Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2574]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4841]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15142]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14346]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8976]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4353]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за сентябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Дверь в...
После смерти бабушки Белле в наследство достается старый дом. Раз в год на Хэллоуин в подвале открывается тайная дверь. Что девушка найдет за ней, если рискнет зайти?..
Эдвард/Белла/параллельные миры.
Завершен.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Когда ты взрослеешь...
События происходят в начале тридцатых годов XX века. Эдвард, недовольный тем, что стал вампиром, взбунтовался и ушел от Карлайла, начав жить самостоятельно.

Выбор
«Какая, к чёртовой матери, пауза в отношениях? Инцидент исчерпывается парой горячих поцелуев». Так думал Елеазар. Может, его любимая девушка полагала иначе?

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Кровные узы
Едва перевалил полдень, когда я затормозил у своего дома и выскочил как безумный. На первый взгляд все выглядело обычным: входная дверь не сломана, стекла не разбиты, крови нигде не видно.
- Белла! – заорал я, волнуясь за ее жизнь. Она что, все еще спит? Или ей настолько плохо? Или Джейкоб похитил ее и убил?
Новая 8 глава от 13 октября.

Крылья
Кирилл Ярцев - вокалист рок-группы «Ярость». В его жизни, казалось, было всё: признание, слава, деньги, толпы фанаток. Но он чертовски устал, не пишет новых песен. Его мучает прошлое и никак не хочет отпускать.
Саша Бельская работает в концертном агентстве, ведет свой блог с каверзными вопросами. Один рабочий вечер после концерта переворачивает ее привычный мир…

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13022
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 28
Гостей: 23
Пользователей: 5
нютя, nizoras, siliniene7, sparky92, zoya908


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Всё ещё жив... Глава 59

2019-10-20
17
0
ГЛАВА 59

От лица Эдварда

Весь следующий день меня качало из стороны в сторону от ужасной слабости и боли в голове. Я с трудом заставил себя поесть, напоминая себе, что обещал Белле. Я едва успел добраться до комнаты, прежде чем меня вывернуло, и встревоженный Карлайл помог мне улечься в постель, дав какое-то лекарство. Кошмары в этот раз меня не беспокоили, и мне удалось поспать. Ребята развлекали меня, как могли, не тревожа больше смущающими интимными разговорами, которых я опасался. Эммет предложил посмотреть кино, но я даже не понял, о чем оно, всеми мыслями пребывая с Беллой.

- Какого хрена ты так убиваешься, чувак? - вдруг резко спросил он и, очнувшись от раздумий, я заметил, что фильм уже кончился.

- Извини, я все пропустил, да? - я попытался выдавить улыбку, но лицо Эммета по-прежнему оставалось серьезным.

- Проголодался? - я даже не сразу заметил присутствие Джаспера и, взглянув на него, отрицательно помотал головой.

- Почему она ходит на охоту одна? - неожиданно для самого себя спросил я, вопросительно глядя на парней.

- Я думаю, это даже к лучшему для нее, побыть одной, - пожал плечами Джаспер, - успокоиться, разобраться в себе. С девчонками это вряд ли удастся, - он хмыкнул и, поразмыслив, я согласился с ним.

- Ты ведь знаешь, нам тоже необходимо питаться, хотя бы ради твоей безопасности, - добавил Эммет.

- Знаю, - обреченно вздохнул я, умолчав, однако о том, что для этих целей у Беллы есть я.

Надежда хоть однажды оказаться востребованным ею в этом плане угасала с каждым днем, подводя меня к отчаянию.

- Ты можешь дать ей гораздо больше, чем кровь, - словно догадавшись о моих мыслях, осторожно заметил Джаспер, накрывая ладонью мой сжатый кулак.

- Мы думаем об одном и том же, брат? - хохотнул Эммет, и я недоуменно посмотрел на них обоих.

- Нет, озабоченный болван! - отмахнулся Джаспер, что только еще больше рассмешило Эммета. - Я говорю о чувствах!

- Так и я о том же, - продолжал забавляться он, - о чувствах и об удовольствии, - он подмигнул мне, и я покраснел, когда до меня, наконец, дошел смысл его слов.

- Что я могу для нее сделать? - опуская голову, робко пробормотал я, готовый уже на что угодно, лишь бы Белла больше не оставляла меня.

- Вот это разговор, мужик! - улыбаясь во весь рот, Эммет хлопнул меня по плечу, и я, покосившись на Джаспера, заметил, как тот со вздохом закатил глаза.

- Это поможет тебе расслабиться, - загадочно улыбнулся Эммет, поставив передо мной две бутылки пива, ловко открывая одну из них, совершенно не обращая внимания на недовольно поморщившегося Джаспера, который, взяв в руки какой-то журнал, расположился на кровати. - Девчонки уехали за покупками, так что нам никто не помешает.

Это почему-то не внушило мне доверия и я нервно поежился, с опасением ожидая «серьезного» разговора.

- Для начала покажи ей, что ты мужик и у тебя есть яйца! - Эммет яростно взмахнул рукой, состроив зловещую гримасу, и я увидел, как затряслась голова Джаспера, почти полностью скрытая за журналом.

