Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Останься прежде, чем уйти
Равнодушие – это болезнь, которой Эдвард и Белла заболели несколько лет назад. И к сожалению здесь медицина бессильна

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9952
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Кроссовер

TIME. Глава VIII

2016-12-8
22
0
TIME. Chapter VIII
Первое, что почувствовала Гермиона, когда с огромным трудом разлепила веки, – головная боль. Экспериментально подвигав конечностями, девушка обнаружила, что к ней прибавилась и физическая неспособность поднять себя на ноги. Мышцы сводило так, словно прошлой ночью ее била целая квиддичная команда. 

- Мерлинова борода… - простонала она, поднимая голову, в которой тут же зазвенели разом все колокола Хогвартса и Хогсмида. Мозг так активно сопротивлялся пробуждению, что подпирал стенки черепа и не давал двинуться ни единой клеточке тела. Все, что оставалось делать самой умной ведьме своего поколения – беспомощно лежать ничком и ожидать, когда добрые сожители найдут ее немеющее тело и помогут подняться. 

Долго стонать не пришлось – буквально через пару минут бесконечных страданий и стенаний в комнату, неприлично громко стуча ногами, вошел Джейкоб, предварительно – будто специально! – с особым усердием открывший и закрывший скрипучую дверь. От этой какофонии у Гермионы даже в глазах потемнело. 

- Ты не мог бы потише перемещаться по дому? Бесшумный ночной страж, как же… - чуть не плача, припечатала девушка. Обычно отвечающий на такие выпады оборотень неожиданно промолчал, сверля ее ледяным взглядом. 

- Вот уж не думал, что ведьма пить не умеет, - раздраженно бросил Джейк и – теперь-то уж точно специально! – протопал до неподвижной Гермионы и – уму непостижимо! – громыхнул рядом с ее кроватью кувшином с водой. 

- Злодей! Мучитель несчастный! – застонала девушка, хватаясь за голову. – Я же знаю, что ты МОЖЕШЬ все делать бесшумно, так сжалься над моими нервами и прекрати громыхать! 

Он и не подумал ее слушать, вместо этого шаркнув ногой по полу с жестким деревянным настилом. Гермиону этот звук привел в дикое отчаяние, а голова готова была лопнуть от ужасного, неприлично громкого скрипа. Она застонала в голос, но даже это стало лишь дополнением к ее похмелью. Конечно же, это было оно – девушка не могла найти никакого другого объяснения тому, что она совершенно не помнит вчерашний день и валяется сейчас умирающим мешком на кровати, не способная ни двигаться, ни говорить нормально. 

Джейкоб молча сверлил ее взглядом, как будто ее состояния было недостаточно, чтобы она сгорела со стыда – ему, видимо, нужно было довести ее до окончательного падения в небытие собственной совести. 

- Мерлин великий, что со мной такое? – просипела Гермиона, еле хватаясь рукой за прикроватную тумбочку, на которой стояла спасительная вода – жажда мучила такая, что, казалось, во рту вся пустыня Сахара вместе с ее песками, сухими ветрами и обжигающим воздухом. Оборотень смотрел на нее все теми же ледяными непроницаемыми глазами, пытаясь пробурить в ней кратер. 

- А ты ничего не помнишь? – ядовито прошипел он, и девушка сквозь тошнотворную завесу отметила, что он раздражен больше обычного и, главное, бесится как будто из-за нее. 

- Я что-то натворила? – в ужасе она вскинула руки, но они безвольными отростками упали обратно на кровать. – Что я сделала вчера, Джейк? Кого-то обидела? Напугала? 

Парень, казалось, размышлял над ответом и, наконец, выдавил из себя слово «Нет». У Гермионы отлегло от сердца, хотя она подозревала, что необычное поведение Джейкоба вызвано чем-то, что произошло накануне. Иначе, с чего бы ему так сильно злиться? 

- Тогда что я сделала такого, что ты гневаешься? – спросила она, наконец, глотнув живительной прохладной воды. Джейк даже не подумал подать ей стакан, видя ее мучения. На ее вопрос он отвечать тоже не захотел, вместо этого резко развернулся и – громко, слишком громко, о, Мерлин! – пересек комнату, останавливаясь в дверях. 

