Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8166]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Все что угодно, ради семьи
С момента "Рассвета" прошло 7 лет. Каллены живут в Форксе, но избегают контактов с людьми. Ренесми учится в выпускном классе и встречается в Джейкобом. Все наслаждаются жизнью. Но внезапно появляются Вольтури. Некоторые члены семьи должны покинуть Калленов на большой срок, ради сохранения жизней родных. Но кто это будет? Кого позовут Вольтури и на каких условиях?
Как остальные переживут раз...

В твоем окне
Что раньше использовалось для разглядывание звезд, превратилось в основной инструмент для наблюдения за наваждением. Расстояние сближает... ну или так говорят.

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь. Белла / Эдвард / Закончен / от автора Харама

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15657
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Туман

2016-12-4
4
0
Туман


Автор: -
Бета: -
Рейтинг: R
Пейринг: Элизабет/Ричард; Элизабет/Роберт; Кэтрин/Пьер
Жанр: драма, роман
Аннотация: Банальная ситуация повлекшая за собой необычные последствия. Возвращаясь из командировки Лиз застаёт своего мужа с другой женщиной, но туман меняет её жизнь.

Использованные слова: туман, Париж, шторм, кофе, зажигалка, очки, Чикаго, удивление, покупка, дождь, сумочка, галстук, злость, объятия, поцелуй, виски, черный, красный, зеленый, любовь, удар, белый, страх, жёлтый, синий, печаль, жара, возбуждение, пицца




Париж. Аэропорт Шарль де Голь. Из-за шторма мой рейс отложили на неопределённый срок. Точнее, девушка из динамиков каждые два часа объявляет, что рейс откладывают ещё на два часа. В кафе аэропорта в зоне ожидания я допиваю уже, кажется, сотую чашку кофе, а в зоне для курения я вообще постоянный гость. Последняя пачка сигарет опустошена и лежит на столе рядом с зажигалкой, телефоном и очками. Я использую очки, только когда работаю за компьютером, который сейчас благополучно убран в дорожную сумку.
Я сижу в этом проклятом месте и пью этот проклятый кофе уже четырнадцать часов! Проклятье! Эту командировку можно было бы назвать удачной, если бы не задержали рейс домой. Телефон на столе ожил. На экране высветилось: «Кэтрин». Моя лучшая подруга, с которой я училась в колледже в Чикаго. Она вышла замуж за француза, который приезжал учиться к нам по обмену, а потом уехала с ним во Францию. Она и была причиной моей командировки. Кэтрин работает в одном очень популярном издательстве и договорилась со своим боссом об издательстве моей книги. Конечно, этот упитанный падкий до женщин француз пожелал встретиться со мной лично. Какого было его удивление, когда он узнал, что я замужем. У этого человека есть принципы. Но, не смотря на то, что я оказалась для него недоступной, он мне не отказал.
Я ответила на звонок.
- Очередные два часа на исходе, - сказала я вместо приветствия. Если Кэтрин позвонила, значит, скоро я, либо улечу, либо услышу очередное сообщение о задержке моего рейса.
- Объявлений ещё не было? – спросила подруга. Она волновалась за меня. Жаль, что мы не так часто видимся, как хотелось бы. Подруги лучше, чем она, мне не найти.
- Нет. Знаешь, мне кажется, что ещё немного и у меня будет передозировка кофеином. А ещё у меня закончились сигареты. Я сойду с ума, - я, конечно же, преувеличивала. С ума я, может быть, и не сойду. Но моей первой покупкой в Чикаго будет блок сигарет.
- Солнышко, мне так жаль тебя. Если бы ты бросила курить, то тебе было бы проще сейчас. Я ведь тебе говорила, что курение – зло, - пыталась шутить подруга. На шутку это было не похоже, но я выдавила из себя смех, который был скорее нервным, чем искренним. Чувством юмора Кэтрин никогда не отличалась, но я не собиралась её обижать. В конце концов, она ведь беременна.
- Уже поздно меня останавливать. У меня слишком нервная работа, мне необходимо моё зло, - ответила я.
- Знаешь, а ведь секс тоже хорошо снимает стресс. Ты бы могла заменить свои никотиновые палочки какими-нибудь другими палочками. Ты ведь понимаешь, о чём я? - сказала подруга. Это было смешно, и я не смогла сдержать смеха на этот раз. Похоже, беременность благотворно влияет на её чувство юмора иногда. К тому же, пошлые шутки про секс, не могут быть не смешными. Это смешно, потому что неловко.
- Не забывай. В моём случае, у меня есть только одна палочка-заменитель, - продолжила я, смеясь. Кэтрин тоже засмеялась.
- Кстати, Ричард не звонил? – поинтересовалась подруга.
- Нет. Он попросил меня позвонить, когда уже буду в Чикаго, - ответила я. Мой муж не отличался сентиментальностью, да и жаден был до денег. Звонить мне в Париж было выше его сил.
- Леди и джентльмены. Рейс Париж-Чикаго задерживается еще на два часа по причине неблагоприятных погодных условий, - говорил по-французски приятный женский голос из динамиков.
- Ты слышала? – спросила я подругу. На том конце провода послышался вздох.
- Да. Бедняжка. Лиз, мне так жаль тебя. Я заставила тебя сюда притащиться, а теперь ты здесь застряла. Прости меня, - говорила подруга. Я слышала, что она уже готова заплакать. Чувствительная беременная женщина, что ещё можно сказать.
- Не вини себя. Ты же не знала, что так получится. И вообще, не переживай за меня, тебе нельзя волноваться, - успокаивала я подругу. Слава Богу, что через месяц она, наконец, родит, и перестанет быть такой чувствительной.
- Ладно, солнышко, - голос подруги стал веселее. – Тут Пьер пришёл. Я пойду его встречать. Удачи тебе. Позвони, когда прилетишь, я уже не смогу звонить cегодня.
- Ладно, - сказала я, и мы разъединились.
Через час всё-таки объявили посадку на мой рейс.

***
Чикаго. Аэропорт О’Хара. Самолет приземлился в час ночи по местному времени. Было приятно размять ноги после долгого перелёта, и моросящий дождик приятно освежал кожу после сна.
Я достала мобильник из сумочки, чтобы отправить сообщение Кэтрин. В Париже сейчас восемь утра, и скорее всего она ещё спит. Но как только я открыла список контактов, телефон выключился, сообщив мне тем самым, что разрядился. Что же, Ричарда, значит, будить тоже не буду. Да и не хотелось. Он даже не знал, когда я прилетаю. Он знал, что мой рейс отложили и просил меня позвонить ему, когда приземлюсь в Чикаго. Он самый жадный человек, которого я знаю. Каждый цент на счету. Поэтому звонить мне в Париж было для него просто неприемлемо. Но я и не настаивала на этом.
Я получила свой багаж в количестве одного чемодана, поставила на него свою дорожную сумку и покатила его на парковку к своему автомобилю. Я долго откапывала в своей бездонной дамской сумочке ключи от машины, стоя под моросящим дождём. Когда я села за руль, мои волосы и пальто были слегка влажными. Но это меня не пугало, я хотел скорее оказаться дома, принять душ и лечь в кровать к Ричарду.
Пока я ехала домой, дождь закончился и город окутал густой туман. Такой густой, что хоть ножом режь. Я боролась со сном, пока пыталась попасть ключом в замочную скважину двери моей квартиры.
Я бросила ключи на тумбочку у входа, включила свет, оставила все свои вещи в прихожей, сняла с себя обувь и пальто и вошла в гостиную-кухню. Прямоугольник жёлтого света из прихожей падал на коричневый ковёр возле дивана.
Я привычным маршрутом по памяти пошла в сторону спальни, но всё-таки врезалась в столик. Послышался звон. Я посмотрела на своё препятствие и заметила на нём открытую бутылку вина из моих сокровенных запасов и два стакана, которые и зазвенели при столкновении друг с другом. На фоне бежевого дивана я отчётливо видела чёрную полосу, возможно, это галстук, а ещё какие-то тряпки валялись на полу рядом со столиком, но я не могла их разглядеть. Я была слишком усталой, чтобы идти к выключателю и разбираться в этом беспорядке, поэтому я пошла дальше, засыпая на ходу.
«О Боже! Как я устала! Я даже не хочу идти в душ!», - с такими мыслями я вошла в нашу с Ричардом спальню. Но стоило мне сделать шаг в сторону кровати, как я остановилась как вкопанная и приложила ладонь ко рту.
Шок. Этого слова явно недостаточно, чтобы описать моё состояние. Весь мой мир рухнул в долю секунды. Все мои воздушные замки лопнули. Карточный домик, который я построила, оказался непригодным для жилья. В моей квартире, в моей спальне, в моей кровати, с моим мужем спала вовсе не я, а какая-то незнакомка. Трудно было не разглядеть их голые тела на фоне чёрных простыней. И Ричард явно не был против объятий этой горячей брюнетки. Она пила моё вино в моей гостиной с моим мужем, а потом занималась с ним сексом в нашей кровати. В конце концов, мог бы отвести её в какой-нибудь отель. Но он слишком экономный для этого, ведь у него есть пустая квартира. Вот почему ему нужно было, чтобы я позвонила по прилёту. И он ещё так настаивал, чтобы я не стеснялась и звонила в любое время. Сволочь! Кабель! Ублюдок! Ненавижу!
Разочарование и боль перемешались со злостью и ненавистью. Горячие слёзы заполнили глаза, закрывая обзор, и крупными каплями полились по лицу. Я вышла из спальни, прошла в прихожую, на этот раз не наткнувшись на треклятый журнальный столик. Я быстро обулась, накинула пальто, схватила с полки ключи, и даже не потрудившись закрыть квартиру, почти бегом направилась к лифту. Я даже не подумала взять сумочку с деньгами и документами. Мне было всё равно. Я хотела оказаться подальше от своего мужа и его любовницы. Как можно дальше и как можно скорее.
Чикаго стоит в пробках даже ночью, хотя и не в таких, как днём. Я нарушила, наверное, все возможные правила дорожного движения, но мне было всё равно. Удивительно, что меня не остановили.
На очередном светофоре загорелся красный, но я заметила это в последний момент и чуть не врезалась в грузовик, который ехал передо мной. Остановка движения плохо повлияла на мою психику. Я крепко зажала руль своими руками, положила на него голову. Рыдания сотрясали меня в конвульсиях, слезы, не переставая, текли по щекам. Как он мог? Как он мог так со мной поступить? Господи, за что? Я ведь любила его! А он? Была ли это любовь с его стороны? Или ему нужны были только мои деньги, моё наследство? Он ведь говорил, что любит меня! Говорил… говорил… Какая же я дура! Идиотка! Поверила ему!
Громкие сигналы автомобилей, вырвали меня из раздумий. Я оторвала голову от руля и увидела, что на светофоре уже загорелся зеленый. Я тронулась с места. Я не понимала, куда еду. Я вела машину на автопилоте, вдавливая педаль газа в пол до упора. Я даже не заметила, как оказалась за городом. Из-за тумана я едва могла разглядеть дорогу. Кажется, что я где-то в лесу. Да это и не важно.
Я включила радио на полную мощность. Я выжимала максимальную скорость. Слезы по-прежнему скатывались по моим щекам. Сердце разрывалось на кусочки. Душа горела адским пламенем. Я вспоминала наши поцелуи и объятия, и каждое воспоминание было как удар ножом прямо в сердце. Я не хотела вспоминать, но мой разум не хотел меня слушать. Перед глазами то и дело возникал образ Ричарда в объятиях другой женщины. Каждый раз я видела разных женщин: блондинки, брюнетки, рыжие, маленькие и высокие, светлые и смуглые. Это был кто угодно, но не я. И каждое это видение вонзало мне в сердце очередной нож.
Неожиданно на дороге возникла фигура оленя. Она словно появилась из ниоткуда. Проклятый туман! Я заметила животное в последний момент, но реакция не заставила себя долго ждать. Я ударила по тормозам и крутанула руль вправо. Все вокруг закрутилось. Удар, а затем темнота.

