Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13572]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3666]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Зимний сезон
Египет, 1910 год. Нелюдимая богатая наследница из Америки, приехав в Луксор, знакомится со вспыльчивым египтологом. Летят искры… но любовь это или ненависть?
Романтика/приключения.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Мороз узоры рисовал
Вы соскучились по зиме? Ждёте снега и праздников? В сборнике зимних историй «Мороз узоры рисовал» от Миравии отыщутся и морозы, и метель, и удивительные встречи, и знакомые герои. И, конечно, найдётся среди строк историй сказка. О любви.

Вопреки всему
Любовь сильна, но сможет ли она преодолеть все трудности?
Командировка вынуждает Джаспера оставить свою невесту Элис. По приезде он находит ее в психиатрической больнице. Что произошло? Сможет ли Джаспер спасти свою любовь и разгадать все тайны?

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Тормоза
Рождество – семейный праздник. Родные собираются возле камина, раскрывая по очереди подарки и выкрикивая тосты. Изабелла после долгой рабочей недели как раз спешила к своим родителям в загородный дом, однако у судьбы были свои планы.
Мини, завершен.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 414
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Гарри Поттер и Враг Сокола. Глава 31. Новый директор Хогвартса

2016-12-7
47
0
Глава 31. Новый директор Хогвартса


В понедельник утром перед завтраком профессор Макгонагал попросила всех задержаться для важного объявления. Какого – все ученики догадались сами. На высоком позолоченном кресле в центре стола, где обычно сидел профессор Дамблдор, виднелась приземистая фигура Долорес Амбридж.

– О нет, – выдохнул Гарри. Правая рука неприятно засаднила от прошлых воспоминаний. Перед внутренним взором пронеслось кружевно-кошачье убранство кабинета, улыбающийся жабий рот, куцые пальцы, обхватившие Гаррину изрезанную руку, расспросы при помощи сыворотки правды, угроза допроса с применением Круцио.

– Я не знаю, что тогда в лесу с ней сделали кентавры, но явно они чего-то не доделали, – произнес Рон, скривившись так, словно нечаянно съел что-то кислое.

– Как она могла появиться в школе после такого позора! – возмутилась Гермиона.

Амбридж мало изменилась за тот год, что её не видели ученики Хогвартса. Разве что мешки под её глазами стали больше, и куда-то подевалась розовая кофточка и похожий на муху бант. Вместо этого её голову украшали мелкие, тщательно уложенные тускло-каштановые кудряшки, а розовую кофточку заменила дорогая темно-зеленая мантия, украшенная безвкусной вышивкой. Несмотря на то, что Гарри сидел далеко от преподавательского стола, он ясно уловил исходящее от Амбридж нетерпение приступить к перестройке школьного режима с учетом прошлых ошибок.

Гарри с тревогой осмотрелся – кто остался из прежнего учительского состава. Все, кроме профессора Дамблдора, были на своих обычных местах: Тонкс кормила маленького сына, что-то ласково ему воркуя, но то и дело с любопытством и сдерживаемым смешком поглядывая в сторону Амбридж; Хагрид, страдальчески скривившись, очевидно, мысленно паковал вещи, Снейп смотрел в свою тарелку с таким мрачным торжеством, словно сбылся его самый отвратительный и невероятный прогноз; Минерва Макгонагал сдвинула брови к переносице и стала похожа на оскорбленного до глубины души коршуна.

Гарри посмотрел на слизеринский стол. Драко Малфой, важно и небрежно откинувшись, сидел с таким видом, словно это его сейчас должны были объявить директором Хогвартса. Поймав взгляд Гарри, Драко многообещающе подмигнул.

– Ах ты кот белобрысый, радуешься, хорек недоделанный, – зло прошипел Рон, – гляди, лопнешь сейчас, твое величество, блин!

– Примеряет значок Инквизиторского отряда, – мрачно добавил Гарри.

После завтрака Макгонагал поднялась со своего места, попросила тишины и кисло-монотонно зачитала приказ Министра Магии о назначении директором школы чародейства и волшебства Долорес Джейн Амбридж. Зал вяло похлопал, слизеринский стол разразился бурной овацией. Амбридж встала и начала свою приветственную речь с до отвращения знакомого «Кхе-кхе».

***


Шел третий день нового режима в Хогвартсе, а Гарри казалось, что по меньшей мере третий месяц. С первого дня в школе начал активную работу Инквизиторский отряд во главе с Драко Малфоем. В список помощников Амбридж, носящих значок с буквой «И», вошла и Люси Луш. Желающим пополнить ряды ИО предлагалось пройти собеседование у директора школы.

– Хотел бы я увидеть, кто из Гриффиндора пойдет на собеседование к этой жабе, – довольно громко сообщил Рон своим друзьям так, чтобы это слышали его однокурсники.

К чести факультета, пока никто не был замечен ни ходившим на собеседование, ни зачисленным в Инквизиторский отряд.

