Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8166]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Body canvas
Он – сосед. Точнее владелец роскошного винного бара по соседству с собственным тату-салоном Беллы. Он – элегантность, она – разрозненность. Нет ни единого шанса, что они будут парочкой, не так ли?

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

ЧРС, или Лучшее Рождество Эдварда Мейсона
Слышали когда-нибудь о ЧРС? Видели эльфа из транспортного отдела? Да ладно?! Вы даже не слышали о «графике повышения непослушности» и не катались в оленьей упряжке? Тогда вам непросто будет представить, с чем столкнулся Эдвард в Рождественскую ночь, когда он, куратор с пятнадцатилетним стажем, получил в напарницы девушку, не имеющую никакого опыта работы...

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Матриархат
Три подруги решили противостоять правилам этикета высшего общества. Им претит потакать командам мужчин, и они берутся приручить понравившихся джентльменов, и заставить их уважать женское общество. Но как быть, если дамские угодники не хотят меняться, и им нравится проводить время за игорными столами и под юбками доступных женщин.

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Дело Эдварда Каллена
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.

Конкурс Фан-Артов "Говорят, под Новый Год..."
Наступает самое волшебное время года – Новый Год и Рождество! Поэтому, дорогие фотошоперы, давайте воплотим в жизнь все ваши фантазии на тему зимы, Рождества, волшебства и любви.
Работы будет разделены на три категории:
- Сумеречная Сага
- Драма
- Романс

Первый этап: Прием заявок по 6 декабря включительно или пока не наберется 50 заявок.



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Сверхъестественное
7. Академия вампиров
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 481
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Украденная невеста. Глава 4

2016-12-4
21
0
Утро выдалось пасмурным и дождливым. Крупные капли громко барабанили в окно, подчеркивая мое удрученное настроение самым печальным образом. Словно небо плакало вместо меня, почувствовав всю мою боль и отразив в сильном душераздирающем ливне.

Завтрак прошел в абсолютном молчании. Эдвард непринужденно наслаждался трапезой, мне же кусок не лез в горло, и я едва заставила себя проглотить полчашки чая. Ни на слуг, ни на мужчину напротив я не смотрела. Джеймс уехал, но я все равно вздрагивала от хлопков дверей, опасаясь внезапного возвращения.

Выплеснув эмоции и переживания в бесконечные потоки слез ночью, я почувствовала себя лучше: теперь вместо обиды глубоко внутри поселилось мрачное опустошение. Я ощущала безразличие к дальнейшим событиям: насколько сильно станет кричать отец и как много будет ходить разговоров за моей спиной, мне было все равно. Я пустила жизнь под откос в тот момент, когда опрометчиво села в карету, согласившись на предложение тайной женитьбы от почти незнакомого человека. Теперь оставалось лишь одно: смиренно принять новую судьбу, какой бы она ни была.

Мы отправились в путь незамедлительно, быстро преодолев расстояние от дома до кареты под проливным дождем. Я провожала уютное убежище в шотландских горах почти без сожаления, ведь это место теперь олицетворяло для меня крах юности и мечтаний.

Продолжительная тряска выбила из головы все мысли, я безрадостно смотрела на пролетающий мимо пейзаж, не обращая внимания на спутника, который тоже не стремился вести беседы. За утро мы перебросились только несколькими обязательными фразами вроде «доброго утра», «приятного аппетита» и «прошу вас». Я прекрасно понимала, что мое общество лорду Мейсену уже осточертело, и он рад бы избавиться от меня, да обостренное чувство долга и чести не позволяло. Так что старалась не мешать и вела себя тихо, особенно когда увидела, что он уснул, откинув голову на мягкую спинку и вытянув вперед длинные ноги. Тряска его не беспокоила. Учитывая, что весь вчерашний день он провел в седле, а выехали мы, когда только начало светать, я не была удивлена тому, как быстро сон сморил мужчину.

Я позволила себе несколько мгновений безнаказанного разглядывания: лицо шотландца в расслабленном состоянии потеряло все признаки суровости, делая мужчину моложе. Длинные каштановые волосы, благородной волной лежавшие на плечах, мерцали прекрасной бронзой, в который раз завладевшей моим вниманием. Пальцы соединены на размеренно двигающемся от дыхания животе, расстегнутый камзол сдержанного зеленого цвета, подчеркивающий цвет глаз, небрежно сбился в сторону, обнажив нижнюю рубашку. Изящное телосложение не производило впечатления худобы, а сила, заключенная и в теле, и в характере, внушала уважение.

Облик мирно спящего Эдварда причинил мне неожиданную боль, ведь эта поездка – последняя возможность его видеть. Я уже простилась с ним в день приезда Джеймса, но казалось, что новое прощание станет нынче еще сложнее: мое чувство росло, хоть и не было подкреплено абсолютно ничем. Я и прежде не могла рассчитывать на взаимный интерес этого загадочного мужчины, но теперь, после ужасного унижения от Джеймса, и думать-то о нем не имела права. Поэтому, едва он зашевелился, подтягивая колени, я отвернулась, скрывая жар щек, и постаралась сделать вид, что меня интересуют только пейзажи.

За окном стемнело, мы были в пути много часов, останавливаясь, только чтобы сменить уставших лошадей. Трапезничали прямо в карете – тем, что слуги собрали нам в путь. Спину привычно ломило от долгого сидения, но попросить о прогулке, чтобы немного размять затекшие мышцы, не поворачивался язык. Я молча сносила тяготы путешествия, сердито напоминая себе, что это справедливое наказание за совершенную мной глупость.

Первые слова, произнесенные за день, принадлежали Эдварду. Он крикнул кучеру, чтобы тот подыскал поприличнее постоялый двор, а затем обратился ко мне тихим и неожиданно спокойным голосом, хотя я, в отличие от прежних наших разговоров, теперь гораздо больше заслуживала его раздражения, и даже презрения:

- Леди Изабелла, надеюсь, вы не против того, что наша обратная дорога займет больше времени?

Я повернула голову, удивленная и обращением, и вопросом.

- Вы плохо чувствовали себя на яхте, так что я проложил на этот раз весь путь по суше, - объяснил он.

Встретив прямой и серьезный взгляд мужчины, я медленно залилась краской, хотя в его планах, очевидно, не было намерения смутить меня. Что со мною происходило и как с этим бороться, я мало понимала.

- Не стоило беспокоиться, - прошептала я, до белизны стискивая руки на коленях.
Он проигнорировал мое бормотание, настаивая на ответе:
- Путь займет три с половиной дня против двух, которые понадобились в прошлый раз. Еще не поздно свернуть к морю, если вы хотите добраться домой побыстрее. Так что спрошу еще раз: не против ли вы длинного, но, вероятно, более комфортного для вас путешествия?

Хотела ли я оказаться дома быстрее? Я вовсе не мечтала о встрече с разгневанным отцом. Более того – смертельно боялась скандала, который последует, и какого-либо изощренного наказания. Так что длинный путь не был плох. Тем более – это возможность остаться в обществе Эдварда подольше.

- Не против, - выдавила я, до крайности смущенная собственными мыслями.

Лорд Мейсен признательно кивнул, принимая мое согласие, и мне показалось, что уголки его губ мимолетно поднялись вверх в полуулыбке, которая, впрочем, глаз не коснулась. В следующее мгновение уже вернулось прежнее серьезное выражение лица. Под долгим, слишком пристальным взглядом я потупилась, чувствуя себя неловко и пристыженно. Легче было рассматривать складки на платье, чем выдержать мрачное внимание защитника. Что я и сделала, хотя и чувствовала буквально кожей: он не отводит глаз.

И снова Эдвард заговорил первым, прерывая молчание и размеренный цокот копыт:
- Все в порядке? Вы рады, что возвращаетесь домой? - и вновь спокойствие, даже какое-то умиротворение в голосе удивило меня: разве не заслужила я осуждение и упреки? Почему лорд Мейсен так неожиданно подобрел?