***
Пульсирующая боль. Голова словно зажата в тиски. Лёгкие жжёт от запаха гари, который перебивает все остальные. Дискомфорт во всём теле. Страх завладел моим сознанием.
Я с трудом открыла глаза и вокруг тут же запрыгали чёрные и белые пятна. К горлу подступила тошнота. Я поняла, что в меня упирается что-то большое и мягкое, раньше, чем увидела перед глазами раскрывшуюся подушку безопасности. Глаза заслезились от дыма, которым был заполнен салон. Ещё немного и я задохнусь. Нужно срочно выбираться отсюда!
Превозмогая боль, я нащупала ручку водительской двери и открыла её. С трудом выбравшись из салона на свежий воздух, я тут же свалилась на влажную листву под ногами. Я задышала чаще, и от этого стало ещё хуже. Всё вокруг продолжало вертеться. Я легла на спину и попыталась успокоить дыхание. Я ощупала больную голову в поисках повреждений. У меня рассечён левый висок, и глаз залит кровью из раны, поэтому открывался не до конца.
Я не знаю, сколько времени я так лежала на земле и смотрела вверх. Я ничего не видела перед собой, кроме тумана. Кажется, что уже начинало светать, когда я сделала первую попытку подняться с земли. Боль пронзила всё тело, картинка перед глазами потемнела, а к горлу снова подступила тошнота. Через несколько минут я попыталась сделать ещё одну попытку. В этот раз я действовала осторожнее из страха потерять сознание. Ухватившись за дверку автомобиля, я медленно поднялась на ноги. Капот машины был всмятку и из-под него клубился дым, смешиваясь с туманом и растворяясь в нем.
Продолжая опираться о дверцу, я осмотрелась, но смысла в этом было мало. Я не видела, как говорится, дальше собственного носа. Я даже не могла определить в какой стороне дорога, а она должна быть неподалёку, ведь я не могла улететь далеко. Но вокруг было тихо, да еще и в ушах звенело, поэтому по звуку я дорогу тоже найти не смогу. Остаётся только полагаться на удачу.
- Проклятый туман! Куда мне теперь идти? О Господи! – негодовала я. Страх уже вцепился в меня своими костлявыми пальцами. Главное не начать паниковать.
Выбрав направление наугад, я двинулась вперед. Было бессмысленно оставаться на месте. В таком тумане меня даже не заметят с дороги, а так у меня будет шанс выйти на неё самой. Может быть, кто-нибудь будет проезжать мимо. Кто-нибудь ведь должен мне встретиться? Не могла же я забрести в такую глушь?
Я шла по лесу, хватаясь за деревья, стараясь не потерять равновесия и не упасть. И я молилась. Молилась так, как никогда в жизни ещё не молилась. И мне было страшно, как ещё никогда не было. Я чуть не повторила судьбу своего отца. И у меня ещё есть возможность её повторить. Ничего ещё не ясно.
Я всё шла и шла, продолжая молиться. Я даже забыла о недавнем предательстве, потому что страх за собственную жизнь был сильнее этого. Если я выживу, я уничтожу этого ублюдка, но об этом я буду думать потом. Сначала нужно выжить. Мне просто нельзя умирать. Если я умру, то этому предателю и лицемеру достанутся все мои сбережения и имущество, как ближайшему родственнику. Нет! Я просто должна остаться в живых! Должна!
Становилось всё светлее и туман начал понемногу таять. Когда я уже отчаялась выйти к дороге и просто решила идти вперед и не сворачивать, я заметила среди голых деревьев вдалеке какой-то жёлтый свет.
«Я спасена!», - пронеслось у меня в голове, и я чуть быстрее направилась в сторону свечения. Я приближалась всё ближе и ближе к этому спасительному жёлтому огоньку. Утро уже вступало в свои права, разгоняя туман и вытесняя тьму. В конце концов, я перестала видеть жёлтый свет, но продолжала идти в том же направлении, стараясь не сбиться с пути. Я продолжала молиться.
Через какое-то время я снова заметила сквозь чёрные стволы и ветви деревьев мой спасительный жёлтый маяк, а ещё дом. Это был уличный фонарь дома в лесу.
Я почти валилась с ног, когда поднималась по ступеням дома. Дерево прогибалось под моими ногами и скрипело. Я схватилась за дверной косяк мёртвой хваткой, пытаясь оставаться в сознании и в вертикальном положении. Сделав последнее усилие над собой, я сжала руку в кулак и из последних сил постучала в дверь. Я сделала пять громких ударов, разбивая костяшки до крови о шершавую поверхность, и опустила руку. Теперь оставалось только ждать и надеяться, что дома кто-нибудь есть и что меня услышали.
Через минуту я набралась сил и теперь уже другой рукой снова постучала в дверь. Я снова разодрала костяшки в кровь, но мне было плевать на это. Голова у меня болела сильнее.
- Господи, пожалуйста, пусть кто-нибудь услышит меня, - шептала я пересохшими губами.
Моё сердце замерло, когда я услышала за дверью скрип половиц. Слава Богу! Меня услышали!
Дверь распахнулась, и я успела увидеть длинные мужские ноги в синих спортивных штанах и босые ступни прежде, чем потеряла сознание. Последним, что я почувствовала, были крепкие руки на моей талии. «Спасена», - пронеслось в голове, а затем наступила полная тишина.
***
Ветер подхватывал разноцветные листья и кружил их в причудливом танце. Желтые, красные, оранжевые и коричневые пятна летали вокруг меня, но не касались. И туман повсюду. Белый туман и цветные листья. А затем всё исчезло, и наступила темнота. Так неожиданно, что голова закружилась. Я думала, что упаду, но не почувствовала своего тела, словно находилась в невесомости. Я хотела пошевелить руками и ногами, но ничего не происходило.
А потом я увидела его. Ричарда. Моего мужа. Чернота вокруг меня вовсе не была тьмой. Это были бесконечные чёрные простыни. И он лежал на них с другой женщиной, чьи руки по-хозяйски обнимали его за шею, чьи волосы были в беспорядке разбросаны по его белоснежной груди. Его кожа почти светилась на фоне чёрных простыней. Его глаза были открыты, и из них на меня смотрел Ад. Его глаза – чёрные пропасти, зияющие дыры. И в них нет ничего кроме ярости и жажды. Жажды денег и секса. Сейчас на меня смотрел не мой муж, а чудовище. Чудовище, которое я пригрела у себя на груди, наивно пологая, что люблю это бездушное создание. На самом деле и не было человека, которому я дарила свою любовь. Я придумала его сама, и сама виновата в том, что случилось. Но самом деле ему не было нужно ни моей любви, ни заботы, ни ласки.
Снова всё исчезло. Вокруг меня загорелся белый яркий свет. Он был таким ярким, что глазам было больно на него смотреть. Головная боль вернулась с новой силой.