«Ежедневный пророк» разразился серией статей о том, что в год, когда директором Хогвартса была назначена Амбридж, наблюдалось резкое повышение успеваемости среди учащихся. В подтверждение написанного в текст статьи была врезана выразительная, явно преувеличенная, диаграмма. Учебный 1995/96 год гордо высился над предыдущими и последующим. Диаграмма якобы была составлена по результатам текущих оценок, а также СОВ и ЖАБА.

На второй день Амбридж торжественно зачитала в Общем Зале Указ о разрешении применения физических наказаний за нарушение порядка. Свернув пергамент, директор выразительно посмотрела на Гриффиндорский стол и, как показалось Гарри, на несколько секунд задержала на нем взгляд, полный злорадства. Гермиона, сидевшая рядом, сжала кулаки, а Рон прошептал «Только попробуй!».

– К сожалению, старые порядки в школе настолько распустили молодых людей, что нарушение школьных правил стало едва ли не нормой, – сладким тоненьким голосочком пропела Амбридж. – Я имею в виду, что среди старшекурсников никто не считает нужным помнить о пункте 21.

Среди младших курсов прокатился смешок.

– Опять вылупилась на наш стол, – возмутился Рон. – Драко своему расскажи это!

– Школьные правила есть правила, поэтому все должны следовать им неукоснительно. Даже наши молодожены, – продолжала Амбридж.

Среди учеников снова прошелестел смешок. Все как один посмотрели на Гарри и Гермиону. Малфой, выразительно переглядываясь с Крэббом и Гойлом, смеялся.

– Неужели даже Драко? – ехидным шепотом осведомился Рон. – Ах нет, я совсем забыл, члены Инквизиторского Отряда могут заниматься любовью только с другими членами Инквизиторского Отряда в специально отведенных местах!

– Несмотря на то, что бывший директор Дамблдор им все разрешал, – продолжала Амбридж. – Теперь с этим будет покончено. Следующий вопрос – староста школы. Членами Инквизиторского Отряда было зафиксировано регулярное нарушение старостой школы Рональдом Уизли школьных правил, как-то: грубое обращение с младшекурсниками, высокомерное – со старшими курсами, злоупотребление полномочиями, предвзятое начисление и снятие баллов с факультетов, а также регулярное нарушение упомянутого пункта 21.

Амбридж с довольной улыбкой посмотрела на опешившего Рона.

– Встаньте, мистер Уизли, – сладко приказала она.

Рон поднялся со своего места. Щеки его мгновенно налились краской.

– Вы не оправдали высокое доверие, оказанное вам учителями и школьниками, поэтому я на правах директора школы лишаю вас значка старосты.

Гарри почувствовал, что его щеки тоже вспыхнули. Он ясно ощущал, каково сейчас его другу, не привыкшему быть всеобщим посмешищем.

– С сегодняшнего дня старостой школы назначается Драко Малфой, – торжественно объявила Амбридж.

– Обалдеть можно, – прошептал Невилл, – Малфой! Да он же всех девчонок на Слизерине перепортил!

Гарри и Гермиона изумленно посмотрели на своего одноклассника.

– Ну, я имею в виду старшекурсниц, – смутился Невилл, перехватив их взгляды. – А как ведет себя, вообще молчу!

– Ну, он же теперь сын Министра Магии, – презрительно фыркнул Дин Томас.

– Мистер Уизли, будьте так любезны, передайте значок мистеру Малфою, – приказала Амбридж.

Рон на ватных ногах подошел к лениво поднявшемуся Драко.

– Как самочувствие, рыжий? – довольно усмехнулся он, принимая значок.

– Подавись им, Главный Девственник Хогварста, – прошипел Рон.

– А мне можно, – нагло растянулся в улыбке Малфой. – Папа очень рад, что у меня нормальная сексуальная ориентация. А ты, дружок, затягивай потуже поясок. В Хогвартсе объявляется строгий целибат. А то распустились, дальше некуда!

Сразу после собрания в Общем Зале к Гарри подбежала Люси и, без конца поправляя новый серебристый значок с буквой «И», передала приказ Амбридж ему и Гермионе явиться в кабинет директора.

– Там дементоры стоят, а я их боюсь, – огрызнулся Гарри.

– Да не в тот кабинет, а в новый! Ну тот, что на втором этаже, с котятами, – провизжала Люси.

– И как же тебя приняли в отряд, если ты Малфоя заложила вместе с его «Чарующими историями»? – фыркнул Рон.

– Плевать он хотел на то, что наговорил ему старый директор! – взвизгнула Люси. – У него уже давно мыши в голове поселились!

Гарри и Гермиона вошли в новый кабинет нового директора Хогвартса. Гарри снова обдало волной неприятных воспоминаний: стены, стол и полки были украшены мерзкими котятами, салфеточками, вазочками и рюшками. Гарри невольно обвел взглядом кабинет в поисках длинного черного пера.

