Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Точка отсчета
Главное для Беллы стабильность и отсутствие перемен. Она боится принимать решения. Боится двигаться вперёд. Боится заглянуть в собственное будущее. Но вся её спокойная жизнь пойдет под откос после одной случайной встречи. После того, как страшный незнакомец предложит ей сыграть его девушку. Хоть и против воли, но Белле придётся стать сильнее и сдвинуться наконец с мёртвой точки.
История ...

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Sleep in heavenly peace
Есть ли шанс быть счастливым, если с любимой тебя разделяет нечто большее, чем расстояние? Если твой главный враг - время...
Романтический рождественский фанфик от Irmania.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9953
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Нормальные герои всегда идут в расход. Рассказ шестой. Ты на службе силы зла?

2016-12-11
47
0
Дома первым делом распихал навязанных гостей по спальням. Особняк достаточно большой. Надеюсь, чаще необходимого глаза мозолить не станут. Проинструктировав Кричера по поводу новых жильцов, свалил в лабораторию: дела стынут, причем буквально.

Окончательно освободился только к четырем утра. Устал зверски. Мало того что закончил костяное покрытие артефакта, даже начал процесс сборки! Выбираясь из логова, крепко задумался. И, активировав стационарную защиту, принялся скрупулезно развешивать по углам да косякам всевозможные чары и охранки, потому что ахтунг! Тут теперь обживаются страшно любопытные боевые маги... Чья любознательность давно вошла в легенды: гриффиндорцы рядом не лежали. И это есть натуральный кошмар. Джентльмены из гильдии психов суют свой нос куда можно — а самое главное, куда точно нельзя и где есть жирный шанс, что его оторвут нахрен. Но это никого не останавливает.

В этот час в доме было на удивление тихо и спокойно. Понадеявшись, что все неучтенные души спят, ввалился на кухню что-нибудь пожевать. И наткнулся на жесткий взгляд сидящего за столом мага. Ну что тебе не спится-то, а?

— Лорд Блэк, похоже, нам необходимо поговорить, — маг откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. М-да? Вы уверены? А может, лучше по койкам разойтись? Молча?

— Похоже, — вяло тащусь к тарелке с ночным перекусом, приготовленной и укрытой чарами сохранения ворчливым Кричером. Ставлю блюдо на стол, усаживаюсь поудобнее. — Ну, валяйте. Чего я там не знаю. — Мордред, глаза слипаются... Надо больше спать. Малфои недавно пугали, что от недосыпа морщины появляются... но эта страшилка в самый раз только для семьи белобрысых. Гораздо печальней, что ухудшается зрение. Уж оно-то у Гарри Поттера и так аховое.

— Начнем с того, что зовут меня Бернард, и на неопределенное время я являюсь начальником вашей личной охраны. — Еще один "целый начальник" на мою голову? Ронникинс, шлю тебе радужный привет и хороший пендаль! Исключительно по дружбе!.. Меж тем мрачный тип продолжал: — Не так давно вы, лорд Блэк, побывали в одном маленьком портовом городишке — Бристоле.

— Так это вы были в составе второй группы? — тщательно пережевываю отбивную, автоматически следя за руками мага. Мерлин, ну почему у меня все не как у людей? Обязательно именно сейчас компостировать мне мозг китайской вазой эпохи Мин? Нельзя до утра подождать? Вернее, дня. Ну, или когда я там проснуться изволю.

— Именно. Вы хорошо уходите от слежки. — Меня похвалили. Хах. Скажите, почему боевые маги всегда смотрят на остальных как на говно? Нет, понятно, что они круче, чем стены Каркассон — но иногда нужно быть проще! Улыбаться раз в год, к примеру... И что, что от их оскала седеют даже бывалые авроры? Красота спасет мир, да и за жертвой бегать сразу проще становится.

— Аврорское прошлое, — пожимаю плечами. Натаскивали нас неплохо. Даже очень. Невзирая на лица, сейфы в Гринготсе и ордена. И это действительно правильно. Хотя Рон желал пролезть по блату, чтоб потом всю жизнь плевать из кресла Главного аврора в ребристый потолок. Мечтатель.

— Я так и понял, — кивает мой собеседник. — Но в целом это не важно. Думаю, нам лучше начать сотрудничество с взаимной честности. — Манипулятивные техники? Драко номер два? Ахтунг еще раз! Крокодилы в ванной! Всем раздать спасательные шлюпки и средства индивидуальной защиты: гандоны со вкусом земляники! Да, я весь такой внезапный...

— Пожалуй. Но именно — с взаимной. И раз уж вы сами это предложили, вам и карты в руки. — Очередной кусок отбивной отправляется в рот. Мерлин, как хорошо иметь хозяйственного, почти адекватного домовика. Как вообще без Кричера жить? Я ж про готовку уже лет десять не вспоминаю. И, выбирая между новой, "породистой" женой и старым страшным эльфом, без тени сомнений выберу второго! Пусть уж лучше он меня пилит...

— Разумеется. С вашего позволения, я начну, — мужчина извлек из внутреннего кармана толстый блокнот в обложке из черной тисненой кожи со стальными уголками. Валяйте, господин боевой маг. Широким хозяйским жестом разрешаю монолог. — Как вы знаете, министерство достаточно давно за вами следит. И, по мере возможности, мешает тут и там. — Да, есть такое. И все давно об этом в курсе. — Пока вы работали, мы взяли на себя смелость перепроверить округу... Нет, лорд Блэк, не подумайте, мы не сомневаемся в вашей квалификации или уровне защиты, наложенной на дом. Но сомнения — лучший друг безопасности. — Ну да, Крам как-то выдал нечто вроде: «На каждую хитрую задницу найдется свой болт с левой резьбой». — Подозреваю, что вам попросту некогда было вдумчиво все ежедневно перепроверять.

— Ближе к делу, — отставляю опустошенную тарелку, сыто откидываясь на спинку стула.

— В радиусе пятидесяти ярдов от стены дома были обнаружены три следилки независимого типа передачи информации, — Бернард сверялся со своими записями, помечая что-то обычной магловской шариковой ручкой. Похоже, народ время зря не терял, пока Поттер по привычке горбатился как папа Карло в лаборатории.

— Замкнутая конструкция с циклической записью? — быстро определяюсь, перебрав возможные варианты.

— Да, сэр, — маг кивнул и снова что-то зачеркнул в блокноте. — Сейчас устроена засада на тех, кто придет за отработавшими свое кристаллами. Подозреваем, что это запланировано в промежутке с пяти до десяти утра.

— То есть, когда я чаще всего ложусь спать и уже ничего не соображаю?

— Именно. Что, согласитесь, вполне логично. Беря во внимание повышение магловской активности в тот же период. Пусть минимальная маскировка, но все же.

— Логично, — налив себе стакан воды из графина, задумчиво потер подбородок. Кстати, пора побриться в этом сезоне. В смысле, намазаться специальным зельем и перестать сверкать родной черной щетиной.

— Поэтому я хотел уточнить: можем ли мы, сэр, взять в заложники тех дилетантов и организовать допрос на территории вашего дома? — Какие добрые телохранители, да? Право слово, обыкновенные боевые маги...

— Да на здоровье! Кинг упорно испытывает судьбу. Переловите с дюжину подпевал — может, хоть на недельку угомонится. Вновь собираясь с силами... Развлекайтесь, господа! Главное, чтоб дом остался цел.

— О, об этом можете не беспокоиться. Нам нужно место...

— Для проведения допросов? Темница благородного рода Блэк подойдет? В подвале, под чарами ненаходимости. Прекрасные казематы! Тянутся под кухней и гостиной. Хоть экскурсии води. Кстати, вооон та неприметная дверца — это не хладник и не склад со всякой кухонной утварью, а запасной ход вниз. Вполне рабочий, чистый и удобный. Пользуйтесь в свое удовольствие, господа!

— Вполне. Вы дадите допуск?

— Естественно, — зевнув, в мыслях я уже дошел до подушки. — Все или еще что-то? — Маг выдержал небольшую паузу. Ну, что там осталось? Не томи.

— На данный момент это все, что вам необходимо знать. — Пауза мне не понравилась.

— Если вы — главный, то кто тогда ваш заместитель, и по какому принципу вы вообще работаете? Нужно же вас и ваши роли как-то опознавать. Хотя бы визуально. — Охранник еле заметно поморщился, но сдался:

— Как бывший аврор вы наверняка хороший физиономист. И память должна быть фотографической. — Киваю. Ну да. Но это тоже всем известно. — Высокий шатен будет заменять во всех решениях, если меня не окажется поблизости. В случае вынужденного деления на двойки, он принимает командование над второй. Мы не диверсанты. Мы именно телохранители-боевики в ранге мастеров. Вам не о чем беспокоиться, лорд Блэк. — Непонятно. А о чем мне МОЖНО беспокоиться? Что, Мордред вас подери, за тайны мадридского двора?!

