Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2314]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2322]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13583]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8178]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3705]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее слишком тщательно охраняют? Значит, ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!
Мини, завершен.

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel

Дверь в...
После смерти бабушки Белле в наследство достается старый дом. Раз в год на Хэллоуин в подвале открывается тайная дверь. Что девушка найдет за ней, если рискнет зайти?..
Эдвард/Белла/параллельные миры.
Завершен.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Бездушные
Бесконечность Вселенной и холод далёких звёзд, ни на что не похожие инопланетяне и непригодный для дыхания воздух других планет...

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимая книга Сумеречной саги?
1. Рассвет
2. Солнце полуночи
3. Сумерки
4. Затмение
5. Новолуние
Всего ответов: 10747
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Всадник Света

2016-12-11
21
0
Моя жизнь – Ад. И это не переносное приукрашенное значение, которые используют девушки для описания душевных страданий. Ад – это моя работа, я – это Ад. У меня нет начальника, нет руководства. Есть только долг, которым я не в силах пренебречь, не в силах противоречить природе моего существа. Уже долгие сотни лет я призван обрывать жизни, взимая плату за грехи. Мир меняется, меняются люди, но тьма в них неизменна, и за тьму эту они горят. Год за годом, столетие за столетием. Две долгие тысячи лет я наблюдал, как люди отворачиваются от света, заставляя меня вершить над ними расправу. И вот пришло Страшное время, время, когда свершится изгнание тьмы, когда человечество должно погибнуть. Со мной вышли и мои братья: Мор, Война и Голод. Обычно мы действовали порознь, но сейчас провидение собрало нас вместе, и это ознаменовало начало Страшного времени. Я знал это, знал, что все надежды и попытки найти в людях свет потерпели неудачи, что вера в человечество утрачена, и мы должны освободить место для нового творения высших сил.

Нас нельзя вычленить из толпы, разве что глаза выдают тоску и мудрость. Мы всегда растворяемся в окружении, становимся единым живым существом с местом, в которое пришли. Никогда прежде мы не работали вместе. Мои силы были нужны лишь когда Создатель желал гибели тысяч, а не единиц и десятков, у тех свои судьбы и смерти. В этой битве у человечества нет шансов, это была долгая двадцативековая война, исход которой предрешён. Не было ни одного варианта, что люди смогут исправить предначертанное и отыскать в себе хоть каплю света в последний миг.

- Ваш ужин, сэр, - нежный женский голос вырвал меня из раздумий.

Когда я говорил о том, что нас невозможно отличить от людей – я не врал. Все человеческие потребности присущи нам – еда, сон, общение. Вот разве что на праздность не было времени, каждый находился в постоянном поиске света. В легендах о нас много чего говорят, и слухи эти обычно носят негативный характер, приписывая мне и моим братьям чуть ли не демонические черты. Но это не так. Мы посланы, чтобы бороться с тьмой, путь она и заключена в телах и душах невинных людей. Пока Создатель не узреет тот свет, что посеял в душах первых из людей, мы обречены вечно скитаться по Земле, неся за собой разрушение и хаос.

Братья сидели напротив меня: старший – Мор, именно за ним мы следовали по миру, был светловолос и хорошо сложен, обладал пронзительным взглядом, средний - Война, строен и поджар, со светлой кожей, усеянной еле заметными шрамами, Голод – мускулистый брюнет, наделённый недюжинной силой. Меня они звали Смертью. Бледный, с бронзовыми волосами, глаза мои казались изумрудными при ярком свете солнца.

Никто из нас не знал, чем закончится совместная работа, но каждый понимал, что перед ним лежит возложенная ответственность, и у него нет права на ошибку. Погибель людская шла за нами по пятам, словно тень в солнечный день, и никому было не укрыться от неё. Лишь наша святая вера могла спасти их жизни, но раз за разом они показывали всё самое тёмное, что было в них.

По пустынным тёмным улицам я шёл в своё временное пристанище, квартиру на окраине небольшого городка, в котором постоянно шёл дождь. Мне стало казаться, что солнечная погода здесь такая же редкость, как снежные сугробы в Африке или тропический ливень на Аляске. Погрузившись в размышления, я не сразу услышал знакомый женский голос, в котором мог различить оттенки страха и отчаяния.

- Не подходи ко мне! – угрожающе кричала девушка.
На деле же её крики представляли собой мышиный писк.

- У меня есть пистолет! – Её ложь была столь же очевидна, сколь был ожидаем закат вечером каждого дня.

Следуя звуку её голоса, я повернул направо, в переулок, окутанный тьмой не только в буквальном её понимании. Четверо крепких мужчин обступили хрупкую темноволосую девушку, ту самую, что обслуживала нас в кафе сегодня вечером. Её дрожь была видна невооружённым глазом, ужас пронзал всё существо, и я знал, что без моего вмешательства её судьба предрешена. Ускорив шаг, я приближался к месту, где вершилась расправа над юностью и чистотой.

- Эй! – окрикнул я тех, кто источал злобу. – Отпустите девушку.

Вот и ещё одно значительное отличие от представителей рода человеческого – они редко могли противиться моей воле.

Трое отступили на несколько шагов от испуганной девушки, устремившей на меня полный надежды взгляд, но один из мужчин продолжал наступать на неё, зажимая в руках поблескивающий в темноте карманный нож. В несколько порывистых шагов я преодолел расстояние между нами, отгораживая его от девушки своим телом, благо человеческая смерть была не страшна мне. Одним резким движением я сжал шею врага пальцами, оставляя на нём отпечаток неизбежности. Я редко использовал свою силу без надобности, но сейчас я не хотел сдерживать себя. Ему оставалось жить не более пары часов. Он был обречён, хоть пока и не знал этого. Уронив ножик и высвободившись из моей хватки, он устремился прочь, изрыгая на ходу проклятия, которых я уже не замечал, обратив внимание на застывшую девушку.

- Вы в порядке? – спросил я, внимательно разглядывая её черты.

На первый взгляд незаметная, ничем не примечательная девушка обладала какой-то манящей магией – округлый лоб, чёткие брови, светло-карие глаза, немного вздёрнутый упрямый нос и бледно-розовые губы, всё это сочеталась настолько правильно, что я невольно залюбовался ею.

- Да, - едва слышно промолвила она. – Спасибо, вы спасли мне жизнь.

- Не думал, что у вас так опасно, - промолвил я первое, что пришло в голову, терзаемый мыслями о том, уж не мой ли средний брат успел побывать здесь.

- Я тоже, - призналась девушка. - Что-то странное витает в воздухе… Меня зовут Белла, - она протянула мне свою маленькую ладонь для рукопожатия.

- Эдвард, - назвал я ей имя, которым меня называли представители рода человеческого последние триста лет, и коснулся её руки. – Я провожу тебя.

Дорога к её дому не была наполнена неловким молчанием, напротив, Белла беспрестанно рассказывала о своём городе, а я вслушивался в её мягкие интонации, размышляя над тем, как скоро всему сущему, в том числе и этому городу, придёт конец. Мы попрощались у дверей её квартиры; робко коснувшись моего плеча тонкими пальчиками, она пожелала спокойной ночи и взяла с меня обещание быть осторожным на пути домой. Я же в ответ выразил надежду на новую встречу, которая вскоре была оправдана.

Дни сменяли друг друга, наполненные безвыходной очевидностью происходящего – этот мир должен погибнуть. Раз за разом отнимая человеческие жизни, я перестал чувствовать боль за их судьбу, большинство из них заслуживали самого что ни на есть ужасного конца, но были среди них и те, в преддверии кончины которых я сомневался в справедливости Создателя. Одной из них стала Белла, девушка, которую волею судеб мне выпало спасти от хулиганов несколько вечеров назад. Я же стану её погибелью.

Все мои братья здесь, а значит, именно отсюда начнётся великое шествие всадников апокалипсиса по грешной земле. Чем же навлёк на себя гнев божий это крохотный городишка? Почему именно на него должна обрушиться кара Господня?

Я не знал. Я мог лишь тешить себя надеждой, как и пред всяким исполнением своего долга, что найдётся на земле человек, способный заставить создателя вновь уверовать в чистоту рода людского.

В то утро я шёл по аллее под густой кроной деревьев, защищающих от дождя, когда услышал за спиной торопливые шаги.

- Постой! Эдвард, подожди! – услышал я прежде, чем успел повернуться.

Её зонтик трепало порывами шквалистого ветра, волосы разметались во все стороны, но это придало ей лишь больше какой-то необъяснимой привлекательности. Белла была очаровательна в своей природной неуклюжести, меня тянуло к ней само провидение, не спрашивая разрешений.

- Привет, - улыбнувшись, произнёс я, перекрикивая дождь. – Погодка не очень, верно?

- Для Форкса это в порядке вещей, – усмехнулась она так, словно это было продолжение нашего прошлого диалога. – Ты весь промок!

- Это правда, сегодня немного влажно. - Я старался поддержать шутливый тон беседы.

- Не подумай ничего такого… - девушка смущённо закусила губу, – но, если хочешь, можем зайти ко мне, переждёшь дождь, и я дам тебе кое-что из одежды отца.

- Переждать дождь? Звучит оптимистично, как будто он тут когда-нибудь кончается! – изогнув губы в ухмылке, произнёс я.

Белла звонко засмеялась, и, слыша этот смех, хотелось разогнать тучи, чтобы подарить ей немного солнца. В очередной раз я засомневался в правильности решения нашего Создателя относительно человечества.

