Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13555]
Альтернатива [8910]
СЛЭШ и НЦ [8159]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3635]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Источник бодрости
Сильно нуждаясь в передышке после заключительного года в медицинской школе, Эдвард соглашается сопровождать Карлайла в походе через Национальный Олимпийский парк, но и подумать не мог, что на него так повлияет случайная встреча с жертвой несчастного случая.
Перевод закончен.

Насмешка судьбы
Белла оставляет Эдварда в одиночестве по непонятной ему причине, его жизнь без нее полна трагизма и разочарований, но тут появляется нечто, что снова угрожает безопасности семьи Калленов, но главный вопрос: где же Белла?

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Все что угодно, ради семьи
С момента "Рассвета" прошло 7 лет. Каллены живут в Форксе, но избегают контактов с людьми. Ренесми учится в выпускном классе и встречается в Джейкобом. Все наслаждаются жизнью. Но внезапно появляются Вольтури. Некоторые члены семьи должны покинуть Калленов на большой срок, ради сохранения жизней родных. Но кто это будет? Кого позовут Вольтури и на каких условиях?
Как остальные переживут раз...

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Ведомые поводком и инстинктом
Впереди раздался радостный собачий лай, и Изабелла, среагировав на шум, повернула голову, чтобы с огромным удивлением увидеть вверенного ей Рики на ярко-желтом поводке какого-то чужого мужика в стильном черном пальто.

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 426
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Всему своё время

2016-12-3
21
0


Всему свое время, и время всякой вещи под небом.
Время рождаться, и время умирать; время насаждать,
и время вырывать посаженное; время убивать,
и время врачевать; время разрушать, и время строить;
время плакать, и время смеяться; время сетовать,
и время плясать; время разбрасывать камни,
и время собирать камни; время обнимать,
и время уклоняться от объятий; время искать,
и время терять; время сберегать, и время бросать;
время раздирать, и время сшивать; время молчать,
и время говорить; время любить, и время ненавидеть;
время войне, и время миру.
Ветхий Завет, Книга Екклесиаста, гл. 3, ст., 1-8


— Хей, шериф! — бархатистый мужской голос прервал тишину полицейского участка маленького городка на северо-западе США. — Сколько лет прошло, а место встречи почти то же самое.

Полицейский сдержанно кивнул, взглянув на вошедшего парня. Он, предсказуемо, не изменился. Разве что одежда. Теперь это были обычные джинсы, привычная для здешних мест толстовка с капюшоном, фирменные дорогие кроссовки. О, еще темные очки, будто солнечный свет мог пробиться не только сквозь покров туч, застилающих небо Форкса, но и крышу незамысловатой одноэтажной постройки, в которой встретились наши герои.

— Похоже, что так, Каллен. Я ожидал, что ко мне первым заглянешь именно ты.
— А как иначе. — Широкая искренняя улыбка расцвела на красивом лице парня. — Не мог же я не поприветствовать старого знакомого.
— Понятие старости нам неведомо, — заметил шериф скептично.
— Верно, — протянул посетитель. — Карлайл хотел зайти со мной вместе, но он думает, что ты все еще зол на него.
— Напрасно, — с горечью в голосе отозвался коп. — Спустя некоторое время я стал ему крайне благодарен. Но мне не представлялось возможности сказать это лично.
— Возможно, пришло время… — начал было парень.
— Конечно, — шериф перебил его, соглашаясь заранее. — К тому же, — он хитро усмехнулся, — должен же я познакомиться с новыми обитателями нашего захолустья.
Каллен заливисто рассмеялся.
— Вас стало больше, — будто невзначай заметил полицейский.
— Да, — последовал простой ответ.
Шериф только выжидающе взглянул на собеседника.
— Через несколько лет после того, как ты ушел, к нам присоединились Джаспер и Элис. Он — истинный техасец. Ты бы легко нашел общий язык с этим парнем еще в те времена. Он был военным, совсем молодым, однако уже добившимся немалых успехов. Но ему не повезло с создателем. Для него до сих пор сложно сдерживаться порой. Он участвовал в южных войнах, слышал о них?

Шериф кивнул. О да. Он был неплохо осведомлен. Ему пришлось немало постараться, чтобы обойти стороной особенно опасные для его маленькой семьи очаги.

— Элис — его пара, — продолжал свой рассказ таинственный посетитель. — Они встретились и потом нашли нас.
— А еще двое? — спросил полицейский.
— Их создал Карлайл, так получилось.

Парень передернул плечами, словно показывая, что его утомил этот разговор. И как будто бы именно в этот момент к нему в голову пришла особенная идея, произнес:

— Как насчет совместной охоты?
Шериф прищурился, глядя на собеседника.
— По слухам, леса Форкса богаты всякой живностью, — продолжал парень. — Покажешь тропу для истинных вегетарианцев? А, Чарли?

И рассмеявшись, будто над бородатым, но по-прежнему любимым анекдотом, наши герои отправились в непролазные дебри Форкского леса.

Давайте покинем их ненадолго в настоящем и позволим им свободно трапезничать, не беспокоясь о нашей нежной человеческой психике, чтобы познакомиться поближе с их прошлым и с ними самими.

Как читателю уже стало известно, шерифа зовут Чарли. И взглянув на этих двоих, Вам могло показаться, что старший — именно он и, стало быть, в знакомстве надо уступить ему первенство. Но внешность часто бывает обманчива. Этот юнец, который столь панибратски общался с шерифом Форкса, вовсе не так прост.

Имя его — Эдвард Каллен. И рожден он был невероятно давно. В 1818 году в Бостоне, в семье врача — истого католика. Скажете, что парень — просто старик? Вовсе нет! По меркам вампиров, коим и являлся теперь Эдвард Каллен, он еще совсем мальчишка. Ну, право же, что значит пара сотен лет по сравнению с вечностью?

По иронии судьбы, его отец — один из разработчиков вакцины против натуральной оспы, умер именно от этой болезни. К тому времени он уже был вдовцом… Причина, унесшая жизнь его матери, Эдварду была неизвестна, да и не имело это значения. Он почти не помнил ее — слишком был мал тогда.

Когда, уже приговоренный инфекцией, отец заметил первые признаки смертоносного заболевания у единственного сына, он не смог надеяться ни на лекарство, над созданием которого трудился многие годы, ни на Бога, которому преклонялся всю жизнь. Он предпочел веру в иное чудо. Держа за обжигающе ледяную руку коллегу, который не страшился никаких болезней и даже не старел второй десяток, что доктора были знакомы, отец Эдварда умолял только об одном.

— Спаси моего сына, пожалуйста, Карлайл, обещай мне сделать для него то, что можешь только ты.

И Карлайл Каллен пообещал.

И не смог не выполнить клятву, данную умирающему.

Он спас Эдвард Мейсена.

Сотворив вампира.

И Карлайл, живший на этом свете не одну сотню лет, действительно принял семнадцатилетнего Эдварда как сына. И дал ему все, что только смог, в том числе — имя.

О, Эдвард Каллен — отнюдь не обыкновенный вампир.

Конечно, внешняя красота, доставшаяся ему от матери кровей ирландской аристократии и усиленная вампирской природой, была очевидна. Ангельская внешность юноши Эдварда превратилась в хищную притягательность вампира. Ему была присуща невероятная даже для вампира скорость, он словно летал, гонимый одному ему известными мотивами. Любовь к наукам, зародившаяся еще в человеческом сознании юноши, развилась в страсть познания в его новой ипостаси, превратив в уникальный кладезь информации и навыков. Но не это все выделяло Эдварда Каллена в вампирском мире. А удивительная, уникальная способность, присущая на этом свете только ему. Эдвард Каллен слышал мысли каждого разумного существа, будь то человек или вампир.

Первые годы после перерождения это сводило парня с ума!

Только представьте, если в вашей голове звучит постоянный нестройный хор внутренних голосов всех людей, находящихся в радиусе нескольких миль. А еще — мелькают картинки их фантазий и просто того, на что они смотрят в эту секунду.

