Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3659]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Дальше от мира, ближе к себе
Для Элис это была всего лишь работа и попытка решить очередную проблему. Она и подумать не могла, что окажется на необитаемом острове и найдет для себя нечто более значимое, чем прибыль.
Завершен.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Зимний сезон
Египет, 1910 год. Нелюдимая богатая наследница из Америки, приехав в Луксор, знакомится со вспыльчивым египтологом. Летят искры… но любовь это или ненависть?
Романтика/приключения.

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?
Мини, завершен.

DOZOR
Ночь, машины, дороги, километры… Скорость, заборы, подвалы, крыши, лестницы, стены, деревья… Свет, тьма, эмоции, чувства, драйв, экстрим, адреналин...
Это нужно чувствовать... Это нужно пережить... Через это нужно пройти... Белле Свон… и NE_людI... Добавлена 50 глава!

Игры с судьбой. Все тайны раскрыты
Прошёл год, с момента описания событий в первом фанфе.

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

Конкурс мини-фиков "Зимний стоп-кадр"
Вот и наступила календарная зима, а значит уже совсем скоро Новый год, поэтому пора начинать традиционный зимний конкурс мини-фиков!
И в этот раз мы предлагаем нашим авторам уникальную возможность написать конкурсные истории по видео-трейлерам!
Приём историй до 8 января.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 242
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Дракомания. Право выбора. Глава 37/1. Семь правил Драко Малфоя

2016-12-5
47
0
Глава 37/1. Семь правил Драко Малфоя


Следует нормам, законам, правилам,
Когда ему нужно, когда это правильно.
С ним осторожней, эй, не лезь на рожон,
Иначе узнаешь, каков в своём гневе он.
Он придумывает и нарушает принципы.
Эй, преклони колени перед принцем.
И вот что - она входит в его интересы,
Кому не по нраву сей факт - идите лесом.
А он, наплевав на всё, с ней будет рядом.
Объятья, улыбки её - ему в награду.
(Автор: Севост)