Её дом внутри был таким же, как и снаружи – абсолютный контраст мужского и девичьего. Её отец – шериф полиции, заядлый охотник и рыбак, стремился развесить по стенам свои главные трофеи, ружья, редкие экземпляры наживок и удочек, и вообще сделать обстановку аскетичной. Белла же в свою очередь украшала любую поверхность трогательными фото в кружевных рамках, нарядными шкатулками ручной работы и невероятно притягательными крошечными подушечками. И даже это противоречие не смогло сделать их жилище отталкивающим, напротив, впервые за долгое время я почувствовал себя расслабленно и умиротворённо.

- Твой отец не будет против, что я взял его одежду? – спросил я, переодевшись в сухие брюки и рубашку.

- Нет, что ты! – зарделась девушка. – К тому же, его всё равно не будет ещё несколько дней, успеешь вернуть. Он на рыбалке с друзьями.

Мне казалось, что температура в комнате повысилась, такой жар исходил от её залитых румянцем щёк.

- Если хочешь, можешь остаться на ужин, - предложила она мне, ищущему причину уйти.

Я страшился тех чувств, что она вызывала во мне, но отказать не смог.

- С удовольствием.

Как оказалось, Белла прекрасно готовила, сказалось её детство, проведённое без матери, которую она потеряла, будучи в ещё совсем нежном возрасте. Её отец был человеком жёстким, но дочь любил, и был совершенно не приспособлен к ведению домашнего хозяйства. Пожилая соседка – Сью – помогала ему с дочкой, и у неё Белла научилась готовить.

Всё происходящее казалось мне сном, никогда прежде я не был так близок к человеку, а сейчас мне приходилось вместе с Беллой разматывать запутанный клубок её жизни, протягивая сквозь него тонкую и хрупкую ниточку счастья. Она всё говорила и говорила, взахлёб, словно никогда и ни с кем не общалась прежде, а я молча слушал и наблюдал за переменчивым, но неизменно прекрасным выражением её лица. Она могла одновременно грустить и улыбаться, это было то самое чувство светлой печали, свойственное людям. В уголках карих глаз скопилась влага, когда она воспроизводила воспоминание о том, как отец купил ей первый велосипед. Она смущённо покраснела и разозлилась, когда речь зашла о том, кому она подарила свой первый поцелуй.

Так, крупица за крупицей, я узнавал её всё лучше и поражался тому, как Создатель может быть так жесток к своим творениям, ведь предо мной сидело лучшее из них. После смерти, я уверен, она удостоится чести быть ангелом, правой рукой божьей. Жаль, что для этого ей придётся умереть.

Время рядом с девушкой летело незаметно, за окнами стемнело, лёгкий морозец пробирался сквозь приоткрытые ставни и приятно скользил по обнажённым участкам кожи. Я заворожено наблюдал, как ключицы и плечи Беллы покрываются крохотными мурашками, меня так и тянуло коснуться их пальцами, согреть, ощутить тепло тела. Такие чувства были чужды мне и незнакомы, страшили меня, но я, словно одержимый, черпал их обеими ладонями, будучи не в состоянии насытиться.

- Уже поздно, - начал я, набравшись решимости.

- Да, - коротко ответила она.

- Я пойду? – зачем-то спросил я, словно ожидая от неё отрицательного ответа.

Она зарделась, боясь ответить грубо или показаться слишком распущенной, поэтому я спешно взял своё пальто с вешалки, стоящей у входа, и поспешил уйти, пообещав заглянуть завтра и занести вещи, которые она любезно одолжила мне. Она согласно кивнула, и мы оба замерли, словно надеялись, что Провидение само решит за нас. Я сдался первым, слегка наклонившись и осторожно коснувшись губами её прохладной щеки. Белла не отстранилась, лишь зажмурилась, и мне казалось, что ещё немного, и она замурлыкает, как котёнок. Задержавшись на её коже чуть дольше, чем этого позволяли правила приличия, я неохотно оторвался. Она смотрела мне прямо в глаза так пристально, словно хотела понять мою суть, которую я не мог ей раскрыть. Обычно люди сторонились меня, ощущая веяние Смерти, тянущееся за мной. По сути, я и был Смертью. Но Беллу не страшила моя близость, напротив, я чувствовал, как учащается её пульс, стоит мне невзначай коснуться её. С тяжёлым сердцем я покидал уютный дом, возвращаясь в свое пустое временное жилище, и боялся, что мы оба совершим что-то непоправимое. Ни один из наших законов, которые мы поклялись соблюдать, не говорил ничего о духовной близости с представителями рода человеческого, но страх роился во мне, занимая все мысли. Я боялся, что своим неосторожными поведением навлеку на Беллу гнев Божий. Хотя её судьба, как и всего человечества, и так уже была предрешена, и я не мог повлиять на ход событий. От осознания этого моё сердце щемило во сто крат сильнее, я с упорством одержимого пытался придумать пути для её спасения, однако решение так и не нашлось. Человечество было обречено и всякая его единица приговорена к погибели.

На следующий день ровно в шесть часов вечера я стоял на пороге уже знакомого мне дома и вслушивался в быстрые шаги, спешащие ко входной двери. Белла распахнула дверь, из-за которой доносился соблазнительный аромат свежей выпечки.

- Привет, - произнесла она, и её румяные щёчки растянулись в улыбке. – Проходи.

Повинуясь её зову, я вошёл внутрь уютного жилища, которого у меня никогда не было. Я - порождение Господне, его правая рука, был не удостоен чести иметь семью. Своих братьев я видел лишь раз в несколько сотен лет, мы редко работали вместе. Всё, что мы делали, носило разрушающий характер, а потому мы не рады были видеть друг друга. Для нас это означало лишь то, что человечество чем-то разгневало Бога и теперь им придётся платить за свои грехи.

- Ээй! – Белла легко коснулась моей щеки, выводя из задумчивости. – Ты ещё здесь?

- Извини, - я улыбнулся.

- Хочешь чаю?

- Эммм, не откажусь. Ты собираешься куда-то? – спросил я, кивком указав на ключи от машины и плащ, небрежно кинутый на тумбочку, стоящую возле двери.

- Да, - Белла заправила прядь волос за ухо, из-за которого уже торчал грифельный карандаш. – Я пишу курсовую, и мне нужны некоторые книги, но в интернете их не найти. В Порт-Анджелесе есть большой книжный, говорят, там можно отыскать всё.

- Порт-Анджелес? – Я удивлённо дернул бровями, прикидывая в уме неблизкий путь и припоминая одиноко стоящий на подъездной лужайке старый пикап. – Ты уверена, что твоя машина выдержит путешествие?

- Конечно! – обиженно воскликнула Белла. – Он только выглядит старым, а на деле даст фору любой современной машине.

Я улыбнулся, глядя на то, как девушка защищает свой автомобиль, но острое щемящее чувство в груди не давало мне расслабиться.

- А могу я поехать с тобой? – Я хотел быть рядом с ней в этом путешествии. – Мне как раз нечего читать, может, я смогу подобрать там литературу и на свой притязательный вкус?

- Это будет здорово! – Белла всплеснула руками, а затем зарделась и смущённо опустила глаза. – В смысле, в дороге будет веселее.

Пока мы пили крепкий ароматный напиток из красных кружек, усыпанных нарисованными шишками и еловыми ветками, Белла расспрашивала о моих любимых книгах, а я терялся, потому что уже забыл, когда читал в последний раз.

- Ну, мне нравится читать про приключения, - нерешительно ответил я, а герои Джека Лондона проносились в моих воспоминаниях.

- Жюль Верн? – с огоньком в глазах переспросила Белла.

- Не совсем, - улыбнулся я. – Я больше люблю научную литературу, занимаюсь самообразованием, можно сказать.

В этом я не лгал. Я жил на земле уже больше двадцати столетий, и всё это время был наделён человеческими потребностями в еде, сне и крыше над головой. А за это приходилось платить. Чем я только не зарабатывал себе на жизнь – был плотником, электромехаником, водителем, банковским служащим, торговцем на рынке, музыкантом. Все эти профессии давали возможность существовать в этом мире. Последние годы я трудился врачом в одной из Чикагских клиник, изредка отлучаясь по указаниям Всевышнего. Весьма иронично, что я спасал людей от самой своей сути, от Смерти. Вот и сейчас я был в одной из таких «командировок».

По пути в Порт-Анджелес я рассказывал Белле о своей жизни, выученную её версию, разумеется. Сегодня она мало говорила о себе, больше расспрашивала. Наверное, чувствовала себя виноватой за вчерашнюю откровенность, а может, просто неуверенно ощущала себя за рулём. Дорога постоянно виляла, изгибаясь змеёй в лесном массиве, начал накрапывать дождь. Тёмное небо нависло над нами тяжёлым пухлым брюхом. Вскоре за плотной пеленой холодных капель едва можно было различить дорожное полотно. Нервно закусив губу, Белла снизила скорость, напряжённо вглядываясь в лобовое стекло, по которому градом катились потоки влаги. Тревожное чувство вновь захватило меня, сжав в комок сердечную мышцу.

Буквально в тридцати метрах от нас ярко блеснула молния, поразив могучее дерево, стоящее в лесу справа от нас. Раздался оглушительный треск, и в ту же секунду я увидел, как на толстом стволе образовалась трещина, сначала маленькая, едва заметная, постепенно она увеличивалась в размерах. Дерево опасно накренилось, что заставило меня наконец выйти из ступора.

- Белла, осторожно! – крикнул я, но было уже поздно.

