Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8166]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Крик совы
Суровое, но романтичное средневековье. Проклятье, обрушившееся на семью. Благородные рыцари, готовые на отчаянные поступки ради спасения своих невест. Темная сила ведьмы против душевного света, преодолевающего самые невероятные препятствия. Мистическая история любви!

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

В лунном свете
Через несколько секунд меня бережно положили на прохладную постель и укрыли одеялом. Уплывающим сознанием я успела заметить небольшую улыбку на губах Деметрия, который выходил из комнаты. А может, мне это просто показалось…

Слёзы и медовые зёрна граната
Наверху стоит он Ямы,
Пульт сжимается в руке,
Даму мигом он заставит
Унестись в своё пикé.
И трепещут что есть силы
На высотах, в тесноте
Крылья Эроса от пыла:
Зритель бдит, и как бы не…
Ускользнули ли герои,
Увлекутся ли опять?
Слёзы ждут их аль гранаты?
Зайди в тему – будешь знать!

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8832
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Украденная невеста. Глава 6

2016-12-4
21
0
Последний день пути по Шотландии проходил как в тумане. Я с тоской провожала взглядом постоялый двор, ставший местом переломного момента моей жизни. Она будто бы поделилась на две половины: до замужества и после него, и теперь все, что я знала прежде, представлялось в ином свете. Вместо неловкости и стыда каждую секунду моего безрассудного путешествия, когда я пугалась поднять глаза, сказать что-то не то, гадала, что обо мне думают, теперь я чувствовала бОльшую уверенность в себе и завтрашнем дне, внутреннее спокойствие вместо постоянной нервной тревоги.

Конечно, поступок Эдварда был опрометчивым: пусть он и уверял, что даже в Англии наш брак не могут не признать, я была воспитана так, что без благословения Господа любые отношения – грешны. Но для Эдварда наше бракосочетание было таким же серьезным, как и церковное венчание, а жена, как водится, должна следовать велению мужа. Он взял ответственность за меня во всех отношениях, и это было более чем благородно. Я уважала его решение, хотя и волновалась по поводу возвращения в Нортумберленд.

Попытки уговорить Эдварда развернуть карету и вернуться в дом его семьи, где можно было безо всяких проволочек и сплетен организовать венчание, провалились. Но, к счастью, мне почти удалось убедить его не совать голову в петлю и сначала попробовать традиционное сватовство, а уж если отец заупрямится, можно будет дожать его правдой. Разумеется, я рассчитывала, что до последнего не дойдет, и у Эдварда хватит терпения на длительное ухаживание. О вероятности того, что уже ношу ребенка Мейсена, я старалась пока не думать.

Несмотря на воспитанную сдержанность, Эдвард оказался не таким уж терпеливым мужчиной по натуре. Пока мы проводили утро в комнате, одевались и завтракали, он то и дело подходил ко мне, чтобы лишний раз обнять или украсть поцелуй, словно никак не мог насытиться. Мне это льстило, хотя и безумно смущало одновременно.

Как только мы покинули наш временный приют, Эдвард вновь превратился в мрачного аристократа, правда, со мной вел себя безупречно: подчеркнуто учтиво и уважительно. Но едва карета тронулась в путь, маска слетела, и я покраснела от откровенного пристального разглядывания. Муж широко улыбнулся, и я задохнулась: не напрасно так отчаянно мечтала увидеть эту улыбку. Пришлось опустить взгляд, стараясь не захихикать, как глупая влюбленная девушка, не умеющая вести себя.

- Дай руку, - шепнул лорд Мейсен.

Я покорно протянула ладонь и была шокирована тем, что в следующую секунду, как наши пальцы соприкоснулись, оказалась у мужчины на коленях.

- Боже… - успела ахнуть я перед тем, как мягкие губы впились мой рот.
- Осталось всего два дня до тех пор, как Чарльз Свон надолго разлучит нас, и я не намерен тратить ни одной драгоценной минуты, - пробормотал Эдвард, поражая преображением во влюбленного мужа.

Как же я раньше не замечала его интереса, была бы намного счастливей все минувшие дни. Я была ослеплена собственным унынием, не иначе. Теперь же радость первой любви сияла во мне, заливая новую жизнь ярким светом. И пусть в традиционном понимании мое замужество оказалось слишком стремительным, зато за риск я получила сполна, чувствуя себя счастливейшей женщиной на земле.

Подняв руки, я робко, но в то же время храбро прикоснулась к лицу Эдварда, охотно отвечая на поцелуй, учась искусству любви. Открывала сердце и душу в ответ на то, как он открывал свое…

День пролетел незаметно, наполненный истомой ожидания последней ночи. Когда не целовались, мы оживленно беседовали, больше узнавая друг о друге: рассказывая о детстве, родителях, книгах, даже говорили о политике и традициях Шотландии и Англии, которые, пусть и находились под единой властью короля, оставались разными странами.

Эдвард острее меня чувствовал предстоящую разлуку – возможно, потому что я еще не успела полноценно вкусить супружеской жизни, а он, в силу того что мужчина, знал, что придется потерять. По крайней мере, так мне казалось по его жаждущим взглядам и частым прикосновениям.

Было легко представиться мужем и женой во время нашей следующей остановки на постоялом дворе на самой границе Шотландии и Англии. И хотя я все же прошла весь путь до комнаты с опущенными глазами, но уверенно держала мужа под руку, чувствуя себя абсолютно защищенной.

Мы поужинали в отдельном кабинете, а затем отправились спать. Муж проявил поистине безграничное терпение, развязывая шнуровку на корсете и платье, а затем невероятную сдержанность, не набросившись на меня в ту же секунду, а подождав, пока я лягу в постель. Отчаянный страх во мне сменился беспокойным волнением, и я почти с любопытством наблюдала, как Эдвард гасит свечи и скидывает одежды, не зная, что принесет новая ночь. Будет ли мне так же приятно, как утром, или то удовольствие было случайным.

Мои опасения оказались напрасны: мужчина проявил максимум настойчивости, чтобы превратить ночь в сказку. Казалось, мое тело расцветает в его руках, с каждым разом учится чувствовать больше и глубже. И когда мы, опустошенные несколькими часами страсти, замерли в объятиях друг друга, я уже начала скучать по супружеской жизни, которую из-за моего упрямого отца придется отложить на неопределенное время.

Верила ли я, что он уступит и выдаст меня за Эдварда? Только абсолютно черствый человек не сможет разглядеть наших чувств, и, смотря в решительные зеленые глаза, я искренне верила, что Эдвард не отступит и добьется своего. Даже если это займет несколько месяцев. Да и я не собиралась сидеть сложа руки и безмолвно ждать, когда отец сжалится и перестанет издеваться над нами. Я намеревалась настойчиво и без перерыва убеждать барона Свона, что на этот раз влюблена всерьез.

***


Карета тряслась по ухабам и кочкам размытой дождем дороги, наводя тоску. Тревога стала подавлять, едва мы пересекли границу Англии, а когда осталось от силы несколько часов дороги, окончательно заполнила все мысли. Эдвард пытался утешить меня обещаниями, что все будет хорошо. Но я знала отца и понимала, что легко не будет точно.

Конечно, у меня не было причин не доверять Эдварду, но я невольно сравнивала его с братом. Будучи оскорбленным, Джеймс жестоко отомстил мне и отцу, сначала выкрав меня, а затем унизив. И, разумеется, я не могла не беспокоиться о том, что у Эдварда может не хватить терпения дожидаться уступки барона Свона. Никто, кроме меня и Эдварда, не знал о женитьбе в глухой шотландской деревушке, и если лорд Мейсен не выдержит издевательств барона, то может просто уехать… и я останусь ни с чем.

Я помнила в окрестностях поместья каждый изгиб дороги, так что cкорчила рожицу, когда мы оказались в узнаваемых, хоть и плохо различимых в подступающих сумерках местах. Утром мы задержались в гостинице дольше запланированного, так что отправились в путь довольно поздно, и к моменту приближения к дому уже стало вечереть.

Лес вскоре остался позади, и среди полей показался знакомый с детства особняк, до недавнего времени бывший для меня родным домом. Сердце сжало тисками страха, оно отбивало барабанную дробь, я в красках представляла встречу с разгневанным отцом, особенно когда он узнает о подробностях произошедшего.

