Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3655]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Женюсь на первой встречной
Драко сидит с Блейзом в маггловском кафе и обсуждает решение отца женить его на Астории Гринграсс. Младшему Малфою не слишком нравится, что отец решает все за него, и теплых чувств к Астории Драко не испытывает. В запале он обещает жениться на первой, кто войдет в кафе.

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее слишком тщательно охраняют? Значит, ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!
Мини, завершен.

Причини мне боль
В какой-то момент она начала задыхаться. И когда он впервые причинил ей боль, заставив судорожно, сквозь зубы сделать мучительно-сладкий вдох, ей оставалось лишь прошептать: "Ещё".

Тормоза
Рождество – семейный праздник. Родные собираются возле камина, раскрывая по очереди подарки и выкрикивая тосты. Изабелла после долгой рабочей недели как раз спешила к своим родителям в загородный дом, однако у судьбы были свои планы.
Мини, завершен.

Дверь в...
После смерти бабушки Белле в наследство достается старый дом. Раз в год на Хэллоуин в подвале открывается тайная дверь. Что девушка найдет за ней, если рискнет зайти?..
Эдвард/Белла/параллельные миры.
Завершен.

Star City: 2046
Не имеет значения, что это всего лишь возможное будущее, не имеет значения, что оно может и не сбыться, стать настоящим, но сейчас оно настоящее.

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Одна душа для двоих. Становление
Свет звёздных галактик летит сквозь года.
Другие миры, но всё та же вражда.
Любовь, и потеря, и кровная месть,
И бой, и погоня - эмоций не счесть!



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13437
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

В цепях. Глава 11

2016-12-5
18
0
Глава 11. Пламя


Осознав случившееся, я слезаю с нее и сажусь на пятки, роняя голову.

Как я мог быть столь неосторожен?

Мой взгляд прикован к белой жидкости на ее волосах и бедрах. Ебать!

Перед глазами все плывет.

Пожалуйста, только не говорите, что я сейчас…

Потерев лицо руками, встаю и иду за теплой влажной тряпкой и полотенцем. Закончив неторопливо вытирать ее, что помогло мне собраться с мыслями, я разворачиваюсь к Изабелле.

— Ангел, ты в порядке? — отложив все в сторону, ложусь у нее за спиной.

Кивает, поворачивается, ее глаза практически горят от восторга.

Разминаю ей плечи, благоговейно целую их и пытаюсь согреть. Ее кожа безупречно сияет, мне сложно отвести взгляд от ее обнаженной фигуры.

В ящичке рядом нахожу крем, после чего принимаюсь нежно, но уверенно втирать его.

— Я был слишком груб с тобой? — интересуюсь тихо.

Такие прикосновения к ней расслабляют, словно тело пытается убаюкать разум, превращая его в белый шум.

Но руки все равно продолжают ласкать каждый ее дюйм, и вскоре к ним присоединяются губы.

— Неужели можно быть еще более милой и сияющей, Изабелла? Я не могу перестать трогать и целовать тебя, — выдыхаю ей на кожу и втягиваю пленительный аромат.

Поворачиваясь ко мне, она чуть запрокидывает голову и прижимается щекой к моей руке, лежащей на ее плече.

— Совершенство… Вот ты кто, — заявляю я. — Прекрасное создание… покоряешься мне, принимаешь наказание без возражений. Мне нравится твое желание угодить мне, — мои пальцы запутываются в ее волосах, скользят по спине под моим взглядом, порхают по линии трусиков, где кожа покрывается мурашками.

— Я доверяю вам, сэр. Не знаю почему, но доверяю, учитывая, что мы только начали знакомство, но когда мы не вместе, меня снедает тоска. А когда вы касаетесь меня, то она будто испаряется, — ее взгляд смягчается и наполняется таким теплом, проникающим в меня, согревающим сердце, излучающимся оттуда до самых кончиков пальцев, растапливая все на своем пути.

— У тебя получилось объяснить это лучше, чем у меня. И я чувствую то же самое. Скажи, что ты переедешь ко мне сегодня же вечером, именно это мне нужно услышать от тебя, — наклонившись, я прижимаюсь к ее губам в поцелуе.

— Я бы с радостью, но мне нужно кое-что решить перед этим. А пока… Что если отнесемся к этому как…

— Изабелла, если ты дорожишь моим рассудком, то не скажешь ничего, что связано со словом “временно”, — сжимаю я зубы, а ее губы растягиваются в улыбке.

— Посмотрим, что смогу сделать, сэр, — она устраивается поудобнее, практически уронив голову на мое плечо. Ее спина вздымается с каждым вздохом.

— Никогда не устану трогать тебя. Столько притягательных мест, чтобы приласкать и… помучить, — мои слова вызывают ее смех.

— И ты позволишь мне помочь тебе в ситуации с Майком. Даже если он просто посмотрит в твою сторону, я хочу об этом узнать в ту же секунду. Веди себя с ним, как сегодня в офисе: игнорируй, не разговаривай. Каждый раз я сам буду с ним разбираться, тебе не надо даже обращаться к охране. Если я захочу обратного, то напишу об этом.

Моргнув, девушка кивает, а затем сладко зевает.

— Давай поедим, а потом пора спать, родная. Тебе надо отдохнуть.

***


Белла не отвечает на мои звонки.

Расхаживаю.

Нервничаю, потею, матерюсь, мне хочется порвать ебучего Майка, потому что я уверен, молчание как-то связано с этим ублюдком.

Мне удается закончить с работой пораньше, и я направляюсь к ней в офис.

— Привет, Брент. Как день? — приветствую я на ходу через лобби.

— Замечательно, сэр. Вы мисс Свон ищете? — интересуется он.

Кивнув, я останавливаюсь и поворачиваюсь к нему.

— Она ушла пораньше. Где-то час назад. И выглядела довольно встревоженной, — сообщает он.

— Спасибо за информацию, — благодарю и тороплюсь обратно на парковку.

Что за херня творится?

У машины я снова набираю ее.

Нет ответа.