Зажмурившись, девушка ударила по тормозам и вывернула руль влево до упора, я услышал натужный скрип тормозов, которые не справлялись со своей задачей. Машину закрутило, деревья за окном превратились в неразборчивую зелёную массу, я попытался вывернуть руль, но Белла сжала его так сильно, что мне удалось лишь немного толкнуть его в сторону заноса. С оглушительным визгом шины сорвались с асфальтированного покрытия, старый пикап устремился прямо в лесную чащу, закончив путь в стволе вековой ели. Звук мнущегося металла пронзил мои уши, едва не разорвав барабанные перепонки, но он был тихим по сравнению с оглушительным криком Беллы, сидящей рядом со мной. Едва машина замерла, мне в лицо брызнул фонтан мелких осколков от треснувшего лобового стекла. Не успев отвернуться, я почувствовал, будто тысячи иголок вонзились мне под кожу. Смахнув с ресниц стеклянные крошки, я открыл глаза и первым делом осмотрелся. Белла была в сознании, со лба стекала тонкая струйка крови, а под левым глазом расплывался огромный синяк. Её руки по-прежнему крепко сжимали руль, побледневшие пальцы впились в кожаную оплётку.

- Белла, ты в порядке? – прохрипел я.

Когда она не ответила, моё сердце пропустило удар.

- Белла! – громче позвал я девушку, касаясь ледяными пальцами её лица.
От прикосновения девушка вздрогнула, и тотчас же из её глаз брызнули слёзы. Неловко повернувшись, я привлёк её в объятия, осторожно поглаживая по волосам и стараясь утешить. Я боялся прижимать ей слишком сильно, так как не был уверен в том, что все её кости целы, ведь если у неё есть серьёзные травмы, я мог ещё больше навредить.

- Белла, как ты? – негромко произнёс я, стараясь отвлечь девушку от рыданий. – Что болит?

- Н-н-ничего, - заикаясь, проговорила она. – Только голова, чу-чуточку. Боже, Эдвард , прости, из-за меня мы чуть не разбились!

На её глазах вновь выступили слёзы. Предупреждая новый приступ истерики, я мягко отстранил её, на что получил изумлённый взгляд. Осторожно пошевелив ногами, чтобы убедиться в их сохранности, я попытался выбраться из покореженного автомобиля. Удар пришёлся на капот и правое крыло, дверь заклинило, и лишь с пятой попытки я смог выбить замок плечом. Я опустил ноги на влажную траву, и они моментально увязли в ней по щиколотку. Невольно поёжившись от ощущения ледяной воды, забирающейся в ботинки, я решительно вышел под обрушившийся на меня ливень. Быстро оглядев автомобиль, я оценил масштабы повреждений: капот был искорёжен, большая его часть обогнулась вокруг толстого ствола, радиатор был полностью разорван, а двигатель сильно вдавлен в кабину автомобиля – ещё немного, и он раздавил бы нас, превратив тела в кровавое месиво. Я не мог быть уверен, что бензобак не треснул от сильного удара, а потому исключать утечку топлива было нельзя, мы должны были как можно скорее уйти подальше от источника опасности. Обойдя машину с обратной стороны, я открыл водительскую дверь. Та легко поддалась, эта сторона была повреждена значительно меньше.

- Можешь идти? - спросил я испуганную девушку.

Та утвердительно кивнула, и я помог ей выбраться из помятого авто.

- Бери вещи и давай убираться отсюда, - я старался перекричать раскаты грома.

- Мы уйдём? – растерянно произнесла Белла. – А как же пикап?

- Он уже не сдвинется с места, а нам здесь находиться опасно. - Я не провёл на улице и нескольких минут, я уже был насквозь мокрым. – Если нам повезёт, мы поймаем машину. У тебя есть мобильный?

- Да! – обрадовано воскликнула Белла и полезла куда-то вглубь салона. – Проклятье!

- Что такое? – взволнованно спросил я.

- Я забыла его на тумбочке, когда мы уходили, вот чёрт! – В тот момент я пожалел, что до сих пор не завёл себе это устройство.
- Не волнуйся, мы что-нибудь придумаем. - Под «мы» я, конечно же, подразумевал «я», потому что Белла сейчас была не в состоянии рассуждать трезво, слишком сильный стресс спутал мысли в её голове.

Захватив её рюкзак и мою куртку, мы вышли на дорогу, с которой всего несколько минут назад угодили в лесной массив. Дождь лил стеной, видимость была минимальная, я не различал дорогу уже в нескольких метрах от мысков ботинок. Оглядываясь и судорожно напрягая мозг в попытках придумать способы выхода из этой безнадёжной ситуации, я почувствовал, как маленькая тёплая ладошка юркнула в плен моих пальцев. Прижавшись к моей руке хрупким телом, девушка мелко дрожала от холода и страха. Желая хоть как-то успокоить её, я обнял её свободной рукой.

- Пойдём в сторону Порт-Анджелеса, по дороге должен попасться хоть какой-то отель. Доберёмся до него, и мы спасены.

Стараясь идти как можно скорее, я буквально тащил Беллу за собой, она с трудом успевала переставлять замёрзшие ноги, но промедление для нас было равно гибели. Мы шли уже около сорока минут, но на пути нам не встретилось ни одной закусочной, мотеля или проезжающего мимо автомобиля. Создалось ощущение, что в мире не существует больше ничего, кроме нас и вечного, льющегося с неба дождя. В который раз я пожалел, что не обладаю теми способностями, которые приписывают мне легенды. Спустя ещё полчаса, насквозь продрогшие, мы ввалились в фойе придорожного отеля, которое производило гораздо лучшее впечатление, чем обычные заведения подобного типа. Просторный холл, украшенный фонтаном и ярко-зелёными растениями в мраморных вазах, свойственный отелям класса трёх звёзд, не ниже. Мы совершенно не вписывались в царящую тут атмосферу: мокрые, вымазанные в грязи, в подтёках крови на лицах и одежде. Я надеялся только, что персонал не вызовет полицию – неприятности Белле ни к чему.

- Добрый вечер, чем могу вам помочь? – поморщив аккуратный носик, спросила девушка, стоящая за стойкой ресепшена.

- Здравствуйте! – Я решил, что надо оставаться хотя бы вежливым, чтобы не пугать сотрудницу отеля. – Мы с подругой попали в аварию и хотели остановиться у вас, переждать непогоду и сделать пару звонков. У вас есть своя служба такси или, может быть, вы знаете номер телефона местных таксопарков?

- Такси? В такую бурю?! – девушка удивлённо округлила глаза. – Мне жаль, сэр, но в штате объявлено штормовое предупреждение, сейчас к вам даже спасатели не смогут добраться.

- Что ж, тогда мы просто переждём непогоду, - учтиво улыбнулся я, скрывая волнение.

- Посмотрим… Та-ак, у нас остался один номер на третьем этаже. Двухместный, вас устроит?
- Да, - не задумываясь, ответил я, но почувствовал, как Белла, ранее упорно молчавшая, легонько дёргает меня за рукав.

- У меня нет денег, - еле слышно прошептала она, становясь пунцовой.

- Не переживай об этом, - одними губами ответил я.

Расплатившись наличными, я забрал из рук девушки два ключа от нашего номера и брошюрку с правилами поведения в их отеле.

- Подождите! – окликнула нас девушка, когда мы уже подходили к широкой лестнице, застеленной ковровой дорожкой. – Я забыла сказать: если вам нужно, у нас есть штатный врач. Правда, он уже закончил на сегодня, но я думаю, что он примет вас.

- О, это было бы замечательно! – обрадовано воскликнул я, расплывшись в улыбке, ведь последние полчаса я судорожно соображал, где можно найти врача или необходимые инструменты, чтобы убедиться, что с Беллой всё в порядке. Несмотря на мои познания, для того, чтобы удостовериться в этом, нужно хотя бы минимальное медицинское оборудование.

Так и было – ушиб головы и лёгкая гематома на лице. Доктор посоветовал приложить лёд, чтобы не расползся синяк, что Белла тут же и сделала. Со мной дело обстояло несколько сложнее, врачу пришлось повозиться, прежде чем он вытащил из моего лица последний осколок. Мои клетки восстанавливаются быстрее, чем у человека, а значит, уже через несколько дней от многочисленных порезов не останется и следа. А пока кожа болезненно саднила, при малейшем дуновении ветра вызывая лёгкую дрожь.

Уже спустя полчаса мы переступили порог нашего номера, и я с облегчением выдохнул, увидев две полутораспальные кровати, стоящие по разные стороны от окна. Белла тоже заметно расслабилась и поспешила в душ, чтобы согреться и смыть с себя следы грязи и засохшей крови. Окутанная лёгким облачком пара, она вышла оттуда, завернувшись в мягкий махровый халат, один из тех, что предлагают отели постояльцам.

Разрумянившаяся, с влажными волосами и блестящими глазами, она была так притягательна, что мне приходилось изо всех сил сдерживать себя. Облизнув кончиком языка пересохшие губы, я судорожно сглотнул. Мой жест не остался незамеченным, и, слегка приоткрыв розовые губки, Белла залилась краской. В смущении она была ещё прекраснее. Разорвав зрительный контакт, я прошёл в ванную комнату, которая ещё хранила в себе запах девушки, и рвано выдохнул. Я не понимал, для чего Создатель обрекает меня на такой соблазн в конце пути человечества, не понимал, для чего мне подобное искушение, ранее мною не веданное.

Тщательно вымывшись, я насухо вытерся полотенцем, осторожно промакивая кожу на лице, которую до сих пор неприятно саднило. Выйдя из душа в точно таком же халате, белом и приятно мягком, я застал Беллу стоящей у окна.