Что-то в этом мужчине притягивало меня, хотя я настойчиво твердила себе воздерживаться от взглядов: всякий раз, когда поднимала глаза, облик Эдварда сводил на нет мои усилия оставаться невозмутимой. Может, это было оттого, что после происшествия с его братом я не могла перестать стыдиться себя. А может, все объяснялось гораздо хуже, ведь его присутствие стало тревожить меня еще до приезда виконта.

- Если бы вы знали моего отца, то поняли бы, насколько возвращение домой меня пугает…

Я с трудом могла поддержать непринужденность беседы, стискивая пальцами ткань платья, чтобы не показать волнение.

- Отец наверняка очень любит вас, если даже вполовину берег так, как рассказывал Джеймс.
Я кивнула:
- После смерти мамы я – единственное, что у него осталось. Он готов был запереть меня в замке на неприступном острове и никогда не выводить в свет, немногие смельчаки решались попросить руки, зная вспыльчивый и несговорчивый характер отца. А теперь… - сглотнула я, пытаясь снова не разрыдаться под внимательным взглядом. – Теперь я окажусь под троекратным присмотром… Конечно, - вновь опустила я глаза, - это не имеет больше значения, ведь моя репутация запятнана.
- Мне очень жаль, - пробормотал Эдвард и надолго замолчал, обдумывая мной сказанное.

За окном горы постепенно оставались позади, окружающий пейзаж менялся. Леса перемежались с полями, на выгонах там и тут пасся домашний скот. Местность была гуще населена. В какой-то момент мы достигли крупного придорожного поселения, и карета сбавила ход на оживленных улицах.

- Не так много времени прошло. Ваш отец наверняка пресек распространение сплетен, - вдруг продолжил Эдвард, в его голосе звенело убеждение, словно он хорошо все обдумал за время молчания и пришел к твердым выводам. – Все будет хорошо, Изабелла. Пройдет время, и наше путешествие сотрется из памяти, словно ночной кошмар. А ваша жизнь продолжится так же легко, как и прежде.

Я посмотрела на Эдварда печально, думая о том, сколь сильно меня изменило это приключение. Юношеская наивность была безжалостно уничтожена обманом Джеймса. Вряд ли такой жестокий урок сможет забыться даже через много лет. А еще я буду, определенно, помнить зеленые глаза сидящего напротив мужчины и каждую минуту, проведенную с ним. Он станет одним из тех воспоминаний, о которых думать приятно и которые не хочется забывать. Суровый и мрачный шотландец – живое воплощение надежды, что, помимо лжи и предательства, на моем пути встретились надежность и благородство.

Такие мысли отнюдь не скрашивали настроение, скорее, огорчали еще сильнее, ведь наше путешествие рано или поздно подойдет к концу.

- Я сбежала с верховой прогулки, - ответила я, мысленно готовя себя к худшему по приезде, - меня видели слуги в доме, крестьяне, работающие в поле. Вряд ли факт исчезновения удалось скрыть, даже с характером отца остановить все без исключения домыслы невозможно. Разве что отец скажет, что я ускакала к родственникам: одна из сестер отца живет в двадцати милях от нас.

Лицо Эдварда напряглось, пока я высказывала предположения.

- Это ведь дает шанс? – нахмурил он брови.
- Какова гарантия, что Джеймс будет молчать? – ответила я вопросом на вопрос. Новая мысль, пришедшая в голову, стала ударом грома среди ясного неба. – Он ведь живет в Лондоне, постоянно бывает в обществе, а высший свет полон болтливых языков…

Судорожный выдох вырвался из груди при мысли о возможной встрече с несостоявшимся мужем. Судя по лицу Эдварда, он был шокирован не меньше меня этим откровением. Ручаться за молчание брата он теперь не мог, ведь тот меньше суток назад предал и мое, и его доверие. Ссора с отцом потеряла значение, став вдруг меньшим из моих страхов.

С резким толчком карета остановилась, нас окружил гомон множества голосов, цоканье копыт и аппетитный запах ближайшей кухни. Отблески огня заполнили обитые ярким шелком стены кареты, когда Эдвард открыл дверцу и изящно спрыгнул наземь. К моему удивлению, он остался стоять, поджидая меня. И, к еще большему изумлению, подал мне руку и позволил держаться за его локоть, ведя в сторону гостиницы. Город остался для меня безымянным, но производил приятное впечатление: упрятанный в неглубокой лощине посреди пологих зеленых холмов на берегу полноводной реки, он был застроен добротными каменными домами, перемежающимися садами, над которыми возвышались шпили церквей.

Здание гостиницы было двухэтажным, вокруг сновал люд, занятый делами, несмотря на поздний час. Очень споро появился слуга, приглядевший за лошадьми, нас же проводили в комнаты.

После плотного ужина я почувствовала, что валюсь с ног. Прошлая ночь была очень тяжела, я не спала, прислушиваясь к шагам в доме – боялась, что Джеймс каким-то образом проникнет в мою комнату, невзирая на присутствие брата. Только под утро забылась, услышав со двора звук отъезжающей кареты и расслабившись, что мой мучитель уехал. Так что надеялась, что провалюсь в сон, только голова коснется подушки.

Хозяйка гостиницы выделила мне хорошо обставленную комнату, достойную путешествующей знатной дамы: семь свечей в канделябрах хорошо освещали пространство, перемигиваясь с отсветами от горящего камина, высокая кровать застелена богатым парчовым покрывалом, имелись дубовый шкаф, тумбы, зеркала и даже ковер на полу. Широкое окно выходило на тихую немноголюдную площадь. Здесь можно было почувствовать себя как дома. За исключением отсутствия знакомых с детства слуг и отца.

Эдвард вручил мне ключ и строго велел запереться изнутри, и никому, кроме него, не открывать двери, а в случае чего громко звать на помощь. Но прежде, чем он удалился в свою комнату, мне вновь пришлось обратиться к нему со смущающей, но уже пугающе привычной просьбой. Которую он понял даже без слов, лишь по одному моему умоляющему взгляду. Проклятый корсет.

Замерев на пороге, он нерешительно оглянулся в сторону лестницы, откуда доносились приглушенные расстоянием голоса. Он мог попросить прислать ко мне горничную из числа обслуги гостиницы, но, поджав губы, передумал, зайдя и плотно прикрыв за собой дверь – наверное, опасался сплетен о путешествующей наедине с мужчиной девице, которая неизвестно кем ему приходится, не хотел привлекать лишнее внимание к нашим лицам. Не в силах смотреть, как он приближается, я быстро отвернулась, наклонив голову и убрав со спины волосы, чтобы они не мешали. Заранее подобрала подол платья, удерживая его руками.

- Простите, - шепнула я, почувствовав легкое движение тесемок платья на спине. Мурашки, атаковавшие тело, были гораздо сильнее, чем в первый раз, заставили меня вздрогнуть и резко выдохнуть. Покалывание распространилось от корней волос куда-то в низ живота. Ладони внезапно вспотели, лицо опалил жар стыда.

Эдвард промолчал, вынужденно делая свое дело – наверняка раздраженный, что ему вновь приходится преступать непозволительные границы. Р-раз, два, три, четыре… я считала количество петель, их было восемнадцать, но те, что находились у талии, мужчина не стал расшнуровывать, а просто ослабил.

Секундная заминка, заставившая меня чуть повернуть голову в нетерпении, и длинные пальцы потянули ткань платья с плеч вниз, обнажая корсет. Я была поражена разницей в собственном восприятии: если в тот первый раз напряженно терпела и стыдливо ждала, когда закончится пытка, стараясь тут же забыть неловкий момент, то теперь неожиданно остро и с испуганным любопытством ловила каждую мелочь: то, как ткань платья скребет по коже и насколько мягче чувствуется касание теплых пальцев, случайно задевших плечо; прохладное дыхание, поднявшее волоски на моем затылке; щекотку движущихся ремешков, ослабляющих давление корсета и позволяющих глубже вздохнуть.

Время застыло, а Эдвард не спешил. Или узелки оказались слишком тугими, заставив помучиться с каждым лишние мгновения: похоже, Кэтти постаралась, собирая меня в дорогу. Странная эйфория охватила меня, путая мысли и вызывая головокружение. Казалось, я попала в плен момента: сделай Эдвард что-то более решительное, потеряю сознание, рассыпавшись в пепел. Хотелось схватиться за стойку балдахина, а то я боялась упасть, так ослабели вдруг колени. Стало трудно сохранять ровное дыхание.