- Их... обязательно показывать? - с дрожью в голосе промямлил я, чувствуя, как лицо заливает краской смущения.

- Нуу... можешь и показать, - захохотал Эммет, усаживаясь напротив меня, и с удовлетворением проводив глазами мой первый глоток из бутылки. - Но вообще-то я имел ввиду, что ты должен быть твердым с ней.

- Я и так... уже, - еще больше смутился я, вновь припадая к бутылке, - куда уж больше, у меня штаны скоро треснут.

- Я говорю о решительности, парень, - Эммет уже загибался от смеха, а лицо Джаспера наконец-то появилось из-за журнала.

- Можно ведь обойтись и без этих выражений, - предложил он, но я видел, что и ему с трудом удаётся сдержать смех.

- Так скучно, - поджал губы Эммет, - а мои выражения помогают разрядить обстановку.

С этим я вполне мог согласиться.

- Ага, - пробормотал я, делая очередной глоток и облегченно вздыхая от того, что выражения Эммета не надо воспринимать буквально.

- А пока Беллы нет, и ты находишься в таком... хм... стесненном положении...- глаза Эммета многозначительно стрельнули в область моего паха и я снова покраснел, сдвигая колени и пытаясь скрыть свое постыдное состояние, ...что мешает тебе справляться с этим... ээ... так сказать, собственноручно?

В глазах Эммета прыгали смешинки, а я недоуменно распахнул рот, совершенно не въезжая в смысл этого выражения. Послышалось рычание Джаспера, и я внезапно насторожился, снова почувствовав скрытый смысл.

- Собственно... что? - невнятно промямлил я, нервно вцепившись в бутылку.

- Запрись в ванной, спусти штаны и сделай вот так...- Эммет загоготал, делая недвусмысленное движение рукой в районе паха и через мгновение потрясенно замолк, вытаращив на меня глаза. - Ты что, никогда не...

- Я н-не... мне нельзя... это грех! - в шоке вырвалось у меня и я, испуганно замотав головой, судорожно вжался в кресло.

Он, вероятно, шутит надо мной, раз смеет предлагать такое. Я помню как однажды, когда мое тело стало проявлять себя удивительным образом, я несмело коснулся себя и через мгновение охранник отсека вытащил меня, полусонного, из кровати и розгами до крови перебил мои пальцы. Я даже не понял, что сделал такого ужасного, и чем было вызвано наказание, но то, что этого делать нельзя я запомнил раз и навсегда. Удовольствие не для людей. А было ли удовольствие?

- В этом нет ничего предрассудительного, - мягко заметил Джаспер в попытке развеять мой, непонятный ему, страх.

- Нет ничего страшного в том, чтобы ты помог сам себе снять напряжение, - уверенно кивнул Эммет, и улыбка снова вернулась на его лицо, и он добавил, - тем более, когда Белла проявляет такую активность по отношению к тебе. Она уже пыталась... хм... приложить к тебе ручку? - он снова беззлобно оскалился в ухмылке, кивнув в сторону моей выпирающей ширинки.

Я глупо заморгал, поерзав на месте, и смущенно опустил голову, чувствуя, как пылает мое лицо. Я вспомнил, как однажды Белла грубо схватила меня там, но это было сделано ею в злобе и раздражении, а вовсе не потому, что она хотела... через миг ее хватка сменилась легкими поглаживаниями, едва не толкнувшими меня к краю. Неужели она... сама хотела сделать то, о чем говорил Эммет? Собственноручно? Как много раз я со стоном просыпался, задыхающийся и весь в поту, будто снова чувствуя сдержанное скольжение ее руки на своем члене. Неужели тогда, когда она так неожиданно схватила меня, она желала совсем другого? Не унизить и запугать, указывая мне на мое место, а дать мне почувствовать запретное?

- Боже, - слабо выдохнул я и, вцепившись в бутылку, одним глотком допил содержимое.

- И что же ты почувствовал тогда, братишка? - заулыбался Эммет, несильно сжав мое плечо, и открыл для меня вторую бутылку.

Стыд, потрясение, страх и... удовольствие? Я с силой стиснул в кулаке свои волосы, чувствуя, что голова вот-вот взорвется от перевернувшей мои взгляды информации.

- Уверен, Беллу это отнюдь не оттолкнет от тебя, даже наоборот, девчонки считают это горячим, - хмыкнул Эммет, - к тому же, ей вовсе не обязательно знать, чем ты занимаешься в ее отсутствие. А если и узнает, то будь уверен, твою руку она с удовольствием заменит своей.

В отличие от Эммета я совершенно не был уверен в том, что Белла когда-нибудь захочет это повторить. Одно дело смотреть на меня, целовать, ласкать, и совсем другое - трогать... там...

- Готов поспорить, чувак, максимум неделя - и ты окажешься в ее руках! - с жаром воскликнул Эммет и я сомнительно нахмурился.

Я проиграл бы Эммету этот спор всего-то через какие-то сутки, когда даже не нашел в себе сил сопротивляться Белле.

- Не сомневайся, Эд, она хочет этого не меньше тебя, - подал голос Джаспер, и я, все еще неуверенный и испуганный, тяжко вздохнул.