Я попыталась открыть глаза, но свет был слишком ярким и не давал мне этого сделать. Спустя некоторое время мне всё-таки удалось привыкнуть к яркому освещению. Мой взгляд уткнулся в деревянный потолок с балочными перекрытиями, который словно гирляндами был увешан паутиной. Я медленно повернула голову вправо и наткнулась на источник света – большое деревянное окно, которое не было полностью прозрачным. Его явно давно не мыли. Напротив окна стоял письменный стол, заваленный книгами и бумагами, и стул. Всё было покрыто приличным слоем пыли. Я попыталась повернуть голову влево, но голова заболела сильнее, и мне пришлось оставить это затею, но я поняла, что лежу на диване и всё равно ничего не увижу. Встать я даже не пыталась. Это точно было плохой идеей.
Я поднесла свою правую руку к лицу и увидела, что она была аккуратно перебинтована. Я коснулась своего лба кончиками пальцев и наткнулась на повязку. Я посмотрела на вторую руку, и она также оказалась перебинтована. Я пошевелила ступнями и поняла, что обуви на мне нет, как и пальто.
Я была в замешательстве, удивлена, и мне было страшно. Где я? И как я здесь оказалась? Что вообще произошло?
А потом я вспомнила всё: Париж, задержка рейса, Чикаго, моя квартира, спальня, измена, побег, трижды проклятый туман, олень, авария, темнота, боль, отчаяние, жёлтый свет вдалеке, надежда, спасение. И нет никаких сомнений, что всё это было на самом деле.
- Проклятье! – вырвалось у меня. Я не узнала свой голос: охрипший и безжизненный.
Скрип. Шаги. Я напряглась. Если это враг, то у меня нет никаких шансов. Даже не стоит пытаться убежать. Я даже шага сделать не успею, как упаду в обморок. К тому же я даже не знаю, куда бежать. Придётся искать альтернативу побегу. Надеюсь, меня не убьют раньше, чем я смогу что-нибудь придумать.
Страх схватил меня за горло, не давая спокойно мыслить. Тем временем, шаги слышались всё ближе и ближе. И вот я поворачиваю голову вправо, морщась от боли, и вижу синие спортивные штаны на резинке, который сидят довольно свободно. Я поднимаю взгляд выше и вижу серую футболку, которая скрывает под собой мускулистое тело, если судить по мускулам на оголенных руках. В одной руке у незнакомца я замечаю стакан с газированной водой, а в другой что-то блестящее, похожее на пластинку таблеток. Я поднимаю взгляд ещё выше и натыкаюсь на взгляд серых глаз и ворох каштановых волос. О Боже! Куда я попала? Неужели я всё-таки умерла и надо мной возвышается ангел? Нет! Зачем ангелам штаны? Разве ангелы - это не голые младенцы? Нет? Скорее всего, я сплю. Хотя, я сомневаюсь, что мне может сниться головная боль. Но мускулистый сероглазый мужчина в синих спортивных штанах вполне мог. О чём я только думаю?
- Слава Богу, вы очнулись, - донёсся до моих ушей мягкий баритон. Таких голосов не бывает на самом деле! Это слишком приятно! Наверное, я просто слишком сильно ударилась головой. Нужно брать себя в руки!
- Где я? – прохрипела я. Отлично, я задала относительно умный вопрос.
- Вы в лесу, на моей даче, - ответил незнакомец. Толпа мурашек пробежала по спине. Кажется, я начинаю сходить с ума.
- Кто держит дачи в лесу? – видимо, умные вопросы у меня закончились.
- Видимо, я, - последовал ответ. Мурашки не заставили себя долго ждать. К тому же эффект усилился легкой полуулыбкой незнакомца. Красивый. Чёрт!
- Кто вы? – я снова овладеваю контролем над тем, что вылетает из моего рта.
- Меня зовут Роберт. И я доктор. Никогда бы не подумал, что моя профессия притягивает к себе больных, даже когда я в лесу в трех километрах от проезжей части, - снова эта полуулыбка. Снова мурашки.
- Я бы посмеялась, если бы не думала, что от этого моя голова взорвётся, как переспелый арбуз, - сказала я, улыбаясь в ответ. Забавная ситуация. Я определенно очень фортовая. Я не только сумела найти дом в лесу, так ещё и дом, в котором живёт доктор. А ведь мне нужен был доктор.
- Простите. Я принёс обезболивающее. Вам нужно привстать, - доктор поставил стакан на табурет рядом с диваном и положил таблетки рядом с водой.
Я попыталась встать сама, прежде чем доктор кинулся мне помогать, но у меня ничего не вышло. Я была слишком слаба. К счастью, мне было не до наслаждения сильными руками на моей талии. Голова тут же закружилась от смены положения, перед глазами заплясали белые пятна, к горлу подступил ком, желудок скрутило. Если бы было чем, то меня бы вырвало.
- Всё в порядке? – спросил доктор, подкладывая мне под спину подушки, продолжая обнимать меня за талию. Его лицо было близко. Ещё немного и можно его поцеловать, но, опять же, мне было не до этого.
- Да, - выдавила я и медленно откинулась назад. Доктор выдавил себе на ладонь две таблетки и протянул мне. После того, как я положила их себе в рот, он уже протягивал мне стакан с минералкой. Я запила таблетки и уже хотела поставить стакан на табурет, как доктор произнёс голосом, не требующим возражений:
- До дна.
Я послушалась. Действительно, он доктор. Я никогда не забуду этот строгий взгляд и твердый голос, который заставляет делать тебя то, что необходимо. И либо ты делаешь это сама, либо тебе «помогают».
Я поставила пустой стакан на табурет и прикрыла глаза, чтобы отдохнуть от яркого света, и не иметь возможности смотреть на синие штаны. Чувствую себя какой-то озабоченной. Никогда ещё меня так не интересовали ничьи штаны. Это просто помешательство какое-то!
- Таблетки подействуют через двадцать минут, - сказал доктор. А я-то думала, что если долго не смотреть, то он исчезнет, а когда я открою глаза, то окажусь у себя дома с Ричардом.
Дом. Ричард. Жгучая боль пронзила сердце. Сердце пропустило удар, болезненно сжалось и пустилось вскачь. Моя душа кровоточила. И никакой доктор тут не поможет. Я почувствовала, как по моей щеке скатилась слеза, а потом ещё одна и ещё. Я быстро вытерла их забинтованными руками, надеясь, что доктор не обратил на это внимания. Но он обратил. Доктора всегда такие дотошные! Особенно, если дело касается чужих проблем!
- Что-то не так? – последовал вопрос. Но я была слишком сильно поглощена своей болью, поэтому на этот раз мурашек не было.
- Всё не так, - сказала я равнодушно и открыла я, смотря на своего спасителя. Злость и ненависть ушли, боль и разочарование превратились во всепоглощающую и глубокую печаль. И это наверняка сейчас отразилось в моих глазах, потом что доктор быстро понял, что лучше не продолжать этот разговор.
- Пойду, принесу что-нибудь холодное, - сказал доктор и вышел, оставив меня наедине со своими мыслями. Он прекрасно понимал, что здесь ничем не поможет и не пытался.
Как только дверь закрылась, я дала волю слезам. Воспоминания нахлынули. Эмоции зашкаливали. Фантазия издевалась, дорисовывая то, что осталось «за кадром». Вот он сидит на диване, развязывая галстук и разливая вино, протягивает ей один из бокалов. Вот они уже поставили бокалы обратно на столик. Вот она прильнула к нему в страстном поцелуе. Он крепко обнимает её в ответ. Одежда летит на пол… СТОП! ХВАТИТ!
Он не заслуживает, чтобы по нему страдали, как и не заслуживает любви. Я вернусь домой и лишу его всего, а потом буду смотреть, как он ползает передо мной на коленях. И я не стану его жалеть. Ни за что на свете!
Сейчас уже светло. Наверняка, Ричард уже проснулся и обнаружил в прихожей мои вещи. Он не дурак. Он поймёт всё сразу. Интересно, станет ли он меня искать?
- Держи. Приложи к голове, - доктор протянул мне упаковку замороженных брокколи и полотенце. Я приложила холод к больному месту, и мне сразу стало легче. Я улыбнулась.
- Как далеко я уехала от Чикаго? – спросила я. Всё-таки нужно было разузнать, где я нахожусь.
- Чикаго? Серьёзно? Ты даже не в Иллинойсе! – доктор явно был сильно удивлен. Я нахмурила брови, что принесло с собой новую боль.
- И где я? – спросила я.
- У черта на куличиках в Висконсине! Последнее, что ты помнишь, это Чикаго? – продолжал изумляться доктор.
- Потише. Я еще слишком чувствительная к громким звукам, - попросила я, морщась от боли.
- Прости, - доктор сбавил громкость. – Ты не была пьяна. Как так получилось, что ты не помнишь, как оказалась в Висконсине, да ещё и чёрте где в Висконсине?
- Не знаю. Я была расстроена. И потом этот проклятый туман. Этот олень появился на дороге как по мановению волшебной палочки. Меня занесло. Я чуть не задохнулась в машине. Я даже не могла разобрать, где дорога. И каким-то чудом нашла твой дом. Всё это было как будто во сне.
- Сколько же ты ехала? – спросил доктор.
- Хотела бы я знать. Когда я выезжала из Чикаго, было около двух часов ночи. Когда я очнулась, то уже начинало светать. Уже совсем рассвело, когда я доползла до твоего дома.
- Хочешь сказать, что добралась сюда за ночь?
- Нет. Я была не в том состоянии, чтобы следить за временем. Но это вполне возможно. Я ехала под двести километров в час.
- Не удивительно, что ты попала в аварию. Удивительно только, что протянула так долго, - чего ещё следовало ожидать от доктора до мозга костей?
- Не начинай. Как оказалось, я умею выбирать места для аварий. По близости всегда оказывается доктор, - улыбнулась я.
- Это уже не в первый раз?
- Да, ты не первый мой доктор, который лечит меня от последствий аварии. Только в тот раз за рулём была не я.
- Твои ангелы-хранители работают без выходных, - как-то печально сказал доктор. Было бы похоже на шутку, если бы не тон, которым это было сказано.
- Только я не понимаю, почему каждый раз они делают выбор в мою пользу, - мой голос тоже пропитан печалью и старой болью. Мне не нравилось, какое направление принимает разговор. Но у меня было острое желание излить кому-нибудь душу. Я не могла остановить это. По крайней мере, сама не могла.
- Случайности не случайны, - задумчиво произнёс Роберт, который вдруг перестал быть доктором, а стал другом, которому можно доверить всё.
- Хочешь сказать, что в этом есть какой-то смысл? В том, что я постоянно остаюсь жива, когда все вокруг меня умирают?
- Значит, ты должна сделать что-то очень важное, просто ты сама ещё не знаешь, что это будет. Может тебе суждено стать матерью гениального учёного, который спасёт мир от очередной катастрофы.
Удар ниже пояса. Но нельзя обижаться на него за это, потому что он не знал. Он не сказал бы этого, если бы был в курсе.
- Мне вообще не суждено стать матерью, - на удивление спокойно сказала я. Я уже пережила это. Уже не должно быть больно.
Роберт удивлён. Снова. И расстроен.
- Прости. Я не хотел…
- Забудь об этом, - я не дала ему закончить свои извинения. Всё-таки мне всё еще тяжело. Я больше не хочу выслушивать слова сожаления. Слишком много их было в моей жизни. Сначала, когда умерла мама, потом, когда у мер отец, когда мне поставили диагноз бесплодие.
- А знаешь? Я до сих пор не знаю твоего имени, - ловко перевел тему Роб. Ну вот, приехали. Я уже сокращаю его имя.
- Элизабет, - коротко отвечаю я. – Только не надо сейчас говорить, что у меня красивое имя, иначе я обижусь, - добавляю я, чтобы разрядить обстановку.
- Я и не собирался, - улыбается Роберт. А я чувствую, что готова растаять от этой улыбки, как мороженое в жаркий день. И где-то внизу живота уже натягивается узел возбуждения. О Боже! Дай мне сил! Я была рада сейчас, что мои руки заняты пакетом с брокколи.
Роберт выдвинул стул из-за стола, поставил его в изножье моей «кровати» и сел на него. Включился режим «доктор»:
- Тебе уже лучше?
- Да, - ответила я, прислушиваясь к своим ощущениям. Видимо, обезболивающее подействовало. Я убрала уже потеплевшие брокколи от виска и положила их вместе с полотенцем на табурет-стол, чувствуя блаженное онемение в месте, где я только что их держала.
- Это хорошо, - сказал доктор. Мне уже начинает казаться, что в этой комнате два человека помимо меня, а не один. Мой доктор и мой хороший друг. Или любовник? Похоже, что все трое. Не может хороший друг так возбуждать и наводить на такие пошлые мысли. Только хороший любовник. Похоже, что я очень сильно стукнулась головой. Главное, чтобы меня опять не упекли в психиатрическую лечебницу.
- Не то слово, - согласилась я, не то сама с собой, не то с доктором. А может и с тем и с другим.
- Может быть, хотите позвонить? Мужу или ещё кому-нибудь? – спросил доктор Роберт. Да что с ним такое? Как он умудряется затрагивать самые болезненные темы?
- Мужу? А вы думаете, из-за кого я так сильно расстроена? – спросила я.
- Мало ли, - вздыхает доктор. Не успела я насторожиться, как он узнал про то, что я замужем, я вспоминаю про кольцо на левой руке. И снова меня накрывает. И снова я плачу. Когда это закончится? Он не заслуживает моих слёз! Я не буду плакать из-за него!
Я стягиваю со своего безымянного пальца левой руки золотой ободок с тремя бриллиантами. Нужно избавиться от него. Я осматриваюсь и натыкаюсь на извиняющийся взгляд Роберта.
- Можно вас попросить? – обращаюсь я к нему.
- Конечно, - сразу же отвечает Роберт. Или доктор Роберт?
- Избавьтесь от него. Можете оставить себе, но лучше продайте, а ещё лучше выкиньте в реку, - сказала я, протягивая кольцо на раскрытой ладони. Он не спешит его брать.
- Мне кажется, что вам лучше сделать это самой. Здесь недалеко есть река, я отведу вас туда, когда вам станет лучше, если хотите. А пока пусть будет у меня, - после этих слов он забирает кольцо и прячет в карман своих штанов. И я не знаю, кто это был. Доктор или Роберт?
- Спасибо, - шепчу я.
Тишина. Кроме мужа и подруги у меня не было никого, кто стал бы за меня волноваться. Подруга. Чёрт! Я ведь так ей и не позвонила! Она наверняка уже попыталась позвонить мне, а телефон так и лежит в моей сумочке, которая осталась в квартире.
- Мне всё-таки нужно позвонить, - сказала я. Я даже не могу себе представить, какую панику развела Кэтрин. Она ведь беременна.
- Конечно. Я принесу телефон, - сказал доктор и вышел из комнаты.
Страх за подругу быстро завладел мной, стоило только остаться одной. Господи, пусть с ней всё будет в порядке!
Через минуту я уже набирала номер подруги. Руки немного трясло от напряжения, и я с трудом попадала по сенсорным кнопкам.
- Oui, - послышалось в трубке.
- Кэт, это я, дорогая, - сказала я. Голос ещё был немного охрипшим. Надеюсь, она меня узнает.
- О Боже! Лиз, с тобой всё в порядке? Что произошло? Я пыталась позвонить тебе утром, но ты была недоступна. Я думала, что ты в самолёте, позвонила в Аэропорт, мне сказали, что твой рейс уже приземлился в Чикаго. Я позвонила Ричарду, он сказал, что утром нашёл все твои вещи в прихожей, а тебя нигде не было. На работе тебя тоже не оказалось. Где ты, солнышко? – Кэтрин говорила быстро. Она была возбуждена и взволнована.
- Всё хорошо, детка. Ты только не волнуйся, - успокаивала я подругу. Ей срочно нужно успокоиться.
- Что случилось? Почему ты вдруг исчезла? И куда ты делась, чёрт тебя побери?! – если Кэтрин начинает ругаться, то жди беды. Скорее всего, мне не избежать разговора по душам.
- Если ты пообещаешь, что не будешь волноваться и не родишь, пока я буду изливать тебе душу, - пошутила я. Но смеха не последовало. Да, это совсем не смешно. Особенно в сложившейся ситуации.
- Рассказывай, или я сажусь на самолёт и прилетаю к тебе. И мне плевать, если рожу в самолёте, - строго сказала подруга. Она злилась на меня, я её понимаю. Я не должна была забывать про неё.
- Успокойся, детка, - ласково сказала я. – Ты не сможешь улететь, потому что Пьер тебя не отпустит. Он не такой уж и подкаблучник, как ты думаешь.
- Правильно. Он не отпустит, он будет меня сопровождать. И не уходи от темы. Я жду, - Кэтрин продолжала злиться. И не перестанет, пока всё не узнает.
- Знаешь, у меня такое ощущение, что я попала в какую-то дешёвую мелодраму. Это всё так банально. Я застала Ричарда с любовницей в нашей квартире. Хотя нет, в моей квартире. И всё из-за того, что у меня разрядился телефон, и я не смогла ему позвонить по прилёту в Чикаго. Я села в машину и ехала, куда глаза глядят, пока не оказалась у чёрта на куличиках в Висконсине, - я решила опустить момент с аварией. Ей это знать ни к чему.
- Висконсин? – удивилась подруга. – Какого чёрта, Лиз! Ричард лживый падонок! Он сказал, что не знает, почему ты исчезла. Я его задушу, если увижу! – Кэтрин злилась теперь ещё больше и была на взводе. А чего я ещё ожидала от беременной женщины?
- Детка, оставь его в покое. Сомневаюсь, что он переживёт следующую встречу со мной. Я собираюсь устроить ему райскую жизнь. Если ты понимаешь, о чем я, - сказала я.
- О, да! Я понимаю! А какого черта ты потащилась в Висконсин? Что ты там забыла? – продолжала удивляться Кэтрин. Она снова начинала волноваться.
- Мне просто было необходимо оказаться подальше от этого ублюдка. Я даже не видела, куда еду. И сомневаюсь, что найду дорогу обратно, если мне не помогут, - я посмотрела на доктора, который снова разместился на стуле. Я думала, стоит ли Кэтрин говорить о моём докторе. Мой? Нет, он не мой! Нужно выкидывать эти мысли из головы. Я определённо не буду говорить о нём с подругой сейчас, может, позже.
- Солнышко, мне так жаль. Я даже представить себе не могу, как ты себя чувствуешь. Держись. Ты можешь звонить мне в любое время, ты же знаешь, - подруга смягчилась и успокоилась. Теперь она была печальной, и я тому причина.
- Детка, я так рада, что ты у меня есть. Я даже не знаю, что делала бы без тебя.
- Да брось! Я так рада, что с тобой всё в порядке, ты даже не представляешь! А с этим козлом я ещё поговорю на счет тебя.
- Мда! Представляю себе этот разговор! Ты должна подождать, я обязана видеть его лицо, когда ты будешь с ним разговаривать, - улыбалась я. Кэтрин засмеялась.
- Я подожду, солнышко. Возвращайся домой и гони его в шею. Позвони, когда будешь в Чикаго, - сказала подруга.
- Я позвоню. Извини, я не со своего телефона звоню. Ещё поговорим об этом, - сказала я.
Мы попрощались и разъединили связь. Я вздохнула и опустила телефон на колени.
- Больше никому не хотите позвонить? – подал голос доктор. Я забыла, что он вообще здесь находится, поэтому вздрогнула, когда он заговорил.
- Больше у меня никого нет. Только Кэт, - сказала я печально, и вернула мобильник владельцу.
- Сестра? – поинтересовался доктор.
- Нет, не совсем, мы не родственники, но она мне как сестра, - сказала я. – И извините, я, должно быть, все деньги проговорила, это был международный звонок.
- Это не страшно, - улыбнулся доктор. Да, он явно не был жмотом, как мой муж.
- Я всё верну.
- Да бросьте! Это всё пустяки. Можете расплатиться обещанием, что больше не будете нарушать скоростной режим, особенно в туман, - продолжал улыбаться доктор. Решил сыграть на моей чести.
- Я не могу вам этого обещать. Лучше я просто верну деньги, - улыбнулась я в ответ.
- И как же вы мне их вернёте? – поинтересовался доктор.
- Ваш номер наверняка высветился в телефоне моей подруги. Вас будет не трудно вычислить.
- У вас есть связи в ФБР? – удивился доктор. Я засмеялась.
- Нет. Я просто вам позвоню и назначу свидание, - сказала я сквозь смех. Доктор тоже не смог сдержать улыбки.
- Я об этом не подумал.
- Не часто, видимо, к вам в дом приходят жертвы автомобильных аварий, - пошутила я.
- Не часто, - улыбнулся доктор. – Я смотрю вам уже лучше. Хотите привести себя в порядок?
Я посмотрела на свою одежду. Джинсы были порванные и грязные, как и тонкий кашемировый свитер. Теперь им дорога только на помойку.
- Да, было бы не плохо, - сказала я.
- Я провожу вас в ванную, - сказал доктор и встал со своего места.
С горем пополам, ему удалось довести меня до ванной комнаты. По началу голова немного кружилась, и перед глазами прыгали чёрные пятна, но потом всё успокоилось, и мне стало лучше. Обращать внимание на крепкие объятия сильных рук у меня снова не было возможности.
В конце концов, я оказалась в ванной комнате. Кроме зеркала над раковиной со старым медным краном и унитаза здесь ничего не было. Доктор дал мне полотенца и чистую одежду. Конечно, это была его одежда: спортивные штаны серого цвета, белая футболка и носки. Носки мне были почти как гольфы, пояс штанов пришлось подвернуть несколько раз, футболку я завязала узлом на талии прямо над штанами.