- Юной леди не следует просить мужчину сделать это, - пробормотал вдруг Эдвард с престранной интонацией, которую я не смогла определить: заботило ли его мое благочестие или же он как обычно сердился. – Горничная гостиницы вполне могла помочь вам, когда приносила полотенца. Почему вы не обратились к ней?

Звук голоса и дыхание, достигающее кожи шеи, мешали сосредоточиться на словах.

- Мне… не пришло в голову, - робко пискнула я, чувствуя себя так же, как бывало, когда отец отчитывал за всяческие детские провинности.

Спиной я чувствовала, что Эдвард качает головой.

- Наивность вам к лицу, Изабелла, - тон комплимента был суров, с ноткой осуждения, - но именно из-за нее вы попали в эту переделку. Стоит быть осмотрительней.
- Я знаю, - шепнула я, полностью согласная с последней частью утверждения: именно из-за моей глупости и недальновидности я решилась нарушить сразу несколько правил, должных соблюдать молодой девице.
- Вам следует быть более осторожной, ваша доверчивость трогательна, но она однажды уже не довела вас до добра, и приведет к беде снова.

Я была уверена, что усвоенный урок не пройдет бесследно, отложившись в памяти, да и отец никогда не допустит больше прогулок в одиночестве. Заботливость лорда Мейсена была весьма милой и приятной, но не имела никакого смысла.

- Я знаю, что могу вам доверять, - убежденно проговорила я; разговор, несмотря на смущающее содержание, позволил почувствовать себя лучше и отвлечься от прикосновений к спине. Эдвард вдруг замер, остановившись.

Я ждала до тех пор, пока тишина не стала подавляющей: даже дыхание мужчины полностью прекратилось. Не выдержав, я обернулась вполоборота, попав в плен пронзительно-напряженных зеленых глаз.

- У вас что, совсем нет инстинкта самосохранения, Изабелла?! – наклонившись ближе, так что его лицо заслонило собой все вокруг, практически лишая меня чувства безопасности и заставляя нервничать, сердито прошипел Эдвард. - Откуда такая уверенность в моей надежности?!

Мои глаза расширились, а дыхание стало быстрее от шока, но я все же не потеряла нити рассуждения и смогла вымолвить, с трудом шевеля губами:
- Зачем вы вернулись? – Когда на лице лорда Мейсена не отразилось понимания, пояснила: - Вы оставили меня с Джеймсом. Что заставило вас повернуть назад? Вы знали, что брат может повести себя неправильно? Или вами двигало что-то другое?

Рот шотландца приоткрылся, и на секунду на лице проступила растерянность, сделавшая, как и недавний сон в карете, его более молодым, сорвавшая на мгновение маску постоянной хмурости.

Он быстро взял себя в руки, вернув мрачное выражение, недовольство чуть искривило изящные губы, а напряженность добавила морщинок вокруг глаз и возле крыльев носа.

– Я дал слово защищать вас, - произнес он после недолгих раздумий, придя к какому-то внутреннему выводу, не вызывающему удовольствия. – Я передал это право Джеймсу, но пока ехал к матери, понял, что не имел оснований поступить с вами так – этот долг оставался моим долгом до тех пор, пока вы не станете законной женой брата, только тогда можно было бы считать его выполненным. Выходит, оставив вас, я нарушил данное слово. А потом обнаружил, что матушка и не слыхивала о приезде Джеймса, что окончательно убедило меня в необходимости возвращения.
- Вот видите, - смогла чуть улыбнуться я, покоренная порядочностью Эдварда не в первый раз, - вам можно доверять, вы только что мне это доказали.

Длинные пальцы сомкнулись вокруг моего локтя, заставив ахнуть и потупить голову от неожиданности. Слова, прозвучавшие напротив уха – слишком близко, мне даже показалось, что я ощущаю влажное и теплое прикосновение губ, - заставили задрожать. Страстная убежденность в голосе была обжигающе горячей:
- Не нужно, Изабелла! Вы не должны доверять посторонним мужчинам, тем более тем, с которыми остаетесь наедине! Никогда, слышите!
- Но я доверяю вам, - поспорила я, голос заколебался от внезапных нервов, потому что мне почудилось, что я услышала позади настоящее рычание, будто бы Эдвард окончательно был взбешен.

Этот мужчина пугал меня, но не поступками или словами, скорее, меня пугала собственная реакция на его близкое расположение – его шепот волновал, с каждым разом все сокрушительнее и сильнее. И хотя я не понимала, что именно неправильно с моими ощущениями, шестым чувством догадывалась, что происходит что-то небезопасное, и папа, узнав об этом, приказал бы меня запереть в высокой башне, а вокруг нее выставить неусыпную стражу. Я была слишком невинна, чтобы сделать исчерпывающие выводы в этом вопросе, но интуиция кричала, что я должна пресечь эти странные реакции тела на корню, если не хочу погибнуть окончательно.

- Джеймсу вы тоже доверяли, когда сели в карету, - жестоко напомнил Эдвард, его голос был пропитан яростью. Я покачнулась, лишившись поддержки, когда он выпустил мою руку, вернувшись к завязочкам. – Все мужчины, даже самые лучшие из нас – в глубине душе чудовища, Изабелла, и вы должны это хорошенько запомнить. Иначе отцы не стремились бы так отчаянно оградить своих дочерей, не окружали бы их умудренными жизнью матронами и не прятали от балов в загородных поместьях!

Его слова были не лишены правды, потому что отцы в самом деле вели себя именно так. Но я никак не могла поверить, что у Эдварда могут быть какие-либо черные мысли.

- Вы не такой, - упрямо возразила я, пытаясь примерить поведение Джеймса к образу Эдварда. Получалось плохо.

Хотя, когда я представила, что это Эдвард, а не Джеймс, целует меня у стены, зажимая лицо, что это палец Эдварда, а не Джеймса, проводит по коже от декольте до ключицы, то пришла в ужас… потому что такая картина еще как понравилась мне... не вызывая ни капли омерзения. Это откровение окончательно лишило меня покоя, приведя в шок.

- Откуда вам знать, что у мужчины на уме, когда он на вас смотрит!

Чего добивался Эдвард, я никак не могла взять в толк. Чтобы я поверила, что и он, как брат, неблагонадежен?

- Я вам не нравлюсь, так что этот разговор не имеет смысла, - подвела черту я, и это утверждение обесценило все мои чувственные открытия: чего мне бояться, если лорда Мейсена приводит в ярость простая просьба девушки о помощи, и он спешит поскорее избавиться от ее общества в любую встречу.

- Вы не можете наверняка этого знать, - прошептал голос за спиной.

Конечно, я это знала! Очевидно, что если бы младшему Мейсену было бы хоть самую малость приятно мое общество, он не избегал бы меня всю прошедшую неделю и проявлял куда больше словоохотливости в беседах. Для него я была обузой, долгом, который он посчитал необходимым взвалить на свои плечи из соображений чести. А после ужасных слов Джеймса – еще и легкомысленной девицей, садящейся в карету к кому угодно, готовой на все…

- Я точно знаю, - мертвым от опустошения голосом вымолвила я, низко опуская голову и пряча грусть за распущенными волосами, как за занавесом.

И снова мне показалось, что я услышала тихий грудной рокот, исполненный раздражения и досады.

- Будьте осторожны в выводах и решениях, Изабелла, - мрачно предупредил он. - Будьте осторожны.

Отсутствие хотя бы крохотной искры шутливости в голосе спускало меня с небес на землю и заставляло всерьез искать, в чем же состояла опасность. Но мое доверие к Эдварду было слишком безграничным, чтобы примерить опасность к нему самому. Он не мог быть таким, как Джеймс, иметь те же мысли и намерения, конечно же, нет! Или все же мог?

- Не оборачивайтесь, - строго сказал Эдвард, когда я, ощутив, что его работа закончена, хотела взглянуть ему в лицо и пожелать покойной ночи. Требование звучало резко, как приказ – я не осмелилась ослушаться, испуганно замерев на месте и не понимая, что сделала не так.

