень внимательно, и как только она закончила, выпрямился и оглядел поверхность стола.

- Ммм...да. Помнишь, мы с тобой разговаривали о Нью- Йорке и ты сказала, что он тебе нравится?

- Я помню всё, Джейми. Он и сейчас мне нравится.

Юноша улыбнулся и закусил уголок губы.

- Иди ко мне, - потянул он её за руку к себе на колени. Девушка пересела к нему, а он притянул её к себе за шею и принялся целовать. Губы у обоих были слегка воспалённые от горячего чая и от этого сделались ещё более чувствительными. Джейми уже начал мять своими сильными кистями её плечи поверх всё того же черного атласного халата, внедряясь к ней в рот языком всё глубже и всё сильнее присасываясь к её губкам.

- Джейми... - успела выпалить Клэр, но её тут же опять поцеловали, - мы...

-...пропустим Новый год? – спросил, оторвавшись, юноша.

- Да.

- Ладно. Давай встретим уже этот чертов Новый год.

* * *

Вообще–то, Новый год он Новый год всегда. И везде. Как говорится, дело житейское: всё тот же Лондон, всё те же украшения и гирлянды, сверкающие какими только можно огнями, цветами и оттенками на вывесках и витринах, те же ёлки на TrafalgarSquare и WestminsterAbbeySquare, всё то же небо Лондона и дождик различной степени интенсивности и продолжительности, окропляющий или поливающий всё это и толпы туристов, снующих от одного туристического объекта к другому, как косяки сельди иваси от берегов Камчатки к побережью Сахалина и обратно.

Среди туристов Лондона по размерам «косяков» нет равных группам из Китая. В Китае живёт огромная толпа народа – почти полтора миллиарда. У Клэр всегда складывалось ощущение, что, дабы высоко нести знамя самой многочисленной нации на планете Земля, и ни в коем случае не дать забыть об этом людям в других странах, и напоминать им об этом по поводу и без, китайское правительство и его комитет по делам туризма четко отслеживают численность туристических групп их страны. Чтобы персон пятьдесят- шестьдесят, и ни человеком меньше. Но этого мало. Видимо, это же правительство и этот же комитет самым строжайшим образом - не иначе как под страхом смертной казни - запрещают своим гражданам передвигаться по туристическим городам без своих групп. Как-то иначе объяснить то, что китайцев невозможно увидеть слоняющимися по Лондону по два-три человека, если они не местные жители, Клэр была не в состоянии. Когда гости из Поднебесной вот таким вот «косяком» «проплывали» мимо неё по улице, на тридцатом, сороковом человеке, у девушки начинало складываться ощущение, что идёт миграция народов. А если ещё и был «не её день», и она сама попадала внутрь такой толпы, то знала, что лучше остановиться и ждать, пока они все сами тебя обойдут. Начнёшь выбираться, и они заберут тебя с собой. Так и увлекут, как течение реки - какой-нибудь плот или бревно, и даже могут «посадить на своём аэродроме», как истребители – чужой самолёт. Даже в самом Китае, когда племянница была там проездом с дядюшкой в Шанхае, толпа на улицах не доставляла столько неудобств.

Второе место по встречаемости в людском потоке держат сами англичане – провинциалы, съехавшиеся в столицу встретить Новый год и посмотреть салют. Эти, как правило, ходят семьями. Максимум - семьями с друзьями. Но они, даже несмотря на численность, довольно незаметно и безболезненно ассимилируются в толпу самих лондонцев и, как правило, неудобств не доставляют. Потом ещё навстречу попадается много итальянцев, французов и местных арабов с индусами, но это уже неизбежность.

Короче, народу было много, но Клэр толпа только воодушевляла. Это, конечно, не то, что крикнуть на всю планету: - «Эй, мир, я люблю самого лучшего парня на свете! Я счастлива! Ты рад, мир?», но и уже кое-что. Ходить по многолюдному городу, где она родилась, в обнимку с человеком, которым девушка уже давно живёт и дышит, но не имеет возможности открыто заявить об этом, было несказанным счастьем и ещё большим облегчением. Ну и чего уж греха таить, очень она гордилась, что идёт рядом с ней, и обнимает, и целует именно её такой красавец. Порой, когда ей самой случалось засмотреться на Джейми, у неё буквально сносило крышу волной эстетического наслаждения от его красоты, помноженного на любовь к этому парню. Коктейль из этих чувств и ощущений в ней мог легко составить конкуренцию сексуальному возбуждению и наслаждению при близости с этим красавцем. Из чего Клэр делала вывод, что её чувство к нему в какой-то степени платоническое. «Да иначе, наверное, и быть не может, когда имеешь дело с шедеврами природы», - размышляла девушка. Иногда, чтобы не спугнуть своё счастье, она пробовала одёргивать себя фразой: - «Истинная красота внутри, истинная красота внутри, Клэр». И это даже помогало. Но плохо.

Над городом уже кружили вертолёты – ВВС снимала последние кадры панорамы Лондона при свете дня, а у входов в метро волонтёры в куртках и колпаках Санта-Клауса раздавали листовки со схемой и расписанием встречи Нового года в городе Лондон, Великобритания. Взяв одну из них у крупной, светловолосой краснощёкой женщины на лестнице входа на станцию PiccadillyCircus, Клэр с первого взгляда на брошюрку убедилась, что всё как всегда.

- Что там? – спросил Джейми, заглядывая в небольшой красно-белый листок в её руках.

- Это схема оцепления центра города перед салютом и расписание работы метро. Так всегда делают, чтобы не было давки, - девушка зажала пальцами кончик носа и шмыгнула от холода. - Вот смотри, - ткнула она ногтём в карту, – полицию и ограждения ставят тут и тут, - показала она на пересечение YorkRoad с WestminsterBridge и с WaterlooBridge. – Ну и ещё набережную Виктории оцепляют. Перегораживают здесь, - она показала на въезд на WestminsterBridge от здания Парламента, - и здесь, - на выход с Victoria”sEmbankment на BowStreet.

- И зачем? – прищурившись с сомнением, посмотрел на неё Джейми.

- Как зачем? – искренне удивилась Клэр. -Ты просто не представляешь, что там творится! Вокруг кольца обозрения собирается почти три миллиона человек. Сразу! Если всех этих людей пустить как попало, они и себя передавят и Лондон снесут. Поэтому их направляют расходиться после салюта против часовой стрелки. Вот эти все центральные станции метро закроют во избежание давки. – Девушка обвела пальчиком район на карте, где все станции были обозначены красным цветом. - А все отдалённые будут работать не до двенадцати, как обычно, а круглые сутки, - «поклевала» она ногтём все зелёные значки дальше от центра. - В восемь часов оцепление вокруг центра замкнут в кольцо, и проход туда будет закрыт.

- Что-то мне уже страшно, - Джейми взял девушку за руку (в другой руке он нёс её зонтик) и направился по RegentStreet к WaterlooPlace.

- Да нет, не бойся. Я же с тобой! Я три раза была внутри оцепления. Живая, как видишь.

- А почему только три раза? Ты ведь здесь училась шесть лет, - оглянулся парень на неё на ходу.