- Почему бы тебе самой не вспомнить? – бросил он на прощание, после чего вышел, пронзительно хлопнув этой злосчастной дверью. Гермиона заплакала бы от невыносимой боли, разрывающей голову, если бы ей не было так плохо. 

Она провалялась в кровати полдня, силясь то вспомнить события вчерашнего вечера, приведшие к такому состоянию, то встать и привести себя в порядок, что тоже совсем не получалось: как только она принимала горизонтальное положение, какой-то пудовый мешок с чем-то особо твердым давил ей на плечи, шею и, главное, голову, и сидеть было невозможно. От мысли походить Гермиону резко тошнило. 

Ближе к вечеру, когда за окном сгустились сумерки, девушка нашла в себе силы спуститься вниз. Джейкоб не появился в ее комнате ни разу, равно как и кто-либо другой в доме, отчего делалось немножко грустно и обидно, но Гермиона сразу одергивала себя. Она прошлепала до кухни, откуда летел легкий приятный запах чего-то съестного, и живот девушки протяжно заурчал. На звук обернулась Эмили и, улыбнувшись ей, пододвинула ногой стул. 

- Нелегко тебе далось пробуждение, верно? – весело спросила она, переворачивая на сковороде шмат мяса. – Зря Джейкоб тебя вчера не остановил, я предупреждала его, что наши вино и пиво слишком для тебя крепки. 

- Вино? – крякнула Гермиона, падая на предложенный стул. – Пиво? Джейкоб – что? 

Эмили даже повернулась, чтобы оценить степень ее похмельного состояния. Увиденное, кажется, не удовлетворило ее, потому как девушка вынула из холодильника кусок говядины и подала Гермионе. 

- Приложи-ка к лицу, на лоб, - посоветовала она, возвращаясь к готовке. Мясо жарилось на масле вместе с луком, в кастрюле кипела вода, в которой плавала длинная лапша. 

Гермиона послушно шлепнула говядину себе на переносицу и почувствовала приятный холодок и стекающие по шее красные струйки воды. Ничего лучше она в жизни не ощущала. 

- О-о-о, - простонала девушка, забыв обо всех правилах приличия. – Великие Основатели, как это кстати! 

Эмили хихикнула, и Гермиона тут же вспомнила ее первые фразы. 

- Что ты говорила про вино? Почему я вчера так напилась, что ничего не помню? Какой сейчас день? – вопросы набирали силу по мере того, как девушка медленно осознавала, как много она не помнит из предыдущего дня. Последнее, что нехотя всплывало в ее памяти, это их с Джейкобом поспешный уход со свадьбы Беллы, где она устроила что-то стоящее. Что именно это было, уже оставалось за мутной пеленой и вспоминаться исключительно не хотело. 

- Сегодня пятница, милая, - участливо отозвалась индианка. – Вчера вы были с Джейкобом на свадебном торжестве, а потом вернулись в резервацию. Мы как раз праздновали день рождение малышки Клэр, поэтому вы быстренько к нам присоединились. Это ты помнишь? 

Гермиона мотнула головой, будто это способно было прогнать туман, застлавший все у нее перед глазами. Что-то она, естественно, вспоминала: какой-то дом, не этот, но похожий, много людей и незнакомые лица, как было шумно и весело, а еще глоток вина или два, а то и больше. В памяти всплывали смех, обрывки разговоров, в воздухе витали размытые черты кого-то из стаи Джейкоба – то ли это был Сэм, то ли Пол – и сам он кое-где мелькал, чаще остальных, и его голос эхом звучал в голове Гермионы, но вот что он говорил, ей уже не вспоминалось. 

- Мы были в доме моей сестры на другом конце резервации, и там было много народу, - продолжила немного погодя Эмили. – Вы пришли в числе последних, насколько я помню. Ты уже была немного пьяна, Джейкоб про свадьбу ничего не рассказал, и ты тоже, и мы не стали вас расспрашивать. Думаю, ты задала жару, потому что Джейк весь вечер с тебя восхищенного взгляда не сводил, - улыбка индианки стала еще шире. – Ну, вы посидели с нами, он пил, и ты тоже, хотя я говорила, что наши напитки крепче тех, что тебе, видимо, доводилось пить, и стоило бы остановиться, но ты уже не замечала. А дурной Джейкоб тебе и слова против не сказал – а ведь мог бы! 

