Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8172]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [102]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Sleep in heavenly peace
Есть ли шанс быть счастливым, если с любимой тебя разделяет нечто большее, чем расстояние? Если твой главный враг - время...
Романтический рождественский фанфик от Irmania.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Одна душа для двоих. Становление
Свет звёздных галактик летит сквозь года.
Другие миры, но всё та же вражда.
Любовь, и потеря, и кровная месть,
И бой, и погоня - эмоций не счесть!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Лучший мой подарочек - это ты!
Рождественский сонгфик про темного Эдварда.
Четырнадцатилетняя Белла Свон думает, что встретила настоящего Санта Клауса и влюбилась в него. Но откуда ей знать, что она случайно разбудила спящего зверя, и что у него на нее свои планы?
Мини. Завершен.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Лунный свет
Один человек может изменить всю твою жизнь. Поэтому очень важно сделать правильный выбор.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11665
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

The Screamers\Кричащие. Глава 38. Часть 6

2016-12-9
18
0
Глава 38. Конец начала. Часть 6
Белла
- Мам, пап, - сказал Эдвард, глубоко вдохнув, когда мы дошли до его родителей. – Рад представить вам Беллу Свон. Белла – мои родители, Эсме и Карлайл Каллен.
Он сжал мою руку, прежде чем отпустить ее, и обнял меня за талию.
Готова или нет, я здесь.
Я кашлянула и протянула сначала руку его матери.
- Рада познакомиться с вами, миссис Каллен, - сказала я, внезапно ощутив себя двенадцатилетней девочкой и надеясь, что она не заметит моих вспотевших ладоней.
- Ох, Белла, - сказала она, пожимая мою протянутую руку и притягивая меня в теплые объятия. – Пожалуйста, зови меня Эсме. Я так долго ждала этого дня. Ты даже представить не можешь, как я рада тебя видеть.
Она обняла меня еще крепче и после того, как я оправилась от удивления, тоже обхватила ее руками в ответ.
Она пахла цитрусом – свежий и энергичный запах.
Эсме отошла назад и посмотрела на меня, и хотя я отчаянно пыталась не краснеть, щеки покрылись румянцем под ее внимательным взглядом.
- Такая красивая, - вздохнула она, поглаживая волосы. – Понятно, почему Эдвард влюбился в тебя.
Я не знала что сказать. Сегодня вечером я была чертовски эмоциональна, и любой незнакомец, сказавший нечто подобное, серьезно недооценивал мою способность все портить.
Я просто кивнула и улыбнулась. Она приняла это за ответ.
Я повернулась к отцу Эдварда и протянула руку и ему. Он взял ее в обе своих и потянул к себе, чтобы нежно поцеловать в обе щеки, сказав:
- Эдвард столько рассказывал о тебе, Белла, что мне кажется, будто мы уже давно знакомы.
Я внезапно расстроилась, что Эдвард ничего не рассказывал мне о родителях.
Боже. А мы вообще говорили о них? Какого же черта мы делали все это время?
О да.
Занимались сексом.
Свон, НЕ думай о сексе в тот момент, когда пожимаешь руку отцу Эдварда! Это плохо по очень многим параметрам.
- Рада познакомиться с вами, мистер Каллен, - пробормотала я, вдруг ощутив себя неловко из-за того, что Эдвард сильно похож на отца.
- Карлайл, пожалуйста, - мягко поправил он. – Когда нас зовут мистер и миссис Каллен, мы чувствуем себя старыми.
Я слегка расслабилась в его теплых объятиях. С ними было очень легко общаться. Понятно, от кого Эдвард и Элис получили такую способность. Я немедленно ощутила на себе вес их притягательности.
- Так, Белла, - сказала Эсме, - надеюсь, ты не обиделась на Элис за то, что она организовала небольшую вечеринку в честь твоего дня рождения. Мы с Карлайлом очень хотели встретиться с тобой, и этот вечер показался нам прекрасной возможностью. Плюс ты же знаешь Элис – если она что-то задумала, переубедить ее невозможно.
Я улыбнулась.
- Да, я очень хорошо знаю это, - ответила я, посмотрев на танцпол, где Элис обернулась вокруг Джаспера как лиана. – Я не возражаю. Мне еще не встречались люди, тратящие свое время на то, чтобы устроить праздник в честь моего дня рождения. Прекрасно, что все меняется… хотя я немного понервничала.
Эдвард сильнее обхватил меня за талию.
- Ты считаешь, что понервничала? – со смехом проговорил он. – Я недели провел в постоянном стрессе, не зная, кто прибьет меня первой – ты или Элис. Сестра ежедневно обещала оторвать мне некоторые части тела, если я не разрешу ей сделать все настолько экстравагантно, как ей хочется, хотя я неоднократно говорил ей, что многое не имеет для тебя значения.