– Министерство возмущено теми безобразиями, которые позволял себе бывший директор Дамблдор, – произнесла Амбридж, вперившись в Гарри своими жабьими глазами. На Гермиону она даже не взглянула. – Обвенчать школьников и разрешать им заниматься развратом! Это возмутительно!

– Мы не занимались развратом! – едва сдерживая злость, произнесла Гермиона.

– Тем не менее вся школа смотрит на вас как молодых любовников, которым можно все. Вы подаете остальным детям плохой пример.

– Никто не знал о нашем венчании, пока об этом не написал «Волшебный голос правды»! – воскликнула Гермиона. – Это во-первых! А во-вторых, я и Гарри уже совершеннолетние!

– Молчать, мисс Всезнайка! – приказала Амбридж. – Школьные правила запрещают любовные связи между учениками. Поэтому вопрос о законности вашего брака будет рассмотрен в Высшем Волшебном Суде.

– Что? – Гарри не поверил собственным ушам..

– Да, мистер Потер, – с удовольствием ответила Амбридж.

– Венчание нельзя отменить, – уверенно произнесла Гермиона.

– Суд решит, господа Поттеры, – торжествующе улыбнулась Амбридж. – А сейчас отдайте мне ваши кольца.

– У нас нет колец, – едва скрывая злорадство в голосе, проговорила Гермиона.

– Что значит нет?! Если вы обвенчаны, у вас должны быть кольца! – Амбридж схватила Гарри за руку и ощупала его пальцы.

Гарри вздрогнул от отвращения. Прикосновение коротких пухлых пальцев, унизанных перстнями, вызвало легкую дурноту. Гермиона, слегка дрогнув уголками губ, протянула и свою руку для обыска.

– Куда вы их дели? – взвизгнула Амбридж.

– Профессор Дамблдор забрал на хранение. Боялся, что кто-нибудь украдет. Кольца золотые, дорого стоят, – охотно ответила Гермиона.

"Все предвидел, старый маразматик!" – Гарри ясно ухватил мысль, исходящую от директрисы.

Гермиона смотрела на приземистую фигуру едва ли не с откровенным вызовом.

– Ну что ж, – возвращая в свой голос слащавость, произнесла Амбридж. – Это ничего не меняет. Высший Волшебный суд все равно вас разведет.

Сердце Гарри неприятно сжалось. Он бросил быстрый взгляд на Гермиону.

"Пусть только попробуют!" – мысленно хмыкнула девушка. – "Гарри, без колец и нашего обоюдного согласия никто ничего не сможет сделать!"

Гарри облегченно вздохнул.

– Да, и кстати, почему вы до сих пор не подписались у старост факультета на «Волшебный голос правды»? – осведомилась Амбридж, взяв со стола пергамент со списком фамилий.

– В объявлении было сказано, что подписаться должны все желающие. Я не желаю, – ответила Гермиона.

– Желаете, мисс Грейнджер. Причем не одну на двоих, а как и положено всем нормальным ученикам, по одному экземпляру на каждого. «Волшебный голос» был единственной газетой, которая осмелилась писать правду при прошлом Министре!

Гарри изумленно расширил глаза и едва сдержался от усмешки. На лице директрисы виднелись слабые следы её бывшего патрона, ныне сидящего в Азкабане, Корнелиуса Фаджа.

– Единственная газета, которая не побоялась открыть нам глаза на подлые и грязные поступки бывшего правительства! – продолжала тем временем Амбридж. – Поэтому все должны продолжать читать её!

– Эта газета писала ложь и подтасованные факты. В частности обо мне и моих родителях, – веско произнес Гарри.

– Помолчите, мистер Поттер, иначе будете наказаны, – Амбридж выразительно подумала о своем волшебном пере.

Гермиона сжала Гарри руку – Гарри, пожалуйста, не надо. Подпишемся на эту дурацкую газету. Я не хочу, чтобы эта жаба наказывала тебя!

– Хорошо, – сквозь зубы процедил Гарри, – мы подпишемся на вашу правдивую газету.

– Замечательно, мистер Поттер. Оформите подписку прямо сейчас и купите номер для Информационного собрания, поскольку «Волшебный голос» начнет приходить к вам со следующей недели, – проговорила Амбридж шелковым голосом.

– Информационного собрания? – переспросил Гарри.

– Разве я не говорила? Каждую пятницу перед уроками будет проводиться Информационное собрание, на котором я буду оповещать, что происходит в нашей стране, а вы – делиться своими впечатлениями от статей в «Волшебном голосе правды», – с удовольствием объяснила Амбридж.

"Ну и бред!" – Гарри переглянулся с Гермионой.

– А впечатления от статей нужно говорить настоящие, или за это тоже будет наказание? – въедливо-вежливо спросила Гермиона.

– Разумеется, нужно говорить правду. Наказание будет только в случае неподготовленности к Информационному собранию, – Амбридж растянула рот в жабьей улыбке.

– Сколько я должен заплатить? – спросил Гарри.