— Я так понимаю, в подробности посвящать не собираетесь? — Поднимаюсь и топаю на выход. Нет, в принципе, все ясно. Малфой — вот кто руководит этой стаей. Кто платит — того и тапки. С кроличьими ушками. Хищные. Пока все логично и мне не мешает. Эти товарищи никогда не ударят в спину: репутация обязывает. Не ассасины, чай. Раз их приставили — будут заниматься исключительно сохранением моей тушки. Даже от меня самого.

— Вы правильно понимаете, — донеслось мне вслед.

Ну-ну. Удачи, джентльмены. В любимой спальне с такой желанной... большой кроватью избавился от рабочей мантии, побросал шмотки как Мордред послал, принял подобие душа, едва не вырубившись в процессе, и завалился на перину. Все на что хватило дальше — номинально завернуться в одеяло.

Раз овца, два овца... О, привет, Джинни! Все, спать-спать-спать... Еще только кошмаров не хватало.

* * *
— Гарри, ты проснулся? — Луна, сидящая на краешке кровати, склонив голову набок, рассматривала меня как какого-то занятного наргла. Своеобразные сегодня глюки.

— Нет. Мне вообще заснуть толком не дали, — хмуро буркнул, садясь на кровати. — А ты какого здесь делаешь, и как тебя вообще охрана пропустила?

— Мм. Ну... Малфой по умолчанию включил меня в круг особ, которые допускаются на Гриммо "в любое время суток и при любых внешних условиях". — Блин. Удружил! Хотя, в принципе, а чего я хотел? Эта с мылом куда угодно влезет. Даром, что райвенкловка. Я вздохнул. И поискал глазами халат.

— Кричер! — Но если подумать, то какого хрена Малфой так хорошо знает подробности моих дружественных дел альковных?

— Да, хозяин Гарри, — домовик хмуро оглядел хозяйскую невыспавшуюся физиономию.

— Где опять шмотье? — поморщился, решая, пить или не пить прямо с утра зелья. Судя по общему самочувствию, веселье на весь день уже гарантировано.

— Хозяин Гарри очень неаккуратно себя ведет. — Блядь. Этот эльф распекает так, будто он моя нянька, а я — несмышленыш двух лет от роду!

— Кричер. Терпение. Заканчивается. — Старик внял. Вроде бы.

— Луна, скажи-ка мне, какого ты вообще сюда приперлась? Читать разучилась? Я же простым английским языком написал, что эти три дня занят и отвлекаться на всяких залетных морщерогих кизляков не намерен. — Стопку с чистой одеждой Кричер положил на кресло в дальнем углу спальни. Засранец, а не домовый эльф!

— Гарри, покормишь меня завтраком? — проигнорировала наезды Лавгуд. Домовик поспешно умотал. — А то эти невыразимцы совсем замучили...

— Мало мучили, — буркнул, зябко кутаясь в одеяло. Окно почему-то было нараспашку. Стоп. — Луна?

— Да? — Судя по задумчивому взгляду, скользящему по сложным траекториям, Луна считает расплодившихся за ночь мозгошмыгов. Катастрофа, а не женщина. Что говори ей, что не говори, все равно поступит по-своему... и даже не угадаешь как.

— Это как понять? — я выразительно глянул на окно.

— По-разному, — Лавгуд грациозно встала и покинула хозяйскую спальню. Проводив подругу охреневшим взглядом, пошел одеваться.

Мееерлин!.. Это пиздец. Вот как вообще можно додуматься до такого? Влезть через окно? Нет слов. Даже матерных. Ясно, почему защита ее не тронула: Луна мною лично добавлена в список дружественных, почти принятых в род персон. Но лезть по стене на второй этаж? Утром. Когда вокруг полно снующего народу... И не надо рассказывать сказки, что особняк маглам (да и большинству волшебников) не виден. Сам факт! Да, кстати, у меня появились вопросы к новоявленной охране. Где были их глаза? И новое пари для Нева: кошка, арбалетный болт, перчатки с когтями, заклинание липких рук или банальная левитация?.. Вот что больше всего интересует.

Примерно через час — надо же было привести себя в более-менее адекватное состояние после такой ранней побудки — спустившись вниз, застал всю когорту плотно завтракающей на кухне. Эльф решил, что незваные маги не достойны столовой. А Луна приперлась за компанию. Поприветствовав эту живопись — суровые, почти одинаковые боевики в темных форменных костюмах, увешанные оружием по самые яйца, и гурия из восточного гарема в легком полупрозрачном персиковом платьице с охренительным разрезом и вырезом — уселся на законное место.

Большая кружка свежего кофе, всунутая в руку верным Кричером, способна поднять из мертвых. Ну-с, теперь можно и вопросы неудобные озвучить. Слонов там раздать...

— Бернард, — уставился на старшего мага, — этим утром Луна влезла через окно?

— Да, сэр, — даже не моргнув, подтвердил мужчина. Сто галлеонов, что Малфой!

— Почему не воспрепятствовали? — Ну, подтверди мои мысли!

— Мы были предупреждены о некоторой эксцентричности мисс Лавгуд. К тому же чары она не повредила. — Сам знаю. Вот... мордредовы дети! Ну, Люциус, ну погоди...

Луна, обстоятельно и со вкусом ополовинив стол — в основном (как, впрочем, и всегда) пострадало сладкое — попеняв мне на ухо о своей безрадостной доле и новообразовавшемся звере-начальнике, покинула столь сиятельное общество. Ну конечно, начальник — зверь. Для хитрожопой, излишне свободолюбивой засранки любое начальство — враг априори.

Еще добавлю без стеснений: сюда эта умница приперлась только потому, что дома у нее жратвы по определению не водится. Никогда. Включая прошлый век. А вот в моем холодильнике — очень даже. Регулярно. Отчего сама Луна прямо заводится. Как магловские тараканы: тут-то разносолов полно. А Кричер, видя такое дело, для "чистокровной подруги господина" с точностью швейцарских часов со встроенной функцией предсказания печет разнообразные пирожные... в промышленных масштабах. Так что отследить очередное появление мисс Лавгуд на Гриммо можно по содержимому холодильника — не ошибешься.

Вызванный Темпус вежливо изобразил десять часов утра. Пора собираться и топать в банк. Дел до хрена, можем кое-где опоздать. А необходимо посетить кроме гоблинов еще и Джорджа. Умник обещал отложить пару фишек вне общей линии производства. Так сказать, штучный товар. Тот, что обычно выкупают под ноль невыразимцы. А вы думали? Джордж не только бесполезной хренью для школьников занимается. Он очень продвинутый малый и разрабатывает много чего. До мастера-артефактора, естественно, пока далеко — но и "любительские" поделки имеют серьезную нишу. Мне вот заниматься всякой мелочью лень — проще и дешевле закупиться в УУУ. Тем более пора забрать давний заказ. Наше совместное творение. Когда объединяются нелинейный, неистощимый на выдумки разум Джорджа и мой мрачный гений, результат опыта всегда поражает воображение.

— Так, ребята, — накидывая кожаный плащ вместо надоевшей мантии, сообщаю телохранителям, — программа минимум такова. Сначала идем в Гринготс — там дохера и больше дел. Затем промчимся как антилопы по нескольким лавочкам в Косом, заглянем в УУУ и...

— К завтрашнему дню, возможно, вернемся домой, — этак оптимистично закончил за меня Бернард.

— Да нет. Думаю, часам к шести управимся, не такой уж я и монстр. — Главное — не рассусоливать с гоблинами. Остальное пробежим спортивной ходьбой. Или как-то так.

— Мастер Снейп так бы не сказал. — Боевые маги облачились в жесткие укороченные мантии из драконьей кожи, скрывая под ними все навешанное оружие... эмм... оборудование. Хвала Моргане, хоть мечей никто не носит: был бы окончательно сумасшедший дом «Камелот», если б тот же здоровенный Бернард вздумал щеголять на Косой аллее с историческим двуручником в обнимку.

— На меня жаловался профессор? Мерлин, да я грозный тип! — Значит, джентльмены в курсе относительной живости мрачной нелетучей мыши. Как интересно... Видимо, Малфой действительно им доверяет.

— Он не жаловался, он нам сочувствовал, — Бернард пожал обтянутыми плотным материалом плечами и вышел следом на улицу. Дружной группой аппарируем.