Страшно? А Эдвард Каллен с этим жил вот уже около двух веков. И не мог избавиться. Но он научился справляться, различать один звук среди сотен и тысяч других, а потом и использовать удивительный дар себе и близким на пользу. Конечно, для этого ему потребовалось время.

И только однажды Эдварду встретился человек, мысли которого были не так навязчивы, как у остальных. Звук казался чуткому слуху вампира приглушенным, а картинка мысленного взора — размытой и лишенной многих красок. Поначалу Каллену даже казалось, что просто этот мужчина — недалекого ума, но вскоре ему пришлось понять, как он ошибался…

Этот человек оказался единственным за всю историю долгой жизни Эдварда, кто докопался до тайны Калленов, поняв их сущность.

И этим человеком в середине девятнадцатого века был Чарли Свон.

Потомок конкистадоров, он родился и вырос, тем не менее, в зеленом краю в крошечном поселке на берегу реки Миссури. Раны, полученные воякой-отцом в сражениях, не позволяли семье вырваться из плена нищеты, а унаследованная от предков гордость препятствовала разуму, подсказывающему работать на богачей. Чарли, будучи младшим в семье, был обделен вниманием родителей, постоянно борющихся за выживание. И даже зарекся, что если у него когда-либо будут дети, то уж он-то непременно постарается оградить их от голода, страданий и одиночества. Он обещал себе, что новое поколение Свонов не станет расплачиваться за недостигнутые дедами и прадедами вершины. У него будет свой путь.

И изучая все книги, что он только смог найти в округе, Чарли не знал, какими пророческими станут его юношеские амбициозные мечты и кем ему представится шанс стать.

Все изменила в его жизни золотая лихорадка. Нет, девятнадцатилетний Чарли вовсе не поддался искушению, как многим казалось, легкой наживы. Но прошедшая через его поселок дорога на запад оказалась для юноши судьбоносной. Искатели золотых приисков и переселенцы из Луизианы сделали остановку всего на одну ночь… Однако ее хватило, чтобы молодой Свон встретил и полюбил юную красавицу-креолку Рене.

Решение было принято мгновенно.

Уже на рассвете, собрав скудные пожитки, молодой Свон отправился вслед за любимой.

О эти нравы бывшей знати! Помня, что когда-то их род был богат и чем-то знатен во Франции, родители девушки отказывались принимать ухажера не их кровей и мнимого положения, запирали ее, не отпуская из-под присмотра ни на минуту.

Чарли и Рене встречались тайком, урывками. Обменяться взглядами, соприкоснуться руками, пообещать невозможное — это все, что было доступно влюбленным.

Выбор оставался невелик. Им предстоял еще один побег. Уже вдвоем, чтобы быть вместе в горе и радости, в болезни и здравии, в богатстве и бедности…

Им трудно пришлось. Но они выстояли.

Присоединившись на их скромной повозке к другому эшелону, они направились в Орегон. Чете Свон, обвенчавшейся в захолустной церквушке, чтобы не жить во грехе, была неведома жажда наживы. Они ехали не за богатством — их целью стала свобода. Свобода жить и любить.

Теперь Чарли мог лишь слабо усмехнуться тем мечтам юности, но, положа руку на давно не бьющееся сердце, он признавал сам для себя, что, не задумавшись, повторил бы это все заново.

Путь длиной во много сот миль.

Больше трех лет жизни в дороге.

Три года противостояния жаре и холоду, недостатку еды и питья, болезням, нападкам диких животных, коренного населения и более ранних переселенцев.

И с чистого листа — на новом месте…

Чета Свон была одной их первых, кто прошел вверх по течению реки Вилламетт, одними из тех, кто основал современный Портленд.

И вновь ирония судьбы… Сколько бы ни странствовал Чарли Свон по свету после, он снова и снова возвращался на северо-запад США, словно невидимая сила тянула его обратно…

О! Давайте же обратим внимание на то, что происходит в настоящем, чтобы не погрузиться в тяготы и неразрешимые противоречия прошлого слишком глубоко.

Вдоволь насытившись, Эдвард и Чарли остановились на поляне.

Шериф хорошо знал, что только там, в глуши, среди поистине дикой природы и вдали от людей, Каллен слышал свой самый любимый звук — тишину, отсутствие чужих мыслей.

Почти. Мысли Чарли все же были ему доступны.

— Свон, я уже и забыл, как это, — рассмеялся Эдвард. — Будто в телевизоре срабатывает один кадр из десяти, а остальное — белый шум.
— Хей, не лезь в мою голову! — делано возмутился Чарли.
— Рад бы… — совсем невесело отозвался вампир и внимательно всмотрелся в лицо шерифа. — Ты очень стараешься что-то от меня скрыть.

Шериф отрицательно покачал головой, вовсе не пытаясь опровергнуть слова Эдварда. Он весьма убедительно их подтверждал, молча сообщая: я не стану говорить о том, о чем не считаю нужным.

Но Каллен все же успел разглядеть в мыслях Чарли мелькнувший образ темноволосой вампирши с ясными золотистыми глазами, казавшейся совсем юной.

И слегка ухмыльнувшись, что старый знакомый не захотел признаваться в том, что обрел пару, не стал выяснять подробности. Эдвард не отличался любопытством. Возможно оттого, что от него нельзя было ничего утаить. Придет время — и любая правда откроется перед ним во всей красе.

— Здесь все еще красиво, — сказал он, обводя взглядом, замечавшим каждую мелочь, окружающий лес.

В своей охоте они забрались довольно-таки высоко в горы. Вероятно, чтобы достичь ореола современного обитания пум. И Каллен был прав — дикая природа здешних мест прекрасна.

Но ничуть в красоте не уступала другая картина, которую мог бы наблюдать случайный путник, будь вампиры менее осторожны или не так талантливы.

Двое мужчин стояли в пол-оборота друг к другу. И ни одна похитительница мужских сердец не смогла бы сделать выбор между ними, если бы ей представился шанс. Между ними было так много общего: насыщенно золотистые глаза сытого вампира, отказавшегося от человеческой крови в пользу животной, бледная кожа, отражающая едва пробивающиеся сквозь облака солнечные лучи тысячами бликов, ни с чем не сравнимая хищная грация.

Но в то же время, они казались такими разными.

Высокая стройная фигура Эдварда не утратила юношеской гибкости. Его волосы, отливавшие бронзой, были отросшими больше привычного и находились в совершенном беспорядке после бешеных забегов во время охоты. Густые брови, казалось, делают облик немного хмурым, но подростковый образ подчеркивался озорной ухмылкой, не покидавшей идеальных губ.

Чарли тоже был высок и подтянут. Его коренастая фигура не оставляла сомнений в физической силе. Смоляные вихры волос выдавали, что когда-то по его венам текла испанская кровь. Но в мягких чертах лица нельзя было заметить мальчишеского задора — шериф Свон казался непоколебимой скалой. Конечно, если не знать его слабое место. Всегда подчеркнуто сдержанный, закрытый от всего мира, даже угнетающий своей серьезностью. Непростая жизнь полтора столетия назад навсегда оставила следы в облике Чарли. Морщинки, столь рано появившиеся на его лице, перешли с ним в вечность, усиливая внешнюю строгость, даже суровость.

Не говоря друг другу ни слова — этого просто не требовалось — вампиры сорвались с места и понеслись в известном лишь им направлении. И каждого из этих двоих преследовало дежавю. В голове Чарли, словно вспышки, появлялись картинки его первого визита в дом Калленов.

Настало время и нам узнать об их первой встрече.

Начинать жить на новом для всего цивилизованного человечества месте невероятно трудно. Этого в полной мере не поймет тот, кто не проходил через подобное.