— Черт! — пнув по переднему колесу, снова нажимаю вызов. В этот раз оставляю ей сообщение: — Изабелла, ты же знаешь, я переживаю. Будь умничкой, как сама того хочешь, и немедленно перезвони мне. Или напиши сообщение, да даже электронное письмо пойдет, если так тебе угодно, но тебе лучше связаться со мной. Я у твоего офиса на парковке, выгляжу как идиот. Тебе надо сказать мне, что происходит, и тогда я смогу помочь. Брент уже сообщил о твоем уходе в расстроенном состоянии. Позвони мне, — закончив речь, я недовольно выдыхаю.

У нее есть ключ от моего дома, который я дал ей утром, но на работу отвез ее сам.

Как она добралась до дома? Взяла такси?

Мою спину обожгло при мысли о ней одной в какой-то мерзкой вонючей старой машине.

Черта с два! Это не место для кого-то столь милого, как она.

Сев в машину, я спешу домой, но не нахожу ее там.

Наоборот, пробежавшись глазами по спальне, понимаю, что не осталось ни малейшего признака ее пребывания здесь вчера ночью.

Не то чтобы она оставила много вещей, но ее сумки нет.

Рывком открываю ящики, в которые сам раскладывал ее одежду, и они пусты.

Несусь в ванную, но там тоже ничего нет.

— Куда ты пошла? — цежу я сквозь зубы.

Вытащив ключи из кармана, спешу на выход, чтобы отправиться к ней. Может, ей понадобилась передышка?

Но перед тем, как открыть ведущую с кухни в гараж дверь, я замечаю что-то белое на столе.

Дыхание перехватывает, пытаюсь сглотнуть, но не выходит. Записка.

Черт. Нет!

Ноги подкашиваются, пока открываю ее.

Всего несколько слов ее почерком: «Прости. Ничего не получится. Я пыталась…»

Под запиской нахожу ключ.

Взяв его, настолько сильно сжимаю в ладони, словно так появится она.

Почему? Что случилось, из-за чего она так сорвалась?

Я что-то сделал не так?

Да, ты дерьмовый Дом, забыл про резинку после многочисленных обсуждений контрацепции. Как ей тебе доверять? А еще повел себя, как неандерталец, выебав ее.

Роняю голову на руки. Она сказала после, что с ней все в порядке. И даже улыбалась мне. Всю ночь проспала рядом со мной. Это было так правильно. Казалось, даже во сне нам надо чувствовать друг друга.

Глаза щиплет, дышать невозможно. Стягиваю галстук и с хлопком кладу его на стол.

Что мне теперь делать?

Спрятав ключ в карман, выхожу наружу.

Она будет у себя.

Да, но откроет ли она дверь такому придурку?

Съеживаюсь.

И когда я стал таким ублюдком?

Меня сковывает леденящий страх, когда я представляю ее дома у Майка, выслушивающей его и, возможно, принимающей обратно.

— А-а-а-а! — из груди вырывается крик, ладони снова и снова яростно опускаются на руль, пока я как сумасшедший еду к ней.

Брент сказал, что она ушла одна.

Но это не исключает возможности, что он ждал ее на парковке.

Черт побери! Я же купил быструю машину, почему она не двигается?

Трафик есть, но не ужасный…

Только если твое имя Эдвард Мейсен, исключительный кретин, и ты пытаешься добраться до самого невероятного ангела в мире, чтобы молить не бросать тебя!

— М-м-м-мнх! — стону я.

Можно остановиться на обочине и проверить ее почту с телефона, благо у меня есть пароль, но черт. Мне надо увидеть ее, поговорить, прикоснуться.

Это хуйня, что она не перезванивает мне.

Я даже не ожидал такого от нее.

Белла смелая, красивая и…

И боится тебя?

Скрежещу зубами, со всей дури вдавливая на педаль, выбрасывая облако газа.

Раздается звук клаксона, и я с трудом справляюсь с незрелым желанием показать средний палец.

Желудок сжимается, меня тошнит при повороте на ее улицу.

Визг шин сопровождает мою небрежную парковку рядом с ее домом.

Выбравшись из машины, я практически бегу к входной двери.

Черт! У меня нет ключа.

Идиот!

Стучу или колочу, а, может, даже немного пинаю, готовый вломиться под давлением нарастающей паники.

Почему она это делает?

Нет ответа.

Мои попытки проломить дверь продолжаются, но изнутри не доносится ни звука.

Ни телевизора. Ни музыки.

Шторы задернуты, все выглядит так, как мы оставили, когда она собралась ко мне по моему настоянию.

Запрокидываю голову, в горле стоит колючий, царапающий ком, который никак не удается сглотнуть.

Взгляд останавливается на таких обыденных вещах, как птицы, электропровода и даже самолет.

Что если она уехала из города?

Но куда?

Мы мало знакомы, я даже не знаю, есть ли где-то неподалеку родственники, с которыми она бы хотела остаться.

Стыд и вина охватывают меня от столь сурового факта, как мое малое знание о ней. А все потому что был слишком заворожен ей, чтобы задать такие банальные вопросы.

Впиваюсь острием ключа в бедро.

Думай. Куда бы ты пошел в ее ситуации?

Моргаю. Голова раскалывается, роняю ее.

Не говори «Майк»… Даже не думай о нем!

Я тащусь в машину, где быстро проверяю ее почту с телефона и отъезжаю. Не хочу, чтобы ее соседи подумали, будто я какой-то преследователь.

Но ведь ты такой и есть…

С рыком втягиваю воздух.

Сколько мужиков мне повалить, чтобы добраться до нее?

Мне хочется распотрошить Майка, только чтобы она увидела: он не человек, а монстр.

Но кем это делает тебя? Если нож будет в твоей руке?

Теперь я еду на более адекватной скорости, совершенно не торопясь попасть домой.

На языке чувствуются пепел и зола при мысли, что можно было бы повести себя иначе.

Как можно было проследить, чтобы она чувствовала себя в большей безопасности со мной.

Сердце словно сжимают в кулаке, выдавливая всю жизнь, пока я провожу свой вечер: еда, работа – что угодно, только бы не броситься на ее поиски по всему городу.

Каждые пять секунд мне приходится бороться с желанием проверить телефон.

Ее так и нет.