- Хихи... - хихикнула Клэр, - в первый же Новый год, на первом курсе, мы с девчонками просто опоздали за оцепление. Что-то долго собирались, потом зашли за одной нашей подругой домой, и её мама долго не отпускала. Короче, опоздали. – Девушке пришлось на время замолчать, потому что они с Джейми на ходу внедрились в громогласную толпу фанатов футбольного клуба «Арсенал», которых легко было узнать по красным рюкзакам, шарфам и значкам с изображением старинной пушки - тот самый случай, когда глубокие переживания по поводу успехов любимой команды столь же глубоко пускают корни в жизнь людей, и даже «побочные» праздники, типа Нового года и Дня Рождения Монарха, они празднуют вместе. - Потом, на третьем курсе я летала к дядюшке в Нью-Йорк на Новый год, - продолжила Клэр, когда «футболисты» проследовали дальше, обдав их напоследок запахом пива и парфюма. - Там у меня подруга живёт, Янина. Очень хорошая девушка - молодая дядюшкина коллега. Сейчас она вышла замуж и родила двоих детей. Мы иногда созваниваемся, но очень редко. А на последнем курсе я приболела и лежала в постели. Можно, было пойти, конечно, но мне уже как-то не очень хотелось.

Слово «постель» заставило парня слегка дёрнуться взглядом к её лицу. Он прищурился и улыбнулся каким-то своим мыслям. Бесенята в его глазах выстроились в позе низкого старта.

- А когда вы опоздали, вы не смотрели салют вообще?

- Нет, почему, смотрели. С Гвардейской площади. Но оттуда мне не очень понравилось, - поморщилась девушка и опять шмыгнула носом от холода.

- А где тебе понравилось? В постели? – улыбаясь, Джейми крепко сжал её ладошку в своей, перешёл почти на шепот, на два-три тона ниже опустил голос и, наклонившись к лицу, чмокнул в кончик носа. Бесенята в его глазах уже катались на своём чёртовом колесе в открытых люльках-корзинках и выбивали друг у друга красивые салюты искр из глаз подзатыльниками и тумаками.

- Пошляк, - вскинула подбородок девушка, но потом зыркнула на парня и засмеялась. – Джейми, постарайся хотя бы сейчас не думать о сексе, - заговорщически шепнула она своему спутнику.

Тот наклонился к её ушку.

- Когда я с тобой рядом, у меня ощущение, что это не я думаю о сексе, это сам секс думает о тебе... - он выпрямился, - малыш. И так громко, что я глохну.

Клэр подняла на него глаза, потом закатила их ещё выше и в отрицании покачала головой, скептически сжав губы.

- Интересно, что? – вернула она взгляд перед собой.

- Что он думает?

- Хотя... можешь не отвечать, мне плевать, что он обо мне думает, я о нём не думаю вообще! – и девушка опять с гордостью вздёрнула подбородок, довольная своей фразой. Вернее, не своей, но не важно.

- Оооо! – тут же театрально схватился за сердце юноша рукой, на запястье которой висел зонтик. –Как ты можешь так говорить! И это после всего того, что между нами было! – в его глазах одни бесенята полезли на бортик люлек–корзинок, чтобы с горя выпрыгнуть и разбиться насмерть с такой высоты, а другие их удерживали и не пускали.

- Хорошо. Уговорил. – Клэр медленно моргнула и кивнула, после чего опять скептически сжала губы. –Я так понимаю, после всего того, что между нами было, как честная девушка, я обязана на тебе жениться. Джейми, выходи за меня замуж.

Парень расплылся в довольной улыбке. «Как можно не быть счастливым рядом с девушкой, которая может тебя рассмешить?» – подумал он. Но вслух сказал другое.

- Ты делаешь мне предложение?

Клэр кивнула.

- Угу. Делаю.

- Я должен подумать, - отогнув мизинчик на руке с зонтиком, кокетливо пропел юноша.

- Пфф... а чего тут думать! Обо мне сам секс думает, а ты «подумать». Соглашайся. И побыстрее - сразу же после Нового года я зашлю к Дугалу подружек жениха на предмет помолвки.

- А кольцо! – теперь голос Джейми взлетел на пару октав выше обычного.– У тебя нет кольца! А я хочу с брильянтиком!

- Сколько?

- Чего «сколько»? – чуть ли не басом поинтересовался юноша.

- Карат, говорю, сколько?

- Оу, карат, - Джейми выпятил грудь колесом, как бы символизируя превращение себя в женщину, сложил губы в кокетливый бантик и старательно захлопал ресницами. – А сколько нужно, чтобы Пэрис Хилтон удавилась от зависти?

Клэр затряслась в немом смехе, но тут же взяла себя в руки и чуть повисла на его шее, чтобы он наклонился.

- Чтобы Пэрис Хилтон удавилась от зависти, Джейми, каратов недостаточно. Достаточно тебя, - и, не дав парню опомниться, девушка накинулась на его губы. - С набережной! – отстранившись, произнесла она уже полноценным громким голосом.- Мне понравилось с набережной. Под самим колесом обозрения - нам мальчишки в Университете рассказывали - не очень интересно – там все в дыму от залпов. А лучше всего, интересней всего с Вестминстерского моста – там и повыше и поближе. Говорят, того и гляди, искры салюта тебе в ладони опустятся. Но мы туда ни разу не забирались. Там очень много профессионалов.

- Кого? Профессионалов?– нахмурился юноша. - Профессионалов чего? Встречи Нового года? – хмыкнул он высокомерно, поигрывая пальчиками девушки в своей руке. Они как раз проходили мимо бизнес–центpа RegusLondonPallMall, возле которого было припарковано три МерседесаS–класса, а в двери входила группа респектабельных джентльменов.«Бизнес работает даже тридцать первого декабря», - мимоходом подумал парень и понял, что немножко тоскует.

- Фотографов, операторов. Они наверняка уже там сидят. Ждут. Ещё с утра занимают самые выгодные места у перил моста, садятся на раскладные стульчики и ждут.

- В этот раз им придётся подвинуться, - шутливо-угрожающе проговорил Джейми и, обняв девушку за шею, сильно прижал к себе и поцеловал в волосы.

Они шли не спеша, прогуливаясь вразвалочку. Торопиться было особо некуда – до восьми оставалось почти два часа времени, да и плотность толпы пока ещё позволяла, поскольку место салюта находилось в нескольких кварталах отсюда. Клэр держалась обеими ладонями за руку Джейми, свисавшую с её шеи, а он периодически прижимал её к себе и целовал или в висок или в щёчку, или наклонялся сразу к губам и не всегда находил в себе силы прервать поцелуй на светофоре или зебре. Как же давно Клэр об этом мечтала!

-Кстати... я тут вспомнил... когда в Лондоне рванули метро в 2005-м, ты была в городе? – поинтересовался Джейми, ввиду своего роста, поглядывая поверх толпы на тротуаре.

- Эмм... нет. Я как раз тем летом улетела к дядюшке в Рим. Он там работал в тот момент и снимал квартиру в тринадцатом Муниципалитете. Но здесь остались почти все мои подруги. Я тогда два дня сюда не могла дозвониться и здорово переволновалась – в Лондоне на сутки связь пропала.

- С твоими подругами ничего не случилось?

- Нет. С ними – ничего, но вот у одной нашей сокурсницы очень сильно ранило тётю.

- А на это лето у тебя есть какие-нибудь планы? У тебя, случайно, отпуск не намечается?

- Ты об Олимпиаде?

- Всегда приятно поговорить с умным человеком, - улыбнулся Джейми и кивнул.

- Нет. Я не планировала попасть на соревнования. А ты? Ты хочешь посмотреть?

- Обязательно! Дугал уже купил нам билеты на открытие. Уговаривал меня пойти с ним на прыжки в воду, но я согласился только на синхронное плаванье, - и новоявленный фанат синхронного плаванья широко улыбнулся.