Конечно, охотники за пушниной уже добирались до этих диких мест, но, в сущности, в одном из будущих крупнейших городов штата тогда не было ничего. В освоении территории, в обустройстве, как ни странно это прозвучит для скептиков, сыграли большую роль индейцы местного племени малтномах, весьма радушно принявшие первых переселенцев. Даже потом, с наступлением цивилизации на их устроенный быт, с некоторыми из первых жителей этой территории они сохраняли добрососедские отношения. Как, например, с Чарли.

В этих местах еще не было владельцев земель, и каждый огораживал свой дом, как считал нужным. Кто пожаднее да порасчетливей — побольше, кто поленивее — поменьше. Чарли обнес забором ровно столько акров земли, сколько требовалось их маленькой семье.

Молодой Свон быстро приобрел славу идеального помощника. Кому бы ни потребовались его навыки, будь то белый, негр или индеец, он не отказывал. И работы никакой не гнушался. Довольно скоро — по тем меркам — Чарли и Рене жили в небольшом, но добротном доме. Парень сам сколотил необходимую мебель. За помощь по хозяйству с ним частенько расплачивались нужными для него вещами или едой. Конечно, растить пищу они и сами старались, но на покупку животных пока не заработали.

Однако Чарли вновь проявил себя не по годам мудрым.

Местные леса — прекрасные охотничьи угодья. И воспользовавшись стареньким ружьем, привезенным с собой, молодой Свон мог подстрелить весьма ценную добычу. Мясо — в семью, шкуру — на продажу в ближайший город. На первые полученные деньги Чарли выручил справную лошадь взамен изможденной длительными путешествиями и новенький шестизарядный револьвер.

И когда в городке, известном ныне как Портленд, впервые выбирали шерифа, ни у кого не было сомнений относительно его кандидатуры.

Знание законов Америки, твердый характер, уважение и американцев, и индейцев, меткая и скорая стрельба сделали Чарли Свона первым шерифом Портленда.

Конечно, серьезные преступления были нечасты, но зато успокоить разбушевавшегося в салуне смельчака или найти отбившуюся от стада корову приходилось не раз. Да и кражи случались не столь редко, как хотелось бы. Так что работы шерифу хватало.

И лишь одно обстоятельство расстраивало Чарли и Рене: Бог не давал им ребенка. Спустя почти десять лет вместе они все еще были вдвоем. Люди судачили об этом — как иначе в маленьком-то городке. Кто злился на шерифа за правильность и праведность: твердили, что он лишен мужской силы. Кто завидовал Рене — о женщины!.. — доказывали, что дело именно в ней, будто наказана она всевышним за отречение от семьи. Но правды не ведал никто, даже сами Свон, ведь медицина до их городка еще не добралась. Они лишь молились и просили Бога о милости и снисхождении, но надежд уже не питали.

Однажды по городку пронеслась весть… Прибыли новые переселенцы. Конечно, это не редкость… Портленд быстро развивался и уже ходили слухи о том, что он получит новый статус. Но у одного из новых жителей была особенная для обитателей этого городка профессия. Врач. И звали его Карлайл Каллен.

Но слухи слухами… Радость радостью… А вот шериф отнесся к пришельцам настороженно. У Чарли было к ним много вопросов.

Как могли они добраться до Портленда без лошадей?

Почему они только втроем?

Что объединило столь разных людей вместе, что они даже поселились в одном доме?

И где этот самый дом, про который только говорили, но никто не видел… И как они смогли его построить?

И снова вопрос: как они до него добирались, сквозь непролазные чащи девственного леса северо-запада Америки?

Но повода задать их не представлялось.

Шериф лишь настороженно наблюдал, собирал информацию, состыковывал факты.

Карлайл Каллен купил на самой окраине здание у торговца пушниной и там создал клинику. Красивый блондин с мягким голосом легко располагал людей к себе, вызывал их восхищение. Но в то же время, некий ореол таинственности личности и таинства знаний и профессии, окружавший доктора, заставлял их держаться на почтительном расстоянии.

Все знали, что врач построил дом далеко от поселений, потому что, по его словам, для здоровья его жены важны лесной воздух и тишина. Она бывала с ним в городе на воскресной службе и городских праздниках. Эсме казалась милой, неразговорчивой, скромной. И слишком хорошо одетой для хрупкой болезненной женщины, преодолевающей пешком немалое расстояние от дома до церкви.

Но больше всего вызывал у Чарли подозрения третий член загадочного семейства. Эдвард. Он представлялся младшим братом Карлайла, однако схожесть их оставляла поводы для сомнений. Шериф выяснил, что тот промышляет торговлей пушниной, но не сотрудничает ни с кем из известных ему перекупщиков. А это означало, вероятнее всего, что младший Каллен продает шкуры Компании Гудзонова залива — британцам. И это предположение Свону совсем не нравилось. Как и непонимание того, как Эдвард мог охотиться без лошади.

Однако еще больше возросло недоверие Чарли к младшему Каллену, когда из Форт-Астории он получил письмо о том, что беглый воришка, Тайлер Кроули, был пойман охотником за головами в лесу близ Портленда и в ту же ночь доставлен заказчику и вздернут на рассвете на центральной площади. Майор — глава Форт-Астории — рекомендовал шерифу быть внимательнее и подчеркивал, что среди переселенцев могут оказаться беглые преступники. Свон принял это к сведению. Но больше всего его заставило проявлять осторожность имя охотника — Эдвард Каллен.

И если читатель подумал, что Чарли Свон, получив подобную информацию, остался лишь сторонним наблюдателем, как и в предыдущие два месяца жизни Калленов в Портленде, то он, увы, ошибся. Чаша терпения шерифа переполнилась. Он решился навестить таинственных лесных жителей…

Рене плакала, отговаривая Чарли ехать, когда узнала о его планах. Но шериф отмахнулся от жены. Он должен был выполнять свой долг и защищать город от любой угрозы. И сколько бы Рене ни повторяла, что потеряет его, Свон не мог отступить.

Однако исполнить задуманное труднее, чем могло бы показаться.

Чтобы увидеть жилище Калленов, надо было знать, где его искать.

Все, что он знал: дом находился в лесу к северу от Портленда. Слишком мало информации, чтобы найти дорогу. Нужно знать тропу, а Чарли очень сильно сомневался, что она существует. У него накопилось немало наблюдений, чтобы вполне четко утверждать, что Каллены скрывают нечто страшное, опасное. И, возможно, эта опасность — они сами, а их загадочность и нелюдимость — лишь прикрытие. А внешние признаки — странный цвет глаз, иногда словно меняющий оттенок, неправдоподобно светлая кожа, начисто лишенная румянца, слишком опрятная и качественная одежда для лесных жителей, — убеждали шерифа, что, возможно, эта троица и не люди вовсе. Только кто же они?.. Какие-то отголоски легенд, прочитанных им в юности, вспыхивали в сознании Чарли Свона, но шериф все не сдавался в поиске разумного объяснения. Он бы предпочел иметь дело даже с изощренными преступниками, нежели с нечистой силою.

Чарли решил проследить за Калленами. И выбрал самое простое, как он считал, решение. Пройти за Карлайлом, направляющимся с работы в клинике домой.

Известно, что, закончив прием пациентов, врач всегда оставался какое-то время еще на месте, чтобы привести в порядок все медикаменты и инструменты. А это означало, что свидетелей слежки не будет. Кому взбредет в голову просто так ошиваться на самой окраине в сумерках? Мало ли что может произойти. Но самому меткому стрелку города и по совместительству — шерифу, ведь нечего бояться, не правда ли?

В первый же вечер Карлайл Каллен вместо того, чтобы направиться в сторону леса, вышел точно навстречу Чарли.

— О, шеф Свон, — бодро поприветствовал доктор, — по службе или нужна моя помощь?
— Каллен, — не так приветливо отозвался шериф, — да вот, корова у миссис Слейтер пропала. Не видел? Бурая такая, с пятнышком, — на ходу врал Чарли.
— Сожалею, не видел. Удачи в поиске, шериф, — с виду искренне пожелал Карлайл и, похлопав шерифа по плечу, распрощался.