Наше... я бы сказал, "феерическое" появление в Косом сопровождалось гулом голосов, комментирующих темнейшее владычество лорда Блэка с суровым сопровождением. Боевые маги создали буферную зону на пару шагов и зловеще сверкали глазами на собравшуюся праздную толпу. Оррригинально... Бедный, бедный Кинг. Ему сейчас такого наплетут, что весь Отдел Тайн за год не распутает...

В итоге я так и передвигался к белоснежному зданию в плотной коробочке. Рассекая свору зевак как горячий нож масло. Нас сопровождал невнятный, но очень возбужденный шепоток народных масс. Слегка напрягая. Некоторые активно прикидывали стоимость таких понтов... Гоблин, стоявший под золотой вывеской при входе в банк, углядев меня с шикарным сопровождением, показушно подобострастно согнулся... чуть ли не пополам. Хитро сверкая маленькими глазками. О, только не говорите, что и Гринготс в доле этой театральной постановки! Чем их-то Люциус купил?

Вот! На глазах изумленной публики, по обыкновению наличествующей в этот час в холле, мне навстречу заспешил, теряя тапки, главный управляющий Рупрех. Хвала Мерлину и его полосатым гетрам — хотя бы не директор лично. Мое высокое темнейшество с лучезарной клыкастой улыбкой подхватили под руку и усердно поволокли в глубины гоблинского царства. И, конечно же, столь приметную компанию сопровождали сильно, сильно удивленные глаза окружающих. Кингсли, не рехнись от ужаса. Тебя еще инфаркт не догнал. И инсульт не отпинал в темечко.

Как только за спиной закрылась дверь, Рупрех, естественно, сбросил всю гоп-компанию на моего личного поверенного, умотав по настоящим делам. Усиливается ощущение внепланового участия в некой театральной постановке. Школьной. Да ну нах. Все равно не известны все данные — соответственно, я не в силах прийти к правильным выводам. Придется молча плыть на буксире «Люциус Малфой». Посмотрим, в какой фарватер затащат. Как бы то ни было, на данный момент мы нужны друг другу. А вообще, сферы личных интересов в повседневности практически не пересекаются. Мне нет причин ждать от него удара в спину — равно как и я Люциусу не враг. Да, в его афере я ведомый, но пусть так и остается. По крайней мере, меня не напрягает. И наглым образом давить на меня через детей он не станет... свои есть... в отличие от некоторых.

Пожав плечами, прошел в сопровождении поверенного до русских горок, в гоблинских пенатах гордо называемых «дорогой к сейфам». Хорошо, что от Поттеров по наследству достался неубиваемый вестибулярный аппарат. Боюсь представить, как на таких виражах приходится более слабым организмам. А гоблины только щерятся радостно. Телохранители, разумеется, к сейфам вовсе не допускались. Поэтому маги были оставлены в той уютной темной каморке — ждать момента, когда я освобожусь.

Для входа в родовое хранилище Блэков никакого ключа не надобно. Достаточно капли крови. Гоблины вообще прекрасные знатоки Магии Крови. И очень многое из этого раздела ныне знают и способны применить на деле только они: ушлый народец прекрасно устроился и со вкусом наживается на забытых знаниях. Кстати, факт: мастеров или — о ужас! — магистров Магии Крови последние полвека в мире насчитывается аж целый один. Недавно дедушке исполнилось сто двадцать пять. Думаю, со смертью славного араба новых умельцев уже не появится. Жаль, целый пласт знаний останется вотчиной гоблинов. Обидно. Очень. Вот бы кто из моих охламонов к нему в ученики попал! Ах, эти сладкие мечты...

Так, что там необходимо было? Ритуальный кинжал. Взять. Используется только в узкоспециализированных обрядах. Рог единорога — такая невезучая редкость. Для добытчика. А чистый, отданный добровольно — вообще бесценен. Как получал конкретно эту диковинку — отдельная кровавая история. Уболтать рогатую кобылу — занятие не для слабонервных. Дома хранить клинок, конечно, можно... Но, во-первых, он используется уж слишком редко, во-вторых — мало ли что. Защита защитой, а за стоимость одного невзрачного ножика можно купить ровно половину Малфой-менор. (Я имею в виду вместе с землей, а не только каменные постройки.) С эльфами на сдачу. Се-ля-ви!

Еще в кейс полетели накопители, для первичной отладки. Тут их много. Разных. Есть из чего выбрать... Мазнул взглядом по контуру с Дарами Смерти. Ухмыльнулся. После победы, очухавшись от всеобщей эйфории и мед-лен-но подумав, молча по-тихому трансфигурировал дубликат Бузинной палочки из какой-то ветки и подкинул в гробницу Дамблдора. Почему? Ах, недостойно Гриффиндора? Да кому помешает какая-то мраморная плита с дарственной надписью золотыми буковками, если под ней ждет якобы всесильный артефакт! "Вижу цель, не вижу препятствий?" А вот хрен вам. Волдеморт в свое время достал первый Дар Смерти на раз — и никакие чары не помогли! Палочку и найденный в лесу камень (я бы долго искал ту полянку, но Акцио не дураки изобрели) отволок в банк, где благополучно закрыл в личном сейфе. Нефиг родовым, можно сказать, артефактам шляться где попало. Хвала Мерлину, мозгов хватило никому не растрепаться об этом, а то нотаций от Гермионы мог бы и не пережить. Кстати, могила Дамблдора уже не раз и не два была вскрыта. Так что я оказался прав. Снова.

Еще в кейс отправились специальная серебряная чаша для магических контрактов — и так, кое-что по мелочи... Вот теперь можно спокойно выдвигаться.

— Ну что, уважаемый Рихкарт, дальше мне нужны чистые алмазы каратов на пять-семь. Без магического фона, естественно. — Тележка, набирая скорость, мчалась обратно наверх.

— Все готово, лорд Блэк, — криво улыбнулся гоблин. — Как только получили ваше письмо, тут же подготовили. Вам будет из чего выбрать.

— Прекрасно. Не сомневался в вашем профессионализме.

Разочароваться действительно не пришлось. В кабинете поверенного, помимо заскучавших телохранителей, ожидала пятерка гоблинов с подносами. На оных радужными кучками переливались и сверкали всеми гранями разнокалиберные природные алмазы. Какая прелесть. Особенно те две трети, которые вообще не обработаны. Вон, даже боевые маги прониклись красотой момента...

Активировав очки, прагматично закопался в предоставленные груды камней. Накопители должны получиться одинаковыми во всех смыслах. Это не только калибр и вес — это энергетический объем, цвет и прозрачность. Учитывается абсолютно все. А так как в природе шаблонов не бывает, возня грозила затянуться часа на полтора. Первый достойный камушек попался практически сразу. Карат семь. Ну, много не мало: будет протез чуть сильнее, так это ничего, профессор привыкнет. Со временем. А вот с парой к нему пришлось немало повозиться. В итоге перебрал кучу бесполезных блестяшек и остановился на камне бОльшего размера, но в остальном — идеально подходящем. Не беда, дома ограню. Он, конечно, слегка потеряет в весе и объеме, но именно это нам и надо. А полученную в процессе алмазную крошку я потом придумаю куда употребить. Убрав покупку в кейс, расписался на предложенном чеке. В итоге вышло несколько дороже, чем рассчитывал, но для Снейпа не жалко. С разрешения гоблина вызвал в кабинет Кричера. Эльф быстрее и безопаснее доставит кейс домой. Таскаться по Косой аллее в обнимку с чемоданом, содержимое которого тянет на полугодовой бюджет министерства, меня не вдохновляет.

— Рихкарт, у меня просьба, — проследил взглядом, как носильщики драгоценностей покинули кабинет поверенного. Можно к остальному перейти.

— Всегда к вашим услугам, лорд Блэк, — поклонился гоблин, вернувшись за высокий массивный стол. Новый, похоже. И, судя по всему, вырезанный из цельного куска какого-то черного минерала, отполированного до блеска. Обсидиан, что ли? Нихреново гоблины развернулись... Я в свое время тоже как-то раскатал губу заиметь в лаборатории подобную рабочую поверхность... Но в итоге отказался от идеи: слишком дорого. Смирился с тем, что в доме на Гриммо хотя бы алтарь из него есть. И тот не моя заслуга, а родовой и достался по наследству. А мрамор — что ж... Мрамор, он весьма не плох, хоть и требует россыпь дополнительных чар. Пришлось довольствоваться им. Короче, богато живут гоблины... Или это только мой поверенный? Вполне могли поощрить подобным образом. Зеленошкурые вообще уважают дорогие статусные вещи. Как и пускать пыль в глаза клиентам.