Клэр опять закатила глаза.

- Ты неисправим, - покачала она головой.

Так неспешным прогулочным шагом они прошли до конца по PallMallStreet, и, когда перед ними развернуласьTrafalgarSquarе, девушка остановилась напротив входа в Лондонскую Национальную галерею.

- Не хочешь зайти? - кивнула она на двери.

- А что здесь? – начал глазами искать какую-нибудь табличку на здании юноша.

- Ты не знаешь, какое здание стоит на Трафальгарской площади?

- Оу, точно! Уже площадь! А я и не заметил, - как будто только что увидел он перед собой два знаменитых фонтана и бутылку с флагманом «Виктория» адмирала Нэльсона на четвёртом постаменте*. – Ваша картинная галерея.

- Да. Не хочешь зайти? Время ещё есть немного, - девушка кивнула на табло электронных часов, видневшееся сквозь стеклянные двери вестибюля.

Парень поджал губы и чуть помедлил.

- А там есть кафе? – нашел он стоящий предлог. В его глазах бесенята за круглым столом чокались бокалами с аперитивом и засовывали себе за воротнички сорочек белоснежные салфетки.

У Клэр улыбка исчезла с лица, как будто её стёрли ластиком.

- Или вай-фай? – продолжал доканывать её Джейми. Один бесёнок с подносом, полным планшетов фирмы «SAMSUNG», обходил своих друзей по кругу и раздавал каждому по гаджету.

Девушка просто уронила в бессилии руки вдоль тела.

- Ладно, ладно, давай зайдём, - сжалился юноша. –Только Дженн не рассказывай – я жизнь положил на то, чтобы убедить её, что равнодушен к искусству.

Клэр засмеялась, направляясь к двери.

– Любому? – оглянулась она на парня.

- Абсолютно! – утвердительно закрыл на мгновение глаза Джейми. - С ней иначе нельзя – она заговорит насмерть.

- А сама она здесь была?

- Конечно! Несколько раз! И на экскурсию с художественной школой ездила, и с матерью - к Дугалу в гости.

- И что ей больше всего нравится здесь?

- Ты издеваешься? – юноша с испугом и иронией посмотрел на девушку. - У меня нет свободных двух-трёх недель, чтобы выслушать всё, что она ответит на этот вопрос.

- Скорей бы она приехала к нам в Оксфорд – я тоже об этом могу говорить бесконечно, - выдавила из себя Клэр так, как будто призналась, что прибегает к помощи пуш-апа.

- О, нееет! – поморщился парень. – Если вы заведёте эти нудные беседы, я лучше уйду жить к твоему Фрэнку. И Сулу с собой заберу – бедное животное не должно мучиться!

Она иногда пропадала здесь часами. Ходила сюда, как верующие ходят в церковь. Ей нравились не только картины: это само собой, но и сама атмосфера в комнатах, запах, свет, цвет, звуки. Тихий, по большей части, благоговейный шепот вокруг. Как в библиотеке. Ей нравились люди рассматривающие, любующиеся картинами. И не обязательно «Подсолнухами» Ван Гога, или «Прудом с кувшинками» Моне, или «Аллегорией благоразумия» Тициана. Просто картинами. Любыми. Здесь от людей – не говоря уже о картинах - исходило нечто-то особенное, какая-то необычная аура, энергетика, какое-то «высокое» спокойствие, даже зависание. Именно для этого Клэр сюда, можно сказать, затащила и своего любимого человека. Как он умеет любить, как он умеет любить в постели, трахаться, заниматься сексом, она уже знала. А так же, как он водит машину, помогает на кухне, торгуется с Эшли и покупает продукты в супермаркете. Теперь девушка хотела испытать его картинной галереей.

И картинная галерея себя оправдала. Она оказалась помощнее хайлэндса с его кюветами и супермаркета с его тележками. Выяснилось, что Джейми оказался совсем не тем, за кого себя выдавал всё это время. Искусство его вмиг «раскусило». «Раскололо»! Во-первых, Клэр, вследствие ограниченного количества времени, минуя залы античности, флорентийской школы, французской готики и иже с ними, провела его сразу же к фламандским и голландским мастерам. Только войдя туда и оказавшись нос к носу с «Францисканским монахом» Рембрандта, Джейми замер. Есть люди, которые умеют устанавливать контакт с картинами и чуть ли не разговаривать с ними, а есть сторонние наблюдатели, созерцатели, они смотрят на полотно, иногда подолгу, но со стороны. Джейми был из первых – между ним и монахом не нашлось места ни для кого. Эти двое ни в ком не нуждались. Даже в Клэр. Девушка буквально ликовала про себя от того, что вмиг была забыта. «Вот не зря его родная сестра – художник», - тут же применила она логику. Так и не вспомнив о своей спутнице, Джейми начал перемещаться от картины к картине – получив от «Францисканского монаха» хорошую, «ударную» дозу ощущений, впечатлений и настроения, парню захотелось ещё. Большего! Взгляд его иногда был цепким, иногда скользящим, иногда восхищенным, иногда непонимающим. Брови съезжались к переносице, разъезжались, губы сжимались, разжимались, рот приоткрывался, а потом захлопывался. Периодически юноша вспоминал про Клэр и искал взглядом, но найдя, тут же возвращался к картинам. Девушка и почувствовала, и поняла, что вот именно сейчас перед ней стоит настоящий Джейми. Такой, каким он бывает с самим собой. В данный момент он не юродствовал и не пытался быть: смешным, сильным, умным, защитником, ответственным, мужчиной, мужиком и прочее, он просто был и всё.

Клэр очень не хотелось нарушать камерную атмосферу его общения с шедеврами, но она была должна самой себе. К тому же парень подозрительно притих не перед какой иной картиной, а именно перед «Судом Париса» Рубенса.

- Ну и как тебе? – обвилась она руками вокруг рукава его дублёнки в районе локтя и прижалась к нему всем телом.

Джейми посмотрел на неё сверху вниз и ухмыльнулся. Потом вернул глаза на Рубенса.

- Мне нравится, - утрированно восхищенным голосом сказал он. Юноша определённо не хотел всерьёз озвучивать то, что чувствовал на самом деле.

- Вижу, - ответила Клэр. – Я очень рада.

- Это красиво. Ты знаешь...а этот Рубенс был совсем... ничего. Не говоря уже о его натурщицах, - причмокнул юноша языком.

- Джеймипоцелуйменя, - скороговоркой попросила девушка. И добавила: - Пожалуйста.

Конечно же, в первое мгновение он чуть удивился, но тут же всё понял. Юноша улыбнулся и с умилением посмотрел на свою красавицу. Потом, быстро окинув взглядом зал, где присутствовало человек семь-восемь – таких же «любителей кафе и вай-фаев», как и он, обнял Клэр за плечи одной рукой, отвернул к картине, наклонился и припал к любимым сладким губкам. Он целовал её не так, как в хайлэндсе, а с улыбкой. Джейми не брал, он дарил поцелуй в подарок. Но, учитывая ещё и обстановку и повод, получилось всё так же сладко и интимно.

- Я сюда часто приходила одна, - объяснила Клэр свою просьбу, после того как парень разорвал поцелуй.

- Я понял, - кивнул он всё с той же улыбкой в уголках губ.

- Спасибо, - сказала девушка и, высвободившись, опять отошла.

- Ну и как? Тебе понравилось? – спросила она, спускаясь со ступенек уже у выхода, когда смотрительница зала импрессионистов объявила им, что галерея закрывается.