Чарли ничего не оставалось, как идти в противоположную от Каллена сторону и лишь затем со всех ног броситься обратно за домами с другой стороны улочки, не обращая внимания на летящую во все стороны грязь. Но Карлайла уже и след простыл…

На следующий день Чарли решил отправиться на лошади. И в этот раз ему навстречу вышел Эдвард, одетый в одежду из тончайшей, искусно выделанной кожи, с кобурой на поясе, в ковбойских сапогах с побрякивающими шпорами и шляпе.

— Шеф Свон, что-то случилось? — спросил Эдвард, улыбаясь. — Может, я могу помочь. У меня есть некоторый опыт…
— Я слышал… — мрачно отозвался шериф.
— Польщен.
— И как тебе это удалось? Что-то я не видел у тебя лошади. Как же ты доставил преступника в Форт-Асторию?
— У меня есть свои средства, — сверкнул Каллен белозубой улыбкой и деловито поправил шляпу.
— И ты, конечно, не скажешь какие, — покачав головой, выразил очевидное шериф.
— Удачи в твоем деле, Чарли, — засмеялся Эдвард. — Обращайся, если нужна помощь.
— Судя по слухам, твои услуги дорого стоят, — высказал Свон скептично.
Каллен рассмеялся еще заливистей.
— Договоримся, шериф! — И приложив два пальца к шляпе, развернулся и ушел неспешной походкой вразвалку.

Как только молодой Каллен удалился, Чарли понял, что он лишь отвлекал внимание и Карлайл в это время покинул клинику. Он попытался выследить Эдварда, но, даже пустив лошадь в галоп, он бы не смог догнать вампира.

На третий день Чарли подъезжал к своему укрытию неподалеку от клиники Каллена со стороны леса. Но в этот раз ему даже не представилась честь увидеть хоть одного представителя загадочного семейства.

— Даже жаль, — усмехнулся шериф. — По очереди должна бы быть прелестная миссис Каллен.

Чарли уловил колыхание занавески в приоткрытом окне второго этажа, но больше не было ни единого признака движения. В этот раз Карлайл Каллен не стал играть в «угадай, что здесь делает шериф», а исчез прямо из клиники, не оставив Чарли ни единого шанса проследить маршрут. Но мы бы говорили о ком-то ином, если бы Чарли Свон решил сдаться. Он не стал больше пытаться искать легких путей, он отправился в лес. Немедленно!

Жеребец мягко ступал по мшистому ковру, пройдя лесной полог и направляясь к чаще... Деревья смыкались перед всадником, будто запрещая двигаться дальше. Вечнозеленые лапы спускались до самой земли, закрывали от света, создавая темень даже средь бела дня. В сумерках лес олицетворял картинки из страшных сказок, что рассказывали детям.

Чарли держался строго на север. Это был единственный известный ему ориентир. И когда деревья сомкнулись настолько низко к земле, что на лошади проехать стало невозможно, он снова задался вопросом: кто эти Каллены? Как, черт подери, они преодолевают это расстояние!

Кто-то другой сдался бы… Но не шериф Чарли Свон. Он спрыгнул на землю и пошел пешком, ведя коня за собой.

Вглядываясь вперед, видя перед собой покрытую вечной зеленью возвышенность, он знал, что лучше не оборачиваться. Позади — темнота. Шериф мог надеяться на обратном пути только на верного скакуна. Рок был верен хозяину; Чарли знал, что он отпустит поводья — и конь принесет его к дому. Однако пока он не прекращал попыток продвинуться дальше… И каждый метр давался труднее, приходилось обходить препятствия, протискиваться самому и искать проход для Рока. Чарли легко мог потерять направление. Впрочем, он уже начал справедливо подозревать, что так и произошло.

Где-то проухала сова… Раздался треск, словно огромный зверь спускался по склону навстречу.

Чарли остановился. Рука сама собой потянулась к кобуре, а вторая крепче сжала повод. Напрасно… В следующий миг Рок рванул с немыслимой силой, уносясь обратно, к привычному спокойствию городка…

Потребовалось полминуты, чтобы шериф оценил ситуацию.

О нет… Хруст веток свидетельствовал отнюдь не о приближении… Скорее, невидимое в лесной чаще животное стремилось спастись от неминуемой гибели. Рок не сбежал бы, почуяв оленя. Конь услышал запах настоящей опасности.

В тридцати метрах от Чарли, точно навстречу шерифу, грациозной походкой двигалась пума. Ее взгляд был сосредоточен на человеке. Два прыжка — и непривычная добыча окажется в лапах хищника… Доля секунды… Поединок взглядов с дикой кошкой — немыслимо! Зверь не создан убивать, его предназначение — выживать. А сейчас пума была голодна. Неподалеку, в небольшой пещере, ее ждали котята. И она обязана была насытиться, чтобы суметь прокормить потомство. Изможденный хищник не справился бы с сильным зверем: будь то дикий олень или прирученная лошадь. Но человек… Сладкая и легкая добыча.

Утробное рычание раздалось из горла львицы, а пальцы шерифа судорожно схватились за кольт…

Миг.

И…

Выстрел!

Грозно и подавленно рыкнув, дикая кошка рванула подальше от опасности, которая теперь угрожала ей. А Чарли потрясенно смотрел на оружие, которым так и не воспользовался. И его охватил поистине животный ужас. Он один, средь леса, не зная дороги ни к источнику поисков, ни назад в город, а неизвестный только что дальним выстрелом прогнал горного льва, едва не превратившего Чарли в десерт… О, тут было от чего испугаться даже шерифу.

— Шеф Свон, — раздался насмешливый голос.

Чарли резко развернулся, чтобы увидеть, как в этот момент изысканным маневром Эдвард сдул пороховую дымку с дула револьвера.

— Опасно бродить в лесу в одиночестве, — задорно улыбаясь, продолжил молодой Каллен.
— Кажется, я должен тебя благодарить… — начал шериф не слишком искренне.
— О, право, не стоит, — устроив оружие в кобуре и подняв ладони вверх, перебил Эдвард. — Все для дорогого гостя. Пойдемте же.
— К-куда? — слегка заикаясь, спросил шериф.
— К нам, конечно же, — снова широко улыбаясь, ответил Каллен. — Вы же к нам направлялись? — И, не дожидаясь ответа, двинулся в сторону, противоположную от Чарли. — Эсми будет в восторге! К нам в этом городишке еще ни разу никто не заглядывал.

Дома Калленов всегда становились чем-то особенным. Эсми любила комфорт и уют, которые не столь важны вампирам, но ее человечность все еще была с ней. А Карлайл был готов на все ради любимой. Ее он тоже спас от неминуемой смерти. И в тот момент еще не знал, что найдет в этой женщине тот самый островок счастья, без которого жизнь не имеет смысла, ту единственную, с которой и вечности мало.

С появлением в их семье Эдварда в тесный мирок их пары ворвались новые заботы. С самого первого переезда на новое место втроем они стали селиться вдали от людей, среди деревьев и тишины. В первые пару десятков лет для слышащего каждую мысль Эдварда это было единственной возможностью не обезуметь в новой ипостаси.

Теперь жить в лесной зоне уже стало традицией. И даже совершенная память вампира не напоминала о первопричинах. К тому же, в нынешней большой вампирской семье сложно было говорить о мысленной тишине. Но вдали от людей семья Калленов могла ненадолго позволить себе не скрывать собственную сущность, не притворяться людьми, не играть роли добропорядочного семейства.

Чтобы попасть в дом, где жили самый привлекательный врач Форкса, его жена и их пятеро приемных детей-подростков, нужно было выехать далеко из центральной части Форкса. Река Калавах оставалась позади, дорога сворачивала на север, а дома попадались все реже, пока не исчезали вовсе.