Эмили сердито топнула ногой, и Гермиона поморщилась – получилось громко. Впрочем, сейчас все звуки для нее были непомерно высокими, словно у нее вырвали барабанные перепонки и положили рядом на стол, а слышать ими она все еще могла. 

- Поверить не могу, что я так сильно напилась, - хрипло произнесла ведьма. Сгореть со стыда уже не получалось, хотя она усиленно пробовала не один раз за те полдня, что провела в комнате, лежа навзничь. 

- Ну, милая, не переживай. Мы все должны провести в нашей жизни хотя бы одну бесшабашную ужасную ночь, за которую будет потом стыдно, - парировала Эмили, беззаботно махая поварешкой. – Без этого нам не стать взрослыми, чтобы впредь не совершать подобных ошибок. 

Гермиона кивнула, не способная сейчас сопротивляться ее доводам и доказывать свою точку зрения. Память так и не хотела возвращаться, вместо этого подбрасывая в сознание какие-то нелепые кадры: снова лица, говор, кто-то толкает ее в спину, и она, охая, летит к полу, но жаркие руки ее ловят и ставят обратно в горизонтальное положение, а ее вестибулярный аппарат уже так нарушен, что удержаться ровно нет сил; и она смеется, а все тот же кто-то ласково проводит пальцами по ее щеке и усаживает к себе на колени – Гермиона чувствует, как горит лицо и как приятно пахнет шея этого кого-то; слышится смех, низкий, чуть хрипловатый, и ей это нравится, как и то, что чьи-то руки держат ее и не дают упасть назад, на диван; и потрясающее чувство абсолютной защищенности и всевозможности так одолевает ее, что она не в силах стерпеть бездействие, ведь ей хочется и петь, и танцевать, и прыгать, и смеяться и… 

- Ну, а потом вы с Джейкобом ушли, - закончила Эмили. Гермиона вернулась из страны своих блеклых воспоминаний-картинок так резко, что закружилась голова. 

- Мы – что? – глуповато переспросила она, будто не расслышала в первый раз. – Куда ушли? 

- Вот уж этого вы нам не сказали! – задорно хихикнула Эмили, не замечая побледневшее лицо девушки. – Может, на пляж, может, еще куда… Джейкоб был решительно настроен продолжить ваши милые разговоры, - заговорщицки ухмыляясь, подмигнула она. 
Гермионе стало дурно, раза в два хуже, чем днем. Что же ты смеешься, Эмили, разве это так весело? Девушка со стоном опустила голову на руки, пульсирующие виски зашлись дикой болью – ей и так было плохо, а теперь еще и эти новости! Что же она сделала вчера такого, что натворила или наговорила Джейкобу, отчего он теперь даже не хочет смотреть на нее? 

- Эмили, он не хочет мне ничего объяснить, и я понятия не имею, как узнать, что произошло вчера между нами – я не помню ничего после того, как мы ушли со свадьбы! – под конец Гермиона чуть не всхлипнула, но вовремя взяла себя в руки. Не хватало еще плакать из-за потери памяти, все как-то решится, надо лишь посидеть и спокойно подумать, а лучше – вспомнить. 

Индианка присела к столу, положила мягкую ладонь на плечо девушке и ласково погладила. 

- Что бы ни произошло между вами, вы помиритесь, я уверена, - сказала она, легкая улыбка играла на ее устах, и Гермионе захотелось в это поверить. Правда, назойливая логика как всегда мешала мечтательной стороне ее натуры, глуша любые робкие надежды. 

- Ну, для начала я должна все вспомнить, - рассудила девушка. – И пока что полдня показали мне, что сделать это будет очень трудно. Что обычно принимают в таких ситуациях? 