Драко стоял у окна и смотрел, как за стеклом, засыпая Хогвартс белым конфетти, резвится декабрьский снег. Уже два дня северные ветра трепали школьные флаги, а холодные сквозняки сновали по коридорам, словно непрошеные гости. Выходить на улицу в такую погоду было верхом глупости, и юные волшебники прочно обосновались в собственных гостиных, безвылазно проводя там свободное время.
Часы внизу пробили десять - начало патруля.
Пройдя через общую ванную, Малфой прислонился к косяку девичьей спальни и заглянул в комнату Гермионы.
Девушка сидела перед зеркалом, мерно расчесывая русые пряди. Выглядела она отстраненно, глаза бессмысленно рассматривали собственное отражение, а мысли витали далеко от тела.
- О чем задумалась? – поинтересовался парень, возвращая соседку в реальность.
Грейнджер вздрогнула от неожиданности.
- Ты меня напугал. Заходи.
Драко прошел внутрь и, встав за спиной Гермионы, посмотрел на ее отражение в резной раме.
- Что-то случилось?
- Была сегодня у Ферритейл…
Зеркальная Гермиона вздохнула и потупила взгляд.
- Сильно досталось? - Драко ободряюще сжал ее плечо, подталкивая к рассказу.
На заостренном лице отразилось сочувствие, а в глазах - участие.
- Да нет, - покачала головой гриффиндорка. – Ах, да. Я ведь еще не говорила…- Гермиона прикусила в нерешительности губу и подняла на парня осторожный взгляд. – Собор перенесли на завтра.
- Пойдешь? – Драко ловко подцепил пальцем русую прядь, накручивая ее на палец, совсем как Гермиона. - Болеть за Лиссу.
- И да, и нет. Я… кое-что скрыла от тебя, - Малфой тут же выпустил ее локон, подозрительно уставившись на девушку.
- И что же, позволь узнать?
- Это насчет фотосессии, - взгляд Гермионы заметался по лицу Драко, ища намек на возможную реакцию, но парень смотрел на гриффиндорку сдержанно-холодно. – Я тоже принимаю участие. Это решилось только сегодня. Нужно было сразу сказать тебе, как только увидела, но я решила сначала показать Ферритейл.
Гермиона подхватила со стола красную кожаную папку с инициалами «Г.Г» и протянула ее Драко. Малфой аккуратно взял ее и, не сводя с девушки настороженного взгляда, открыл.
Внутри оказались снимки. Но все они были сделаны за пределами съемочной площадки.
- Ты снимала, пока мы были в павильоне? – Малфой взял в руки одну из фотографий.
Мягкий золотой свет играл на заостренном профиле, высвечивая челку и растрепанные платиновые пряди. Полуопущенные ресницы отбрасывали на левую половину лица тень в виде полумесяца с пушистыми лучиками, правая же утопала в тени, выделяясь на свету только острой линией скул и четко очерченными губами. Парень следил взглядом за бегающими по клавишам пальцами, еле заметно качая головой в такт мелодии. Рукава форменной рубашки Хелловэнс были закатаны до локтя, а ворот расстегнут на несколько пуговиц – полнейшее и безоговорочное нарушение правил. Но так по-малфоевски, так…
- Жизненно, - заметил Драко, поднимая на девушку задумчивый взгляд. – Очень жизненно. И очень похоже на правду.
Гермиона, затаив дыхание, смотрела на него, ожидая вердикта. Но Малфой не торопился озвучивать собственные мысли. Вместо этого слизеринец взял в руки другой снимок, внимательно рассматривая его.
Снова он. Но уже у окна.Стоит и смотрит вдаль, прислонившись плечом к резному витражу. Взгляд устремлен вверх, в небо. В глазах отражаются отблески уходящего дня, превращая их из серебряных в золотые.
- Когда ты сделала этот снимок? – протянул Малфой.
- Ты ждал, пока я наиграюсь с Систрумом. Видимо, заскучал, отошел к окну…
Драко еле заметно усмехнулся.
- Да… Систрум детям не игрушка.
Гермиона улыбнулась, а Драко взялся за следующее фото.
Опять он. Теперь заинтересованно крутит в руках очередной мудреный музыкальный инструмент.
- Даже не буду спрашивать, - усмехнулся Драко, откладывая в сторону снимок.
Восемь или десять. Именно столько вырванных из жизни картинок лежало в красной кожаной папке с инициалами «Г.Г.». И на всех был он. Задумчивый или ироничный, печальный или смеющийся.
- Ну как тебе? – наконец не утерпела Гермиона. – Как фото?
- Ну… - протянул Малфой, как-то уж очень строго взглянув на нее. Девушка затаила дыхание. - Думаю, вот это, - он вытянул из стопки одно, - самая удачная работа.
На том снимке Драко, запрокинув голову, хохотал над Гермионой, с ног до головы покрытой слоем серой пыли. Девушка подошла к нему как раз в тот момент, когда Малфой решил сыграть на трубе, к которой уже миллион лет никто не прикасался, в итоге вместо мелодии из раструба вылетело густое облако пыли, приземлившись прямиком на Грейнджер.
- Ну, очень смешно! - девушка выхватила из длинных пальцев фото и убрала его обратно в папку. – Я, между прочим, чуть не задохнулась! Пока кто-то истерически хохотал неподалеку.
- Прости, - улыбнулся Драко. – Но уж очень забавно ты выглядела.
- Вот если бы у тебя была аллергия на пыль… - Гермиона не договорила, раздраженно фыркнув. – Значит, ты не против, если эти снимки войдут в мою курсовую работу по фотографии? Ферритейл они понравились.
- А почему я должен быть против?
- Ну не знаю… - девушка закусила губу. - Просто все это я сделала, пока ты не видел.
- Для себя? – подсказал Драко.
- Ну да, - простодушно ответила Гермиона, но, заметив лукавую ухмылку, вспыхнувшую на тонких губах, тут же испуганно зачастила:
- В смысле, нет! Конечно же, нет. Не то чтобы я потом разглядывала их. Зачем мне твои фото? Это просто… Ну… хороший кадр. Понимаешь?
- Серьезно? – игриво поинтересовался Малфой, склонив голову на бок.
- Мерлин, я же не какая-нибудь сумасшедшая поклонница! Я просто фотограф, которому удалось поймать интересный момент, - с каждым новым словом щеки Гермионы все сильнее наливались румянцем, она стала походить на испуганную говорящую свеклу. – Я… Э-э-э… Я часто фотографирую или рисую что-то, что считаю интересным.
- Например, как это? – Драко забрал у нее папку, немного покопался в работах и сунул в руки девушки свой старый портрет.
Гермиона потеряла дар речи. Да. Именно так. И никак иначе.
- Что ты… - она ошарашено захлопала глазами. – Ты что, рылся в моих вещах?
- Не специально, - как ни в чем не бывало, ответил Малфой. – Я нашел его, когда собирал для тебя дорожную сумку.
Гермиону бросило в жар – чувство стыда накрыло ее с головой. Девушка готова была провалиться сквозь землю, только бы не видеть насмешливых серых глаз, глядящих прямо в душу.
- Что скажешь, Мия? – Драко подошел вплотную, смотря на нее сверху вниз. – Зачем тебе этот портрет? Зачем эти фото? Ты рассматриваешь их? Перебираешь, когда остаешься одна? Представляешь что-нибудь? Или вспоминаешь? – взгляд Драко скользнул по ее ключицам, отметив, как сильно пульсирует венка под тонкой девичьей кожей, выдавая волнение Гермионы. – О чем ты думаешь в этот момент? Ты думаешь обо мне? Что именно ты представляешь? Может, расскажешь..?
