Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3685]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Пропущенный вызов
Эдвард определенно не думал, что несмотря на его пренебрежение праздником, духи Рождества преподнесут ему такой подарок...

Лунный свет
Один человек может изменить всю твою жизнь. Поэтому очень важно сделать правильный выбор.

Его персональный помощник
Белла Свон, помощница красивого, богатого и успешного бизнесмена Эдварда Каллена, следует совету друзей влюбить Эдварда Каллена в себя.
Напряженный сюжет.
Каноничные персонажи.
Реалистично прописанные эмоции.

Завершен.

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9953
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

The Screamers\Кричащие. Глава 38. Часть 3

2016-12-10
18
0
Глава 38. Конец начала. Часть 3
Белла
Как обычно, во время нашей поездки в Убежище мы с Джасом говорили о Рене.
Он знал, что я пытаюсь привыкнуть к ней, а он старался помочь мне пройти через это.
Что мне нравилось в Джасе – то, что он никогда не давил. Он задавал мне вопросы о ней – о том, как мы жили до появления Фила, а потом просто слушал меня, подбадривая возгласами и сочувственно кивая.
Я понимала, что он пытался сделать.
Он хотел, чтобы я вспомнила, какой Рене была до того, как тот ублюдок вторгся в нашу жизнь как раковая опухоль, как заразил нас обеих своим смертельным, разрушающим душу ядом. Он хотел напомнить, что до того, как Фил выбил из нее и меня достоинство, Рене не была антихристом, какой я привыкла ее считать. Она была просто… мамой.
Я принимала это. Я понимала это. Просто мне было нелегко находиться рядом с ней. Как бы сильно я ни пыталась, не могла просто забыть и простить. Я настраивалась на толерантность и старалась держать себя в руках, чтобы не задевать мать. Благая цель.
Мой телефон зазвонил, когда мы с Джасом вышли из машины. Я предложила ему идти без меня, вытащила телефон и приложила к уху, быстро взглянув на определитель номера.
И улыбнулась, отвечая.
- Ой-ой-ой, кажется, это мой гребано горячий бойфренд-рок-звезда и его никогда-не-опадающий великолепный член, который каждый день доводит меня до беспамятства во время траха? Как ты, любимый? Надеюсь, все еще каменно твердый?
В трубке несколько секунд стояла тишина, а потом неуверенный голос произнес:
- Эээ… мисс Свон, это преподобный Рэчлифф из Вествудской церкви. Вы оставляли для меня сообщение с просьбой провести несколько обрядов в Убежище. Ваш бойфренд сейчас здесь, собирает молитвенники, и был так добр, что одолжил мне свой телефон, потому что у моего села батарея.
Мое сердце прыгнуло к горлу, сжимая его, а телом завладел всепоглощающий ужас.
О нет. Нет, нет, нет, нет, нет. Я не могла сказать «никогда-не-опадающий великолепный член» и «гребано горячий» священнику!
О черт. Для меня зарезервируют комнату в аду, которая будет наполнена волынками, песнями Джастина Бибера и людьми, которые хлюпают супом.