- Помощь очевидцев! – раздался позади лающий смех Сэма. Гермиона поморщилась от неожиданного громкого ответа и сквозь давящую на лоб боль улыбнулась хозяину дома. Эмили радостно прыгнула ему в руки, и в воздухе повис привычный для них аромат любви и бесконечной нежности по отношению друг к другу. Ведьма сравнивала его с запахом амортенции, который помнила с урока зельеделия этом году, и ей он показался странно похожим. Эти настоящие вроде бы чувства и любовный империус – разве такое возможно, размышляла она временами, когда видела Сэма и его невесту, обнимающих друг друга. Но потом вспоминала, что амортенция своим запахом пробуждает в человеке все его самые любимые ароматы, а это подделать невозможно, и успокаивала себя. 

- У тебя проблемы, Гермиона? – усмехнулся Сэм, грузно усаживаясь на шаткий стул. Ножки его заскребли по полу, и девушка вздернула руки к вискам. Вожак стаи, видя это, прицокнул языком. – М-да, похмелье – дело не из приятных, особенно, если оно первое в жизни. 

- Ты не мог бы говорить это менее весело? – буркнула Гермиона, глядя на его ухмыляющуюся физиономию. – Между прочим, это вы все меня споили до потери памяти. 

- Ох, ни в коем случае! Не все, только Джейкоб и Пол, ну еще, возможно, Эмбри, - продолжал веселиться оборотень. 

- А остальные, значит, глазели?! – взорвалась ведьма, стукнув по столу. Боль прострелила в висках, но она не обратила на это внимание. – Я, значит, уже и без того была пьяна от вина со свадьбы, так кто-то решил заполнить кубок до краев – и сделал-таки это, а другие даже не помешали! Между прочим, я не совершеннолетняя по магловским законам и спиртное – в таких количествах, такое крепкое! – мне запрещено! 

- Эй-эй, ведьма, уймись! – стушевался Сэм, и Гермиона пришла в себя. Ну вот оно и следствие – незнание и нервозность ситуации выбили пол у нее из-под ног, поэтому она раскричалась, как истеричная дама из фильмов ужасов. 

- Прости, я только… мне просто все это так не нравится, я ничего не помню и не понимаю, а когда я не понимаю чего-то, то начинаю нервничать больше обычного и срываюсь, как на экзамене… - Гермиона спрятала лицо в ладонях, и дальнейшие свои причитания и извинения бормотала сквозь пальцы. – Со мной раньше такого не случалось, я очень сожалею, что накричала на тебя, и, Мерлин, спаси меня, что мне теперь делать со всем этим, я же натворила что-то, а даже извиниться перед ним не могу, ведь не помню же, и… 

- Гермиона. 

Кто-то тронул ее за плечо, и подняв глаза, она увидела озабоченное лицо Эмили. 

- Все будет в порядке, слышишь? Ничего страшного не случилось, ты просто перепила, со всеми бывает. 

Сэм кивнул. 

- Я же сказал, тебе надо спрашивать очевидцев – в данном случае это единственный верный выход, уж поверь мне. Будешь собирать свои воспоминания по частичкам, а потом, глядишь, и сама все вспомнишь. – он ободряюще улыбнулся, и Гермиона чуть выдохнула. Может, все не так и страшно. 

- Эмили сказала мне, - начала она, глотая ком в горле. Следующая фраза нервировала ее даже в мыслях. – Сказала, что вчера мы с Джейкобом ушли вдвоем куда-то. Ты не знаешь, куда? 

Сэм на мгновение смутился – о, Годрик Гриффиндор и все Основатели, пусть это ей только показалось! – и почесал за ухом. Он медлил с ответом, и Эмили вопросительно прокашляла горло. Гермиона вся сжалась в тугую пружину, готовую тотчас сорваться и выстрелить. 

- Вообще-то… честно говоря, я не совсем в курсе, потому что вчера не видел вас уходящими – потом Пол сказал, что вы пропали – а сегодня Джейкоб появлялся в эфире только раз, да и то на несколько минут, и свои мысли прятал за семью печатями. Между прочим, твоя заслуга – он теперь этот ваш мыслеблок держит так крепко, что дай Бог пробьешь! – Сэм хлопнул в ладоши, эта новая способность Джейка его явно радовала. – Но он определенно думал о тебе, и, кажется, ты его вчера чем-то очень расстроила и разозлила одновременно. 