Я посмотрела на него. В глазах все еще читалось напряжение.
- Все, кто важен для меня, сейчас в этом помещении, - сказала я, стараясь успокоить его, - и это самая экстравагантная вещь, которую я могу представить.
Глаза Эдварда встретились с моими, и на некоторое время вокруг меня перестало существовать все, кроме него.
- Какой красивый дом, - обвела рукой Эсме вокруг себя. – Элис вряд ли нашла бы что-то более грандиозное.
Эдвард бросил на нее странный взгляд, которого я не поняла, но Карлайл быстро заслонил его, доставая из кармана конверт.
- Белла, Эсме и я эгоистично решили сделать тебе подарок для нашей же выгоды. Надеюсь, ты не возражаешь.
Он протянул мне конверт, и я быстро посмотрела на Эдварда. Улыбнувшись, он закатил глаза. Открыв глаза, я обнаружила там два билета с открытой датой до Сиэттла.
- Я очень хочу похитить вас обоих на несколько дней и оставить только себе, - засмеялась Эсме. – Последний раз, когда Эдвард приезжал домой, он залечивал разбитое сердце, и с ним было невозможно общаться.
- Мам, я же уже извинился за это.
- Знаю, милый, но это не означает, что я позволю тебе забыть. Я твоя мать, и вызывать чувство вины – одно из моих прав.
- А еще – рассказывать смущающие истории про детство Эдварда, милая, - с серьезным лицом добавил Карлайл. – Это право нас обоих.
- Да, и уверена, что нам надо пользоваться этими правами. Думаю, Белле понравится.
Эдвард простонал и вздохнул.
- Плачу миллион долларов, если вы забудете все эти детские истории. Беллу все равно они не интересуют.
- Ошибаешься! – засмеялась я, ловя его за руки. – Я хочу услышать все про детство Засранца.
- Засранца? – хихикнула Эсме. – Ой, Белла, я хочу знать, как появилось это прозвище.
- Если ты думаешь, что мое прозвище смешное, - проговорил Эдвард, вставая за мной и обнимая за талию, - то я прозвал ее Обсыкушка.
Эсме и Карлайл громко засмеялись.
- Вот эту историю я особенно хочу услышать, - улыбнулся Карлайл.
Я быстро рассказала историю о нашей с Эдвардом встрече, осторожно наблюдая за реакцией Эсме и Карлайла в поисках любого признака отвращения. Его не было. И не было и жалости, хотя уверена: это потому, что Эдвард рассказал им, что я не переношу подобного дерьма.
Тем не менее, через несколько минут Эсме и Карлайл громко смеялись над историей нашей встречи.
Мы с Эдвардом смеялись вместе с ними.
Могу только представить, как бы они реагировали, если бы я рассказала им о Джинни и Годзи.
Да. Может быть, и нет.

- Ну, - сказала Эсме, знаю, что это не по правилам, но Засранец и Обсыкушка окажут нам честь, если присоединятся к нам на День Благодарения. Это прекрасная возможность использовать ваши билеты. Пожалуйста, скажите, что приедете.
Легкая дрожь возбуждения пронеслась по моему телу при мысли о проведении Дня Благодарения с Калленами. Я так давно не праздновала этот праздник. Только мысль об индейке, клюквенном соусе, картофельном пюре и тыквенном пироге привела меня в возбуждение.
- Я с удовольствием, - искренне отозвалась я.
- Белла, - серьезно предупредил Эдвард. – Прежде чем мы поедем туда, надо обзавестись дополнительными желудками. Моя мать не верит, что нечто может быть сделано хорошо, если не перевыполнено, и всегда готовит столько, что еды хватит на всю американскую армию. И их врагов.
Засмеявшись, Эсме положила руку на плечо Эдварда.
- Да, ты всегда умел преувеличивать, мой первенец.
- Не думаю, что в этой области я преувеличиваю, мама, - ответил Эдвард и посмотрел на меня. – Белла способна съесть еды весом с себя. Это отвратительно и сексуально одновременно. С учетом того факта, что ты приглашаешь еще и Элис, Джаспера, Эммета, Розали и Роба, думаю, мы способны опустошить все продуктовые магазины Сиэттла.
Мы еще немного поговорили о Дне Благодарения, а потом Эсме и Карлайл стали вспоминать истории из детства Эдварда. Я согнулась от смеха, когда они рассказали про пятилетнего Эдварда, стоявшего на крыльце дома и пугающего соседей звуками пения, используя трубу от пылесоса в качестве микрофона. А еще они рассказали, как он две недели не желал одеваться. Все, что надевала на него Эсме, он тут же срывал, а потом бегал вокруг дома голый и кричал, когда на него пытались натянуть хотя бы трусы.