— Мне необходимо завтра же провести полную проверку крови детей, — сел в предложенное помпезное кресло с позолотой. Ага, насколько помнится (а в этом кабинете бываю нечасто — поводов нет), тут раньше вообще другая мебель была. Что ж, Рихкарт, видимо, как управляющий вип-клиента получил много славных плюшек.

— Без проблем, лорд Блэк, — активно застрочил в пергаменте клерк, искоса поглядывая на перетекших ближе охранников. Те оперативно расположились так, что напрочь перекрывали оба выхода из кабинета и держали на прицеле суровых рож самого владельца площади. — Во сколько вам будет удобно явиться?

— Точное время не скажу. По идее и закону, я вообще завтра не должен с ними видеться. Но дела рода не обсуждаются, — пожал плечами под солидарным взглядом поверенного. Мне, наверное, в очередной раз придется просить помощи Нева. Завтра у детей по плану — Хогсмид, так что Лонгботтом, как действующий профессор Хогвартса, вполне может чуть позже сопроводить их на Косую аллею. По делам. Секретным. Очень. — Скорее всего, мы сможем посетить банк около двух пополудни. Плюс-минус час. Такое расплывчатое время вас устроит?

— Вполне, — кивнул финансист, отправляя сложенный втрое пергамент в какую-то шкатулку, охренительно фонившую магией. Вроде как их экстренная почта. Исключительно для внутреннего пользования. — Я всегда в вашем распоряжении. Мы поступим проще: завтра бронирую малый ритуальный зал. На всю вторую половину дня. Когда появитесь, тогда и начнем проверку.

— Очень хорошо. Так и поступим, — с сожалением выбрался из удобного кресла. Тело требовало покоя. На сутки, не меньше. — Спасибо и всего доброго, уважаемый Рихкарт.

— И вам удачного завершения дня, лорд Блэк. — Меня с компанией мрачных боевиков проводила до дверей острозубая улыбка довольного жизнью гоблина. Несмотря на очередное отвратное утро, дела пока идут... сносно.

— Привет, Гарри! — Сглазил, бля. В шумном холле Гринготса очень знакомый голос выдернул из отвлеченных размышлений. Вот только его обладателя я бы не очень хотел видеть. Ни сейчас, ни вообще.

— И тебе привет, Билл. Как жизнь, как жена, как дети? — Поворачиваюсь к рыжеволосому разрушителю проклятий. Мы лет сто как не виделись лично. Но раз уж принадлежит к незабвенной семейке Уизлей, то для меня он если не враг, то неприятель точно.

— Да все вроде нормально, не жалуемся, — смущенно улыбнулся Билл, косясь на серьезных мужиков в коже. Ну, что с тобой, приятель? Чего ты мнешься как девственница перед пьяным акушером в Мунго?

— Тогда прости, но мне пора, — делаю попытку свалить нахрен без скандала. Провальную, разумеется.

— Погоди, Гарри, — Билл попытался заступить дорогу, но Бернард не позволил ему даже прикоснуться к "темнейшеству". Телохранители — это круто... и, наверное, полезно иногда.

— Что тебе нужно, Уильям Уизли? — С некоторых пор я не отличаюсь благорасположением и пониманием по отношению почти ко всем представителям рода бывшей жены и такого же бывшего друга. Хоть старший сын Молли и самоустранился вместе со своей семьей во время активных боевых действий при моем громоподобном разводе, свалив в «Ракушку» и не посещая отчий дом, но банального сочувствия или хоть какой-то поддержки я от него не дождался. А вроде бы у нас сложились дружеские отношения. Вроде бы... Ведь взрослый, самостоятельный маг. На вид. Да ну его, не очень-то и хотелось.

— Поговорить, — Билл с опаской следил за перемещениями хищников... тьфу, боевых магов. Правильно, этих акул со стальными зубами бояться надо. На их фоне даже я не слишком котируюсь. Сил у меня немерено, да, но опыта у них больше. Гораздо больше.

— Мордред и его вонючие портянки... — закатываю глаза. А ведь день начинался реально неплохо! И вот, пожалуйста, на тебе... — Хорошо. Где говорить будем? Я, видишь ли, нынче с охраной...

— Пойдем, — маг, хмуро обозрев всю группу, кивнул на ход в служебные помещения банка.

— У тебя десять минут ровно, — показательно вызвав Темпус, проследовал за служащим Гринготса. На удивление, присутствующие в холле клиенты нами не заинтересовались. Хм. Уизли точно использовал какой-то артефакт для отвлечения внимания. Причем гоблинский. Ибо стандартных чар я не заметил. Точнее сказать не могу, а очки активировать лень.

В целом, особых претензий лично к Биллу у меня никогда не было. Просто теперь я предвзят к образчикам волшебников огненного окраса. Все предельно ясно и понятно, но изменить уже нельзя.

Нашу компанию привели в небольшую комнатку — видимо, служащую кабинетом старшему из братьев Уизли. Ничего вычурного. Даже пустовато, я бы сказал. Слегка запыленный стол, заваленный стопками пергаментов, простой жесткий стул и большой шкаф, — вот и вся роскошь. Обитель мелкого клерка — именно так это выглядело.

С другой стороны, а что вы хотели? Гоблины, конечно, нанимают людей. Но сделать карьеру в Гринготс для человека не представляется возможным в принципе: зеленошкурые работают только на себя и для себя. Особи другого вида — расходный материал. А разрушитель проклятий — это вообще работа для смертников. Вот и нанимают таких, как Билл. Он просто везучий, раз до сих пор не скопытился в каких-нибудь древних развалинах от посмертной ворожбы усохшей мумии. А с Флер ситуация вышла банальней некуда: лично она смогла пролезть в банк на более-менее приличную и оплачиваемую должность лишь потому, что на четверть вейла: наличие нечеловеческой крови гарантирует некую лояльность финансистов. Короче, не любят тут людей. И правильно делают.

— Итак, Билл, чем обязан? — Второго стула в помещении не нашлось, я пристроился на углу стола, сдвинув часть чужих документов. Охрана тут же заняла стратегические места. В помещении стало еще теснее.

— Всего лишь хочу поговорить, Гарри, — Уизли устало плюхнулся на рабочее место. — Мерлин, да пойми же, я не мог пойти против родителей! Мы и так с Флер у них не на лучшем счету. Моя жена абсолютно не нравится маме. И, несмотря на троих внуков, мы очень редко посещаем Нору.

— "Не нравится"? Так теперь называются постоянные шпыняния, попреки черствым куском хлеба или недельной давности пирога? Попытки поучений и регулярная эксплуатация "слишком привлекательной" невестки как какого-то ничтожного эльфа? Маме слова поперек сказать не мог, чтоб жену защитить? Ничего, что она ко мне плакать бегала?! Кто, трижды тебя через осину, брал в жены Флёр Делакур?! Я или ты? Так какого хера ты раньше ничего не делал? Съебался в свою "Ракушку" и думал, типа, всё? Кончились золотые деньки диктаторства маман? Моллюск херов...

— Гарри, — на отчетливо побелевшем лице рыжего аж веснушки проступили. Не знал, что они у него есть...

— Что "Гаррри"? Что, Мордред тебя подери?! Или ты не знал, как ей хуево живется в вашем гадючнике?! Или не знал родную маман и ее склочный характер? Почему ко мне по ночам должна бегать плакаться в жилетку чужая жена? При живом муже, Билл, — оглянулся на индифферентную охрану, ухмыльнулся. — Или это ты сейчас о лишних ушах испереживался? Раньше переживать надо было! Чтоб имя твоей жены не полоскали все, кому не лень. С подачи все той же Молли. Или Джинни. — Та тоже не переносила утонченной красоты полувейлы.

Уизли качнулся и чуть не вписался мордой в стол. Сердечко пошаливает? Ладно, живи. Тебе еще своих обормотов воспитывать. Хотя я бы не ручался, что они там все твои. Флер, если что, сама потом скажет. Ну а мне-то что? Где трое, там и четвертый... И прокормлю, и образование дам. И в завещании не обижу. Дети сиротами расти не должны. А уж тем более при живых родителях.

— Возвращаясь к теме "раскаяний". А ты не находишь, что этот разговор должен был состояться лет так на семь раньше? Что ж ты сейчас-то вспомнил об ошибках прошлого?

— Гарри... — маг зарылся руками в волосы. — Я просто хотел извиниться.

— Ну да, ну да...

— Ты ведь не облегчишь мне жизнь?

— Естественно, нет. — Ты козел, и я козел... Пастбище общее...

— Что ж. Я так и думал.

— Итак? У тебя уже полторы минуты, Билл.