Ноги девушки словно приросли к земле, руки плетьми повисли по сторонам тела, голос пропал, а сердце перешло на такой сбивчивый сумасшедший темп, что казалось - еще секунда, и оно попросту выпрыгнет из груди прямо в руки к Драко.
Гермиона сухо сглотнула, не в силах поднять на него взгляд.
- Посмотри на меня, - выдохнул Малфой. Грейнджер отрицательно покачала головой. – Взгляни на меня. Посмотри мне в глаза, Гермиона. Сейчас... Сей-час.
В голосе послышались повелительные, бархатные нотки, подчиняющие, не оставляющие выбора… Гермиона подняла глаза.
Драко не мигая смотрел на нее. В серой глубине его глаз клубился черный непроглядный туман, нечто темное, порочное и манящее одновременно. По спине девушки пробежал холодок, ей стало страшно. Но был ли это страх?
Гермиона знала этот взгляд. Уже видела. Тогда, в своем сне. Именно так… Да. Именно так смотрел на нее Малфой из отражения в зеркале. Та же черная бездна за зрачками – целая вселенная, в которой не существовало границ и правил, где все было возможно: горько-сладко и похотливо-целомудренно. Где правда и ложь смешивались в плавящий мозг коктейль, рамки между порядочностью и порочностью стирались, превращаясь в непроглядно-серую даль его глаз, где страх становился отражением влечения, люди - средством, а желание подчинять - целью.
- Ты отдашь мне эти фото, как только пройдет Собор, - гипнотизировали серые глаза. – Раз они мои, то и находиться должны у меня. Так же как и портрет. Поняла, Гермиона?
Девушка бездумно кивнула и протянула ему старый рисунок.
- Умница, - выдохнул Малфой, не сводя с нее тяжелого, порабощающего взгляда. – Они тебе ни к чему. Правда же?
Мельком посмотрел на ее губы, недовольно нахмурился и сделал шаг назад, возвращая Гермионе способность дышать.
- Ты на дежурство идешь? – вдруг спросил он.
На тонких губах вспыхнула неизменно-ироничная улыбка, а глаза приобрели прежний серебряный цвет – одна маска сменила собой другую.
- Что? – потерянно переспросила Гермиона.
- На дежурство, говорю, идешь? – как для ребенка пояснил Драко.
- Мерлин, естественно, иду! – взвилась гриффиндорка.
Способность трезво рассуждать вновь вернулась к ней, а в душе поднялась горечь. Грейнджер злилась на собственную бесхребетность и слабость перед Драко. Подумать только! Она словно марионетка согласилась со всем, что он сказал! Будто не имела собственного мнения или была под Империо. Но возможно ли это? С Малфоя станется.
Девушка проворно подошла к шкафу и извлекла из него школьную мантию.
- Ты бы зимнюю надела, сегодня прохладнее, чем вчера, - заметил Драко, уходя к себе.
- Что-то еще? – прошипела Гермиона себе под нос, так, чтобы парень не расслышал. – Все что прикажите, Ваше Слизеринское Высочество!
Девушка остановила взгляд на зимней мантии, прикинула что-то в уме и уверенным движением затолкала ее подальше в шкаф, решив надеть осеннюю. Глупо, но уж очень хотелось позлить Малфоя.
- Гляжу, ты решила последовать моему совету, - саркастически прокомментировал Драко наряд гриффиндорки. – Замерзнешь в подземельях - пеняй на себя.
- В каких еще подземельях? Я же патрулирую седьмой этаж, - недовольно буркнула Гермиона.
- Разве я не сказал, что сегодня мы пойдем на дежурство вместе?
- Нет, – гриффиндорка сложила руки на груди и негодующе уставилась на слизеринца. - С чего это вдруг?
Драко неопределенно пожал плечами в своей фирменной манере.
- Малфой, я задала вопрос! - взорвалась Гермиона.
- Просто я подумал, что ты уже вполне можешь ходить на дежурства со мной, - беспечно отозвался тот.
- Ну, спасибо! - Грейнджер запахнула собственную мантию и, бросив на него гневный взгляд, направилась к выходу. - Вот только не нужно делать мне одолжений!
- Я и не собирался, - спокойно ответил тот. Затем в два счета нагнал девушку у выхода и положил руку на дверной проем, преграждая ей дорогу.
- Пусти, - процедила сквозь зубы Гермиона.
- Ну чего взвилась? – бесцеремонно заявил Драко. – Того и гляди лопнешь от злости.
- Ничего! Просто… - Гермиона замолчала, проглотив конец фразы. Но поймав ироничный взгляд Малфоя, тут же выпалила: - Ну почему ты вечно разговариваешь со мной, как с ребенком?! Будто папа с дочкой!
- Тебе не нравится?
- Нет!
- А мне кажется, что нравится, - Малфой мягко улыбнулся, смотря на нее исподлобья, и Гермиона задохнулась от возмущения.
Ну уж нет! Это просто нечестно! Никто не имеет права столь мило улыбаться и одновременно быть таким засранцем!
- Разве порой тебе не хочется хоть немного побыть слабой? Позволить кому-нибудь принять за тебя решение? Не хочется, чтобы о тебе заботились? Баловали? – серые глаза заглянули прямо в душу Гермионе, и девушка непроизвольно вздрогнула. - Со мной не нужно быть сильной, Мия. Не нужно доказывать собственный ум или демонстрировать твердость характера. Я знаю,какая ты смелая и умная, без лишних напоминаний. А еще меня не нужно защищать, меня не нужно выручать и не нужно наставлять, как твоих дружков. Я сам в состоянии позаботиться о себе. И о тебе, гриффиндорка. О тебе тоже, - Драко мягко улыбнулся и домашним простым движением заправил за ухо Гермионы выбившуюся прядку. – Когда мы наедине, не нужно быть «Железной леди Гриффиндора», оставь это для одноклассников. Будь просто Гермионой… Девушкой. Самой обычной: слабой, сомневающейся и взбалмошной. Мы ведь друзья? – Драко вопросительно прищурил глаза, и Гермиона машинально кивнула. – Я дал тебе слово, что буду рядом. Ведь так?
- Так, - выдохнула Гермиона.
- Тогда не мешай. Позволь заботиться о тебе, как ты заботишься обо мне. Защищать тебя и учить тому, что знаю. Забудь хотя бы на время о своей грандиозной миссии «Спасти человечество» и будь просто женщиной. От тебя не требуется ничего, кроме этого.
Гермиона смотрела на Драко широко распахнутыми глазами, не веря своим ушам.
Она не ослышалась? Он что действительно сказал все это? Вот так спокойно и откровенно? Боже! Слишком откровенно. До неприличия откровенно! И как только у него хватает духу говорить такие вещи?
Щеки девушки залил румянец.
А с другой стороны – ведь Драко не сказал ничего предосудительного или пошлого. Но тогда почему ее бросило в жар от его слов, перехватило дыхание, а сердце пустилось вскачь уже второй раз за последние десять минут? Разве это нормально? Что с ней творится?
Гермиона потупила взгляд не в силах смотреть на Драко: улыбающегося, склонившего голову набок, с лукавыми искорками в глазах. Нет. Это было выше сил.
- На дежурство-то пойдем? – будто невзначай напомнил парень.
- Да, конечно. Конечно, - смутилась Гермиона, поспешно выходя из Башни и сворачивая в сторону подземелий.
Драко проводил ее иронично-ласковым взглядом, покачал головой и вышел следом.