Когда я впервые посмотрела на себя в зеркало, то ужаснулась. Светлые золотисто русые волосы все скатались и спутались, измазанные грязью и моей кровью. Я решилась снять повязку и ополоснуть волосы с мылом под краном. Рана была не очень большая и глубокая. Это радовало. Голова немного кружилась, и желудок скрутило, когда я замотала влажные волосы в полотенце и приняла вертикальное положение. Но через минуту всё прошло. Видимо, это хороший знак. Я вытерла волосы полотенцем и оставила распущенными, чтобы досохли уже на плечах.
Умывшись и стерев с себя всю грязь, я почувствовала себя гораздо лучше: свежо и легко. Я уже не чувствовала себя как побитая собака. Скорее как голодная и уставшая женщина. Всё-таки в последний раз я нормально ела ещё в Париже.
Когда я вышла из ванной и вернулась, доктор вытирал письменный стол влажной тряпкой. В воздухе витал аромат какой-то еды: рот наполнился слюной. Книги и бумаги были аккуратно сложены в стопку, а на освободившейся части стола стояла большая кружка и тарелка, наполненная омлетом с брокколи. Я думаю, это были те самые брокколи, которые я прикладывала к своей больной голове. Ну не замораживать же их обратно? А он практичный!
- Как вы себя чувствуете? – спросил доктор, заметив, что я вышла. Хотя, здесь так скрипели полы, что ему не нужно было смотреть на меня, чтобы понять, что я вернулась.
- Гораздо лучше, - улыбнулась я. – Спасибо.
- Я приготовил вам омлет. Надеюсь, что получилось не так уж плохо, - сказал доктор.
- Пахнет замечательно. Спасибо, - я подошла к столу. В кружке оказалось молоко. Просто чудесно!
- Приятного аппетита, - сказал доктор и сел на зёленый диван, на котором я недавно лежала. Я села за стол и принялась за еду. Я старалась есть медленно, прислушиваясь к своим ощущениям. Я всё же боялась, что меня стошнит. Но ничего не случилось. Слава Богу! Омлет оказался на удивление вкусным, но я предположила, что это из-за того, что я слишком голодна. Вообще-то я не очень люблю яйца. Молоко я решила оставить. Я любила пить молоко, но именно сейчас мне этого не хотелось. Лучше не рисковать.
- Спасибо. Было очень вкусно, - сказала я, положив вилку на почти пустую тарелку.
- На здоровье. Я так думаю, что вас нужно отвезти в больницу. Меня всё еще беспокоит ваше сотрясение. Могли быть осложнения. Без специального оборудования ничего нельзя сказать, - сказал Роберт с дивана. Он выглядел очень озабочено.
- Я хорошо себя чувствую, - успокоила я Роберта. Но увидев его взгляд, я сразу поняла, что мне не избежать поездки в больницу. Он был непреклонен.
- Вы ведь понимаете, что я не успокоюсь, пока вас не осмотрят как следует? - строго сказал доктор Роберт. Конечно, я уже это поняла. Но не мне спорить. У меня даже нет транспорта, и я полностью сейчас завишу от этого человека.
- Да. Делайте, что считаете нужным. Вы же доктор, а не я, - сказала я.
- Отлично. Думаю, сегодня уже нет смысла куда-то ехать, а вам нужно отдохнуть. Завтра с утра поедем до ближайшей больницы, а потом я, так и быть, подброшу вас до Чикаго, - доктор как-то странно улыбался, когда говорил это. Или мне показалось?
- Зачем же? Просто довезите меня до вокзала, - сказала я.
- Ну, во-первых, у вас нет денег на билет, а во-вторых, у вас не тот вид, чтобы разъезжать на автобусах. Ну, а в-третьих, мне не составит это никакого труда. Я тоже из Чикаго, а этот дом принадлежит моим родителям. Я иногда наведываюсь сюда, чтобы он совсем не развалился.
- Правда? Вы шутите, должно быть, - я была искренне удивлена. Поразительно! Как же тесен этот мир!
- Нет, не шучу. Я был удивлён не меньше вашего, когда узнал, что вы из Чикаго, - ответил доктор.
- Такого просто не может быть! Вы ещё скажите, что мы соседи, - нервно засмеялась я. Чудеса в решете!
- Посмотрим, - сказал доктор Роберт.
***
Дорога обратно до Чикаго с заездом в больницу в городе Мэдисон заняла почти весь день. Еще мы добрались до речки по небольшой тропинке и я с удовольствием выкинула ненавистное обручальное кольцо, вложив в этот жест всю свою ненависть и злость. С утра снова был туман, поэтому доктор ехал медленно. В кювете возле дороги, мы нашли мою красную «шевроле камаро» и вызвали эвакуатор, чтобы её оттащили в Чикаго за кругленькую сумму. Может быть, мне удастся получить за неё страховку.
В больнице меня осмотрели и сказали, что серьёзных травм нет. Роберт успокоился, и мы поехали дальше. Пару раз заезжали в «Макдоналдс», чтобы купить кофе. Постояв приличное количество времени в послеобеденных пробках Чикаго, мы добрались до моего дома. Я не спешила покидать салон «хаммера». Окинув парковку взглядом, я заметила машину моего мужа. Такую же, как моя, только чёрного цвета. Значит, он дома, и мне не избежать встречи с ним. Плохо.
Роберт вышел из машины, подошел к пассажирской двери и открыл её. Ричард никогда так не делал.
- Пойдёмте. Я вас провожу, - сказал доктор и помог мне вылезти из машины. Высоковато для меня: голова ещё кружилась немного.
В одежде Роберта и в его пальто, мне было достаточно тепло, но я всё равно запахнулась плотнее. Я замерзла вовсе не из-за холодного осеннего ветра, который иногда задувает на парковку.
Я встала перед дверью собственной квартиры, и моя рука зависла над звонком. Ключи остались в моей машине. Я еще не оказывалась в такой ситуации, когда не могу попасть в свою собственную квартиру. Я набрала полную грудь воздуха и нажала на кнопку. Приглушённый звон раздался с той стороны двери.
Через минуту мои глаза уже смотрели на моего мужа в дверном проёме. На нём был темно синий костюм и белая рубашка. Галстука не было, верхние пуговицы сорочки были расстёгнуты. Видимо он куда-то собирался, но ещё не закончил. Наверное, на работу. Но даже здесь он зависел от меня. Он работал на меня. Вышвырнуть его не составит труда.
- Элизабет! – выдохнул Ричард, уставившись прямо на меня. Затем его взгляд переместился на Роберта и на его лице появились сначала удивление, а потом злость.
- Ну, здравствуй, - сухо отозвалась я. Я старалась не показывать ему свои эмоции и держать себя в руках. Если я поддамся, то мне будет очень плохо.
- Где ты была? И кто это? – Ричард не постеснялся и ткнул пальцем в Роберта. Никаких манер. Как я жила с этим человеком?
- Не твоё дело, - ответила я, изо всех сил стараясь не накинуться на него. Наглец! – Может, впустишь меня в МОЮ квартиру?
Я нарочно сделала ударение на слове «моя». Да, я купила эту квартиру ещё до свадьбы, она принадлежала мне. Он здесь просто прописан. Я вышвырну его и отсюда.
Ричард продолжал сверлить взглядом меня и Роберта. Он окинул меня оценивающим взглядом, заметив, что на мне не моя одежда, и нахмурился.
- Уйди с дороги, Ричард, - рыкнула я со всей злостью, которая у меня была. Было всё сложнее держать себя в руках. Воспоминания вчерашней ночи всплывали в моём сознании обрывками, словно мелькавшие кадры кинофильма.
Мой муж ещё раз пристально посмотрел на меня, но отступил. Я пригласила Роберта войти. Ричард вёл себя, как будто ничего не было. Вот лживый ублюдок! В прихожей я заметила, что мой чемодан, дорожная сумка и дамская сумочка находились там же, где я их оставила.
- Проходи, - сказала я Роберту, приглашая в гостиную, показывая рукой в сторону дивана. – Можешь посидеть здесь, пока я переоденусь. Чувствуй себя как дома.
- Элизабет, что происходит? Кто этот человек? – заходя в гостиную вслед за мной, спросил Ричард. Роберт не спешил садиться, он делал вид, что рассматривает фотографии на стене у входа, а на самом деле краем глаза следил за мной. Видимо, он опасался за моё самочувствие.
- Это доктор. Я попала в аварию, он меня спас, - сказала я спокойно.
- Авария? С тобой всё в порядке? – спрашивал Ричард. Он издевается? Неужели не видит, как хреново я сейчас выгляжу? Он вообще понимает, что я всё видела и всё знаю про его обман?
- Это не важно. Я подаю на развод. Можешь начинать поиски жилья. Вещи заберешь, когда будет удобно. А теперь выметайся из моей квартиры, - сказала я, глядя ему прямо в глаза. Удивление, злость, страх – всё это перемешалось на лице Ричарда. Да, мне определенно нравилось его замешательство.
- Что? Ты шутишь? – уточнил Ричард.
- Разве похоже, что шучу? За кого ты меня принимаешь, Ричард? Ты думаешь, что я готова всё тебе простить? Ошибаешься. Выметайся, Ричард! Машину пока можешь оставить себе. И отдай мне ключи от квартиры, - я была на удивление спокойна. Это хорошо. Хотя, возможно, потом меня прорвет как плотину, и я буду плакать всю ночь напролёт. Хорошо, что я не могу иметь детей. Я бы не хотела, чтобы они это пережили.
- Ты всё-таки видела, - Ричард, наконец, понял серьёзность ситуации и престал прикидываться идиотом.
- А ты, должно быть, до последнего надеялся, что твоя маленькая тайна осталась при тебе? Как ты мог, Ричард? В моей квартире! В нашей кровати! И эта просьба позвонить только ради того, чтобы ты успел выгнать её отсюда до моего приезда? Я не ожидала от тебя такого, - я не смогла сдержаться, предательские слёзы градом катились по моим щекам, застилая обзор. Я даже не пыталась их убрать, просто плакала.
- Элизабет, детка, ты всё не так поняла, - спокойно произнёс Ричард, пытаясь притянуть меня за плечи, но я отшатнулась от его объятий.
- Не прикасайся ко мне! – крикнула я, - Убирайся из моей квартиры! Из моей жизни! Я ненавижу тебя!
- Элизабет, - пытался достучаться до меня Ричард. Не хотел терять богатую жену, конечно! Я ведь всё отберу у него! Лицемер! Эгоист!
- Убирайся! – крикнула я, срывая голос и продолжая плакать.
- А ты, я погляжу, быстро нашла мне замену, - Ричард перешёл на оскорбления. Ну, уж нет! Я не дам ему себя оскорблять! Взгляд прояснился, поток слёз прекратился. Я сделала шаг вперед, вставая прямо перед Ричардом, и влепила ему звонкую пощёчину, что было силы. Его голова дёрнулась в сторону от удара. Лицо покраснело в месте пощечины.
- Убирайся! – крикнула я уже охрипшим голосом. Ричард посмотрел на меня взглядом, полным ненависти и злости, развернулся на каблуках и, накинув на себя пальто и взяв свой портмоне, вышел из квартиры, громко хлопнув дверью.
Рыдания снова завладели мной. Я уже ничего не видела. Чьи-то крепкие руки обняли меня за плечи и усадили на диван.
- Тише, тише, - шептал приятный голос прямо у меня над ухом. Мне становилось лучше от этого голоса. Меня обняли крепче, и я плакала на мускулистой груди. Я чувствовала, как сильные руки уверено поглаживают меня по спине через плотную ткань пальто, которое я так и не потрудилась снять.
С каждым круговым движением по моей спине и с каждым успокаивающим словом над моим ухом мне становилось легче. Это просто какое-то помешательство. Меня успокаивает мужчина, которого я знаю всего сутки, и я не возражаю. Мало того, мне еще и приятно. Он так не похож на Ричарда. Почему я не встретила его три года назад, до моей свадьбы? Боже! Как мне плохо!
- Мне нужно выпить, - прошептала я, выбираясь из тёплых и таких уютных объятий доктора. Я даже не стала задумываться, зачем всё это ему нужно. Зачем ему успокаивать меня? Какое ему до меня дело? Мне было плевать на это сейчас. Мне просто была необходима компания и выпивка, иначе я сойду с ума и утону в собственных слезах.
Я встала, сняла с себя пальто, бросив его на кресло, дошла до своего мини-бара, достала оттуда первую попавшуюся бутылку виски и два стакана и вернулась к Роберту. Слезы уже высохли. Я наполнила бокалы и протянула один доктору. Он даже не стал возражать. Я стянула с себя пальто и бросила его на спинку кресла.
Роберт лишь сделал маленький глоток из вежливости, когда как я осушила свой бокал залпом. Я даже не почувствовала вкуса виски на языке. Все мои рецепторы словно онемели. Я громко поставила пустую тару на столик и откинулась на диван, прикрыв глаза.
- Как вы? – спросил доктор, и я снова открыла свои глаза, уставившись в белый потолок.
- Чувствую себя опустошенной, - сказала я почти шёпотом. Все эмоции, которые переполняли меня совсем недавно, исчезли, словно их и не было. Я потёрла переносицу, пытаясь сообразить, что делать дальше.
Комната погрузилась в тишину. И я не была ей рада. Она давила на моё сознание тяжким грузом. Я налила себе ещё виски, так же быстро выпив его. Бокал доктора стоял на столе почти нетронутым. Какой он правильный, надо же! Он посмотрел на меня с неодобрением, когда я допивала третий бокал.
- Давай, скажи, что это вредно для здоровья, что я сама себя убиваю. Назови меня алкоголичкой и падшей женщиной, - мой голос был пропитан сарказмом и горькой иронией. Когда я была подростком, мой отец смотрел на меня точно таким же взглядом, как сейчас Роберт, если я приходила домой с вечеринки или якобы от подруги пьяная или если от меня пахло сигаретами. Потом он отводил меня в свой кабинет и читал лекцию о том, как всё это плохо. Он тоже был доктором, как и Роберт. Мы поругались с ним в машине, когда он был за рулём. Он отвлёкся от дороги лишь на мгновении. Тогда я попала в свою первую автомобильную аварию. Мне повезло, что доктор, проезжавший мимо, оказал мне первую помощь, тем самым спас мне жизнь. Отец погиб на месте. Мне было семнадцать лет. И целый год я жила у своей злобной тётки, которая ненавидела меня за то, что мне достались все сбережения и вся недвижимость отца. Она так злилась на меня за это, что этот год показался мне адом. Но это было ничто по сравнению с месяцем, который я провела в психиатрической лечебнице после смерти матери. Мне было пятнадцать. Её на моих глазах расплющил грузовик, мне до сих пор иногда сняться кошмары. Я никогда не видела столько крови. Я замкнулась и была не в себе, но меня сумели вытащить из этого состояния и вернуть к жизни. Я нашла своё средство от кошмаров – алкоголь. Отцу это не понравилось.
Доктор покачал головой на мою реплику. Взгляд его стал печальным.
- Я ничего такого не хотел сказать и не о чём таком не думал. Мне просто жаль вас. Я понимаю, что вы сейчас чувствуете, - спокойно произнёс доктор. По спине опять пробежала толпа мурашек от его приятного бархатного голоса. Видимо, я выпила слишком много виски, и оно уже начало туманить мои мозги.
- Понимаете? – удивилась я. Как он может меня понимать? Все доктора такие индюки! Думают, что всё знают и всё понимают! Хотят помочь всем на свете!
- Да, понимаю, потому что сам оказался в подобной ситуации и знаю, как вы себя чувствуете, - пояснил доктор. Я впала в ступор. Я не была удивлена: я была в шоке.
- Вы были женаты? – спросила я и посмотрела на его левую руку: кольца не было. - Развелись?
- Да. Давно это было. Я женился на последнем курсе колледжа на своей однокурснице, а на выпускном она мне изменила, - коротко изложил свою историю Роберт. Любопытно. Не слишком ли много совпадений для одной встречи?
- И как же вы справились с этим? – поинтересовалась я, по-новому взглянув на своего спасителя. В голове уже ощущался лёгкий звон. Выпитый виски давал о себе знать.
- С головой погрузился в работу. Брался за всё, что мне предлагали. Даже побывал в боевых точках, пройдя специальное обучение. Можно сказать, что эта ситуация помогла мне сделать блестящую карьеру. Сейчас у меня своя клиника. Я даже благодарен своей неверной жене в глубине души, - закончил свою исповедь Роберт. А я была удивлена ещё больше, хотя казалось, что это уже невозможно. Боевые точки? Сколько же ему лет?
- Вы были на войне? – уточнила я.
- Да, - только и сказал Роберт. Тишина. Только далекий шум улицы разбавлял это неловкое молчание.
- Слишком много совпадений. Вы из Чикаго, вам изменяли, вы оказались доктором, когда я в этом нуждалась. Вы оказались в том заброшенном доме именно в тот день, - сделала я вывод вслух, уже не контролирую свой рот. Виски основательно ударил в голову. Но это не помешало мне налить себе еще стакан и выпить половину.
- Может, это судьба? – предположил Роберт, и я посмотрела на него округлившимися от удивления глазами.
- Вы верите в судьбу? – спросила я.
- Почему нет? Я побывал на войне и видел много смертей. Я видел настоящие чудеса исцеления за время работы врачом. Я верю в то, что всё предопределено заранее. Я верю в судьбу.
Я могла себе только представить, сколько горя и страха повидал этот человек. Я смотрела на него и пыталась переварить полученную информацию. Теперь передо мной оказался совсем другой человек.
- Зачем вы мне помогаете? – неожиданно спросила я. – Я понимаю, что вы давали клятву Гиппократа, и не могли бросить меня раненую на пороге своего дома. Но остальное? Зачем вам это? Утешаете меня, жалеете? Зачем?
Мне очень сильно хотелось понять этого человека и разобраться в его мотивах. Что его подвигло на все эти поступки?
- Если быть совсем откровенным. Вы мне симпатичны, и мне очень хочется оставлять вас в таком состоянии одну. Если бы мы встретились в других обстоятельствах, и вы не были бы замужем, то я пригласил бы вас на свидание. Возможно, я ещё могу это сделать, если вы не посчитаете меня мерзавцем, который пользуется вашим душевным состоянием в своих целях.
Я была ошеломлена. Он только что пригласил меня на свидание? Серьезно? Должно быть, мне показалось. И что мне с этим делать?
Я внимательно посмотрела на своего спасителя, не скрывая своего удивления.
- Вы это серьёзно? – спросила я.
- Конечно, - спокойно ответил доктор. – Вы красивая и умная девушка, почему вас удивляет, что у меня возникло желание пригласить вас на свидание?
- Видимо, я просто отвыкла от этого, - ответила я. И что теперь делать? Моя голова сейчас лопнет!
- Ну, так что? Вы согласны? И, судя по вашему достатку, дорогими ресторанами вас не удивить, так что я приглашаю вас в пиццерию. У меня есть одна на примете, я частенько туда заглядываю. Её держит один мой знакомый итальянец. У них там отменная пицца, хочу я вам сказать, - доктор улыбался. Я не смогла не улыбнуться в ответ. Я сто лет не ела пиццу. Виски окончательно ударил в голову, и я не смогла контролировать собственное тело. Мгновение и я уже без стеснения целую своего спасителя. Он не отстраняется и не пытается меня оттолкнуть. Он обнимает меня и целует в ответ. И это было самое приятное ощущение из всех, которые я когда-либо испытывала. Его губы мягкие и податливые, дыхание горячее, руки сильные и тёплые. Низ живота заныл от возбуждения. Я была готова раствориться в нём. Одна его рука запуталась в моих волосах, другая забралась под футболку. Я обе свои руки запустила в его шикарные волосы.
Голова вдруг неожиданно заболела, и меня затошнило от головокружения. Нельзя было столько пить. Мне пришлось со стоном отстраниться и положить голову Роберту на плечо. Для уверенности я обняла его за талию.
- Всё в порядке? – забеспокоился Роберт, усаживая меня к себе на колени, как маленькую девочку. Он гладил меня по спине и волосам.
- Голова закружилась немного, - сказала я ему в шею. Усталость вдруг навалилась на меня тяжким грузом. А в объятиях Роберта было так уютно, что не хотелось даже шевелиться. Опьянение и травма напомнили о себе сильной головной болью в висках. Я застонала.
- Нужно было не давать тебе пить виски, - расстроено пробормотал Роберт. – Где у тебя аптечка?
- На кухне, в ящике над вытяжкой, - тихо сказала я.
Роберт без усилий поднялся вместе со мной на руках и положил на диван. Я удобно расположила голову на подлокотнике. Этот диван идеально подходил для того, чтобы лежать на нём без подушек. За это свойство я его и купила.
Я молча наблюдала за тем, как Роберт снимает свой пиджак, бросая его поверх пальто брошенного мной, идет на кухню и без труда отыскивает аптечку, ставя её на кухонный стол, и роется в ней.
- Стаканы? – спрашивает Роберт, направляя свой взгляд на меня.
- Над раковиной. Вода есть в холодильнике, - сказала я, стараясь говорить так, чтобы он меня услышал. От звука собственного голоса еще сильнее разболелась голова. Я поморщилась.
Я выпила принёсенное Робертом обезболивающее и быстро заснула в его объятиях. Утром он всё ещё был здесь. Мы так и заснули на диване. Я впервые спала с мужчиной, с которым не занималась сексом. И это было чудесно.