Мы с Эдвардом много обсуждали в пути, как смягчить ярость барона. Следовало найти объяснение нашему знакомству, достаточно правдоподобное, потому что Эдвард не собирался называть имя брата как главного зачинщика похищения. Несмотря на обиду, которую вызывал у меня поступок Джеймса, я понимала: Эдвард прав, не стоило усложнять и без того запутанную ситуацию. Но правда поставила бы Эдварда в большую опасность, а я не хотела, чтобы он пострадал.

Увы, идеального выхода из сложившегося положения не существовало. Даже взяв ответственность за похищение на себя, младший лорд Мейсен останется в глазах папы злодеем. Я не верила, что благородное стремление признать ошибку поможет отцу простить Эдварда, - нет, он придет в ярость! Но Эдвард твердо желал быть честным…

Глядя на мужа, я видела непреклонность в его глазах. Спокойную решимость: он был уверен, что все закончится хорошо. Оставалось надеяться на чудо. И я нервничала, что мы проводим последние часы вместе…

- Иди сюда, - мрачно сказал он, когда я в очередной раз посмотрела на его серьезное лицо, запоминая любимые черточки – за день он, как и я, ни разу не улыбнулся.

Меня не пришлось заставлять. Бросившись в объятия мужчины, я крепко обвила его шею руками, не желая отпускать. Устроив меня на коленях, Эдвард откинул мою голову, чтобы прижаться к губам в последний раз.

Колеса кареты задребезжали по выложенной булыжником площадке перед парадным входом в дом, и я немедленно была отсажена на безопасное расстояние. Борясь с подступающими слезами, я смотрела, как Эдвард изящно спрыгивает на двор, быстро заполняющийся любопытствующими слугами. Подняв в ужасе руки, выбежала тетя Энн, за ней маячила фигура отца с напряженным лицом и сдвинутыми бровями. Я бы соскучилась по нему, если бы так сильно не боялась его реакции…

Эдвард представился, что-то объясняя, и отец, внимательно слушая, обернулся к карете, которую я не спешила покидать.

- Изабелла…– услышала я родной голос. И громче, с отеческим беспокойством и облегчением: - Изабелла!

Руки вспотели и задрожали, было сложно удержать обычное выражение лица. Я неохотно показалась, только когда отец уже протянул мне руку, помогая спуститься. После чего порывисто прижал к себе. И так хотелось надеяться, что барон Свон оттаял, потеряв меня, и не захочет разрушать мое хрупкое счастье…

Но вот он обернулся к безмолвствующему Эдварду, все еще обнимая меня. Брови его сердито соединились, а губы сжались до белизны:

- Энн, отведи Изабеллу в дом. А с вами потолкуем, молодой человек… Уверен, вам найдется, что еще мне сообщить. Мейсен-Мейсен… - бормотал он, передавая меня в руки тете, а я чувствовала, как холодеет сердце от проницательных слов отца – пара секунд, и он сложит в уме события как дважды два.

Тетя, бережно обнимая за плечи, с улыбкой повела меня внутрь. Я мало обращала на нее внимание, все время оглядываясь через плечо, но лицо Эдварда оставалось непроницаемым, а лицо папы – пугающе задумчивым и настороженным. Ничего хорошего из их беседы не выйдет, это было понятно и дураку!

Барон Свон строгим окликом разогнал слуг, лишая их возможности подслушать компрометирующую меня историю, и двое мужчин скрылись в кабинете. Мое волнение выплеснулось через край, лишая возможности стоять. Я воспротивилась двигаться, застыв сразу за поворотом гостиной и прислонившись к стене. Лоб вспотел, щеки горели, сердце бешено билось.

- Все хорошо, ты дома, - пыталась успокоить меня тетя Энн, выполняя непреклонное распоряжение брата, но я отталкивала ее руки, возражая уходить прочь.

Напрягая слух, я пыталась понять, что происходит в отдалении за дверями маленького кабинета. Оттуда доносились отдельные, особенно громкие слова:

- Джеймс Мейсен?! – это кричал папа. – Что этот прохвост сделал с…

Эдвард был прав, с самого начала не желая лгать. Услышав фамилию, папа тут же обо всем догадался – не было и шанса, что получится скрыть правду, не после того, как Джеймс вился вокруг меня столько времени. У Чарльза Свона была отличная память, и увидеть сходство в чертах лица братьев не составило для него труда.

Я не могла разобрать в сдержанном ответе Эдварда слов, но надеялась, что он не станет всю вину брать на одного себя. Раз уж папа догадался о намерениях Джеймса, то следовало его сдать, тем более было, за что…

- Это все? – гневный крик отца заставил меня вздрогнуть.
- Не совсем… - спокойно возразил Эдвард. Я легко могла представить вытянувшееся лицо отца. – Я вернул вашу дочь, потому что люблю ее и хочу просить руки…

Объятая любопытством, пожилая леди смирилась, одновременно со мной прислушиваясь к ссоре, и оставила попытки меня увести.

- Кто это? – спросила она, понявшая по моей реакции и некоторым словам, что происходит нечто из ряда вон выходящее.
- Лорд Эдвард Мейсен, - пошептала, краснея, я, надеясь, что это прозвучало не со слишком явным восхищением. Жаль, что не могла гордо добавить «мой муж».
- Нет! – раздалось из-за дверей кабинета, голос папы сочился несгибаемой уверенностью. – Даже речи быть не может!
- Что я могу сделать…

Остаток фразы потонул за толщиной двери.

- Ничего, - раздался ледяной ответ отца. - Моя дочь никогда не будет иметь никакого отношения к вашей семье! Можете даже не мечтать об этом.

Горло сжало обручем страшного разочарования.

На лице тетки мелькнула едва заметная улыбка:
- Интересный молодой человек…

Я молилась об одном: чтобы Эдварду хватило выдержки не сказать лишнего.

Мужчины спорили, это было ясно по интонации Эдварда, звучавшей с убеждением, и резким отказам барона, перебивавшего лорда Мейсена на полуслове.

- В таком случае… - в голосе Эдварда тоже появились жесткие нотки, и я, покачав головой, закрыла лицо руками.

Следовало догадаться, что так и будет: папа откажет даже в ухаживании, и у Эдварда не останется никакого выхода кроме правды – про Шотландию, наше славное бракосочетание и то, что было далее... Он не захочет годами ждать, ведь чтобы хотя бы изредка со мной видеться, ему нужно получить согласие несговорчивого барона, а затем еще и искать возможность поселиться где-то поблизости, чтобы иногда видеть меня и заслужить со временем доверие сварливого старика. Я знала, знала, что все закончится плохо!

- Чарльз уступит однажды, - утешала меня пожилая дама, но я замотала головой.
- Нет, он убьет его…
- Ну что ты, милая, - пробормотала тетушка, гладя меня по голове в попытке успокоить. – Твой отец не настолько суров, как о нем судачат.
Но словно дьявол услышал мои слова, в кабинете раздался грохот мебели и лязг метала.
- Нет, - простонала я, бросаясь ко входу.
На сей раз тете перехватить меня не удалось.

Дверь распахнулась и с оглушающим звуком ударилась о стену. Из крошечного кабинета спиной отступал Эдвард, парируя каждый стремительно наносимый удар. Я закричала, но меня никто не услышал, даже тетя Энн, пытающая оттащить меня прочь, замерла, шокировано наблюдая за поединком.

Сражаться с бароном было бесполезно – многие успели убедиться в этом дорогой ценой. Только небольшие размеры помещения мешали отцу развернуться на всю мощь и заколоть Эдварда одним ударом.

- Папа, не делай этого! – на место страху пришел гнев, когда Эдвард уронил стул, напоровшись на него ногой. Удары сыпались быстро и яростно, звон клинков резал уши, а тетушка, схватив меня за платье, держала изо всех сил, не пуская вперед.
- Слишком поздно, сэр, - отчетливо рявкнул Эдвард, обороняясь и отступая вокруг овального стола, используя падающие стулья для кратковременной защиты. – Мы консумировали наш брак пару дней назад.
- Что-о-о? – взревел папа, лицо побагровело в чрезвычайной степени бешенства. - Да как ты посмел? - рычание вырвалось из горла.