***


В гостиной Слизерина Гермиона была впервые. Школьные правила запрещали ученикам посещать гостиные других факультетов, и Грейнджер чувствовала себя неловко. Этому способствовали не только мысли о том, что она нарушает устав, но и сама обстановка, царившая в зале.
Общая комната Слизерина разительно отличалась от Гриффиндорской. Все здесь было в серо-зеленых тонах, начиная от болотной обивки диванов и заканчивая серебряного цвета шторами, что украшали узкие, практически под потолком, окна.
Что не говори, а в комнате было темно, по сравнению с наполненной светом гостиной Гриффиндора. На ум сама собой пришла мысль, что ученики Слизерина не зря такие подозрительные и злобные, ведь если постоянно жить в темноте, то и озвереть недолго.
От недобрых мыслей Гермиону отвлек радостный возглас.
- Какие люди! Вы только поглядите! – Блейз подошел к старостам, улыбаясь от уха до уха.
- Привет, - засмущалась Грейнджер, бросив на Драко осторожный взгляд.
Сосед стоял у дивана, сложив руки на груди, и искоса наблюдал за группой пятиклассников, сверлящих Гермиону презрительными взглядами. Парни сидели недалеко от камина и играли в шахматы. По крайней мере, до того, как в Подземельях показалась «мерзкая грязнокровка», они занимались именно этим. Теперь же негромко переговаривались и язвительно ухмылялись.
Но в отличие от Гермионы, даже не обратившей внимание на подозрительную группу, Драко тут же почувствовал неладное. Плохие взгляды. Очень плохие. Малфой машинально подобрался и, подойдя к Грейнджер, будто невзначай положил руку на девичье плечо.
Вскоре в общей гостиной появился Тео, скатившись вниз по лестнице, а через десять минут пришла Пэнси. Встала неподалеку с отстраненным выражением, аккуратно подпиливая ногти и всем своим видом демонстрируя, что явилась исключительно по просьбе Драко, а не из-за того, что хотела пообщаться с Гермионой.
Пока Блейз без умолку трещал обо всякой чепухе, Пэнси жестом отозвала Малфоя в сторону.
- Ну, и? – нервно спросил Драко.
- За каким чертом ты притащил ее в гостиную? - ощетинилась Паркинсон.
- А что?– в голосе Малфоя промелькнуло недовольство. Отчитываться в собственных действиях Драко считал унизительным. Тем более что идея зайти в гости принадлежала ему, а не Гермионе.
- Не считаешь, что это уже слишком? Вы теперь что, лучшие друзья? – прошипела Пэнси. – Постоянно вместе. Где ты, там и она, где она, там и ты. Ну чисто Траляля и Труляля!
- Тебе-то какая разница? – вызверился Драко.
Но, поймав на себе заинтересованные взгляды парней у камина, ехидно вскинул правую бровь и пожал плечами, будто говоря: «Какие-то проблемы?».
- Большая, - продолжила Паркинсон. – Скажи честно, зачем она тебе? Ты что, запал?
- Вот это новость! – рассвирепел Малфой. Глаза резанули льдом, но голос остался прежним. – Ты мне кто? Мама? Я не обязан перед тобой отчитываться.
- Ответь в первую очередь самому себе, - произнесла девушка. – Ты запал на нее?
- Нет, - сказал, будто отрезал, Драко.
- Ну, тогда прекрати вести себя так, будто вы встречаетесь, - немного успокоилась слизеринка, - а то в школе все только об этом и говорят.
- Вот и хорошо, что говорят. Пусть и дальше треплются. Надеюсь, в скором времени эта сплетня выйдет за пределы Хогвартса.
- Что ты задумал, Дрей? – взгляд девушки испуганно заметался по его лицу, пытаясь найти ответ. И вдруг замер, вспыхнув огоньком понимания. – Постой… Неужели ты… Ты хочешь, чтобы…
- Да. Но никому ни слова, хорошо? – зашикал на нее парень. – Хорошо?
- Ладно, - насупилась Пэнси. – Но будь осторожен с Грейнджер. Не давай ей лишних надежд.
- Я не собирался к ней клеиться. Довольна? - внутренне кипел Малфой, оставаясь спокойным внешне. – Мы просто напарники. И хватит об этом!
- Надеюсь, ты сам в это веришь.
- Не накаляй, - злобно прошипел Малфой, и Пэнси тут же сбавила обороты.
Уж кто-кто, а она знала, когда нужно вовремя замолчать, дабы не вызвать на себя гнев Драко со всеми вытекающими.
- Просто смотри, чтобы ваша совместная работа не переросла во что-то большее, - уже мягче предостерегла его подруга. – Иначе будет плохо вам обоим. Ты ведь должен это понимать…
Малфой раздраженно хмыкнул и отвернулся. Пэнси проследила за взглядом Драко, натыкаясь на пятикурсников, буравящих старост глазами.
- И чтоб ты знал, не все так спокойно отнеслись к «счастливому воссоединению» Слизерина и Гриффиндора, как Блейз и Тео. Некоторым оно пришлось не по душе.
- Не по душе насколько? – почернел Малфой.
- Я бы употребила слово «категорически», да слишком мягко сказано, - Драко ядовито усмехнулся и кивнул головой Марку Кэрроллу, сидящему у камина в окружении прихлебателей. Марк послал ответную ухмылку.
- Кажется, я что-то пропустил… - задумчиво протянул Малфой.
- Да неужели! – фыркнула Паркинсон. – Ты сколько не появлялся в Подземельях? Месяц? Полтора?
- Меньше. Ты сейчас наговоришь, - нехотя бросил Малфой. – Так о чем судачит народ? Поделишься новостями?
- Поделюсь. Отчего же не поделиться? – в тон ему ответила Пэнси. – Говорят, что уже не тот стал Малфой, ты то есть. Совсем друзей забыл. Что слова своего не держит, живет по принципу двойных стандартов. Раньше поедом ел грязнокровок и иже с ними, а теперь связался с одной и носа не кажет в Подземелья. Сдулся, говорят. Братьев своих продал за сладкую грязнокровную дырку.
- Фу… - сморщился Малфой. –Вот никогда не было в Кэрролле такта. Юмор, как полено. Редкостная мразь этот поборник морали, хоть и чистокровный.
- Мразь, не мразь. А слово его звучит громко.
- А Блейз куда смотрит? Почему не пресекает? Он ведь главный теперь на факультете.
- Ты Блейза не знаешь? – Пэнси закатила глаза. – Он же толерантный до тошноты. С каждой мерзотой на короткой ноге.
- Это не дело, - выплюнул Малфой. – При мне такого не было.
- Не было, - не без грусти согласилась девушка. – Раньше здесь все решал ты, и никто не пикал. Теперь решает Кэрролл.
- Надолго ли? – Драко недобро прищурил глаза, а голос приобрел стальные нотки. – Тебя-то не трогает?
- Нет. Куда ему, - ухмыльнулась Пэнси. – Тебя, наверное, боится. Что придешь за ним ночью с Самюэлем, пока никто не видит. Ссыкло недоделанное.
– И правильно делает. Ну что ж… схожу за ним, раз так ждет, - ядовито ухмыльнулся Драко, покосившись на группу у камина. – А ты составь пока компанию нашим, и это… Грейнджер отвлеки, чтоб не увязалась следом.
- Предел мечтаний – тень твою развлекать! – прошипела Паркинсон.
- Сделай, - не терпящим возражения голосом, заявил Малфой.
Затем развернулся, засунул руки в карманы и медленной ленивой походочкой направился в сторону камина. Пэнси задумчиво улыбнулась, провожая спину парня взглядом. Ах, как же она соскучилась по Драко за эти месяцы! Как, оказывается, истосковалась по своему верному и безжалостному напарнику. И как давно не видела Малфоя таким: собранным, непоколебимым, словно тигр, присевший перед смертельным прыжком. Да… кому-то сегодня точно обломают крылья…