***
Я стояла на небольшом подиуме перед зеркалом в просторной примерочной. Мне кажется, что я перемерила уже все платья, которые имелись в этом магазине. Продавец-консультант заверила меня, что это платье мне точно понравится. И пусть она говорила так про все платья, на этот раз она оказалась права. Это платье было идеальным. Всё оно было сделано из белой полупрозрачной ткани. Пышная многослойная юбка с небольшим шлейфом, простой драпированный верх с V-образным вырезом. Из украшений только вышитый жемчугом кружевной пояс. Оно было простым, но именно таким, как я хотела. Оно не было слишком блестящим или слишком белым, на нём не было бесчисленного количества рюш и нашивок. Под это платье отлично подойдёт мамино сапфировое ожерелье. Папа говорил, что она хотела, чтобы я надела его на свою свадьбу. Она тоже выходила в нём замуж. Я не сделала этого в первый раз, но сделаю сейчас. Сейчас я готова. К тому же синий цвет ожерелья будет отлично сочетаться с моими голубыми глазами, которые мне тоже достались от мамы.
В примерочную вошла Кэтрин. Она прилетела в Чикаго специально на мою свадьбу и привезла всё своё семейство. Свою маленькую полуторагодовалую дочь Марию, чьей крестной матерью я являлась, и мужа. Я была рада, что она здесь. Глаза Кэтрин засветились, а на губах заиграла улыбка, когда она увидела меня.
- Ты прекрасна, солнышко. Мне кажется, что это, то самое платье, - с любовью прошептала Кэтрин. Она любила меня, как и я её. И она была моим самым близким человеком. Кроме Роберта, конечно.
- Да. Это платье идеально, - ответила я, улыбаясь, и погладила белую ткань юбки.
- Я принесла фоту! – сказала бойкая продавец-консультант, заходя в примерочную. – Вам понравилось платье?
- Да, мы его покупаем, - сказала я, продолжая улыбаться.
- Отлично! Только его нужно будет немного ушить, - обрадовалась продавец. – Примерим фоту?
- Да, конечно, - ответила я. Кэтрин довольная села в кресло.
- Роберту должно понравиться, - сказала подруга, пока консультант пристраивала на моей голове фоту.
- Он сказал, что ему не важно, что на мне будет надето, главное, чтобы я пришла в церковь целой, а не как в тот раз, - улыбнулась я, цитируя речь своего жениха.
- Конечно, ему не всё равно! Просто он не хочет этого признавать. И, наверное, твоя сохранность, всё-таки важнее для него, чем твоё платье, - отвечала подруга.
- Иногда он слишком сильно волнуется. Он даже хотел установить на моей машине ограничитель скорости, когда пришёл первый штраф за нарушение после покупки новой машины, - рассказывала я с улыбкой. Его забота порой была даже забавной.
- Ну, это уже слишком! – смеялась подруга. – Хотя его можно понять, учитывая, что ты чуть не умерла при вашей первой встрече.
- Да, - печально вздохнула я, поправляя фоту. Продавец-консультант закалывала булавками места, которые нужно ушить.
- Как думаешь, куда он тебя повёзёт на медовый месяц? – ловко перевела тему подруга. Она всегда умела разрядить напряженную обстановку, переводя разговор на другую тему без кровавых «жертв».
- Не знаю. Сказал, что это будет сюрприз. Я даже не могу предположить, - ответила я.
Мне не хотелось думать об этом. Не хотелось портить свой собственный сюрприз. Роберт сказал, что мне должно понравиться, значит, так и будет. Он всегда оказывается прав. Даже на первом свидании, когда сказал, что я буду в восторге от пиццы, когда делал заказ в пиццерии, куда меня пригласил. Он познакомил меня со своим другом итальянцем, владельцем пиццерии. Это оказался мужчина лет пятидесяти с черными с проседью волосами и бородой. У него большая семья: меня познакомили со всеми. Он оказался прав и тогда, когда сказал, что я понравлюсь его родителям, с которыми он меня познакомил через полгода после первого свидания. Он оказался прав, когда сказал, что заставит мня бросить курить. Он не отбирал у меня сигареты, нет, он прятал мои зажигалки. В конце концов, я начала обходится тем, что просто жевала край сигареты, а потом и вовсе от них избавилась. Он всегда оказывался прав, и я люблю его за это, потому что я постоянно делала ошибки.
После того, как мы с Кэтрин зашли в обувной и купили мне туфли, уставшие поплелись по домам. Я предоставила подруге свою старую квартиру, в которой не жила уже год. После знакомства с родителями Роберта, я переехала к нему. Он жил в небольшом коттедже в пригороде недалеко от озера. И я быстро полюбила этот дом. Не меньше, чем его хозяина.
Был уже вечер, когда я припарковалась рядом с нашим домом. Я еле держалась на ногах, когда поднималась на крыльцо. Если четыре ступеньки дались мне с трудом, как тогда я поднимусь на второй этаж, чтобы добраться до кровати? Надеюсь, мой доктор не откажет мне в помощи. Он ведь всё время всем помогает, почему бы не помочь мне добраться до постели? Должны же у меня быть хоть какие-то привилегии, как у его невесты.
В доме было тихо, когда я вошла. Стянув с себя шубу и сапоги и бросив покупки в прихожей, я поплелась в гостиную и упала на диван лицом вниз. Если Роберт меня не найдёт и не отнесёт в спальню, то я буду спать здесь. Я слишком устала. Спустя какое-то время я заснула.
Меня разбудили знакомые крепкие объятия и сладкие влажные поцелуи на шее и лице. Я улыбнулась и прижалась крепче к этому источнику тепла и любви. Сердце забилось чаще, возбуждение уже скрутило низ живота. Эта реакция уже стала рефлексом.
Роберт поцеловал меня в губы, я ответила. Не разрывая поцелуя, он поднял меня на руки и понёс наверх. Мы не виделись весь день: я так соскучилась по нему. Тепло разливалось по всему телу от его рук. Мне стало жарко.
Он положил меня на кровать и навис надо мной, перемещая свои губы на мою шею. Поцелуи становились всё горячее. Обжигающие. Я больше не могла это терпеть.
Я стянула с него пиджак и толкнула в грудь, переворачивая на спину. Он поддался. Я впилась страстным поцелуем в его губы, расстёгивая бесконечные пуговицы его белоснежной рубашки. Он залез руками под мой свитер, и я отстранилась, чтобы он мог его снять, что он сразу и сделал.
Я чувствовала, что он уже готов, поэтому покончив с рубашкой, я сразу принялась за брюки и боксёры. Он также быстро разделался с моей одеждой, и мы превратились в спутанный клубок из рук и ног. Возбужденный и горячий клубок. И случись сейчас землетрясение, мы не обратим на него внимания. Слишком сильно мы поглощены друг другом. Мы на долгие два часа выпали из реального мира, закрывшись в своём уютном маленьком мирке. И ни с кем, кроме него, я не могла так делать. Никогда так не забывалась во время секса. Я с трудом помнила даже собственное имя. Я растворялась в нём. И это было прекрасное чувство. В моменты близости с ним, даже если он просто меня обнимал, я чувствовала себя по-настоящему целой и нужной.
- Я люблю тебя, - прошептала я, когда мы уже устроились в объятиях друг друга под одеялом, готовые заснуть.
Я чувствовала, что он улыбался, когда поцеловал меня в лоб.
- Я люблю тебя, - ответил мой любимый доктор и обнял ещё крепче.
Я сладко заснула, как это всегда с ним бывало. Его объятия действовали лучше любого снотворного. Я засыпала и знала, что утром он будет рядом. Я засыпала и знала, что я там, где и должна быть. Я засыпала и знала, что я люблю его, а он любит меня. Я засыпала и знала, что если бы у меня была возможность все исправить, я бы все равно наделала те же ошибки и не ехала бы медленней в ту роковую туманную ночь. Ведь всё это привело меня к нему.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/350-16924-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Nikarischka (14.02.2016)
Просмотров: 416 | Комментарии: 9