Я иронически хмыкнула, поскольку сама неоднократно ловила Эдварда в квартире и пыталась заставить его надеть хотя бы трусы.
После еще нескольких историй, включающих в себя какашки и наготу, Эдвард стал совершенно багровым от смущения. Он мог бы остановить движение на улице, если бы я вытащила его из дома. К счастью, до того, как он смог заткнуть рот своим родителям, Элис утащила нас всех к столу, на котором возвышался необъятных размеров торт. Он мог бы кормить население Африки в течение года.
После того, как все еще раз спели мне про день рождения, диджей включил танцевальную музыку.
Я провела следующий час, танцуя с друзьями, смеясь и хлопая, когда кто-то демонстрировал особенно сложные движения. Роб выделялся из всех, изображая из себя ужасного робота и вызывая взрывы смеха.
Я нахмурилась, когда Эдвард, извинившись, куда-то исчез.
В конце концов музыка сменилась, став менее неистовой и более приятной.
Я перетанцевала со всеми парнями, прежде чем стала искать того единственного человека, с которым хотела танцевать, но Эдвард нигде не обнаруживался. Обыскав всю комнату, я, наконец, обнаружила его возле бассейна, нервно расхаживающего. Похоже, он разговаривал сам с собой.
Я подошла к стеклянным дверям и наблюдала, как он шел вдоль длинной стороны бассейна и обратно, длинными и элегантными шагами, несмотря на его очевидное волнение по какому-то поводу.
Какого черта происходит с ним сегодня?
В начале вечера я думала, что он нервничает по поводу моей реакции на вечеринку. Потом решила, что он озабочен из-за реакции на меня его родителей, но сейчас Эдвард бродил здесь, обе причины уже исчерпали свою актуальность, а его озабоченность не пропадала.
- Он не хочет разочаровать тебя, - сказал позади меня тихий голос. Я повернулась и увидела Рене, с жалостью наблюдающую за хождением Эдварда. – Он всю ночь ходит по краю, пытаясь сделать так, чтобы все было превосходно. Он очень сильно любит тебя.
Она посмотрела на меня и улыбнулась.
- И, очевидно, ты тоже. Я не могу сказать, как была рада, когда вы нашли друг друга.
- И я тоже, - пробурчала я, следя за Эдвардом.
Мы стояли рядом друг с другом и смотрели, как он бродит. Это странно успокаивало.
- Надеюсь, ты не возражаешь, что я пришла сюда, - сказала она. – Эдвард пригласил меня, и… ну, я на самом деле хотела прийти. Но если тебе неудобно, только скажи. Это твой вечер. Мне бы не хотелось расстраивать тебя.
Я нахмурилась, обдумывая, что она сказала.
Я расстроена ее присутствием?
Когда я приехала сюда и вошла в комнату и увидела ее и Чарли, то даже не задалась вопросом о ее присутствии. Помещение наполняли люди, которые много значили для меня, и, к удивлению, она не выглядела не на своем месте.
Что, черт возьми, это значит? Что я хочу ее присутствия? Что я готова опять… признать ее важным человеком в своей жизни?
Без понятия.
Все, что я понимала – это то, что мать помогала мне отмечать день рождения, и впервые за долгое время мне не хотелось ударить ее.
- Рада, что ты здесь, мама, - сказала я, поворачиваясь к ней.
Сглотнув, она посмотрела на пол.
- Слава богу, - засмеялась она, - потому что мне очень хочется остаться.
Мы некоторое время смотрели друг на друга, и мне показалось, что мы вернулись в прошлое, когда между нами еще ничего не стояло.
- Милая… прости, Белла, - поправилась она, вспомнив, что не должна так обращаться ко мне. – Я не знала, как ты отреагируешь, если я подарю тебе подарок, поэтому не отдала тебе его… просто на случай, если… он будет неприятен.
Она опустила взгляд к полу
- Я знаю, что между нами многое произошло, и не хочу, чтобы ты думала, что я настаиваю простить меня… или возобновить связь со мной, или еще что-нибудь… Но пожалуйста, если тебе что-нибудь потребуется… я буду рядом с тобой. Тебе может быть тяжело поверить в меня, сложнее, чем увидеть след падающей звезды, но признаюсь – я все это время пыталась вернуть тебя. Надеюсь, однажды наступит тот день, когда ты разрешишь помочь тебе.
Она залезла в сумочку и вытащила конверт, протягивая его мне.
- Вот, - сказала она. – Это для тебя. Это не совсем подарок на день рождения, но, думаю, ты должна увидеть это.
Я взяла конверт и открыла его. Внутри лежал лист бумаги. На нем было напечатано: «Некролог. Филипп Джон Дуайер, пятьдесят три года. Умер во вторник, девятого сентября, в медицинском центре Калифорнийского Университета».
Весь воздух вышел из комнаты.