***


- Интересно, который час? – спросила Гермиона, проходя через каменную арку в коридор, ведущий из гостиной Слизерина к Главной лестнице.
- Наверное, начало первого, - не поворачиваясь, ответил Малфой.
- Не жалеешь, что пригласил меня? – этот вопрос крутился в голове Гермионы всю дорогу.
Грейнджер искренне силилась найти ответ, да все никак не получалось. С одной стороны – идея зайти на огонек принадлежала именно Драко, а с другой… Он не перекинулся с девушкой и парой фраз за все время пребывания внизу. Практически сразу отошел в сторону, чтобы поговорить с Пэнси, а затем и вовсе исчез. Словно сквозь землю провалился! Спустя пару минут растворились и Тео с Блейзом, бросив девушку на растерзание Паркинсон.
- Я никогда не жалею о том, что сделал. В этом нет никакого смысла, - отрезал парень. – Сделанного не вернешь, так зачем убиваться.
- И как это понимать? – нахмурилась Гермиона. – Неужели нельзя дать простой и открытый ответ? Да-да. Нет-нет.
- Да-да. Нет-нет, - бросил Драко, поднимаясь на первую ступеньку Главной лестницы.
- Ты просто невыносим! – взвыла гриффиндорка.
- Тебя никто и не просил меня нести. Сам дойду. Ноги, вроде бы, еще ходят.
Малфой быстрым раздраженным движением отбросил назад челку, а Гермиона демонстративно надула губы и больше не проронила ни слова до коридора седьмого этажа, что надлежало патрулировать после подземелий.
Осветив путь собственными палочками, старосты шли вперед. Ночью школа казалась еще больше, чем в действительности. Тому способствовали бесконечные коридоры и лестницы, что в сумраке смахивали на старинные туннели с притаившейся в конце неизвестностью. Драко оказался прав, за последние дни погода разительно переменилась. Холодные северные ветра, что налетели на школу, ледяным дыханием выдули последние крохи тепла из каменных стен замка.
- Замерзла? – спросил Малфой, заметив, что гриффиндорка периодически перекладывает палочку из одной руки в другую, чтобы отогреть дыханием пальцы.
- Вовсе нет, - ответила та, втайне мечтая о тепле, исходящем от камина в общей гостиной.
- У тебя пар идет изо рта.
- У тебя тоже. И что? - огрызнулась Гермиона, плотнее кутаясь в мантию.
- Топить начали только сегодня. Стены еще не прогрелись. Завтра станет теплее.
- Ага, - она опять принялась греть дыханием замерзшие пальцы.
- Может, в Башню вернешься? – попытался обойтись малой кровью Драко. - Я и один смогу проверить этаж.
- Нет, ты что! - возмутилась Грейнджер. – Мы же договорились, что теперь ходим на дежурства вместе. Я совсем не замерзла, только пальцы.
Девушка отрицательно замотала головой, наотрез отказываясь уходить.
Драко окинул фигурку напарницы внимательным взглядом – девушка дрожала, как осиновый лист.
Ведь говорил же! Говорил! Предупреждал. Все без толку. Даже в слизеринскую гостиную пришлось ее тащить, чтобы хоть немного отогрелась, а то до того продрогла, аж губы посинели.
Ну что за глупое ребячество! Так бы и отшлепал по известному месту, чтобы впредь делала что говорят и не спорила.
- Позволь? – Малфой аккуратно вынул из пальцев Гермионы палочку. – Нокс.
Теперь бесконечный коридор седьмого этажа освещался только одним фонариком.
- Люмос максима, - язычок пламени на конце малфоевской палочки вспыхнул с удвоенной силой, заливая окружающее пространство ослепительным желтым светом.
Слизеринец отдал удивленной гриффиндорки ее потухшую палочку, а свою поднял вверх, освещая большую площадь.
- Давай, - он отодвинул в сторону правую полу своей мантии, приглашая девушку разделить ее с ним.
Гермиона удивленно уставилась на парня.
- Зачем это?
- Что именно?
- Залезать к тебе под мантию. У меня и своя есть.
- Ага, - скептически отозвался Малфой. – Вот только толку от нее, от твоей мантии, нет никакого. Мне, конечно, нравится, как ты отбиваешь школьный гимн зубами, да только на нервы уже действует.
- И ничего я не отбиваю.
- Ведь говорил – надень зимнюю, - продолжил лекцию Драко.
- Мне и так неплохо, - заупрямилась Гермиона. – Возможно, немного свежо, зато не жарко. Ты-то в своей, наверное, сопрел уже.
- А ты подойди и проверь, - заявил Малфой, делая шаг в сторону Гермионы.
Не успела девушка и глазом моргнуть, как на плечи легла мужская мантия, укрывая ее от ледяного воздуха коридора. Под мантией оказалось невероятно тепло. Просто Сахара по сравнению с воздухом снаружи.
- Я, кажется, не просила, - с вызовом бросила она, попытавшись отстраниться.
- Постой, - Драко свободной рукой обхватил Грейнджер за плечи, удерживая. – Подумай сначала вот о чем: если простынешь, что вполне вероятно, то заболеешь прямо перед Собором, не сможешь принять участие, и вся работа пойдет Живоглоту под хвост.
Гермиона недоверчиво нахмурилась, взвесила в голове все «за» и «против», тяжело вздохнула, вызывая у Драко победоносную улыбку, и осталась на месте.
- Хорошо, - недовольно пробурчала она.
- Вот так-то лучше, - промурлыкал Малфой. – Сразу бы.
- Вот только не нужно обольщаться!
- Обольщаться? Это чем же?
- Тем, что вынудил меня уступить.
- Нужно было сделать это гораздо раньше - надеть зимнюю мантию, как тебе говорили, и не пришлось бы сейчас мерзнуть, - голосом учителя заявил Малфой.
- Знаешь что?! – взвилась уже открыто Гермиона.
- Ну что? – на тонких губах вспыхнула издевательская ухмылка, нарочно провоцируя девушку.
Грейнджер задохнулась от злости, судорожно прикидывая, как отплатить Драко за «доброту».
- В чем дело, ледышка? – протянул тот. – С фантазией проблемы?
Ледышка? Ледышка?! Карие глаза распахнулись от возмущения. Это она ледышка?!
Даже не поняв толком, что собирается сделать, Гермиона в мгновение ока задрала его свитер, вытянула рубашку из брюк и прижала свои и впрямь ледяные ладони к мужской груди.
Малфой вздрогнул и сдавленно охнул.
- Руки замерзли, - победоносно заявила гриффиндорка, гордо задрав носик. – У ледышек такое, знаешь ли, случается. Можно сказать - обычное дело.
- Ну и зараза… - протянул Малфой, качая головой.
Гермиона нарочно перевернула ладони, на этот раз прикладывая их тыльной стороной. Парень вновь невольно вздрогнул и глубоко втянул носом воздух.
- Кажется, разделить мантию на двоих было твоей идеей, - медовым голоском отозвалась девушка. – Как жаль, что такой дальновидный человек, как ты, не предусмотрел чего-то подобного.
- С огнем играешь, Гермиона, - предупредил Малфой, в глазах вспыхнул недобрый блеск.
Но Грейнджер слишком увлеклась своей местью, чтобы обратить на это внимание.
- Извини, кажется, ты что-то сказал? Я не расслышала, - бросила в ответ она, разглядывая каменную стену неподалеку. Желтые отблески, отбрасываемые палочкой Драко, задорно отплясывали на потрескавшейся от времени кладке.
- Ну-ну, - зловеще протянул Малфой, кладя вторую ладонь на плечо Гермионы и замыкая тем самым круг. Девушка оказалась внутри кольца: между грудью Драко и его руками.
- Что «ну»? – она открыто заглянула в серые глаза, бросая вызов, но едва заметив, как переменился взгляд Драко, тут же испуганно огляделась по сторонам. – Ты что?
Кольцо мужских рук начало понемногу сжиматься, придвигая девушку ближе.
- Малфой! Что ты делаешь?
- Выполняю твое желание, - невозмутимо ответил Драко, сверля карие глаза жарким взглядом. – Пытаюсь согреть.
- Ничего подобного. Я тебя об этом не просила, - отрицательно замотала головой Гермиона.
- Ну как же не просила? – плотоядно усмехнулся тот. – Руки об меня грела. Вон как замерзла, бедная.
Кольцо сошлось настолько, что Гермиона оказалась прижатой к Драко. Барьером, отделяющим ее тело от тела Малфоя, остались только хрупкие ладони, которыми Гермиона упиралась в грудь парня.
- Ну как тебе, девочка моя? Тепло? – за серыми глазами вновь клубился черный непроглядный туман, подчиняя себе разум гриффиндорки и душа в зародыше любую попытку мыслить адекватно.
Малфой издевался. Точно издевался. Гермиона понимала это головой. Понимала четко и ясно. Вот только сделать ничего не могла. Сердце заходилось в сумасшедшем танце: прыгало, стучало, долбилось о грудную клетку. Дыхание сбилось, а в горле пересохло. Рождаемый внизу живота жар буквально за пару секунд поднялся вверх и ударил в голову, отключая мозг. Гермиона непонимающе заморгала, поражаясь собственным ощущениям. Неизвестно откуда взявшееся волнение захлестнуло ее.
Под пальцами девушка ощущала тепло мужского тела. Да что там тепло! Это была настоящая огненная волна, лава, поднимающаяся от кожи парня, плавно перетекающая в ладони Грейнджер и медленно обволакивающая всю ее. От кончиков пальцев на ногах и до последнего волоска на голове. Гермиона непроизвольно уронила руки, соскользнув пальцами вниз - Малфой мелко задрожал.
Гладкая, абсолютно гладкая кожа. Легко прощупываемые сквозь нее ребра, выпирающие при каждом вдохе парня. Мурашки, выступившие на животе Драко от ее прикосновений, и узкая, еле заметная дорожка шелковистых волос, уходящая вниз… Ладонь Гермионы соскользнула еще ниже, но Драко поймал пытливую руку и прижал к себе, останавливая. Посоловевшие серые глаза тускло блестели в полумраке школьного коридора, влажные губы слегка приоткрылись. Драко еле заметно отрицательно мотнул головой, не сводя с Грейнджер тяжелого, сладостно-порочного взгляда.
- Согрелась? – скорее выдохнул, чем сказал он.
- Почти, - прошептала Гермиона, ощущая, как левая рука Малфоя, выпустив ее ладонь, скользнула под осеннюю мантию, легла на девичью талию и притянула гриффиндорку ближе. Живот Грейнджер коснулся бедер Драко, натыкаясь на пряжку брюк.
Гермиона сухо сглотнула, пытаясь выровнять дыхание. Безрезультатно. Она тонула… Тонула в серой непроглядной тьме его глаз. Камнем шла на дно, ощущая, как Драко еле заметно скользит пальцами вверх- вниз по ее позвоночнику, прожигая прикосновениями школьную блузку, совсем как она. Мстит?
- Да говорю же тебе! – негодующе послышалось из-за угла.
- Ага. Свежо предание… - скептически отозвался собеседник.
- Лаванда без ума от меня! – упирался обладатель первого голоса. – Даже записку любовную сегодня подсунула. Хочешь, покажу?