– Двадцать галеонов за подписку и десять сиклей за номер для пятничного собрания, – сладенько протянула Амбридж.

Гарри невероятно бесил девчоночий голосок директрисы, от которого он успел отвыкнуть за полтора года.

– Сколько? – ахнула Гермиона. – Но почему так дорого?

"Так ведь поистратился Люциус, пока издавал газету за свой счет," – мысленно хмыкнул Гарри.

Гермиона, почувствовав это, слегка улыбнулась.

***


После разговора с Амбридж о Суде, который будет решать вопрос о законности брака, Гарри забеспокоился.

– Ничего они нам не сделают, – попыталась успокоить его Гермиона. – Венчание – слишком серьёзный и древний обряд, чтобы его признала незаконным какая-то кучка министерских продажных шкур! К тому же мы – совершеннолетние!

– Но когда нас венчали, мне было шестнадцать, а тебе – так вообще страшно сказать – пятнадцать, Гермиона!

– Я внимательно изучала волшебное право. Волшебников можно венчать с пятнадцати, а девушек даже с четырнадцати лет. Так говорится в Своде законов о браке от 1281 года, который утвердил Совет Чародеев и с тех пор никто не отменял и не изменял.

– Я боюсь, что Министерство найдет противоречия в старых законах с современными и на этом сыграет. Скажем, многие права волшебники получают, когда становятся совершеннолетними. Да и законы можно изменить.

– Но закон обратной силы не имеет! – возразила Гермиона.

– От нового правительства я жду всего, чего угодно, – покачал головой Гарри.

К этому беспокойству добавилась ещё одна проблема, когда Гермиона и Гарри встретились после уроков с Тонкс.

– Её жабье величество устраивает генеральную проверку преподавательского состава Хогвартса. Сегодня на пятиминутке нам объявила, – Нимфадора вздохнула и даже не отреагировала на старания маленького Сириуса перекривить Амбридж.

– С завтрашнего дня все учителя обязаны перед уроками носить к этой мымре конспекты уроков на подпись. Даже Макгонагал!

– А как у тебя с этим дела? – забеспокоилась Гермиона.

– Как? – Тонкс выразительно посмотрела на девушку. – Плохо, конечно. Я зашилась. Рефераты, контрольные, домашние – у меня нет опыта быстро проверять. Плюс малой. Да и уроки мои носят больше практический характер. Так что…

– Тонкс, я не хочу, чтобы тебя выгнали! – испугалась Гермиона. – Мы с Гарри заберем Сириуса, а ты пиши конспекты. Если хочешь, я помогу. Тогда с малышом посидят Гарри и Рон.

– Спасибо, Герми, – искренне поблагодарила Тонкс.

– А как же Хагрид? – спохватился Гарри, едва взял на руки Барсучка.

– О, бедный Хагрид, – вздохнула Тонкс. – Похоже, с ним вопрос решен. Жаба выставит его в любом случае. В общем-то, он это уже понял и готовится.

– Даже если Хагрида выгонят, это не смертельно, Гарри, – сказала Гермиона. – Вместо него придет профессор Грабли-Планка, а она – хороший человек. Но если выгонят Тонкс, я не знаю, что тогда будет! – Гермиона покачала головой. – Кого приведет в школу Амбридж? Наверняка, кого-нибудь из Упивающихся! Или такую же министерскую крысу, как она сама! Должность преподавателя ЗОТИ – несчастливая, а у нас сейчас такой замечательный учитель!

– Судя по настроению этой болотной кикиморы, нам тут всем придется ой-ой-ой как! Видели бы вы, как она на Макгонагал посмотрела. У них ведь старые счеты, – Нимфадора закусила губу. – В общем, надо как-то продержаться. Пойдем, Гермиона. Гарри, спасибо за Сириуса. Если что, зови Добби, он поможет.

– Гарри с Добби сейчас в ссоре, – вспомнила Гермиона.

– Что, небось, подглядывал за вами? – Тонкс хохотнула. – Ой, Гарри, не обращай на него внимания! Это же эльф! У него это на уровне инстинкта! Ну не может он пропустить момента, когда хозяину хорошо. Тем более, Добби, в отличие от моего старого маразматика, подглядывает молча. Но если тебя напрягает, что на тебя смотрят в такой момент, делай как я! Кричер каждую ночь моет туалеты в Хогвартсе. Правда, он, гад такой, наловчился мыть их быстро, поэтому я ему ещё и коридоры добавляю. На радость Филчу.

– Но ведь Добби целый день работает, должен же он когда-нибудь и отдохнуть, – возразила Гермиона.

– Девочка моя жалостливая, – рассмеялась Нимфадора, – все равно пока вы заняты важным делом, эльф спать не будет, так что нагружайте его работой. Ладно, идем, Герми! Гарри, не огорчайся! И не давай Кричеру кормить Барсучка, а то мало ли!