Он преодолел расстояние до двери очень быстро, бросив на ходу:
- Запритесь немедленно, Изабелла. Никому не открывайте, - голос звучал холодно, напомнив те времена, когда Эдвард избегал меня, а при встрече вел себя отчужденно и почти грубо.

С момента отъезда из дома на озере Лагган его поведение изменилось в лучшую сторону, став теплее – возможно, потому, что он жалел меня после унижения Джеймса. Но теперь вспомнил старые привычки, и тон был вновь пропитан льдом, почти презрением.

Дверь хлопнула, а я растеряно опустила взгляд на ключ во вспотевшей руке. И поспешила выполнить просьбу, семеня к двери. Шагов я не услышала, Эдвард ждал исполнения приказания, оставаясь снаружи: сквозь щель виднелся его застывший силуэт.

- Никому не открывайте, - повторил он приглушенно, когда я провернула ключ на два оборота. Мрачная интонация пустила щупальца страха вдоль моего позвоночника – он говорил так, будто мне что-то всерьез угрожает. – Даже мне.

Шаги исчезли в соседней комнате, а я растерянно осталась у двери, прислушиваясь и гадая, что означают странные последние слова. Опасность могла прийти извне, мало ли кто мог бродить по этажам придорожной гостиницы, это я понимала. Но Эдварду… ему я всецело доверяла. Так почему нельзя впустить его, если он придет?!

***


Заснуть я не могла. После долгой утомительной дороги и сытного ужина казалось, что я должна была отключиться мгновенно, но не тут-то было. Ворочаясь с боку на бок, никак не могла найти удобного положения. Едва задремав, тут же вскакивала, покрытая потом.

Устав метаться на кровати, я прошлась по комнате, чтобы успокоиться. Выпила из графина воды и открыла окно, впуская в комнату свежий ночной воздух. Ливень прекратился, круглый диск луны выглядывал из-за облаков, заливая городскую площадь голубоватым светом и отражаясь в зеркалах луж. Прохладный ночной ветерок растрепал мои волосы и защекотал по влажной коже шеи, напоминая дыхание Эдварда. Я беспокойно передернула плечами, не понимая, что со мной происходит. Мысли упрямо возвращались к вечернему эпизоду, вместо того чтобы спать, я прокручивала в голове слова шотландца. Воспоминание о пальцах, тянущих тесемки платья, будоражило воображение и вызывало необъяснимое чувство стыда, но не такого, как обычно. Смущала не столько помощь, сколько то, что я никак не могла выбросить этот образ из головы, то, что я им – ах, я стыдилась даже мысленно произнести эту ужасную правду – наслаждалась.

В соседней комнате хлопнула рама: очевидно, Эдвард тоже не спал. Подобно мне он только что стоял у окна, вдыхая прохладный воздух.

Меня начала колотить легкая дрожь, так что я прикрыла ставни и вернулась в постель, надеясь заснуть. Но долго еще лежала с широко раскрытыми глазами, прислушиваясь к скрипу половиц, раздающимся из-за стены: Эдвард мерил шагами комнату. В воспоминаниях возникло наше прошлое путешествие: тот раз, когда лорд Мейсен спал на полу возле двери, вытянув ноги на пуф. И его долгий пристальный взгляд, когда я проснулась.

Слух обострился: вскоре я услышала, как Эдвард вздохнул, а потом его тело устало упало на кровать с размаху так, что та застонала под весом. Все смолкло. Я не смела дышать, чтобы не пропустить ни звука, но тишину ничего более не нарушало, и я все-таки незаметно провалилась в небытие.

Утро встретило пением птиц и ярким солнечным светом, а также стуком: горничная принесла постояльцам горячей воды для утреннего умывания. Я распахнула ей дверь с радостью, совершенно позабыв о том, что говорил давеча Эдвард. Воспользовавшись ее услужливостью, надела корсет и платье, чтобы не смущать лорда Мейсена новой просьбой.

Суровое лицо мужчины, застывшего на пороге, появилось тогда, когда я закалывала волосы на затылке в незамысловатой, но удобной дорожной прическе.

- Доброе утро, – тихо сказал он, оставаясь на месте, но я все равно взвизгнула от неожиданности, выронив на пол заколки и шпильки, которые держала в руке. – Что я вам говорил? – добавил он укоризненно, постучав по дверному косяку и указывая тем самым на мое непослушание: Эдвард просил никому не открывать дверь. Нет, не просто просил – он этого требовал. Не впускать никого. Даже его.
- Горничная помогла мне одеться и принесла воды, - испуганно сообщила я, не понимая причины раздражения.

Эдвард был свидетелем такого количества моих ошибок и неловких моментов, что мог давно привыкнуть к моей поразительной неуклюжести и способности попадать в различные неприятные ситуации. Возможно, так во мне сказалось отсутствие материнского воспитания – Чарли никогда не отличался исключительными манерами, и я невольно впитала его небрежность по отношению к принятым в обществе условностям. Так что же стоило Эдварду потерпеть еще три дня до приезда в Свон-Холл, прощая мои постоянные оплошности? Потом он сможет избавиться от меня раз и навсегда.

Эта мысль привычно огорчила, зато помогла справиться со смущением: какая разница, что думает обо мне Эдвард, если я больше никогда его не увижу?

В карету я села в подавленном настроении и вновь старалась сосредоточиться на пейзажах, чтобы не терзать душу понапрасну. Да и с чего я вообще увлеклась Эдвардом? Он за мной не ухаживал и ничего не обещал, мы никогда не встречались в нормальных обстоятельствах, и его вряд ли интересуют англичанки – как сказал Джеймс, строгий дед мог лишить Эдварда наследства из-за подобной связи. Он ни разу не проявил ко мне интереса за неделю, у меня не было ни одной причины рассчитывать на это. Я просто глупая девушка, влюбившаяся в первый раз.

В первый? Эта мысль озарила меня удивлением, ведь не так уж давно я отчаянно доказывала отцу, будто бы у меня были чувства чуть ли не к каждому сватавшемуся ко мне джентльмену. Однако к ним всем я и близко не испытывала того, что вызывал Эдвард: нежное и жгучее томление в груди, приправленное болью от отсутствия взаимности; потребность видеть ежеминутно и грусть оттого, что вскоре придется его потерять.

- Что за человек ваш отец, расскажите мне? – вдруг в грохоте тряски раздался голос, выдернувший меня из раздумий. Я изумленно посмотрела на мужчину, лицо его выражало спокойное внимание.
- Отец… - Я улыбнулась, тронутая интересом Эдварда, и постаралась подобрать верные слова. После произошедшего все черты, возмущавшие меня в бароне Чарльзе Своне, казались несущественными, в голову приходили лишь радостные моменты нашей жизни. – Матушка умерла рано, я ее почти не помню. Поэтому папа играл роль обоих родителей. Конечно, были тетки, которые ругались на него, но он их слабо слушал.
- Ругались? – удивленный Эдвард ждал пояснений.
- Папа всегда хотел сына, - ответила я откровенно, поражаясь внезапному любопытству мужчины. Неужели моему спасителю настолько наскучила дорога, что он снизошел до обычной беседы со мной?
- И вы были им? – последовало легкое фырканье.
- Да, в какой-то мере, - не удержалась от улыбки я. – Рыбалка, охота, игры в разбойников, иногда с мальчишками из соседней деревни. Скачки на необъезженных лошадях… Лишь несколько лет назад за меня взялись всерьез, так как меня должны были представить ко двору.

Я махнула рукой на рассуждения о репутации: спасать в глазах Мейсена уже было нечего, и я могла позволить себе ответить на вопрос абсолютно честно.