Ни звонка, ни письма, ни сообщения.

Но это не останавливает мою новую любимую игру, в которой я проверяю, включен ли мобильный с поставленным на максимум звуком вместе с вибрацией. Появись возможность заставить чертову вещицу стрелять фейерверком, когда она свяжется со мной, я бы воспользовался и этой функцией.

К полуночи я оказываюсь в кровати, но мне не спится, да и слова из книги в руках не хотят оседать в голове.

Разум кипит в попытке выяснить, где она может быть.

Выключив свет, лежу в темноте. Мне слишком жарко, и я чересчур злюсь на себя.

Бзззз… Бзззз… Бзззз…

Руки трясутся, и телефон падает на кровать.

— Да черт возьми, подними трубку, Эдвард! — шикаю я на себя.

На экране светится ее имя, и первое, что приходит в голову, это:

— Ты в порядке? Ангел, скажи, что ты цела.

— Да…

— Тогда говори. Скажи, что происходит, — велю я.

— Это сложно, — произносит она с тяжелым вздохом, будто вконец измождена.

— А станет еще сложнее, если сейчас же не расскажешь.

Включив ночник на тумбочке рядом, я откидываюсь на изголовье.

— Эдвард…

Сэр. Приходится подавить рык, зародившийся в груди. Она окончательно рвет нашу договоренность, называя меня по имени.

Качаю головой.

— Я не могу продолжать, — всхлипывает она.

Плачет?

— Ох, милая… Можешь. Ты отлично справлялась. Я наслаждался каждой нашей совместной минутой. Скажи, где ты, я приеду за тобой. Мои руки чешутся в желании обнять тебя, губы просят прижаться к твоим волосам, и мой…

— Хотела бы, но, думаю, ты разозлишься, когда я скажу, где я и что произошло, — ее голос дрожит.

— Где. Ты? — цежу я.

— В отеле.

Шея так напряжена и я так сильно стиснул зубы, что чувствую, как кожа натягивается на висках, отчего будет гарантирована мигрень.

— В каком? — уточняю я.

— Сначала позволь рассказать, что я делаю, — вздыхает она.

— Хорошо, ангел, давай сыграем в этот раз по твоим правилам. Говори необходимое, чтобы я уже мог узнать, где ты, — соглашаюсь я, пытаясь успокоиться и выслушать ее без желания сунуть руку в трубку и дотянуться до нее.

— Я… Н-ну, это не совсем отель, пожалуй.

Сглатываю стон раздражения и так сильно сжимаю телефон, что костяшки пальцев, должно быть, побелели.

— Пожалуйста, только не злись, но мы с Майком использовали это место в качестве игровой, — выпаливает она.

— Ты на своем старом траходроме, где развлекалась с ним? — зажмуриваюсь, глаза горят, словно она протыкает меня ножом. Но хуже всего сердцу, которое, похоже, оказывается распахнутым и вывернутым наружу.

— Это не то, что ты думаешь, — фыркает она.

— Что за херня? Мое терпение на исходе, — предупреждаю я. — Объясни мне, Белла. Мне надо понять, почему ты там. Он с тобой?

— Боже, нет! — вскрикивает она. — Я не видела его с того дня в офисе.

— Он попросил тебя туда приехать?

— Нет. Я неделями не разговаривала с ним. А приехала сюда по собственному желанию, — поясняет она.

— Чтобы спрятаться от меня?

— Нет… Я пришла освободить помещение. Мне не хочется, чтобы он еще когда-то им воспользовался. Я сломала все его вещи… выкинула их. Сейчас как раз убираюсь, чтобы получить залог обратно.

— Так мы говорим о квартире? Залог? — меня всего трясет, ноги дергаются, готовые кинуться за ней.

— Да, но, кажется, тут раньше был отель, поэтому мне так сложно объяснить.

— Господи боже!

По его мнению, приемлемо арендовать место в какой-то дыре, чтобы трахать ее? Почему она такое позволила?

— Немедленно говори, где ты, дай адрес, иначе клянусь Богом…

— Я не хочу, чтобы ты приезжал, мне стыдно за это место. Больше никогда не хочу его видеть, — ее голос ломается. На заднем фоне слышен треск.

— Хорошо, милая, я понимаю, как ты расстроена, но остановись, что бы ты там ни делала. Не навреди себе раскидыванием вещей, — уже спокойнее продолжаю я.

— Мне плевать! Я больше не могу. Не могу быть сабмиссивом, — сдавленно говорит она.

— Почему ты так говоришь? Я никогда не видел такой прекрасной, потрясающей сабы, как ты. У меня от тебя дух захватывает… постоянно.

— Я недостаточно хороша для тебя. У меня не получается все делать правильно, я хочу, но уже подвела тебя, — тихо шепчет она, в голос пробивается хрипотца.

— Адрес. Быстро.

Запнувшись на вздохе, девушка бормочет адрес. Не успевает договорить, как я уже оказываюсь в машине и мчусь по улицам к ней до того, как она снова исчезнет.

Я подъезжаю к самому унылому разоренному жилищному комплексу, какой мне только доводилось видеть.

Трущобы кажутся дворцом на его фоне.

И законно взимать арендную плату за такое?

Желудок сжимается от мысли, что она подошла ближе, чем на милю к этой грязи.

Стремглав направляюсь через обветшалый комплекс к ее двери, после удара в которую кажется, будто дерево сейчас рассыплется. Такое ощущение, что сгнившую преграду удерживает вместе только слой краски.

— Белла, открой, — говорю перед подобием двери.

После щелчка та едва приоткрывается. Пара карих глаз выглядывает оттуда. Красных и припухших.

Осторожно толкаю дверь, чтобы не ударить Беллу.

Пройдя внутрь, захлопываю жалкое подобие двери и врезаюсь в девушку.

Губы с жадностью поглощают ее, руки сжимают шелковистые локоны в кулаках.

Ее голова запрокинута назад, взгляд устремлен на мое лицо, и она смеется сквозь слезы.

— Ты уйдешь со мной, — произношу я в промежутке между упоительными поцелуями.

— Хорошо.