Казалось, злость должна помешать точности его ударов, да только Эдвард не собирался нападать, так что у него не было шансов устоять против натиска опытного фехтовальщика, не поигравшего за всю жизнь ни одной дуэли. И папа абсолютно точно не собрался останавливаться, пока не убьет предполагаемого обидчика дочери.

- Папа, нет, прекрати, прошу тебя, не надо! – моя непрерывная мольба тонула в звоне скрещивающихся клинков.

Эдвард споткнулся, отпрыгивая назад, и охнул при очередном выпаде отца. Мой ужас стал всепоглощающим, затмевая рассудок, когда я увидела на конце шпаги кровь. Крик, вырвавшийся из горла, как будто мне не принадлежал – словно из груди высосали душу, словно папа этим ударом убил и меня. Дернувшись вперед с такой силой, что оторвала кусок ткани своего платья, я бросилась через гостиную, не осознавая себя. Барон, намеревающийся заколоть Эдварда, замер буквально на секунду – мой вопль парализовал его, - и этого мгновения мне хватило, чтобы обнять упавшего на колени Эдварда, заслонив собой.

- Изабелла! – раздался грозный окрик папы, Эдвард вторил ему не менее взбешенно, очевидно, считая, что я не должна вмешиваться в мужской разговор. Но речь шла о жизни и смерти любимого мужчины, и никто не смог бы оторвать меня сейчас от него.

Слезы лились сплошным потоком из глаз, отец кричал, приказывая мне уйти прочь, а Эдвард безуспешно пытался отцепить мои руки и подняться. Он так тяжело дышал… Запах крови окружил меня, приводя в состояние абсолютнейшего ужаса, толкающего к обмороку. Но именно сейчас я не могла позволить себе убежать в беспамятство.

Выкрикивая ругательства, отец бушевал за моей спиной, но переломный момент наступил: шаги отдалились, тетушка смогла перехватить брата, прося успокоиться, а Эдвард поднялся, пошатываясь. Не слушая возражений, я обернула его руку вокруг своего плеча, помогая стоять. Сквозь пальцы, прижатые к левому богу, сочилась кровь, окрашивая алым белоснежную ткань рубашки. Он пытался освободиться, но во мне проснулась порожденная отчаянием невероятная сила, и я не позволила ему вырваться. Затуманенным зрением я как ястреб следила за действиями отца, но, кажется, мое поведение его впечатлило: он отказался от продолжения драки, лишь кричал, чтобы лорд Мейсен убирался из дому и не появлялся вновь, если хочет жить.

Но я не собиралась так легко отпускать его. И если бы отец принудил Эдварда уехать, я бы села с ним в карету, и никто не смог бы меня удержать!

Судьба решила все за нас: рана оказалась серьезной, либо потеря крови была слишком большой. Покачнувшись, Эдвард вдруг выронил шпагу, и она со звоном ударилась об пол. Его дыхание прервалось, а вес надавил на меня.

- Помогите! – закричала я.

Вбежавший лакей подхватил Эдварда с другой стороны. Вместе мы помогли ему идти. Он что-то бормотал, явно возражая, но я игнорировала его просьбы. Отец тоже возмущался, но, к счастью, на удар в спину он пойти не мог ни при каких обстоятельствах, слишком высоко ценил понятия о чести. Может, ему и не нравилось, что все получается не так, как он хотел, но он не помешал нам пройти в глубину дома к ближайшей из спален.

- Принесите горячей воды и полотенец! – приказывала я, докричавшись до попрятавшихся слуг. Мы уронили Эдварда на кровать, не позволяя ему подниматься, хотя он и пытался сделать это, обессилено возражая. – И пошлите немедленно за доктором Джонсоном!

Обезумевшая от страха, я дрожащими пальцами расстегнула камзол мужа и подняла блестящую алой влагой рубашку, зарыдав, когда увидела кровь, продолжающую появляться в большом количестве из раны в боку. Сквозная, поняла я, заметив кровь и на обратной стороне рубашки.

Отец застыл суровым укором в дверях, требуя оставить Эдварда на попечение слуг, но я не слушала его, не в силах бросить мужа. Я находилась в такой ярости, выдергивая руку всякий раз, когда тетя пыталась убедить меня покинуть комнату, что в конце концов она отстала, заведя тихий разговор с братом в коридоре, пока я обрабатывала рану, пытаясь остановить хлещущую кровь. Безумие окутывало мой разум, когда я видела бледное бессознательное лицо мужчины, которого люблю.

Суматоха постепенно сошла на нет. Моя болезненная паника утихла, как только рана была плотно перевязана, и Эдвард открыл глаза. Голоса отца и тетки к тому времени затихли в отдалении, и никто не мешал мне заниматься тем, что должно: заботиться о пострадавшем муже. Он снова попытался приподняться.

- Лежи, пока не остановится кровь, - приказала я неожиданно твердым голосом. – Тебе нельзя вставать. Не двигайся! Скоро приедет доктор.

Он сквозь зубы чертыхнулся от боли, когда я за плечи опустила его обратно на подушку, тут же упрямо нахмурившись и терпя. Несколько секунд мы пристально смотрели друг на друга, и в конце концов Эдвард уступил, вероятно, увидев решительность в моих глазах.

- Изабелла, - попросил он напряженно, - не ссорься с отцом, он прав. Любой на его месте пришел бы в ярость. Я должен уехать, чтобы дать ему остыть, но я вернусь…
- Если ты уедешь, то я отправлюсь с тобой! – Мои губы были упрямо сжаты, а намеренья серьезны. – Я не останусь здесь без тебя, ни за что!

Губы Эдварда дрогнули в улыбке, несмотря на боль, а взгляд потеплел. Его пальцы нащупали мою ладонь и крепко сжали, и никогда прежде я не была так уверена в своем выборе и в том, что снова сяду в карету, когда смотрела на бледное, прекрасное и любимое лицо.

- Я говорила тебе, что так и будет, - мой голос задрожал от сильных переживаний. – Ты должен был послушать меня и отвезти назад…
- Нет, я поступил правильно, - посуровев, возразил Эдвард. – У нас началось все не так, как положено, я должен был это исправить. К тому же, я не желаю разлучать тебя с отцом. Ты его любишь.
- После всего случившегося? – взвилась я. - Ты мог умереть!
- Не в моих правилах трусливо воровать и потом сбегать, - губы его сморщились от отвращения: он помянул брата.

Резко замолчав, Эдвард перевел взгляд на дверь, и я, обернувшись, увидела отца, внимательно наблюдающего за нами. Его лицо все еще было злым, но он держал себя в руках. Очевидно, что он слышал каждое слово, произнесенное в этой комнате несколько секунд назад, и я невольно поднялась, закрывая собой Эдварда и готовясь обороняться, если придется. Помолчав, отец развернулся на пятках и ушел прочь, громко стуча каблуками.

Его место заняла тетя Энн, при взгляде на лицо которой на меня сразу накатило облегчение: если бы дела были совсем плохи, она бы не улыбалась так спокойно.

- Сходи, поговори с отцом, он ждет тебя, - показала она в сторону библиотеки. – Я посижу здесь и позову, если что, - добавила, когда я бросила тревожный взгляд на спокойно лежащего Эдварда. Он тут же кивнул.
- Иди, мой храбрый цветочек, - подарил мне он новое нежное прозвище, от которого смягчилось сердце. И добавил, прочитав тревогу по моему лицу: – Клянусь, я буду ждать тебя здесь и никуда не уеду, пока ты сама не попросишь.

Я пошла неохотно, высоко задрав подбородок и чувствуя себя очень сердитой. Я почти ненавидела отца сейчас – за то, что мучил моих женихов отказами и довел до того, что я решилась сбежать, за то, что едва я обрела счастье, как он чуть не погубил его. Должно было пройти время, чтобы мой гнев утих. Отец, вероятно, считал, что проявляет заботу, но мне казалось в нынешнем взвинченном состоянии, будто он снова хочет надеть на меня кандалы.