- Так страшно, - шёпотом произнесла она, словно боялась навлечь на себя гнев стихии. – А ведь мой отец где-то там…
- Не волнуйся, - тихо ответил я. – Он опытный рыбак и научился предсказывать непогоду.
Я уверен, он уже нашёл себе укрытие и сейчас в безопасности.

Я не заметил, как оказался прямо за спиной девушки, её затылок почти касался мой груди. Тяжело вздохнув, Белла откинула голову назад, словно ощущала моё присутствие. По моему телу прокатилась волна дрожи от её прикосновения. Повинуясь своим желаниям, я обвил руки вокруг тоненькой талии, плотнее прижимая к себе хрупкое податливое тело. Наклонив голову, я уткнулся носом в волосы, вдыхая нежный аромат. Легко развернувшись в моих руках, Белла сосредоточенно взглянула на мои губы, ожидая чего-то. Медленно и нерешительно она приблизилась ко мне, её дыхание опаляло мою кожу. Не в силах сдерживаться, я склонил голову, приближаясь к её полуоткрытым губам. Мягкие, влажные, они манили меня, как притягивают путешественников дальние страны, игроков – крупные ставки, а заблудших в пустыне – оазис. Стоило мне прикоснуться к ним, я потерял контроль над своим телом. Жадно, требовательно я терзал и ласкал нежную плоть, Белла отвечала мне с не меньшей настойчивостью. Этот поцелуй стал живительным глотком воздуха для нас обоих, дарующим силы, надежду. В тот момент мы стали одним целым, стали зависимы друг от друга. За долгие столетия моей земной жизни никогда прежде я не испытывал ничего подобного. Это было откровением, чистотой, единственной правдой, которая имела значение. Её тёплые ручки обвились вокруг моей шеи, не давая отстраниться, пальцами она перебирала спутанные пряди тяжёлых от влаги волос.

- Белла, подожди, - с трудом оторвавшись от её губ, произнёс я. – Мы не должны, это слишком…

- Слишком быстро? – прерывистым голосом переспросила она. - И что с того, если мы оба хотим этого?

- Я не могу, Белла, - я шептал, в то время как голоса в моей голове кричали о праведности, о заповедях, о тех законах, за нарушение которых и платит человечество жизнями.

Прямо сейчас я стоял на пороге одного из них и был так близок к тому, чтобы нарушить, перейти черту, за которой не ведал жизни. Я не знал, что будет после, знал только, что мне и братьям запрещено нарушать заповеди. Соблазн всегда был велик, но такова наша доля, и мы должны были нести её до конца. Таков был наш путь, наша судьба. И прямо сейчас мне казалось, что корабль моей жизни, до этого плавно шедший по спокойной глади жизненного пути, попал в бурю страстей и страхов, и теперь я боялся и одновременно хотел, чтобы корабль потонул в этой пучине.

- Я не нравлюсь тебе? – в её красивых тёмных глазах начала скапливаться влага.

Я промолчал. Вздрогнув, она запахнула халат плотнее, словно стараясь укутаться в него от холодности моего безмолвия. Я знал, что она обречена. Знал, что она погибнет, если не через дни, то через месяцы. Пушистые ресницы больше не дрогнут на сияющих глазах, пухлые губы не растянутся в улыбке, а разбитое мною сердце больше не будет биться в навсегда застывшей груди. И на то была воля Создателя, которой никто из нас не в силах противиться. И если Создатель карает за грехи, то пусть покарает и меня, ибо я грешен.

- Ты самое прекрасное, что случалось со мной, - произнёс я хриплым от долгого молчания голосом. – И я хочу быть с тобой, пока нам позволят небеса.

Она медленно повернулась, на глазах её блестели слёзы. Отметая прочь сомнения, я вновь прижался к её тёплым губам, она резкими, нервными движениями развязывала пояс моего халата, стремясь оказаться ближе. Покрывая поцелуями её нежную шею, ключицы, плечи, я ощутил, как по всему моему телу разливается новое чувство, заполняя каждую клеточку, становясь со мною единым целым, раскрывая новые грани существования. Никогда прежде я не испытывал ничего подобного, мне хотелось обладать девушкой и дарить себя в ответ.

Повинуясь инстинктам, я ласкал податливое тело, ведь, несмотря на свою службу, физически я был мужчиной, и желание само подсказывало, что делать. Раскаты грома заглушали наши стоны, вспышка молний, изредка озарявшая комнату, выхватывала из темноты двух людей, слившихся в одно целое, движущихся в унисон. Лишь под утро, уставшие и удовлетворённые, мы забылись сладким сном в тесных объятиях друг друга, успокоенные мерным стуком дождевых капель. Буря стихала.

****
Яркое солнце ослепило меня, едва я приподнял казавшиеся свинцовыми веки. Во рту пересохло, казалось, что язык распух до невероятных размеров, кожу неприятно жгло. Прикрыв глаза рукой, я попытался оглядеться.

- Что за?.. – Я несколько раз моргнул, стараясь сбросить наваждение.

Я был совершенно один, вокруг меня, повсюду, простиралась бескрайняя пустыня. На мне была белая рубаха и льняные брюки, ноги босы. Я напрягся, стараясь понять, не было ли всё произошедшее со мною накануне сном.

Не было. Я точно помнил, что засыпал, держа Беллу в объятиях, прислушиваясь к её спокойному ровному дыханию. Тогда что я делаю один посреди песков? Облизав потрескавшиеся от жажды губы, я обернулся, ища ответ на вопрос. Внезапно яркая световая вспышка лишила меня зрения, пришлось закрыть глаза.

- Здравствуй, Смерть! – раздался надо мною громоподобный глас.

Мне казалось, что звук исходит из каждого атома, каждой клетки вещества, находящегося на планете, настолько громким он был. Я попытался ответить, но из пересохшего горла раздался лишь сдавленный хрип.

- Ты разочаровал меня! Хотя чего я мог ожидать, это ведь твоё предназначение – открыть врата Ада для грешников. Теперь и ты поляжешь с ними, Смерть! Твои братья уже начали службу, скоро и твой черёд! Ты откроешь врата через девять месяцев, когда та, с кем ты предал меня, понесёт тебе дитя, и ты лично отправишь их в Ад и последуешь за ними. Такова твоя кара за прегрешения пред ликом Божьим и волею Создателя. А в уплату за твою службу на протяжении сотен веков я дарую тебе забытие! Ты забудешь своё предательство, Смерть! Забудешь ту, что пошатнула твою силу!

Пока до меня доходил жестокий смысл его слов, последние звуки уже затихли, а яркое свечение блекло, чтобы вскоре исчезнуть насовсем. Отчаянно цепляясь за воспоминания о Белле, я силился осознать сказанное Создателем. Белла родит дитя, это значит, что в эту ночь мы дали жизнь новому человеку с чистой, незапятнанной душой, который отправится в Ад, едва появившись на свет. Никогда прежде я не испытывал подобной ярости и отчаяния. Он не должен страдать за мои грехи, как может душа, едва зародившись, уже умереть? Крик боли вырвался из моего горла, но ответом была лишь тишина.

- Почему ты так жесток?! – кричал я Небесам. – Почему заставляешь страдать невинных?! Что она тебе сделала?!

Обессилев, я повалился на песок, физически ощущая, как уплывают от меня воспоминания. Словно при перемотке, я видел все события последних дней жизни. Изо всех сил я заставлял себя запомнить хоть что-то, вскочив на ноги, рванулся вперёд, надеясь найти людей до того, как забуду её, чтобы успеть рассказать им. Солнце нещадно жгло, кожа покрылась болезненными волдырями, мне казалось, я уже обезумел от жажды. Спустя три часа пути память оборвалась на моменте встречи с братьями, и лишь кровоточащие губы продолжали беззвучно шептать имя «Белла».

Июль.
Добрые люди приютили меня, дали пищу и крышу над головой. Уже несколько недель я жил у них, решая, куда двинуться дальше. Они нашли меня в самом сердце пустыни, когда их караван держал путь на юг, возвращаясь из торгового похода. Я пролежал на солнце несколько дней, был полностью обезвожен и истощён, но жив, ведь Смерть не может умереть. Знали бы они, кем я был, не были бы столь милы. Они сказали, что когда нашли меня, я постоянно повторял одно и то же слово, но так тихо, что они не смогли его разобрать. Я раз за разом возвращался к этому мыслями, но вспомнить, о чём мог постоянно повторять, будучи без сознания, так и не смог. Это ощущение терзало меня изнутри, не давая расслабиться ни на секунду.

Источником новостей здесь служил старый радиоприёмник, ловивший одну единственную волну, как ни странно, американского континента. Если верить словам диктора, мой старший братец – Мор, уже начал шествие по миру. Тут и там вспыхивали междоусобные войны, стычки, люди буквально возненавидели друг друга. Эпидемии неведомых болезней разнеслись по континентам. По земле прокатилась волна ураганов, внеся сумятицу в и без того неспокойную жизнь людей, лишая их крова, отчего они становились ещё злее и жёстче, стремясь забрать у других то, что потеряли. Американские военные шли напролом, захватывая благодаря современному вооружению отстающие страны третьего мира, создавая для местных жителей невыносимые условия – теперь контролировался каждый их шаг во избежание заговоров и организации противоборствующих отрядов. Эти новости огорчали меня, а людей, любезно приютивших меня, они ввергали в страх, и я начал замечать, что их взгляды становились всё более настороженными, они ведь считали меня американцем. Не желая более мешать им и доставлять дискомфорт своим присутствием, я засобирался в дорогу.

- Куда ты отправишься, Эдвард? – спросил меня чернокожий мужчина с сильным африканским акцентом.