- Как думаете, каким должен быть ваш жених, чтобы отец одобрил свадьбу?
Я пожала плечами, не переставляя удивляться столь долгому интересу лорда Мейсена к разговору о моей скучной жизни:
- Порой я думаю, что его не устроит ни один кандидат, - хмыкнула я. – Иначе зачем бы мне было соглашаться на побег с вами, верно?
Губы Эдварда сжались в тонкую линию при упоминании о злосчастном похищении.
- Но ведь он, получается, оказался прав насчет Джеймса, - высказал Эдвард мысль, недавно посетившую и мою голову. – Если кто-то из молодых людей проявит достаточно терпения, то уверен, сможет убедить барона Свона в серьезности своих намерений?
Я смиренно улыбнулась:
- Я не обольщаюсь насчет этого, милорд. Джеймс ухаживал за мной около месяца, но даже это не убедило отца в том, что он надежный супруг. Были и другие… серьезные, зрелые мужчины, способные стать неплохими мужьями, но и они отцу не угодили… - я вздохнула, не видя смысла в этом обсуждении. - Милорд, я ценю вашу попытку утешить меня и заставить надеяться на счастливое разрешение безумства побега, но уверяю вас: мне грозит жизнь, которая отныне будет напоминать монастырь. Отец и раньше не видел рядом со мною пары, теперь же, после безрассудного поступка, я буду навечно заперта в одном из самых уединенных поместий. Нортумберленд покажется Лондоном после этого. У отца есть дом в Ирландии, на островах, подозреваю, именно он и станет местом моего пожизненного обитания, - с нескрываемой самоиронией закончила я.
- Жалеете, что не получилось стать женой Джеймса? – раздался внезапный вопрос.
- Что?.. – ахнула я, глядя в пристальные немигающие глаза Эдварда. – Нет! Точно нет. – Нахмурившись, я пояснила: - Не после того, что он пытался мне предложить. Разве была бы я счастлива в браке, если бы он сдержал слово не по собственному желанию и из любви ко мне, а по принуждению? Нет, уж лучше вернуться домой к отцу и посвятить жизнь заботе о нем и поместье, чем быть нелюбимой и ненужной супругой или, того хуже, униженной содержанкой. Спасибо, что уберегли меня от этой участи, - я грустно, но благодарно улыбнулась.

После этого мы надолго замолчали, каждый думая о своем. За окном медленно наступали сумерки, дорога петляла по диким лесам, свежие лошади шли ровно, сокращая расстояние до дома. Тело затекло от долгого сидения, но тряска успокаивала – я смогла даже чуть-чуть подремать, устроившись полулежа на обтянутой мягким бархатом скамье.

Когда проснулась, мы все еще ехали, а Эдвард пристально рассматривал меня, заставив покраснеть от смущения. Выражение его лица не изменилось, но он тактично отвел взор, когда я неуклюже поднялась, поправляя сбившуюся ото сна прическу.

- Сколько времени? – хрипло поинтересовалась я.
- Около двух ночи, - ответил Эдвард. – Мы проехали несколько постоялых дворов, я не стал будить вас. Мы приближаемся к Эдинбургу, но до города еще около двадцати миль. Скоро на пути будет приличная гостиница, там остановимся. Предстоит еще немалый путь, так что необходимо хорошенько отдохнуть в нормальной кровати.
- Да уж, - согласилась я, напряженно двигая затекшими после неудобного положения плечами. От боли в спине сильно кружилась голова. Мягкая постель и глоток горячего чая – все, о чем я могла сейчас мечтать. Даже голод притупился.

Поэтому, когда мы остановились возле большого каменного дома с вывеской «Домашний очаг», и Эдвард вышел, чтобы договориться о ночлеге, я насторожилась, услышав ответ хозяина.

- Простите, милорд, все комнаты заняты, нынче много господ путешествует этим путем.

Сначала я решила, что мест нет вообще, но затем с удивлением поняла, что хозяин гостиницы предлагает единственную оставшуюся комнату, да только Эдвард наотрез отказывается селиться туда вместе со мной. Целая ночь в карете казалась верхом безумия, особенно сейчас, когда ночлег был так желанно близок и я уже размечталась о горячей воде и вольном сне на большой удобной кровати. Упрямство Эдварда выглядело нелепым: разве мы не проводили уже вместе ночь? Я готова была отдать один из матрацев, чтобы Эдвард не отдыхал на полу, но точно отказывалась путешествовать, спя в пути.

Осмелившись высунуть нос из кареты, я выпрыгнула наружу, встретившись с недовольным взором Эдварда и любопытными взглядами нескольких человек: в основном это были скромно одетые местные крестьяне и путешествующие постояльцы, вышедшие подышать свежим воздухом. Гостевой дом был прост, но опрятен, здание явно простояло немало лет и собиралось стоять и дальше. На заднем дворе расположились кареты. Пахло лошадьми и коровьим навозом, но довольно приятно – чувствовалось, что этот двор содержится в чистоте.

- Исключено, мы поищем другое место, - отрезал Эдвард, отвернувшись от меня. Полный лысоватый мужчина средних лет, державший связку ключей, равнодушно пожал плечами: он знал свое преимущество, и что ничего подходящего на ближайшие много миль путешествующий дворянин не найдет.

Две женщины, стоявшие возле входной двери гостиницы, зашептались, поглядывая на меня, и я поджала губы, раздосадованная тем, как быстро и легко можно породить слухи. Бог знает, что она подумали обо мне и Эдварде, а я устала беспокоиться о таких вещах.

Эдвард повернулся на каблуках, но возле кареты я перехватила его за рукав камзола, заставив изумленно остановиться.

- Милорд, я не вынесу ночь в пути, - пробормотала я.

Лицо Эдварда не изменилось, скулы и уголки глаз были напряжены.

- Пожалуйста, давайте согласимся на этот ночлег, я смертельно устала.

Эдвард моргнул, сжал губы в тонкую недовольную линию и наклонился к моему уху:
- Мы не можем больше оставаться наедине, - с нажимом сказал он как можно более приглушенно, но в полуночной тишине шепот могли услышать все стоявшие рядом люди: две женщины-крестьянкам, хозяин гостиницы, конюх, принесший нашим лошадям воды, и немолодая солидная пара, наблюдавшая за нашими переговорами с очевидным интересом.
- Какая разница, что подумают эти люди? – возразила я, настаивая на своем. – Завтра мы покинем это место, и спустя пару дней они даже не вспомнят наших лиц. Мы уже не единожды ночевали вместе, переживем и этот раз.
Длинные пальцы сжались на моем локте, словно Эдвард настоятельно хотел убедить меня воздержаться от безрассудного поступка:
- Тогда вас ждал скорый брак, который, несомненно, перечеркнул бы ту вынужденную ночевку. Но теперь, Изабелла, ваша репутация должна быть максимально чиста…
Я покачала головой, устремляя на Эдварда умоляющий взгляд:
- Моя репутация уже безнадежно испорчена, и мы говорили о том, что за жизнь меня ждет. Одна ночь на краю света ничего не изменит! Пожалуйста, соглашайтесь… Клянусь Богом, теперь уже не имеет никакого значения, сколь тщательно вы будете меня блюсти.
- Осторожнее в желаниях, леди Изабелла, - прошипел внезапно рассердившийся Эдвард, но мне показалось, что его черты прорезала боль сомнения. Это придало мне смелости:
- Если хотите, можете назвать меня женой, чтобы избежать домыслов и сплетен. Никто не запомнит супружескую пару, проведшую в постоялом дворе захудалой деревни всего одну ночь.

Глаза Эдварда расширились от моих слов, а дыхание как будто даже остановилось – мое предложение его буквально потрясло. Несколько мгновений он смотрел на меня неотрывно, заглядывая в самую душу. Мое сердце, хоть я и устала, пустилось от этого взгляда вскачь. Решая, стоит согласиться или отказать, мужчина напряженно застыл. Дернул сердито головой, нахмурив брови и ища слова возражения, но не смог придумать аргументов. И затем неожиданно сдался, пропуская меня вперед и движением руки уступая право договориться с хозяином.

Я растерялась. Предложение лорда Мейсена привело меня в крайнее смущение: очевидно, что он не хотел становиться исполнителем подобной авантюры, так что предоставил мне возможность самой принять решение и так, как я сочту нужным, раз уж я оказалась настолько упрямой и легкомысленной.

- У вас только одна комната, верно? – взволнованно обратилась я к хозяину гостиницы, невольно ища поддержки лорда Мейсена, но он мрачно молчал, выжидающе наблюдая за мной.