— Никогда не возвращайся сюда. Это ад, меня тошнит от мысли, что ты тут с кем-то встречалась, тем более с Майком. Даже проститутки не хотят тут бывать.

Сморщившись, она захлебывается в рыданиях.

— Нет-нет… Боже, я не имел в виду, что ты, как они. Черт! Я к тому, — стону я, — тебе не место в таком жутком здании. Твое место на небесах. Ты ангел. А это определенно тринадцатый круг ада. К тому же тут пахнет этим ублюдком.

Немного покачиваю ее, гладя по спине.

— Ты больше никогда сюда даже не приблизишься. Я запрещаю, — схватив за плечи, отдаляю ее. Она смотрит на меня.

— Не приближусь, — она сглатывает и облизывает нижнюю губу.

— Хорошо. Мы. Уходим.

Желудок крутит от вони и облупившейся краски. Кажется, что тело в этом месте поедает само себя.

Она кивает.

Взяв ее за руку, я даже не пытаюсь запереть за нами дверь.

Пусть кто-нибудь заселится сюда, и когда Майк придет, сможет сам разобраться с созданным безобразием.

***


Как только она оказывается у меня дома, я тут же прижимаю ее к кровати, а в руках появляется веревка.

Не думая и практически не дыша, я отдаю отрывистые указания, и единственным моим вариантом остается связать ее.

Как одержимый, я обвожу веревкой ее тело, целуя и полизывая ее кожу, как мне того хочется, но мне слишком страшно потерять контроль.

Член уже истосковался, моля оказаться в ней, излиться и стать частью ее, насколько получится.

Мне надо держать себя в руках. Теперь, испробовав ее без ограничений, мое тело жаждет этой близости.

— Я подсел на тебя, Изабелла, — произношу я, оборачивая веревкой изящную лодыжку, отчего девушка оказывается заманчиво распахнутой передо мной. — Мне все время мало. Что ты со мной сделала? У меня руки трясутся от желания ворваться в тебя, прижать так крепко, чтобы ты не могла вырваться.

С непроницаемым лицом она наблюдает за мной.

— Я лишь хочу, чтобы боль в груди успокоилась, и, боюсь, такое произойдет, только если буду трахать тебя, пока не останется сил. Я должен излиться в тебе, на тебя, пометить тебя везде. Почему я не могу остановиться? Скажи мне остановиться. Скажи, что я сошел с ума, потерял контроль, пугаю тебя, — цежу я сквозь зубы.

— Я вас не боюсь, сэр. Я тоже хочу этого. Хочу контроля, — ее взгляд горит.

Прекратив все свои манипуляции, я моргаю, тяжело дыша, словно металл трется о металл.

— Как ты можешь хотеть этого… меня?

— Понимаю, звучит безумно, но мне тоже нужен контроль. Пока вы не попросили дать вам все, каждую частичку меня, у меня его не было. Я никогда не была так свободна, как подарив свое полное добровольное подчинение. Так полно я не подчинялась даже Майку. Не думаю, что ему это было нужно – вся я. Его не было в моей голове, куда удалось пробраться вам, — выдыхает она. — Мне это нужно больше вашего.

— Тогда почему ты сбежала от меня? Еще одного такого раза я не вынесу. Твой побег практически сломил меня, — забираюсь на нее и закрепляю ногу к правому столбику, чтобы она оказалась приподнята в воздухе и не мешалась.

Черт, какая сочная розовая, влажная и манящая плоть. От одного ее вида у меня спирает дыхание.

Глубокий вдох, густо пропитанный ее возбуждением.

На головке появляются капли, она практически притягивает меня к желаемому месту, настолько тяжелой она стала.

— Мне пришлось. Я испугалась не вас, а себя, сэр. Мне так сильно хочется этого. Я едва живу без вас, и если вы измените, как он, или попытаетесь оставить меня, я не…

— Немедленно заткнись, — рычу я, прожигая ее взглядом. — Такого никогда не произойдет. Я скорее умру, чем сделаю что-то такое. Ты хоть понимаешь, как сильно я нуждаюсь в тебе? — впиваюсь в ее бедро, пальцы жаждут проникнуть в ее кожу, отпечатавшись там навсегда.

Она замолкает, как ей и было сказано.

Разрываю ее белье, потому что мозгов снять его заранее не хватило. Через секунду ткань смята у меня в руке и со словами: “Открой. Больше никаких сомнений в себе. Попробуй, что сводит меня с ума”, - я осторожно засовываю ей трусики в рот.

Изабелла моргает, ее взгляд дико горит, и меня пронзает желание оказаться в ней.

Всего ненадолго. Я вытащу. Она не забеременеет.

Ее ноги в идеальной позиции, но руки в этот раз свободны.

— Хлопни в ладоши, если захочешь воспользоваться стоп-словом, держи руки у меня на спине или заднице. Если захочешь, чтобы я притормозил, будучи в тебе, постучи по спине три раза. Кивни, если поняла, что надо делать, — велю я.

Кивает, и из ее носа вырывается горячий выдох. Судя по рукам, которые тут же обвивают меня, как только я оказываюсь в зоне досягаемости, ей этого хочется так же сильно, как мне.

— О-о-ох, боже, как хорошо, — вырывается у меня, когда я проникаю в нее, прижимаюсь к ее лбу своим, толкаясь глубже.

Крепкие объятия, то, как она подталкивает меня и стеночки сжимают головку, от всего этого глаза увлажняются под влиянием эмоций.

Со стоном она выдыхает.

— Моя. Больше никогда не убегай. Ты со мной и никогда не вернешься в ту дыру, где была с ним… — шея напрягается, когда я запрокидываю голову, пытаясь стереть все воспоминания о нем и месте, в котором она была. Закрыв глаза, я беру ее, сотрясая кровать, вызывая ее хныканье, стоны, пульсацию внутри. Мой член так сильно зажат в ней, что дыхание сбивается.

Мне нужно больше. Она должна знать, что я владею ей и никогда не подведу.

Выскальзываю из нее несмотря на протесты тела.

Она приглушенно выкрикивает “пожалуйста”.

Пытается дотянуться до меня, но я останавливаю ее одним взглядом. Ее руки опускаются по бокам, пока она с тревогой наблюдает за мной.