- Пока не знаю, - устремив взгляд в бескрайние песчаные дюны, ответил я. – Туда, где смогу помогать людям, наверное.
Это было правдой. На тот момент, когда я покидал деревню, я не знал, куда уезжаю, просто не хотел обременять добрых людей. Соседи посчитали их предателями из-за того, что те приютили белокожего завоевателя. Тот факт, что всё время нахождения здесь я лечил их, помогал ухаживать за ранами, поставил на ноги многих тяжелобольных, никого не волновал. Провидение молчало, а потому я просто попросил Куами отвезти меня в ближайший аэропорт. Тепло попрощавшись, я взял билет на ближайший рейс до Соединённых Штатов.

Через восемь часов я приземлился в дождливом штате Вашингтон. Решая, остаться здесь или двинуться дальше, я забрёл в небольшое уютное кафе, расположенное прямо в здании аэропорта. Заказал завтрак и кофе, скучающим взглядом осматривая посетителей: молодые и старые, богатые и не очень, шумные компании или одиночки вроде меня, кто-то праздновал встречу, у кого-то на глазах были слёзы из-за скорого расставания. Рядом со мной сидела группа итальянцев, которые обсуждали что-то в свойственной им громкой манере. Я плохо знал итальянский, но по обрывкам фраз понял, что молодой мужчина рассказывал про свой родной город.

- La mia città è molto bella*, - с блеском в глазах говорил он.

Как только я услышал его, в моём сознании словно открылась потайная дверца, плотно запертая до этого момента. В памяти всплывали обрывки воспоминаний, наполненные каким-то манящим смыслом, которого я пока не понимал. Тёплые карие глаза, каштановые волосы, робкое касание и имя «Белла», легко слетевшее с её губ. Вот и всё, что было доступно мне, но даже эта скудная информация свела меня с ума и сделала одержимым в отчаянном желании отыскать обладательницу имени.

Октябрь.

Вот и второй мой брат – Война, начал торжественное шествие. Люди убивали друг друга, на Земле воцарился хаос. Развитые страны ещё сопротивлялись масштабному безумию, однако я знал, что остановить это уже невозможно. Пока я не вступил в игру, потери были не столь масштабны, но карта мира уже была орошена человеческой кровью. Это смутное время я встретил в городке под названием Порт-Анджелес, крупном по местным масштабам, для жителя мегаполиса он казался игрушечным. Провидение не желало указывать мне путь, а потому оставалось лишь коротать дни за чтением многочисленных книг и осмотром окрестностей, издалека наблюдая за бесчинствами братьев.

В один из особенно ненастных дней я, как обычно, отправился изучать близлежащие города в надежде найти хоть что-то, что дало бы мне направление, в котором я мог двигаться дальше. Мои мысли не покидала девушка по имени Белла, но я не смог больше вспомнить ни одной детали, связанной с ней, будто кто-то нарочно стёр мои воспоминания. Всё, что оставалось, это раз за разом вызывать в сознании образ, однажды промелькнувший и оставшийся со мной навсегда. Я пытался расспрашивать местных жителей, но мои сведения были слишком скудны, чтобы они могли мне помочь, тем более эта девушка, весьма вероятно, была итальянкой и могла никогда не бывать в Америке, не говоря уже о таком небольшом городке, как Порт-Анджелес. Я решил двигаться по сто первому шоссе на запад штата, по пути заехать в национальный заповедник Олимпик, побродить среди вековых деревьев, которые на этой земле хоть немного дольше, чем краткосрочные человеческие жизни.

Пелена дождя скрывала от меня часть дороги, но установленные накануне дворники отлично справлялись со своей работой, да и резина, предназначенная для подобных погодных условий, обеспечивала надёжное сцепление с асфальтом. Монотонность движения навевала тоску, похоже, я был единственным участником дорожного движения сегодня. Многие, испугавшись очередной непогоды, отложили поездки, поэтому за всё время движения я не встретил ни одного автомобиля. От скуки я принялся разглядывать деревья, расположенные по обеим сторонам от дороги. Одинаковые, но вместе с тем неуловимо отличающиеся друг от друга, они этим походили на людей. Их различия были видны невооружённым глазом: можно было заметить молодых и стариков, покрытых вековым мхом, какие-то стояли, плотно прижавшись друг к другу стволами и переплетясь ветвями – они походили на влюблённых. А были одиночки, деревья, которые почему-то стояли совершенно обособленно, они словно отталкивали от себя другие растения, не желая ни с кем делить участок земли.

Что-то слева привлекло моё внимание, я не сразу понял, что именно. Сбавив скорость, я пристально вгляделся в переплетения кустарников, отгораживающих от дороги лес. В одном месте они не росли, словно выкорчеванные из земли по чьей-то странной задумке. Чуть поодаль я заметил ржавые обломки, бывшие некогда автомобилем. Задумавшись о тех жизнях, которые, возможно, унесла эта авария, я проехал мимо. Но навязчивая мысль не давала покоя, словно муха, бьющаяся о стекло, она толкалась в стенки моего сознания, пытаясь найти дверь в забытые воспоминания. Резко рванув руль влево, я дёрнул ручник и развернул автомобиль. Проехав около ста метром в обратном направлении, я затормозил, заглушил мотор и вышел под неприятный моросящий дождь, внутренне поругав себя за то, что выбрал для своего временного проживания самое дождливое место в мире.

Спустившись по небольшому склону, я подошёл к покорёженному автомобилю. Заглянув внутрь, не обнаружил следов крови, хотя их могло смыть дождём. Внезапно оглушающая вспышка озарила разум, там, где была пустота, начали появляться воспоминания. Та девушка, Белла, вела машину, я сидел рядом и рассказывал ей что-то. Она улыбалась, изредка отвечая на мои шутки. Раздался громкий скрежет, визг тормозов, машину занесло, и мы врезались в это самое дерево.

Незнакомое чувство разлилось в груди, оно напоминало боль от утраты любимого человека. Но девушка не погибла в аварии, что же заставило нас с ней прекратить общение? И неужели я осмелился сблизиться с человеком настолько, что теперь так тосковал по нему? Новые знания породили вопросы, ответы на которые мне лишь предстояло найти.

Февраль.

Войны и болезни лишили человечество ресурсов, некому было работать на заводах, фабриках, некому было засеивать поля и производить зерно. Люди голодали. Мой третий Голод брат пришёл править. Бесконечная вереница дней, наполненная человеческими страданиями, лишала меня воли. Я знал, что скоро настанет мой черёд, мне уготовано завершить начатое, отправив человечество в Ад. Почти каждую свободную минуту я тратил на то, чтобы разыскать Беллу, кем бы она ни была. Её образ ни на секунду не покидал меня. Я был в бешенстве от собственного бессилия. Чувствовал, что с ней связана огромная часть моей души, меня тянуло к ней неведомой силой. Дни и ночи бродя по окрестностям, я выискивал среди серой массы её лицо, но удача отвернулась от меня. Хотя, если бы удача когда-то была со мной, она не сыграла бы столь злую шутку – подарить мне нечто столь ценное, чтобы затем отнять?

В один из пасмурных и хмурых дней я решил посетить центральную библиотеку, чтобы найти книги, посвящённые гипнозу – с его помощью я надеялся вернуть утраченные воспоминания.

Бродя между рядов, я уловил знакомый аромат, сразу же пробудивший во мне картинки из прошлого. Так пахли её волосы после того, как мы попали под страшный ливень. Словно ищейка, я двигался вдоль стеллажей, уставленных книгами в пёстрых обложках, ориентируясь лишь на этот едва уловимый запах. В один из моментов я уже был готов остановиться, представив, как нелепо это выглядело со стороны, но продолжал следовать вперёд, повинуясь зову сердца. За очередным поворотом я увидел её – румяная, с каштановой копной непослушных волос, девушка сосредоточенно вчитывалась в строчки книги, которую держала в руках. Лишь сделав несколько шагов ей навстречу, я замер в нерешительности. Что-то изменилось в ней, и я не сразу смог понять, что именно, так как смотрел только на её лицо. Белла была беременна. Её круглый животик, нарочито подчёркнутый красивым зелёным бантом, гордо натягивал ткань. Вспышка пронзила моё сознание, воскрешая все воспоминания, которые Создатель старательно стёр: я и Белла любили друг друга, я согрешил, отвернулся от Провидения, и за это будет наказана Белла и наше дитя. Вот так, стоя всего в нескольких шагах от неё, ещё не замеченный, я беспомощно замер, сжав кулаки, а на глазах моих навернулись слёзы.

Я вспомнил всё, вкус её сладких губ, то удовольствие, что мы дарили друг другу, пустыню, проклятие и мои долгие скитания во тьме собственного рассудка в надежде отыскать её. Уже две тысячи лет я отбирал жизни людей, сочувствуя им, но не принимая их боль на себя. Сейчас же мне придётся примириться с тем, что погибнет моя возлюбленная и моё не успевшее родиться дитя.

Я не заметил, как Белла подняла глаза, услышал лишь, что она ахнула и вскочила, узнав меня. Книга выпала из её рук, глухой стук эхом отразился от высоких потолков.

- Эдвард… - едва смогла вымолвить девушка.

В ту же секунду ноги подвели её и она начала оседать на пол. Словно в замедленной съёмке я одним шагом преодолел разделяющее нас расстояние и подхватил её на руки, не давая упасть. Белла обхватила живот, согнувшись пополам, и закричала от боли.

- Кто-нибудь, вызовите скорую! – взревел я, но было слишком поздно.