- Ты шутишь? Какой к черту понравилось – кафе нет, вай-фая нет! – отгибал Джейми пальцы на руке с зонтиком. - Столько времени впустую!

Клэр не смеялась.

- Не смешно, - она сжала губы в строгий бантик. – С леопарда пятна не исчезнут- как ты был Лох-несским чудовищем, так ты им и остался.

- Ладно, ладно, извини, - мягко приобнял её за плечи Джейми. - Конечно, мне понравилось! И кое-что я себе даже присмотрел. После первого же удачного контракта – молнией сюда. Там вот, во втором зале, где мы были...приглянулась мне одна картина...- он поиграл пальцами в воздухе, - желтенькая такая вся. И ещё, пожалуй, одну такую пёстренькую я там приметил...подарю Дженн на день рождения, если разбогатею.

«Ясно. Серьёзного разговора не будет, - досадовала про себя Клэр. - Значит, нужно будет как-нибудь повторить... при случае».

- Если, – отрезала вслух девушка.

- Ты во мне сомневаешься?

- В тебе?! Ты шутишь?! – она была удивлена совершенно искренне.

- Вот то-то же. – И после паузы добавил: -Мне понравилось всё, малыш! Спасибо, что затащила, - и к словесной благодарности он прибавил ещё и поцелуй в щечку.

Они вышли из дверей центрального корпуса галереи и после тёплого, специально подсушенного воздуха в здании с наслаждением вдохнули влажную свежесть лондонских улиц. Уже совсем стемнело и немного похолодало. Фонарей зажглось ещё больше, и они горели ещё ярче. Парочка побрела дальше по WhitehallStreet. Здесь люди уже не помещались на тротуарах и выходили на проезжую часть улиц – вопиющее нарушение в будние дни. Некоторые были хорошо навеселе, но в основном местные и студенты. Туристы же, во главе с группами из Китая, продолжали перемещаться из одной сувенирной лавки в другую, озабоченно-неуверенно осматриваясь по сторонам: не виден ли отсюда уже «LondonEye» – главное «действующее лицо» будущего салюта.

Джейми с Клэр всё так же в обнимку вышли к статуе Уинстона Черчилля у здания Парламента. Свернув на WestminsterBridge, они почти сразу же наткнулись на оцепление. Въезд на мост перегораживали два ряда устойчивых железных ограждений. Два пролёта были ещё открыты. Через один из них парочка свободно проникла на мост, насколько свободным можно назвать передвижение в довольно плотной толпе. Часы на башне Святого Стефана (которую во всём мире называют Биг Бен по имени колокола, висящего внутри), показывали пятнадцать минут восьмого. Еле заметно крутилось колесо обозрения – салют салютом, а работу для аттракциона «LondonEye» ещё никто не отменял. Как и предсказывала уроженка Лондона, вдоль перил на мосту сидели группы мужчин, довольно тепло одетых и, судя по всему, собравшихся и подготовившихся к салюту основательно – возле них, прямо на асфальте, стояли начатые бутылки со спиртным, сумки с аппаратурой и женщины. В толпе мелькало много молодых арабских и индийских лиц. Тоже, в основном, мужских.

Даже пройдя весь мост насквозь в такой толпе, Джейми заметил, что никто не толкается и не суетится. Все стараются вести себя вежливо и коммуникабельно. Даже пьяные. «Лондон. Англичане, - подумал про себя шотландец. – Манеры - прежде всего», - и скосил глаза на свою англичанку, пробирающуюся рядом с ним.

В самом центре моста стоял автокран. На его выпущенной вверх стреле, на специальном укреплении, как гроздья бананов, висели две огромные связки больших музыкальных колонок. В них, пока ещё негромко, играла музыка, а на колесе обозрения и на здании компании «Shell» в такт ритму шла инсталляция света и каких-то красочных зарисовок и образов. Между композициями ди-джей в микрофон приветствовал гостей и жителей города, приглашал встречать всем вместе Новый год, обещал незабываемый лондонский салют и объявлял какой-нибудь очередной шлягер.

- Какие сдержанные, скромные ди-джеи в Лондоне, - заметил на ходу Джейми. – Такие спокойные.

- Это только здесь, - улыбнулась Клэр. - Разогревать толпу в два-три миллиона человек никто не хочет. А в клубах, там всё по-другому.

В конце моста тоже уже стояли ограждения и тоже в два ряда. Не доходя до них, парочка свернула на набережную правого берега Темзы.

- Ты когда-нибудь был там? – приближаясь к колесу обозрения, кивнула вверх подбородком Клэр.

- Угу, - просто кивнул юноша. Он был уверен, что дальше она спросит: - «Давно?», но ошибся.

- Днём? – спросила девушка.

- В смысле?

- При свете дня? Или ночью?

- Днём.

- Днём - это ерунда. Лондон почти постоянно укрыт облаками, и видно только Сити и Собор Святого Павла. А вот ночью! Ночью там красота. Это почти как хайлендс, только...только Лондон.- Они стояли рядом с местом посадки на колесо и невольно обратили внимание, как, предварительно остановив аттракцион, девушки–работницы в комбинезонах и куртках с надписями на спине «BritishAirways», помогали выезжать из кабинки на инвалидной коляске пожилой индуске.

- Ладно, давай посмотрим, - увидев такую картину, юноша вдруг стал серьёзен и сосредоточен.

Оставив Джейми покупать билеты в здании «Подземелий Лондона», Клэр умчалась занимать очередь на посадку.

В кабинку, к полному ужасу парня, запускали по пятнадцать человек, поэтому, проникнув в эту стеклянную капсулу, он тут же прижал Клэр к поручням у стекла и схватился руками по бокам от неё, как бы отгораживая девушку от всей остальной толпы. Но только лишь взглянув за стекло, тут же забыл обо всём.

Лондону шла ночь. Она была ему к лицу. Чернота. Не темнота, а именно чернота. Говорят, чёрный цвет – цвет ума, а глупым этот город вряд ли кто-нибудь решится назвать. Так вот Лондон смотрелся очень органично, погрузившись в ночь. Особенно в такую ночь. Новогоднюю. Вся его чопорная, надменная, величавая, ну и что уж говорить, красивая старина растворялась во тьме, исчезла, а на поверхности оставалась современная, живая, играющая огнями картинка. В этом городе появлялся секс, зарождался драйв. Город «гудел» энергетикой, настроением. Вплоть до того, что в нём натягивался какой-то уязвимый нерв. Красота! Ночной Лондон вполне себе мог составить конкуренцию даже хайлэндсу. Ему так же ночь была во благо, как тем северным горам – дождь. Этот город явно был не только построен по уму, но и «сделан с любовью». Он заставлял себя уважать, заставлял собой восхищаться, подражать себе. Даже шотландца.

- Мощный город, - признал Джейми, окидывая взглядом бескрайние просторы разноцветных огней мегаполиса.

- Говорят, с верхней точки колеса видна только его пятая часть. Так что можешь себе представить.

Девушка тоже любовалась, но немного другим. Она видела музыку. Музыку города, зарева его огней в чёрно-синем небе над ним. Её завораживали отражения огней в Темзе, игра света самого колеса, подсветка здания–«иглы» и ледового катка в Юбилейном саду у подножия колеса - такое вот равномерно-неравномерное распределение цвета и огней по территории Лондона. Ну и конечно же, Джейми. Его реакция на панораму за стеклом. К тому же, ей очень хотелось, чтобы он сам догадался. Ну, может быть, она только чуточку подсказала ему взглядом.