Гарри, все ещё злясь на Добби, не стал звать на помощь своего домашнего эльфа, а принес Сириуса в гриффиндорскую гостиную, где малыш сразу оказался в центре внимания. Каждый считал своим долгом попросить перекривить его лично. Так что вскоре Барсучок устал и принялся ныть и кидаться в желающих поиграть с ним ими же наколдованными игрушками.

***


Гермиона зашла в свою комнату за сэром Кэдоганом в четыре утра. Все это время она и Тонкс подправляли, дописывали и дорабатывали планы и конспекты уроков. Глаза девушки слипались, но она была спокойна: все было оформлено по правилам и если Амбридж к чему-то придерется, то это будут мелочи, за которые невозможно выгнать учителя с работы.

Гарри спал на кровати, удобно устроив возле себя маленького Сириуса. Гермиона не удержалась от счастливой улыбки – юный крестный и малыш-крестник вместе выглядели замечательно. Переодевшись в ночную сорочку, девушка заглянула под кровать. Добби тихо всхлипывал, ворочаясь на своем обшитом кружевами матрасе.

– Добби, не плачь. Гарри скоро перестанет на тебя сердиться, – успокоила его Гермиона. – и, пожалуйста, не выкручивай уши! Это не поможет.

***


В четверг Амбридж пришла с инспекторской проверкой на урок Макгонагал. Директриса молча сидела и остервенело что-то строчила в блокноте. Минерва мелко дрожала от гнева и мысленно осыпала Амбридж такими оскорблениями, что Гарри удивленно тихонько хихикал в кулак. Яркие мыслеобразы, исходящие от Макгонагал, дали ему понять, что на перемене, когда профессор принесла на проверку свои конспекты уроков, Амбридж попыталась обвинить её в неправильном оформлении и неудачной формулировке целей и задач уроков.

– Интересно, а Снейпа она тоже будет инспектировать? – спросил Гарри у Гермионы.

– Даже если и будет, то никаких замечаний не сделает, – ответила Гермиона. – А впрочем, не знаю, Гарри… Я боюсь, что у него очень сложное положение среди упивающихся. Иначе бы его назначили директором Хогвартса или Министром Образования.

Гарри мысленно согласился с девушкой, когда увидел Снейпа на зельях. Несмотря на довольно мощный блок, неизменно прикрывающий все мысли и чувства профессора, Гарри ощутил исходящую от него обиду и раздражение. Амбридж на урок не пришла.

Драко Малфой бросил Гарри несколько настолько плоских замечаний, что Гарри даже не повернул в его сторону головы.

– Что, Малфой, хочешь ещё помяукать и попрыгать по классу? – злорадно прошипел Рон.

– Пусть только грязнокровка посмеет что-то мне сделать! – процедил Малфой. – Я – староста школы и начальник Инквизиторского отряда!

– Ого! – Рон наигранно испугался и сделал вид, что сейчас упадет в обморок. – Чуть не забыл! Ты же ещё сын самого Министра Магии!

– Вот именно, Уизли! Поэтому ваш факультет будет в полном отстое весь этот учебный год!

– Будешь несправедливо снимать баллы с Гриффиндора? – спросила Гермиона.

– Ещё как буду, грязнокровка, – Малфой показал зубы в торжествующей улыбке. – Вот например, сейчас, я запросто сниму баллы с вашего факультета за то, что Уизли со мной невежливо разговаривал. 10 очков, я думаю, хватит.

– И не забудь начислить Слизерину пятьдесят очков за то, что ты на нем учишься, – огрызнулась Гермиона.

– Добавь сюда ещё сто очков за то, что ты самый крутой парень в волшебном мире и двести – за то, что это все поняли! – отозвался Гарри.

– Ещё десять очков с Гриффиндора, – улыбнулся Драко.

Рон тихо ругнулся, а Гарри вспомнил слова Макгонагал, мысленно адресованные Амбридж. Гермиона прыснула, добавив в котел две ложки сушеных мушек.

– Напоминаю, – донесся до них веский голос Снейпа, – что на моих уроках должна быть тишина. Иначе я вынужден буду наказать нарушителей. Мистер Филч будет счастлив, потому что с понедельника ему удалось выпороть всего лишь двоих четверокурсников.

***


После уроков Гарри быстро переоделся в квиддичную форму и ушел на тренировку. Все последние дни поле было постоянно занято слизеринской командой. Рон, как капитан, с трудом выгрыз право потренироваться хотя бы накануне матча. Гарри же беспокоило другое. После возвращения Амбридж в Хогвартс он каждую минуту ждал, что она вспомнит о запрете играть в квиддич. Но, к счастью, директриса была настолько занята утверждением своей власти в школе, что, похоже, забыла о гриффиндорском ловце. Впрочем, Гарри мысленно готовился к тому, что из команды его все-таки выгонят. Он только надеялся, что это случится после завтрашнего матча. Тогда они успеют подготовить нового игрока к следующей игре с Рейвенклов.