Вокруг нас больше не было библиотеки, не было стеллажей с книгами, читателей. Мы остались вдвоём на окраине деревни, в небольшом амбаре, где две тысячи лет назад появился на свет сын божий.

- Господи, за что… - прошептал я, глядя, как Белла изгибается от боли.

Я мог только забирать жизни, дарить их не умел. Создатель словно насмехался надо мною, заставляя меня дать и сразу же отнять жизнь у собственного ребёнка.

Белла рожала, и кроме меня ей было некому помочь. Никогда прежде мне не доводилось принимать роды. Восстановив в голове навыки, полученные во время обучения на медицинском факультете, я осторожно уложил Беллу на кровать, застеленную старым одеялом, помог ей снять платье, стянул с себя рубашку, расположив между её ног. Судя по частым сокращениям ставшего твёрдым живота, ребёнок мог появиться с минуты на минуту.

- Больно… - хрипела девушка срывавшимся от криков голосом.

- Знаю, девочка моя, я знаю, - уговаривал я её, сам находясь на грани отчаяния. – Потерпи, милая, скоро всё закончится, обещаю.

И только я знал, что скоро завершится не только боль, но и существование в этом мире.

- Эдвард, почему мы здесь? – шептала она в перерыве между схватками. – Как мы здесь оказались?

Я не успел ответить, новая схватка была сильнее предыдущей, напрочь лишив Беллу сил.

Она закричала сильнее, и я увидел, как напрягся её таз.

- Белла, тужься, давай, ты сможешь, слышишь? – уговаривал я её, видя, как маленькая головка, покрытая бронзовыми волосами, впервые появляется на свет.

Спустя несколько затяжных потуг младенец покинул чрево Беллы. Перевязав пуповину оторванным куском материи, я плотно завернул его в свою рубашку, осторожно беря на руки. В тот момент, когда он издал первый крик, из глаз моих и Беллы брызнули слёзы счастья.

- Это девочка, - произнёс я, трепетно передавая малышку в руки матери. – Мы сделали это, Белла, она появилась на свет.

Прижимая плачущего ребёнка к груди, Белла казалась самым прекрасным человеком на планете, настолько правильным я почувствовал себя в тот момент, словно после стольких лет скитаний наконец обрёл свой дом.

- Я люблю тебя, Белла, - произнёс я единственно верные слова.

- Она хочет кушать, - улыбаясь, Белла приложила малышку к груди, и та сразу же обхватила крохотными губками тёмный сосок и принялась усердно чмокать. – Всё так странно.

В ту же секунду раздался глухой стук и на пороге хижины появились трое.

- Здравствуй, брат, - сдержанно произнёс старший из них. – Ты знаешь, зачем мы здесь.

- Знаю, - я сжал кулаки так, что костяшки пальцев побелели. – Но вы не получите то, за чем пришли. Сначала вам придётся убить меня.

Этот вызов был их слабым местом, ведь Смерть невозможно убить. Но я поклялся, что пока я жив, ни один волос не упадёт с головы Беллы и нашей дочери.

- Ты пошёл против воли Создателя, Смерть. И мы пришли, чтобы исполнить его приговор, - молвил Голод. – Они такие же люди, как и все, ты должен нести своё Предназначение.

- Я перестал быть должен в тот момент, когда Создатель проклял меня! – взревел я. – Теперь каждый сам за себя.

Белла испуганно дрожала, прижимая к себе малышку. Я заглянул в её глаза, силясь прочесть мысли, но всё, что увидел там – страх. Из-за меня они вынуждены страдать.

- Заберите меня, не трогайте их. - Я был готов торговаться. – Прошу. Мы долго служили вместе. Сделайте это ради того времени.

- Ты знаешь, Эдвард, - проговорил Мор, - мы не можем пойти против воли Создателя. А его приказ был короток и предельно ясен. Мне жаль.

- Я не позволю, - шипел я. – Я не отдам их вам. Пока я здесь, вы их не тронете.

Никогда прежде мне не удавалось прочувствовать на себе всю мощь братьев. Чёрные вихри окружили их силуэты и, оторвавшись от хозяев, понеслись ко мне. Кружась возле меня, они то приближались, то отдалялись, желая запугать перед решающим нападением. По воле Создателя, прокляв меня, он отнял большую часть моей силы, оставив лишь возможность забирать жизни. Я мог убить незваных гостей, мог сделать так, чтобы никогда более они не смогли сделать вдох, распахнуть по утру веки, ощутить жар от разгоняемой по их организму крови, но я не хотел. Я не хотел убивать тех, с кем бок о бок прошёл через многие битвы, через миллионы болезней, войн и смертей. Я не мог убить единственных, кого называл семьёй. Краем глаза я заметил, как один из братьев движется в сторону Беллы с малышкой, но путь к ним мне преграждала стена из вихрей. Не думая ни секунды, я рванулся к ним, пройдя через чёрные завитки силы. Вмиг обессилев, я упал на колени, голова раскалывалась от пронзающих её скверных мыслей, но я знал, в глубине души чувствовал, что мысли эти мне не принадлежат.

«Отдай их братьям», - шипел голос в моей голове. - «Быть может тогда Создатель сжалится над тобой, и тебе удастся спастись?»

«Зачем тебе эта девушка и её отродье?», - скрипел другой голос. - «Это жалкие людишки, они не достойны твоего внимания».

Сжав виски что было сил, я рычал, словно зверь, пойманный в клетку. Я старался прогнать голоса, но чувствовал, как они всё глубже и глубже проникают в мою душу, завладевая всем существом.

Я почувствовал, что плачу, и представил, насколько жалок.

- Отпустите его! Не троньте! – Женский крик заполнил пространство крошечной хижины.

Время как будто замерло, тишина звенела в ушах. Казалось, никто не ожидал этого.
Тёплая ладошка внезапно легла на моё плечо.

- Вставай, Эдвард, ты сильнее их, прошу тебя, вставай, - шептала она мне в самое ухо.

Её горячие слёзы капали на моё лицо, а дыхание опаляло кожу. Открыв глаза, я увидел, что Белла сидит возле меня, по-прежнему прижимая нашу дочь к себе. В тот момент всё моё тело наполнилось невиданной силой, разум прояснился, и я отчётливо понял, что никто и ничто не сможет забрать их у меня. Нет в мире такого закона, который бы смог разрушить нашу связь.

Внезапно хижина озарилась ярким светом, и пред нами предстал Создатель. Лика его нам не дозволено было видеть, но все мы узнали его по особенному мягкому свечению, окутывавшему силуэт.

- Мор, Война, Голод, Смерть, я приветствую вас, - мягко проговорил он.

Я сжал челюсти так сильно, что услышал скрип собственных зубов.

- Как вы знаете, Смерть нарушил закон Божий. Он согрешил с этой земной девушкой, и на свет появилось порождение их греха – это чудесное дитя. И мне пришлось покарать его, повелев умерщвить собственную возлюбленную и дочь, отправив их на веки вечные гореть в Аду. Но эта юная особа, своей жертвенностью, смогла воззвать к моему всепрощению, она готова была пожертвовать собой ради Смерти. И, ввиду сложившихся обстоятельств, я был столь милостив, что отменил своё решение. Итак, Смерть, я дарую тебе выбор: ты станешь человеком, Эдвард, проживёшь обычную жизнь, и покинешь этот мир, когда придёт твоё время, а на твоё место взойдёт новый избранный, или же ты продолжишь нести свою службу Господу, сохранив бессмертие? Что ты выбираешь, Смерть?

- Я выбираю жизнь, Создатель! - без колебаний ответил я. - Но позволь один вопрос?

- Я слушаю тебя, Смерть.

- Почему? Почему ты передумал? И что будет со всеми людьми на Земле? Они умрут?

- Умрут. Но не сейчас. Каждому уготовано своё время. А что касается моего решения… Вспомни, чему хотел научить меня мой сын? Самопожертвованию. Уникальное качество, свойственное лишь людям. И сегодня, на моих глазах, Смерть обрела это качество. Быть может, и я когда-нибудь пойму, каково это – жертвовать собой ради других?

Едва его голос стих, очертания хижины растворялись, сменяясь знакомыми стеллажами, до верху уставленными книгами. Прижимая у груди самое ценное, что у меня было, я осыпал лицо Беллы поцелуями, благодаря её за всё, через что она прошла ради меня. Когда малышка пронзительно пискнула, из-за угла появилась миловидная женщина. Картина, представшая перед ней, повергла её в шок.

- О боже! Вам плохо? Я сейчас же вызову скорую помощь! - затараторила она.

Я благодарно улыбнулся, зная, что мне, Белле и нашей малышке уготована долгая и непременно счастливая человеческая жизнь.

_____________________

- La mia città è molto bella* - Мой город очень красив (итал.)


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/350-16301-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Farfalina (22.09.2015) | Автор: Алина
Просмотров: 1146 | Комментарии: 25


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 25
0
25 робокашка   (21.12.2015 17:51)
Спасибо, очень красивая и позитивная история. Сразу вспоминаются замечательные слова:
"В поисках любви, мы летим сквозь пыль столетий
Hа летy гоpим, забыв пpо боль.
Из холодной тьмы воскpесаем мы,
Чтобы встpетить вновь любовь.
Обгоpевшим pтом споpим мы опять с Хpистом,
Что же есть любовь и кpовь..."

0
24 Fleur_De_Lys   (04.10.2015 15:18)
История интересная, по крайней мере, задумка автора вызывает интерес. Но мне тоже немного не хватило правдоподобности в образе Эдварда-Смерти, слишком он получился нерешительно-добрый, хотя его самопожертвование все объясняет.
Спасибо за историю.

