Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Воробушек
Сборник (очень) коротких историй о (не)любви. Герою хочется выговориться, слушатель молчит до поры до времени, а воробушек... воробушек просто есть.

Рождественский Джаспер
Юная Элис Брендон отчаянно мечтает об особом подарке и просит у Санты исполнить ее самое заветное желание. Но у озорного старика совсем иные представления о мечте девочки…

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Драма, трагедия
4. Детектив, военные, экшен
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 383
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Дракомания. Право выбора. Глава 29. Молчи и слушай…

2016-12-7
47
0
Глава 29. Молчи и слушай…


Молчание. Оно пестрит словами.
И все чаяния, мысли, реплики между нами.
Узоры от игры света рождают истину.
Нет путей не тенистых.
Но светит солнце, тают снега, идут дожди.
Хочешь что-то сказать?
Тс-с! Подожди.
Давай соединим свои усилия к пониманию.
Мои мысли напоминают манию.
Если не боишься, с ними соприкоснись.
В молчании станет понятнее жизнь.
Ищи ответы в глазах, улыбках, прикосновениях.
Тишина наполнена нами, лови мгновения.
(Автор: Севост)


— Как и когда это произошло? — спросил Драко, сажая Пэнси на кровать.
Спешно вернувшись в Хогвартс, молодые люди закрылись в спальне слизеринки.
— Я была здесь, когда прилетел патронус от матери, — ответила Пэнси, щелкнув костяшками пальцев.
Драко перевел взгляд на ее руки: ногти были изгрызены до крови, красуясь кривыми, неровными краями. Пэнси никогда не носила длинный ногти, этому мешала игра в группе, но за руками следила, хоть и небольшие, но гладко отполированные, аккуратные ноготочки были своего рода визитной карточкой Паркинсон, так же как и волосы длиною до плеч, что теперь свисали темными патлами, обрамляя лицо.
— Поначалу я и не сообразила, что произошло, — продолжила Пэнси. — Мама что-то кричала не своим голосом, я не смогла разобрать. Но как только поняла, кинулась к Снейпу — его не оказалось в кабинете. Пришлось послать ему патронус, прежде чем улететь домой.
— Он был у меня, — ответил Малфой, опуская глаза. Теперь Драко понял, почему профессор так спешно покинул его и вернулся только к обеду, усталый и злой.
— У тебя? Что-то случилось? — встревоженно спросила Пэнси, поднимая взгляд на него.
— Ничего страшного. Ногу подвернул, — ответил тот. — Ты прилетела домой...
Обсуждать собственную болезнь не было никакого желания, тем более после того, что узнал Малфой несколько минут назад.
— Все уже были у нас: папин брат с женой, мамина сестра, все мои братья и сестры. Ждали в коридоре, около спальни. — Она надрывно вздохнула и, собравшись с силами, продолжила рассказ: — Мама была рядом с ним, держала за руку.
Голос Пэнси дрогнул, и Драко непроизвольно взглянул на семейное фото Паркинсонов, что стояло в забавной розовой рамочке на полке, рядом с фамильной шкатулкой.
— Он еле дышал. Вздохи были тяжелые, короткие, вперемешку с хрипами, — голос Пэнси задрожал еще сильнее и вдруг оборвался вставшим поперек горла комком.
Драко опустился на корточки и молча взял её руки в свои.
Пэнси всхлипнула и, сжав его ладони, подняла глаза. Лицо исказила гримаса боли, а по щекам, оставляя хрустальные следы, скользнули слезы. Она сглотнула и, собравшись с силами, продолжила:
— Он уже никого не узнавал, бредил. Это было ужасно… — Пэнси рассеянно утерла тыльной стороной ладони слезы, не обращая на них внимания. — Ты понимаешь, я знала, что рано или поздно это должно случится… Колдомедики говорили, что болезнь невозможно вылечить. Но…
— Какая именно?
— Магловская… И название такое странное — бронхогенная карцинома. Я не знаю, что это.
— Рак, — ответил Драко, растирая между ладоней заледеневшие пальчики подруги. — Мой дед умер от него. Так что я спец в этом деле, — он невесело усмехнулся.
— Я думала, еще не скоро… Я думала… — Пэнси неожиданно вздрогнула, будто внутри что-то сломалось — понимание, наконец, пришло к ней, и заплакала в голос. — Он умер, понимаешь? Папа умер! Да что же это… Он умер. Умер! Папочка…
— Т-ш-ш… — Малфой сел рядом с ней и, притянув к себе, крепко обнял за плечи. — Тише, Пэнс, тише…
— Не могу. Не могу! — рыдала та, схватившись за ворот его рубашки.
— Тише, тише… — Драко чуть отстранился, чтобы поправить подушки и уложить ее на кровать.
— Ты уходишь? Не уходи! — тут же всполошилась Паркинсон. — Только не сейчас…
— Нет-нет. Ты что, — Малфой тут же вернулся на прежнее место и крепче прижал её к себе. — Я теперь здесь. С тобой. И никуда не уйду, покуда сама не прогонишь.
— Ах, Драко… — всхлипнула Пэнси.
— Мне очень жаль, Пэнс. Действительно, жаль. Мистер Теренс был замечательным человеком, мой отец уважал и ценил его, так же как и я.
Сказав это, Драко почувствовал, как пропасть на месте грудной клетки вновь разверзлась — перед глазами, словно калейдоскопом, пронеслись картинки:

Маленькая Пэнси держит за руку отца, стоя на пороге Малфой-Менора.
— Добрый день, молодой человек, — говорит, чуть прищурившись, он.
— Добрый.
— Не могли бы вы передать хозяину, что пришел мистер Паркинсон с дочерью.
— Вы знаете отца?— немного удивленно интересуется Драко. Он никогда не видел прежде этого мужчину.
— Отца? — не менее озадачено переспрашивает тот. — Ах, извините, сэр. Я принял вас…
— За прислугу, — ухмыльнувшись, заканчивает за него Драко. — Потому что я открыл вам дверь.
Мистер Теренс сконфуженно пожимает плечами.
— Мы купили дом неподалеку, у холма, за рекой. И вот… решили зайти, чтобы познакомиться. Есть в доме кто-нибудь из взрослых или нам заглянуть позже?
— Смотри, какие у него смешные волосы, папа! — улыбается Пэнси, тыча пальцем в Драко. — Он что, седой?
— Ты ведешь себя невежливо, дорогая. Разве этому тебя учила мама? — с укором обращается к ней отец. — Поздоровайся, как следует.
— Здравствуйте, сэр, — надув губки, говорит Пэнси, обращаясь к Малфою. — Прелестный сегодня день, не правда ли?
Но стоит отцу отвернуться, тут же показывает Малфою язык. Ее поведение вызывает у Драко улыбку.
— Прикажу домовикам отыскать отца. Проходите, — он отходит от двери и жестом приглашает гостей в дом.


***


— Ближе, мистер Малфой, еще ближе. И резче. Танго — танец страсти. А на вашем лице написана только вселенская скорбь и ничего более, — говорит с заметным французским оттенком высокий худой мужчина в строгом черном пиджаке учителя танцев. — Подойдите ближе к партнерше.
— Я не кусаюсь. Не бойся, — язвит Пэнси, смотря на него.
— Еще чего! — высокомерно отвечает тот. — Не следует думать, что причина в тебе.
— А в чем же еще? — ухмыляется она и закидывает ногу на бедро Драко.
Им по четырнадцать лет, они живут рядом и вместе берут уроки бальных танцев по настоянию родителей.
— Просто не люблю делать то, чего от меня ждут.
— Даже если тебе нравится это?
— Я лучше не буду делать ничего, чем жить по приказу, — Драко наклоняет Пэнси назад, темно-русые волосы касаются пола.
Она смеется и, когда Малфой поднимает ее обратно, прижимается к нему сильнее необходимого, скользя ноготками под рубашку.
— Черт! Пэнс! — шипит он, отскакивая в сторону. — Просил же не делать так.
— Как? — невинно интересуется она.
— Ах ты… — парень кидается на нее, и, взвизгнув, Пэнси бежит к двери.
— Может, устроите перерыв, ребята? — услужливо интересуется, вошедший в класс мистер Теренс. — Я велел поставить чай.
Пэнси прячется за отца, пытаясь скрыться от Драко. Они смеются и кружат около мужчины, пока не роняют его на пол.
— Прекратите немедленно балаган! — на корявом английском визжит француз.
Мистер Теренс добродушно хохочет, а в огромное витражное окно танц-класса смотрит яркое летнее солнце.