- Иди сюда, - улыбнувшись, он потянулся к её губам. Клэр внутри подпрыгнула до потолка капсулы и захлопала в ладоши, а внешне просто подставила губки для поцелуя.

Как это ни странно, но в этом поцелуе Джейми она почувствовала уважение. Или даже, чем черт не шутит, робость. Будучи под впечатлением от увиденного, он целовал девушку как присмиревший жених в гостях у родителей невесты. Как будто сейчас за спиной Клэр, сложив руки на груди, стояли, по меньшей мере, шестеро её взрослых братьев, готовых в любой момент за грубое или неосторожное слово в её адрес порезать Джейми на ремни.

- Интересно, где будет следующий поцелуй? – в неловкости смущенно прошептала девушка, строя глазки своему красавцу.

- На ЭмпайерСтэйтБилдинг, - громко сказал тот.

Тут она стушевалась вконец и опять вернула внимание к городу.

- Пойдём, подойдём к другой стороне. Здесь не видно здание Парламента.

А между тем, остальные тринадцать человек их попутчиков метались по капсуле из одного места в другое, пытаясь рассмотреть как можно больше и ещё больше сфотографировать. Со стороны они, наверное, напоминали мух в стеклянной банке или попавших в заточение пленников, которые мечутся по камере и только что кулаками не колотят в стёкла, а вместо этого щелкают без устали фотоаппаратами. Джейми тоже полез во внутренний карман за айфоном.

- Клэр, - окликнул он девушку, стоявшую возле перил и разглядывающую здание Парламента с толпой внизу. Та оглянулась, и он нажал на кружок на экране. Затем тут же, немедля подошел, встал рядом и, обняв за плечи, сфотографировал себя с ней. Он ещё хотел щелкнуть кадр с поцелуем, но воздержался – даже несмотря на захватывающую картину за стеклом, его уже заметили - на него начала поглядывать одна из молоденьких «сокамерниц», явно пытаясь рассмотреть красавца получше. И когда, видимо, решив, что увидела достаточно, девушка начала дёргать за рукав свою подругу, намереваясь поделиться с ней впечатлениями от встречи с прекрасным, парень закатил глаза и отвернулся к стеклу, зажав айфон в ладони.

Сойдя с аттракциона, влюблённые продолжили слоняться по правому берегу Темзы, где на набережной стояли ларьки с вкусностями и сладостями. Джейми всё так же шел медленно, вразвалочку, одной рукой обняв Клэр за шею, а в другой нёс её зонтик. Девушка, прижавшись к нему всем телом, обвилась руками вокруг его талии. Поскольку можно сказать, ночь уже вступила в свои права, да и было сейчас в этом воздухе над Лондоном что-то эдакое, пьянящее, возбуждающее, будоражащее, парень, поддавшись настроению, зарывался рукой ей в волосы с виска, а когда увлекался, то не выдерживал, чуть увлекал в сторонку, в заросли Юбилейного сада, и целовал. Быстро, жадно и взасос. В эти моменты у Клэр земля уезжала из-под ног, а Лондон в голове пускался в путешествие на русских горках. Это была её мечта, её щемящая душу фантазия. Вот именно вот так вот, в открытую, на весь город, хотела она любить и быть любимой, когда была чуть моложе. Даже если бы в её жизни случилось только это и ничего больше, она уже была бы счастлива.

В одном из ларьков с горячими напитками Джейми купил им по стакану кофе и по пончику с орехами. Жуя пончик и прихлёбывая кофе, Клэр оглянулась на часы на башне Святого Стефана. Они показывали двадцать минут девятого.

- Всё. Оцепление закрыли, - подытожила девушка, повернувшись обратно к своему спутнику. - Сколько людей сейчас есть на этой территории, столько и будут здесь встречать Новый год. Выйти отсюда ещё можно, а вот зайти уже нельзя.

Допив кофе, они направились обратно на мост, решив в этот раз смотреть салют именно оттуда. Рядом с «профессионалами».

Начиная от подножия «LondonEye», в толпе уже можно было перемещаться только с большими усилиями. Примерно как в битком набитом автобусе. Люди с окраин оцепления стали подтягиваться к Темзе, к колесу обозрения. Уже ни о каких объятиях речи идти не могло – Джейми продвигался вперёд, таща за собой за руку свою уроженку Лондона. Они пробирались очень медленно, поскольку в толпе, даже в такой пьяной и взбудораженной, как сейчас, царило настроение понимания не только исключительности, но и опасности момента. Того, что тесно всем, и никто не имеет право решать проблемы своего личного пространства за счёт окружающих. И парочка полностью это убеждение разделяла.

Однако же далеко не все здесь собрались ради салюта. Небольшие группки молодёжи расположились на окраине WestminsterBridge и JubileeGardens. Они стояли или сидели на корточках, образовав круги, в центре которых кучей лежали их рюкзаки и гитары, и как почти все вокруг, пили пиво, целовались и обнимались друг с другом. Вообще Джейми всё это очень сильно напоминало поездки с парнями и девчонками в Манчестер и Ливерпуль на футбол. Только там, конечно, все были куда пьянее и громогласнее. Но народу столько не набиралось даже и близко. Здесь как будто собрался весь Манчестер с Ливерпулем, да ещё и Глазго прихватили с собой. «Твою мать, неужели в Мире народу ещё больше?! Какой кошмар! Откуда они все здесь!? И вправду, как будто весь Мир съехался!», - пробирался он дальше к середине моста, извиняясь и прося прощения направо и налево. Протискивающаяся за ним Клэр дублировала каждое его: «Простите», «Извините» и « Мне очень жаль». Англичанка она или нет!

В колонках на автокране Кэти Перри пела свой «Фейерверк». В такой толпе уже невозможно было разобрать: кто, где и с кем – все стояли вместе со всеми. Некоторые разговаривали и обсуждали, судя по обрывкам фраз, что-то совсем постороннее, кто-то осматривал толпу вокруг, кто-то слушал музыку и любовался игрой цвета и света на колесе обозрения и здании компании «Shell». Некоторые пританцовывали и подпевали. Встречались даже мамы с колясками. Именно возле одной такой мамочки-арабки, примерно на середине моста – между четвёртым и пятым фонарём- Джейми и решил остановиться. Молоденькая девушка очень невысокого роста с добрым, ласковым взглядом и улыбкой в уголках губ, увидев новых соседей, сначала посмотрела на Клэр, потом на Джейми, немного задержала взгляд на парне, после чего опять перевела глаза на Клэр и понимающе, с какой-то солидарностью во взгляде, улыбнулась. В сидячей коляске у неё мирно спала маленькая девочка. Причем было видно, что девочка маленькая не столько по годам, сколько по росту. Видимо, вся в маму. «Таких молоденьких арабок обычно мужья одних с детьми далеко не отпускают, особенно в такую толпу. Скоро к ним присоединится их папа», - спрогнозировала Клэр.

- Перед каждым Новым годом в Лондоне начинаются гадания на счет песни, под которую запустят салют. Даже разворачивают тотализатор. Мы раньше тоже с девчонками гадали и спорили. А сейчас вот у меня и вариантов нет, - Клэр огляделась по сторонам. Где-то справа кто-то громко засмеялся, и зазвучала итальянская речь, где-то слева – английский язык с валлийским акцентом. Когда они остановились возле мамы-арабки,«Фейерверк» Кэти Перри сменил «Зонтик»Рианны. Чуть развеселившись песней девушки из Санта- Барбары, толпа под песню девушки с Барбадоса разогрелась не на шутку. Когда Рианна в припеве несколько раз пропела окончание слова «Umbrella», в такт затопали ногами, видимо, все, потому что Клэр явно почувствовала, как под ней, в такт музыке запружинил мост.