Взяв хлыст, подбираюсь к ней, практически усмехаясь при мысли обо всех возможных способах, как ее можно взять. Насколько я болен из-за своих надежд на ее беременность, потому что так ей придется быть со мной.

Меня тошнит от собственной чувствительности и жажды к ней, из-за чего появляются такие абсурдные идеи. Конечно, она не захочет носить моего ребенка. С чего бы ей?

Мои размышления нелепы, и я вижу свой безумный взгляд в ее глазах. Жадно облизываю губы и начинаю легонько шлепать хлыстом по ее груди.

— Не поднимай рук, — говорю ей.

Запрокинув голову, она зажмуривается. Жду ее напряжения, прикладывая больше усилий к ударам.

Но вместо этого она полностью раскрывается с мучительным чувственным вздохом.

Веду кнутом вниз, пуская слюнки на прекрасный розоватый оттенок, проявляющийся на ее теле с каждым подаренным мной поцелуем кожи и жара.

Накрываю пах ладонью в попытке сдержаться и не заорать на весь мир, что она моя и они, блядь, ее не получат.

Шле-е-е-е-еп, шл-е-е-е-е-еп, шле-е-е-е-еп.

Я пялюсь, желание усиливается с каждым ударом между ее ножек.

Она подпрыгивает, пытаясь податься мне навстречу, ревностно проглатывая все ощущения.

Мне нужно больше. Нужно поглотить ее всеми возможными способами.

Откинув плеть, злюсь, что не могу получить желаемое в эту же секунду, я оказался не тем, кто ей нужен, и ей пришлось сбежать.

Мне плевать на сказанное ей. Ее реакция неправильна: она сбежала.

Действия говорят громче слов.

Кидаю на нее взгляд: руки подняты над головой, изящные ладони хватаются за изголовье.

— Зеленый? Кивни, если готова к большему, — спрашиваю я, грудь так сдавило, что, возможно, рухну в любую секунду. Мне надо действовать быстрее, пока я не сорвался.

Член яростно подрагивает, дергаясь каждый раз, как я думаю, что мог никогда больше ее не получить.

Энергично кивает, каждый выдох вырывается со свистом. Ее вздымающаяся грудь, втягивающая драгоценный кислород, подстрекает меня.

С головокружительной скоростью хватаю флоггер и запечатлеваю себя на ее коже, придавая розовый оттенок ее подмышкам. У меня меткий глаз, так что хвосты даже не приближаются к ее лицу.

Задыхаясь, она не сводит с меня такого страстного взгляда, какого мне еще не приходилось видеть.

— Ты хочешь этого. Ты хочешь меня. Тебе только и нужно, чтобы я оставил след на твоей чувствительной коже и взял тебя, как животное.

Кивает без какой-либо команды от меня.

— Именно так. Никогда не убегай от меня. Не отказывай мне в этом, — ненадолго останавливаю флоггер, обхватываю рукой ее горло, большой и указательный палец ложатся на челюсть, заставляя ее поднять голову и посмотреть в мои глаза. — Это все мое. Каждая капля пота и твоих соков – я владею этим, — выдергиваю трусики из ее рта свободной рукой. — Кому ты принадлежишь?

— Эдварду… — задыхаясь, произносит она, словно ее сердце колотится быстрее моего. — Я принадлежу вам, сэр.

Мрачно усмехаюсь.

— Устрой отличное представление, ведя себя так, словно веришь своим словам. Покажи мне. Кричи. Умоляй. Покажи, насколько сильно нуждаешься в моей разрядке, — я снова засовываю влажную тряпку ей в рот. — Мне плевать, что у тебя занят рот. Найди способ орать громче, чем все женщины до тебя, и тогда я тебе поверю.

Снова берусь за флоггер и перемещаюсь к ее бедрам, согревая их, окрашивая в розовый.

Ладони скользят по цвету, поющему с ее бледной плоти.

Склонившись над ней, провожу зубами и языком по этому месту.

Она выгибается на кровати, недолго мечется.

Перевернув многохвостку, я берусь за основание хвостов и обвожу ручкой по ее сочащемуся входу.

— Хочешь этого? Хочешь кончить? Моя распутная девочка вряд ли может такого хотеть. Она слишком хороша для такого обращения. Ей хочется чувствовать в себе только член, ничего больше. Она считает мой мир омерзительным… — прикусываю язык, который вырвался наружу, чувствуя, что разгуливаю по краю. Мне нужно проникнуть в нее этой ручкой. Нужно оказаться ближе к ее вагине, даже если сам не могу ее иметь.

Дышу, лижу, прикусываю ее клитор.

— Хм-м-мх, м-м-мхм, хм-мх-а-а.

Яйца напрягаются от ее запинающегося хныканья, в то время как член крепнет, вытягивается.

Она моргает, в глазах стоят слезы.

— Зеленый? — уточняю я.

Изабелла кивает, сжимая простыню в кулаках и отпуская ее снова и снова.

— Насколько зеленый? Достаточно зеленый, чтобы ты уже умоляла меня кончить?

— М-м-м-мнхм, — стонет она и кивает так сильно, не отрывая глаз от моего рта.

— Почему я должен позволить этой шлюхе кончить? Она сбежала, практически уничтожила меня. Должно быть, ее не заботит Дом и его чувства, — перебираюсь на нее и устраиваюсь на животе. — Никогда еще я не испытывал такого беспокойства и желания разрушить себя ради женщины, — беру ее лицо в ладони, удерживая голову, словно в ловушке. — Я обожаю все происходящее между нами. Все. Если это тебя пугает, воспользуйся стоп-словом в эту же секунду, хлопни в ладоши, — обрушиваюсь на нее, придавливаю. — Что скажешь, Изабелла? Хочешь все закончить сейчас?

Ее глаза округляются.

— Скажи мне, покажи, что это слишком и тебе не нравится.

Нечленораздельно мыча, она пытается приподнять бедра, но ничего не выходит.

— Я даю тебе разрешение уйти сейчас. Хлопаешь, я развязываю тебя и ты свободна идти. Я не побегу за тобой снова, позволю вернуться к этому тормозу Майку. Позволю избежать риска с ним.