В глаза будто насыпали песка, и Драко непроизвольно потер их. Затем посмотрел на пальцы — сухо. Он больше не плакал. Совсем. Хоть и хотел иногда. Очень.
— А еще, — вновь заговорила Пэнси, проглотив комок, что стоял в горле. — Когда я сидела с ним и держала за руку. Ты знаешь… Он пришел в себя ненадолго и сказал мне, — она поперхнулась слезами. — Он сказал: «Торопись жить». А потом… начал задыхаться, кровь пошла ртом и…
Драко обнял её еще крепче, и Пэнси уткнулась лбом в его ключицу.
— Он прав, Пэнс. Твой отец был мудрым человеком. Нужно спешить жить.
— Драко? — она подняла голову, смотря стеклянными от слез глазами. — Что же теперь будет? Я даже представить не могу. Каково это — терять кого-то?
Малфой вздрогнул. Он боялся подобного вопроса все это время, хоть и знал, что отвечать все равно придется. Немного подумав, Драко сказал:
— Ты знаешь, Пэнс… Сначала это тяжело. Ты постоянно чувствуешь, что чего-то не хватает. Будто часть тебя забрали и унесли куда-то. Далеко-далеко. И ты тоскуешь по ней, хочешь вернуть. Но потом… с каждым новым днем становится чуточку легче. Ты забываешь.
— Не знаю, — протянула Пэнси. — Не уверена, что со мной будет то же самое. Ведь твой отец жив, а мой нет.
— Жив… — отстраненно повторил Малфой. — Вот только разницы никакой. Я никогда больше не увижу его, равно как и ты своего. — Паркинсон потупила взгляд, уставившись в пол и продолжая шмыгать носом. — Даже не знаю, что хуже: смерть или это.
— Ты что! — возмущенно воскликнула Пэнси. — Жизнь всегда лучше смерти.
— О, да, — ехидно хмыкнул Малфой. — Заживо гнить в собственной камере — лучшего и придумать нельзя.
— У тебя хотя бы есть надежда, что отец вернется, — отрезала она. — А мой уже никогда.
Драко раздраженно нахмурился: слова Пэнси разбередили в его душе старую, но еще не затянувшуюся рану.
— Ладно. Не будем спорить. Не место и не время, — закончил он. — Сейчас меня волнуешь только ты.
Паркинсон благодарно улыбнулась и вновь положила голову ему на плечо.
— Ты сказал, что со временем я забуду обо всем. Но я… я не хочу забывать папу.
— Ты и не должна. Помни его… и люби. Ведь если человек умер, его нельзя перестать любить, черт возьми. Тем более если он был лучше всех живых, — Драко мягко поглаживал её по голове, голос звучал успокаивающе-отстраненно. — Единственное, что необходимо сделать — это отпустить его. Простить. За то, что ушел туда, где нет подлости, злости и зависти, а тебя оставил тут — гнить в этом лживом мире, где никому нет до тебя дела. Никого не заботят твои проблемы и чувства. Всем в большинстве своем плевать на тебя. А тебе на всех. Где мы рождаемся и умираем в одиночестве. А впрочем… Не слушай. Во мне слишком много яда сейчас. Я говорю глупости.
Пэнси кивнула, давая немое обещание.
— Драко?
— М-м-м? — ответил он, машинально гладя ее.
— А ты смог отпустить? Смог избавится от боли?
— Отчасти… — Малфой прикрыл странно тяжелые веки. — Это не так легко сделать, как бы хотелось.
— Но у тебя получается, я же вижу, — она взяла его за руку. — Ты становишься прежним, таким, каким был до всего, что случилось.
— Ты думаешь? — грустно улыбнулся Драко, переводя на нее взгляд.
— Да. Ты возвращаешься, — Пэнси смотрела на него снизу вверх. — Стал улыбаться. Все чаще и чаще. А ведь тебе так идет улыбка.
— Тебе тоже, — ответил он, поцеловав Пэнси в макушку.
— Я ненавижу тех, кто сделал тебе больно, — пробормотала Паркинсон ему в шею. — Ненавижу Асторию и отца.
Рука Драко замерла на её голове, но спустя мгновение вновь начала гладить по волосам.
— Может, ляжешь? — предложил Драко, отстраняясь от Пэнси. — Думаю, тебе нужно отдохнуть.
— Не хочу. Я не устала.
— Хорошо, можешь не спать. Просто ляг и полежи, а я посижу рядом с тобой, договорились?
Немного покапризничав, Пэнси все же уступила. Драко аккуратно укрыл её покрывалом и сел рядом. Девушка уснула довольно быстро, и, коснувшись пальцами ее щеки, Драко вышел вон.
На душе была пустыня.