На лице хозяина расплылась подобострастная улыбка: я не сомневалась, что его наметанного взгляда не миновали ни особенности моего наряда, ни герб на дверцах экипажа, ни мой английский, в котором не слышалось и намека на шотландский акцент.

- Одна комната, миледи, - покачал связкой ключей хозяин. – Одна комната, одно окно, одна кровать. – Он словно бросал мне вызов утонченной издевкой, прекрасно понимая, что у нас с Эдвардом нет выхода – мы не найдем другую гостиницу на много миль вокруг.

Неловкость сменилась досадой, и я добавила уверенней, пресекая сплетки на корню:
- Нам с мужем подойдет.

За моей спиной странно хмыкнул наш кучер. Я невольно вздрогнула, понимая, что он легко может выдать нашу тайну. Но Эдвард не раз упоминал, что Джон – старый слуга, и секреты семьи за ним, как за каменной стеной. Хозяин гостиницы пожал плечами, словно и прежде не видел причин для предшествующего спора, и махнул рукой в сторону открытой двери, приглашая внутрь.

Рука Эдварда опередила мое движение, проворно отобрав ключ у хозяина, чья ухмылка заставила меня густо покраснеть, особенно когда Эдвард добавил громко и довольно резко, будто хотел, чтобы его расслышали получше:
- Принесите в комнату горячей воды для моей жены, - распорядился он быстро и отчетливо. – Лошадей в стойло и хорошенько накормить. И мы с леди Мейсен хотели бы получить легкий ужин прямо сейчас.

Я удивилась: обычно в голосе Эдварда не было и намека на шотландский акцент, а сейчас он словно специально подражал разговору той же миссис Маклеган и других обитателей дома на озере Лагган.

После громко произнесенной фразы все резко занялись своими делами, а Эдвард невозмутимо взял меня за локоть и повел вперед; его пальцы сжимались довольно сильно, будто он считал, что я могу убежать, либо предостерегал от очередных глупостей.

Нам подали ужин, состоящий из домашнего сыра, мяса и кувшина сидра. Никто не обращал на нас внимания – как я и думала, узнав, что не происходит ничего из ряда вон выходящего и в гостиницу заселились обыкновенные муж с женой, постояльцы потеряли к нам интерес. Только Эдвард все еще вел себя странно: нетерпеливо наблюдая за тем, как я ем, ни кусочка не положил себе в рот.

- Вы не голодны? – спросила я, указывая на его полную тарелку.

Он проигнорировал вопрос, продолжая буравить глазами, от чего всерьез становилось не по себе: откровенное разглядывание стало уже почти неприличным и так отличалось от всего, что было между нами ранее, словно Мейсену внезапно стало необходимо видеть каждое мое действие.

- Вы уверены, что поступили правильно? – шепнул он, отвечая вопросом на вопрос. Его ладонь, опустившаяся на стол, оказалась близко к моим пальцам: на секунду мне почудилось, будто Эдвард собирался коснуться моей руки. Возможно, даже сжать ее в ободряющем жесте.
- Вам не кажется, что вы слишком беспокоитесь? – возразила я, удивленная его настойчивостью. – По-моему, в этом вопросе мы поменялись местами: волноваться должна больше я, нежели вы.
Уголки утонченных губ чуть поднялись, складываясь в вежливую полуулыбку:
- Но вы спокойны, - констатировал он торжественно.
- Да, потому что замужество все равно мне уже не светит, – повторила я то, что сказала несколько часов назад.

И снова уголки дернулись, на сей раз теплее, мне даже показалось, что я вот-вот увижу настоящую улыбку, но нет. Прекрасное видение исчезло без следа, сменившись обычным серьезным выражением: мужчина продолжал смотреть неотрывно, не обращая внимания ни на кого, кроме меня, приводя в трепет этим пристальным вниманием. В глубине зеленых глаз застыло престранное выражение, объяснение которому у меня не находилось. Странный диалог, происходящий между нами, напоминал какую-то игру, в которой я не знала правил, а лорд Мейсен чувствовал себя как рыба в воде. Но я никогда не умела разгадывать тайны и раскрывать двусмысленности.

- А вы бы хотели? – быстро проговорил мужчина: я решила бы, что он взволнован, если бы не знала его уже достаточно хорошо. – Предложи вам кто-нибудь брак, и если отец согласится, вы бы пошли замуж прямо сейчас? Или Джеймс окончательно разбил ваше сердце? Сможет ли оно открыться для кого-то еще? Каким видите своего мужа?

Так много вопросов, и все слишком личные. От шока я чуть не поперхнулась глотком сидра: в горле вдруг пересохло, а ладони вспотели. Эдвард был необъяснимо разговорчив весь день, а теперь еще и интересовался вещами, на которые я даже самой себе не смогла бы ответить. Хотя на последний вопрос у меня был вариант, но он выглядел слишком неловким, чтобы произнести имя вслух… и представлялся абсолютно невозможным, чтобы переживать потом унижение очевидного отказа. Глядя на красивое лицо лорда Мейсена с забранными аккуратно в хвост длинными волосами, я могла представить его стоящим у алтаря, а себя – медленно идущей к нему под руку с отцом. Этот образ промелькнул всего на мгновение – как невысказанный вслух ответ, - но заставил меня густо залиться краской застенчивости.

- Мы можем… перестать говорить об этом?.. – потрясенная, попросила я.

Аппетит пропал, тело наполнилось непонятным томлением, смешанным с болью разочарования. А я не имела желания провести ночь в мечтах об Эдварде вместо сна, ворочаясь с боку на бок в мыслях о невозможной взаимности чувства.

- Конечно, - уступил он; огонь интереса, горящий в пристальном взоре, погас, сменившись привычной маской скрытности.

Как будто прочитав мои мысли, он встал и протянул руку, чтобы отвести отдыхать.

- Пойдемте, леди Мейсен, впереди долгая ночь.

В голосе не было шутки, но лучше бы была, потому что столь серьезно произнесенная фамилия, примененная ко мне, добавила новых картин моему воображению, вновь выбивая почву из-под ног. Происходило нечто необычное, Эдвард вел себя странно. Ощущения усиливались с каждым мгновением: с тем, как он взял меня за руку вместо того, чтобы просто пойти впереди, выстраивая привычную стену отчуждения; с тем, какими нетерпеливыми были шаги, будто он спешил оказаться в комнате как можно скорее.

И когда мужчина закрыл дверь на ключ изнутри – с порывистой решимостью, - я уже не на шутку разволновалась, не зная, чего еще от него ожидать. Мой взбудораженный мозг не мог придумать ни одного объяснения его странному поведению, а думать, будто Эдвард замышляет что-то неправильное, я попросту не могла. Сейчас он вздохнет, спокойный и привычно отстраненный, поможет мне снять корсет и холодно пожелает доброй ночи, уляжется на небольшой скамье, стоявшей возле зеркала, подложив под голову плоский пуф и распустив прекрасные пышные волосы.

Эдвард обернулся ко мне, и я была шокирована его пылающим взглядом. Грудь поднималась быстрее и выше обычного, когда он сделал шаг ко мне – я была парализована волнением и не могла сдвинуться с места, наблюдая за развитием событий словно со стороны, нервно ожидая развязки. Его руки поднялись, пальцы скользнули вдоль моих щек, беря лицо в ладони. В глазах зажглось пламя желания, похожее на хищный голод, которым недавно напугал меня Джеймс, только у старшего брата он казался расчетливым и бездушным, а у Эдварда поражал безумством сильных чувств. И в следующий миг его губы прижались к моему рту, влажно двигаясь на нем и пленяя необыкновенным, истинно мужским ароматом. Ошеломленная, я замерла, стукнувшись спиной о стену и перестав дышать.

Эдвард на секунду отстранился, но лишь для того, чтобы вытащить пару заколок из моих волос и позволить пучкам свободно упасть на плечи. Зелень его глаз, находившихся слишком близко, подавляла, ни единой мысли не осталось в моей голове – только удивление и зарождающаяся, необъяснимо приятная слабость. Он снова поцеловал меня, на этот раз жадно и глубоко вбирая мой рот. Его губы были гладкими и теплыми на ощупь, едва заметная колючая щетина нежно царапала кожу вокруг.