— На улице вас ждут. Выходить через главный вход не рекомендуется. — Забавно. Не прошло и двадцати лет, как он решил снова прикрыть мне спину. Мило. Ностальгия так и прет.

— Кто? И почему ты предупреждаешь меня?

— Авроры из спецподразделения. А предупредил, потому что мы... все тебе задолжали. — Здравствуй, Квазимодо! Магловская культура живет в веках и народах...

— Интересно. Как узнал об аврорах? И с чего вдруг вспомнил о долгах?

— Кингсли хотел знать, чем ты занимаешься в Гринготс. А уж ваше появление на Косой произвело на министра неизгладимое впечатление.

— Быстро сплетни в верха дошли, — хмыкнув, скучающе потер подбородок. — Значит, лысая макака решила обратиться к своим верным последователям?

— Я никогда не был его верным последователем! — вдруг взорвался Билл. — Флер, несмотря ни на что, попадает под их гребаный закон о нечеловеческих, потенциально опасных существах. А я даже рыпнуться не могу! Это моя жена! И у нас дети! И они тоже не стопроцентные люди!

Вот оно как... Об этом я и не задумывался. А Кингсли — ушлый парень! Везде клешни протянул, в каждую дырку... Про закон я слышал. Инициативу начали еще при Фадже. А после войны, где оборотни и прочие "опасные существа" сдуру отметились не самым лучшим образом, закон пропихнули не глядя. Да уж, я-то как профукал момент?.. Ну, раз меня и моих детей не касается — значит, не стоит внимания. К счастью, моя семья — люди, и даже Тедди сюда не загремел: пацан родился метаморфом, а не оборотнем. Только с чего бы старший Уизли решил сорваться с крючка? И почему раньше этого не сделал — все-таки Делакуры достаточно богаты. Да и французское подданство много чего значит. В этом плане Биллу с домочадцами достаточно было свалить за кордон однажды поутру.

Что же касается образования... Тут я тоже особо по сторонам не смотрел, получив связку радужных браслетиков — мечту пидораса... А зря. Надо было вдумчиво поинтересоваться у окружающих принципами работы хитрожопой английской схемы всеобщего магического образования.

Тут вот какая штука получается: одна школа на всю Англию — это в некотором роде престиж и некая гарантия карьеры ребенка. Но насильно, под конвоем, туда никого не тащат. Чтоб во всеуслышание. Не захотел — не поехал. (Это только Гарри Поттер и тут отличился.) Но если б все было так просто...

На чьей подотчетной территории маги живут, там и дети в школу ходят. (Вообще, насколько я знаю, этот нюанс характерен и для магловского мира. И уже непонятно, кто с кого принцип слизал.) Если предки заранее не озаботились в частном порядке заключить контракт с другим учебным заведением. Бывает, когда этого требуют кодекс или у родителей шило в заднице. Вот Билл (как и я), видать, момент ушами и прохлопал, а потом — бац, письмо из Хога! А ему крыть нечем. Пришлось деток по закону в Англии в школу отправлять. И принудительно оплачивать.

Остается неясным лишь один момент: почему Флер-то вовремя не почесалась? Есть, конечно, сказочная версия, что сноха решила остаться ко мне поближе, невзирая на любые внешние обстоятельства... но эта версия слишком уже сказочна. Гораздо вероятней, что Флер, со всем этим бардаком (в семье — особенно), вполне могла не знать о последствиях. Да и первая беременность вейлы проходила не сильно волшебно и со всякими спецэффектами.

— Думаешь, почему мы не уехали? Все просто. Я вовремя не озаботился, и теперь дети обязаны пойти в Хогвартс. — О, я был прав. Уильям Уизли — дебил редкой породы. — Пока не закончат обучение, якоря крепче, что привязал бы меня к Англии, еще не выковали. — А хорошо Билла прижали. И сам чуть не покусанный, и семья, как оказалось, "нелюди". О, демократия, как ты прекрасна...

— Почему сейчас?

— Потому что у меня появился шанс вырваться из заколдованного круга.

— Почему сейчас, Билл?

— Просто послушайся, — Уизли поднялся со стула. — Идите за мной, я покажу, как исчезнуть из банка, не привлекая лишнего внимания.

— М-да. То есть мне нужно поверить тебе? — хмыкаю скептически. Вот так, сходу? Нет, я уверен, что ничего мне Билл не сделает, но сам факт разговора по душам настораживает. — Вопрос на засыпку. Зачем мне исчезать с радаров министерства? Ведь это логично напряжет Кинга еще больше.

— Лорд Блэк, я рекомендую принять предложение, — вдруг подал голос Бернард. Вот как... Да вы заодно? Малфой, похоже, отметился везде и всюду... Неужели он и Уильяма купил? Чем? Только если надавил на его семью. Хм... Или лорд научился разрывать контракты с Хогвартсом, или... Тут я забуксовал. Ибо, чтобы менять законодательство, Люциусу необходимо купить весь Визенгамот вместе с подштанниками. Богато живут...

— Раз ВЫ так говорите, — язвительно улыбнулся боевому магу. Перевел взгляд на смурного Билла и соскочил со стола. — Веди.

Кривыми запутанными темными коридорчиками, рассчитанными явно на местных карликов, рыжий вывел нас к небольшой замызганной дверке. Черный ход. В самом прямом смысле. Только вот на ее створках чар было больше, чем на входе в мою лабораторию. Из Гринготса вывалились в какой-то грязной подворотне в самом начале Лютного, куда даже солнечный свет не забирался. Напугав внезапным появлением местную шпану в дохлых плащах, по виду промышляющую мелким грабежом. М-да, как-то много интересного и занимательного для одного дня... Если б не спешил, задумался бы.

А уже через полчаса входили в Ужастики. В магазинчике, как всегда, было многолюдно. Вернее, многодетно. Все-таки основная масса покупателей приколов — мелкие пакостники до семнадцати лет. Старик Джордж торчал за высоким прилавком в окружении голосящих мальчишек. Хотя обычно сам за кассой не стоит, предпочитая работать в лаборатории над очередным сумасбродным проектом.

Определенно, из всех ныне существующих Уизли, Джордж был мне наиболее симпатичен. Периодами я жалел, что старина Фредди так глупо и так рано скопытился. Природа много потеряла. И островной генофонд тоже.

Разросшийся магазинчик в Косом все еще радовал красочными витринами и завлекательными вывесками. Но в отсутствие второго близнеца уже не было той беззаботности и легкости бытия. Нет, Джордж все так же предан делу, создает для школьников относительно безопасные развлечения и получает за это стабильную прибыль. Но он все же слишком резко изменился, превратившись из улыбчивого засранца в замкнутого козла. Втайне ненавидящего многих уродов, маскирующихся под мирное жвачное стадо. Абсолютно асоциальный тип.

Джордж отрекся от семьи, не стал жениться. (Хотя претендентки были, рыжий — видный парень и сколотил неплохое состояние. Более того, по факту он и предателем крови-то больше не является: через некоторое время после меня, поддавшись все тому же внезапному озарению — видать, оно оказалось заразным — заглянул в банк, провел все полагающиеся ритуалы, получил в зубы комплект документов и отчалил в новую жизнь. Нет, номинально Фордж остался Уизли: клиенты-то запомнили магазин именно под такой фамилией, а репутация — штука суровая, и если уж сдюжил сделать себе хоть какое-то имя, то и продолжать карьеру лучше всего под ним. Правда, иногда бывают исключения.) Однако Анжелина Джонсон — дама настойчивая, знает чего хочет и от своего просто так не отступается. К тому же рыжий сам виноват, обнадежил девушку после смерти брата — вот и получил в итоге вечную невесту. Закономерно.

Теперь братец Фордж уже который год держит осаду и привычно отстреливается из минометов. Маман, к счастью, на его решения больше не влияет. Они крупно поссорились и больше не разговаривают, когда умник демонстративно пожал мне руку после развода и с концами свалил в свой магазин.

Ныне рыжий в одиночку заправляет магазином, крайне редко показываясь на люди и не давая никаких интервью — попросту шлет лесом любых представителей прессы (ну или спускает с крутой лестницы), коих до сих пор с неизменной силой влечет его мрачная аура печального героя и оттяпанное Сектумсепрой ухо. Кругом одни любители пикантных жареных новостей, чтоб их Мордред на том свете обласкал! Эскалибур ему в помощь...

Но Джордж лишь матерно отмахивается и все также тихо клепает в мастерской различные штуковины, уже никоим образом не являющиеся детскими развлечениями: рыжий с неизвестной периодичностью пашет на два континентальных правительства, почти восемь десятков отморозков — те же охотники вроде Лавгуд, независимые от кого бы то ни было — и делает вид, что работает на связанных с английским Министерством Магии невыразимцев. На самом деле, последние попросту подбирают крохи, оставшиеся от стола всех предыдущих. И регулярно выполняет мои личные заказы, по списку.