***


— Вот это встреча! — удивленно воскликнул Тео, толкнув плечом Блейза. — Погляди-ка, кого к нам задуло.
Забини проследил за его взглядом. В нескольких шагах от них, на ступенях, ведущих в подземелья, сидел Гарри Поттер.
— Ну хоть какое-то веселье, — ухмыльнулся Нотт, засовывая руки в карманы брюк.
Они подошли к Гарри, встав над ним, словно стражники, и смотря сверху вниз.
— Что-то забыл, Поттер? — поинтересовался Тео, перекатываясь с пяток на носки. Ему не терпелось развязать ссору — только бы нашелся повод.
— Или заблудился? — поддержал Нотта Блейз.
— Ни то, ни другое. Идите куда шли, парни, — ответил тот, уперев локти в колени.
— Ух, ты! — осклабился Тео. — Слыхал? Сам Гарри Поттер разрешил нам войти в гостиную. И что бы мы делали без его разрешения? Даже не знаю.
— Наверное, тут остались ночевать, — подыграл Блейз. — Я бы и шагу не осмелился ступить. А ты?
— И я. Ведь Поттер у нас герой всего волшебного мира. Куда уж нам до него!
— Чего вам нужно? — Гарри поднялся на ноги, понимая, что разговор принимает нежелательный поворот. — На драку нарываетесь?
— На драку? — псевдоиспуганно переспросил Нотт, сделав шаг вперед. — Ты что! Как можно! У меня и рука-то не поднимется.
— Мы девчонок не бьем, — ядовито усмехнулся Блейз.
— Еще заплачешь, побежишь к Дамблдору жаловаться… — лицо Тео заметно вытянулось, стоило ему посмотреть на открывшуюся за Гарри дверь.
— Поттер! — утвердительно прозвучало сзади. Гарри обернулся, за спиной стоял Драко, сверля его колючим взглядом. — Почему не в Башне? Через десять минут отбой.
Блейз с Тео переглянулись, недоверчиво уставившись на Малфоя.
— Мне нужно поговорить с… — начал было Гарри.
— Тебе здесь не место. Иди в Башню, иначе сниму десять баллов за нарушение устава.
— Но я…
— Здесь не прогулочная галерея, если ты не в курсе. Так что нечего без толку ошиваться, — вновь опередил его Драко. — Подземелья для слизеринцев, а не для гриффиндорцев. Усек?
Тонкие губы изогнулись в хищной ухмылке.
— Вот именно! — поддакнули со своих мест Тео с Блейзом, Драко мельком взглянул на них.
— Тебе здесь не место, — вновь повторил Малфой, демонстративно запуская руку за подклад мантии: туда, где лежала волшебная палочка. — Проваливай, пока в состоянии. Дважды повторять не буду.
Гарри окинул троицу задумчивым взглядом, видимо, прикидывая, каковы его шансы, если будет упрямиться.
— Ладно. Я ухожу.
Слизеринцы хмыкнули, руки, потянувшиеся к палочкам, опустились. Они проводили Поттера внимательным взглядом вплоть до арки, ведущей к Главной лестнице, и перевели его на Драко.
— А ты какого черта заявился? — оскалился Тео. — Тебе здесь не рады.
— У тебя разрешения не спросил, — парировал Малфой.
— Да ладно вам, парни. Завязывайте, — вмешался Блейз. Он, в отличие от Нотта, был рад видеть Драко.
— Не лезь, — отрезал Тео. — Сами разберемся.
— А ты не затыкай меня. Надоели ваши ссоры. Только и делаете, что грызетесь. Все не можете определить, кто круче. Может, хватит уже палочками меряться?
Драко усмехнулся, ему понравился ответ Забини. Даже будучи в состоянии крайнего раздражения или гнева, он по-прежнему мог непредвзято оценить сарказм. Если он того стоил, конечно.
— Тебя никто и не держит. Вали, если такой нежный, — прошипел в ответ Тео.
— Я-то может и свалю. Только вот как быть с Пэнси? Девчонка совсем извелась за последние дни. Лица нет. И все из-за вашей ссоры.
Слова Блейза относительно подруги мгновенно охладили пыл Драко. Он потупил взгляд и спросил:
— Вы что, ничего не знаете?
— О чем?
— Про ее отца, — аккуратно ответил тот.
— Нет. А что с ним? — непонимающе нахмурился Блейз.
— Ну… — протянул Драко, переводя на него взгляд. — Вообще-то меня это не касается. Пэнси сама вам расскажет, если захочет. Это ее личное дело.
— Ох, ну конечно! — тут же взвился Теодор. — Малфой же у нас в курсе всего, что происходит в школе. Куда нам, дуракам!
Драко метнул в него колючий взгляд.
— Остынь, — выдохнул он. — Остынь или…
— Или что? Опять ударишь? — язвительно усмехнулся Нотт. — Что, понравилось бить друзей?
— Нет. Не понравилось, — уже спокойнее отозвался Малфой. — И я бы хотел забыть о случившемся.
Блейз одобряюще улыбнулся, поворачиваясь к Тео. Его вид говорил: «Смотри! Я оказался прав. Драко не хотел ругаться с нами и теперь жалеет о сделанном».
— Серьезно? — осклабился Нотт, складывая руки на груди. — Я так понимаю, это было извинение?
Драко немного покусал щеку изнутри, но все же кивнул головой, давая положительный ответ.
— Думаешь, пришел в подземелья, что-то невнятно пробубнил под нос и все? Опять друзья? — продолжил Тео. — Ты меня ударил, Малфой. Больно. По лицу.
— Вообще-то я надеялся, что именно так и будет, — ухмыльнулся Драко.
— Слишком просто. А в жизни так не бывает.
— Это верно, — Драко понимающе прищурил глаза, догадываясь, что имел в виду друг.
— Эй, вы же не собираетесь драться? — всполошился Забини, наблюдая за ехидной улыбкой Теодора и легкой ухмылкой Малфоя.
— Ну что ты, Блейз, — доброжелательно отозвался Нотт, подходя к Драко и кладя левую руку на его плечо. — Какие могут быть драки? Ведь Дрей признал, что погорячился, а я не настолько злопамятен, чтобы скалить на него зубы до конца жизни.
Но не успел Забини и рта раскрыть, как Тео ударил Драко по лицу. Малфой покачнулся, машинально схватившись за глаз. Пальцы окрасились в алый. Видимо, ударом тот рассек ему бровь, судя по тому, как заструилась по щеке кровь.
— А-ха-ха! — задорно рассмеялся Тео. — Так и знал, что подерусь сегодня. С утра кулаки чеса…
Договорить он не успел — хук в челюсть, оборвал мысль парня на полуслове. Нотт пошатнулся, но на ногах удержался.
— Я не сильно, - ухмыльнулся Драко, утирая кровь. — Ты же мне все-таки друг.
Тео сплюнул в сторону и улыбнулся. Между зубами запузырилась кровь, делая его оскал еще более зловещим.
— Эй! Ну хватит уже. Правда, — влез в драку Блейз. — Подурили и хватит.
Уже потом, сидя у огня в гостиной факультета и подпирая распухшую щеку, Забини сам у себя спрашивал, негодуя: «И какого черта я полез между ними?!».