- У меня есть кое-какие фильмы... - загадочно подмигнул Эммет, направляясь к полке с дисками, и я нервно сглотнул, чувствуя, что дело должно принять совсем уж смущающий оборот.

- Я не думаю, что это хорошая идея, - нахмурившись, вмешался Джаспер, покосившись на меня, - с него достаточно и твоих пошлых разговорчиков.

- Брось, - отмахнулся Эммет, роясь в стопке с дисками и выбирая подходящий, - не на себе же мне ему показывать. К тому же мужик должен быть готов к любым заскокам своей Госпожи. Она у нас та еще штучка.

Я все еще был слишком ошеломлен от того, что парни так спокойно и непринужденно вели разговор о вещах, которые всю мою жизнь были для меня под строжайшим запретом. Более того, опасаясь жестокой расправы, я старался даже не думать о подобном, хотя не мог отрицать, что подобные мысли все же посещали мою голову. Близость с женщиной никогда не привлекала меня, и даже та капелька удовольствия, что я испытывал в конце, не стоила моих душевных терзаний и рваных ран, испещрявший мой слабый разум. С Белой же все было иначе. Несмотря на то, что она нередко причиняла мне физическую боль, я все равно тянулся к ней и душой и телом. Это возникло между нами в одно мгновение, но я только сейчас начал постепенно осознавать происходящее. Мы оба сопротивлялись этому как могли. Белла яростно и злобно, а я со стыдом и страхом. И к чему в итоге нас привели тщетные попытки спрятаться от теперь становившегося уже неизбежным? Мы спим в одной постели, держимся за руки, целуемся, когда никто не видит. Все видят нас парой, считают единым целым. С какой-то стороны это так и было, ведь я певец Беллы, что встречается крайне редко в мире вампиров. Но, что значит быть парой в совершенно другом плане, я не знал. Я наблюдал подобные отношения в Вольтерре между моей Госпожой и Господином Кайусом, между другими вампирами. И хотя такие отношения были и между Господином Алеком и Мариэль, их никогда и никто не считал парой. Каллены были большой и дружной семьей, но и они были разбиты на пары, имели каждый свою половинку, как они это называли. Карлайл был с Эсми, Эммет с Розали, а Джаспер с Элис. Я никогда даже не задумывался, что подобное может происходить и со мной, но как оказалось, у Беллы было на этот счет другое мнение. Когда и почему все так изменилось между нами, я не знал. Я мог с уверенностью сказать, что как только Белла впервые увидела меня, все, чего она желала в тот момент - это моей смерти, моей крови. И как раз это было для меня естественным. Каждый из нас жил в ожидании смерти, зная, что его жизнь может оборваться в любое мгновение. Я до сих пор жив вовсе не потому, что Каллены старательно мешали Белле убить меня. У нее было столько возможностей для этого. Я жив только потому, что так хочет Белла. Потому что она видит во мне то, чему я сам не мог дать подходящего объяснения. В какой- то неуловимый момент я стал для нее другим, особенным, не только певцом. Возможно ли, что она тоже стала видеть во мне свою пару, свою половинку? Только в моих силах постараться стать для нее лучше, сделать ее счастливой, пусть даже и таким, невероятным для меня способом. Кто я такой, чтобы осуждать ее, отталкивать, даже из лучших побуждений? Меня до смерти пугала неизвестность, но если это то, чего в действительности так желает Белла...

- Возможно, лучше начать с устных объяснений? - продолжал настаивать Джаспер. - Не стоит пугать его порнушкой, он и без этого весь дрожит.

Порнушкой? Я не понимал больше половины сказанных ими слов, и это только усиливало мою нервозность.

- Поверь, чувак, это не то, чего стоит бояться, - подмигнул мне Эммет и снова обернулся к Джасперу, - почему-то мне кажется, что наша Беллз - девушка с очень богатой фантазией и Эдварду нужно быть готовым ко всему, а я уверен, что парень в этой области полный профан.

- К чему мне нужно быть готовым? - заплетающимся языком пролепетал я, остро почувствовав желание сбежать.