Я зажмурилась и прислонилась к стене позади меня, упираясь головой в холодные кирпичи.
- О боже. То есть черт побери. Б***ь. Боже. НЕТ! Нет б***ь боже. Я хотела сказать б***ь как противоположное по смыслу слову «боже». Я никогда не говорю «б***ь боже»… хотя на самом деле говорила так… несколько раз… но это просто иллюстрация того, что на самом деле я не говорю так. Ох, е***ь меня. НЕТ, ЭТО НЕ ПРОСЬБА!
ЧЕРТ ВОЗЬМИ, СВОН, ПРЕКРАТИ МАТЕРИТЬСЯ, РАДИ БОГА!
Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, произнося одними губами слово «б***ь» опять и опять, пока не почувствовала, что могу контролировать свой лексикон.
- Отче, - наконец смогла выговорить я. – Прошу прощения за свою речь. Пожалуйста, простите меня. Спасибо, что перезвонили мне.
Мой мозг почти взорвался, когда я услышала удовлетворенный смешок от Засранца, которого я скоро убью собственными руками.
- Ублюдок, - с облегчением выдохнула я. Мое сердце опять забилось.
- Свон! – с фальшивым ужасом воскликнул он. – Это как ты разговариваешь с мужчиной в рясе?
- Ты мертвец, Каллен, - серьезно сказала я. – Ты мертвее, чем самый мертвый человек в Мертвецвилле. Ты мертвее, чем диско. Ты мертвее, чем обет супружеской верности Тайгера Вудса.
Он засмеялся еще громче, и я явственно представила, как его красивое лицо запрокидывается назад с выражением абсолютного блаженства. Я забрала назад свою вину за непристойные разговоры.
- Ты заплатишь за это, - пообещала я, подавляя смех. – Как-нибудь… когда-нибудь… я заставлю тебя заплатить.
Он мелодраматически вздохнул.
- Я уже столько раз слышал это от тебя, Свон, но так и не дождался. Ничего. Ни одного удара плеткой, стеком или зажима на яйцах. Ты очень плохо умеешь наказывать.
Только не смеяться. Мне надо быть суровой.
- Так ты хочешь быть наказанным, Каллен? Мне прямо сейчас нацепить зажимы на твои яйца? А потом я буду наказывать тебя так сильно, что они превратятся в жидкость к тому моменту, как я закончу.
Я услышала задушенный стон, но в нем не звучал страх. Только сильное возбуждение.
- Б***ь, Белла. Почему твои угрозы мучительного насилия заводят меня до каменного стояка? Скажи мне, пожалуйста, потому что это чертовски странно.
Да запросто. Я объясню тебе, как только ты скажешь мне, почему слова «каменный стояк» заставляют мое влагалище приходить в состояние боевой готовности?
- Где ты? – спросила я, безуспешно пытаясь изгнать из воображения образ Эдварда с могучей эрекцией.
- Дома. Только что вышел из душа, а затем мы с Роуз двинемся на Голливудские холмы.
- Голый?
- Нет.
- Почему?
- Потому что я стою на кухне.
- Плохое объяснение.
- Ты правда хочешь, чтобы я стоял голым перед своей экс-подружкой, моей сестрой и Робом в соседней комнате?
- Роб все еще там?
- Ну да. Очевидно, Гребаные Сукины Сыны еще продолжают свой тур. Ты видела аватар Роба? Он там полуголый и с ангельскими крыльями за плечами. Ужасно нелепо.
Я представила себе голого Засранца и Роба без рубашки, стоящих на кухне, болтающих и пьющих пиво.
Так, это неправильно со всех точек зрения, Белла.
Но таааааак горячо…