- Ой, - испугалась девушка и первым делом с ужасом оглянулась на Джейми, - ты это почувствовал?

По нему было видно, что почувствовал, но признаваться не спешил.

- Что? Что почувствовал, малыш? – заботливо наклонился он к ней.

- Мост! Мост качается! Вот только не говори, что ты не понял. Сейчас опять будет припев, и ты почувствуешь.

И как только Рианна взялась опять повторять свой припев, мост опять решил, что он – батут. Чувствовалось, как люди притопывают на нём, а он их всех легонько подбрасывает.

- Чувствую, - сказал Джейми, уже видя, что девушка не сильно испугалась.

- Интересно, правда? – в восхищении распахнула глаза Клэр.

- Очень! – подыграл ей юноша и тоже в ответ распахнул свои «тюльпаны».

Стояли они долго. Больше двух часов. Клэр то принималась что-нибудь рассказывать и вспоминать о прошлых встречах Нового года и салютах, то замолкала. Джейми то тянулся к её губам и целовал, то начинал что-то спрашивать, уточнять или рассказывать сам.

Над центром города опять показались вертолёты. Запечатлеть столь грандиозное событие как новогодний салют – святой долг для ВВС.

Клэр вспомнила, как они ждали салюта с девчонками там, внизу, на набережной, и ощущала разницу. Не то чтобы с подругами ей было скучно, вовсе нет, но с ними она всё-таки поглядывала на время и торопила его. А рядом с Джейми на время ей было просто плевать. Вот так, обвившись вокруг него руками, зарывшись лицом в его мохеровый свитер стального цвета и исландского производства и вдыхая родной запах, она могла простоять на одном месте ровно столько, сколько потребуется. Два часа, значит, два, три, значит, три. Сутки? Да запросто! Она чувствовала, что ей не будет тяжело, скучно или нудно. Этот восемнадцатилетний юноша, скорей всего, действительно был её домом, потому что здесь, в этой плотной толпе абсолютно чужих ей людей, она чувствовала себя с ним уютно и расслабленно. Почти как у себя в гостиной на диване. «Стоп! –остановила она свои разогнавшиеся было мысли. – Где «у себя»? В какой гостиной? На каком диване?» – девушка тяжело вздохнула. Чем ближе подходило дело ко второму января, тем навязчивей становились её мысли о скорой встрече с мужем, как бы она их не запихивала в самые отдалённые уголки своих мозгов, как Скарлет О”Хара, постоянно повторяя себе: «Я подумаю об этом завтра».

Этим утром она позвонила супругу и довольно равнодушным тоном объявила, что на Новый год не приедет. Причины – не по телефону. Но Фрэнк остался верен себе - не заметив перемен в ней, тут же сообщил, что у Мери начались проблемы со здоровьем, поэтому она решила дождаться возвращения Клэр для консультации. «Ну вот только Мери мне и не хватало», - принялась было расстраиваться Клэр, но и это тут же решила отложить до поры до времени и это.

После того, что случилось у неё с Джейми в горах, она не представляла себе, как сможет лечь в гостиной Фрэнка на диване. На том самом, на котором до этого спокойно валялась два года. Вот так вот зайти в квартиру и разлечься? «Господи, а как я теперь с ним в одну кровать-то лягу? А если он всё-таки начнёт приставать? Соскучится после Франции и начнёт? Что я буду делать? Сразу уходить? Куда? К Джейми в общежитие? Меня туда с Сулой не пустят». В принципе, это были очень даже своевременные мысли на последний час уходящего года, тем более что их для обдумывания за каникулы накопилось немало, но что-то уж больно безрадостная складывалась картинка, поэтому Клэр опять пошла на попятную: - «Ладно. Будем решать проблемы по мере их поступления. Может быть, с Фрэнком и не изменится ничего, а я тут уже паникую». И она опять заёрзала в объятьях Джейми, пытаясь поглубже внедриться к нему под дублёнку. Парень, почувствовав, что она теснее в него вжимается, наклонился и поцеловал её за ушком.

Он, кстати, незаметно, но всё время как-то так пододвигался к перилам. От него до ограждений уже оставалось не более трёх футов. А ещё Клэр заметила, что за ними к перилам продвигается семья арабов с милой, улыбчивой молодой мамой. К ним совсем недавно присоединился их папа, который если и был ростом выше своей супруги, то только номинально. Вот такая получилась семья. Джейми смотрел на них как на чудо – даже Клэр эта пара была ниже на полголовы, а уж ему-то едва доходили до груди. Что они с таким ростом собрались рассмотреть здесь, в такой толпе, оставалось загадкой.

А потом, как будто решив, что мизансцена устарела, люди в ней заскучали, и их не мешает немного взбодрить, заморосил дождик. Зонтики раскрыли не все. Но Джейми, только лишь почувствовав первые капли на своём точёном шотландском носу, сделал это одним из первых.

Клэр оторвалась от его груди и задрала на парня голову.

«Человек с зонтом, - вспомнила она притчу, услышанную в одной из экспедиций. – Он - мой «человек с зонтом». Точно!» И как будто в подтверждение её слов ударил Биг Бен, отсчитывая последние секунды уходящего года. Джейми тут же зонт сложил, ибо из-за него ничего не было видно стоящим сзади. Тем более, что парень каким-то волшебным образом пробрался-таки к самим перилам.

Клэр слушала удары колокола с замиранием сердца – ей очень хотелось, чтобы родной город её не подвёл.

И Лондон её не подвёл – после последнего удара, ровно в двенадцать, бабахнуло так, что казалось, колесо сейчас расплавится и согнётся в груду металлолома. Вокруг сделалось светло как днём. Сначала это были даже не отдельные красивые залпы и россыпи, под песню Адель «Я поджигаю дождь» небо осветилось каким-то месивом из огня. Огромное огненное облако всё расширялось и расширялось над Темзой, грозясь накрыть собой весь город. Но потом оно погасло. И последовали залпы. Эти красавцы как будто соревновались между собой: кто из них красивее, кто ярче, кто выше взлетит, кто дольше не погаснет, у кого размах огней шире, у кого разноцветней. Были тут и мерцающие россыпи огоньков, и круглые шары размером с Собор Святого Павла, и огненный «дождь», и одиночные всполохи, и парные и тройные.

Колесо обозрения старалось отдельно. Оно меняло цвет пятнадцать раз в секунду, подделываясь под свои фейерверки, которые то выпрыгивали между капсул все вместе, то пробегали по кругу, выстреливая то одинаковыми фонтанами огней, то чередовались двумя-тремя видами. Это было незабываемо.

Кстати, даже полностью себя забыв, Клэр вспомнила о чете арабов, стоявших за её спиной. Оглянувшись, она увидела, что папа разбудил свою дочку и пытается показать ей красоту в небе. Но поскольку он вместе с девочкой на руках вряд ли составлял рост Джейми до подбородка, то ребёнок хлопал сонными глазками, крутился на руках, но всё равно из-за высокого дяди и кучерявой тёти, стоявших между ним и салютом, видел только самые высокие залпы. Клэр дёрнула Джейми за рукав, и тот посмотрел на неё. Девушка молча кивнула ему на папу с дочкой, и парень тут же, не раздумывая, протянул руки к ребёнку и улыбнулся мужчине. Тот даже как-то расслабился и, заулыбавшись в ответ, протянул свою дочь парню. Джейми поставил девочку ножками прямо на сам широкий бетонный поручень и обнял двумя руками, потому как ребёнок практически навис над самой Темзой. Клэр оглянулась на маму и, увидев застывший страхи ужас в её глазах, отрицательно помахала ей головой.