Я набрала воздух, поняв, что забыла о дыхании, и в тот же миг ахнула, ощутив язык между зубами – он ласкал верхнюю губу, усиливая ощущения. Мои глаза закрылись помимо воли, а тело расслабилось, растворяясь в первом в моей короткой жизни настоящем поцелуе. Даже если бы я вспомнила в этот прекрасный миг о правилах приличия, сопротивляться бы не смогла, потому что хотела, чтобы Эдвард никогда не останавливался, что бы ни стало причиной его нападения.

Почувствовав мое согласие, лорд Мейсен приник всем телом. Я впервые находилась так близко к мужчине, что могла ощутить каждую деталь одежды, силу напряженных мышц и дрожь страсти. Танцы не отображали всей полноты единения, давая возможность держать драгоценный сосуд в руках, наслаждаясь лишь его безупречным видом. Теперь же жадными глотками я пила божественный нектар. Меня обволокло дурманом головокружения, когда я робко сжала губы, неумело отвечая на поцелуй. Руки сами поднялись к мужественному лицу, сердце запело, когда пальцы ощутили гладкость кожи у кромки волос. Языки столкнулись в неизведанном танце, и сочный мужественный вкус вырвал из моего горла странный неудержимый звук, усилившийся, когда пальцы мужчины скользнули вдоль моей шеи к затылку.

Эдвард разорвал сладостный контакт губ, пристально заглядывая в глаза. Теперь и моя грудь вздымалась высоко и часто, но чтобы прийти в себя, понадобится не один час. Я была ошеломлена и дезориентирована, но, несомненно, получила удовольствие не менее сильное, чем лорд Мейсен, чьи руки все еще двигались, пропуская пряди моих волос между пальцами и выбирая заколки. Зеленые глаза горели диким пламенем, на губах застыла восторженная полуулыбка.

- Твоя наивность невероятно притягательна, - прошептал Мейсен, звучало как признание в чувствах, по крайней мере только о таком я могла думать после ошеломительного поцелуя. Я была слишком невинна, чтобы отделить страсть от любви, и слишком доверчива, чтобы вспомнить урок Джеймса – по крайней мере, не в это мгновение. – Искушение держать тебя в неведении и дальше, наслаждаясь удивлением на твоем прекрасном юном личике, слишком велико, Изабелла. Но нам пора двигаться дальше...

_______________

Добро пожаловать на Форум


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-16831-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (30.12.2015) | Автор: Валлери, Миравия
Просмотров: 5192 | Комментарии: 136


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1361 2 3 »
0
136 Vivett   (13.06.2016 11:16)
Чуть не упала с кресла от текущих событий!!!
Очень заинтригована!
Побежала читать следующие главы!

+1
135 Sharon9698   (04.05.2016 20:58)
Ничесе!!! Вот Эдвард даёт!!! То ходил морду воротил, то с поцелуями набросился!!! Понятно, что он все чувства к Ьелле в себе держал, пока она типа невестой Джеймса была, а теперь сам намерен свататься ( не зря ведь про Чарли расспрашивает), но все равно как то резко он, без предупреждения, не боится Беллу от себя отвернуть, она ещё от приставаний Джеймса не отошла!

0
134 Sveta25   (05.03.2016 17:43)
Спасибо огромное.

0
133 malush   (05.03.2016 04:13)
Вот это да... Оказывается Эдвард просто сдерживал свои чувства к Изабелле... Теперь ему ничто и никто не мешает... Изабелла свободна... Она даже думать не могла о таком повороте событий... И с отцом Изабеллы он тоже найдет общий язык... Теперь ее честь не будет поругана...
Спасибо! wink

0
129 natik359   (15.01.2016 03:28)
Ага, значит Эдвард Мейсен терзался не меньше чем и сама Изабелла! Теперь может он спокойно действовать ведь она свободна! happy

0
132 Валлери   (26.01.2016 22:45)
Так и есть smile
Вот и посмотрим, как он будет действовать biggrin

0
128 GASA   (14.01.2016 01:41)
Ну вот и защитник влюбился в непутевую леди... biggrin

0
131 Валлери   (26.01.2016 22:45)
Еще бы, посмотри на обложке на Беллу - как же в такую не влюбиться biggrin *шутка* tongue
Ну а на самом деле - почему бы и нет? Девица благородная, да еще способная ради любви на что угодно - такие на дороге не валяются))) Начитанная, кататься любит на лошадях, да еще корсет все время просит развязать... biggrin Тут ни один мужик не устоит biggrin

0
127 kosmo   (13.01.2016 00:05)
Огромное спасибо за прекрасную историю.

0
130 Валлери   (26.01.2016 22:43)
Пожалуйста wink

0
115 RRRRRj   (09.01.2016 18:59)
Воу! Хорошо же он изображал холодность, а каким огнем воспылал, когда женишок испарился. Интересно, а как давно он все решил насчет Изабеллы?

0
126 Валлери   (12.01.2016 21:47)
Потому и изображал холодность, что женишок был, и Эдвард не мог проявлять чувства, не имел права. А теперь отпустил - все, она ведь свободна smile

Я думаю, он бы давно насчет Изабеллы решил, но не мог же он отобрать ее у Джеймса, это неблагородно совсем. wink

0
114 ПуФыСтИк   (09.01.2016 16:52)
Думаю Эдвард точно понравится отцу Беллы.

0
125 Валлери   (12.01.2016 21:45)
Почему ты так думаешь? biggrin

0
113 робокашка   (09.01.2016 10:44)
неужто Белла не замечает двойственный смысл фраз Эдварда...

0
124 Валлери   (12.01.2016 21:45)
Каких именно фраз и в чем двойственный?))

0
112 Lonely   (09.01.2016 01:51)
biggrin Агаа, Эдвард времени даром не теряет. Видно сразу заприметил себе Беллу wink Конечно, после такого то свадьбы не избежать, можно сказать Белла и её репутация окончательно патеряны и спасены cool

0
123 Валлери   (12.01.2016 21:44)
Пошел ва-банк biggrin

0
111 Dunysha   (06.01.2016 22:23)
Спасибо за главу. Долго до нее добиралась.
Похоже Эдвард времени зря не теряет прототипе себе дорожку вопросы наводящие задает , ну а то как Белла представилась его женой так вообще дало ему зеленый свет wink

0
122 Валлери   (12.01.2016 21:44)
Еще как дает biggrin

+1
110 kristi2009   (06.01.2016 11:25)
Спасибо Авторы!!! История просто завораживает. Как все завернули! Мне кажется Эдвард переоценивает силу чувств Беллы к Джеймсу, и поэтому пытается сдержать проявление своих.

0
121 Валлери   (12.01.2016 21:44)
Ты права)) Откуда ему знать, что Белла чувствует к Джеймсу? Она как никак убежала из дома ради него, стало быть - любит. А к Эдварду чувства свои тоже сдерживает. Так что ему непонятно и не видно, что на самом деле она испытывает smile

0
109 Helen77   (03.01.2016 09:21)
Спасибо огромное.

0
120 Валлери   (12.01.2016 21:43)
Пожалуйста happy

0
108 Farfalina   (03.01.2016 02:19)
Воувоувоу, полегче))))) Чего он так набросился?))) Белла не боится повторения истории с Джеймсом? А Эдвард хоть бы не знаю, разрешения спросил, что ли))) Хотяяя... Он её столько раз предупреждал)))

0
119 Валлери   (12.01.2016 21:42)
Он спросил ващета cool
И как бы... имеет уже право, она как никак его жена))) wink

0
107 ZaID   (03.01.2016 01:31)
Бедная и униженная Белла, вся бенадежно потерянная...........................
Эдвард старался быть подчеркнуто-вежливым, лишь создовая ей надлежащие условия...........................
Хм воистину, у них разгорелась страсти да, она считает себя непривлекательной ну а, он едва сдерживается.....................................
Действительно он, всерьез обдумывает, нечто касаемого его будущего с Беллой..................................................
Вот Эдвард, отдалялся от нее да казался безразличным но, она своей наивностью и св/благоразумием побудила его к неистовому, ох горячему поцелую..........................................