+3
23 АкваМарина   (30.09.2015 13:14)
Субмурно несколько рассказана история.

Пока читала, вспоминала фильм с несколько похожим сюжетом о смерти, полюбившей человека (автор, кажется, я вас угадала).

0
22 LOst   (29.09.2015 23:43)
Спасибо! Задумка на самом деле очень интересная) Но что-то вот как-то с реализацией, не знаю... Вот вроде то, что доктор прописал - Апокалипсис, любовь там, где ее быть не может... Но почему-то именно Всадники у меня ну никак не ассоциируются с земной жизнью, ну вот хоть вы тресните...
А так сама история мне очень даже понравилась) Слог автора, подача, сюжет!
Местами нелогичность все-таки имела место, что не могло не броситься в глаза, к сожалению...
Очень рада, что Создатель решил пойти на попятную и даровать жизнь Эдварду и Белле с малышкой) А еще и миллиардам живущим на Земле!
Удачи на конкурсе wink

0
21 GASA   (28.09.2015 23:41)
Странное ощущение.Идея мне в принципе понравилась.Но герои сильно очеловечены.Не вяжется у меня смерть ни как с добрым парнем.....Приятно, что создатель оценил самопожертвование Беллы и оставил их в живых.А что смерти теперь больше не будет, раз не кому эту роль выполнять? smile

0
20 leverina   (28.09.2015 23:10)
Да уж, создатель вышел малость некошерный - так себе, маг средней руки. Не Яхве. Ну и ладненько. История очень теплая, традиционная, мифом только слегка прикрывшаяся.

0
19 Winee   (27.09.2015 23:07)
Мне очень понравилось. Читать было легко и интересно. Однако были ошибки (это, скорее, претензии к бете); одна и та же прослеживалась в течение ну, наверное, одной трети истории:
- У меня есть пистолет! – Её ложь
- А могу я поехать с тобой? – Я хотел - "ее" и "я" должно начинаться с маленькой буквы.
А вот здесь, кстати, пропущен пробел - Слишком быстро? – прерывистым голосом переспросила она.- И что с того, если мы оба хотим этого
По сути, мелочь, но если уж бета есть, то она должна контролировать такие нюансы.
Еще на что я сразу обратила внимание: небольшие скачки времени. То прошедшее, то настоящее (иногда).
Я точно помнил, что засыпал, держа Беллу в объятиях, прислушиваясь к её спокойному ровному дыханию. Тогда что я делаю один посреди песков? мне кажется, "делаю" должно быть написано тоже в прошедшем времени.

Теперь по поводу самой истории... мне правда очень-очень понравилось! happy Было и неожиданно, и приятно, и интересно прочитать про таких персонажей. Все время из них делают самых что ни на есть мерзавцев, а тут... ну, мне хватило обоснуя, почему они делали то, что делали. Я даже, наверное, никогда не рассматривала это с такой точки зрения. Интересно. Очень. За это спасибо (да и в принципе за выбор мифа). Конечно же, вопросов много (думаю, что не стоит их перечислять, ибо за меня это сделали другие), но я была так сконцентрирована на истории, что не особо цеплялась за эти вопросы.
Я рада, что в конце победила любофф smile Единственное, что мне показалось не очень - размер. Большая история (и мне показалось, что это за счет повторения некоторых вещей (про братьев, предназначение и тд)). С другой стороны, я сейчас болею, у меня болит голова, и может поэтому мне показалось, что эти повторы лишние, а история длинная wacko

В общем, спасибо большое! Удовольствие я получила настоящее.
Желаю удачи в голосовании! wink

+2
18 lyolyalya   (27.09.2015 19:35)
Спасибо за историю. Еще в саммари я поняла что история мне понравится, и я не ошиблась. Мне действительно понравилось. Может кто - то и видет недостатки в этой истории, но я вижу только талант автора. Меня поразила эта история. А так же поразила интерпритация этого мифа. Эдвард - Смерть получился таким человечным, таким эмоциональным, таким чувственным. А так же любовь не имеет границ, она поражает всех. И не зависимо от того кто ты Смерть, Дьявол или Бог. Она настигнет каждого. И за это спасибо большущее автору. Мне было интересно читать и следить за его метания и попытками вспомнить, вспомнить недостающие части пазла его памяти. Он красавчик, хоть его и заставили забыть, но по большому счету он всегда был с Беллой и не родившемся ребенком. В своих мыслях, попытках вспомнить. А Создатель в этой истории, мягко говоря, вышел не в самых радужных тонах, хорошо что я атеист, в который раз в этом убеждаюсь.
Я в тайне надеялась каждый из братьев найдет свою любовь. Мор - Эсми, Война - Розали... ну не судьба, может чуть позже...
Спасибо, надеюсь что их девочка не будет болеть и страдать.. Удачи на конкурсе!))

+1
17 marina_malina   (26.09.2015 23:21)
Спасибо. Очень понравилось. Необычно что Автор решил коснутся библейской темы, хотя легенда мне понравилась))) У Автора очень хороший стиль. Создатель мне тоже понравился. И хорошо что конец счастливый. smile

+1
16 tatyana-gr   (26.09.2015 22:53)
Прекрасный язык, поэтому читать было очень приятно. Но! Чтобы браться за такую тему, нужно очень хорошо разбираться в тонкостях христианской догматики и теологии в целом. А уж вводить в свой рассказ Создателя... Это смело. И непродуманно. Уж если вы ориентируетесь на Новый завет, тогда нельзя забывать, что Бог есть любовь! А а у вас этого и близко нет. В общем, мне не хватило продуманной концепции. Потому периодически хотелось восклицать прямо по Станиславскому - не верю!

+1
15 Nady   (26.09.2015 09:39)
Спасибо за историю! Интересно было посмотреть на Эдварда в образе одного из всадников апокалипсиса. Да и сами всадники, как здесь уже говорили, представлены с неожиданной хорошей стороны. Мне правда казалось, что они все должны быть где-то между добром и злом. Единственное, хотелось бы посмотреть на Эдварда при исполнении его обязанностей, хотя бы немного, он все же Смерть. Диалоги с Создателем и его появление в истории вызвали некоторое недоумение. Может, стоило как то обойти эти сомнительные моменты, или же описать еще одного персонажа, который будет передавать братьям Его волю. В целом история очень неплохая и даже некоторые сомнительные моменты не испортили общего впечатления.
Желаю удачи на конкурсе!

+1
14 Pinenuts   (25.09.2015 22:15)
В целом мне понравилось, да и миф выбран очень классный. Написано хорошо, но как-то быстро для меня все произошло.
Да и раз Создатель лишил его памяти, то как он все вспомнил? Навряд ли он оставил бы ему лазейки, забытье, так полное.
Но я рада, что все хорошо закончилось, и Эдвард с Беллой будут вместе smile

Спасибо за работу. Удачи в конкурсе wink

+1
13 Миравия   (25.09.2015 12:18)
Несмотря на моё повышенно-ворчливое нынче настроение, в целом работа мне пришлась по вкусу. Шикарная легенда в основе, отличный язык автора, читалось легко и с удовольствием.

Но ничего с собой поделать я не могла, и за неточности, нелогичности в сюжете у меня всё-таки глаз цеплялся. Повторяться нет смысла - выше большинство перечислили (начальник- не начальник, врач-не врач, смерть, которая смерть не чует и ты ды). В итоге для меня получилось "начали за здравие, а закончили за упокой". Ибо такой Создатель для меня более чем странный... Как и рамки, на Смерть наложенные. И куда делся Ад, который неразделим с четвёртым всадником?.. В общем, количество вопросов по сюжету для меня оказалось слишком большим, чтобы полностью насладиться повествованием.

Но это ИМХО исключительно, плюс желание поворчать. Историю я всё равно дочитала с удовольствием и порадовалась хорошему окончанию. Удачи в конкурсе автору!

+1
12 lelik1986   (24.09.2015 21:23)
Легенда, взятая за основу для этой истории - одна из самых интересных на этом конкурсе! Да и слог у автора замечательный, столько "вкусностей", которые я так люблю и за которые могу простить очень многое, даже некоторые несостыковки и ляпы. Но здесь последних было слишком много, я честно старалась сохранить при чтении атмосферу, не растерять свои эмоции, но, закончив чтение, поняла, что мне это не удалось, что меня очень расстроило. Не буду перечислять их все, скажу только о самой первой странности и о последней, о которых здесь еще не упоминали. Первое: фраза Эдварда "У меня нет начальника, нет руководства" У меня сразу же возник вопрос: а кто же тогда Создатель? И последующие события лишь подтвердили власть Создателя на Эдвардом. И последнее: монолог Создателя вызвал у меня, мягко говоря, недоумение. Неужели Он может говорить ТАК? Эта его самая первая фраза "Я знаю, что повод нашей встречи далеко не радостный, это просто игра слов" повергла меня в легкий шок. И ладно бы один лишь Создатель был здесь не похож на Создателя (даже память нормально стереть не смог), но хуже всего, что и Смерть не похож на Смерть. Ну какой из Эдварда всадник апокалипсиса? Вон, вокруг его братьев хотя бы темные вихри вьются, а Эдвард и этого не умеет. Он даже не может определить, мертв ли человек, не потрогав его сонную артерию (эпизод с аварией). Эдвард здесь совершенно обычный парень с совершенно обычными переживаниями из-за первой любви.
Ох, прямо расстроилась я вся. Ведь написано-то действительно хорошо! И если бы это была история про обычных людей, не претендующих на сверхъестественность, то я бы сказала, что она замечательная! Но, уверена, что в силах автора исправить все недостатки, и тогда история заиграет новыми красками, ведь самое главное - стиль - у автора отличный! Удачи на конкурсе! wink