Голоса показались Гермионе знакомыми…
Девушка задумчиво нахмурилась, пытаясь собрать мысли воедино, а частично собрав, тут же отпрянула от Малфоя. Но Драко удержал ее, не давая ни шагу ступить назад.
Через мгновение из темноты вынырнули Гарри и Рон. Будто споткнувшись, остановились и удивленно уставились на старост школы.
Гермиона окаменела от страха, не в силах вымолвить ни слова. Первым пришел в себя Драко. Медленно повернул голову в сторону гриффиндорцев и лениво произнес, все еще обнимая Гермиону:
- Ходить по школе после отбоя запрещено. Минус десять баллов с Гриффиндора.
- Чего? – взревел Уизли.- Да ты совсем обнаглел, хорек!
- Еще пять баллов, за оскорбление старосты школы, - невозмутимо бросил слизеринец, возвращаясь взглядом к лицу подруги, как будто возмущение Рона для него было сравни писку комара.
- Драко! – наконец отмерла Гермиона. – Прекрати, это ведь мой факультет.
Малфой скорчил недовольную гримасу и ответил:
- Никто не заставлял Вислого грубить.
- Меня зовут Уизли! – горячился Рон. – Уизли! Мерзкий хорек!
Серые глаза мгновенно сошлись в щелки, и Малфой рванул вперед, освобождая Гермиону от своих объятий.
- Драко! – девушка схватила его обеими руками. – Пожалуйста! Могу я с ними поговорить? Без драк.
- О чем? – изумился слизеринец. – О чем ты собралась говорить с этим… - Малфой смерил Рона презрительным взглядом, -…тупицей.
- Сам тупица! – не стался в долгу Уизли.
Слизеринец драматично закатил глаза, будто говоря: «Что и требовалось доказать!»
- Драко… - тихонько протянула Гермиона. – Прошу. Дай нам поговорить.
Ее голос звучал нежно и вкрадчиво. А глаза смотрели до того умоляюще…
- Ну, хорошо. Хорошо! - недовольно буркнул Драко. – Я пойду в башню. Только вот, возьми, - парень стянул с себя мантию и накинул ее на плечи гриффиндорки, которая уже открыла рот для протеста. - Спокойно! – опередил ее слизеринец. – Я не замерзну, тут недалеко. До Башни всего два шага. А завтра Собор. Не забыла?
- Но ведь ты сам…
- Без разговоров! – вызверился Малфой, щелкнув пряжкой мантии под носом у Гермионы. - Только долго не задерживайся, нам завтра в ш… - Драко вовремя спохватился, бросил недовольный взгляд на гриффиндорцев и направился в сторону Башни старост.
- Ну надо же, какая забота, - съязвил ему вслед Рон.
- А с Лавандой вы и впрямь отличная пара: набитая дура и конченый неудачник, - не смог удержаться от едкого комментария Малфой. Рон покраснел от гнева, а Драко как ни в чем не бывало добавил: - Спать ложиться без тебя не стану, сладкая. Буду ждать.
- Вот козел, - хрустнул костяшками пальцев Рон.
Решив перевести внимание на себя, Гермиона набрала воздуха в легкие и начала неизбежный разговор.
- Рада видеть вас, ребята, - она мягко улыбнулась, надеясь на ответную реакцию, но друзья молчали. – Откуда идете?
- Так это правда? Вы все-таки встречаетесь? – прорычал Рон, проигнорировав вопрос Гермионы. – Ты же говорил, что все это происки Малфоя!
Рон развернулся к Гарри, сверля того злым взглядом. Поттер не знал, что и говорить. Увиденное минуту назад удивило его не меньше, чем друга.
- Ну, так что? Опять будешь выворачиваться, или скажешь правду? – Рон окинул Гермиону презрительным взглядом.
В голубых глазах плескалось столько неприязни и отторжения, что девушка непроизвольно поежилась. Казалось, это не Рон, не мальчишка, которого Гермиона знала с первого класса, смотрит на нее остекленевшими от злости глазами, а какой-то незнакомый и далекий человек.
- Между нами ничего нет. Это правда. Гарри все верно передал тебе.
- Тогда какого черта вы делаете здесь ночью?
- Дежурим. Как и всегда в субботу. Мы же старосты школы. А в обязанности старост вх…
- Я знаю, что входит в обязанности старост! – не дослушал Уизли. – Вот только обжимания и поцелуи вряд ли прописаны в школьном уставе!
- Эй, полегче, дружище, - аккуратно заметил Гарри.
- Не было никаких поцелуев, - возразила Гермиона. – Никогда, - уже тише добавила она, непроизвольно вспомнив вечер в Палермо.
Но ведь это не в счет? Она была не в себе. Под зельем. Не отдавала отчета собственным действиям. Это ведь не считается? Правда?
- Ври больше! Щеки-то вон как покраснели, - Рон ткнул пальцем в подругу. – Видал? Врет нам в глаза без зазрения совести.
Гермиона прижала ладони к щекам, пытаясь скрыть смущение, и тут же, словно по волшебству, почувствовала присутствие Малфоя - на пальцах остался запах Драко. Такое ощущение, что это не она прикрывает пылающее от стыда лицо, а самоуверенный слизеринец держит его в своих ладонях… Гермиона поспешно вытянула руки по швам.
- Ты совсем, что ли, нас за дураков считаешь?! – воскликнул Рон. – С дружка своего пример берешь?
- Что ты такое говоришь! – в тон ему ответила Гермиона. – Прекрати.
- И рот мне, так же как он, затыкаешь, - выплюнул друг. – Два сапога пара.
- Дружище… - Гарри попытался взять Рона за плечо, успокаивая, но Уизли тут же скинул руку Поттера.
- Да как ты можешь встречаться с этим…этим…придурком! – все себя от злости крикнул Рон.
- Он не придурок! – вдруг рявкнула в ответ Гермиона. – Не смей, Рон! Слышишь?! Не смей, так говорить! Ты не знаешь его!
Ее крик улетел в темноту, отражаясь от каменных стен.
- Его. Го. О, - ответило школьное эхо.
Даже Гарри вздрогнул от неожиданности – реакция подруги удивила его.
- Герм, успокойся. Не стоит кричать, этим ты делаешь только хуже.
- Только посмотри на себя, - разочарованно протянул Уизли. – Как ты переменилась! Стоишь тут в слизеринской мантии, доказывая, что Драко Малфой является эталоном добродетели. Опомнись! Что ты говоришь, Гермиона?
Девушка потупила взгляд.
- Просто я устала от твоих постоянных претензий и недовольства моими отношениями с Драко.
- Отношениями!? – взвился парень. – Просто признай, что ты променяла нашу дружбу на этого хорька.
- Вовсе нет. Ты не понимаешь, Рон. Драко… Он не такой, каким кажется.
- Ну, конечно, куда уж мне, - горько усмехнулся Уизли. - Знаешь, что я тебе скажу? - он тяжело вздохнул и изрек: - Покуда ты встречаешься с мерзким хорьком, я отказываюсь общаться с тобой. Та Гермиона, которую я знал на протяжении шести лет, никогда бы не стала выгораживать мерзавца и кричать на друзей. А с этой новой Гермионой, фанаткой Слизерина, я не желаю иметь ничего общего.
Затем развернулся и, бросив взгляд на Гарри, спросил:
- Ты идешь?
- Иди один, - ответил Поттер. - Я догоню.
Не сказав более ни слова, бывший друг исчез в темноте.
- Ну, вот и поговорили… - резюмировала гриффиндорка.
- Зря ты накричала на него. Рон всегда бесится, когда видит вас вместе, - Гарри взял ее за руку. – Да у тебя пальцы заледенели!
- Это конец, да? – Гермиона подняла на Поттера встревоженный взгляд. – Мы никогда не помиримся?
- Даже не знаю, - вздохнул друг. – Возможно, если ты перестанешь общаться с Малфоем…
Девушка отпрянула от Гарри, возмущенно воскликнув:
- И ты туда же? Тоже считаешь, будто я променяла его на Драко?
- Считай я как Рон, ушел бы вместе с ним, - ответил Поттер. – Да не кричи ты так. А то сюда вся школа сбежится.
- Извини, - уже спокойнее отозвалась Гермиона. – Просто я… Я совсем запуталась, Гарри. Ну почему все так сложно?
- В отношениях всегда все сложно. И вы трое не исключение.
Гермиона тяжело вздохнула и потупила взгляд.
- Могу я задать тебе вопрос, рассчитывая на честный ответ?
- Могла бы и не уточнять. Я всегда отвечал тебе искренне, - насупился друг.
- Извини, - опять раскаялась Гермиона. Отвыкла уже от прямых ответов, не затуманенных скрытыми мотивами. – Скажи, что ты думаешь о Малфое?
В карих глазах плескалась усталость, смешанная с надеждой.
Поттер на мгновение задумался, прикинул что-то в уме и, наконец, ответил:
- Я не настолько наивен, чтобы полагать, будто люди способны измениться по щелчку пальцев. Но скажу вот что: ни я, ни Рон не вправе лезть со своими претензиями, запрещать вам общаться и ставить условия. Думаю, ты сама в состоянии решить, достоин он доверия или нет. Если хочешь дружить с Малфоем, я не буду мешать. Просто будь начеку, хорошо? Потому что я ему не доверяю.
- Гарри! О, Мерлин! Спасибо! – Гермиона кинулась на шею другу. – Я знала, знала, что ты меня поймешь!
- Но будь осторожна, - вновь предостерег Поттер. – Он слизеринец, и он Малфой. Хуже просто не бывает.
- Конечно! Я обещаю. Обещаю, что все будет хорошо, - Грейнджер выпустила Гарри из объятий, светясь от счастья. – Мы с ним… Мы добрые друзья.
- Да я уж заметил, - хитро улыбнулся Поттер, почесав щеку с самым невинным видом.
- Все совсем не так, как выглядело, - тут же покраснела Гермиона.
- Как же тогда? Если меня не подвело зрение, а оно меня пока еще ни разу не подводило, вы обнимались.
- Лишь для того, чтобы согреться! – зачастила Грейнджер. – Я сегодня сглупила, надела осеннюю мантию вместо зимней и очень замерзла. Драко просто пытался согреть меня, чтобы не разболелась прямо перед Собором и ненароком не пропустила.
- Собором? – переспросил Гарри.
- Ну, перед смотром. В Хелловэнс.
- А-а-а… - понимающе улыбнулся он. – Ну что ж… Благородное стремление. Можно сказать, веский, а самое главное - безобидный повод пощупать симпатичную девчонку.
- Гарри! – возмущенно воскликнула Гермиона.
- Хорошо, хорошо, - заулыбался друг. – Извини. Тебе, наверное, уже пора, сладкая. А то «друг» будет волноваться.
- Гарри!
- Ну все. Правда. Больше не буду. Тебе ведь и впрямь пора ложиться, если завтра на занятия вставать.
- Да… - печально протянула девушка. – Я бы еще поболтала…
- Иди, - уверенно заявил Гарри. – Да и мне давно пора. Рон, наверное, уже рвет и мечет.
Гермиона согласно кивнула и двинулась в сторону Башни старост.
- А знаешь, Гарри, честно говоря, меня немного удивил твой ответ, - обернувшись, добавила она. - Я думала, ты будешь на стороне Рона. Почему ты вдруг переменился к Драко?
- Понятия не имею. Но это, - Гарри указал на мантию слизеринца, лежащую на плечах Гермионы, - что-то да значит.
Девушка расплылась в мечтательной улыбке и, подарив парню еще один счастливый взгляд, исчезла за поворотом.