Он ждал в библиотеке, мрачно прохаживаясь от одного окна к другому. Я приготовилась к скандалу и была как раз в подходящем настроении, чтобы высказать все обиды отцу.

- Даже не думай, что я стану тебя слушать, - накинулась я, не дожидаясь, когда папа первым пойдет в атаку. – Ты все верно понял: я уеду с лордом Мейсеном, как только он покинет наш дом. Если ты силой заставишь меня остаться, я снова сбегу, так и знай! Он мой муж, и я больше не обязана тебе подчиняться!
- Сядь, Изабелла, - сдержанно попросил папа, указывая на один из диванчиков.
- А вот и не сяду, - упрямо фыркнула я, глядя, как отец невозмутимо устраивается в любимом кресле спиной к окну и лицом к ярко пылающему камину. Разум протестовал исполнять его приказы, не после того, как он чуть не убил Эдварда.
- Сядь, - сердито повторил он, сдерживая раздражение. – Не будь ребенком.

Полминуты мы буравили друг друга глазами, а затем я все же уступила, чувствуя, как обида и злость на отца накатывают волна за волной. Я не откинулась на спинку, а демонстративно выпрямилась, готовясь в любой момент вскочить.

- Я хочу выслушать твою версию истории, - сказало он нарочито спокойно. – Только не пытайся защищать его. Мне нужна правда, а не сказки.
- А что же тут рассказывать?! – возмущенно пожала я плечами и выплеснула боль, накопленную еще задолго до побега. – Если бы я продолжила жить тут, ты оставил бы меня в старых девах до скончания веков. Ты не давал мне ступить и шагу.
- Так он похитил тебя или нет?! – потребовал отец грозно.

Я знала, Эдвард наверняка взял всю ответственность на себя, но было бы бесчестным утверждать, что вина лежала только на нем одном.

- Он лишь предложил, я сама села в карету, - храбро призналась я.
- Бог мой, Изабелла, - ужаснулся отец, схватившись за лицо рукой и потирая лоб с выражением полного изумления. – Ты что, выжила из ума? Ты хотела выйти за него? Или за Джеймса? Зачем ты вообще это сделала? Ты понимаешь, что могло случиться с тобой?!

Я не знала, упоминал Эдвард имя брата или все же прикрыл его, но решила, что рассказывать о моем унижении отцу не стоит в любом случае. Тем более это уже стало не актуально.

- Мне было все равно, - решила добить откровенностью я. – Лишь бы убраться из дому и найти счастье хоть с кем-нибудь!

Папа вскочил, не выдержав напряжения, и отвернулся, пытаясь совладать с гневом. Потом снова принялся расхаживать, меряя размашистыми шагами библиотеку. Отлично зная отца, я понимала, что ярость, еще недавно бушевавшая вулканом, уже утихла. На его лице мешались недоумение с разочарованием. Только я никак не могла взять в толк: во мне он разочарован или в себе.

- Изабелла, - заговорил он спустя несколько минут, остановившись напротив и впиваясь пугающим внимательным взглядом. – Должен признаться, вина за все случившееся – полностью моя. Избаловал я тебя до крайности…
- Папа! – вспыхнула я. Если первая часть отцовского утверждения подарила надежду, то последняя вновь всколыхнула возмущение.
- К сожалению, твою мать слишком рано унесла болезнь, - не дал мне возразить он. - Я должен был найти тебе внимательную компаньонку и способных учителей, но так сильно любил, что воспитывал в основном сам. Не лучший вариант, пусть и при помощи Энн. Она достойная дама, но детей у нее своих никогда не было, так что… Итог, можно видеть, плачевен, - показал он на меня рукой. - Ты слишком многое взяла от моего характера…

Он замолк, собираясь с мыслями. Я злилась, но не стала нарушать тишину: для папы были нетипичны длинные речи, обычно он обходился короткими язвительными репликами, действующими как укол шпагой. Мне стало интересно послушать до конца, что он намерен мне рассказать. Тем более слова его больше не были пронизаны гневом, звуча как покаяние.

- Все могло закончиться более чем печально, - уронил он. – Я корю себя за непредусмотрительность: необходимо было оказывать тебе больше доверия, раз уж не решился запереть окончательно. Моя вина в том, что я совершенно не умею вести подобные беседы! Мне всегда казалось, что слово отца – достаточно для тебя. Ты выполнишь беспрекословно любую мою волю. А мне ведь виднее, кто подходит тебе, а кто нет! Если бы я только не упустил момент, если бы чуть раньше, когда ты была совсем еще юной девочкой, объяснил, каковы бывают мужчины и как следует внимательно их выбирать… и чего ни в коем случае нельзя делать…
- В этом ты прав, - оборвала я, вставив реплику, - ты никогда не доверял моим суждениям, все решая за меня. Ни разу не утешил, когда я горько рыдала по ночам после того, как ты выгонял без объяснений очередного кавалера. И прав в том, что теперь стало поздно это обсуждать. Ты лишил меня выбора.
- Пойми, я был не готов отдать единственную любимую дочь проходимцам, которые ошивались вокруг тебя в Лондоне, - всплеснул папа руками, немного выходя из себя от моих обвинений. - Ты можешь злиться сколько угодно, но я вижу лучше! И этот... – указал он пальцем в сторону дальних спален, имея в виду Эдварда, - ничуть не лучше, и даже хуже их всех! Ты хотя бы понимаешь, что он сделал, дочка?! Обесчестив тебя, он сотворил худшее из зол! – несмотря на ярость, сочащуюся вместе с каждым словом, в глазах отца я видела искреннее переживание за мою судьбу. Правда, волноваться за меня было уже слишком поздно, и вместо того, чтобы пытаться заколоть моего мужа, папа мог бы смириться с моим выбором и приветливей принять его.
- Эдвард и здесь ни при чем, - не дала ему договорить я. – Свадьба тоже была моей идеей!

Расширив глаза, папа растерянно покачал головой. Столь изумленным я его не видела ни разу в жизни.

- И я просила его развернуть карету назад, ты мог никогда не узнать, куда я пропала.

Что бы ни было прежде, приездом сюда Эдвард искупил свою вину, и я хотела еще сильнее обелить его образ, чтобы отец понял, насколько неправильно его суждение о лорде Мейсене, который только и делал все это время, что защищал меня.

- Но нет, Эдвард решил, что у тебя достанет разума оценить его поступок и позволить нам просто быть счастливыми. Всем нам, в том числе и тебе. Стать одной семьей, как и положено. Он привез меня сюда, спасая мою честь! А ты… ты хотел просто убить его.
- Да уж, - крякнул отец, неодобрительно покачивая головой. Его лицо при этом немного искривилось, но мне показалось, что он стал больше задумчив, нежели раздражен. – Теперь, попав в ту же ловушку, что некогда отец Рене, я понимаю, почему родственники твоей матери так отнеслись к нашей женитьбе…
- О чем ты? – нахмурилась я. Знала, что отец не общался с родней жены из-за давней ссоры, причины которой не желал ни с кем обсуждать: это была закрытая в доме тема. И вот неожиданно решил поделиться со мной воспоминаниями о тех временах.
- Сэр Дуглас Макгвайр был самодуром худшим, чем я, - иронично хмыкнул отец. – И дочь он воспитывал намного строже, чем я – тебя. Но Рене любил… И не желал отдавать ее англичанину. Но кто его спрашивать стал, скажи мне?

По мере осознания услышанного мое потрясение росло. А затем в душе вновь поднялась волна ярости.

- И ты, совершив нечто подобное сам, смеешь обвинять нас с Эдвардом в побеге? – воскликнула я изумленно. – Папа!

Последнее я выдохнула с особенной интонацией, изливая всю силу разочарования.

- Изабелла, - эхом отразил мой вздох отец. – Я любил твою мать больше жизни, долго ухаживал за ней. Готов был не просто похитить ее из продуваемого ветрами замка в горах Шотландии, а даже с того света!
- Тогда почему ты не можешь принять нашей с Эдвардом любви? – взмолилась я, теряя всяческое терпение и вскакивая с кресла.
- Ты любишь его? – карие глаза внезапно стали столь серьезными, какими я их никогда не видела.
- Люблю, - твердо ответила я без лишних слов.