На лице Эммета расползлась коварная ухмылка и он, взяв в руки пульт, кивнул на экран телевизора. Я мысленно поблагодарил бога за то, что сижу и мои глаза едва не выскочили из орбит, стоило мне увидеть на экране девушку с такой огромной грудью, что я поразился, как она вообще может с ней ходить. Поглядывая на меня, Эммет продолжал довольно скалиться, как будто происходящее его совершенно не удивляло и блестящие, обнаженные женские тела он видит каждый день. Джаспер снова улегся на кровать, скрываясь за журналом и иногда высовывая нос, недовольно морщась. Я не заметил, как появилась третья бутылка пива, только продолжал очумело таращиться на экран, не поспевая взглядом за меняющимися картинками. Женщины не были полностью обнажены, но то, что было на них надето, с большим трудом можно было назвать нижним бельем. Даже то, что мне посчастливилось увидеть на Белле, не было таким откровенным и вызывающим. Позы девушек были призывными и они явно знали, что делать. Мое тело отреагировало соответствующе и я, неловко поерзав, сделал еще несколько глотков. Не знаю, сколько прошло времени, несколько минут или несколько часов, когда я начал понимать, что пиво совершенно не помогает мне расслабиться, а голова идет кругом от увиденного. Лоснящиеся, извивающиеся тела, страстные, томные вздохи, ласки, о существовании, которых я даже не подозревал... Неужели это именно то, чего хочет от меня Белла? Чтобы я касался ее великолепного, нежного тела так грубо и дерзко, так бесстыдно? Никогда, ни разу в моей жизни я не позволял себе подобного с партнершей и то, что мелькало перед моими глазами, никак не укладывалось в голове. Я был возбужден, смущен и до ужаса растерян. Я уже десять раз пожалел, что поддался уговорам Эммета, но не мог оторвать глаз от экрана. Руки тряслись, а в горле пересохло, несмотря на количество выпитого. Эммет попутно давал объяснения, но я с трудом в них вникал, только глупо кивая. Белла никогда не позволит мне такого хотя бы потому, что попросту не захочет, чтобы я касался ее таким образом. Как мало я в действительности знал об этой стороне жизни, как мало я видел. Я был благодарен Эммету за то, что он, поняв, в каком я сейчас состоянии, больше не дурачился и не сыпал шуточками. Это не было смешным, не было ужасным и пугающим, как я ожидал в начале. Это стало для меня полнейшим шоком. Внезапно я почувствовал себя до боли расстроенным, но не потому, что был уверен, что никогда не смогу дать Белле желаемого. Даже если она вдруг и захочет... я не умею так. Я всегда был только сверху, всегда, и в моей голове не возникало даже мысли о том, что это может быть по-другому. Да и зачем? Мы все делали то, что должны были и не стремились к большему.

Я стойко держался в течение всего просмотра, увидев массу самых разнообразных ласк и расположений партнеров, но моей выдержке подошел конец, когда одна из девушек вдруг с игривой улыбкой опустилась перед парнем на колени и коснулась губами его возбужденного члена.

- Что... что она делает? - в ужасе завопил я, вскакивая на ноги и расплескивая остатки пива.

- Поверь, брат, это не оставит тебя равнодушным, - как ни в чем не бывало с таинственной улыбкой заявил Эммет, явно считая происходящее в порядке вещей.

- Ты думаешь, мне понравится, если Белла откусит мне член? - задыхаясь от потрясения, я начал испуганно пятиться в угол, пока не уперся спиной в стену.

- Выключи! - резко приказал Джаспер, мгновенно оказываясь на ногах и вставая перед Эмметом.

Я обессиленно сполз по стене на пол, вцепившись в волосы и не в силах поднять глаз. Боль в голове запульсировала бешеными толчками и желание сбежать стало невыносимым. Неужели Эммет все это время всего лишь жестоко насмехался надо мной? Как я мог реагировать на то, что ясно видел собственными глазами? Разве это то самое волшебство, о котором говорил Джаспер?

- Ты слишком торопишься с выводами, парень, - невозмутимо ответил Эммет и, почувствовав в его голосе снисходительную усмешку, я заставил себя поднять голову и вновь посмотреть на экран.

Глаза парня закатились от совершенно неожиданного для меня удовольствия и, запутав пальцы в волосах девушки, он сдержанно направлял ее движения. Я был готов поклясться, но это доставляло удовольствие им обоим!

- Белла никогда не... - с дрожащим выдохом выдавил я, но так и не смог закончить фразу.

- Она никогда не захочет, или ты боишься, что не сможешь ей отказать? - хохотнул Эммет, усаживаясь рядом со мной и приобнимая меня за плечи.

- Розали тоже делает это? - неожиданно для себя вдруг выпалил я, пристально глядя на Эммета, глаза которого вдруг подозрительно забегали по сторонам. - И Элис? И... Эсми?

- Чёрт, чувак, я даже думать не хочу о том, что вытворяют мои родители, запираясь в темной комнатке, - притворно скривился он, и на его лице снова засияла улыбка.

- Делает, да? - более настойчиво повторил я, втайне наслаждаясь смятением Эммета.

- Почему мы должны отказывать себе в удовольствии, если оба хотим одного и того же? - подмигнул он, поднимаясь на ноги и выключая, наконец, телевизор.

- Послушай, Эдвард, - тихо вмешался Джаспер, до этого державшийся в стороне, - то, что ты сейчас видел, не всегда происходит именно так. Это будет только между вами и в любом случае только вам обоим решать, к чему вы готовы, а к чему нет. Обоим, слышишь? - я с сомнением взглянул на него, но в его глазах не было насмешки, и он был серьезен, что немного успокоило мою дрожь. - Если ты не готов, боишься, не хочешь, это никогда не станет правильным, чувственным и прекрасным. Я замечаю, как порой несдержанно ведет себя Белла по отношению к тебе, но я знаю свою сестру. Она никогда не перешагнет через твои чувства, никогда не пожертвует твоей душой ради собственного удовольствия. Ты думаешь, она не догадывается о твоей неопытности? - улыбнулся он, и к моим щекам прилила кровь. - И я уверен, это только еще больше привлекает ее в тебе, а отнюдь не вызывает пренебрежения. Доверься ей и, главное, доверься себе.