- Не бойся. Он ни за что её не упустит, - «Он же «человек с зонтом», - добавила она про себя, а мама, кажется, немного расслабилась. И Джейми, девочка–арабка, Клэр и ещё два – три миллиона человек продолжили хватать ртом воздух от зрелища, разворачивающегося над их головами.

Фейерверк испытывал людей на прочность минут пятнадцать. Адель уже давно допела, и включили OneDirection. Когда стало понятно, что больше ничего не будет, Джейми первым делом развернулся и передал девочку назад её отцу. Тот, взяв дочь, тут же отдал её жене, а сам протянул парню руку и сказал: - «Спасибо. Большое спасибо», - на не очень чистом английском.

И тут зашевелилась толпа. Вернее, она только завибрировала, о том, чтобы тронуться с места, не могло быть и речи.

- Куда нужно идти? – услышала Клэр у самого уха родной голос.

- Туда, - кивнула она подбородком на LamberthBridge. – Сейчас основная толпа двинется на мост Ватерлоо, к гостиницам и в парки гулять до утра, а нам лучше на мост Ламберт, там сейчас собрались все такси города.

Окружающие крутились вокруг своей оси и топтались на месте –пока идти было некуда. Но, тем не менее, все оставались на своих местах и терпеливо ожидали, пока станет немного посвободнее, потому как каждый понимал, что начни он раскачивать такую толпу - и нахождение в ней сделается на пару порядков опасней.

Джейми было легче других – он на верных полголовы возвышался над окружающими, а чуть привстав на носочки, вполне себе мог оценить обстановку.

- Там только ещё со съезда моста начинают расходиться, - описал он увиденное. - Тут ждать можно до утра, - сделав такой вывод, юноша крепко схватил Клэр за руку. - Идём.

В ответ на это слово девушке захотелось рассмеяться. Но Джейми начал медленно, прося прощения за беспокойство у всех подряд, продвигаться вдоль перил. Клэр продвигалась за ним. Им на пути попадались всё те же фотографы и операторы с камерами, которые складывали свои стульчики и упаковывали аппаратуру. Джейми останавливался возле них и либо проталкивался в обход, либо ждал, пока они освободят место, куда можно хоть ногой ступить. Когда парочка продвинулась к последнему фонарю на мосту, тут уже можно было почти шагать, а не проталкиваться.

Оцепления на пересечении моста с YorkRoad уже не было, как будто не было никогда. Как службам удалось так быстро собрать ограждения, известно только им самим. Но зато идти приходилось по хорошему, добротному слою мусора. Пустых бутылок из-под алкоголя валялось как на свалке – грудами. Но Джейми с удовольствием заметил, что среди них почти не было битых. Да вообще не было.

Покинув место бывшего оцепления, они направились к LambethBridge. Там им действительно удалось поймать такси. Или наоборот, поскольку кольцо у моста сейчас было похоже на таксомоторный гараж под открытым небом.

Назвав таксисту адрес, Джейми обнял Клэр на заднем сиденье.

- Ну и как тебе? – слова буквально сорвались с кончика её языка – так девушке не терпелось узнать его мнение. – Только не говори, что тебе не понравилось, всё равно не поверю.

- Не понравилось, - улыбнулся улыбкой чеширского кота Джейми.

- Врёшь! - ткнула его под бок костяшками пальцев девушка, улыбаясь. – Говори правду! Сейчас же!

- Понравилось, понравилось...

- И что тебе больше всего понравилось?

- Натурщицы Рубенса.

- Джейми!

- Клэр, я не жалею, что приехал на Новый год в Лондон. Оно того стоило. Честно. Я под впечатлением. На этом – всё. Больше ты из меня ничего не выжмешь.

- Ну вот видишь! Я же тебе говорила!

- А сейчас я хочу скорей домой, - начал он зарываться носом ей в шею.

Для новогодней ночи они доехали довольно быстро. Прорвавшись через LambethBridge, таксист быстро провёз их переулками Кенсингтонского района и сразу же выехал в районе Голландского парка. Расплатившись с водителем, Джейми открыл дверь ключом, поскольку не ставил дом на сигнализацию, и как только Клэр переступила через порог, сразу же закрыл дверь, отложил её зонтик на полку в прихожей и прижал девушку к стене своим телом.

- Всё, Клэр, мы таки встретили этот чёртов Новый год, будь он трижды неладен, - полез он ей руками сразу под свитерок и сжал в ладонях обнаженное тёплое хрупкое тело, - и теперь ты в полном моём распоряжении. Я буду трахать тебя до самого вечера второго января двое суток подряд. Ты от меня живой не уйдёшь, малыш.

Клэр подняла на него потяжелевший взгляд.

- Боже… как страшно, - она облизнула губы. –Да ты меня прямо напугал, Джейми. Я сейчас умру от страха, тебе даже не придётся для этого трахать меня два дня подряд.

- У меня на тебя большие планы...сладкая.

Клэр на это молча выгнула бровь.

- У Дугала наверху есть джакузи, - объяснил парень.

Девушка выгнула вторую бровь.

- Так что ты пока переодевайся, а я – наверх. Наполню ванну, - Джейми посмотрел на губы девушки и облизнулся. Было видно, что он хочет её поцеловать, но понимает, что большие планы тогда придётся отложить. Или приступить к ним немедленно, прямо здесь. Поэтому, сделав над собой усилие, он отстранился и, буквально стряхнув с плеч дублёнку и повесив её на вешалку, стянул со спины рукой свой мохеровый свитер стального цвета исландского производства и с голым торсом направился прочь по коридору.

«Боже, - провожала его стройную, высокую удаляющуюся фигуру, восхищенным, обалдевшим взглядом Клэр, всё ещё стоя у стены, - неужели это происходит со мной? Как мне могло так повезти? Неужели он, действительно, мой? Вот такой вот весь... сладкий, вкусный... желанный. Я когда-нибудь смогу в это поверить? Это что-то невероятное». - Девушка оторвалась от стены и тоже направилась по коридору.

* * *

Она вошла в ванную комнату где-то минут через двадцать, найдя её на втором этаже по звуку льющейся воды. Клэр осторожно открыла деревянную дверь цвета клёна и увидела Джейми, который в одних джинсах, босиком, стоял возле круглой стильной джакузи с золотистой овальной табличкой на боку, гласившей: «Jacuzzi», и, опёршись руками о борт, что-то рассматривал на пульте управления. Вода набиралась в ёмкость через водопад.

- Джейми, - робко позвала Клэр, ибо из-за шума воды парень не услышал её появления.

- Да, - оглянулся и выпрямился тот. Девушка вошла в своём черном халате и сапожках и была само очарование. Но только взглянув ей в лицо, юноша тут же встрепенулся – она чуть не плакала. – Что-то случилось, малыш? Что с тобой?

- Джейми, - она зажала губы между зубами и на мгновение потупила взгляд.

- Что? Да говори же!

- У меня это...месячные...

Джейми замер и перестал дышать.

- ...начались только что.