Хорошо известные нам путники неслись по туманному лесу — туда, где нет асфальтированного шоссе, а лесная тропа едва заметна средь папоротников. Лес становился все гуще, и, как и полтора века назад, ни один человек не подумал бы, что через несколько миль деревья расступаются, открывая живописную поляну с построенным искусным архитектором домом. Вокруг клубилась зеленоватая дымка, скорее всего из-за шести древних кедров, растущих рядом. Могучие лапы упирались в стены и заглядывали в окна, а уж верандой, наверное, вообще невозможно было пользоваться. Дом Калленов оказался величественным, стильным и очень древним. Светло-бежевого цвета, трехэтажный, дом свидетельствовал об отличном вкусе хозяев. Где-то невдалеке журчала река. Настоящая глушь!

Как и все дома, которые были у Калленов в этой вечности…

— И, как и прежде, белый камень, — меланхолично произнес Чарли.
— Эсми нравятся светлые тона, — ответил Эдвард, пожимая плечами.
— Я помню. Я бы не смог ее забыть.
— А я тоже хорошо помню, как шеф Свон попал к нам в дом впервые, — поприветствовала гостя Эсми, стоя на пороге.

Едва заметный кивок Эдварда сообщил семье вампиров, что обиды забыты. И визит вежливости можно считать встречей давних друзей, которые не виделись более сотни лет.

Вряд ли читатель нуждается в представлении остальных героев. Он знает их лучше незадачливого рассказчика. Балагур Эммет когда-то был спасен Розали при нападении медведя, а ее саму — израненную и униженную — нашел Карлайл и не смог позволить умереть. С тех времен много воды утекло.

Джаспер и Элис присоединились к Карлайлу ранее, приняв его образ жизни — отказ от человеческой крови. Впрочем, читатель уже знает про эту пару от Эдварда. Давайте лучше подслушаем разговор вампиров, разместившихся в просторной гостиной, словно обычные люди, и ведущих светскую беседу.

Ах, эта вампирская скорость! Вы успели заметить их перемещение? Я — нет.

— Чарли, ты, по-моему, позеленел от страха, когда я прямым текстом сообщил, что знаю, куда ты направлялся, и пригласил в гости, — посмеивался Эдвард.
— Еще бы. Парни исчезают, будто их и не было, женщина в элегантном наряде преодолевает лесные дебри, лошади сбегают при одном появлении любого из вас поблизости, юнец вооружен и стреляет с немыслимой для человека скоростью. И как тут не испугаться?! — воскликнул Чарли.
— И ты мысленно крестился и настолько активно молился, — продолжал глумиться Эдвард, — что я даже усомнился, что иду в компании шерифа, а не священника.
— Поверь, у меня были более интересные предположения, — парировал Свон.
— Настолько, что отказывался пить чай и есть булочки, — вставила свои пять копеек Эсми.
— В те времена было слишком много всякой заразы, — виновато поморщился Чарли.

Эсме наградила черноволосого вампира снисходительным взглядом, будто говоря, что он прощен.

Они долго говорили в тот вечер… Время для вампиров не имеет значения. Чарли узнал о трагичных историях Элис и Розали, о невеселых приключениях Джаспера, о скитаниях всей большой семьи по свету, о метаниях Эдварда, уходившего от Калленов почти на десять лет еще в конце девятнадцатого века…

— Немногие рады новой ипостаси, — сказал Карлайл извиняющимся тоном. — Последним, кого я обратил, был Эммет… Я не смог отказать, — старейший вампир посмотрел долгим взглядом на Розали, поясняя, чье фактически было решение.
— И правильно! — воскликнул Эммет. — Я же был не жилец уже! А я очень-очень не хотел умирать.
— Помочь умирающему любой ценой… — пробормотал Чарли обрывок какой-то своей мысли.
— Не совсем так, как ты думаешь, — вмешался Эдвард.
— Эмму было всего двадцать, — сказал Карлайл. — И Роуз не смогла не вмешаться, и потом, любовь — штука такая, непредсказуемая. Когда она принесла этого здоровяка на руках, мы не думали, что они станут парой. Но, как видишь… И тебя я не мог бросить, Чарли.
— Я понимаю… — севшим голосом ответил шериф.
— Не думаю, — возразил белокурый вампир. — Я чувствовал вину, что это случилось с тобой. Если бы я не был столь самонадеян, то ты бы мог жить обычной жизнью. И я не знаю, смог ли ты на самом деле простить меня…
— Я благодарен тебе, что ты обратил меня, Карлайл, — гордо вскинув подбородок, громогласно сообщил Чарли. — Я корю себя, что побоялся прийти к семье сразу, как смог сдерживаться.

А Эдвард вновь увидел в мыслях шерифа образ вампирши, но в этот раз смог рассмотреть ее лучше. Невысокая, хрупкая, словно фарфоровая куколка, созданная искусным мастером. Длинные волосы струились по нежным плечам. Бездонные золотистые глаза обрамлялись пушистыми ресничками. Соблазнительно идеальные губы молили о поцелуях.

Черт возьми, Эдвард позавидовал шерифу! Зависть и ревность вспыхнули в нем с невероятной силой.

— Эдвард, — услышал вампир мысленное предупреждение Джаспера и следом ощутил волну спокойствия.

Но было в чувствах Эдварда что-то еще, что с неимоверной скоростью обрабатывал вампирский мозг. Ему казалось… Нет, он даже был уверен! Эдвард видел эту девушку раньше. Но сколько бы ни напрягал совершенную память, не мог понять, когда и где встречал ее ранее. И отчего упустил. Впервые за почти два столетия Эдвард Каллен задумался о том, что действительно мог бы разделить вечность напополам. Но, увы, судя по образам в мыслях шерифа, эта девушка занята…

— Почему ты изменил мнение, Чарли? — задал вопрос Джаспер, не желая, чтобы эмоции спровоцировали конфликт.
— Долгая история…
— Мы не спешим, — мягко заметила Эсми.

Однако прежде чем мы услышим правду вместе с Калленами, давайте вновь вернемся в прошлое, чтобы узнать, как Чарли Свон стал бессмертным.

Побывав однажды в доме Калленов, Чарли отнюдь не успокоился. И даже показанная Эдвардом удобная и недальняя дорога вдоль берега, ведущая из городка к лесному домику, не убеждала шерифа, что путь доступен для ежедневных пеших прогулок. Да и то, что все трое боятся лошадей, показалось ему странным.

Он продолжал собирать факты, анализировать их…

У него не оставалось сомнений по поводу того, что Каллены — не люди.

Но оставался открытым вопрос: кто они?

И ответ пришел с самой неожиданной стороны.

Вождь местного племени чинуков Черный Волк однажды спросил шерифа.

— Ты ходишь к Калленам. Ты рыщешь, будто голодный койот вокруг них. Но осознаешь ли ты истинную опасность?

Наградив индейца тяжелым взглядом и увидев неподдельную обеспокоенность, Чарли выложил перед вождем все карты. Все, что он смог понять и оценить.

Они невероятно быстры и сильны.

Они ничего не едят и не пьют.

У них бледная ледяная кожа.

Их боятся животные.

У всех троих одинаковые глаза, которые меняют цвет.

Все, чем они пользуются, будь то обтесанные камни, из которых построен их дом, либо одежда или какие-то предметы быта, нельзя достать в Портленде.

Конечно, все разумные объяснения, что Каллены зарабатывали весьма неплохо, так как Карлайл был единственным доктором в городке, а Эдвард занимался сбытом пушнины, да и охотой на преступников за вознаграждение не гнушался, Чарли принял во внимание. Но род занятий молодого Каллена еще больше увеличивал подозрения шерифа.

— Ты говоришь все верно, — подтвердил Черный Волк. — Но смог ли ты понять их природу?
Чарли отрицательно покачал головой.
— Не знаю. Словно какая-то деталь ускользает.
Вождь долго смотрел в сторону от мечущегося в мысленном поиске шерифа, словно что-то решая, и наконец тяжело вздохнул.
— Я не могу сказать.
— Ты знаешь?! — воскликнул Чарли.
— Я не могу сказать, — спокойно повторил Черный Волк. — Я связан договором. Но я могу подсказать.