***


Ночь прошла напряженно, но утро встретило меня теплом и солнечным светом. Первой мыслью, пришедшей в голову при пробуждении, было недоумение: я помнила, как собиралась неотрывно сидеть рядом с Эдвардом – ни голод, ни тугой корсет не становились помехой, я не замечала неудобств, беспокоясь за своего мужчину. И папа, и тетка просили меня переодеться с дороги, умыться, поесть и отправиться спать. Но я, разумеется, наотрез отказалась, вернувшись в комнату к Эдварду. Вряд ли папа стал бы оттаскивать меня от мужа силой.

Пожилой леди удалось меня все же накормить – когда приехал доктор, пришлось удалиться из комнаты. Состояние Эдварда не внушало опасений: хоть он и потерял много крови, рана оказалась пустяковой – шпага отца не задела жизненно важных органов. Тугая повязка, плотный ужин и полный покой должны были поднять его на ноги очень скоро.

Я помнила наш маленький спор – Эдвард тоже сердился и просил, чтобы я оставила его и занялась с собой. Но сила была не на его стороне в этот раз: слабость от кровотечения брала свое, и вскоре мужчина уже не мог совладать со сном, так что и настоять на своем оказался не способен, отключившись. Тетя Энн сидела с нами: не потому, что ей этого хотелось, а потому, что нельзя было оставлять меня с мужчиной наедине.

И вот теперь, оглядевшись, я поняла, что нахожусь в своей комнате. Видимо, усталость четырехдневного путешествия и бессонная ночь свалили меня с ног, и кто-то – скорее всего папа – отнес меня в спальню.

В памяти всплыл странный разговор с отцом. Кажется, впервые в жизни мы с ним по вопросу, касающемуся моей дальнейшей судьбы, смогли прийти хоть к шаткому, но взаимопониманию. Внезапно рассказанная история его женитьбы до сих пор поднимала волны возмущения внутри, но и заставляла невольно усмехаться: я была похожа на барона больше, чем думала.

Горничная принесла завтрак, раздвинула шторы, впустив яркие лучи, и открыла окно, позволив теплому августовскому ветру освежить комнату. Не взяв в рот ни кусочка, я скоро оделась, стремясь увидеть Эдварда.

Едва служанка закончила с завязками платья, как из сада раздались голоса, а следом – звон клинков. От ужаса волосы поднялись дыбом на голове, я опрометью кинулась вон из комнаты, но была на лестнице перехвачена тетушкой.

- Куда ты так спешишь, юная леди? – слишком спокойно спросила она, удерживая меня на месте. – Надеюсь, ты съела все?
- Они… они там… - запыхалась я.
- Успокойся, Изабелла, - поняв, наконец, что меня так перепугало, разжала руки тетя Энн. – Твой жених ранним утром поднялся на ноги, заявив, что не может больше лежать, они долго беседовали с Чарльзом, а сейчас просто разминаются в саду. Брат делится опытом.

Я все равно бросилась к выходу, хотя и сбавила скорость. От меня не укрылось ни слово «жених», сказанное так легко, как будто это уже официальная версия для всего дома, ни тот удивительный факт, что отец добровольно и без вчерашней ненависти общается с Эдвардом. Неужели лед отеческого сердца растаял? Но это не отменяло того, что Эдвард был ранен, физическая нагрузка явно не пойдет ему на пользу. Папа обожает фехтовать, увлекается, и может забыть о состоянии Эдварда.

Солнце ослепительным блеском заливало сад. Я замерла на крыльце, наблюдая за мужчинами, ослепительно белые рубашки которых сверкали на фоне сочной зелени травы и желтых цветов. Эдвард оборонялся, парируя удары, его волосы, забранные на затылке в пучок, взмокли на висках, но он выглядел намного лучше, чем накануне, чуть бледным, но собранным и бодрым. Отец нападал, совершая любимые резкие выпады – очевидно медленнее обычного, - инструктируя Эдварда короткими емкими словами, понятными им двоим:

- Слева… Выше… Резче… Не отвлекайся… - одернул он, как только взгляд Эдварда метнулся на меня. Отец тоже, конечно же, заметил мое появление, но не остановил начатого дела.

Я нахмурилась, ища признаки ссоры между мужчинами, но не похоже было, чтобы они ругались. Меня волновал муж: он был в свежей рубашке, и лишь контуры повязки выдавали факт существования раны. Беспокоила ли она его? Если и да, то он не подавал виду, не желая показывать слабость. Напротив, мое появление будто придало ему сил, и он провел серию выпадов шпагой.

- Неплохо, - похвалил отец, легко отразив каждый из них.
- Папа, тебе не кажется, что лорд Мейсен еще слишком слаб для упражнений? – все-таки поинтересовалась я, заметив, как Эдвард морщится при каждом ударе Чарли.
- Не похоже, что лорд Мейсен предпочитает валяние в кровати хорошей разминке. Или я ошибаюсь? – поднял бровь барон, непринужденно парируя очередную бесполезную серию выпадов шпаги.
- Нет, сэр, - криво улыбнулся Эдвард, и я поняла, что мне никогда не понять мужчин.
- Изабелла, мы уже заканчиваем, - удовлетворенный ответом, отец заложил левую руку за спину и продолжил с прерванного мной места.
Я не двинулась, наблюдая, но папа бросил мне тоном, не принимающим возражений:
– Подожди нас в библиотеке, лорд Мейсен нужен мне сосредоточенным, а не рассеянным. Я хочу сказать вам обоим несколько слов, прежде чем твой жених уедет.

Уедет? Сердце сжалось в мучении, но безмятежное выражение лица Эдварда, да и то, что папа открыто назвал его «женихом», успокаивало шалившие нервы.

Закусив губу, я удалилась в дом, провожаемая очередным окриком отца, который просил Эдварда не отвлекаться.

***


Нервно меряя шагами библиотеку, я ожидала новостей, которые собирался озвучить барон Свон. Больше не было причин для волнения, папа, кажется, уступил нашей с Эдвардом любви и не собирался чинить препятствия на пути к счастью. Но на сердце все равно было тревожно, ведь муж вскоре уедет, и неизвестно, когда мы увидимся с ним вновь. Я не хотела расставаться даже на миг, хоть и понимала, что это необходимо.

Мужчины вернулись в дом примерно через полчаса: все это время я напряженно вслушивалась в звон металла, доносившийся с улицы, принуждая себя сохранять спокойствие. Затем еще пятнадцать минут стояла звенящая тишина, во время которой я боролась с желанием пойти и поискать мужа.

Первым вошел Эдвард, держа в руках перчатки. Один взгляд, брошенный на меня, содержал так много глубоко спрятанных сильных чувств: самое очевидное из них, жажда оказаться ко мне как можно ближе, пронизала меня насквозь, заставив сердце заработать в два раза быстрее. Строгий взгляд отца – и эмоции шотландца мгновенно скрылись за непроницаемой маской, которую я хорошо успела изучить. Но теперь я знала, что это всего лишь вынужденное притворство ради приличий, чувствовала через расстояние, что Эдвард так же сильно хочет обнять меня, как я его, – с тех пор, как мы приехали в этот дом, нам этого ни разу не удавалось. Да нам даже поговорить не дали и двух минут без того, чтобы тут же под каким-либо предлогом развести в стороны. Мне ужасно не хватало прикосновений, без них жизнь казалась неправильной и чужеродной.

Волосы мужчин все еще были влажными, но оба поменяли рубашки, а Эдвард надел еще и дорожный камзол. С улицы раздавался шум: старый Джон готовил карету к отъезду.

Я с тоской смотрела, как папа виртуозно рассаживает нас с Эдвардом по разным углам. Я ждала мужа, напряженно стоя возле дивана, надеясь, что он сядет рядом со мной, и мы хотя бы на пару минут побудем близко. Но отец будто невзначай кашлянул, и Эдвард, словно читал мысли барона, тут же мрачно развернулся и сел в кресло. О чем они могли говорить наедине, я могла догадаться: Эдварду явно было поставлено условие до свадьбы держаться от меня на расстоянии. Я хорошо знала отца, чтобы это понять, а не заметить ответную тоску во взгляде любимого мужчины было невозможно.