***


Выйдя из слизеринского подземелья, Драко практически на ощупь побрел по коридору. Путь и так был неблизкий, а идти, ориентируясь в пространстве только одним глазом, было очень неудобно. Складывалось впечатление, что мир вдруг сократился в объемах, скукожившись до неприлично малых размеров.
Преодолев лестницу и повернув за угол, Драко наткнулся взглядом на сидящую у гобелена фигуру.
— Поттер? — на этот раз вопросительно сказал Малфой.
— Ага, — Гарри встал со скамьи и поднял волшебную палочку с горящим на конце огоньком на уровень груди. – Ого! Кто это тебя так?
— Не твоего ума дело, — насупился тот. — Почему не в Башне? Придется снять с тебя баллы.
— Снимай, если хочешь. Неважно.
— Услышь тебя сейчас Грейнджер, ее бы хватил удар, — Драко непроизвольно ухмыльнулся, представив себе лицо Гермионы.
— Собственно, я здесь именно из-за нее, — Гарри вмиг посерьезнел.
— Я так и понял, — Малфой кивком откинул назад челку, стараясь не испачкать волосы в крови. – Хотел поговорить о ней со мной?
— Да… — немного удивленно отозвался Гарри. — Так ты сразу понял? Почему же тогда…
— Вот ты наивный, Поттер! — оборвал его Драко. — Думаешь, только я догадался? — Гарри как-то странно посмотрел на него: то ли удивленно, то ли настороженно. — Говори, раз пришел. Но только быстро. А то у меня, видишь ли, дело есть неотложное, — Драко указал на собственный глаз. — Ну о-очень срочное.
— В общем, — тут же активировался тот. — Я сегодня разговаривал с Гермионой. Она сказала, что между вами ничего нет. Это правда?
Драко усмехнулся и склонил голову к плечу, рассматривая его.
— То есть ты пришел сюда, чтобы убедиться в том, что твоя подруга не врет? — Гарри нервно поджал губы, а довольным своим наблюдением Малфой принялся медленно обходить его кругом, продолжая собственную мысль: — Выходит, что моим словам ты веришь больше, чем ее?
— Вовсе нет.
— Разве? А по-моему, это очевидно. Что ж… — Драко сделал вид, будто задумался. — Могу сказать только одно — ты никчемный друг. И я рад, что ей больше не придется тратить свое время на тебя и имбецила Уизли. Без вас Гермионе будет легче дышать.
— Ты не так меня понял.
— О-о-о… — добродушно протянул Малфой. — Ты даже представить себе не можешь, как хорошо я все понимаю. Но признаться, я немного разочарован. Мне всегда казалось, что из вас двоих, ты хоть и немного, но все же умнее Уизли. Но как показывает жизнь, я ошибался.
Гарри вскинул вверх подбородок и сурово заявил:
— Я не буду препираться с тобой, Малфой, или что-либо доказывать. Все, что мне было нужно, я уже узнал.
— Серьезно? — Драко насмешливо вскинул вверх брови. — Может, поделишься?
— Вы не встречаетесь и никогда не встречались. Все, что говорят про вас в школе — чистой воды ложь, в ней нет и капли правды. Но я догадывался об этом и раньше.
— Тогда зачем приходил? — лицо Драко превратилось в непроницаемую маску.
— Хотел понять, зачем ты разыграл перед нами то представление про отношения. — Драко поджал губы, подбородок его заострился, а глаза недобро блеснули. — А вот сейчас, кажется, понял.
— Да что ты?
— Тебе просто нравится мучить людей. Играть их жизнями и чувствами. Наверное, в этот момент ты чувствуешь себя богом, — Гарри окинул Драко презрительным взглядом. — Да… Тут и сомнений быть не может — Гермиона никогда не стала бы встречаться с таким, как ты. Это просто смешно.
Не добавив ни слова, Гарри пошел вперед по коридору.
— Ах, вот оно что! Значит, это я недостаточно хорош для твоей подруги?! — крикнул ему вслед Малфой. — Спору нет — ей больше подойдет долговязый ботаник-зубрила или такой же идейно-повернутый, как она.
Гарри ничего не ответил, и это взбесило Драко еще больше.
— Нет? О-о-о… ну конечно! Как же я сразу не догадался. В роли ее парня ты видишь исключительно своего идиота дружка. Кто бы сомневался.
— Врезать бы тебе, — Гарри ненадолго обернулся. — Да только кто-то уже сделал это.
Драко покраснел от гнева и открыл рот, чтобы сказать очередную гадость, но Гарри уже ушел.
До Башни старост пришлось идти дольше обычного, так что Малфой смог от души насладиться дорогой и накрутить себя до крайней степени раздражения. Попадись ему сейчас кто-нибудь из школьников, простым снятием баллов дело бы не обошлось. Но к неудаче Малфоя и к счастью остальных, но пути ему не встретилось ни одной живой души, и, толкнув картинный проем, Драко обессиленно ввалился в гостиную. Тому способствовали злосчастные ступеньки, через которые он уже имел несчастие спотыкаться, и, конечно, вовремя сократившийся кругозор.