- Как я узнаю... что ей нравится... что она хочет от меня в данную минуту? - потерянно спросил я, закрывая глаза и пытаясь уложить в голове его слова.

- Ты узнаешь, поверь мне. Поймешь, почувствуешь...

В этот день я засыпал полностью разбитый и опустошенный от испытанных эмоций. Новые картинки появились в моих снах, новая Белла и я не мог не признаться себе в том, что хотел бы попробовать.

Едва проснувшись утром я, отказавшись от завтрака, нетерпеливо одевался, стараясь не обращать внимания на несильную боль в руке. События прошедшего дня больше не волновали меня и все, что занимало мое внимание в данный момент - это самая прекрасная на свете девушка, со счастливой улыбкой спешащая мне навстречу.

Даже мой страх не помешал мне оттолкнуть ее, когда она так нежно ласкала меня, стоящего под теплыми струями воды. Она была напугана и возбуждена не меньше меня, но ни разу не причинила мне боли. В любой момент я мог сказать ей привычное и испуганное «нет», но не сказал не потому, что боялся снова огорчить ее, а потому, что ее руки подарили мне самый чувственный и незабываемый момент за всю мою жизнь. Увиденное мною вчера разом промелькнуло перед глазами, и как я ни старался подготовить себя, то, что происходило между нами сейчас, превзошло все мои ожидания. Сколько раз женщины касались меня грубо и резко, безжалостно и настойчиво, невзирая на то, что видели в моих глазах страх? Сколько раз я молил о том, чтобы это побыстрее закончилось? Но ни одна из них не делала это с такой осторожностью и ошеломляющей нежностью, как Белла. Ни одна из них не желала меня настолько, что могла отпустить, скажи я «нет». Ни одна из них не ловила губами каждый мой вздох, каждый стон. И ни одни руки не были для меня так горячи и так желанны. Как несдержан и страстен был ее голос, шептавший мне о том, что она хочет для меня сделать, на что она готова, чтобы подарить мне волшебство. Как чутко она поняла, что в действительности я не готов пока к чему-то большему, но всего за несколько мгновений она подвела меня к самому сильному оргазму в моей жизни, бережно лаская меня одной лишь рукой. Но ни Эммет, ни Джаспер не могли знать, как гадко и грязно я буду чувствовать себя после того, как помутневшим взглядом увижу на руке Беллы следы своего освобождения. Какая боль и обида отразится на лице Беллы после того, как я безжалостно разрушу ее волшебство, и какая мука будет в моей душе после того, как я увижу ее, медленно идущую к двери, убитую и раздавленную моей очередной слабостью. Но я не позволил своей жалкой трусости взять над собой верх, когда бережно поднимал свою девочку на руки, впервые в жизни почувствовав, что произошедшее между нами было правильным, потому что мы оба этого хотели. И я был самым счастливым человеком на земле, когда засыпал, сжимая в объятиях свое волшебство.

Выспавшийся и удивленный наполнившей тело легкостью я проснулся с утра и лишь немного огорчился тому, что Беллы не было в комнате. Я знал, что она не ушла, что она здесь, рядом, не бросила меня, не ушла к Райли. Я глупо улыбался собственному отражению в зеркале, пока умывался и чистил зубы. Неожиданно для себя я вдруг взял с полки флакончик, подаренный мне Элис и Розали, и, капнув на ладонь несколько капель, размазал их по шее, следуя инструкциям девушек. Приятный запах защекотал мои ноздри, и я невольно улыбнулся, предвкушая как это, должно быть, понравится Белле. Я одел новую одежду, в изобилии сложенную для меня в шкафу, придирчиво выбирая футболку, рубашку и оглаживая на бедрах джинсы. Жаль, что дурацкие волосы никак не желали ложиться ровно, но это не сильно меня расстроило. Белле нравились мои торчащие во все стороны вихры, в которые она с удовольствием запускала свои пальчики, нередко таская меня за них, когда я плохо себя вел.

Ее ноздри моментально раздулись, стоило мне спуститься на кухню, и я с удовлетворением понял, что Белла уже почувствовала мой запах. Меня немного взволновало то, что она почему-то не отрывала глаз от стола и будто боялась посмотреть в мою сторону. Предательский голосок в голове шепнул, что возможно она жалеет о произошедшем вчера, и я вдруг занервничал, с робостью подходя к ней. Розали как-то подозрительно мне подмигнула и поспешила исчезнуть, и когда взгляд Беллы встретился, наконец, с моим, я вдруг до боли ощутил желание ее поцеловать. Этот поцелуй был необходим мне как воздух, чтобы знать, что волшебство все еще здесь, с нами. Что Белла не жалеет о произошедшем так же, как не жалею и я. Что все, что случилось вчера, было правильным и только между нами, как говорил Джаспер. И когда глаза Беллы опустились к моим губам, и я почувствовал, как сильно наши желания совпадают, все мои страхи и сомнения отступили в сторону. Я ни секунды не колебался и не боялся, нежно касаясь ее сладких губ, влажного языка. Я доверился ей, я доверился себе, срывая с ее губ тихие стоны удовольствия. Возможно, это и был первый шаг к отношениям...