- Изабелла, завтра мы с тобой и тетей Энн уезжаем в Лондон, - начал отец без предисловий, и мои брови взлетели вверх. – Лорд Мейсен же отправляется в Шотландию, чтобы организовать все со своей стороны, и приедет в Лондон через две недели. Тогда состоится ваша свадьба. Как раз успеем до отбытия принца-регента в Брайтон и официального окончания сезона.
- Папа, - робко возразила я, смущенная пышностью, которую запланировал отец. Разве недостаточно того, что мы с Эдвардом уже женаты? Я бы обошлась скромным венчанием в родовой церкви. – Зачем такая шумиха? Я бы предпочла…
- Если бы не история с вашим побегом, дочь, - ворчливо проговорил отец, - я бы с тобой согласился. Но вас многие видели, не говоря уже о некоторых родственниках жениха.
- Джеймс будет молчать, - хмуро поклялся Эдвард. – Как только Изабелла официально станет моей женой, она cтанет одной из Мейсенов. Он не посмеет порочить честь семьи.
- Ну-ну, - фыркнул барон Свон недоверчиво. – Я не столь уверен в наличии у него совести, поэтому свадьбу должны увидеть все. А о том, что произошло между вами, - в глубине взгляда отца полыхнуло недовольство, - не должен знать никто.
- Даю слово, сэр, - наклонил голову Эдвард.
- Я рад, что ты благоразумнее моей дочери, сынок, - ухмыльнулся Чарльз Свон, теперь выглядевший чуть довольнее, чем прежде. – Должен признать, ты действительно сделал все, что мог, чтобы спасти мою девочку и стереть тот позор, в который вовлек ее. Сейчас я вижу решимость чувств в твоих глазах. И, хотя все еще горю желанием проткнуть тебя шпагой, я рад, что не довел вчера дело до конца.
- Папа! – возмутилась я, беззастенчиво встревая в разговор мужчин.
- Спокойно, - жестом отмахнулся от меня отец. – Мы с твоим женихом, слава богу, пришли к взаимопониманию. Он хорошая партия, хотя было бы гораздо лучше, если бы вы не нарушали традиций.
- Тогда он был бы отвергнут тобой, как и все до него, - попыталась было вновь обвинить я, ощущая себя сердитой.
Папа поджал губы, прожигая меня хмурым взглядом, но возражать не стал. Еще бы, ведь мое утверждение было верным.

Несколько секунд мрачного неодобрения, и папа закатил глаза, осуждая мою бесконечную дерзость.
- Надеюсь, лорд Мейсен сумеет совладать с твоим несносным характером и не пожалеет в дальнейшем о решении вступить с тобой в брак, - бросил папа, заставив меня ужасно покраснеть, а Эдварда – ухмыльнуться. В глазах мужа вспыхнул затаенный огонь при взгляде на меня, словно то, что осуждал папа, вызывало у Эдварда восхищение.

Но стоило только барону повернуть голову к Мейсену, ожидая ответа, невозмутимость вернулась на лицо моего шотландца.
- Она в надежных руках, сэр, - убежденно заверил он.
- Что ж, тогда все обернулось лучше, чем могло бы быть. И ты, - бросил он на Эдварда пригвождающий взгляд, - надеюсь, в этот раз сделаешь все правильно.
- Да, сэр, - не возникало сомнений, что Эдвард более чем согласен.
- Тогда в путь, - Чарльз Свон поднялся, и Эдвард последовал за ним, не сводя с барона серьезного взгляда. - Хорошей дороги, - кивнул папа, отвечая на учтивый поклон Эдварда.

Я с сожалением осознала, что нам не позволят ни минутки наедине, чтобы хоть как-то попрощаться. Барон был непреклонен, когда дело касалось меня. Он и так проявил чудеса великодушия, не стоило раздражать его еще одной просьбой. Хотя оставаться вдали от любимого будет ужасно тяжело.

Губы отца изогнулись в ироничной усмешке, когда он подхватил меня под руку и повел в большой холл, где ждала тетушка Энн и толпились слуги.

Проходя мимо, я закусила губу и бросила умоляющий взгляд на Эдварда, но тот лишь тихо кивнул, безмолвно убеждая не спорить. Я видела, как сжался его кулак, когда мы оказались в полуметре друг от друга, чувствовала искры, окутавшие пространство между нами, а затем услышала позади тяжелый, полный мучения вздох, живо говоривший о том, что Эдвард страдает ничуть не меньше, чем я. Просто выдержка у него была гораздо лучше.

Обреченно вздохнув в ответ, я последовала за отцом, чтобы проводить того, кто уже являлся моим мужем, надеясь, что эта разлука станет последней.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-16831-7
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Миравия (06.01.2016) | Автор: Миравия, Валлери
Просмотров: 4686 | Комментарии: 111


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1111 2 »
0
111 Sveta25   (05.03.2016 21:48)
Белла была более чем убедительна, по сути у папочки и выбора то не было...
Спасибо за продолжение smile

0
110 Chekhova_Anna   (17.02.2016 13:02)
ох уж это лицемерие родителей... Отвратительно.

0
109 natik359   (15.01.2016 04:45)
Чарльз по настоящему строг и суров, но Эдвард смог убедить в искренности своих чувств, да и Белла объяснила отцу и ситуацию и свои чувства. Надеюсь Джеймс не испортит все! Да и тем более свадьба не за горами! happy

0
108 GASA   (14.01.2016 10:02)
Бог ты мой! Отец чуть не заколол мужа дочери...А ведь оказывается у него самого рыльце в пушку....Хорошо,что они сумели договорится и свадьбе быть.

0
107 kosmo   (13.01.2016 23:04)
Огромное спасибо за прекрасную историю.

+2
53 АкваМарина   (11.01.2016 13:27)
Умница Изабелла! Переупрямила отца, доказала - а Эдвард это сделал кровью, - что их чувства серьёзны. Думаю, будущие тесть и зять очень хорошо поладят. И надеюсь, Джеймс не испортит предстоящую свадьбу, ведь не чужой человек ему женится, наверняка присутствовать будет на том празднике.

Благодарю за главу!

0
106 Валлери   (12.01.2016 15:35)
Тесть и зять уже поладили, считай) после сообщения Беллы о том, что она сама села в карету и сама предложила замужество, папе ничего не оставалось, как признать, что Эдвард беспокоится о чести дочери больше, чем она сама)))))

А Джеймс не посмеет болтать - если ему жизнь дорога, конечно smile ведь пока никто не знает об его участии, но если узнает, например, Чарли... biggrin думаю, дальше объяснять не надо))) И Джеймс не дурак, чтобы нарываться так biggrin

0
52 RRRRRj   (09.01.2016 21:47)
Что-то не очень радует меня свадьба в Лондоне. Я так надеялась на шотландский замок)

0
105 Валлери   (12.01.2016 15:33)
В шотландском замке можно и повторить? wink
Ну и жить они еще в нем будут)

А свадьба необходима. Потому что Белла находится в опасном положении, и лучше заткнуть любые сплетни громкой свадьбой, чем тихонько спрятаться - что породило бы гораздо больше слухов и более фантастичных и жестких. Теперь рты у болтунов будут закрыты, так как про Джеймса вообще никто не знает (про его участие), про свадьбу в мотеле и ночь там же тоже неизвестно. И все, что видели люди - это совершенно официальное бракосочетание wink

0
51 робокашка   (09.01.2016 12:16)
а по мне, лондонская свадьба это только излишняя шумиха, от слухов не избавиться...

0
104 Валлери   (12.01.2016 15:30)
Официальная громкая свадьба на фиду у всех - закроет болтливые рты, даже если какие-то слухи уже просочились.
А вот если бы Белла и Эдвард уехали тихонько, причин для слухов было бы намного больше, как и возможностей их распространять. А так свадьба решила разом много проблем.