Анимагия сделала из Гарри непревзойденного ловца. Где бы ни был снитч, Гарри быстро замечал его, стремительно догонял и ловко хватал золотистый мячик. На трибунах сидело несколько гриффиндорских болельщиков и слизеринцев. Вскоре Гарри даже показалось, что среди серебристо-зеленых шарфов мелькнули белые прилизанные волосы старосты школы. Но обращать на это внимание ему не хотелось – тренировка была в самом разгаре.

Резкий свисток оборвал игру. Рон, пропустивший квофл, разъяренно глянул вниз. На поле стоял Драко Малфой и Амбридж.

– Короче, львы, приземляйтесь, тренировка окончена, – манерно протянул Драко.

– У нас ещё законный час! – крикнул Рон.

– Вынуждена вас ненадолго отвлечь, господа квиддичисты, – просюсюкала Амбридж и достала из сумки свернутый пергамент.

Гриффиндорская команда неохотно опустилась на траву и подошла к директрисе и старосте.

– Я наблюдала за вашей тренировкой и кое-что вспомнила, – сладко улыбнулась Амбридж. – Мистер Поттер, кажется, вам запрещено играть в квиддич.

– Но почему? – спросил Гарри, впрочем понимая, что возражать бесполезно.

– За ваше поведение. Директор Дамблдор, конечно же, отменил это наказание, но теперь я вернулась и прежние мои приказы снова в силе, – с удовольствием пояснила Амбридж.

– Так нечестно, – расстроено воскликнул Рон. – Вы забираете у нашей команды ловца накануне матча!

– Пожалуйста, директор Амбридж, разрешите Гарри завтра сыграть. Мы не успеем за оставшийся час найти нового игрока, – вежливо попросила Джинни.

Малфой выразительно фыркнул. Улыбка Амбридж стала ещё любезнее.

– Запрет есть запрет, мисс Уизли. Ничем не могу помочь. Да, и, пожалуйста, сдайте вашу «Молнию» мне на хранение, мистер Поттер.

– Я хотел бы отдать свою метлу тому игроку, который заменит меня завтра во время матча, – сказал Гарри, чувствуя, что от злости у него стучит в висках.

– Нет, мистер Поттер. Я не разрешаю, – квакнула Амбридж.

– Но почему? – бледнея от вскипающей ярости, вскинулся Гарри. – Это моя метла. Почему я не могу её отдать тому, кому хочу?

– Потому что я так хочу, – Амбридж перестала улыбаться и просто вытаращила на юношу свои выпуклые глаза. – Отдайте метлу, Поттер.

Гарри протянул «Молнию» цепким короткопалым рукам. Амбридж передала её Малфою.

– Идем, Драко, – директриса кивнула Малфою и повернулась, чтобы уйти.

– До встречи завтра на матче, – осклабился тот.

– Только посмей сесть на мою метлу, – не выдержал Гарри. – Она тебя сбросит!

– Чтоб тебя разорвало, старая жаба! – тяжело дыша от негодования, выдохнул Рон. – Чтоб ты… ты… Ребята, но почему её тогда кентавры не трахнули как следует!

– Абсолютно с тобой согласна, Рон, но нужно что-то решать с завтрашней игрой, – кисло произнесла Джинни.

– Джинни, пожалуйста… Вся надежда на тебя, – попросил Гарри.

– Давай, Джинни, не подкачай, сестренка! – умоляюще воскликнул Рон. – Если этот Хорек завтра поймает снитч, я не знаю, что со мной будет!

– Зато, возможно, его разорвет от чувства собственного превосходства и всем станет легче, – грустно пошутила Джинни. – Ладно, парни, клянусь, что приложу все усилия. А теперь давайте тренироваться, наш законный час эта лягушка забыла отменить.

***


–Извините, – Тонкс зажала себе рот, – так ругаться – это у нас семейное, по маминой линии. Извините, – молодая волшебница расстроено посмотрела на понуро сидящих Гарри и Гермиону.

– Наш запасной охотник – пацан с третьего курса. Слабый, конечно, но хоть что-то, – кисло заметил Гарри. – Вся надежда на Джинни.

– Как это подло! Низко! Гадко! Накануне матча!.. Ещё и метлу Малфою отдала! – Гермиона сжала кулаки.

– Джинни справится, – попыталась утешить их Тонкс. – Она весь прошлый год была ловцом, и ловцом прекрасным. Так что ещё не все потеряно. Я буду болеть за вашу команду, поддерживать, так сказать, ваш боевой дух!

– Тебе нельзя, Тонкс, – возразила Гермиона. – Не вызывай огонь на себя. Я хочу, чтобы Амбридж не трогала тебя.

– Да она уже на меня точит все зубы, какие у неё только есть! Эта с… – Тонкс глубоко вздохнула, чтобы не выругаться. – То есть я хотела сказать, что эта старая, бородавчатая, раздутая жаба, а точнее собака женского пола… в общем, отнесла я ей сегодня свои конспекты, Герми.