- Фил? – прошептала я, расширенными глазами глядя на Рене. – Он умер?
Она кивнула.
- Его мать прислала это мне. Думаю, это ее способ извиниться за все, что ее сын сделал со мной. С нами.
Я сглотнула, чувствуя, как внутри скручиваются потоки эмоций. Закрыв глаза, я тяжело вздохнула. Внутри лопнул огромный пузырь облегчения.
Он умер.
Этот крысиный ублюдок больше никому не причинит вреда.
Мне хотелось орать, петь, танцевать и плакать одновременно.
Он умер.
Это лучший подарок на день рождения. За всю жизнь.

- Как он умер? – тихо спросила я, все еще закрыв глаза.
Надеюсь, в боли. Надеюсь, он прочувствовал, как это – не суметь вдохнуть, потому что тебе слишком больно. Надеюсь, эта сволочь мучилась.
Эти мысли делают меня плохим человеком?
Плевать. Этот мерзавец заслуживает самой большой сковородки в аду за все то, что сделал с нами.

- Цирроз печени, - выдохнула Рене. – Алкоголь наконец-то убил его. Я всегда знала это.
Я посмотрела на нее.
Рене хмурилась, а в ее глазах притаилась печаль.
Боже. Только не говорите, что она грустит из-за его смерти. Эта скотина избивала нас ГОДЫ. Она просто не может переживать из-за его смерти.
- Мам, - сказала я, пытаясь скрыть неверие в голосе. – Пожалуйста, скажи мне, что ты не грустишь из-за его смерти.
Она резко подняла голову.
- О нет, - с чувством сказала она. – Мне плохо потому, что я готова танцевать на его могиле, распевая «Аллилуйя». Я так счастлива из-за его смерти, что это пугает. Надеюсь, этот ублюдок получил все, что заслужил, прежде чем шагнул в могилу. Легкая смерть быда бы слишком слабым наказанием для него.
Наконец-то мы хоть в чем-то сошлись во мнениях.
Мы обе стояли молча, наблюдая, как Эдвард продолжает ходить и говорить сам с собой.
Странное ощущение солидарности со своей мамой захлестнуло меня. Я словно чувствовала, какой свободной она стала после смерти Фила.
Я чувствовала то же самое.
Для нас обеих это был шанс закрыть дверь за этой частью наших жизней и оставить за ней боль, унижение и предательство, которые так долго довлели над нами. Это шанс начать все заново в мире, где Фил членосос Дуайер больше не сможет причинить нам боль.
Вздохнув, я вытолкнула мысли о Филе из своего разума. Сегодня – мой вечер. Наконец-то без него.
Мой и тех людей, которых я люблю.
- Ты должна пойти к нему, - сказала Рене, показывая на взволнованного Эдварда. – Ты нужна ему.
Я посмотрела, как он импульсивно засовывает руки в свои волосы, и с надрывом выдохнула.
- Я боюсь, он собирается сказать мне какую-то плохую новость, - пробурчала я, удивляя саму себя своей честностью, особенно перед мамой.
- Белла, - сказала Рене, поворачиваясь ко мне и пугая своим «маминым» голосом, - этот мужчина убьет или умрет ради тебя. Я очень сильно сомневаюсь, что ты испугаешься чего-то, что он тебе скажет.
Я посмотрела на мужчину, которого любила. Да, мать была права, но я не могла избавиться от мурашек, ползающих по телу, вызывая у меня дрожь.
С ним сегодня что-то происходило. Что-то глобальное. Из-за этого я нервничала сама.
- Он – особенный мужчина, Белла, - улыбнулась мне Рене. – Ты получила лучшего из лучших.
Я улыбнулась ей и кивнула.
О да.
Я толкнула стеклянные двери и направилась к Эдварду. На воде в бассейне плавали сотни свечей, и вода отражала мерцающее пламя.
Эдвард посмотрел на меня, услышав шаги, на несколько секунд закрыл глаза, и его губы продолжали безмолвно шевелиться.
Он использовал одну из методик для успокоения.
Резкая волна паники захлестнула меня.
Что-то плохое. Я чувствую это.
Он открыл глаза, когда я остановилась перед ним.
- Эй, - тихо сказал он, шагнув вперед и обнимая меня за талию. – Хорошо проводишь время?
- Прекрасно, - ответила я, и мой голос с трудом балансировал на краю тревоги, - исключая то, что я вижу, что мой бойфренд весь вечер сходит с ума, и я не понимаю почему.
Он опустил голову, и на лице прочиталось сожаление.
- Это так очевидно?
- Да. И это до чертиков пугает меня, Эдвард.
- Прости. Это последнее, чего бы я хотел.
- Пожалуйста, скажи мне, какого черта происходит?
Он опустил голову.