Да и на самом деле не думаю я, что слухи успели распространиться дальше поместья Чарли - Джеймс не стал бы их распространять, если жить охота biggrin

0
50 Котенок1313   (08.01.2016 22:31)
Большое спасибо за главу, хорошо, что всё обошлось малой кровью и жизнь героев вроде бы налаживается, буду ждать Эпилог)

0
103 Валлери   (12.01.2016 15:28)
Повезло, что обошлось малой - ведь если бы Белла не закрыла собой Эдварда, папочка не раздумывая добил бы зятя, и осталась бы Белла вдовой.
А если бы не разговор Беллы с папой и не ее объяснение, что она сама натворила все эти глупости (а не Эдвард ее похитил и заставил), то Чарли бы может и не уступил, а с утреца продолжил бы дуэль до трагического финала.
Так что Белла спасла Эдварда smile

0
49 juventus   (08.01.2016 21:57)
Спасибо за новую главу!
Яблоко от яблоньки: Белла полностью унаследовала характер папочки))) каков бы из нее получился сын барона Свона))) тогда бы вся округа вызывала их на дуэли biggrin
Эдвард еще раз проявил себя как настоящий мужчина! Теперь их семейному счастью ничего не будет мешать!

0
102 Валлери   (12.01.2016 15:10)
не только унаследовала, он и воспитал еще: на охоту да на рыбалку водил, позволял в одиночку на лошади скакать - и чего он после этого удивляется, что дочка шагнула намного дальше позволенных границ и сбежала, как только что-то стало не по ее? biggrin
Вся округа вызывала на дуэли? Это зачем еще, жить что ли надоело? biggrin наоборот, вся округа разъехалась бы от греха подальше biggrin

0
48 Саня-Босаня   (08.01.2016 20:27)
Цитата Текст статьи
а уж если отец заупрямится, можно будет дожать его правдой

Представила, как Белла "дожимает" отца правдой... wacko biggrin А папаньке, оказывается, тоже было, что скрывать от дочери! Понятно, в кого у нее такой твердый характер, несмотря на кажущуюся хрупкость. Теперь ее не свернешь, да и быть женой Эдварда ей уж очень понравилось.
Спасибо, девчонки, за главу!))))

0
101 Валлери   (12.01.2016 14:57)
Не только твердый, но еще и безрассудный biggrin И умение нарушать традиции тоже, выходит, в отца. Даже не зная истории отношений родителей, Белла все же повторила их судьбу, видимо впитав это генетически, ну или как-то несознательно biggrin
А правдой Белла папу в самом деле "дожала" - ведь именно после разговора с дочерью и ее признаний в том, что она сама все проступки совершила (и сама села в карету. и сама предложила замужество считай Эдварду) - папа и уступил tongue

0
47 серп   (08.01.2016 18:25)
Большое спасибо за новую главу!

0
100 Валлери   (12.01.2016 14:23)
Пожалуйста smile

0
46 Solt   (08.01.2016 10:12)
Эду еще мало досталось. И ваще, мне кажется, что Эда спасло то, что отец Беллы и сам тоже жену не совсем честным образом добыл...
Чота вспомнилось: «Между прочим, в соседнем районе жених украл члена партии!» © biggrin biggrin biggrin
Интересно, а зачем барону понадобилась свадьба в Лондоне и обязательно до закрытия сезона? Он надеется закрыть рот всяким сплетникам? Дык, он сейчас только подогреет интерес к их истории wink пища для обсуждений как раз появится. Тем более, какая разница Белле и Эду до Лондона, они же, по идее, должны уехать жить в Шотландию.
Тока меня все еще сильно волнует реакция деда Эда, я прям жду его появление.

0
99 Валлери   (12.01.2016 14:22)
Эда спасла прежде всего Белла! Если бы она не бросилась ему на шею, заколол бы Чарли уже зятя, ему просто повезло, что Чарли оторопел от крика дочери, и она успела закрыть его собой. Иначе проткнул бы его уже в более смертельное место.
И также его спасли признания Беллы, что она сама все это и устроила - по сути вышло, что все, что сделал Эдвард, это только предложил побег: не запихивал насильно в карету, не женил насильно. Все это сделала Белла, а Эдвард только и делал, что спасал ее) От себя, от Джеймса, от безрадостного будущего) Вот потому папа и уступил)

Свадьба в Лондоне, пышная и громкая, нужна для того чтобы прикрыть любые сплетни smile Это чуть ли не единственный вариант, который реально прекратит слухи.

А дед Эда теперь и возражать не сможет - это же очевидно, раз в Белле есть шотландская кровь. Она считай своя smile

0
45 looking3237   (08.01.2016 01:22)
Интересный поворот! Значит, мать Изабеллы из Шотландии и, следовательно, Изабелла наполовину шотландка. Любопытно, а она с Эдвардом случайно не родственники по матери?
Спасибо огромное за эту главу и все предыдущие!

0
98 Валлери   (12.01.2016 14:17)
Я не думаю, что они родственники, да и нехорошо это было бы для сюжета и отношений героев - зачем так усложнять? И так натерпелись молодые) пусть это будут совершенно разные семьи) Просто похожие судьбы)
А то, что Белла наполовину шотландка, как раз сыграет в пользу голубкам - ведь теперь Беллу легко примут в семье Эдварда, а Эдварда не лишат наследства wink

0
44 Estell   (08.01.2016 00:40)
Большое спасибо!

0
97 Валлери   (12.01.2016 14:15)
Пожалуйста happy

0
43 иола   (08.01.2016 00:06)
Хорошо то, что хорошо кончается, уломали-таки барона, а то чуть не сделал дочь вдовой.
А так глядишь и с тестем помириться, все-таки дочь замуж за шотландца выходит.

0
96 Валлери   (12.01.2016 14:14)
Семьи-то между собой не связаны никак, как же он помирится? Они может вообще в разных сторонах Шотландии живут)) Да и Рене давно умерла, и увы, связь, я думаю, давно потеряна. И не примут тем более Чарли в том доме без жены, смысла уже никакого в этом нет.
Да и история, в принципе, не о Чарли biggrin
Но что уломали - это повезло, благодаря Белле Эдвард остался жив и Чарли смог все получше обдумать)

+2
42 Кейт   (07.01.2016 22:45)
Вот папаша, чуть зятя не убил...А сам-то, сам-то "невесту умыкаху")
Спасибо, девочки, жду с нетерпением последнюю главу.

0
95 Валлери   (12.01.2016 14:12)
Потому чуть и не убил, что не понаслышке знает, что это такое и каковы последствия)) Не хотел дочке той же участи, лелеял оберегал, и на тебе, она его чуть ли не переплюнула в безрассудстве biggrin
Но что хорошо для мужчины - то не очень полезно для молоденькой девушки)) И Эдварда в глазах Чарли - все равно просто похититель и все. По крайней мере так было до тех пор, пока дочка не объяснила, что сама в петлю влезла biggrin

0
41 Alin@   (07.01.2016 20:39)
Отец не может понять что дочь выросла

0
94 Валлери   (12.01.2016 14:04)
Так почти всегда в жизни и бывает - ни отцы, ни матери не могут понять, что их дети выросли, не могу определить, в какой момент пора их выпускать из родительского гнезда, из-под опеки. Отсюда большинство конфликтов в семьях и случается))
Да и тем более это сейчас дети вырастают и сразу становятся независимыми, в 18 веке просто так дочек из семьи не отпускали) Только замуж, только по выбору родителя) ну или по согласию хотя бы smile

+1
40 kotЯ   (07.01.2016 20:15)
Ну, вот и правильно-рядком да за свадебным столом...все будут счастливы.

0
93 Валлери   (12.01.2016 14:03)
А что поделать уже, другой выход искать поздновато biggrin
Чарли хотел решить проблему одним ударом - и то не дали biggrin И раз уж дочка такая балда, что сама добровольно влезла во все это, у Чарли не осталось другого варианта, кроме как уступить скрепя зубами. Тем более зять почти его копия, и значит - дочка за ним замужем будет как за же каменной стеной, такой же, как и с отцом. tongue

0
39 Черный_кот   (07.01.2016 19:56)
Отец решил проверку устроить Эдварду. Отправил таки его восвояси. Даже попрощаться не дал. Папа допускает мысль, что жених может и не вернуться.
Спасибо.