Предстоящая поездка в бассейн немного пошатнула мое только что обретенное спокойствие, но я тут же решительно взял себя в руки, не желая вновь показывать перед Беллой свою трусость. Она и так была более чем терпима ко мне в последнее время. Я знал, что могу ей доверять, и она никогда не допустит, чтобы со мной что-то случилось. К тому же она не настаивала, в очередной раз предоставляя мне право выбора. Она желает мне только добра и если так надо, то я пойду.

Всю дорогу, пока мы ехали к бассейну, Белла держала меня за руку и ободряюще мне улыбалась. Я натянуто отвечал ей, с каждой минутой все острее чувствуя подступающую панику. Вся моя напускная храбрость моментально испарилась, стоило мне выйти из машины на улицу перед уже знакомым мне зданием. Ноги предательски задрожали, а дыхание участилось и, к моему стыду это не укрылось от глаз Беллы. Подушечкой большого пальца она нежно погладила тыльную сторону моей ладони, и этот жест был дороже всяких слов. Глубоко вздохнув, я попытался унять дрожь в ногах и последовал за ней. Присутствие Эммета и Розали ничуть меня не успокаивало, а наоборот только усиливало мучительное чувство стыда.

Я моментально забыл обо всех своих страхах и буквально потерял дар речи, стоило мне увидеть, в каком одеянии Белла собралась учить меня плавать. Более того, и Розали, и к моему ужасу Эммет имели бы прекрасную возможность лицезреть практически обнаженное тело моей Госпожи. В одно мгновение она перестала быть для меня просто Беллой, и я почувствовал острую необходимость защитить ее, прикрыть от посторонних глаз, пусть даже это будут глаза ее родственников. Ведь там же присутствовал Эммет, мысли, и слова которого всегда были слишком смущающими и откровенными для меня. Несмотря на недовольство и возмущение Беллы, я храбро и неотступно стоял на своем, пока Белла не уступила и не согласилась надеть мою футболку. Ее ноги все еще оставались слишком открытыми на мой взгляд, но по крайней мере грудь не была выставлена на всеобщее обозрение. Я вдруг вспыхнул, поймав себя на мысли о том, что впервые так реагировал на ее тело. И хотя Белла довольно часто обнажалась в моем присутствии, я отнюдь не считал это чем-то неприличным. Возможно потому, что до этого не считал себя кем-то значимым в жизни Беллы. Но после того, что произошло между нами в душе, для меня это стало чем-то особенным. Чем-то, чем я подсознательно противился делиться. Белла немного поворчала, но как мне показалось, в какой-то мере она даже осталась довольна моей возмутительной, дерзкой настойчивостью. Будто она поняла мои истинные намерения, прислушалась к моим сбивчивым словам и все-таки оделась.

Я безнадежно трусил и, отчаянно хватаясь за руку Беллы, шаг за шагом приближал себя к огромной, плещущейся массе. Отвратительно холодной. Я знал это, еще даже не коснувшись воды. Мое тело ощутимо вздрагивало от каждого громкого всплеска, создаваемого движениями Эммета и Розали. То, что было так просто и даже весело для них, для меня было сущим кошмаром. Мне стоило невероятных усилий выпустить руку Беллы и сесть на край бассейна, опуская ноги в воду. Боль, буквально с каждой капелькой пропутешествовала по коже, сконцентрировавшись в колене, ударяя в кость резкими толчками. Я боялся поднять глаза в момент, когда и Эммет, и Розали, и Белла стали свидетелями моего позора, и хотя они продолжали молчать, я знал, что стремительно падаю в их глазах. Белла тихо шептала что-то мне на ухо, нежно лаская пальцами щеку. Я разобрал только слово «блинчики», все явственнее слыша стук собственных зубов. Если я снова отступлю сейчас, позволю трусости взять над собой верх - это значит, я мысленно оставлю себя там, в Вольтерре. Я снова стану британцем, не Эдвардом. Я проиграю борьбу, даже не начав ее, не дав себе шанса на спасение. Я не стану лучше в глазах Беллы.

Я не знаю, откуда в тот момент взялись во мне силы, толкнувшие меня в воду. Но то, как наши с Беллой дрожащие тела отчаянно искали друг друга, останется со мной до конца моих дней. Она не выпустила меня ни на секунду, как и обещала. Она сдержала свое слово, и я сдержал свое. Я чувствовал, как она будто ломалась в моих руках, как старательно пыталась скрыть рычание, как больно ей было в тот момент. И все, что я мог, это молча, одними глазами показать ей свое сожаление. Но я видел и гордость, уважение и ошеломляющую нежность, уверенно побеждавшую жажду, не дававшую ей ни единого шанса. Тогда, ощутив на себе всю силу ее голода, ее терзаний от моей вынужденной близости, я впервые этого испугался.

Эта маленькая победа окрылила меня, придала сил, и уважение я видел не только в глазах Беллы. Это был мой маленький шажок к предстоящим переменам, и я не мог сдержать ликования.