- Есть две вещи, о которых мне нужно с тобой поговорить. Важные вещи. Я просто… я просто не уверен, как ты отреагируешь. Я стараюсь придумать, как тебе обо всем сказать.
- Сказать мне что?
- Ну, я бы не пришел сюда, если бы мог просто высказать тебе все, - выпалил он.
Он провел рукой по лицу.
- Черт. Прости. Видишь, эта часть самая трудная. Может быть, ты просто сядешь?
- Почему?
- Потому что разговор может занять некоторое время.
Фыркнув, я уперлась руками в бедра.
- Эдвард, просто скажи мне все.
Он опять начал расхаживать.
- Белла, у меня нехорошее чувство, что ты меня убьешь. И не то чтобы «я-собираюсь-отсосасывать-тебе-до-тех-пор-пока-твой-мозг-не-взорвется-от-удовольствия-и-ты-решишь-что-умер-и-оказался-на-небесах».
Он схватил меня и усадил на двойной диванчик, стоявший неподалеку, а сам встал передо мной.
- Окей, - тяжело выдохнул он, - слушай.
Я скрестила ноги, пытаясь не выглядеть нетерпеливой. Это давалось нелегко.
- С тех пор, как я узнал про твой день рождения, то сломал себе всю голову, пытаясь придумать, что подарить. Ну, понимаешь… ты – это ты. Я люблю тебя. Я хотел подарить тебе что-то, что показало бы, насколько я тебя люблю… как важна ты для меня.
Я кивнула.
- Но это сложнее, чем звучит, - сказал он, опять начиная расхаживать. – Ты понимаешь, столько подарков уже стали клише – парфюм… белье… драгоценности. Обычные подарки, которые парни дарят своим девушкам. Миллионы мужчин делают это каждый день. Я же хотел подарить тебе нечто другое. Нечто особенное. Нечто, что ты полюбишь.
Его взгляд метнулся ко мне, но он продолжал ходить.
- И я начал думать о тебе… и нашей жизни… и как ты была лишена столького так долго, и как я хочу убедиться, что ты никогда больше не будешь обделенной, потому что, когда я думаю, что ты была бездомной и голодной, то схожу с ума от злости, потому что ты такая красивая и совершенная, и в твоей жизни должно быть все самое прекрасное, и хотя ты любишь меня и тебя не волнует количество моих денег, тот факт, что у меня чертова уйма этих денег, и я хочу сделать так, чтобы эти деньги показали тебе, что я могу и сделаю тебя счастливой, дав все, что тебе нужно или ты этого хочешь, потому что ты заслужила это, больше чем все, кого я встречал. Ты заслуживаешь быть счастливой, и я хочу быть тем, кто сделает тебя счастливой, потому что… б***ь, я не хочу выглядеть идиотом или собственником, но… ты моя. Ты понимаешь, о чем я? Я не собственник, просто хочу, чтобы ты принадлежала мне. Боже, это все такая дурь.
Он выдохнул и опять закрыл глаза, и я видела, что Эдвард пытается успокоиться.
Встав, я подошла к нему, нежно обнимая лицо и поглаживая подбородок.
Он вздохнул. Веки дрогнули, но все еще оставались закрытыми.
- Белла, - прошептал он. – Я хочу, чтобы ты была счастлива.
- Ты делаешь меня счастливой, - уверила я его, лаская лицо пальцами. – Я счастливее, чем когда-нибудь, и причина тому – ты.
Его глаза открылись, и он посмотрел на меня.
Дыхание застряло в моих легких.
Видите? Вот почему я люблю его. Когда он смотрит на меня так, словно… я красива, я самое прекрасное, что он видел в жизни. Он любит меня, и я вижу в его глазах, как сильно.
- Мне хотелось подарить тебе что-то, что понравилось бы тебе, - сказал он, гладя мои руки от запястий к плечам и обратно. Я вздрогнула, ощутив электрические искры.
Да, ты можешь раздеться и обвязаться бантиком. Мне ОЧЕНЬ понравится.
- Эдвард, что бы ты ни приготовил на мой день рождения, уверена, что это прелесть.
- Это прелесть, - сказал он, и в его глазах отражались сотни плавающих в бассейне свечей. – Но это экстравагантно. Не хочу, чтобы ты чувствовала… смущение, принимая это. Пожалуйста, пообещай, что ты примешь это.
Боже мой, я и так получила кучу экстравагантных подарков – бриллианты, билеты на самолет, новости о смерти подонка Фила. Что еще может быть?
- Отлично, - уверенно сказала я. – Обещаю, что приму это. А теперь, пожалуйста, скажи. Ожидание убивает меня. Покажи мне мой подарок.
Он сделал глубокий вдох и развернул меня лицом к дверям в дом.
- С днем рождения, Белла, - сказал он мне на ухо.
Я нахмурилась.
- И где мой подарок? – растерялась я.