0
92 Валлери   (12.01.2016 13:33)
Глупости. если бы папа допускал такую мысль, он бы не повез дочь в Лондон, где она и сам барон переживут ужасный позор в случае, если ты права и Эдвард не вернется.
Объявление о свадьбе более чем официальное, Чарли, напротив, более чем уверен в свадьбе, раз решился проводить ее в столице. Да и сомневаться в Эдварде нет у него никаких причин - если бы Эдвард намеревался передумать, то мог бы просто не привозить Беллу домой и не рисковать собственной жизнью. по-моему, Эдвард более чем доказал свои серьезные намерения wink

0
38 terica   (07.01.2016 18:54)
Очень нравится лорд Эдвард Мейсен - настоящий мужчина!, открытый, честный, бесхитростный и храбрый... Вполне бы мог вернуться назад, в семейный дом, но он решил встретиться с опасностью в лице барона Свон, заранее зная о его жестком и бескомпромиссном нраве только для того, чтобы сохранить в дальнейшем родственные отношения Бэллы с отцом... Ну и естественно - бой на шпагах, а когда
Эдвард признался, что брак с Бэллой уже консумирован, чуть не отправился на тот свет... Барон Чарли все же проникся уважением к зятю и вынес более-менее устраивающий всех вердикт -Бэлла уезжает в Лондон, лорд Мейсен отправляется в Шотландию , чтобы подготовить семью, а свадьба через две недели... С очень большим нетерпением жду роскошную свадьбу ГГ. Большое спасибо за чудесное продолжение.

0
91 Валлери   (12.01.2016 13:31)
Он сознавал, что придется собственной кровью платить за оскорбление, нанесенное барону. Благородное стремление, конечно, хоть и глупое все-таки - за благородство чуть в самом деле не поплатился жизнью, и если бы не Белла, барон бы точно его заколол, не в том состоянии находился Чарли, чтобы думать.
Что касается свадьбы - надеюсь, будущая глава не разочаровала) Все-таки у нас мини, а не макси-история, и глава, целиком посвященная свадьбе, нам показалась лишней) Достаточно пары штрихов - и так же ясно, что хэ уже wink

0
37 marykmv   (07.01.2016 18:48)
А папаша тот еще.. и строит из себя..:)))

0
90 Валлери   (12.01.2016 13:26)
Именно потому, что знает, как бывает, на своем опыте, он и оберегал так сильно дочь biggrin
Наверняка же не только плюсы были в жизни Чарли из-за похищения Рене, вон с родственниками они так и не помирились. А может и еще какие проблемы возникали. И Чарли вряд ли хочет такой же судьбы дочери.
Но что поделать, яблочко от яблоньки... biggrin

0
36 ♥Ianomania♥   (07.01.2016 18:25)
Эдвард все-таки сумел убедить отца Беллы. Это очень радует happy

0
89 Валлери   (12.01.2016 13:24)
Да это Белла скорее убедила-то smile если бы не она и ее храбрая защита, был бы Эдвард уже мертв! Она же закрыла его собой и не давала отцу подойти)
А затем контрольный выстрел: призналась, что сама сбежала, сама замужество предложила, и выходит, Чарли понял, что сам виноват, воспитывал дочь хреново, а Эдвард действительно приехал, чтобы спасти его девочку.
Но без Беллы этого понимания между Эдвардом и Чарли не состоялось бы smile

0
35 ramifications   (07.01.2016 18:02)
спасибо!хорошо что барон Свон наконец смягчился!

0
88 Валлери   (12.01.2016 13:23)
Благодаря Белле и ее храбрости smile А то проткнул бы барон Эдварда и не пожалел бы, что убил - в глазах Чарли он похититель дочери и не достоин прощения.
Однако Чарли любит Беллу, и та смогла убедить отца в силе своих чувств. Да к тому же она объяснила, что сама все натворила, и Чарли понял, что Эдвард в самом деле больше занимался спасением дочери, чем чем-то плохим)

0
34 Natavoropa   (07.01.2016 16:59)
Чарли выпустил свою злость, благоразумие взяло верх, ждем свадьбы. smile smile
Спасибо. С Рождеством! smile

0
87 Валлери   (12.01.2016 02:46)
Любит он дочку smile Эдварда он спокойно бы убил (и был бы прав, кстати). Но вот дочке счастья он все-таки желает, и именно она убедила отца в том, чтобы он дал Эдварду шанс - и собой закрыла, и объяснила Чарли, что сама все сделала (Эдвард не виноват получается). А против любви, настоящей, Чарли уже возражать не может smile

0
33 kolomar   (07.01.2016 15:34)
Выздоравливай Света поскорее.С РОЖДЕСТВОМ ВСЕХ Христовым!

0
86 Валлери   (12.01.2016 02:44)
Спасибо!
С прошедшими праздниками smile

0
32 kolomar   (07.01.2016 15:33)
Чтобы Джеймс и гадость не сотворил - не бывает такого.Что он там за сплетни пораспускал уже на весь Лондон ?.Зачем ехать туда где косточки перемывают ?.Папа Свон не прав- сам ведь Рене выкрал а дочке запрещает.Чуть заколол зятя- почему зачем?.Не дал бы он им встречаться если бы напрямую Эдвард поросил об этом.По мойму барону не один мужчина не понраву для дочки. Надеюсь Джеймс не сделает ничего Эдварду.Спасибо за глау

0
85 Валлери   (12.01.2016 02:43)
Чтобы Джеймс и гадость не сотворил - не бывает такого.Что он там за сплетни пораспускал уже на весь Лондон ?.Зачем ехать туда где косточки перемывают ?
-
Как зачем? Чтобы заткнуть всем болтливые рты пышной свадьбой!
А джеймс что может рассказать? Его НИКТО с Беллой во время похищения не видел, так что нет никаких доказательств, что слухи правдивы!
Да к тому же Джеймс, ты думаешь, хотел бы навлечь на себя гнев Чарльза Свона?? surprised biggrin

Чуть заколол зятя- почему зачем?
=
Затем что Эдвард нанес оскорбление и ему, и дочери cool Эдвард в глазах отца - похититель.

Не дал бы он им встречаться если бы напрямую Эдвард поросил об этом.
=
Это слишком просто и скорее подходит для нашего времени, тогда все сложнее гораздо было smile
Не дать встречаться? А дочь то уже и замужем, и беременна может быть...

0
31 ДушевнаяКсю   (07.01.2016 14:28)
как же я рада, что Эдвард все таки нашел подход к суровому барону Свону и их свадьба состоится biggrin я так рада за них.... не обошлось конечно без крови, но... в любви иначе не бывает happy

0
84 Валлери   (12.01.2016 02:40)
Скорее это полностью заслуга дочери smile Нет, конечно, Чарли заценил благородство Эдварда - но уже после драки, после того как Белла рассказала отцу, что все сама натворила, а Эдвард бОльшую часть времени спасал ее от неприятностей))
Если бы не Белла, Эдвард был бы очень быстро мертв, барон сначала убил бы, потом разбирался. Или вовсе не разбирался - убил да и все. Проще еэто happy

0
30 Marishelь   (07.01.2016 13:06)
Слава Богу, обошлось biggrin За всё нужно платить. Эдвард заплатил за похищение Беллы, а она - за своё легкомыслие. Чарли - за неправильное воспитание дочери, слишком мало с ней говорил и объяснял свои поступки. ну и что ж - девушки чаще всего выбирают себе женихов, похожих на отца wink Вот и Белла повторила путь матери, выбрав себе мужа по подобию отца smile Остаются два непредсказуемых человека: дед Эдварда и Джеймс. Даст ли своё благословение дед, и не будет ли гадить Джеймс - вот два пункта, волнующих меня на данный момент wacko

0
83 Валлери   (12.01.2016 02:38)
Оба тоже вполне предсказуемые smile Учитывая, что в Белле есть шотландская кровь - дед не будет возражать. А Джеймс трусоват, да и смысла нет ему вызывать огонь на себя и светить своей причастностью - старый Флибустьер остался неудовлетворен дракой с Эдвардом и вполне может найти себе новый удобный объект для очистки запятнанной чести biggrin думаю, Джеймс не дурак? cool

0
29 bitite_zum   (07.01.2016 12:50)
Спасибо за новую главу!

0
81 Валлери   (12.01.2016 00:09)
Пожалуйста wink

1-30 31-58
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]