- Чтооооооооо? - парень тут же вспомнил её шутку там, в новой квартире. – Клэр, это плохая шутка, - он обошел ванну и встал напротив девушки.

- Вот потому что она плохая, это не и не шутка вовсе. У меня. Месячные, - Клэр отвернулась и уставилась на боковую стену комнаты.

Парень часто-часто заморгал, но потом расслабился.

- Ну... ну вот джакузи готова, - несмело пожал он плечами. А потом так и вовсе воспрял духом и повторил более жизнеутверждающе: - Джакузи готова, малыш! – но по её реакции понял, что девушке не до этого – она очень расстроилась. Джейми подошел к ней вплотную. – Иди сюда, - сгрёб он её в охапку. - Не расстраивайся, - погладил юноша Клэр по голове. - Мы будем работать над этим. Уж я - так точно, - и улыбнулся. - Обещаю.

* Четвёртый постамент - Постаменты по углам Трафальгарской площади были сооружены для её украшения в 1841 году. На три постамента установили скульптуры британских государственных деятелей (Георг IV, Генри Хейвлок и Чарльз Джеймс Напир), а четвертый пустовал. С 1998 года постамент предоставляется Королевским обществом покровительства искусствам в пользование современным скульпторам для демонстрации на нём их работ.

Большое спасибо Нинеamberit за помощь.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-15891-40
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: onix1676 (05.11.2015) | Автор: onix1676
Просмотров: 1014 | Комментарии: 13


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 13
0
13 ZaID   (18.01.2016 20:45)
Ух ты, впечатляет и сколько они всего успели..................................
Но самое главное, Джейми с Клэр вместе оу они, любя да забавные/горячие/сумасбродные....................................
Потрясающее, красиво и незабываемо они провели, столько времени рядом....................................
Ну и странно ее предложение, выйти за него еще да, без кольца.............................................
Джейми серьезный, заботливый и ласковый ох, Клэр вся сияет от счастья, будучи готовой на все..............................................

+1
11 GASA   (08.11.2015 01:03)
Новый год! Эти толпы людей с нашими героями,ожидающие счастья и чуда,бесподобного салюта,который не устает радовать людей.Это долгое ожидание любви с неба.. Впечатляющее описание праздничной суматохи. Сравнение толпы туристов с сельдью позабавило,но очень похоже. Описание салюта затмило даже описание дома Дугала. И такой облом в конце новогодней ночи поджидал наших героев. Надеюсь они найдут как скрасить свои любовные оставшиеся часы ?

+1
12 onix1676   (08.11.2015 13:06)
Эти толпы людей с нашими героями,ожидающие счастья и чуда,бесподобного салюта,который не устает радовать людей

вот я и подумала, что лишить нашу парочку такого зрелища и такой атмосферы было бы негуманно.
в горы съездили, уединились, друг другом насладились, пора и честь знать - надо социализироваться понемногу. biggrin

Впечатляющее описание праздничной суматохи. Сравнение толпы туристов с сельдью позабавило,но очень похоже. Описание салюта затмило даже описание дома Дугала.

ой, я всегда так радуюсь, когда людям нравится совершенно разное, различное в моих описаниях. спасибо, Галина. biggrin

Надеюсь они найдут как скрасить свои любовные оставшиеся часы ?

ооо можете даже не сомневаться. Я лично прослежу за этим. biggrin biggrin
спасибо, Галина, за отклик. smile

+2
9 Golden-daisy   (06.11.2015 22:16)
Лондон с высоты колеса обозрения хорош....но честно говоря описание ночного Лондона когда они въезжали в город для меня было больше похоже на колыбельную такое мягкое,нежное описание ммм...класс!!! затем когда Джейми был в галереи его выражение лица было бесценно .. smile хорошо хоть о Клэр вспоминал ,что она рядышком....
Пусть Клэр особо не переживает что не получилось с первого раза,ей еще с Френком разбираться...они с Джейми усердней в следующем месяце поработают и все у них получиться... smile
Спасибо за главу,новый год они провели чудесно...

+1
10 onix1676   (06.11.2015 22:28)
Лондон с высоты колеса обозрения хорош....но честно говоря описание ночного Лондона когда они въезжали в город для меня было больше похоже на колыбельную такое мягкое,нежное описание ммм...класс!!!

ну там уже шло дело ко сну ... вот я и колыбельную так сказать, пропела и Лондону и парочке нашей. smile biggrin

а тут предвкушение салюта ... тут больше даже не описание а отношение, восприятие. smile
но я всё равно рада, что тебе понравилось, Ириш. happy ^_^

Пусть Клэр особо не переживает что не получилось с первого раза,ей еще с Френком разбираться...они с Джейми усердней в следующем месяце поработают и все у них получиться...

хорошо, я ей передам. Спасибо. smile

Спасибо за главу,новый год они провели чудесно...

не за что, Ириш. На здоровье. smile

+2
7 Shape●Of●My●Heart   (06.11.2015 20:08)
спасибо за новый год smile

+1
8 onix1676   (06.11.2015 20:27)
не за что, Юль. пожалуйста. smile

+2
4 ДушевнаяКсю   (06.11.2015 12:02)
вот так всегда - эти чертовы дни все испортили dry а как же все красиво начиналось, прямо сказачно biggrin я уже вся обзавидовалась!!!

+1
6 onix1676   (06.11.2015 12:06)
эти чертовы дни все испортили

они ненадолго, Ксюш. biggrin

а как же все красиво начиналось, прямо сказачно biggrin я уже вся обзавидовалась!!!

ааааа ... наконец-то прозвучало это слово!!
я вот тоже им завидую, только всё как-то было стрёмно признаваться. biggrin :D

+2
2 Natavoropa   (06.11.2015 11:19)
Какая потрясающая встреча Нового Года, кам им хорошо вместе, они единое целое и хорошо вписываются в такой восхитительный и живой Лондон. smile
Спасибо, как всегда шедеврально. smile

+1
5 onix1676   (06.11.2015 12:03)
Какая потрясающая встреча Нового Года, кам им хорошо вместе, они единое целое и хорошо вписываются в такой восхитительный и живой Лондон.

я постаралась показать, что влюблённые люди вообще хорошо вписываются во всё: в супермаркет, в картинную галерею, в толпу встречающих новый год, потому что они замкнуты друг на друге в положительном смысле и во внешнюю среду излучают комфорт и органичность. smile

Спасибо, как всегда шедеврально

Спасибо большое, Наташ.
когда я только начинала, и мне говорили, что у меня хорошо получается - это одно. Но вот когда я пытаюсь выдержать уровень и мне говорят, что у меня получается - это просто на вес золота. Ещё раз спасибо. smile

+2
1 Mystery_girl   (06.11.2015 08:53)
Не ну как вот это называется!:((( я же уже видела её с тестом с двумя полосочками:((( блин кажется я больше их расстроилась:(
Новый год конечно чудесный колесо обозрения мостик и Фейерверк! Как оно все романтично.
И к сожалению пришла пора всерьёз подумать о разводе и предстоящем разговоре с мужем.
Тина дорогая спасибо за такое скорое продолжение:)

+1
3 onix1676   (06.11.2015 11:56)
я же уже видела её с тестом с двумя полосочками

какая ты шустрая. smile абажжжи .... не всё сразу ... biggrin

блин кажется я больше их расстроилась:(

чтобы всё хорошо сложилось, вначале должны быть неудачи. ... biggrin

Тина дорогая спасибо за такое скорое продолжение:)

не за что, Надюш. smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]