У Чарли от нетерпения ладони стали влажными, он хотел получить если не ответ, то подсказку немедленно.

Но вождь малтнамахов был рассудителен и медлителен.

— Много лет назад я обещал, что не выдам ни одному живому существу правды.
— Пожалуйста, — вырвалось у шерифа.
— Я вижу, что ты почти дошел до истины. Я не хочу, чтобы ты пострадал.
— Скажи…
— Не могу.
— Но…
— Посмотри на небо, — попросил мудрый вождь. — Что ты видишь?
— Солнце, — ответил сбитый с толку Чарли. — Сегодня на удивление ясная погода.
— Ты видел сегодня кого-то из Калленов? — продолжал подталкивать к выводу Черный волк.
— Нет, но… — еще более растерянно сказал он.

Индеец молчал.

Ждал.

— Солнечный день, никого из Калленов… Даже Карлайл не выходил из клиники. Такое и раньше было: когда Майка ранили в салуне, он не пошел к нему, а попросил принести парня… Солнце… Они скрываются от солнечного света!

Вождь сохранил молчание и беспристрастное лицо.

— Нет!!!
Индеец отвел взгляд…
— О Господи! Вампиры…
Резко крутанувшись, Чарли бросился бежать в уже известном ему направлении.
— Нет! — теперь уже закричал Черный Волк. — Стой! Остановись немедленно! — надрывался индеец, но шериф его уже не слышал. — Ты сгинешь… — еле слышный шепот отозвался эхом на пустой дороге, где проходила граница белых и индейцев, вампиров и защитников-оборотней…

Чарли невозможно было остановить.

Возможно, если бы он знал, то… Но в тот момент он был одержим идеей вывести проклятых демонов на чистую воду. Ему вдруг стало наплевать на все, он чувствовал, что унижен оттого, что его водили за нос столько времени. Он заставит мерзких кровососущих тварей убраться восвояси или он не шериф Чарли Свон!

Ах, если бы все слова, мечты, благие и не очень устремления можно было реализовать… Ах, если бы…

Взбегая по гористой тропе, Чарли не смотрел под ноги.

Он мчался вперед, невзирая на препятствия.

Он переоценил себя…

Один неверный шаг, соскользнувшая по мху, прикрывавшему камень, нога — и шериф упал на твердую землю, совсем уж неосторожно ухватившись за какой-то гладкий сук, неожиданно выскользнувший из рук…

Боль от ушибов и переломов не скрыла от него обжигающий, резкий, смертоносный поцелуй чуть ниже колена…

Яд змеи быстро распространялся по телу, отравляя кровь, вырывая дикие, несдерживаемые крики, от которых мужчине становилось лишь хуже.

— Помогите. Кто-нибудь… — прошептал он прежде, чем сознание покинуло его…

Словно в бреду, Чарли слышал голоса заклятых врагов, ему казалось, что ледяные руки прикасаются к его телу, но это было где-то далеко. Главное, что ощущал, бывший шериф Портленда — это жар сжигающего его изнутри пламени. Будто бы все сосуды и органы в его теле взрывались, поочередно разлетаясь на мелкие огненные брызги.

Агония продолжалась немыслимо долго. Чарли молился, упрашивал Бога пощадить его, уверял, что жил благочестиво… А потом все закончилось. Словно в один миг. Один самый сильный удар сердца — и оно замерло навсегда.

— Чарли, — услышал он голос Эсми, такой красивый, нежный, чистый, будто прозрачный ручеек в лесной чащобе.

А потом навалились миллионы звуков.

Самых разных.

Далеких и совсем близких.

Тех, что были ему хорошо знакомы, и тех, что он никогда не замечал прежде.

Распахнув глаза и слишком резко поднявшись, Чарли впервые увидел мир вампирским взглядом…

О как он проклинал Карлайла, когда узнал, кем стал!..

Невозможно передать ужас, охвативший новообращенного, когда он понял, что обратного пути нет.

И смерти тоже нет…

Ему предстоит вечность быть кровопийцей, не имеющим даже шанса вернуть семью, любимую жену. И у него нет больше даже малейшей вероятности стать отцом.

Рене, его милая Рене, осталась одна… Вдовой. Вдовой застывшего навечно в своих тридцати трех годах шерифа.

Чарли не знал, как жить, куда ему идти… Дни тянулись невыносимо долго. Терзающая жажда постепенно отступала, однако еще долго бывший шериф не решался близко подходить к людям, и он жил вместе с Калленами на Аляске вдали от искушения. Но спустя два года Чарли решил избрать свой путь…

— Я вернулся в Портленд в ту же ночь, — сдержанно начал свой рассказ Чарли Свон. Он был спокоен, словно можно было полтора века вместить в несколько слов.

Эсми вздрогнула и закрыла глаза, словно поняла, что он там найдет. Но, услышав следующие слова, зарыдала без слез, пытаясь сдерживать эмоции, закрывая рот руками. В отличие от остальных Калленов, она, Карлайл и Эдвард знали, о ком говорит Чарли не понаслышке.

— Рене умерла. При родах. Малышка родилась спустя семь месяцев после моего обращения.
Свон вздохнул.
— Моя жена уже носила девочку под сердцем, когда я был рядом. Но мы ничего не заметили.
— Чарли, ты ничего бы не смог изменить, — сказал Карлайл.
— Но ты бы — смог, — справедливо возразил шериф. — Ты сам знаешь, что тогда женщины умирали при родах от отсутствия медицинской помощи.
Никто не посмел спорить с этим…
— Я выкрал свою девочку из дома, где она жила.
Роуз ахнула.
— Я не мог ее оставить. Единственный мой родной человечек. Такой крошечный, хрупкий, ранимый. И она невероятно похожа на Рене. Такая же красавица.

Образ все той же вампирши всплыл в голове Чарли, и Эдвард это увидел. Последний напрягся, ожидая продолжения…

— Отец-одиночка — это трудно, отец-вампир — это страшно, отец-одиночка-вампир — это катастрофа. Я не знал, что делать с ребенком, всегда боялся ее поранить. Она же была совсем крошкой. Мы переезжали с места на место, нигде не задерживаясь. Я безумно боялся встретить себе подобных. Но это случилось. В Италии.

В тишине прозвучало лишь одно слово, сказанное еле слышным шепотом Джаспером, почувствовавшим ужас, охвативший Чарли даже от воспоминаний.

— Вольтури.
— Да. Аро потребовал убить ребенка. Я дрался, но…
Если бы вампиры могли плакать… Эсме, Роуз, Элис, даже мужчины…
— Но он взял ее за руку.
— И? — удивленно спросил Эдвард, видя в мыслях Чарли происходящее.
— И не услышал ничего. У нее особый дар. Она блокирует мысленные способности вампиров. Аро не узнал ее мыслей, Джейн не смогла причинить ей боль. Деметрий не может ее выследить… Наверняка и ты не услышишь ее, — сообщил он Эдварду, слегка усмехнувшись.
— Твой дар передался по наследству и усилился, — констатировал Карлайл.
— Аро пришел к тому же выводу, — продолжил историю Чарли. — Поняв, какой дар сокрыт в младенце, он пощадил ее, потребовав, чтобы я обратил ее, когда она достигнет пятнадцати лет. Она вскоре подросла, начала задавать вопросы, узнала тайну… Это Вольтури и сочли нарушением и…
— А ты?! Ты обратил девочку?! — перебивая, вскричал Эдвард. — Вот просто так взял и оборвал ее жизнь?

Вселенская скорбь, отразившаяся на лице Чарли, заставила его замолчать.

— Всю ее человеческую жизнь мы вынуждены были скрываться. Снова вернулись в Америку, скитались по разным городам. Белле пришлось трудно. У нее не было друзей. Едва успевала привыкнуть, как кто-то начинал подозревать, задавать вопросы… И нам приходилось переезжать.