- Вот, - показал он на двери.
- В доме? А где именно в доме? Мы будем играть в «холодно/горячо», потому что это весело?
Он обошел меня, вставая передо мной, и сжал мои руки.
- Белла, мы очень долго ездили по округе и искали дом, подходящий нам, и я видел, что тебе ничего не нравилось. А вот этот? – он показал на дом. – Каждый раз, как мы приезжали сюда, ты восторгалась. Я видел, как светятся твои глаза, когда мы говорили о нем. Я чувствовал, что ты привязалась к нему. Пожалуйста, скажи, что тебе нравится.
Понимание ударило меня как мчащийся поезд, остановило дыхание и заставило ноги задрожать.
- Эдвард, - пролепетала я. Он заметил мое волнение и обнял. – Ты… купил мне… дом?
- Ну… да.
Я закрыла глаза и попыталась осознать абсурдную реальность того, что он сказал мне.
Дом.
Он купил мне дом.
Нет. Невозможно понять. Нельзя оценить. Невозможно принять.

- Белла? Скажи хоть что-нибудь.
Я не могла. Мой мозг был слишком занят, пытаясь осознать, что он купил мне ЭТОТ ГРЕБАНЫЙ ДОМ, чтобы суметь сформировать гласные и согласные в связные слова.
- Белла, открой глаза.
Не могу. Тогда я увижу дом. Дом, который не может быть моим. Просто не может.
- Пожалуйста, посмотри на меня.
Я покачала головой.
- Но почему?
Я все еще не могла говорить.
Теплые руки начали гладить мои плечи.
- Белла, мне хотелось, чтобы он был у тебя. Пожалуйста.
Я сумела найти свой голос, но очень тихий и неуверенный. Глаза все еще не открывались.
- Эдвард, это очень много.
- Нет. Тебе он понравился. Я хочу, чтобы он у тебя был. Я хочу, чтобы у тебя было все, чего ты хочешь.
- Ты – все, чего я хочу.
- Нам нужно где-то жить, Белла.
- Я как-то выжила и без крыши над головой.
- Да, и ад замерзнет в тот день, когда я позволю, чтобы что-то такое вновь случилось с тобой. Белла, пожалуйста…
- Это ДОМ, Эдвард. Огромный, красивый, совершенный дом.
- Знаю. Это наш дом. Пожалуйста, посмотри на него.
Я не могла сопротивляться, когда он таким тоном произносил «пожалуйста».
Я открыла глаза.
Он смотрел на меня с заботой и… любовью. Боже. Такой сильной любовью.
Я посмотрела через его плечо на дом.
Я видела, что все внутри хорошо проводят время – едят, пьют и танцуют.
Я боролась с желанием попросить их снять обувь и ставить стаканы только на салфетки.
- Прости, - тихо сказал Эдвард. – Знаю, что это слишком много. Знаю, что не должен был. Но… - Он погладил мою руку. Я смотрела, как соприкасаются наши пальцы. – Я видел, как сильно дом нравился тебе. Мне тоже. Я хотел жить в нем с тобой. Я подумал… зачем тратить наше время, чтобы искать что-то, понравившееся нам обоим, если мы уже нашли? И я убедил компанию продать мне его.
Он коснулся моего лица. Мои глаза автоматически метнулись к нему.
- Пожалуйста, скажи что-нибудь.
Боже мой, он был прекрасен. И я не говорю о физической красоте, потому что, хотя он и был самым потрясающим мужчиной, которого я видела в жизни… это было нечто большее. Это было все.
Он был моим всем.
- Спасибо, - прошептала я, пытаясь оттолкнуть мои вырывающиеся на волю эмоции.
Боже. У меня что, сегодня ПМС? Я веду себя как ненормальная.
Я встала на цыпочки и поцеловала Эдварда. Мои эмоции все еще бурлили во мне как бешеный бык. Его руки сжались, обнимая меня, и он поцеловал меня в ответ. Его рот быстро вернул меня в знакомый узор, заставляющий сходить с ума от страсти.
Я не могла справиться с этим.
Я отстранилась, тяжело дыша.
Чувствовала некомфортную тяжесть в груди.
- Белла? – озабоченно спросил Эдвард. – Что случилось?
Мое сердце билось слишком быстро. У меня возникло ощущение панической атаки.
Все, что произошло сегодня, слишком сильно подействовало на меня.
Только не испортить ему момент. Боже, не дай мне развалиться.
- Я не умею плавать, - наконец, неразборчиво сказала я, поворачиваясь к бассейну, все еще в полуобморочном состоянии.
Эдвард озадаченно посмотрел на меня.
- Что ты сказала? – спросил он, обнимая меня вновь.