Гермиона разочарованно вздохнула. Все это она и так поняла после единственной непродолжительной беседы с Джейкобом. Что же, что же она ему сделала? Это неизвестность пугала, ведь ведьма не привыкла блуждать в потемках и очень не любила, когда от нее ускользала какая-то доля истины. Сейчас это незнание било по самому больному месту в ее, казалось бы, закаленных нервах и воле. 

- А еще он… - Гермиона вскинула голову. Сэм потупил взгляд, словно боялся. Или опять это чертово смущение? – Я думаю, он увлечен тобой, боюсь, даже влюблен. 

Вот это точно было бы новостью на миллион, если оказалось бы хоть на секунду правдой. Девушка замотала головой, решительно отгоняя такие доводы прочь. Но Сэм был непреклонен. 

- Послушай, Гермиона, я не стал бы тебе врать! Джейк сейчас точно корабль в открытом море без якоря – раньше он держался за Беллу, чтобы его ветром не снесло на скалы и не разбило, но теперь ее нет, и некому сдержать его – а тут ты, готова помочь, все эти дни рядом, умная, сильная, смелая. Ты оказалась среди нас в тот самый момент, когда Джейкобу была необходима чья-то поддержка, пока он, потерянный и для себя, и для мира, болтался как неприкаянный. Может, он просто хочет переключиться на тебя, может, думает, что ему станет так легче – и я не стал бы винить его в этом желании, все мы видели, как он жил последние два года одним человеком… Очень трудно отпустить, понять и простить ее, а для Джейка, защитника от природы, это стало почти невыполнимой задачей. Я не выгораживаю его, ведь, возможно, бесчестно пользоваться тобой, как прикрытием своих душевных терзаний, но вдруг мои предположения ошибочны, и наш малый и правда в тебя влюблен? Только подумай, Гермиона, я привел тебе веские аргументы, как ты всегда делаешь. Неужели у тебя ни разу не возникло мысли, что он к тебе неравнодушен? 

Она сидела с раскрытым ртом и слушала эту проникновенную речь, забыв обо всех правилах приличия. Кажется, такой защиты обвиняемого Гермиона не слышала ни разу за свою жизнь, и, будь сейчас суд, она бы оправдала его. 
Девушка бы соврала, если бы сказала, что в ее голове не возникало подобных мыслей. И, вполне вероятно, что Сэм прав, и у Джейкоба появляются к ней какие-то чувства помимо тех непонятно дружеских, которые он уже испытывает. Но Ули прав и в другом: скорее всего, это просто защитная реакция на скандальный разрыв с Беллой, тем более, что Гермиона ему только способствовала. А потому стоит откинуть прочь эти нелепые рассуждения и постараться забыть их. Джейкоб вскоре поймет, чего хочет от жизни, и странноватую назойливую ведьму с другого конца света оставит и в своих мыслях. Гермиона была абсолютно уверена в этом, хотя неожиданное ноющее чувство в груди не давало ей покоя. Почему-то было неприятно, только вот пока девушка не решила, на что именно она так реагирует. 

- Сэм, я не думаю, что Джейкоб на самом деле влюбл… чувствует себя так, как ты говоришь, - она осеклась, сама не зная почему, не сумев произнести до конца это едкое слово. – Он всего лишь запутался в себе и своей жизни, ему нужна опора, и это, согласись, явно не неизвестно откуда свалившаяся ему на голову девчонка со странностями и причудами. Он поймет, что ему нужно, и поймет это совсем скоро – Джейк же сильный парень, ты знаешь это. Давай не будем искать золото там, где его нет, - добавила девушка, пресекая попытки Сэма возразить. Эмили присела рядом с ним, внимательно наблюдая за Гермионой: эта тема странным образом ее нисколько не удивила, а вот ответ ведьмы расстроил, судя по выражению лица. 

Сэм покачал головой, то ли не одобряя решения Гермионы, то ли пытаясь доказать ей обратное – в любом случае девушка твердо для себя решила не бередить свои и чужие смутные догадки и фантазии, чтобы окончательно не запутаться. Сейчас для нее главное – вспомнить, чем она не угодила Джейку и каких глупостей успела натворить в пьяном бреду; подумать только – Гермиона Грейнджер! пьяная! с похмелья! Она даже не рассмеялась бы дурацкой шутке, настолько это разнилось с ее прилежным поведением и зарекомендованной непоколебимости принципов. 