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 9
+1
9 Диметра   (26.02.2016 09:11)
Крайне романтишная история получилась, героине повезло, может компенсацией за все невезения, куда ее погрузил автор. По-началу честно пыталась вчитываться, очень мешало много повторений как слов, так и мыслей и эти постоянные "я", поэтому с середины, хотя уже вроде и чище текст пошел, было большое желание прокручивать и проскакивать лишь бы понять смысл. Безоговорочно этому тексту не помешала бы хорошая бета, которая вычистила бы все лишнее и подчеркнула сомнительное, тогда вполне может получиться милая и сладкая история, которая прочтется с легкостью и оставить после себя легкий розовый туман романтизма. Есть некоторые мысли которые мне прям понравились и вызвали улыбку - про голых ангелов и выжить чтобы мужу ничего не досталось, а, еще про жевание сигарет smile Может еще чего выцепилось, если бы читала внимательней, а не старалась перескочить повторения. Кстати в любовь ни Ричарда ни Элизабет к нему не верилось в начале и было непонятно чего ж она так сокрушается потом. По медицине и алкоголю тоже не помешает пройтись - ну это уже отметили. Ну и странноватый персонаж этот Роберт - и красив, и сексуален и еще и доктор, да из Чикаго, просто одни плюсы. Я всегда подозрительна к таким - так как не бывает в мире совершенства. И да, не поняла зачем так зверски убили мать героини. И почему об этом вот так вскользь в конце, я думаю это должно черту на всей жизни оставить и вспомниться как минимум в момент ее аварии. Кстати попади я в столько смертельных аварий, вот раз дцать подумала снова за руль сесть. Если только не с мыслью о самоубийстве. Либо соблюдать все и вся правила. И да, не знаю как за рубежом, а у нас если в психушке побывал прав не получишь.
В общем ощущение от работы двоякое - вроде и было что цепляло, но с этим текстом еще надо очень хорошо поработать как бете, так и гаме (или самому автору вникнуть в подчеркнутые моменты).
Спасибо, автор, за романтизм, удачи на конкурсе.