+1
11 Bad_Day_48   (24.09.2015 21:15)
Довольно атмосферно и интересно было читать, но смущали какие-то нелогичности. Почему Эдвард говорит, что не умеет дарить жизнь, только смерть - он же врач, спасает людей и ставил на ноги кочевников, которые его наши в пустыне. И неужели Бог не смог стереть ему память, почему остались воспоминания причем так много и такие довольно привязанные к месту, если уж это его слуга и он всемогущий, ну как-то слабое место в сюжете, стоило бы лучше продумать. А в целом замечательная история, спасибо вам за нее, читать не смотря ни на что было приятно)

+1
10 ♥ღАврораღ♥   (24.09.2015 20:51)
Смерть и подобная тематика моя слабость, такие истории и такие мифы готова читать в запой, всегда и везде!
Смерть нам показали такой человечной, она не зло и не добро, просто люди должны умирать. И Эдварду пришлось заниматься этим непростым делом. Он видел многое, видел любовь, но никогда не знал, что это такое. И вот он весь такой прожженный жизнью, с потерянной верой лучшее встречает светлого человека, встречает свою судьбу. По-другому назвать Беллу и связь между ней и Эдвардом просто не могу. Они были обречены встретиться и полюбить друг друга.
Найти в друг друге лучшее, Белла показала Эдварду, что люди не потеряны, есть в них свет. А Эдвард всей душой полюбил ее и подарил ей счастье и малышку. Конечно без драмы не обошлось, но вера и любовь в свою половинку помогло Смерти пойти наперекор приказу и защитить самое дорогое, даже ценой своей жизнью. Это самое любимое для меня в историях happy Я просто в восторге сижу!!!
Автор, кто бы вы не были, я покорена этой историй, я ваша biggrin Это прекрасно. Мне хватило всего. Я даже не обращала внимания на все вышеуказанные неточности, мне было все равно. Меня унесли эмоции, картинка, атмосфера истории. Это важнее и я прочувствовала все.
Спасибо огромное за все wink
Кстати, меня уже одно саммари раззадорило на не шутку, а когда ты ждешь многого, легко обжечься. Так вот - я не обожглась, я читала с удовольствием и сейчас отзыв пишу с улыбкой и чувством полного насыщения

+1
9 Farfalina   (24.09.2015 15:41)
Тема смерти - моя слабость. Очень уж люблю)
Текст: нареканий в целом нет, хорошая работа беты, много вкусняшных словечек.
Сюжет: Некоторая недосказанность осталась, в начале повествования не хватает "перчика" что ли.
Несмотря на недочёты, работа мне понравилась, спасибо и удачи!

+1
8 Mary_Grey   (23.09.2015 22:51)
Спасибо!
В принципе - интересный миф. Сразу вспомнились всадники из сверхъестественного) смерть там был очень специфичен.
Но вот мне здесь не хватило могущества этого всадника. Почему люди не трепетали перед ним? Посему нападавший на Беллу негодяй не учуял смерть? Не подкосились его колени, перед ужасающей энергетикой такой важной персоны как всадник апокалипсиса?
Вот не хватило мне с этой стороны..
Но я узнала кое-что новое, что всадники оказывается у нас добрые(в смысле на стороне добра якобы).о как! А я не знала)
Ну и некоторые детали с Богом, его отношение к Белле с ребенком и памяти Элварда.
Немного удивило упоминание о гипнозе, которым Эд собрался восстановить память стертую Богом.
Спасибо! Удачи в конкурсе!

+1
7 terica   (23.09.2015 20:40)
А мне понравилось. Как хорошо эта история уложилась в миф; есть ,конечно , некоторые нестыковки, но я впечатлена. Большое спасибо. Удачи.

+1
6 Элен159   (23.09.2015 19:42)
Несмотря на некоторые заминки в виде человеческой профессии Эдварда (то он доктор, то уже нет и ничего не знает о лечении) и непонятном немного поведении Бога в ситуации с сохранением жизни Эду и Белле, работа мне понравилась. Написано очень хорошо, но все же Эда хотелось бы увидеть более жестким и агрессивным что ли. Как-то на Смерть он не похож - слишком спокойный и меланхоличный. Но...
Отдельное спасибо за отменно описанные детали их жизней, спасение Беллы и неканоничный ее характер. Удачи на конкурсе)

+1
5 yeah_nocuus   (23.09.2015 18:48)
Меня терзают странные мысли на тему того, почему на этом конкурсе, если персонажу отдана роль Смерти, то он настолько жалкий?! Не меланхоличный и усталый, а именно жалкий и беспомощный.
Эдвард - всадник Смерти. Он несёт её и знает, когда она должна прийти к каждому живому существу, а тут прям получилась маленькая нюня-тюня, которая ничего сверхъестественного вообще не сотворила. Просто двигалась по течению и все. Короче, всадника из Эдварда не получилось вообще.
Спасибо за фик и удачи.

+1
4 Natavoropa   (23.09.2015 14:57)
История вызвала интерес и спасибо за то, что Создатель проявил милосердие, но что-то гложет, может быть то, что в Эдварде, на протяжении всей истории я видела больше человека, чем того, кем он являлся по задумке автора. smile
Спасибо и удачи на конкурсе.

+2
3 Диметра   (23.09.2015 10:30)
Очень странное ощущение после прочтения. Сейчас постараюсь описать. Задумка - грандиозна. Логичность именно в основной линии - явно присутствует. Исполнение... я прям радовалась читая некоторые моменты - такие классные уточнения как шишки на кружке, тучи нависали, как брюхо, еще что-то уже не вспомню - спасибо за них автору, что создавали для меня жизнь в этой истории. И возможно именно поэтому было неприятно из истории выпадать, задаваясь вопросами. Например Эдвард подумал, что это его средний брат баловался, я сразу давай отлистывать - кто же из них средний. Нашла, что Война. Тут же заинтересовалась на всякий случай кто там по старшинству. Мор - ага. А как тогда с Голодом? Он какой брат? А Смерть - младший? Решила, мелочь, пошла дальше.
Удивило, что четвертый преступник (который с ножом) не повернулся к большей опасности - то есть мужчине, а продолжил нападать на девушку.
Опять непонятки - он же вроде врач, но почему-то нужен врач. Считает себя недоврачом? ну тогда стоило это отметить.
Немного не хватило понимания чем же Смерть занимается. У нее есть задания от всевышнего, а кто умерщвляет других людей в "свободное" время пока Смерть работает простым смертным?
Не очень поняла сокрушений, что Белка может стать ангелом. Это же хорошо? что в этом плохого?
И да, еще были куски стекла, врезавшиеся в лицо. Обычно в автомобилях стекло крошится кубиками - порезаться можно, если наступить например, в глаз попасть - опасно, а вот летящие осколки редко застревают. Хотя конечно всякое может быть.
Еще смутил момент стирания памяти. Это же всевышний! Он все может! Почему же не справился с памятью? Я конечно понимаю, что это для истории было надо, но червячок сомнения напомнил мне вопрос: может ли Бог создать камень, который не сможет поднять (учитывая, что Бог может все).
А еще интересно теперь Смерти не будет? Или появится молодая Смерть? Ну это уже риторика.
Если говорить в общем и целом сама задумка, исполнение во многом понравилось, но вот эти вопросы, возникающие то тут то там выбивали из ощущения, что нахожусь в истории "тут и сейчас". За слог прям автору спасибо, так много "вкусных" мест. И все что я перечислила вполне можно доработать. Понимаю, что история писалась в условиях поджимающего конкурсного времени, поэтому на многое могу закрыть глаза и в принципе говорю, что мне понравилось и даже очень. Но поработать над историей (еще раз пройтись с бетой хотя бы) (мое мнение) было бы не лишним.
Несомненно спасибо за историю, грандиозность задумки и удачи на конкурсе.
Пы. сы. смутило разок - предложение с ; вместо разделительного знака. понимаю, что так можно, но заставило удивиться и отвлечься от текста.
пы.пы.сы. вот чему удивилась - Эд нашел машину Белки, по номеру или новости в газете можно было найти материал кто там было. Конечно Номер могли снять с авто уже, статья затеряться, но это ниточки которые Эд вполне мог попробовать дернуть.
пы.пы.пы.сы. А это вообще махровое-махровое ИМХО, но отмечу, может истории лучше пойдет название Всадники Апокалипсиса таки? Ну или всадник. Потому что Света с заглавной буквы я прочитала как имя. Но тут же поднимаю руки и признаю, что автор может называть как хочет и мое впечатление и иногда странный мозг ни к чему не обязывают.

0
2 Shape●Of●My●Heart   (23.09.2015 05:47)
Спасибо, было интересно и захватывающе, я переживала за героев истории.
Есть некоторые нестыковки, может это так задумано, но я не поняла, то Эдвард сам доктор, то ему нужен доктор для Беллы:
Цитата Текст статьи
Последние годы я трудился врачом в одной из Чикагских клиник, изредка отлучаясь по указаниям Всевышнего.

Цитата Текст статьи
- О, это было бы замечательно! – обрадовано воскликнул я, расплывшись в улыбке, ведь последние полчаса я судорожно соображал, где можно найти врача, чтобы убедиться, что с Беллой всё в порядке.

и снова он доктор...
Цитата Текст статьи
Восстановив в голове навыки, полученные во время обучения на медицинском факультете,

0
1 marykmv   (23.09.2015 01:57)
Спасибо. Это было сильно.
Удачи на конкурсе.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]