- Давайте вернемся к моей проблеме, - чуть не взвыла девушка, видя, что ее собеседники так и не хотят принимать ее точку зрения. – Я помню только, как мы уходили от Калленов, но с какой стати нам было делать это так поспешно – я понятия не имею. 

- О, - вдруг будто вспомнил Сэм, - я видел мельком Джейковские мыслишки на этот счет. Кажется, ты там высказала Белле все, что о ней думаешь, когда она не в свое дело полезла – опять же, заметь, в ваши с Джейкобом отношения. 

Тут впору было бы и заплакать. Пришла на свадьбу, чтобы устраивать скандалы невесте! Что с тобой творится, умница Гермиона? Куда делись твои манеры, твое послушание и приличие, в конце концов?! Ведьме все больше и больше казалось, что это место и один известный его обитатель развращают ее. Все больше и больше. Мерлин Великий, да у него это получается лучше, чем у Гарри и Рона, вместе взятых! 

Внезапные мысли о друзьях вызвали вспышки каких-то размытых впечатлений, явно приправленных хорошей долей алкоголя: кто-то сбивчиво пытался ей что-то доказать, прерывался, нервничал, и что-то мягкое и теплое коснулось ее щеки, совсем близко к губам, и отчего-то вспомнился не к месту рыжий друг, вероломно склонивший голову в пылком жарком поцелуе к Лаванде Браун. 

- Гермиона? Ты в порядке? 

Она моргнула, и наваждение тут же пропало, оставив после себя неприятную – или все-таки приятную? – дымку. Память коснулась ее сознания самыми кончиками пальцев и тут же одернула руку, не дав ей возможности уцепиться за это воспоминание. В голове туман набирал силу и густел. 

- Я как сквозь толстый мутный экран смотрю, - высказал свои предположения Гермиона, Сэм и Эмили внимательно слушали и кивали. – Вроде вот-вот вспомню – и тут же забываю. Мне что-то вспоминается, но… Я должна отдохнуть и набраться сил, может, тогда все восстановится. 

Индианка согласно хмыкнула, но вместо того, чтобы отпустить девушку, поставила перед ней тарелку с лапшой и мясом. 

- Для начала ты поешь. А потом пойдешь отсыпаться. 

Вскоре к Гермионе присоединился Сэм, а чуть позже, когда она уже доедала неприлично огромную порцию, в дом с веранды вошли Эмбри и Квил. Они заметили девушку, и оба, как по команде, усмехнулись. «Мы знаем что-то, чего не знаешь ты» - заговорщицки подмигивали их глаза. Гермиона не выдержала. 

- Ну, а что вы расскажете о моих вчерашних приключениях? – спросила она, внутренне готовясь к ужасным новостям. Пока что ни одна из них не принесла ей облегчения сегодня. 

- Я говорил, что она ничего наутро не вспомнит, - будто не слыша, сказал Эмбри своему другу. – Гони деньги. – Квил нехотя вынул из кармана джинс пару купюр и молча отдал квилету, и все это под изумленным взором ведьмы. 

- Эй! Я с вами разговариваю! Как вы посмели спорить на мой счет?! – ее гневный вид и возгласы ничуть не испугали их, даже Сэм, мудрый правильный Сэм, хмыкнул себе в тарелку. 

- Вы с Джейком явились на закате, - начал Квил. 

- И оба были злы, - подхватил Эмбри. – И ты уже выпила. 

- Он сказал, что ты поставила ее на место… 

- Да, и он был тобой восхищен, хотя и зол за то, что ты поскандалила… 

- А потом мы все пили, ты тоже, только он больше… 

- Но ты почти не уступала, заметь! Ты, кстати, первый раз пила что ли? Такая развеселая была… 

- А через два часа вы уже сидели в обнимку на диване… 

- Но еще не целовались, и я из-за вас проиграл Полу двадцатку! 