- Роб сказал, что вы говорили по телефону несколько дней назад, - попыталась я отвлечь себя.
После небольшой паузы он кашлянул.
- Ну да.
- Ты не говорил мне, что он звонил.
- Правда? Значит, забыл.
Ну почему сегодня все ведут себя так странно?
- И о чем вы говорили?
- О всякой ерунде.
- О какой ерунде?
- Слушай, Белла, я не помню. О какой-то ерунде.
В его голове слышалось нечто, обеспокоившее меня, но, учитывая, что я уже знала, о чем они говорили, просто не обратила на это внимания.
- Ага. Такая важная-важная ерунда, - пошутила я, пытаясь облегчить напряжение. – Я читала об этом в «Плейбое», но посчитала просто городской легендой.
Он засмеялся.
Миссия выполнена.
- Не обижай «ерунду», Свон. «Ерунда» важна.
- Так я и слышала. Она может заставить даже самый вялый пенис эрегировать часы. Конечно, не то чтобы оно было тебе нужно.
- Пенис? Правда? Паттинсон опять учит тебя говорить по-британски?
- Ага. Пенис, глупец, мастурбатор. Я теперь сильна в английском, на котором говорит королева. Хочешь прийти и проверить мои булочки?
Он простонал.
- Черт, да. Твои булочки чертовски вкусны. Я ел бы их три раза в день, если бы мог.
Святая богоматерь, такие двусмысленные разговоры убивают трусики за долю секунды.
Я кашлянула и попыталась убрать образ Эдварда, расположившегося между моими ногами.
- Ну… боже… ладно. Ну… черт… то есть… Ну скажи что-нибудь. Отвлеки меня от моих горячих мыслей.
- Что мой член хочет тебя?
- Нет! Какого черта! Ты только ухудшил все.
Голова Эдварда между моих бедер. Его восхитительный эрегированный член. Его эрегированный член между моих бедер.
Я завелась еще сильнее. До боли.
- Черт, я хочу тебя, Белла.
Я простонала.
- Ну и что ты делаешь? Хочешь убить меня? Через несколько минут мне встречаться с матерью! И как это делать, если мое влагалище выкрикивает твое имя?
- А мне как? – с отчаянием буркнул он. – Я хожу с эрекцией размером с Бразилию, а твоих рук, рта и горячей Джинни нет здесь, чтобы облегчить положение. У меня не хватает крови на мозг, потому что вся она стекла в пульсирующий член!
Я расстроенно вскрикнула.
- Эдвард! Хватит произносить «пульсируюший член», если хочешь, чтобы я могла думать о чем-нибудь еще, кроме как о тебе во мне! Боже милостивый!
Я услышала, как кто-то за моей спиной кашлянул, и обернулась в вихре сексуальной неудовлетворенности и злости на Эдварда.
- ЧТО?
Передо мной стоял низенький худой мужчина, одетый в черный костюм. Очень красивый черный костюм. С белым воротничком.
О… мой… гребаный… бог.
- Мисс Свон? – нервно сказал он, поправляя очки. – Деметрий сообщил, что я могу найти вас здесь. Я отец Рэчлифф. Вы звонили мне по поводу религиозных обрядов.
Я проклята. Полностью проклята. Сошлите меня на мыс Малл-оф-Кинтайр и окуните в чертов туман.
- Мисс Свон?
Не говорить. Ты не сможешь облажаться еще больше, если промолчишь.
- Белла?