- Соплохвост бы вас побрал! – воскликнул Малфой, чуть было не упав.
Он кое-как схватился за ручку двери, удерживая собственное тело в состоянии равновесия.
— Драко? — прозвучало из-за кипы разложенных на столе учебников.
Вернувшись после отборочных в Башню старост, Гермиона с головой ушла в учебу. Как и всегда в моменты душевного подъема, уроки давались ей на удивление легко — будто по мановению волшебной палочки. Стоит ли говорить, насколько хорошо шли дела теперь, после примирения с Гарри?
Гермиона шутя расправилась с огромным сочинением по зельям, что задал в пятницу Снейп, начертила карту звездного неба для урока профессора Синистры и уже потянулась к рунам, как ругань со стороны входа нарушила рабочую тишину гостиной.
— Что это с тобой? — спросила она, приглядевшись к замявшемуся у дверей Малфою. — Ты пьян?
— Типа того, — ответил Драко, отлепляясь от входа.
— И когда только успел? — хихикнула себе под нос Гермиона, но все веселье как ветром сдуло, стоило парню выйти на свет. — Мерлин! — воскликнула она, вскакивая на ноги. — У тебя все лицо в крови! Что случилось? Ты опять подрался? С кем? Зачем?
Гермиона в два счета оказалась около него, испуганно разглядывая бледное лицо. Бровь Малфоя была разбита, а по щеке засохшей красно-коричневой полоской стекала кровь. Подбитый глаз был закрыт из-за слипшихся в крови ресниц.
— Не тарахти под ухом, — огрызнулся Драко, стараясь обойти Грейнджер, чтобы добраться до дивана.
— Давай помогу! — Гермиона подхватила его под локоть в попытке доставить к софе.
— Я сам могу, — отрезал парень, отбрасывая ее руку от себя. — Не трогай.
Немного покачнувшись, он все-таки добрался до дивана, с удовольствием опускаясь на него. Грейнджер прошла следом, предусмотрительно идя сзади, чтобы подхватить его, если что.
— Что с тобой случилось? — поинтересовалась Гермиона, робко переминаясь с ноги на ногу около него.
— Ничего.
— А что с глазом?
— Упал, — бросил тот, оглядываясь по сторонам, будто искал что-то.
— На глаз?
— На глаз, — ответил Драко, дотрагиваясь до окровавленного века.
— А почему костяшки сбиты?
— Когда падал, выставил вперед руку.
— Хватит делать из меня дуру! — взорвалась Гермиона.
— А ты не лезь с расспросами! Тьфу ты, черт! Откуда ее столько?! — брезгливо воскликнул Драко, смотря на окровавленные пальцы.
Развивать закипавшую ссору Гермиона не стала, а вместо этого проворно взбежала вверх по ступенькам в ванную, вернувшись с бинтом и тазиком воды.
Она проворно смочила ткань и, подойдя к Малфою, твердо заявила:
— Повернись ко мне.
Драко покосился на бинт и ядовито усмехнулся:
— Я не нуждаюсь в помощи. Сам справлюсь.
— Хватит огрызаться, — отрезала девушка.
Но Драко демонстративно вынул из ее пальцев ткань и, натянув на лицо очередную ухмылку, приложил к подбитому глазу.
— Тогда хотя бы выпей это, — она протянула ему пузырек с какой-то жидкостью.
— Что это?
— Укрепляющее, глаз быстрее пройдет.
Взяв склянку, Драко покрутил ее между пальцев.
— Никогда еще не встречала человека, которого бы настолько часто били. Раньше я думала, что это Гарри постоянно попадает во всякие переделки, но теперь… — протянула Гермиона, смотря, как Малфой аккуратно стирает кровь с собственного лица.
— Странно, — ответил Драко, поднимая на нее взгляд. — А я-то думал, все парни одинаковые.
На последнем слове Гермиона удивленно округлила глаза.
— Не знала, что ты настолько обидчивый, — с легкой улыбкой ответила она.
— Я никогда не обижаюсь, — заявил Малфой, опуская бинт в воду, чтобы сполоснуть.
— Верно. Ты не обижаешься, — пробормотала она, следя за руками Драко. — Ты мстишь.
Малфой замер. Бинт выскользнул из его пальцев, плавно опускаясь на дно посуды, но в тот же момент был перехвачен рукой Гермионы. Она аккуратно прополоскала и выжала ткань.
— Можно? — поинтересовалась Грейнджер, указывая на глаз Драко. — Или будем продолжать?
— Можно, — спустя минуту выдавил тот, стараясь не смотреть на неё. — Только не нужно впредь вымещать на мне злость из-за своих женишков, — последнее слово Драко произнес с особенным ядом. — Их у тебя могут быть сотни, а я всего один.