Мотает головой, слезы текут по щекам из-под зажмуренных в страдании век.

Убираю руки от нее.

— Ты его не любишь. Ты любишь меня. Не можешь жить без меня. Даже подумать не можешь, что будешь жить где-то еще, кроме как здесь со мной. Нам ничего больше не нужно, кроме друг друга, — опустив руку, беру член и провожу головкой по влажной плоти. — Я чувствую, как сильно ты меня любишь, ты истекаешь этой любовью, ангел.

Меня раздирает от ее похотливых взглядов.

Толкаюсь внутрь.

Качаюсь.

Прижимаюсь.

Еще. Хочу до боли.

Нужны крики.

Ладони блуждают по телу, сжимая и царапая.

Добираюсь до груди, сдавливаю соски, медленно поворачиваю, пока не вижу, как ее желание взмывает в сто раз, а тело содрогается с первым воплем.

— Еще, — сжимаю сильнее и сильнее.

— И-и-и-и-и-м-м-ма-а-а-ах! — кричит она сквозь шелк ткани.

— Я тебя не слышу, — и повторяю свои движения.

Ее ноги дергаются, на шее при вырывающихся из нее криках видна каждая мышца.

Отпускаю правую грудь, и тут же сосок отправляется в жаркий влажный рот.

Каждое посасывание вызывает стоны и визги.

— Хлопни, если не любишь меня. Используй стоп-слово! — цежу я сквозь зубы.

Ее взгляд смягчается, она выглядит такой опьяненной и ошеломленный, что я стону, чувствуя, как волны удовольствия подминают меня под себя.

— Кончи сейчас, малышка. Немедленно! — требую я, шлепая по влажной груди, которая только что была у меня во рту. — Кричи мое имя!

Вытащив трусики изо рта, я прикусываю ее ключицу и, видя, что она на грани сабспейса, шиплю ей на ухо:

— Кончи на моем члене, ангел, или я решу, что тебе вообще не стоит кончать.

Перекатываю ее правый сосок, и она кричит, сжимая меня в себе и начиная содрогаться. Я выхожу из нее и довожу себя до конца рукой, брызгая на ее грудь, шею, лицо.

Как только она чуть успокоилась, прошу:

— Открывай, милая.

И она послушно раскрывает губки, а я толкаю мокрую головку между ними, заставляя ее облизать.

— Вылижи дочиста. Попробуй, что творишь со мной, — говорю тихо и с хрипотцой, все еще отходя от собственного оргазма.

Расслабленно она оборачивает вокруг чуть опавшей головки мягкий язычок.

Под конец ее веки тяжелеют, взгляд затуманивается, и я с рыком вынимаю член из ее рта.

Она покрыта моим семенем.

И как больной придурок, я втираю его в кожу, массирую ее, пока внутри идет война из-за произошедшего.

Я был груб.

Я дразнил ее.

Но ни разу не сказал, как сильно я…

— Я люблю тебя, Изабелла. Ты должна знать, я… — замираю от защипавших глаз. — Черт. И я так сильно тебя хочу, что мне постоянно больно из-за этого.

Достав ножницы из ящика рядом, срезаю веревки и возвращаюсь в кровать.

Как тряпичную куклу я перекатываю ее к себе в объятия.

Шоколад отправляется ей на язык, но она совсем в отключке, и я рыдаю, как никогда раньше.

Она видит это? Что мы абсолютно созданы друг для друга.

Второй раз я отправил ее в сабспейс.

Она тает от моих прикосновений. Ей, очевидно, нравится иметь мебя в себе: в голове и теле.

— Ты так красива, когда отдаешься мне вот так, — поглаживаю ее по волосам. — Но теперь тебе надо вернуться ко мне. Ты нужна мне здесь. Милая, возвращайся, — покрываю ее лицо сладкими воздушными поцелуями обожания.

— Сэ-э-э-эр? — мямлит она.

— Я тут. Ты со мной?

Моргнув, она вздыхает и обмякает еще сильнее.

— Я сделал тебе больно? — интересуюсь я, жутко икая, голос ломается.

— Вы никогда не сможете причинить мне боли, — выдыхает она, слезы бегут по ее щекам, но в каждом вдохе слышится полная удовлетворенность. — Только я делаю это своими страхами и побегами, — вяло улыбается она.

— Я люблю тебя. Ты меня слышишь? Люблю больше всего на свете, — провожу подушечкой пальца по дорожкам, оставленными ее слезами. — И никогда не захочу тебя обидеть.

Она пытается меня обнять, но руки явно не слушаются ее после путешествия в сабспейс.

— Я хочу тебя, Эдвард, так сильно. И тоже тебя люблю, если это вообще п-подходящее слово, — она трясется, лицо искажается в рыданиях вместе с брызнувшими из глаз слезами.

— Ох, родная, — притягиваю ее к себе на грудь, и она укладывается там. А я целую каждый дюйм, до которого могу дотянуться, ласкаю и говорю всеми возможными способами, как много она значит для меня.

Слезы высыхают, дыхание стихает, и я отношу ее в ванную, где омываю медленными, неторопливыми движениями, полностью отдавшись каждому ее вздоху и желанию.

Ее голова ложится мне на грудь, и я хмыкаю.

— Я сегодня уволилась, — сообщает она.

— Что? — тихо шепчу, не показывая взрыва эмоций внутри.

— Мне пришлось. Люди слышали крики М-майка про Дома, и со мной перестали разговаривать. Они расступались при одном моем появлении, кидая взгляды, полные омерзения. Пара мужчин пыталась подкатить. У одного даже были зажимы для сосков в кармане, которые он мне показал. Никогда еще в жизни я не чувствовала себя такой г-г-грязной, — ее голос дрожит, а язык не слушается.

— Господи, не могу слышать, как больно тебе было, — вывожу круги на ее плечах.

— Мне уже было плохо, — развернувшись, она сворачивается калачиком, и я крепко обнимаю ее.

— Расскажи почему, — прошу я.