Я получил обещанные блинчики и даже осмелился немного подразнить Беллу, но вскоре я начал ощущать, что на ней эти события сказались намного сильнее, чем я себе представлял. В темноте ее глаз не было даже просвета, хотя она не так давно вернулась с охоты. Она постоянно была напряжена, движения стали дергаными и было видно, что она едва себя сдерживает. Воодушевленный подбадриваниями Эммета, я настойчиво преследовал Беллу буквально на каждом шагу, до боли нуждался в ее прикосновениях, поцелуях, которые с каждым разом становились все более сдержанными. Она вздрагивала и шипела, а я как безумный искал контакта с ее кожей. Я искал ее пальцы, которые буквально через миг стряхивали мои, искал ее губы, но поцелуй все чаще приходился на щеку. Я искал ее тепла, но чувствовал, как холод вновь охватывает мое тело. Она старалась вести себя непринужденно, но я чувствовал ложь, и будто подтверждая мои опасения, она отводила взгляд, словно не замечая моего отчаяния. Она начала учить меня читать, но буквы плясали перед глазами, я не слышал и не понимал ее объяснений, так как все мое внимание было приковано к ее груди, приподнимающейся при каждом движении. Я с трудом заставлял себя смотреть в книгу, пока она, наконец, не захлопнулась перед моим носом, и я услышал раздраженный вздох Беллы. Рассеянно проведя рукой по волосам, я даже не пытался извиниться за свое мерзкое поведение, но Белла была уже далеко, и я чувствовал, что теряю ее.

Уверенность таяла день ото дня, и меня вновь охватило уныние. Было ошибкой пытаться сблизиться с Беллой, и своим поведением она ясно давала мне это понять. Иногда она все же не сдерживалась и с упоением и страстью отдавалась такому желанному для меня поцелую, но стоило мне поморщиться и вскрикнуть от боли, как она тут же отскакивала в сторону, ругая себя за неосторожность. А я проклинал свою слабость, с болью в глазах уверяя Беллу, что со мной все в порядке, и ее опасения напрасны. Неужели она не понимала, как дороги мне ее прикосновения? Как ничтожна испытываемая мною боль по сравнению с тем, что творится в моей душе? Волшебство рассеялось, едва успев начаться, неумолимо приближая день, когда она снова будет вынуждена уйти. Проснувшись однажды среди ночи от поселившейся в сердце тревоги, я мутным, полусонным взглядом пробежался по сторонам, потрясенно осознав, что нахожусь в комнате совершенно один. Белла всегда оставалась со мной, и даже во сне я подсознательно будто чувствовал ее присутствие. Это она разгоняла мою тьму, а сейчас оставила меня наедине с моими страхами и болью. Обессиленно рухнув на подушку, вспотевший и задыхающийся, я долго лежал без сна, безразличным взглядом уставившись в потолок, но она так и не пришла. Я не знал, была ли она здесь, в доме, ушла на охоту или вернулась к Райли. Не важно. Я снова остался один.

Днем Белла вела себя все так же холодно и отстранено, но это было напрасно, ведь я все понял и даже не предпринимал попытки приблизиться или заговорить с ней. Казалось, я видел иногда в ее глазах мучительное сожаление, но не более того, что испытывал сам. Эммет ошибался. Она не хотела меня, не хотела настолько, чтобы позволить мне чувствовать боль, которую я был готов принять. И что бы там не пытался вдолбить мне Эммет, я всего лишь человек, ненастоящий, отвергнутый в очередной раз и не способный на чувства. Ведь Белла так и не увидела их.

flashback

Дрожащий от страха и вздрагивающий от малейшего звука, я сидел на своей постели, забившись в самый уголок, и прислушивался к тяжелым шагам, раздававшимся из покоев Госпожи. Я знал, что ОН был там, с ней, и они о чем-то долго разговаривали. Иногда до меня долетали злобные крики «ублюдок», «человеческий выродок», «сучонок» и много других, явно имеющих отношение ко мне, слов. Я молился только о том, чтобы он так и оставался там, и Госпожа не пустила его ко мне, но после того, как она отдала меня ему на растерзание, я мало на что мог надеяться. Я всегда безоглядно верил ей, верил в то, что она защитит меня. Она же обещала. Но в последнее время в мое сердце все чаще стали закрадываться сомнения. Я вел себя тихо, выбираясь из комнаты лишь по нужде, но в ее отсутствие Господин приходил ко мне снова и снова. Со злобной насмешкой ломал игрушки, подаренные Госпожой, бил, зачастую делая вид, будто нечаянно. Я понял, что он наслаждался моими страданиями и изо всех сил старался сдерживать крики. Но чем больше я молчал, стискивая зубы, тем больше получал от него пинков. Он ждал, когда я закричу, заплачу и с наслаждением наказывал меня за проявление слабости. Замок был полон других вампиров, но никто из них никогда не выказывал такой испепеляющей ненависти ко мне.

Дверь скрипнула и я, буквально подскочив от испуга, сжался в комок, опустив голову к подтянутым к груди коленям и не решаясь посмотреть на вошедшего.

- Войди, - властно приказал голос Госпожи и я, нервно вскинув голову, встретился с таким незнакомым, холодным взглядом.