– И? – тревожно посмотрела на неё Гермиона.

– Конечно, она была разочарована, что конспекты у меня были. Да ещё в таком приличном состоянии. Но от моих разработок она не оставила живого места. То не так, се не так, убого, слишком кратко, не видна реализация воспитательной цели, слишком мало методов и приемов использовано. Словом, она велела мне писать дословно все, что я собираюсь говорить на уроках.

– Но это же бред! – всплеснула руками девушка.

– Ещё и какой! Я теперь вообще не знаю, когда я жить буду! Когда все это писать? У меня столько подготовок! И снова накопилась гора непроверенных пергаментов.

– Я помогу тебе, Тонкс, – с готовностью откликнулась Гермиона.

– Я не хочу, чтобы ты страдала из-за меня, – возразила Нимфадора.

– Гораздо больше мы все пострадаем, если Амбридж тебя уволит! – воскликнула Гермиона.

Гарри согласно покивал.

– Значит так, – деловито произнесла девушка. – Я сейчас проверяю рефераты и домашние задания, а ты, Тонкс, пишешь подробно конспект урока. Добби присмотрит за Сириусом. А тебе, Гарри, придется за меня и за себя подготовить сообщение на завтрашнее политсобрание.

– У вас тоже будут политсобрания? – скривилась Нимфадора.

– И у вас тоже? – ахнули Гарри и Гермиона в один голос.

– Да, у нас, выходит, тоже. Мы должны знать, о чем пишет этот «Прибацнутый голос» и что сказал мистер Люциус Малфой о магглах, политике и любви. Политпедсоветы будут проводиться по субботам.

– Но суббота – выходной! – удивленно возразила Гермиона.

– Так в обычные рабочие дни у госпожи жабы дел невпроворот! Так что заседать будем по утрам каждую субботу, заодно школьные итоги подведем. Первый главный вопрос – насколько эффективны физические наказания. Я должна прочитать доклад!

***


Первое политическое собрание проводилось в Общем зале. Из-за этого события завтрак прошел раньше обычного на полчаса и теперь школьники мирно досыпали под сводку новостей, которую рассказывала директриса. Речь Амбридж обладала свойством абсолютного притупления внимания. Уже через минуту после начала её выступления Гарри потерял нить её рассуждений и приблизительно догадывался, о чем она говорит, по отдельным словам, которые выхватывал из общего потока. Гермиона, нахмурившись, сидела рядом и внимательно слушала, о чем говорила директриса. Иногда её пальцы возмущенно сжимались в кулаки, а губы шептали «Какая подлость!» или «Это же неправда!».

– Что, Гермиона? – спросил её на ухо Гарри.

– Наше новое правительство начало антимаггловскую политику! Разве непонятно? – с негодованием прошептала девушка.

– Я не могу слушать сюсюканье этой жабы! – ответил Гарри.

– Я тоже ни черта не соображаю, что она там квакает, – подтвердил Рон. – Так что вся надежда только на тебя, Гермиона.

Тем временем Амбридж, закончив с новостями, попыталась втянуть учеников в обсуждение. Но школьники отвечали вяло, неохотно и невпопад. Причем даже члены Инквизиторского отряда. Похоже чары непонимания речи нового директора Хогвартса действовали даже на них.

Амбридж нахмурилась, подвела итоги сама и велела всем на следующий раз законспектировать в отдельно заведенную тетрадь сводку новостей, которые будут печататься в «Волшебном голосе правды» (обязательно) и «Ежедневном пророке» (по желанию).

***


Гарри был очень рад, что Амбридж не ведет у них ни одного урока. Он искренне надеялся, что после политического собрания в следующий раз увидит директрису только в понедельник (на матче по квиддичу Гарри твердо решил не смотреть в сторону преподавательской трибуны). Но Амбридж появилась на уроке по Защите от темных искусств. Тонкс немного нервничала, но постаралась не обращать на Амбридж внимания. Но если на уроке профессора Макгонагал Амбридж молча писала свои замечания в блокнот, то на уроке Тонкс директриса не стеснялась высказывать свои замечания по ходу урока вслух.

– Слишком много практики, совершенно отсутствует теоретическая подготовка учащихся. Профессор Тонкс, очевидно, что ваши ученики не готовы воспринимать тот материал, который вы собрались спрашивать. Урок построен неправильно.

Тонкс растерянно посмотрела на директрису.

– Мы все прекрасно поняли, – громко произнес Гарри. – Профессор Тонкс нам все хорошо объяснила, – он взмахнул волшебной палочкой, наколдовав в воздухе щит.

– Вы у нас такой остропонятливый, мистер Поттер. А вот вы, мистер Лонгботтом, сможете выполнить это щитовое заклинание?

– Могу, – бесстрашно ответил Невилл и взмахнул своей палочкой.

Щит не был таким крепким и мощным, как у Гарри, но он был. Нимфадора облегченно вздохнула.