+1
8 kotЯ   (24.02.2016 22:52)
Вот не изменил бы ей муж, и она вдруг на своём жизненном пути встретила этого доктора, то уже она была согрешившей и обманувшей своего мужа. И деньги- при разводе с таким раскладом нужно было быподелить. А так- ей с небес послали невероятно сильного ангела.
И, вообще вся история у меня ложится вот на эти строчки из песни М.Леонидова,.Не дай ему уйти":
Столько долгих лет замыкал я этот круг
Это я его привёл на встречу к тебе

+1
7 Aelitka   (24.02.2016 13:33)
Очень порадовали размышления про голых младенцев и про "нельзя умирать, а то этот козёл получит всё". Кстати, последнее полностью характеризует главную героиню)) жалеть её ничуть не хочется, такая мгновенно справится с чем угодно, и слёзы у неё скорее злые, чем из-за разбитого сердца. Мужчины показались совсем нераскрытыми, а язык, особенно в самом начале, напоминал не до конца вычитанный перевод английского текста, если честно) в целом - были моменты, вызывающие улыбку, тема измены всегда актуальна, однако работать есть над чем - если у вас, дорогой автор, конечно, есть такое желание =) тут до меня уже высказались люди, так что углубляться и повторяться не буду, думаю, вы уже всё поняли.
удачи вам!