Внутри меня все упало и от страха перехватило дыхание. Неужели я совершил что-то ужасное, раз она смотрела на меня так безразлично? В ее глазах всегда светилась нежность, даже при нем, хотя она и старалась скрыть это. Но сейчас там не было ничего. Пугающая, непроглядная тьма. Не такая, как при голоде. Чужая, другая.

Я осторожно сполз с кровати и, с трудом засунув ноги в ботинки, последовал за ней.

- Шевелись, ублюдок! Ты заставляешь нас ждать! - я вздрогнул от грубого окрика и поневоле ноги приросли к месту, став вдруг тяжелыми, непослушными. - Безмозглый гаденыш! - разъярился он, и я в ужасе съежился, попятившись назад и едва не рухнув навзничь.

- Оставь его, - уставшим голосом попросила Госпожа и, к моему удивлению он, продолжая разгневанно рычать, вернулся на место. - Подойди ближе, не бойся, - тихо и нетерпеливо позвала она, но я почувствовал, что она тоже боится его гнева.

Она всегда его боялась, но в этот момент я впервые осознал, что больше она не вступится за меня, не будет ему мешать и позволит делать со мной все, что он пожелает. Впервые я не поверил ей, усомнился.

С трудом переставляя ставшие ватными ноги, не отрывая глаз от пола, я делал непосильные маленькие шажки к тому месту, где предположительно располагались кресла. Несмотря на то, что я знал, как разгневан Господин, я никак не мог заставить свои проклятые ноги двигаться быстрее. Я боялся упасть, ожидая, что Господин вот- вот вскочит и ударит меня. Ведь заступиться за меня больше некому. Увидев перед собой сверкающие мысы его ботинок, я замер на месте, все так же, не поднимая головы.

- Сегодня останешься здесь, а с завтрашнего дня ты будешь жить в общем отсеке.

Внезапно мне стало нечем дышать, перед глазами все поплыло, и я неосознанно сделал шаг назад. Я посмотрел вниз на свои дрожащие руки, на ботинки и, заметив появившиеся на мысах капельки, понял, что плачу. Я резко вскинул голову, и всего на миг мне почудилась мелькнувшая в глазах Госпожи боль, но она тут же взяла себя в руки и отвернулась к окну.

- Я был пло-хим, моя Госпожа? - еле выдавил я, заметив краем глаза как сжались кулаки Господина.

Он продолжал молчать, а я, невольно глянув на него, заметил на его лице довольную ухмылку.

- Тебя приведут ко мне, если ты потребуешься, - холодно отрезала Госпожа, так и не повернувшись ко мне.

Внутри меня будто что- то надломилось, грудь сдавило от острой боли, и внезапно передо мной оказалась только она, безжалостная и безразличная.

- Пожалуйста! - не выдержав, я с рыданиями бросился ей в ноги, отчаянно обхватывая руками холодные, твердые колени. - Я буду послушным, обещаю! Не отсылайте меня, не бросайте!

Хлесткий удар по лицу буквально через секунду отшвырнул меня в сторону, и в глазах потемнело от боли.

- Как ты посмел, тварь? Как посмел подать голос? Как посмел прикоснуться? - вцепившись в мою рубашку, Господин наотмашь бил меня по лицу, разбрызгивая кровь и слезы, но я по-прежнему будто не видел его и помутневшим взглядом искал Госпожу, вялыми руками пытаясь прикрыть разбитое лицо.

- Не отда-вайте... не бей-те...- моя голова безжизненно моталась из стороны в сторону под градом не прекращавшихся ударов, губы едва шевелились и я уже не мог защищаться.

Я увидел ее, в ужасе вжавшуюся в кресло, не отрывающую от меня расширенных глаз, но она так и не шевельнулась. Только взглядом я мог взывать к ее милости, хрипя и мыча, чувствуя, что сознание покидает меня. Я больше не видел ее, скорчившись на полу в луже собственной крови, не слышал, как она сдавленно плакала, дрожащими руками касаясь моего лица, как кричала на него, как надрывно взывала ко мне, пока укладывала в постель. Я видел только мертвую, густую тьму, принимавшую меня в свои холодные объятия.

end flashback


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/40-11135-1
Категория: Альтернатива | Добавил: aliandres (09.11.2012)
Просмотров: 2195 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
0
10 konvaliya   (20.11.2012 03:28)
Что же там произошло, что его забрали от Госпожи - уже не первый раз намеки были.
Спасибо за главу!

0
9 psih1   (13.11.2012 10:17)
Спасибо за главу...

0
8 Solt   (11.11.2012 13:04)
Спасибо.

0
7 Shawty_Alice   (11.11.2012 09:31)
желаю автору скорейшего выздоровления! Спасибо за главу!

0
6 mia138   (10.11.2012 21:28)
спасибо!!!

0
5 Helen77   (10.11.2012 04:49)
Спасибо большое за продолжение.

0
4 Sakura0994   (10.11.2012 03:11)
Спасибо smile

0
3 Мериен   (10.11.2012 01:21)
Спасибо!!!

+1
2 Lanna7152   (10.11.2012 00:34)
Спасибо за такую прекрасно-интересно-захватывающую историю))) wink читаю её на любых сайтах, где встречаю)))

0
1 Tanya21   (09.11.2012 23:03)
Спасибо за главу.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]