Откуда у старого приятеля столько душевных сил и времени, я слабо представляю. Но есть рабочая гипотеза, что где-то он отжал парочку Маховиков. Вовремя надавить на успешного предпринимателя у власти не вышло. Этот только бросил вскользь, что его магазинчик с тем же успехом откроется во французском магическом квартале... Министр сдулся моментально. А еще ненароком всплыли остатки документов по делу Амбридж... закрытому за недостатком доказательной базы. Потом в Косом планомерно закупали ингредиенты по списку. Для модифицированной версии успокоительного. Честное гриффиндорское, я здесь вообще ни при чем!..

Нет, как я уже говорил, рыжеволосый изобретатель вовсе не мастер-артефактор. Да и вообще, мастерства в какой-либо области у Джорджа нет и не предвидится. Но это ему и не нужно: его личные разработки охватывают слишком многие разделы магии. Чем и ценны. А буйная фантазия позволяет исполнять самые сложные заказы. Но когда-нибудь я все же продавлю этого поганца на получение хотя бы подмастерья в зельях и чарах...

Сегодня меня интересует пара вспомогательных побрякушек и давний заказ для мелкой калибровки протезов. Его я сделал еще полгода назад для облегчения работы над абсолютно другим проектом. Но бельгийцам услуги Гарри Поттера показались дороговаты, а за работу Уизли я всегда платил авансом. И хоть тогда новые фитюльки не понадобились, пригодятся теперь.

Джордж, завидев мою фигуру в бурном скопище малолеток, широко ухмыльнулся, спихнул покупателей на Стена — нанятого парня помладше с Райвенкло — и знаками показал двигаться на второй этаж. Протиснувшись сквозь голосящую и хохочущую толпу мальчишек и девчонок, группой двинулись наверх по узкой лестнице. К поджидающему, нетерпеливо переминающемуся с ноги на ногу хозяину.

Джордж радостно — насколько теперь мог — поздоровался, постучал меня по плечам. И тут же потащил хвастаться. В лаборатории на столе в охранном контуре лежали ОНИ. Перчатки тонкой настройки. В основу легли длинные выделанные перчатки драконьей кожи. Очень тонкой кожи из подмышечных впадин молодого Огнешара, с тиснеными связками рун (моя часть операций), прошитые магической серебряной нитью, пропитанной каким-то особым зельем авторства того же Уизли. Я не в курсе состава, но после определенной шлифовки и каких-то эксклюзивных чар штуковины подстраиваются под работу с уже существующими очками и некоторым другим эксклюзивным инструментом. Спецзаказ.

Вдвоем мы долго ломали голову, как создать такое многофакторное подспорье для облегчения жизни артефактора. Основные проблемы решил именно рыжий. В итоге сейчас получаю на руки уникальное приспособление, которое в буквальном смысле на ощупь может настраивать защищенное управление или выявлять ошибки в работе с полуживыми артефактами — а именно к этому типу относятся разработанные мной протезы. Впрочем, и без перчаток все заработает. Но так — гораздо быстрее. (А еще — рыжий не в курсе, естественно, но этот девайс принципиально может работать в связке с Себом. Вот где вся крутость гениальной мысли затихарилась!)

Мое новое приобретение — только мое. Чтобы заставить перчатки работать, необходим достаточный магический потенциал. Тот же Джордж, например, сможет из них выдавить только ограниченные функции. И то как разработчик. А теперь, после быстрой привязки, провернутой в процессе знакомства, вообще ничего.

Пока я, под скептически-веселым взглядом Форджа и охраны, радостно прыгал вокруг заказа — примеривал, обнюхивал и чуть ли не облизывал — в окно лаборатории постучалась большая пятнистая сова.

— Эта ушастая Крама! — ухмыльнулся рыжий гений, открыв створку и хватая птицу за лапу. — Давай сюда содержимое, веник пернатый!

Сова сопротивлялась и без оплаты отдавать груз не желала ни в какую. Мы впятером с растущим изумлением наблюдали эпическую битву обозленного пернатого с половозрелой человеческой особью. И не сказать, что обладатель более развитого разума побеждал: сова брыкалась до последнего, не глядя на размеры противника и его ядреный мат. Попутно украсив рыжего кучей кровоточащих царапин и лишившись половины перьев. Но... В итоге почтальоншу жестоким образом обобрали и выкинули на улицу. Вот так-то... Старая добрая Англия. Страна пиратов, грабителей, мародеров, военных и королей.

— Вот курва! — с чувством сплюнул приятель, оглядывая разодранный рукав.

— Что там? — пытаюсь заглянуть через локоть.

— О, Крам идет к нам в гости! — прочитав изрядно смятый при борьбе пергамент, расплылся в предвкушающей улыбке Фордж. Обнял меня за плечи и доверительно сообщил: — Пьянка будет. Пойду в чулане антипохмельное отыщу и камин разблокирую.

— Лорд Блэк? — вопросительно вскинул бровь Бернард. Я уж и забыл о них в процессе обслюнявливания новых игрушек. Да-да, я помню, что у нас дел по горло. Но Крам бы так просто не заявился.

— Посмотрим, — неопределенно повел плечами. Сначала узнаем, что там за пьянка намечается. А уже потом выводы сделаем или откажемся.

Крам сошелся с Джорджем благодаря мне. Однажды Виктор ввалился на Гриммо в абсолютно неадекватном состоянии. Как выяснилось после откачивания и приведения тела в относительное сознание, у болгарина сорвалась свадьба. И он был так рад, что выпил на брудершафт с доброй половиной Софии. Почему мистер-ловец-всех-времен под конец дня вломился именно ко мне, я так и не понял. Как объяснило само тело, "вдруг вспомнил, как душевно мы отдыхали на развалинах кафе, и пришел поделиться радостью!" Запутанная история... Мне никогда не понять этой широкой славянской души. Особенно когда душа под хорошим градусом.

Так вот, в тот день ко мне как раз собирался Джордж... на традиционную ежемесячную пьянку. Обычно мы в течение трех-четырех часов молча нажираемся у камина, вспоминая тех, кто погиб в дурацкой войне, а потом две вялых, ничего не соображающих тушки растаскивает по спальням пыхтящий Кричер. А что поделать? Если рыжему не устроить в соответствии с расписанием траурного дня, он может и в запой уйти. Были случаи. Присутствие надежного собутыльника помогает близнецу не скатиться в депрессию. Ну а мне несложно побыть бесплатными молчаливыми ушами.

Фордж, застав совершенно нетипичную ситуацию, где мальчик-который-выжил откачивал тушу живописно развалившегося (в полный рост) на ковре болгарина, сначала растерялся, а потом втянулся в процесс реанимации. Правда после обретения телом Крама сознания мы продолжили вечеринку уже втроем.

Что-то бумкнуло на третьем, рявкнуло басом, пискнуло задушенным баритоном (явно попавший под руку рыжий), и по лестнице прогрохотали подкованные каблуки тяжелых сапог:

— Гарри! — радостный вопль хвостороги по весне, и меня сжали в драконьих объятиях. Крам никогда не стеснялся явных проявлений приязни. Мордред, со временем и так не маленький болгарин вырос в огроменного тролля.

— И тебе здравствуй, Виктор, — малость ошалевшие охранники наблюдали за сюрреалистичной картиной ржущего тренера по квиддичу, бывшего ловца — мировой знаменитости, высокооплачиваемой модели, дельца и просто человека, родившегося с золотой ложкой во рту — заломавшего их непосредственный объект охраны, и присоединившегося ко всему этому безобразию взъерошенного рыжего. Уже с пузатой бутылкой. Конструкция из трех мужиков в добровольно-принудительном порядке совершила пару танцевальных па, затем опомнившийся Крам отсалютовал магам отобранной у Джорджа бутылкой:

— У меня сын! Так что бухают сегодня все! — и ткнул в их направлении горлышком. Как скипетром. Царский жест. Вон, боевики охренели даже малость.

— Примите наши поздравления. Но мы на работе, поэтому вынуждены отклонить приглашение, — моргнув, оптом отмазал подчиненных Бернард.

— Гарри? — Сверху на меня тепло и добродушно дохнули коньяком.

— Мм? — выкрутился из подмышки болгарина и, вдохнув воздуха, покосился на застывшую охрану.

— Сооруди им выходной. — Осчастливил идеей, блин! Вот прямо сейчас пойду и напишу Люциусу, пусть выдаст выходной своим подчиненным. И премию за вредность. А он меня послушается, ага...