— Не знаю… Я чувствовала себя недостойной вашей любви. Вы говорите самые чудесные вещи, а тут мама позвонила. Я случайно рассказала о вас… о нас, — она напрягается, но продолжает. — Не переживайте. О наших отношениях я не говорила, но у нее есть подозрения. Я прямо слышала осуждение в ее г-голосе. Мне невыносимо чувствовать себя той, кем меня считают окружающие, – ш-шлюхой. А я не хочу быть такой. Мне хочется быть хорошей девочкой. Она велела мне сходить на исп-поведь, — ее плечи дрожат от плача, и она закрывает лицо ладонями.

— Почему ты мне не сказала? Не пришла ко мне? Ты мучилась от сабдропа. Я бы мог помочь, — успокаивая, говорю я. — Ты думала, я не стану тебе помогать?

Она теснее прижимается к моей груди.

— Не знаю. Я не знала, что делать, чувствовала себя такой незначительной и омерзительной, и мне х-х-хотелось лишь убраться от всего этого. Я бежала не от в-вас, — икает она. — А от с-с-с-себя. Иногда я ненавижу себя, но никогда мне не было настолько плохо.

— Нет, не-е-ет, н-е-е-ет, — воркую я. — Ты не должна ненавидеть что-то настолько прекрасное. Ты прекрасна. Все в тебе потрясает своей красотой, — приподнимаю ее за подбородок и прижимаюсь к ее губам. — Мой ангел – совершенство…

Закончив с разговором о ее упадническом настроении и презрительном отношении к себе, я замечаю, насколько она сонная. Помогая ей выйти из ванны, я заворачиваю ее в пушистое полотенце и скармливаю полный протеина перекус.

За столом ее клонит в сон.

В определенный момент мне не удается заставить ее съесть больше ни кусочка, так что я отношу ее в кровать, где массирую маслами, пока она не засыпает в безопасности моих рук.

— Люблю тебя, — бормочу я и, закрыв глаза, проваливаюсь в сон, все еще боясь, что не смогу больше дышать, если проснусь без нее.



Перевод: ButterCup
Редактор: tatyana-gr
Жду вас в комментариях и на форуме


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-16418-12
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: ButterCup (16.12.2015) | Автор: Перевод: ButterCup
Просмотров: 2861 | Комментарии: 58


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 581 2 »
0
58 natik359   (06.07.2016 15:31)
Не всегда общество может принять, то как живут другие, если это отличается от общества. Беллу жаль, она просто попала под прессинг толпы. И не сказала Эдварду, вот от этого и стресс.

0
57 lyolyalya   (26.02.2016 15:34)
Было однозначно не скучно читать главу tongue

0
56 ZaID   (03.02.2016 22:06)
Надо же, ОН настолько любя ох, вожделея что оу, совсем позабыл о защите.......................................
Оу Эдвард, весь чуткий и поухаживал за ней да, весь встревожен/мучаясь от вины..........................................
Белла ох, вся благоволя да ведома им и она не представляет, как жила без него раньше....................................
Ничего себе, Эдвард уже сейчас, готов разделить с ней свой дом но она, пока не приняла.........................................
Ну вот, она словно избегает его хм Эдвард, истощен/страдая и в отчаянии оу, эта ее записка как нож в спину....................................................
К счастью, ОН услышал и оу она, ответила хм Эдвард, намерено ее присмиряет.........................................
Ох так замечательно, что это разрыв лишь соединил их, ведь ЛЮБОВЬ у Эдварда с Беллой - вопреки всему................................................
Этого одержимого ею изверга М, обязательно надо бы, жестоко избить дабы, вставить ему мозги...................................................

+1
55 ღSensibleღ   (03.02.2016 15:58)
с такой одержимой любовью ей будет трудно... очень трудно...

+2
53 malush   (18.12.2015 11:39)
Такая сильная любовь... Аж до боли...
Спасибо за горячее продолжение! wink

+1
54 ButterCup   (19.12.2015 04:14)
надо держаться вместе wink чтоб не болело

+3
49 GASA   (17.12.2015 23:12)
и все таки такая любовь не сколько не нормальна,слишком зависимы друг от друга

+1
52 ButterCup   (17.12.2015 23:59)
Возможно...

+1
48 Alin@   (17.12.2015 22:52)
Как хорошо, что она ему позвонила, ибо пережила столько давления со стороны: от Майка, коллег, но не Эдварда ).

0
51 ButterCup   (17.12.2015 23:59)
Да, разумно с ее стороны smile

+2
47 Коломийка   (17.12.2015 16:55)
И здесь Белла такая Белла, очень неуверенная в себе и считает себя недостойной Эдварда) Хорошо, что Эдвард умеет переубеждать biggrin
А Майкл нагадил бедняжке Белла по максимуму dry
Спасибо за перевод!

0
50 ButterCup   (17.12.2015 23:58)
Ну это же Белла biggrin biggrin
Майк постарался на славу. Но, может, оно и к лучшему smile

+1
44 Kataru   (17.12.2015 14:16)
Вроде совсем недавно знакомы а уже такая зависимость друг от друга. К чему же это приведет? Спасибо за главу.

0
46 ButterCup   (17.12.2015 14:53)
К взрыву? А вот плохому или хорошему...

+1
43 SvetlanaSRK   (17.12.2015 12:36)
Замечательная глава! Так жалко было Эдварда, когда метался и искал её. Жалко было Беллу, которая винила и презирала себя! И как хорошо, что он вернул её, а ещё, что они признались, что любят друг друга! Спасибо!

0
45 ButterCup   (17.12.2015 14:53)
Да, главное, чтобы теперь удержались вместе smile

+1
41 modnuxa060708   (17.12.2015 10:43)
Бедняги. Так страдают оба. Спасибо

0
42 ButterCup   (17.12.2015 10:55)
а мне кажется им тут не так и плохо было под конец.

+1
31 LuNa1576   (17.12.2015 08:28)
Такой заботливый! Сам устал, а о ней заботится.