Голос Эдварда из телефона был непривычно громким.
- Ты все еще там? Я один на кровати и трахаю свою руку. Поговори со мной, детка.
Его преподобие посмотрел на телефон и кашлянул.
Очевидно, мое смущение имело свои амбиции и желало возрасти до эпических размеров. Прекрасно.
- Белла? О боже, красавица. Я представляю на себе твой ротик. О боже, как же мне хорошо.
Я быстро нажала кнопку отключения и попыталась улыбнуться священнику. Уверена, это выглядело как гримаса страдающего запором.
Пробормотав извинения, я повела святого отца в Убежище, показывая ему, где и что следует провести. Потом поблагодарила его за потраченное на нас время, отправила к Деметрию и убежала на склад одежды. Мой телефон постоянно звонил, и, хотя я видела, что это Эдвард, отменяла вызов и отключалась, не готовая сейчас делиться с ним моим жутким смущением.
Мое лицо все еще горело ярким румянцем, выдающим мое смущение как неоновый знак, когда я спускалась на склад.
Рене стояла возле большого стола, доставая одежду из большой корзины и аккуратно складывая ее. Она заметила меня не сразу.
- Белла, - озабоченно сказала она, подходя ко мне. – С тобой все в порядке? Ты ярко-красная.
- Да, все хорошо, - пробурчала я, взяла футболку и начала ее складывать, страстно желая не выдавать причину своего состояния.
- Правда? Может, принести что-нибудь? Воды? Содовой?
- Нет, ничего не нужно.
Она посмотрела на меня, а потом вернулась к одежде.
Я знала, что она разочарована тем, что мы не болтаем, но чего еще ожидать? За три года между нами выросла массивная стена декоммуникации, и так быстро она не разрушится. Ее нужно разбирать постепенно, кирпич за кирпичом, и это требует много усилий. С обеих сторон.
Следующие несколько часов мы провели за молчаливой работой. Отдельные вырывающиеся слова касались одежды или обуви, а еще того, что нам нужны новые пледы, потому что на улице холодает.
К счастью, пожертвования Эдварда хватало и на то, чтобы закупить хорошие пледы и спальные мешки, и я радовалась, что их достаточно, чтобы раздать всем желающим.
- Белла?
Я посмотрела на Рене.
- Что?
Она сглотнула и отвела взгляд.
- Я… сделала кое-что для тебя. Не уверена, стоит ли тебе это отдавать, но… я ведь все равно сделала. Ты можешь не забирать.
Я нахмурилась.
- Ты мне что-то сделала? Что?
- Стой здесь, - сказала она и метнулась в ванную, а через несколько секунд вернулась с большой коробкой, осторожно поставив ее на стол между нами.
- Знаю, что никогда не смогу возместить все то, чего я тебя лишила, но… помню, что последний раз видела тебя по-настоящему счастливой, когда сделала нечто такое же.
Она пригласила меня открыть коробку.
Я с трепетом шагнуда вперед и подняла крышку.
- Ох…
- С днем рождения, Белла.
В коробке стоял большой торт. Яркий как бабочка, усыпанный цветными конфетками на толстом слое глазури.
Внезапно комок эмоций застрял у меня в горле.
Рене сделала точно такой же, когда мне исполнилось тринадцать. Это был последний раз, когда я праздновала свой день рождения. Я уже и забыла, что он сегодня.
Тринадцатое сентября. Мне официально исполнилось двадцать два.
По мне проносились волной смущающие эмоции, унося меня в то время, когда мой день рождения был поводом для праздника, а не для боли. Когда был жив мой отец, он всегда рисовал огромный поздравительный плакат и заставлял меня искать подарки, которые прятал по дому и саду.
Вечером мы всегда жарили свинину, а Рене пекла самый лучший торт, часами работая над ним.
Она продолжала делать и его и тогда, когда отец умер, а она связалась с Филом, но, думаю, мы обе знали, что он ругал ее за то, что мать столько времени тратила на меня. Я раздражала его. В конце концов это вылилось в нападки на мою мать. В первые месяцы после того, как он и мама сошлись, Фил пытался одержать верх надо мной. Потом, когда это не удалось, он начал разговаривать со мной только при крайней необходимости. Физический контакт между нами наступал только в случае рукоприкладства, когда он напивался вдрызг.
Как раз перед моим тринадцатилетием он начал регулярно избивать меня.
Я пришла домой после школы и нашла праздничный торт, который сделала для меня мама. Такой красивый. Я крепко обняла ее и наслаждалась одним из редких моментов, когда были только она и я. Когда Фил отсутствовал дома, мы могли обе быть счастливы.
Она рыдала в мои волосы, извиняясь опять и опять, желая, чтобы все было иначе.
Но увы.
Когда Фил пришел домой и увидел, что сделала для меня мама, то пришел в ярость, избил меня, а потом швырнул в меня тортом и втер его в мои волосы.
Потом выкинул меня из дома и начал избивать Рене, ругая ее за то, что она тратит столько времени на неблагодарную суку в моем лице.
Как только он отключился, Рене впустила меня, провела прямо в ванную и смыла липкую массу с моих волос. Она морщилась при каждом движении, и я понимала, что Фил, наверное, сломал ей ребра, один из его излюбленных способов наносить удары без видимых следов.
Она молча уложила меня в постель, но я продолжала слышать ее рыдания в спальне.
После этого мы перестали праздновать мой день рождения.
За долгие годы жизни на улицах я забыла эту дату. Зачем праздновать день, в который я появилась на свет для такой дерьмовой жизни? По традиции в этот день надо радоваться, что жизнь удалась. Учитывая, что я недолго считала мою жизнь стоящей штукой, не было необходимости выражать ей признательность. Вот и все.
Но сейчас моя мама стояла передо мной с тортом, на который она потратила много часов, и я внезапно осознала, что в моей жизни есть что праздновать. Я выжила, пройдя через многое, и вышла на другую сторону с потрясающим мужчиной и хорошими друзьями. А моя мама, наконец, нашла в себе силы встать на обе ноги и вырезать раковую опухоль из своей жизни.
Фил мог издеваться над нами много лет, но в конце концов проиграл.
Мы победили.
Сглотнув, я посмотрела на ожидающую Рене. Она боялась, что я отвергну ее. У меня не хватило бы духу так сделать.
- Спасибо, мам, - тихо сказала я. – Он прекрасен.
Яркая улыбка расплылась по ее лицу.
- Как и ты, - пробормотплп она, глядя на меня скорее счастливыми, чем грустными глазами. – Я так горжусь тобой, Белла. Я… - она вздохнула. – Мне жаль, что тебе столько лет пришлось жить, не слыша от меня эти слова.
Я кивнула. Мне тоже было жаль.
Несколько секунд мы неловко стояли, не зная, что делать.
Она хотела обнять меня, и частичка меня тоже желала этого, но я не могла. Слишком много иголочек обиды кололи мою кожу. Они все еще причиняли сильную боль.
В конце концов, Рене принесла еще одну большую корзину и начала складывать одежду. Я была благодарна, что она не давила на меня.
- А что подарил тебе Эдвард? – небрежно спросила она.
О черт. Эдвард не знает. Никто из них не знает. А мне надо им рассказать?
- Он не знает. Я забыла про свой день рождения.
Рене посмотрела на меня.
- А ты знаешь, когда его день рождения.
Двойной черт.
- Нет.
Она улыбнулась.
- Думаю, вы просто не успели. Ничего, у вас еще много времени впереди, чтобы выяснить подробности друг о друге.
Она была права, но меня все-таки беспокоило, что мы с Эдвардом не знаем друг о друге таких базовых вещей.
Я еще даже не встречалась с его родителями.
Я тоже начала складывать футболки, усиленно размышляя надо всем, что мы не знаем друг о друге и чем еще не поделились.
Я хорошо знала его, но все еще оставалось столько всего, чему мне стоило научиться, и внезапно это начало раздражать меня.
- Здравствуйте, красавицы!