— Не могу. Они вне моей компетенции, их Малфой приставил. — Друг задумчиво почесал бутылкой в затылке. Шапку он уже где-то потерял. Вполне возможно, что в Софии. Ну или где он там до Лондона носился.

— Это который?

— Ну не Драко же! — я искренне возмутился.

— А, ну да, — глубокомысленно покивал Виктор. — Ладно. Потом с ним... поговорим. — Что значили внезапные переглядки телохранов, я так и не понял. Но рокочущие меха под ухом — читай, бездонные легкие спортсмена — и жаркая дубленка, в которую меня так бесцеремонно вжали мордой, начинали раздражать.

Единственное, что я успел до того, как в меня залили первый стакан огневиски, было спешно накарябанное письмо Неву: завтра к часу мои дети должны быть в банке. А провернуть такой финт ушами можно только с использованием тяжелой техники, а именно — профессора Лонгботтома. Он их в Хогсмиде подхватит и к Гринготсу отконвоирует. Запечатав письмо, примотал к лапке ярко-синей совы Джорджа (да, он ее красит). Все, давай, пернатая, лети. У меня гулянка стынет.

* * *
Тыча в мятую газетную статейку недельной давности с фотографией моей кривящейся рожи, истово возмущался:

— Нет! Ты это видел?! Какая-то сопля возмущается моим неаристократическим поведением!.. Аристократическое ей, блядь, подавай! Завернутое в марципаны! А то, что вырос я на помойке — ее не удивляет!

— А ты как думал? — вклинился Джордж. — Все еще в пеленках становятся знатоками человеческих душ. И советы не стесняются давать. Регулярно. — Виктор глубокомысленно покивал. Две бутылки огневиски уже улетели в тостах за здоровье нового члена семейства Крамов. Так что к этому моменту мы были изрядно подогреты. Я продолжил разоряться:

— Да даже если представить внезапно получившего богатое наследство пацана, выросшего в магловском приюте — о-о-о, его уже невозможно будет в некоторых аспектах перевоспитать! А тут еще и куча комплексов и травм времен глубокого детства! — Крам хмыкнул. — Как ни учи — он может только изображать аристократизм. Ну так он и изображает! В смысле, я. В высоком обществе. А в другом могу себе позволить быть самим собой — хамить, орать и бить подвернувшиеся под руку морды. — Болгарин хохотнул и ободряюще стукнул по плечу, типа, «не заморачивайся!». В его исполнении это было... Короче, меня швырнуло лбом о стол. Я обиделся и сбросил эту лапищу. И возмутился:

— Да, у меня куча комплексов!.. А ты вообще, Вик, молчи. В Англии в принципе херово жить... — Хлопнул еще «на два пальца». Подобрел, и в башке минутно просветлело. — Слууушай, а давай я это, к вам переберусь? В Болгарию? По... как их там, политическим соображениям?

— Да хоть завтра. Убежище тебе предоставят. — Вот! Широкой души человек! — И детей не забудь.

— Ээ... Гарри, че-т тебя не в ту степь понесло... — Джордж наколдовал себе феску и скорчил злобную рожу. Вылитый министр! И че ты мне хочешь сказать этой энетр... нет, бля, а! ре... репризой? Ах да, обеты...

— А? Мля, точно... Мне с этой мечтой пидораса, — сую жующему Виктору увитую обетами руку под нос, — нихренищща нигде не светит! Пиздец, да? Выпьем?

— Пока на посту директора такие как Альбус и Минерва, ничего позитивного не произойдет и привычный уклад не изменится, — уныло выдал я и скрутил рулетик из сыра. Меня вновь потянуло поговорить о наболевшем.

— Поясни, — Крам разлил остатки и куда-то запулил пустую бутылку. В углу шипяще матюгнулись — видимо, словив тару лбом.

— Ну как же? Железная леди красного знамени с золотой бахромой, кистями и геральдическим львом. — Аксиома, да.

— Это понятно. Но ты все-таки продолжи, — сунул мне под руку ветчину. Поощряя к рассказу.

— Дамблдор — вообще затычка в каждой дырке.

— Бочке, — поправил Фордж, обстругивая какую-то фигуру из куска редьки.

— Да нет. В его случае — именно «дырке»! — уперся рогом я и попытался поймать мысль. Зазвенела посуда. Стол внезапно затрясся. Лавка тоже.

— Пиздец! Откуда посреди Лондона взялось землетрясение?! — Мою охуевшую рожу обдало боковым потоком перегара: оказалось, это Крам так ржал.

— Вик, ты скотина! Я аж взмок! — Ржач усилился, удвоился... и перешел в козлиное икание пьяненького Уизли.

Я надулся и ополовинил салат. Пережил дружеский толчок локтем в бок — чуть на той же лавке и не лег: приятель, когда набирается, уже мало соотносит собственную троллью силу с человеческими возможностями окружающих. И очень смутно осознает последствия. С чего наш первый совместный погром кафешки и начался. В итоге мы этот пряничный домик разнесли нахер. Он вручную, я больше магией.

— Не дуйся, Гарри, — Крам налил мировую. — Давай. До дна, и рассказывай. — Дал ему подзатыльник, но не стал выеживаться: от халявной стопки не отказываются.

— Кха... Про основную часть событий ты в курсе...

— Ну-ка, ну-ка... У тебя каждый раз — новые подробности. Давай, выкладывай... — Виктор долил рыжему еще и устроился поудобнее. Я печально вздохнул.

— Короче. Если хорошо подумать, то последняя волна началась — и все никак, сука, не заканчивается — где-то с моего развода. Там как-то постепенно стало появляться все больше говностатей, дебильных фоток, шепотков... Короче, одна чернозадая гадина устроила на меня массированную атаку. Я нормальный живой человек. У меня есть слабости. Конкретно — дети. Ну и этот дом на Гриммо. Он мне дорог как память о хороших людях...

— Это ты о дяде Сири, что ли? — поинтересовался из своего угла Джордж, шелестя какими-то обертками. Чего это он там зажилил?..

— Да ну нах. Нет, Сириуса я по-своему любил — крестный, как-никак... Но вообще-то я о Снейпе. И о Белле.

— Че? — рыжый аж потрепал в ухе. — Я не ослышался?.. Ик... Это ты счас о несравненной Беллатрикс?! Да земля ей гвоздями!

— Точно. О ней. Это она первой открыла мне глаза на кое-какие вещи... Но в силу собственной сопливости я тогда этого не понимал. А по-хорошему, надо было хоть раз сказать безумной тетке «спасибо».

— Не, Гарри. У тебя точно что-то с головой не в порядке, — закрутил спутанными вихрами приятель.

— Да пошел ты... — я уныло потер рукой вспотевшую рожу.

— «Шоб вы понимали в колбасных обрезках!» — насмешливо ввернул Виктор и ободряюще приобнял меня за плечи. — Джордж, ты не прав. Если ведьма чистокровная, то они иногда сходят с ума без всяких внешних факторов. От давления собственной силы. Женщины, как правило, более хрупкие. А у вас, в Англии, и подавно... Сырая погода, слабая репродуктивная система, близкородственные браки и все такое... Ладно, замнем для ясности. — В пьяном виде и в хорошей компании у болгарина тоже развязывается язык. И он напрочь забывает, что в повседневной жизни предпочитает амплуа туповатого спортсмена. — Давай, Блэк, не скопидомствуй — делись с друзьями накипевшим! — Эх. Широкая славянская душа...

— А! — махнул на все рукой. Подумаешь — поплачусь в жилетку? Раз так настойчиво предлагают. А лишние уши (глянул на замаскировавшихся тулупом телохранителей, изображающих предмет мебели в дальнем углу) переживу. Ничего нового, думаю, не узнают. — Меня тут в одной статье как-то обозвали "быдлогероем". В прошлом месяце вроде. Это у меня-то неоправданно много ругательств и грубости? Мне вот интересно, после своего первого развода автор изменит мнение? Кто там весь из себя... мудрый, чтоб при такой собачьей жизни нормальным остаться? Никто не сможет! Да, со временем раны затягиваются, и гораздо спокойней вспоминаешь... Но до этого "со временем" еще дожить надо! — О, коньяк. А мы с ним до сих пор не познакомились... непорядок!..

Бульк. Хорошо пошло. Эх, проснуться бы утром!

— Там же где-то попались чьи-то сопли: «Как откровенно ненормальный человек может быть уважаем окружающими?» Да как обычно! Стоит лишь оглянуться вокруг и поискать НОРМАЛЬНЫХ среди всей этой толпы психов! — Хряпнул второй стакан. Джордж покивал, пытаясь не утонуть в салате.