— Хорошо, «мистер недотрога», — улыбнулась Гермиона, вытирая кровавые разводы с его лица. — Постараюсь больше так не делать.
Обработав разбитую бровь, гриффиндорка переместилась на веко и, смочив слипшиеся ресницы, аккуратно протерла пострадавший глаз.
— Попробуй открыть.
Драко приподнял веко, но из-за опухоли до конца открыть не смог.
— Выглядит жутко, — сочувствующе поджала губы Гермиона. — Белок покраснел — сплошное воспаление.
— А ты умеешь утешить.
— Это мой святой долг, больной.
— Вы так заботливы, доктор «заноза в заднице», — ухмыльнулся Драко.
— Никакого уважения к медперсоналу! — всплеснула руками та, поднимаясь на ноги. — Есть хочешь?
— А что?
— Тебя не было на ужине, и я подумала…
— Ты что, следишь за мной? — Драко недоверчиво прищурил здоровый глаз.
— Нет. Просто заметила, — занервничала Гермиона, схватившись за русый локон.
— М-м-м… — протянул Драко, уставившись на ее пальчики, теребящие волосы. — Вообще-то я бы поел. Вот только ужин уже закончился. — Затем поднялся на ноги и заявил: — Я у себя. Работаю над песней. Ко мне не заходить и в дверь не стучать. Что бы не случилось. Хоть конец света.
— Хорошо, — Гермиона робко улыбнулась.
— Ну пока, — Драко поднялся наверх.
Гермиона проводила его хитрым взглядом и, едва дверь мужской спальни захлопнулась, выбежала из Башни. Вернулась она через тридцать минут с очередным свертком.
— Малфой! — крикнула Гермиона, опуская поклажу на свободное место на столе. — Иди сюда! Малфой!!!
— Да что?! — недовольно отозвался Драко, высовывая нос из двери собственной спальни. – Я же просил не беспокоить!
— Иди сюда! — не сдавалась она.
— Я сейчас запущу в тебя непростительным заклятьем, если не угомонишься, — пригрозил Малфой, все-таки выходя на балкончик. — Что это ты задумала?
— Накрываю на стол, — ответила Гермиона.
Развязав узел, она начала выкладывать на деревянную поверхность ужин, который, вместо очередной кражи с общего стола, попросила у работающего на кухне Добби.
— Ух, ты! — воскликнул Драко, скатываясь по перилам вниз. — С чего такой благородный порыв?
— Просто подумала, что в таком настроение как у тебя, ничего кроме мрачных баллад перед сном мне не светит. А вот если покормить… возможно, засыпать буду уже подо что-то более менее жизнерадостное, — пошутила Гермиона.
— М-м-м… — сладко протянул Драко. — Неплохо, Грейнджер. Твое чувство юмора уверенно развивается.
— Учителя хорошие.
— Это точно! — ухмыльнулся Драко, принимаясь за ужин.
Гермиона сдержанно улыбнулась и тоже взялась за вилку.
— Кстати, откуда у тебя укрепляющее?
— Сварила.
— Зачем? — удивился Малфой, так и не донеся вилку до рта.
— Не знаю… Просто решила, что может понадобиться, когда ты снова…
Она не договорила, молча указав на его подбитый глаз.
— С чего такая уверенность в том, что я снова?.. — он повторил её жест.
Гермиона пожала плечами, сама не зная ответа. А Драко тщательно прожевал кусок свинины, который все-таки донес до рта, и заявил:
— Ты заботишься обо мне. Снова.
— Это был вопрос? — улыбнулась она, ковыряя вилкой в ужине.
— Нет. Это утверждение. Вопрос: зачем ты делаешь это?
Гермиона задумалась и, подперев голову рукой, посмотрела на него.
— Ответ: я не знаю.
— Содержательно, — заметил Драко. — Но как-то неправильно. Тебе не следует делать этого. Ни один нормальный человек не стал бы. — Тут его лицо просветлело. — Может, ты и в правду ненормальная? А, Грейнджер?
— Вот спасибо, — усмехнулась Гермиона. — Долго думал?
— На самом деле я давно начал подозревать это.
Гермиона ничего не стала отвечать, лишь обреченно пожала плечами — тягаться с Драко не было ни сил, ни желания.
— Как-то это странно, не находишь? — спросил он, заканчивая трапезу. — Ты и я. Нормально общаемся уже несколько дней и даже вот, — он указал рукой на стол, — ужинаем вместе.
— Непорядок, — поддержала Гермиона и, отломив кусочек хлеба, кинула им в Драко.
— Эй! — улыбнулся Малфой, уклоняясь от снаряда. — И кто после этого ребенок?
— Он каждый раз смотрит на тебя утром из зеркала, — бросила та, поднимаясь из-за стола.
— Но порой мы умываемся вместе, — нашелся Малфой. — Полагаю, ты говоришь именно об этом.
Гермиона рассмеялась и, опустившись на ковер, откинулась на спинку дивана.
— Опять засунула ноги под себя? — спросил Драко, подходя мимо нее к импровизированному бару.
— А как же, — с улыбкой ответила Гермиона, усаживаясь по-турецки.