***


Драко стоял перед зеркалом и придирчиво рассматривал себя: тонкие светлые волосы, спадающие на лоб, по-мальчишечьи острые плечи, отливающие золотом в желтом свете настольной лампы… Посиневший живот, покрытый ссадинами, и темно-фиолетовое пятно в районе печени - наиболее больное место.
Парень аккуратно коснулся ссадин и недовольно нахмурился – больно. Действительно больно. По правде говоря, Малфой не ожидал, что старый знакомый – Марк Кэрролл окажет достойное сопротивление. Раньше Кэрролл никогда не переходил Малфою дорогу, предпочитал ядовито шипеть что-нибудь в спину, не идя на открытый конфликт. А сейчас вдруг возомнил себя законом в Подземельях! Как говорится, свято место пусто не бывает. Стоило Драко перебраться в Башню старост, оставив родные пенаты, как на место лидера объявилось сразу же несколько желающих. Марк в их числе. Довольно быстро разделавшись с оппонентами, он занял место серого кардинала. Прикрывшись спиной Блейза, начал командовать слизеринцами по своему желанию и докомандовался…
Малфой еле заметно усмехнулся, вспомнив вечернюю стычку.
Как повелось испокон веков, в Подземельях всегда существовал непререкаемый лидер – человек, принимающий самые важные решения, несущий ответственность за весь факультет и за каждого слизеринца в частности. Чаще всего им был факультетский староста, но случалось и так, что почетное место занимал капитан сборной по квиддичу или же просто самый популярный в кругу слизеринцев ученик. В случае с Драко - и капитан, и староста, и популярный ученик одновременно.
А в случае с Кэрроллом… самый верткий и хитрый субъект.
Недоделанное ссыкло – не в бровь, а в глаз. Пэнси всегда очень умело давала окружающим прозвища, умещая характер человека всего в одном или нескольких словах. А Марк и впрямь оказался тем еще ссыклом. Вместо того чтобы выйти и решить все вопросы по-мужски, то есть с глазу на глаз, один на один, он притащил за собой хвост. О чем красноречиво свидетельствовали синяки на животе Драко.
По лицу не били – негласное правило Подземелий. Ведь если бы ссадины ненароком увидел Снейп… Даже думать о подобном не хотелось. Тот случай с парнями из «Дракомании» был исключением. Нонсенсом.
Сказать, что нападение исподтишка удивило Драко, нельзя. В глубине души Малфой был готов к чему-то подобному, однако испытал неприятную горечь от собственной правоты. А также узнавания… Его стиль. Он сам поступал так же, несколько лет назад - прикрывался спинами Крэбба и Гойла, не в состоянии постоять за себя. А теперь… теперь их спинами прикрывался Кэрролл.
Как-то мерзко… Драко не мог подобрать точного определения. Возможно, горько или противно, но как-то не по себе однозначно. Неприятно было вновь смотреть в глаза бывших союзников, которые теперь стояли, выставив свои палочки против него.
Предательство? Ну, вот еще! Малфой никогда не считал Крэбба и Гойла друзьями. Скорее тупоголовыми рабами, беспрекословно исполняющими его желания. Однако в душе все же неприятно зашевелилось что-то, когда за спиной раздалось сначала «Экспеллиармус» - Гойла, а затем «Импедимента» - Крэбба.