— Знал бы, где упадешь, соломки бы подстелил, — глубокомысленно изрек нечто непереводимое Крам и прикончил в одно рыло бутылку.

— Знаешь, Вик, именно они, представители все того же общества, которое меня "воспитывало" — уроды моральные.

— Воспитывало? — искренне удивился болгарин.

— Ну, то есть вообще нихрена не воспитывало... Ах, герой, ах милый мальчик с глазами цвета авады!.. А слабо было собрать внеочередной Визенгамот, всем миром уломать Дамблдора и отдать сироту не стукнутым на голову маглам, а в какой-нибудь магический род. Чтобы ваш герой хоть краем глаза видел нормальные семейные отношения? Чуть-чуть хотя бы обучить этикету, пригласить подростка на недельку-другую в гости на каникулы? Бля! От вас бы не убыло, господа, дай вы одному-единственному на всю страну стукнутому авадой ребенку чуточку внимания и попытавшись привить малую часть общих манер! Слабо было такой элементарный график составить?!

— Все могло быть, — покачал головой друг. Джордж, победив салат, раскачивался на лавке, дирижируя самому себе вилкой, и насвистывал что-то революционно-ирландское.

— Вместо этого старина Дамблдор, бывший магическим опекуном малолетнего героя и по совместительству главой Визенгамота, весьма ловким образом обрек ребенка на жизнь у моральных уродов. Директор, видимо, считал, что мне и прямой плевок дракона не страшен — переживу...

— За Альбуса Дамблдора, чтоб его на том свете Мордред лично катовал! Моргенштерном, — внес очередное рацпредложение Крам. Выпили.

— А теперь, когда я посылаю это самое херовое общество дружным строем на хуй, они, видишь ли, оскорблены! Ну а что вы хотели, уважаемые? — со скрипом вспомнив, с чего все начиналось, вернулся к предыдущей теме.

Крам, почесав шею, выдал:

— Натравить неадекватного Поттера? Да, серьезная угроза... По-моему, этот ваш старый педераст Дамблдор даже с того света умудряется портить тебе жизнь.

— Во-от! Понимаешь, значит, всю глубину нынешней жопы под кодовым названием «жизнь бывшего героя». — Болгарин невразумительно угукнул, дегустируя бараньи ребрышки.

— Ну а что там тогда с... как ее там... сухая такая, как вобла... о, вспомнил — Минерва Макгонагалл!

— Ну а что — Макгонагалл? Естественно, психология женская — она же прямая как зигзаг... А у этой еще и осложнено истовой верой в Великого Белого Мага. Мозг ебет мне ежемесячно. Стоит только в Хоге появиться. Заколебала уже со своими душеспасительными разговорами... — Вик ободряюще кивнул и налил мне до краев какой-то прозрачной жидкости.

— Кха-кха... Че это было? — сипло спросил, размазывая слезы.

— Тебе лучше не знать. Полегчало? — участливо поинтересовался друг, похлопав по лопаткам. Это он зря. Я и без его помощи как-нибудь убьюсь...

— Д-да-аа... Гхм... Знаешь, если ты хочешь, чтобы человек тебя понял, стоит доступно объяснить свою точку зрения. А не делать вид загадочного Гамлета. Ну, это вообще общечеловеческая норма. Но Дамблдор талантливый! И тут все нафиг вывернул... МакГи всю жизнь верила ему на слово, ходила как на привязи и заглядывала в рот. Причем реально — верит до сих пор! У меня в голове не укладывается — как?! Не удивлюсь, если теперь наша старушка Минни трижды в день втихую молится на бородатый портрет в директорской... Интересно, какого цвета чулки у этой швабры?.. — Изрядно пьяный мозг сделал неожиданный кульбит и перескочил на совершенно другую тему. Крам басовито хрюкнул, тяпнул еще стопарик прозрачной бурды и занюхал рукавом.

— Короче. Когда принимаешь людей такими, какие они есть, легче жить. А еще не надо никому ничего доказывать. Поэтому пусть лучше английское общество наконец-то от меня отъебется — и жить сразу станет проще. Всем. А то уже задрали...

— Да не переживай ты так. Аппетит еще испортишь. И вообще — забей. А про чулки Маккошки я даже слышать не хочу, — буркнул Джордж и махом залил в себя стакан виски с содовой. Зажевал шоколадкой.

— Э! Я не понял. Кто тут прихватизировал мой любимый швейцарский шоколад?! — рыжий спешно затолкал мне в пасть полплитки и отгородился тушей Крама. Прям стесняюсь...

— Так. Я пошел извиняться перед Филчем.

— А нахрена? Это же, кажется, ваш завхоз был? — даже в пьяном виде Крам — островок здравомыслия.

— Че был-то? — за сомнения в бессменности сквиба я обиделся. — Он и сейчас есть! Мается. С новыми идиотами. Стыдно мне. Да и... Жалко дядю. А миссис Норрис от нас лысела. Наверное. Какие же мы все-таки козлы все в детстве были!..

— Вздрогнем, — рыжий налил круговую. — За то, что некоторые ими и остались.

— Точно, — очередная пошла хорошо. Перед носом появилась вилка с тонкой полоской ветчины. Вилка была явно не моя. — Ээ... Фордж?

— Мм? Ты закусывай. А то завтра вообще не встанешь.

— Да нормально. Я еще ночью поработаю, вот увидишь... Очень уж хочется перчатки опробовать, хе-хе... Так. О чем бишь я? А-а. Слушай, Фордж... тут такое дело... Я на Билла днем наткнулся. И вспомнил, — почему-то пробило покаяться сразу во всех грехах.

— Мм? Закусывай, Гарри, закусывай, — ветчина настойчиво ткнулась в открытый рот. Заботливый, гад.

— Ты не сильно против будешь, если окажется, что там не все дети его?

— А чьи?

— Ну... мои, к примеру.

— Гарри. Веришь, нет... Да хоть все!

— Вау. Круто. Спасибо, брат.

— Обращайся.

— Выпьем за детей! — внес рацпредложение Крам.

Навернули снова. Закусь обновила появившаяся домовуха Джорджа. Явно неодобрительно оглядев весь бедлам, покачала головой, но поставила на стол еще бутылку вермута. Молча распили.

— Ээ... Поттер, ты куда? — мою покачивающуюся тушку скептично оглядели.

— В Хог. К Филчу. В гости. — Филч ждет.

— Совсем обалдел? — громко возмутился Джордж.

— А что такое? Я давно обалдел, и все об этом знают, — это уже рефлекс, сразу от всего отпираться.

— Да я не том. Бутылку возьми! Ты че — к Филчу, и с пустыми руками? Это ж зав-хоз! Он хозяйственность любит!

— Аа, — глубокомысленное замечание. Я даже где-то проникся.

— Бэээ! — передразнил рыжий и достал что-то из загашника. — На, к юбилею берег! Но для Филча — ни-че-го не жалко! — всплакнув и утерев скупую слезу, передал опечатанную сургучом тару. Что там, я даже не поинтересовался — так сгреб. Слишком объемистая фигня норовила выскользнуть и грохнуться на пол. Вот!..

— Не-а, неправильно делаешь! — погрозил пальцем Крам. Пальцев почему-то было сразу два. И наставительно показал. На практике. — Вот так надо! — Ныкая бутылку под полу дубленки. — На, заворачивай! — И царски отдал мне эту свою пудовую шкуру. Я в ней чуть сразу не сел, где стоял. Но Блэки не сдаются!..

Не рассусоливая — вдруг засну и забуду — аппарировал в Хог. Кажется, кто-то там еще в спину что-то орал... О, знакомый с детства холм. Был.

Теперь не будет. Фииилч, господин хороший... где вы там шляетесь?! Я иду к вам!

Дальше помню смутно. Вроде Филча я таки нашел. И мы с ним действительно пили. Расконопатили для миссис Норрис нычку валерьянки — не все же нам одним кайфовать! Надо делиться счастьем с ближним!.. Потом был десант смутно знакомых чертей в количестве аж четырех штук. Черти сдержанно матерились и пытались отнять бутылку. Послал всех на хуй. Оптом. Бутылку мы с мерзко хихикающим Филчем успешно отбили. Черти скисли. Видать, им тоже хотелось приложиться... Потом под ноги попалось уже ДВЕ кошки. Не с одинаковыми полосками точно... Я долго гадал, откуда взялась вторая. Случайно вспомнил про Макгонагалл... Обрадовался этой сучке как родной. И добавил в блюдце валерьянки. Так у меня будет на нее компромат. И пять свидетелей: черти в доле.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16556-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Eliris (29.10.2015) | Автор: katss, shiky29
Просмотров: 194


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]