— Я смог отсрочить ее обращение на год, — продолжил шериф. — Однажды в Чикаго, когда ей было шестнадцать, Белла влюбилась. В вампира. Ей не с кем было поделиться больше. Она все рассказала мне. Описания было достаточно, чтобы понять сущность ее нового знакомого. У меня не оставалось сомнений, что это Вольтури нашли нас. Поняв, что тот, кого она встретила и обожествляла, был врагом, я увез ее. И без того болезненная, она очень тяжело перенесла разлуку. Ей становилось все хуже, хуже… Я обращался к докторам в Нью-Йорке, но они разводили руками. Я не мог ее потерять! Она — моя дочь! Единственная моя семья.

— И вот тогда, Карлайл, я понял, как благодарен тебе за то, что могу сохранить ее, что моя девочка сможет жить вечно.
— А она счастлива? — грубо спросила Розали.
Чарли покачал головой.
— Ей нравится быть вампиром. Это видно. Она очаровательно играла с новообретенной силой.

Картинки, появившиеся в голове Чарли, заставили Эдварда широко улыбнуться. О да… Дочь Чарли — истинное очарование.

— Но мне кажется, Белла и сейчас не верит, что тот вампир был посланником Аро, — печально добавил шериф, вспомнив свою девочку именно в тот день, когда она прибежала домой из библиотеки, возбужденно рассказывая о новом знакомом.
— Изабелла Блэк, — пробормотал Эдвард пораженно. Но все вампиры в комнате прекрасно расслышали его.
— Мы иногда пользовались этим именем, — Чарли внимательно смотрел в глаза старому знакомому. Вампир отказывался верить, что возможно это…
— Я — тот парень из библиотеки. Она была прекрасна и пахла так, что у меня снесло крышу. Я придумал миллион способов, чтобы увести ее оттуда, и сдерживал себя из последних сил. И вдруг она подошла сама. Она сказала мне, что у меня глаза как у ее папы… Я не поверил. Боже… И ослепленный охватившим желанием, я не обратил внимания, что не слышал ее мысли.
— Вот теперь все сходится, — Элис захлопала в ладоши, нетерпеливо подпрыгивая на месте, показывая Эдварду картинки ее видений, в которых он наконец-то обрел пару — дочь и создание Чарли Свона.




Легкий ветерок играл с черными волосами мужчины, неподвижно стоявшего около старого могильного камня. Местные знали, что это была старейшая могила, оставшаяся здесь со времен отцов-основателей. Ее пытались убрать, как и все старые и потерявшие свою ценность захоронения. Но всякий раз неведомая сила препятствовала этому. Ни одна живая душа в городе не видела того, кто ухаживал за могилой, приносил свежие цветы. Иногда он словно исчезал, и камень постепенно обрастал травой… Но потом неведомый хранитель снова возвращался и заботился о давно почившей Рене Свон будто о живой…

Чарли безумно долго был один. Все полтора века он хранил верность единственной женщине, подарившей ему истинное счастье любви и отцовства.

Одиночество накрыло Чарли сокрушающей лавиной, когда его дочь обрела пару и присоединилась к семье Карлайла. Конечно, он сам тоже жил рядом. Однако это уже не был их маленький мирок. Чарли чувствовал себя эгоистом, понимая, что он ограничивает дочь, но… Он по-прежнему был одинок. По-прежнему отказывал себе в праве быть с кем-то кроме Рене.

— Сью, — сказал он индейской женщине, подходящей к нему.
— Чарли, прошло много времени.
— Много…
— Может быть, полтора века траура — это достаточно? — спросила Сью, нежно коснувшись плеча шерифа Форкса.
Чарли было нечего ответить.
— Что я могу предложить… — начал он.
— Многое, — возразила женщина, даже не дав договорить. — Я знаю тебя, Чарли. Я знаю, кто ты. И я здесь.
— Твои сыновья обернулись волками из-за меня.
— Это их природа, их предназначение. Пришло время — и они выполнили его.
— Ты не злишься?
— Мне не за что, Чарли. Всему свое время. И сейчас пришло время отпустить Рене. Позволь себе жить, позволь себе быть счастливым. Разреши себе снова познать любовь.
— Ты?.. — договаривать не требовалось…
— Да, — тихо и уверенно ответила Сью.

Последний раз коснувшись рукой могильного камня, вампир обернулся и протянул раскрытую ладонь женщине, которая была готова принять его любым, простить все, пройти с ним вечность…

И кто знает, как будет когда-то там, в будущем. Не станет нас с Вами, Дорогой Читатель. А они пойдут дальше, деля вечность на двоих, рука об руку, каждый со своей парой. Кому-то все дается легко, кто-то проходит долгий путь. Это только кажется, что если у вас есть вечность, то время теряет смысл. О нет… Каждый из наших героев знает цену выстраданного счастья, заслуженного, выжданного. Идите к нему, стремитесь, проносите сквозь годы настоящее… Настанет час. И быть может, мы еще встретимся с Вами и узнаем новые истории из жизни Эдварда и Беллы, Чарли и Сью, Джаспера и Элис… Всему свое время. И время всякой вещи под небом…


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-9997-37
Категория: Мини-фанфики | Добавил: ИрисI (02.08.2012) | Автор: ИрисI
Просмотров: 3646 | Комментарии: 45


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 451 2 »
0
44 ElisKALEN220887   (12.09.2016 19:29)
очень милое и трогательное мини! надеюсь на проду! friends

0
45 ИрисI   (13.09.2016 20:48)
Тут все окончено)

0
43 иола   (17.05.2016 23:29)
Очень интересная история. Большое спасибо.

0
42 Вирджиния   (16.05.2016 22:32)
Необычно и трогательно.Впечатляет. Спасибо. wink

+1
41 Tusya_Natusya   (16.10.2015 02:20)
Понравилась идея сделать Чарли вампиром. Это, по-моему, первая такая история. Грустно, конечно, что его любимая Рене так рано умерла, но, как говорится, все в жизни происходит не случайно. Она смогла подарить счастье не только Чарли, но и Эдварду.
Спасибо за историю!

0
40 SvetlanaSRK   (26.09.2015 00:48)
Вот это поворот!!!!! Неожиданно! Спасибо!

0
39 Alice_Ad   (08.04.2014 11:16)
Очень проникновенная история!Спасибо!

0
38 Pinenuts   (23.09.2013 16:41)
Это конечно просто нечто, Чарли - вампир!!! Про такое редко можно прочесть happy Но мне очень понравилось, конечно тут мало пары Эдварда и Беллы, но так наверное даже лучше, ведь это история Чарли! Но всё равно мы узнали немного об этой парочке! Всё таки Чарли потрясающий персонаж, даже в образе вампира! Большое спасибо!

0
37 Finno4ka   (28.08.2013 20:53)
Вот уж Чарли-вампир - это нечто. Никогда бы не подумала про такое! Удивительно... но и этот образ может иметь место.
Спасибки за возможность взглянуть на Сумеречную Сагу с такого ракурса. wink

0
36 робокашка   (18.05.2013 10:13)
Интересное повествование. Думаете, они справятся?

0
35 Kitten-D   (28.03.2013 19:30)
Просто замечательная история!
Спасибо огромное!

0
34 mis-ellen   (18.02.2013 20:55)
Очень короткая, немного сумбурная история, она так и просится вылиться во что-то большее.

0
33 Доник92   (07.02.2013 22:54)
очень понравился образ Чарли: зрелый, взрослый, смелый мужчина, который очень любил свою жену. Достойный отец, воспитавший дочь один, защищавший ее. Думаю, этот Чарли Свон может быть примером для подражания, даже если он и вампир)
Очень понравилось, 100 баллов)

0
32 Женаsisadmina80   (12.10.2012 16:27)
Спасибо за такую потрясающую и необычную историю. Чарли вампир - очень интересно!