- В детстве я брала несколько уроков, но недостаточно, чтобы суметь держаться на воде и не пойти ко дну. Единственное, чему я научилась – не паниковать. Паникуя, ты борешься с водой, устаешь и тонешь. А когда ты тонешь, то не остается энергии осознать, что делать, чтобы выжить. Ты просто идешь ко дну и даешь воде победить. Вот почему столько людей тонут.
- Милая, о чем ты говоришь?
- Но у тебя есть выбор. То, о чем не знают многие люди. Ты можешь держаться на воде. Все могут держаться на воде. Тебе надо только признать, что ты можешь. Этому не нужно особенное умение. Ты просто даешь этому случиться. Не паникуй.
Повернувшись, я посмотрела на дом – огромный, красивый и сияющий внутри.
Я повернулась и посмотрела на Эдварда – красивого, совершенного и моего.
Так прекрасно. Так много.
- Я пытаюсь не паниковать, - честно призналась я. Мое тело, разум и эмоции тянули меня в разные стороны, и каждый пытался выиграть. – Но сегодня… Меня переполняют чувства. У меня не было ничего, а теперь есть все. Как это возможно? Я не понимаю.
Эдвард притянул меня к себе. Я зарылась в его грудь, тяжело дыша и отчаянно пытаясь плыть.
- Я очень хороший пловец, - прошептал он, нежно целуя мой лоб. – Но иногда я тоже забываю, что нельзя паниковать. Может быть, я научу тебя плавать, а ты научишь меня держаться на воде.
Я закрыла глаза. Его запах наполнял мои легкие, давая мне ту поддержку, в которой я так нуждалась.
- Может быть, - осторожно сказала я.
Он отстранился и приподнял мой подбородок, прижавшись к губам мягким, теплым, без привкуса алкоголя ртом.
- Белла, есть еще одно, о чем я хотел сегодня с тобой поговорить, и думаю, сейчас самое подходящее время.
Он секунду изучал мое лицо спокойным, но горящим страстью взглядом.
- Я хочу, чтобы ты была счастлива, - проговорил он, все еще внимательно глядя на меня. – Я хочу провести с тобой остаток своей жизни, пытаясь сделать тебя счастливой. Пожалуйста, позволь мне это.
Его голос был очень тихим. Прислушиваясь, я почти потеряла смысл его фразы.
- Я… Эдвард… ты… что ты сказал?
Он улыбнулся.
- Вау, - сказал он больше себе, чем мне. – Я-то думал, что буду нервничать, говоря с тобой, а оказывается, что больше нервничаю, ожидая ответа.
Он отступил и подошел к небольшому кованому столику возле бассейна, что-то взял с него и вернулся ко мне.
Мое сердце непроизвольно забилось сильнее.
- Белла, - сказал Эдвард, глядя мне в глаза с чувством, которого я никогда раньше не видела. – Я провел много лет в бессмысленной беготне, отчаянно пытаясь найти что-то, что бы успокоило мое беспокойство. Пытаясь приглушить боль внутри. Я сделал многое, чего теперь стыжусь, обидел многих людей, включая свою семью… но ничего не работало. Я чувствовал себя пустым. Словно бы внутри меня была дыра, которую невозможно закрыть. Неважно, сколько наркотиков я принял, сколько алкоголя выпил, со сколькими женщинами переспал – дыра всегда была внутри меня. Я почти уже смирился с мыслью, что она – моя неотъемлемая часть, и я всегда буду чувствовать себя некомплектным.
Но потом я встретил тебя, и внезапно мое беспокойство ушло. Дыра становилась все меньше и меньше, пока не закрылась окончательно и больше не существует.
Ты сделала это. Ты собрала меня так, как я и не предполагал. Ты внушила мне чувство, что я заслуживаю иметь нечто такое потрясающее и бесценное.
Ты сделала меня целым.
Впервые за всю свою жизнь я понял, как это – ничего не искать, потому что я уже нашел это.
Я нашел тебя.
Он вдохнул, и я видела, что Эдвард сдерживает эмоции. Моя грудь сжалась от ответного чувства.
Пожалуйста, не плачь, Эдвард. Если ты заплачешь, я рассыплюсь на тысячи маленьких кусочков и упаду влажной рыдающей кучей на полу. Мне и так тяжело держать себя в руках. Не доставляй мне сложностей. Пожалуйста, не плачь.
Он втянул в себя воздух и продолжил, твердым, но тихим голосом.
- Я никогда не верил в то романтическое дерьмо, о котором слышал годами. Все эти любовные песни, поэмы и слезливые декларации о вечности и преданности. Все это казалось слишком сильным. Я думал, люди придумывают, что у каждого есть своя половинка. Никогда не верил, что истинная любовь, такая всепоглощающая, страстная, заставляющая землю содрогнуться, существует. Но теперь я знаю это. Она у меня есть. К тебе. И мой разум постоянно изыскивает новые пути показать тебе, как я люблю тебя.