– Из-за практической направленности уроков профессора Тонкс у нас у всех неплохо получаются защитные заклинания. Теория без практики мертва, – произнесла Гермиона.

– Вашего мнения никто не спрашивает, мисс Грейнджер, – Амбридж смерила девушку недобрым взглядом.

Гарри напрягся – Амбридж думала о том, что пора наказать эту выскочку.

– Продолжайте урок, профессор Тонкс, – произнесла Амбридж, складывая руки на своей объемной груди.

– Что ж, – Нимфадора постаралась сосредоточиться. – Теперь щитовое заклинание попробует выполнить Парвати Патил. Прошу, мисс Патил. Хорошо. Но нужно вкладывать больше силы, ведь это ваша защита. Попробуйте ещё раз. Уже лучше.

– Пока вы опрашиваете мисс Патил, чем занимаются другие школьники? – осведомилась Амбридж и сделала пометку в блокноте. – Я снова сталкиваюсь с неграмотной организацией урока.

– Мы внимательно слушаем замечания, которые профессор Тонкс делает мисс Патил. Потому что они относятся и к нам, – ответила Гермиона. – Кроме того, насколько мне известно, все замечания по поводу урока делаются после его окончания, а не во время.

– А вы дерзкая девчонка, мисс Грейнджер. Подобным тоном разговаривать со мной я вам не позволю. Вы наказаны! – Амбридж с трудом скрыла радость в своем голосе.

– Наказывайте, только все видят, что это несправедливо, – тряхнула головой Гермиона.

– Руки, мисс Грейнджер, – строго произнесла Амбридж.

Гермиона вытянула руки. Директриса вынула из кармана своей безвкусно вышитой мантии линейку и прикоснулась к ней волшебной палочкой. Линейка несколько раз ударила по пальцам Гермионы. Девушка зажмурилась. Амбридж вскрикнула и схватилась за руку – линейка задела и её.

Тонкс испуганно посмотрела на Гарри. Он стоял бледный и потирал свои руки, морщась от боли. Гриффиндорцы пораженно смотрели на Гермиону. Никто не ожидал, что директриса накажет лучшую ученицу таким способом. Гермиона виновато посмотрела на Гарри. - "Зачем ты перетянул это на себя?"

"Если эта толстая жаба причинит тебе боль, я убью её. А профессор Дамблдор велел оставаться в Хогвартсе. Самое безопасное место," – Гарри слабо усмехнулся, потирая «ушибленные» пальцы.

Гермиона взяла его за руки. Боль уходила, растворяясь в тепле, исходящем от ладоней девушки.

– Продолжайте урок, профессор Тонкс, – приторно-удовлетворенно улыбнулась Амбридж.

***


- Гарри, ты ударил эту жабищу линейкой? – спросил Рон.

Они стояли во дворе школы, закутавшись в мантии. Гермиона прижалась к Гарри. Его руки обхватили Гермионины ладони.

– Я, – ответил Гарри. – И еле удержался, чтобы не ударить её при помощи магии. Сволочь!

– Нет, ты что, Гарри! За это так накажут, что порка у Филча праздником покажется! – испугался Рон.

– Поэтому она ещё жива, – усмехнулся Гарри.

– Тебе сильно было больно, Гарри? – Гермиона повернула голову, чтобы увидеть лицо парня.

– Терпимо, – ответил он, поглаживая тыльные стороны её ладоней.

– Прости меня, – огорчилась Гермиона. – Пожалуйста, если вдруг такое повторится, не перетягивай на себя мою боль. Я тоже вполне способна вытерпеть наказания Амбридж.

– Ну что ты такое говоришь, Гермиона! – воскликнул Гарри. – Эта тварь наказала тебя ни за что! Я её точно раздую, Рон! Превращу в жабу, раздую и лопну! Она хотела тебя наказать, Гермиона! Ждала, пока представится возможность. Но ещё больше она хочет наказать меня, и то, что я до сих пор не поротый хожу, её злит. Поэтому, это я тебя прошу, Гермиона, если она будет наказывать меня, то выставляй блок. Я не хочу, чтобы ты страдала вместе со мной.

– Эй, – нахмурился Рон. – вы о чем?

– Из-за того, что мы обвенчаны и владеем блокологией, мы чувствуем друг друга, – пояснил Гарри.

– Поэтому если мне больно, Гарри тоже страдает, – добавила Гермиона.

– Тю, – пожал плечами Рон, – а зачем такое надо?

– Это очень важно, – ответила Гермиона. – Это одно из проявлений любви.

– А… да, точно, – кивнул Рон и, немного помолчав, сказал, – Но если так, то представляю, как вам в постели классно!
_______________________________________________________________________________________

Добро пожаловать на Форум!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-15855-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: ♥Sweet_Caramel♥ (12.09.2016) | Автор: Danielle Collinerouge
Просмотров: 205 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
+1
1 Bella_Ysagi   (13.09.2016 20:16)
dry вот же ж , мерзкая гаргулья!
спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]