Малфой добродушно покачал головой и налил в бокалы выпивку.
— На, — он протянул Грейнджер стакан, опускаясь рядом с ней на ковер. — Выпей со мной.
Драко впервые сел на пол при ней, обычно он предпочитал сидеть в собственном кресле, гордо взирая на гриффиндорку сверху вниз.
— Я не пью, — ответила Гермиона, аккуратно отстраняя руку с бокалом от себя.
— Это коктейль, — заверил он. — Вермут, разбавленный виноградным соком, все равно, что компот. Да брось, Грейнджер, если бы я хотел тебя напоить, поверь, мне бы это удалось - возможностей было множество.
Гермиона прищурила в сомнении глаза, но стакан все же взяла.
— А ты знаешь… Звучит убедительно.
— Не чокаясь, — заявил Малфой, увиливая от протянутого бокала, и вдруг заявил: — За тех, кого нет с нами.
Гермиона недоумевающе пожала плечами и отпила немного из фужера.
— М-м-м… И правда вкусно!
— Слушай меня и министра магии, Грейнджер, — ухмыльнулся Малфой. — Хотя нет…только меня. Не стоит верить политикам.
Он опрокинул залпом собственную рюмку коньяка и, подхватив несколько поленьев, бросил их в камин.
Время неумолимо летело вдаль. Старосты сидели на полу и смотрели на огонь. Гермиона растягивала свой вермут, а Драко принялся за ром. Иногда Малфой подкидывал в камин новые поленья, а Грейнджер в этот момент бросала на него косые взгляды. Слизеринец неизменно ловил их, посылая в ответ загадочные ухмылки.
— Малфой? — аккуратно начала Гермиона, не зная, как завязать разговор. Она все еще надеялась выяснить, с кем он подрался.
— Давай помолчим.
Грейнджер вздохнула, но настаивать не стала. Сегодня Драко был не в меру задумчивым и… грустным что ли. Гермиона решила не торопить события. Возможно, он сам расскажет, если захочет…
Мерно потрескивающие в камине поленья создавали в гостиной иллюзию домашнего уюта и навевали атмосферу спокойствия и умиротворения. Поддерживаемый стараниями Драко огонь, словно хищный зверь, бросался на чугунную решетку с выгравированными на ней диковинными птицами и растениями. Малфой сидел справа от Гермионы в своей любимой позе: одна нога вытянута, а другая согнута в колене. Спиной он опирался на мягкую обивку собственного кресла. Одна рука покоилась на полу, в то время как другая, с зажатым в ней фужером, лежала на согнутой в колене ноге. Казалось, Малфой еле держит хрустальный бокал кончиками пальцев, полностью расслабив руку. Будто еще чуть-чуть и стакан выскользнет из его руки, разлетаясь осколками по полу... Иллюзия. Вокруг Драко всегда витала легкая дымка недоговоренности и тайн.
От огня исходило приятное телу тепло и еле уловимый аромат древесной смолы. Этот запах вкупе с алкоголем расслабляюще подействовал на Гермиону, и, вытянув ноги, она легла на пол. Девичьи волосы русой волной разметались по полу, сливаясь по цвету с ковром, а карие глаза уставились на пляшущие в балках потолка тени.
Несколько минут спустя рядом с ней опустился Драко. Гермиона ненадолго взглянула на него и вернулась к прежнему занятию. Они лежали рядом, молча смотря вверх и пытаясь разгадать рисуемые огнем картины. Красные блики то складывались в растительный орнамент решетки, то словно растворялись в темной глубине осеннего вечера, что непроглядным черным плащом окутал Хогвартс и его окрестности.
— Так же как в жизни… — вдруг сказал Драко.
— А? — отозвалась Гермиона.
— В жизни тоже так: сначала вспышка — радость, счастье, успех, любовь… А потом темнота.
Слова Драко зацепили Гермиону, и, повернув голову, она взглянула на Малфоя. Драко лежал очень близко, всего в нескольких сантиметрах. Казалось, стоило протянуть руку и можно было бы коснуться отливавшей золотом в свете огня кожи или убрать упавшую на глаза челку.
— Как ее звали? — прошептала Гермиона, боясь громким голосом отпугнуть его.
Малфой горько усмехнулся и, не поворачивая головы, ответил:
— У нее больше нет имени.
Выждав несколько минут, но так и не получив вразумительного ответа, Грейнджер легла на бок и посмотрела на него. Драко по-прежнему разглядывал танцующие на потолке всполохи огня.
Гермиона не стала лезть с расспросами, потому что знала, что он не ответит, пока сам не захочет. Хоть и немного, но она начала разбираться в Малфое. Вместо этого она сожалеюще вздохнула и, дотронувшись пальчиками до разбитой брови, тихонько спросила:
— Очень больно?
Драко прикрыл глаза, когда пальцы Гермионы коснулись его и немного погодя ответил:
— Нет. Если ты про бровь.
Она вновь вздохнула и убрала руку.
— А если не только?
Драко развернулся, принимая её позу. Теперь молодые люди лежали друг напротив друга, смотря глаза в глаза. Гермиона робко улыбнулась, и Драко ухмыльнулся в ответ. Зелье уже подействовало на его организм, превращая фиолетовую опухоль века в еле заметный желтый синячок, обещающий полностью сойти к утру. Только тонкий бордового цвета шрам на брови выдавал вечерние приключения Малфоя.
В серой глубине его глаз разливалась словно тающая в медовом пламени тайна. Нечто настолько неуловимое и желанное, что заставило Гермиону придвинуться ближе, с жадностью вглядываясь в его лицо. Было в Малфое что-то такое… манящее и пугающее одновременно.
— Твои глаза сейчас цвета виски, — заметил Драко.
— Наверное… — она встряхнула головой и отстранилась. — Лисса сказала, ты предложил ей перевестись.
— Ага, — отстраненно отозвался Драко. — Ты действительно хочешь поговорить об этом сейчас или просто чувствуешь, что нужно что-то сказать?
Гермиона перевела на него взгляд — Драко уже лежал на спине, одна рука под головой, другая вытянута вдоль тела.
— Нет, — выдохнула она. — Не хочу.
— Тогда молчи и слушай… В тишине тоже есть своя прелесть. Своя мелодия, жизнь… и страсть. — Голос Драко, такой тихий и проникновенный, будто околдовал ее. — Когда я хочу разобраться в собственных мыслях и чувствах — я молчу и слушаю. Нет ничего страшнее и совершеннее тишины. Поверь.
Гермиона рассеянно поправила упавшие на глаза волосы, чтобы лучше видеть его, и вновь положила руку на пол. Ее кисть непроизвольно коснулась руки Драко — пальчики легли прямо в мужскую ладонь. Гермиона вздрогнула от неожиданности. Его рука была теплой и незнакомой.
— А знаешь… ты прав, — прошептала она, почувствовав, как Драко еле заметно сжал ее пальцы в своей ладони. — Иногда нужно помолчать.
Они молча улыбнулись каждый своим мыслям, наблюдая, как всполохи огня складывают из теней и света очередную картинку.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-9725-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Ав@нтюра (24.11.2015) | Автор: Ав@нтюра
Просмотров: 310 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
+1
3 lyolyalya   (08.11.2016 01:58)
Прекрасные отношения, надолго ли?

0
2 Svetlana♥Z   (13.02.2016 19:06)
Хоть аппетит у них друг при друге не пропадает - уже прогресс! На самом деле - они отличные товарищи, пока... wink

0
1 Bella_Ysagi   (25.11.2015 01:18)
спасибо happy happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]