0
118 Валлери   (12.01.2016 21:42)
Ну теперь-то у него нет повода сдерживаться, ведь Белла уже не невеста брата smile

0
105 иола   (02.01.2016 20:58)
Что-то я не удивлюсь если окажется, что такое публичное объявление себя мужем и женой в Шотландии с ее отличными от Англии законами, может иметь какие-то неожиданные последствия dry
Спасибо.

0
117 Валлери   (12.01.2016 15:56)
Когда мы с Машей писали, то были почти уверены, что все знают эти последствия и эту традицию, и сюрприза для читателей не получится) Но, как оказалось, только два или даже один человек знал почти точно, а для остальных подобный поворот стал неожиданным) Что нас с Машей порадовало biggrin

Ну а о последствиях, думаю, ты уже прочитала в следующей главе wink biggrin

0
104 Taty@nka   (02.01.2016 19:21)
Спасибо! tongue

0
116 Валлери   (12.01.2016 15:53)
Пожалуйста happy

+1
58 АкваМарина   (02.01.2016 14:59)
Оу-оу! Решил испортить репутацию девицы до конца, чтоб не зря говорили?)

Цитата Текст статьи
Но нам пора двигаться дальше...

Жениться вам пора!
Дальше я как-то спокойна за судьбу Изабеллы, уж больно Эдварду понравилось называть её женой, «миссис Мейсен». Украдет опять, но теперь себе!

Спасибо большое за новую главу!

0
89 Миравия   (02.01.2016 15:32)
Да, леди Мейсен - звучит шикарно. А герцогиня МакДугалл - еще лучше. Но до этого дожить надо biggrin

Про украдёт, но себе - версия отличная, потому как спасает шкуру Эдварда от папочки, о котором не стоит забывать) biggrin

0
57 Котенок1313   (02.01.2016 06:47)
Спасибо за главу))) У Эдварда сносит крышу, жду проду!

0
88 Миравия   (02.01.2016 15:31)
Сносит, но неспешно и по делу) Всегда пожалуйста)

0
55 Solt   (02.01.2016 00:24)
М-да.
Совсем не уважает Эд Беллу sad как к публичной девке относится к ней... Хотя, Белла тут сама виновата, можно заставить почувствовать любовь ненависть презрение и тыды. Но вот уважение... уважение можно только заслужить.
А Белла мало для этого сделала.

0
87 Миравия   (02.01.2016 15:31)
Для такого поведения Эдварда есть причины. Не стоит судить заранее. В следующей главе многое станет ясно) wink

0
54 moroshkao   (01.01.2016 14:26)
Я на сайте примерно год, но пока не поняла смысл коментов. Этим определяется популярность произведения? Возможность общения с авторами и читателями? И типо свобода слова ? Как бы там не было в этой главе есть над чем поразмышлять.
* Он не разрешил ей повернуться, т.к. боялся. Что Белла увидеть, какую эффект произвела на мужчину. Допустим что-то выпирающие в районе паха или дикий , наполненный вожделением взор. И только дай искре упасть вот оно и пламя. Оно все-таки полыхнула ведь Эдвард человек и обико морале уходит на второй план, когда по венам циркулирует чистый адреналин. Может он и пытался противостоят , но пташка, т.е. Белла , сама завлекла их в клетку. Круг замкнулся. Жду версию авторов.

+1
56 Solt   (02.01.2016 00:27)
Версия про выпирающий пах просто до слез довела biggrin Она шикарна! Буду придерживаться тоже ей.
Так и вижу эту картину маслом: Белла поворачивается, глядит вниз и... - Сэр, это револьвер в вашем кармане или вы просто рады меня видеть? biggrin biggrin biggrin

0
86 Миравия   (02.01.2016 15:30)
biggrin Есть еще вариант со шпагой, он более распространён) biggrin

+1
85 Миравия   (02.01.2016 15:30)
Все комментарии воспринимают по-разному. Для меня это - способ пообщаться с читателями)

Что касается поведения Эдварда, то в новой главе оно получит свои объяснения. Он у нас товарищ серьёзный, и ничего просто так не делает.

0
53 Estell   (31.12.2015 18:31)
Большое спасибо!

0
90 Валлери   (02.01.2016 15:40)
Всегда пожалуйста smile

+1
52 MissElen   (31.12.2015 16:59)
Эх! Пропадай моя телега, все четыре колеса! Что толку теперь-то беречь репутацию - все равно никто не поверит, так чего уж добру пропадать

0
84 Миравия   (02.01.2016 15:26)
biggrin biggrin biggrin Интересная мысль)))) Улыбнуло. Но поведению Эдварда есть причины)

+1
51 Orhid1374   (31.12.2015 12:17)
Уфф, горячо!) Очень страстное окончание(хочется написать обрыв) главы! Неужели Эдвард не сдержался? Прорвало плотину чувств? Я рада, очень рада)) главное, чтоб они действительно двигались дальше. Пока читала концовку, был отголосок из предыдущих глав, когда Джеймс сказал, что Эдвард тоже не святоша. Но судя по его вопросам, намерения у Эдварда серьеные. И вообще он хорошо устроился - женится на Белле будет не проблематично, главное чтоб невеста была не против) ох, а пока буду ждать что же там дальше будет... biggrin
Спасибо за главу! С наступающим Новым годом! Вдохновения авторам и творческих побед smile

0
83 Миравия   (02.01.2016 15:26)
Мы очень рады, что читатели этот момент заметили. Джеймс, при всех его качествах, далеко не дурак и проницателен. И чувства Эдварда для него секретом не стали. Другое дело, что братья по-разному воспитаны и по-разному воспринимают реальность.

Что касается проблемы женитьбы - не будем забывать о папочке wink

0
50 Marishelь   (31.12.2015 01:24)
Вот насчет "двигаться дальше" - звучит как-то... То есть он решил не останавливаться на достигнутом? Круто изменился наш горец wacko

0
101 Миравия   (02.01.2016 15:54)
И на изменения у него есть весомые причины, как и на ту линию поведения, которой он придерживался до этого момента. Думаю, скоро они будут ясны)

0
48 lenyrija   (31.12.2015 01:17)
Я в шоке. И где предсказуемость сюжета? Что себе лорд Мейсен позволяет? Он вел с Беллой загадочные и многозначительные разговоры, что-то выяснял, что-то предполагал. Похоже, что решающим для его действий моментом стала не только общая комната для ночлега, но и тот факт, что Белла при свидетелях назвала его своим мужем и он с большой готовностью назвал ее своей женой. Ой, что дальше-то будет...
Глава получилась просто невероятной, спасибо за продолжение

0
102 Миравия   (02.01.2016 15:55)
Дальше будет развитие событий. Я даже удивляюсь, что пока никто не догадался. Значит, интрига удалась. Но сегодня все карты будут раскрыты)

0
47 Alice_Ad   (31.12.2015 00:55)
Спасибо за продолжение! Неужели эдвард решился? Как далеко он готов зайти?

0
82 Миравия   (02.01.2016 15:24)
Покажет следующая глава)

0
46 Anisha3804   (30.12.2015 23:53)
Да, и как теперь с таким количеством вопросов ждать 2 января?)

0
81 Миравия   (02.01.2016 15:24)
Уже почти дождались) А вопросами можно с авторами и поделиться, нам интересно biggrin

0
45 Lucky^_^   (30.12.2015 23:16)
Ох.. Боже мой! Огромное спасибо за главу)) Не успела оглянуться как уже 2 дня пролетели и вот уже новая! smile Это один из немногих фанфиков которые читаю нуу просто с неимоверным удовольствием biggrin Спасибо - спасибо автор, продолжайте в том же духе ok

+1
80 Миравия   (02.01.2016 15:23)
Спасибо вам огромное за такие лестные слова. Вот пролетело еще 3 дня, и сегодня уже будет новая глава, которая, надеюсь, тоже порадует) wink

1-30 31-60 61-67
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]