Эдвард поднял руку и раскрыл ладонь, на которой лежала небольшая, черная, бархатная коробочка.
Ювелирная коробочка для кольца.
Мое сердце попыталось выпрыгнуть из груди.
Я в абсолютном шоке смотрела, как Эдвард встает на колени и открывает коробочку, показывая мне самое красивое кольцо, которое я только видела. Оно сверкало и отбрасывало искры в свете свечей.
Уверена, что перестала дышать.
- Изабелла Свон, - произнес Эдвард, глядя на меня, низким и пропитанным эмоциями голосом. – Я не хочу жить без тебя. Пожалуйста, не бросай меня. Скажи, что будешь моей вечно. Выходи за меня замуж.
Время остановилось.
Воздух с трудом пропихнулся в мои легкие, а слова Эдварда – в мой мозг, смешивая фантазии и реальность в одно слепящее мгновение.
Боже милостивый.
Вы никогда не оказывались в ситуации, когда кажется, что можно выскочить из своего тела и посмотреть со стороны на то, где вы, что вы делаете, и подумать: «Как, б***ь, я оказалась здесь?»
Вот примерно так я себя чувствовала.
Кажется, я летала над нами, разглядывая происходящее снаружи.
Мои руки прикрыли рот, на лице застыло абсолютное удивление, а Эдвард Каллен – самый красивый, притягательный, потрясающий мужчина, от которого перехватывает дыхание – с обожанием и любовью смотрел на меня и ждал ответа на вопрос, который, как я думала, он никогда не задаст.
- Белла? – тихо сказал он. – Ты слышала, что я спросил?
Я увидела, что медленно киваю.
Этого не может быть. Не может, совсем не может.
На его лице читалась останавливающая сердце надежда.
- Я не хочу давить на тебя, красавица, но… ты… - он тяжело сглотнул, - ты ответишь мне?
Я вернулась в свое тело, и все начало медленно двигаться.
Внутри меня уже не зватало места для всего, что я сейчас чувствовала.
Вдруг воздух стал слишком плотным. Моя кожа – слишком горячей. Голова кружилась от невероятной нереальности происходящего.
- Белла? С тобой все в порядке?
Хороший вопрос. Не думаю. «Окей» по отношению к моему состоянию сейчас находится где-нибудь в другой вселенной.
Я не могла говорить. Не могла думать. Едва могла дышать.
- Белла?
Одна часть меня орала, что я разочарую его, и неважно, что скажу. Другая – что я заслужила это. Я заслужила его. Сказка так близка, что я могу ее коснуться.
Но сказки же не существуют, правда?
Сердце вырывалось из груди.
- Белла?
Его голос доносился издалека, проходя через меня и кружа голову.
Я не могла отвести от него взгляд. Он стоял на колене, нахмурясь. Беспокоясь. Его глаза потемнели от тревоги.
Его глаза. Боже, я люблю его глаза. Все, что я хотела. Прямо здесь. Так близко.
- Белла, я люблю тебя. Я всегда буду любить тебя.
Он тяжело сглотнул, глядя на меня умоляющими глазами, выворачивающими наизнанку внутренности, ожидая ответа.
- Пожалуйста… скажи, что проведешь остаток жизни со мной. Боже, Белла, ты так нужна мне. Ты всегда будешь нужна мне. Пожалуйста. Выходи за меня.
Я пыталась сглотнуть, но не могла. Во мне бурлило столько много эмоций, что было тяжело сказать – какая из них сжимает легкие, а какая – вызывает ощущение того, что я могу летать.
Мир вокруг начал кружиться, накреняться и плыть.
- Белла?
Прежде чем я поняла, что случилось, надо мной сгустилась темнота, и я упала в нее.
Последнее, что я помню – это руки Эдварда, подхватывающие меня и не дающие упасть, и его голос, звучащий в моих ушах.

Большое спасибо Диане за помощь с главой!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-5108-91
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: amberit (19.08.2016) | Автор: перевод: Amberit
Просмотров: 535 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 6
0
6 Bella_Ysagi   (20.08.2016 19:22)
Спасибо

+1
3 робокашка   (19.08.2016 19:15)
Сильная Белла наверняка не ожидала от себя такой слабости tongue

0
4 kotЯ   (20.08.2016 08:56)
То же самое подумала. Кто бы мог подумать, что может сломать такого бойца по жизни.

+1
2 prokofieva   (19.08.2016 16:02)
Сначала предложение нужно было сделать , а уж потом дарить дом . Спасибо за шикарную главу и отличный перевод .

0
5 kotЯ   (20.08.2016 08:57)
:DТОгда бы она свлилась в обморок после предложения и не узнала, что ей подарили дом. wink

0
1 galina_rouz   (19.08.2016 14:40)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]