Волшебная палочка вылетела из пальцев Малфоя, а тело объяла невиданная слабость, он еле успел взглянуть на бывших подчиненных, прежде чем застыть каменной статуей.
Подобострастное выражение на лице Марка тут же сменилось хищной маской. Он аккуратно выбрался из-под руки школьного старосты – Малфой прижимал Кэрролла локтем к стене - и отошел на безопасное расстояние.
- Ну что, Малфой? Теперь ты уже не такой крутой, да? – съязвил он, складывая руки на груди.
За спиной одобряюще зашумели охранники. Почувствовав поддержку плебса, Кэрролл заглянул в застывшие серые глаза и осклабился.
- Ну как ощущения? Нравится?
Драко молчал.
- Ты какой-то неразговорчивый стал, Малфой. Прямо слова из тебя не вытянешь. Невежливо молчать, когда с тобой разговаривает Слизеринский принц, - Кэрролл картинно расправил плечи и поправил ворот мантии, непроизвольно напоминая Драко самого себя несколько лет назад.
На душе стало тошно. Уж лучше бы сразу ударил, чем так рисоваться.
Будто услышав мысли Малфоя, Марк обратился к своим подопечным:
- Ну-ка, парни, научите этого умника этикету.
Крэбб с Гойлом подошли к Драко, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.
- Ну чего замерли? Говорю же, врежьте ему как следует, чтобы больше не совался. Мерзкий предатель.
- А может, ну его… - пробубнил себе под нос Винсент. – Зачем бить?
- Что значит «зачем»? – взвился Марк, злобно сузив голубые глаза. – Чтобы урок преподать, недоумок! Или ты считаешь, это нормально? То, как поступает с родным факультетом этот предатель крови?
Крэбб стыдливо опустил глаза, протянув:
- Нет… Но ведь это Малфой…
- Да хоть сам Салазар! – Марк в два шага подлетел к нему и злобно заглянул в глаза, прошипев: - Ты слизеринец или кусок дерьма, Винс?
- Но ведь Малфой - староста школы, - наконец подал голос Гойл. – Как бы не вышло чего…
- В том-то и дело, что он староста! – редкие волосенки на голове Марка встали дыбом от возмущения. – Первый староста-слизеринец за черт знает какое время! А толку? Что он сделал для родного факультета? Связался с грязнокровкой? Заделался мерзким учителишкой? И это все его достижения? Маловато, на мой взгляд. Не находите?
Крэбб и Гойл неуверенно пожали плечами.
- Я как-то ходил в К.А.З.И.М.А.Т, - заметил Грегори. – Было… прикольно.
- Идиот, - бесцветным голосом отозвался Марк. – Неужели забыли, как он разглагольствовал о чистоте крови, о нерушимых принципах, на которых держится волшебное сообщество, о необходимости соблюдать законы, об исключительности чистокровных магов и прочее? Забыли, что ли?
- Я не забыл, - кивнул Винс.
- Ну вот! – мстительно воскликнул Марк. – А как вышло на деле? Стоило Малфою стать старостой школы, как он тут же предал собственные убеждения. Вас предал, идиотов, смотрящих ему в рот! Связался с грязнокровкой! Это же уму непостижимо! А сегодня… еще и притащил ее в Подземелья! Будто мы, слизеринцы, для него грязь из-под ногтей! Где это видано, чтобы гриффиндорцы, а уж тем более грязнокровки, болтались в Подземельях, как у себя дома?!
- Неправильно это, - согласился Гойл. – Гриффиндорцам не место в Подземельях.
- Пусть сидят в своей башне и не суются впредь, - поддержал друга Крэбб.
Заручившись поддержкой друзей, Кэрролл ядовито усмехнулся и заявил:
- А вот так, Малфой, мы поступаем с предателями крови.
Острый маленький кулак ударил прямо по печени, выбивая из Драко дух. Хорошо, что конечности сковало заклинанием, иначе Малфой согнулся бы пополам от боли. Что не говори, а бил Кэрролл метко, в отличие от умения говорить.
Марк отошел на шаг назад, довольно оглядывая свою работу. Драко по-прежнему был нем, как рыба, стоя по стойке смирно. Только глаза, казалось, на какую-то долю секунды почернели.
Отдав пленника цепным псам, Марк оперся ладонью на стену,наблюдая, как те отвешивают Драко удар за ударом.
- Обнаглел наш Малфой. Совсем обнаглел, - тянул Кэрролл, даже не пытаясь скрыть своего веселья. - Думает, если школьный староста, то ему все можно. Черта с два! Теперь Слизеринский принц – я. И как новый лидер заявляю: мы, слизеринцы, не станем терпеть подобное унижение.
- Говори за себя, козел, - послышалось из-за спины.
Марк проворно обернулся, вскидывая волшебную палочку. В десяти шагах от него стояли Блейз и Тео, направив свои палочки на мятежников.
На лицах читалось холодное бешенство.
- Ублюдок, - скорее выдохнул, чем сказал Нотт, - Фините Инкантатем!
Вспышка света из палочки Тео полетела в Драко, прекращая действие замораживающего проклятия.
- Взять их! – взвизгнул Кэрролл, тыча палочкой в Тео с Блейзом. – Схватить предателей! Схва…
Голос Марка оборвался на полуслове – парень отлетел в сторону и ударился спиной о стену.
- Соблюдать правила факультета, говоришь? Я хочешь, поделюсь парочкой своих собственных? – зловеще заявил Драко, наступая на него. - Правило номер раз: хочешь сделать что-то правильно, сделай это сам, - Драко схватил Марка за горло и руку с палочкой, прижимая их к стене. – Правило номер два: как следует подумай, прежде чем бросать вызов тому, кто сильнее тебя.
- Малфой, я… - попытался было сказать тот, но пальцы Драко с силой сжали горло парня, перекрывая доступ кислороду. Марк покраснел, усиленно пытаясь оторвать руку Драко от своего горла.
- Третье правило: хочешь ударить - бей, - Драко выпустил противника, отошел на шаг назад и со всей силы ударил парня под дых, - а не разговаривай.
Глаза Кэрролла непроизвольно распахнулись от боли, он выронил свою палочку, сложился пополам и издал сухой всхлип, судорожно хватая ртом воздух.
За спиной слышались звуки драки. Блейз бился с Крэббом, а Тео - с Гойлом. Вспышки света то и дело освещали коридор. Заклятия попадали в стены, потолок, каменные чаши факелов.
- Правило четвертое: оправдывай ожидания. Тем более врагов.
Малфой поднял с пола свою палочку и, зловеще улыбаясь, сказал:
- Серпенсортия, Самюэль.
Глаза Марка в страхе округлились, он прижался к стене, будто хотел слиться с ней, раствориться, стать невидимкой. В то время как из палочки Драко выползал, угрожающе извиваясь, огромный зеленый змей. Помесь Василиска и кобры. Невиданное чудовище, внушающее страх одним только видом.
Оказавшись на полу, Самюэль расправил капюшон и выжидающе уставился на Драко, сверля хозяина взглядом вертикальных глаз. Малфой что-то шепнул, и змей, вильнув хвостом, направился на подмогу Блейзу и Тео.
Марк облегченно выдохнул, но радовался он недолго. Драко тут же вернулся к прерванному уроку. Схватил Кэрролла за темный чуб и поднял с пола.
- Итак, на чем я остановился? – за спиной послышался испуганный визг Гойла – Самюэль обвился вокруг парня, повалив его на пол. – Ах, да! На пункте номер пять, - беспечно продолжил Малфой. – Правило номер пять: всегда плати по счетам.
Кулак Драко безошибочно встретился с печенью Марка. Парень вновь согнулся пополам, но староста уже отработанным движением привел его в вертикальное положение.
- Малфой… - выдохнул тот. – Я все понял. Правда… Я осознал.
- Что именно? – холодно поинтересовался Драко.
- Что был не прав.
- Всего лишь?
- Скажи, что понял, какой ты на самом деле кусок дерьма! - услужливо крикнул из угла Блейз, связывая Крэбба заклинанием, пока Гойл исступленно визжал, пытаясь освободиться от Самюэля.
Марк бросил затравленный взгляд на своих союзников и понуро опустил голову, поняв, что ждать помощи от них бессмысленно.
- Ладно. Хорошо, Малфой. Ты победил, - он сухо сглотнул, пытаясь сделать глубокий вдох, но мешала боль в грудной клетке, - на этот раз.
- Всегда, - Драко взглянул на него сверху-вниз, как на муравья. – Малфои никогда не проигрывают.
- Да… Честолюбия в тебе через край, - усмехнулся Нотт, кладя свою палочку за пазуху и подходя к Драко. – Что будешь делать с говнюком?
- Учить, - бросил Драко. – Правило номер шесть…
- Я думал, мы договорились! – испуганно воскликнул Марк, озираясь по сторонам: Крэбб валялся на полу, связанный заклинанием Инкарцеро, а Гойл затравленно жался в углу под строгим надзором Самюэля. Змей кровожадно шипел и, поднявшись на высоту человеческого роста, сверлил Грегори немигающим зловещим взглядом.
- Ну не прекращать же мне урок на полуслове? Тем более что ты к нам в К.А.З.И.М.А.Т не ходишь, а меня страсть как распирает поучить кого-нибудь, – с самым невинным видом пожал плечами Малфой. – Итак, номер шесть: живи своим умом.
Драко схватил Марка за чуб и пристукнул головой о стену. Перед голубыми глазами поплыли звездочки, Кэрролл сполз по стене вниз и обессилено вытянул ноги.
Блейз с Тео обменялись одобрительными взглядами, мол, так ему и надо, будет впредь думать, что говорить, в то время как Драко скучающе оглядел собственные ногти.
- Сильно они тебя?- Блейз бросил на друга сочувствующий взгляд. – Мы пришли, как только заметили, что эти клоуны, - Забини кивнул на Крэба и Гойла, - испарились из гостиной.
- Да нет. Не сильно. Но синяки, по-видимому, останутся, - Малфой вытянул рубашку из брюк и придирчиво оглядел собственное тело. – Да…
- И как же это понимать? – вдруг прошипел Кэрролл, обращая на себя внимание друзей. Видимо, проснулась дерзость, забившаяся от страха в дальний угол сознания. – Что, по-твоему, Малфой, значит «жить своим умом»? Наплевать на правила и делать только то, что хочется?
- Это значит: по возможности соблюдать правила, но при необходимости делать исключения, - пояснил Блейз.
- Что-то я не совсем понял про исключения, - надменно отозвался тот, держась рукой за стену.– «Чистота крови навек». Или наш девиз уже неактуален?
- Другие времена, другие нравы, - вздохнул Забини. – Это не я сказал, это классик. Но мысль верная, парень.
- Может, хватит уже языком молоть? – подал голос Нотт. – Мне нужно план игры составить. Как-никак скоро играем с Когтевраном.
Парни словно по команде взглянули на Драко. Малфой рассеянно пожал плечами, не давая конкретного ответа. Затем направил свою палочку на Самюэля и сказал:
- Випера Эванеско.
Змей издал режущий ухо вопль и исчез в огне.
- Фу… почему он всегда так мерзко визжит? – сморщился Нотт.
- Если бы тебя заживо сжигали, сомневаюсь, что ты бы выводил романсы, - усмехнулся Забини.
- Вы идите, - повелительно махнул рукой в сторону выхода Драко. – Я догоню. Только скажу еще пару слов нашему другу.
- Веди себя хорошо, малыш, - подмигнул Марку Нотт. – Чтобы нам не пришлось возвращаться к этому разговору.
Кэрролл кисло ухмыльнулся в ответ. В глазах полыхала ненависть.
Блейз с Тео вышли из коридора, ведущего к потайному проходу под Черным озером, оставляя Драко наедине с поборниками чистокровной морали.
- Мне даже интересно, - осклабился Марк. – Что скажет Драко Малфой теперь, когда друзья не слышат его? Дай угадаю, - Драко присел на корточки перед ним и язвительно усмехнулся. – Наверное, велишь держаться подальше от грязнокровной подружки?
- Нет, - Малфой подался вперед, приближая свое лицо вплотную к лицу парня. Кэрролл непроизвольно попятился, упираясь головой в стену. – Просто дам совет: если и дальше будешь скрытно гадить за моей спиной, то однажды красивой лунной ночью мы с Самюэлем придем за тобой. Искать будут – не найдут. А если вздумаешь отомстить кому-нибудь из парней или Пэнси, пожалеешь, что вообще родился на свет. Усек? – Марк кивнул. – И остальным передай, тем, кто стоит за тобой: я всех вас мелко вижу, - голос зазвенел сталью, а в серых глазах отразились непоколебимая решимость и спокойствие. – Здесь, в Подземельях, я – закон. Слизеринский принц. А ты – просто грязь на моих туфлях. Стряхну и не замечу. Не тягайся со мной, сопляк, я от тебя и мокрого места не оставлю.
Драко поднялся на ноги, сделал несколько шагов, но вдруг остановился и вернулся назад.
- Чуть не забыл про седьмое правило: всегда доводить задуманное до конца, - Малфой язвительно усмехнулся, схватил Марка за голову и ударил коленом по лицу. Парень завалился на спину, зажимая рукой нос, из которого тут же заструилась кровь, окрашивая пальцы в красный. – И, да. Держись подальше от грязнокровки.
Малфой не спеша пошел в сторону выхода.
- Снейп увидит, - негромко заметил из своего угла Гойл.
Драко обернулся, кинув на него ледяной взгляд. Грегори попятился.
- Пусть... – зловеще протянул он. - Пусть все смотрят.
Всего на мгновение серые глаза, наполнились густым черным маревом, и тут же вновь приобрели свой естественный цвет. Малфой отбросил светлую челку небрежным вальяжным движением и продолжил путь.


Читать дальше --->>>


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-9725-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Ав@нтюра (27.11.2015) | Автор: Ав@нтюра
Просмотров: 401 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
+1
3 lyolyalya   (10.11.2016 20:52)
Спасибо за главу. Ох, правила в школе интересные, мягко говоря.
Гарри понял Герм, это хорошо. А Рон действительно тупоголовый критин wacko

0
2 Svetlana♥Z   (14.02.2016 15:22)
Свою репутацию Малфой поддерживает, а вот как он будет использовать слухи об их отношениях с Гермионой? Чем это обернётся для неё? surprised

0
1 Bella_Ysagi   (28.11.2015 00:12)
surprised спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]