+1
6 Солнышко   (23.02.2016 16:42)
Просто забавный момент. Героиня ходила в двух пальто? smile

Цитата Текст статьи
Я встала, сняла с себя пальто, бросив его на кресло, дошла до своего мини-бара, достала оттуда первую попавшуюся бутылку виски и два стакана и вернулась к Роберту. Слезы уже высохли. Я наполнила бокалы и протянула один доктору. Он даже не стал возражать. Я стянула с себя пальто и бросила его на спинку кресла.


Спасибо за историю и за труд по ее написанию!
smile

+1
5 Serenity   (15.02.2016 21:01)
О некоторой нелогичности поступков персонажей, тавтологии и стилистических ошибках было уже сказано, поэтому не стану заострять на этом внимание. Мне кажется вы, автор, поторопились как будто, захотели втиснуть в рассказ много событий в жизни героини и будто специально "побить", чтобы пожалели. Тогда как размышления ее и внутренний мир не особо располагают к такому настроению, поэтому я ейсовсем не сочувствовала, не прониклась в общем.
Некоторые события, действия против логики я пыталась приравнять к символизму, но вышло с большой натяжкой. Бета необходима, но спасибо за попытку описать драму жизни женщины "одной из...", как говорится. Счастья хочется всем! smile удачи!

+1
4 Solt   (15.02.2016 20:07)
История получилась немного наивная, да и логика местами хромает, но... Вы, автор, нарыли отличный сюжет для своей истории, у нее всегда будут читатели, ибо тема, так сказать, затрагивающая biggrin (Обратите внимание, как много и часто женщины смотрят мелодрамы... А ваш сюжет, буквально сценарий для одной из них. Просто недоработанный.) Все косяки можно исправить, под нелогичности подвести правильные объяснения, можно даже сделать историю миди. В смысле - пусть уж нормально девушку полечат после аварии, да и время на развитие новых отношений надо.

+1
3 「Апельсиновая」   (15.02.2016 18:37)
Многое в нашей жизни - проделки высших сил, Судьбы или Бога (опять же, кто во что верит). Случайности не случайны, и это правда. Если что-то, как нам кажется, идёт не так, что-то не получается, то, может, кто-то или что-то просто оберегает нас от большей боли или больших потерь. Так вот и у героини случилось, что ужасная правда, которую она для себя открыла, привела лишь к счастливому повороту в её судьбе. Всё-таки в определённом смысле такая уж ли это беда - узнать, что близкий тебе человек - предатель? В плане эмоциональной боли - да. Но лучше узнать это, чем до конца жизни идти с таким бок о бок. Да, история получилась простой и наивно-нереальной. Но почему бы и нет? Пусть так. За душу, конечно, не цепляет, что поделать... Возможно, и такое бывает в жизни. Можно помечтать на досуге)
Дело в другом. Сюжет сюжетом, но то, как он подан - вот больное место этой истории. Как-то всё поверхностно и несерьёзно, начиная со стилистики и заканчивая какими-то нелогичными вещами, вводящими в ступор при прочтении. Зря автор не воспользовался услугами беты (или же просто не нашёл, не знаю; вижу лишь прочерк напротив этого пункта), которая могла бы вычитать и вычесать текст, приведя его в более или менее божеский вид. Закроем глаза на ошибки и опечатки, даже беты могут пропустить, не говоря уже о самом авторе. Все мы люди. Но стиль! Мне хотелось то смеяться, то плакать, то просто уже поскорее дочитать эту историю. Ощущение, что задание было не просто обыграть в тексте определённые слова из разных категорий, а вообще был дан конкретный список, довольно короткий, с которым надо было как-то крутиться, не позволяя себе вольностей и не выходя за его рамки. Почему столько повторений? Намеренные повторы от элементарной бедности языка очень легко отличить. Самое интересное, что повторяются не только слова/фразы, но и мысли. Создаётся чувство, что я кручусь на одном месте. А текст-то идёт дальше... Иногда мне хотелось самой стукнуть героиню по голове и сказать: "Я - последняя буква в алфавите!" Обобщённый пример: абзац состоит из пяти предложений, и каждое из них начинается с этого местоимения. Я прекрасно понимаю, что повествование от первого лица. Но это же не приговор. Роберта она упоминает в 99% как "доктор". Ну, или по имени. А понятие "мужчина" хотя бы почему за бортом? И так далее, и так далее. Также было слишком много деталей. Хотя бы ситуация, для примера, когда она увидела измену и убежала. Где хаос в голове, паника, обида, злость - та смесь, которая сбивает с толку и убивает ясность рассудка? Героиня же и про злосчастный столик на обратном пути вспомнила, и кучу мелких деталей в придачу. Не хватало ей ещё в таком состоянии пересчитать количество волос на голове у любовницы. Из-за всего этого опять же теряется эмоциональный настрой героини. Дальше ещё нелепые ситуации с подробным выяснением отношений на публику (при Роберте): раговор по телефону с подругой и ссора с мужем в квартире. Доктор Роберт тоже странный. Понятно, оказал первую помощь, помог, успокоил... Но почему он вспомнил о больнице через энное количество времени? При беглом осмотре на глаз все травмы вычислить сложно. Потом он позволяет ей пить кофе и алкоголь... У девушки сотрясение мозга, в чём я, не врач, уверена почти на 100%, а кофе, алгоколь и сигареты в таком состоянии запрещены. Но учитывая, что автор посвятил поездке в больницу лишь одно короткое предложение, понятно, что углубляться в это ему было не интересно. Потом ещё великий врач запихивает после виски в неё обезболивающее, что тоже категорически запрещено, потому что это может привести либо к побочным эффектам различной степени тяжести, либо снизить эффективность обезболивающего препарата - это в лучшем случае. Какой-то странный врач попался Элизабет. Наверное, лекции прогуливал.
К чему тут фоном упоминалось бесплодие Элизабет, не поняла. Может, автор хотел протянуть связь между этим фактом и изменой мужа, мол он семью хотел полноценную, а от неё ему нужны были только деньги (хот и героиня мне показалась той ещё алчной стервой, много у неё "денежных" мыслей мелькает). Но этой связи я не увидела в тексте. Пока ощущение, что эта деталь нужна для большего драматизма. Хотя драмы я не увидела здесь. Да, у героини была непростая судьба, но это ещё не повод лепить слово "драма" в жанры. Одна я, кстати, заметила странную связь её семьи с ДТП? Мать - авария с грузовиком - смерть; отец - авария - смерть; она сама дважды попала... wacko
Спасибо, автор, что не поленились и написали. История незатейливая, лёгкая, жаль только, что поверхностная. Удачи на конкурсе! wink

+1
2 Dunysha   (15.02.2016 14:28)
спасибо за такую историю, действительно прочитав ее хочется верить в судьбу и высшие силы, каждый за свои страдания получает свое счастье. в конце так хотелось еще и чуда - новости о беременности happy

+1
1 ДушевнаяКсю   (15.02.2016 13:45)
эх, совсем уж нереальная история, словно сценка из женского романа. Случайности не случайны, "не было бы счастья, да несчастье помогло" и т.д. Тривиальная ситуация с застуканным мужем, но иногда вот такие стрессовые ситуации и приводят к вот таким вот поворотам судьбы. я бы даже сказала к новым виткам судьбы! Настоящая мечта -после измены, предательства, притворства и лжи попасть в заботу, уход, тепло и открытость красивого доктора в глуши biggrin какого оленя нужно сбить ради такого? единственное, что огорчает, это не раскрытость героев... мне не хватало их внешности, жизни... образ был, а четкой картинки не было( и этот доктор, который по совместительству, еще и красавчик слишком уж быстро стал другом, а за сутки еще и любимым.. я конечно понимаю, что эмоции, шок и все такое, но где же жизненные реалии? мы словно пробежались по калейдоскопу девичьих грез... он еще и свободными оказался? такого красавца-врача, да никто не охомутал?верится с трудом.. легкая история, но много белых мест, хотелось бы дорисовать это полотно wink АвторЮ, без обид...

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]