- А потом Джейкоб сказал, что проводит тебя домой, потому что ты уже почти спала, хотя я что-то не заметил, чтобы ты зевала… 

- Я сказал ему, что никуда он тебя не доведет, но он меня чуть не загрыз – такой злой, когда пьяный, ужас просто! Ну и в итоге нам пришлось вас отпустить, правда, ты не хотела, и ему пришлось тебя уговаривать. 

- Ну, вообще-то Джейк был прав – она едва на ногах держалась, какие уж тут прыжки через костер и в воду? 

- Ну, я бы посмотрел, как она прыгает , мы бы ее подстраховали, ничего бы не случилось… Это же действительно было бы веселым зрелищем! Джейкоб, конечно, вообще ее опекал вчера как зеницу ока, но, в самом деле, не кудахтать же ему над ней, как над Беллой? 

- Да так он и позволил тебе ее страховать и рядом крутиться – Джейк бы тебе голову отгрыз, не заметил разве, какой он ревнивый собственник? Тем более, что… 

- Хватит, прекратите! 

Гермиона резко вскочила на ноги и, тяжело дыша, уперлась в стол. Квилеты смотрели на нее - один с любопытством, другой с сочувствием – но эти их взгляды не способны были сейчас взволновать ее больше, чем их разговоры. Она услышала достаточно, и новых рассуждений на тему ее шатких отношений с Джейкобом сейчас бы уже не вынесла. 

- Спасибо, что поделились, - выдавила она сквозь зубы и, непонятно на кого обозленная, медленно пошла прочь из кухни. В голове роились миллиарды мыслей, одна хуже другой, но Гермиона успокаивала себя тем, что все это – лишь ее собственные предположения и страхи. Ничего особо опасного для себя она вчера не сделала – это абсолютно истинно. Гермиона не была бы собой, если бы совсем потеряла голову, даже из-за алкогольного опьянения. И не только. Вот от терпкого запаха цитрусовых вполне можно забыться. 

Некстати вспыхнувшая колкость своего же рассудка заставила ее краснеть. Неужели даже собственный разум пытается намекнуть ей на несуществующие чувства? Какая недепость! 

Гермиона остановилась перед открытой дверью веранды, подставив вечернему бризу свое лицо, и закрыла глаза, наслаждаясь. Пожалуйста, думала она, пусть назавтра я проснусь, все вспомню, и это не будет дикостью и постыдными вещами! Девушка глубоко вздохнула, расправляя плечи, все еще не открывая глаз. Потом выдохнула и развернулась к лестнице в свою комнату и примерзла к месту. 

В дверном косяке, прислонившись к деревянному брусу, стоял Джейкоб и сверлил ее таким взглядом, что вдоль позвоночника стрелял ледяной холод, в то время, как тело мгновенно вспыхнуло. 

- П-привет, - едва слышно прошептала Гермиона. Теперь голос отказывал, а коленки дрожали. Чего-то она себе напридумывала, теперь вот даже заговорить с ним не может! – Ты голоден? Эмили приготовила вкусную свинину с луком… 

Но он уже отвернулся к ней спиной и демонстративно топал к кухне, из которой слышались приглушенные голоса. 

- Джейк! – он не остановился. – Джейкоб, давай поговорим! 

Дверь за ним закрылась, и смех Эмбри окончательно стих, а потом и остальные звуки угасли. 

Что же она с ним сделала?!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/60-36431-1
Категория: Кроссовер | Добавил: verocks (26.09.2016)
Просмотров: 209 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
2 Al_Luck   (26.09.2016 18:27)
Ой, как хорошо, что фанфик еще не закончен. Вот теперь до завтра мучиться, что же наговорила Гермиона Джейку. Что-то он, как Рон себя ведет, с Беллой так себя никогда не вел, а тут поглупел с чего-то. Что ж мужики так ведут себя с Гермионой. У меня, кстати, такое чувство, что Эдвард понял, что никакого запечатления нет, но Белле, думаю, не расскажет. Зачем? Ей будет обидно, что Джейк так быстро увлекся другой. А еще будет возвращение парочки новобрачных.

0
3 verocks   (27.09.2016 08:37)
вы правы, рядом с Гермионой все глупеют))вернее, они не понимают ее поведения, потому что оно отличается от поведения девушек, с которыми они общались раньше))

0
1 riddle   (26.09.2016 14:39)
Спасибо.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]