Большое спасибо Диане за помощь с главой!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-5108-91
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: amberit (22.07.2016) | Автор: перевод: Amberit
Просмотров: 726 | Комментарии: 9


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 9
0
9 Mystery_girl   (28.07.2016 15:25)
Герои бесподобны. Белла просто отжигает.
Спасибо за главу.

0
8 pola_gre   (25.07.2016 12:05)
Какие горячие разговоры)))
Надеюсь, та "ерунда" из разговора с Робом о сюрпризе на день рождения Беллы?

Рене, наверно, давно мечтала опять приготовить торт Белле...

Спасибо за главу!

0
7 Stessi   (23.07.2016 21:56)
спасибо за главу smile

0
6 Котенок1313   (22.07.2016 22:12)
Большое спасибо за главу, очень жаль Беллу, но кажется мне Эдвард знает о её ДР biggrin

0
5 Rara-avis   (22.07.2016 22:06)
Уверена, священник и не такое слышал на исповеди. cool biggrin Рада, что мать с дочкой налаживают мосты. happy

0
4 робокашка   (22.07.2016 21:18)
старые переживания вызывают новые мысли

0
3 riddle   (22.07.2016 20:51)
Большое спасибо за главу

0
2 galina_rouz   (22.07.2016 20:10)

0
1 mamamis   (22.07.2016 19:19)
спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]