0
40 ButterCup   (17.12.2015 09:43)
работа такая biggrin

+1
30 lenyrija   (16.12.2015 23:43)
Белла любит Эдварда, Эдвард любит Беллу. Нет Сабы, нет Дома, есть пара возлюбленных, которым нужно учиться взаимодействовать вместе. Белла уже поняла, чего она хочет, мне кажется и Эдвард готов любить и уважать свою подругу. А что происходит за дверью их спальни, никого кроме них не касается. Только любовь Эдварда такая собственническая, чуть-чуть все-таки маньячная, разве нет?
А вот на Майка за диффамацию репутации Беллы не в суд, но по морде, по морде.
Спасибо за главу и редакцию

0
39 ButterCup   (17.12.2015 09:43)
ну чуть-чуть... а чуть-чуть не считается же wink
насилие не выход dry хотя я б тоже не отказалась увидеть, как ему по морде съездят..

+1
29 Nickylichka   (16.12.2015 22:22)
Это невероятно surprised Ах, они прищнались друг другу! Совершенно очевидно, что они созданы друг для друга и просто в восторге от этого wink

0
38 ButterCup   (17.12.2015 09:41)
главное, чтоб они с этим смирились smile

+1
28 Lepis   (16.12.2015 21:40)
Спасибо

0
37 ButterCup   (17.12.2015 09:41)
пожалуйста smile

+1
27 Маш7386   (16.12.2015 20:38)
Спасибо за главу!

0
36 ButterCup   (17.12.2015 09:40)
пожалуйста smile

+1
26 ramifications   (16.12.2015 19:47)
спасибо за продолжение!очень эмоциональная глава-но есть любовь!это круто

0
35 ButterCup   (17.12.2015 09:40)
и это главное smile

+1
25 робокашка   (16.12.2015 18:19)
вот это да! погрузились в секс-нирвану, но от проблем не разгрузились wacko

0
34 ButterCup   (17.12.2015 09:40)
ну хоть на секунду отвлеклись wink

+1
24 Dunysha   (16.12.2015 16:43)
спасибо за главу
обуревают мысли пойду пойду на форум

0
33 ButterCup   (17.12.2015 09:40)
пожалуйста smile

0
23 terica   (16.12.2015 16:18)
Эдвард а полном восторге от Бэллы - его приводит в умиление буквально все...
Цитата Текст статьи
Скажи, что ты переедешь ко мне сегодня же вечером, именно это мне нужно услышать от тебя, —
И даже уже не мыслит на день остаться без нее. Жаль Дома - так внезапно исчезнувшая Изабеллв довела его до прединфарктного состояния... Ну вот - оказывается считает себя недостойной..., может быть его наказание привели Бэллу к этой мысли - делает все не так и неправильно, а за "неправильно" и наказывают... Зависимость у него посильнее героиновой, эмоции просто через край ... Да и у нее такая же зависимость..., кажется - еще немножко и у обоих крыша в путь отправится, а вернется ли... Как они будут с этой зависимостью справляться. Читаешь.., и тоже чувствуешь себя где-то у края - очень сильно написано. Большое спасибо за новую главу, перевод -бесподобный.

0
32 ButterCup   (17.12.2015 09:40)
На такую жизнь тоже подсаживаешься smile
Они оба зависимы друг от друга оказались..

+1
20 siana13   (16.12.2015 14:45)
Спасибо большое за главу! bye

0
22 ButterCup   (16.12.2015 14:51)
пожалуйста smile

+1
19 kotЯ   (16.12.2015 14:36)
Что-то не всё прекрасно в их королевстве. Как-то Белла сама запуталась кто она и что она хочет. Потому что озвученный повод уйти, оставить Эдварда, для меня прозвучал не убедительно.

+1
21 ButterCup   (16.12.2015 14:51)
Ну, в ее голове в тот момент он имел вес. Но, как видишь, она сама ему позвонила wink

+1
17 Саня-Босаня   (16.12.2015 14:30)
Оказывается была серьезная причина внезапного ухода Беллы от Эдварда. wacko А то, что саб не пришел к Дому после сабдропа, наверное, свидетельствует о том, что Белла до конца не доверяет Эдварду, сомневается что она вообще достойна быть рядом с ним. КАроч - самооценка занижена. dry Представила Беллу на исповеди (как маманька посоветовала) - меня аж передернуло! angry wink
Ань, спасибо за перевод новой главы!)))
Бете спасибо за редакцию текста!)))

+1
18 ButterCup   (16.12.2015 14:32)
Или оно вообще не поняла, что происходит и действовала на эмоциях...
Ой, тогда тебя ждет сюрприз wink
Всегда пожалуйста happy

+1
15 marykmv   (16.12.2015 13:40)
Действительно нешуточные чувства.

+1
16 ButterCup   (16.12.2015 13:43)
Согласна тут с тобой smile

+1
13 ♥Лузя♥   (16.12.2015 12:58)
Спасибо за главу

+1
14 ButterCup   (16.12.2015 13:30)
пожалуйста smile

+1
11 Helen77   (16.12.2015 12:30)
Спасибо большое.

+1
12 ButterCup   (16.12.2015 12:39)
пожалуйста smile

+1
9 riddle   (16.12.2015 12:07)
Спасибо

0
10 ButterCup   (16.12.2015 12:08)
пожалуйста smile

+2
7 julya16   (16.12.2015 12:04)
Да, накрыло не по-детски. Я уже подумала, что такая связь закончилась, а тут вот в чем проблема. Майк просто ублюдок. Белла лишилась еще и работы из-за него. Но, что-то мне подсказывает, что Эдвард возьмет все в свои руки. И все наладится. Ведь у них просто супер химия. Спасибо большое. Очень эмоциональная глава...

+1
8 ButterCup   (16.12.2015 12:06)
Бывает, что сказать. Когда бежишь сам от себя...
Да Эдвард счастлив, что она будет сидеть дома и встречать на коленях после работы biggrin biggrin

+1
5 Bella_Ysagi   (16.12.2015 10:48)
surprised surprised surprised спасибо

+1
6 ButterCup   (16.12.2015 11:03)
biggrin
пожалуйста smile

+1
3 жанета   (16.12.2015 09:25)
Нравится вся глубина их отношений .. Большое спасибо за главу wink

+1
4 ButterCup   (16.12.2015 09:33)
пожалуйста smile

1-30 31-31
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]