0
31 dasha2020   (06.10.2012 23:59)
Прикольно!!! biggrin

0
29 procompsognatus   (05.10.2012 12:25)
Большое спасибо. Ирис, а может ты на основе этого фф сочинишь свою историю, подлиннее?

0
30 ИрисI   (05.10.2012 20:51)
Пожалуйста. А информация о планах указана на форуме, в шапке темы wink

0
27 Lucinda   (03.10.2012 21:30)
очень необычно, а поскольку известно уж кто автор, так просто вообще невероятно! жаль, что когда ты опубликовала эту историю, я не могла её прочесть и проголосовать соответственно! это самая необычная история из всех!

0
28 ИрисI   (03.10.2012 21:32)
Я очень рада, что тебе нравится моя история Чарли happy

0
26 girra   (12.09.2012 23:11)
спасибо большое!
мне понравился стиль повествования и сюжет, жаль только не описана встреча эдварда и беллы, но может это и правильно, ведь здесь история чарли, а не их...
в любом случае, я получила от рассказа большое удовольствие.

0
25 СatRina   (30.08.2012 15:56)
Вау! Классно!

0
24 VolchicaSiarra   (24.08.2012 14:37)
Спасибо за потрясающую историю! happy

0
23 Lenori   (24.08.2012 08:32)
Спасибо!

0
22 yui861   (12.08.2012 04:43)
Спасибо большое. История очень интересная и необычная

+1
21 ИрисI   (11.08.2012 00:56)
Спасибо всем за комментарии. Настолько разные мнения - это так интересно happy
На все развернутые комментарии ответ на форуме.

0
20 Nikki6392   (10.08.2012 13:34)
Суета, сует - все суета! Что пользы человеку от трудов его, которыми трудится он под солнцем? Род проходит, и род приходит, а земля пребывает вовеки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит, Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои. Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь. Все вещи — в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием. Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после. Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь. Все вещи — в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием.
Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.


Еклессиаст 1:2-11, 14

Я сейчас сумничала, наверное, но меня, на самом деле, зацепило то, что автор использовал слова из Библии. Еклессиаст - это очень мудрая и очень сложная книга, не все, я думаю, прочитав ее, поймут смысл. И знаете, автор, когда я увидела цитату, то мне сразу стало интересно, а как эти слова увяжутся с текстом, который вы нам пердставите. Вот не разочаровали, увязалаи как надо. Лично я поняла то, что вы пытались донести.

Теперь сам текст. Сразу скажу, что для меня это достаточно необычное описание. Я привыкла читать что-то либо от первого лица, либо от третьего. Но здесь ощущение, будто автор общается с читателем, хотя так и есть. Необычно, лично для меня.

Мне понравилась сюжетная линия. Вроде бы основа неизменная: все те же Каллены, те же вампиры, тот же образ жизни. Но все равно это другая история. Немного другая атмосфера.

Чарли-вампир - это, действительно, очень необычно. Все привыкли видеть его в образе человека, а тут вдруг мало того, что он вампир, он еще и жил кучу лет назад.

Хотя автор и пытался сюда внести вестерн, рассказывая о том, в какое время жил Чарли, как жил, но для меня его было маловато. Но не суть. Мне правда понравилась история!

Очень нравится такой жизнерадостный и беззаботный Эдвард. Ничто его не обременяет. Никакие странные думы относительно того обращать кого-то или нет. И мне так понравилось то, как они общались с Чарли. Видно, что хоть Эдвард и шутил над ним, но всегда относился к нему с каким-то дружеским уважением. А вот почему Чарли не хотел показывать Эдварду Беллу...?! biggrin В принципе, в конце, когда он стоит возле могилы Рене, там автор говорит, что он не хотел оставаться один, думаю, этим все и объясняется, что Белла его-семья, едиснтвенный родной человек. Но теперь у него будет Сью. Мило.

Хотя повествование тоже было "урывчатое", действие перескакивало с одного на другое, думаю, здесь это не мешает прочтению, потому что автор каждый раз заранее готовил читателя к тому, что мы сейчас вернемся в прошлое или снова окажемся в настоящем.

Было еще много моментов, которые меня, дейстивтельно, порадовали, но все пересказывать уже просто нет сил.
Спасибо за историю и удачи на конкурсе!

0
19 Alice_Green   (09.08.2012 13:46)
Спасибо!
История неплоха. Пара моментов мне понравилось. Но особо не впечатлило.
Правда, иногда было скучновато читать уже знакомую историю семьи Каллен. Но ничего...
Конечно, тот факт, что Чарли - вампир, выделил эту историю из остальных. Да и вообще, здесь все - вампиры, такое в этом конкурсе встречалось мне редко.
Его история действительно была печальной и трудной. Вампир и младенец - что может быть еще более несовместимым?! Но тем не менее, Белла выросла и даже стала вампиром! И конечно, ей нравились ее способности и сила))
И, о Боже, какое совпадение! Белла влюбилась с первого взгляда в Эдварда - ни за что бы не подумала biggrin
А Белла та еще штучка - "У тебя глаза как у моего папы", может, мне тоже так стоит знакомиться с парнями?.. biggrin
Кстати, хорошая задумка - вести повествование так, будто автор разговаривает с читателями. Этот стиль довольно редко встречается. Точнее даже так: в фанфиках я его никогда не встречала.
Я бы поставила этой истории четверку, все мило, но мне не хватило действий, чуть пустоват получился рассказ.
Удачи автору в конкурсе!

0
18 Marishelь   (08.08.2012 23:22)
Спасибо, интересная история! Чарли - вампир! Ну в первый раз такое... wacko Интересный сюжет, но мне чего-то не хватило в изложении...

0
17 Оливия_Авентиа   (08.08.2012 17:26)
Мне понравилась необычность сюжета. Вампиры в вестерне - это уже необычно, Чарли - вампир - это вдвойне необычно!!! happy Его история меня тронула.
Но вот стиль написания, хоть он и не плох, мне как-то пришелся не по душе... sad Даже не знаю, почему...
Спасибо и удачи на конкурсе!!! smile

0
16 Sveta25   (08.08.2012 12:28)
Ах,какая изумительная история,спасибо автору и удачи biggrin

0
15 nightchat   (08.08.2012 11:58)
спасибо за историю, мне понравилось.

0
14 natalj   (06.08.2012 09:28)
Спасибо и удачи в конкурсе!

0
13 ღpantercaღ   (05.08.2012 18:34)
Меня здесь впечатлила много необычных моментов. Во-первый необыкновенное повествование как будто прям рассказывает сам автор. Оно меня впечатлило. Я такое уже встречаю довольно редко.
Во-вторых написание самого рассказа. Написано не плохо.)
И конечно же я не могла не обратить внимание, это тематика конкурса тут тоже автор справился и я по чувствовала атмосферу хоть и не большую дикого запада.
Но вот сам сюжет на мой взгляд подкачал именно тем что очень многое было взято из книг, Стефани Майер. Это меня очень оттолкнула. Вроде автор пытался вложить в сюжет что то свое, изменить даты придать рассказу другой смысл. Но тем имение все равно на протяжении всего рассказа, автор возвращался к сюжету из книг Майер. Этот момент меня оттолкнул очень.
Но в самом начале когда я только начала читать рассказ я восхитилась тем что тут автор взялась писать про вампиров. Меня это даже заинтриговало. Точно так же как и то, что автор сделала не большую интригу с пейрингом.
Но уже под самый конец я как то с дулась и этого я ожидала. Я уверенна, что этот автор может придумать сюжет рассказа и по лучше. Пролетали здесь такие моменты наталкивающие меня на такую мысль. Взять хотя бы то что в этой истории Эдвард и Чарли друзья. Он знает, что Эдвард вампир. Но чем же не нонсенс!
И если бы автор не цеплялась так часто к сюжету книг Майер я бы все в полнее могла бы прожевать еще. А так рассказ на любителя.
В любом случаи спасибо большое автору за старание и за силы вложенные вами в созданию истории и удачи вам в конкурсе! wink

1-30 31-42
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]