Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4605]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14595]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13556]
Альтернатива [8910]
СЛЭШ и НЦ [8164]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3632]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Беременное чудо
Ни для кого не секрет, что Рождество – время волшебства, доброй магии и чудес, которые всегда случаются с теми, кто в них нуждается. Однако чудеса бывают разные, и некоторые из них могут в одно мгновение перевернуть вашу жизнь с ног на голову. Вот и Эдварду Каллену пришлось посмотреть на мир в несколько ином свете. Хотя, вряд ли, он желал чего-то подобного...

Уму непостижимо!
Приключения дорогого милого ботаника Медвежонка и его обожаемого Лютика.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

1+1=3
Белла опоздала, все елки раскупили, но ей срочно нужна хотя бы одна. Рождество под угрозой. Все меняется, когда она натыкается на объявление в газете, в котором говорится о доставке елок на дом.
Мини/юмор. Завершен.

Sealed by snow | Заснеженные
Белла и Эдвард потерянные и одинокие. Вся их жизнь состоит из попыток убежать от себя. Что произойдет, когда их миры столкнутся? Смогут ли они помочь друг другу преодолеть прошлое? Или же это будет шторм, который разрушит всё вокруг?
Перевод возобновлен!

Легенда об Эльдаре, победившем зверя
Сердце Эльдара бьется жарче, едва он видит красавицу Ильветту, в окружении преданных слуг. Но кто она, и кто он? Простой сын столяра, почти никто в маленьком королевстве Искельвинд. Как доказать, что он достоин дочери короля? Как не выдать при этом тайну своего рождения?
Сказка о любви и борьбе.

Body canvas
Он – сосед. Точнее владелец роскошного винного бара по соседству с собственным тату-салоном Беллы. Он – элегантность, она – разрозненность. Нет ни единого шанса, что они будут парочкой, не так ли?



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Сверхъестественное
7. Академия вампиров
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 480
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Тайна поместья Экслберри. Часть третья

2016-12-2
21
0
11.

Крик ворвался в зал, взвился до расписанного золотом потолка, заметался от стенки до стенки, заставив дирижёра опустить палочку, оставляя оркестр без руководства. Музыка оборвалась на высокой ноте, а затем оборвалась диссонирующим отчаянным глиссандо.

Танцующие пары замерли, не завершив движения, оглядываясь, в глазах застыла растерянность.

В распахнутое настежь французское окна из сада вбежала молодая графиня Экслберри. На её щеках не было и толики румянца, длинные аристократические пальцы, унизанные драгоценными перстнями, были прижаты к приоткрытому рту, не позволяя звуку повториться. Роскошная причёска, произведение парикмахерского искусства, распалась на локоны.

– Что произошло, ваша светлость, что с вами? – обратился кто-то из мужчин, оказавшихся рядом, устремляясь на помощь.

Она отчаянно замотала головой. Слёзы текли из глаз, женщина была на грани истерики. Из противоположного конца зала к жене подошёл граф, но и присутствие мужа не помогло: она беспомощно махнула рукой в направлении сада, не в силах вымолвить и слова.

– Господа, прошу прощения за неловкую ситуацию, – обернулся граф к гостям. – Думаю, произошло некое недоразумение, столь напугавшее мою жену. Скоро всё прояснится.

Властным жестом подхватив молодую женщину под руку, граф шагнул в сад, преодолел десяток шагов и застыл, словно напоровшись на невидимую стену. Мы с Эдвардом невольно подались вперед, стремясь понять, что произошло, и услышали сдавленный стон пожилого аристократа, полный ужаса и боли.

Эдвард устремился к графу, я последовала за ним в невольной уверенности, что произошедшее имеет ко мне непосредственное отношение.

Зрелище, представшее моим глазам, напоминало сюжет ночного кошмара.

На освещённой лунным светом полянке, окаймлённой идеально постриженным кустарником, на изумрудной траве газона, раскинув руки в стороны и устремив сталь распахнутых серых глаз в ночное небо, лежал виконт Джеймс Экслберри. В его лице не было ни единого оттенка красок, а тело было пригвождено к земле шпагой. Она покачивалась от порывов ночного ветерка, и драгоценные камни, украшающие эфес, зловеще сверкали в неверном свете, усугубляя безумие ситуации. Не оставалось и малейшего сомнения: молодой человек был мёртв.

Издав ещё один душераздирающий вопль, графиня начала оседать в руках мужа. Забегали слуги, помогая унести несчастную женщину в дом. Граф же стоял каменным изваянием, не сводя взгляда с тела погибшего сына. Его лицо обратилось в непроницаемую маску, скрывающую все эмоции.

Я не могла сдвинуться с места, завороженно глядя, не в силах до конца осознать случившегося. Я знала его в течение всего лишь нескольких часов, только час назад было объявлено о нашей помолвке, и вот я стояла на влажной от вечерней росы траве и смотрела на бездыханное тело того, с кем я никогда не буду обвенчана…

Слова молитвы сорвались с губ, но, к моему стыду, слишком много в ней оказалось благодарственных слов Всевышнему, нежели чем поминальных о душе убитого. Одна единственная мысль металась вспугнутой птицей: я свободна. От ставшей ненавистной за короткое время мысли о браке, от неподъемного, пригибающего к земле долга…

Где-то на краю сознания я услышала голос отца, который приносил соболезнования графу и сообщал, что хочет, чтобы брат как можно скорее увез меня домой. Я попыталась воспротивиться, но внезапно накатившая слабость была столь сильной, что вынуждена была покориться и сесть в карету.

Не слушая возражений, Эдвард на руках меня отнёс в спальню и аккуратно опустил на кровать. Няня силком втолкнула мне в руки кружку с ароматным отваром, который через пару глотков унял нервную дрожь, принося желанное расслабление.

– Не уходи… – слабо прошептала я, видя, что Эдвард поднялся с кровати, собираясь оставить меня одну в комнате. Я боялась остаться в темноте.

Он послушался и вернулся, заботливо подкладывая мне под спину подушки и помогая сесть.

– Элис, что-то мне подсказывает, что ты в курсе, кто виновник хаоса, творящегося сейчас в поместье Экслберри, – нахмурил брови брат, убедившись, что я устроилась удобно. – И ты мне обещала разговор. Я не настаиваю на том, чтобы он состоялся немедленно, но…

Я закусила губу в сомнении. В моих руках были осколки чужой тайны. Которую тщательно хранил тот, кого я знала, как доктора Джаспера Уитлока. Джеймс требовал от него каких-то непонятных вещей, а потом оказался мёртв…

– Эдвард, я расскажу, – решилась я. – Но сначала ты поклянёшься, что никто о нашем разговоре не узнает. В том числе отец. То, о чём я собираюсь тебе рассказать, тайна. Не моя.
– Даже странно слышать твои сомнения, – усмехнулся невесело брат. – Но если хочешь это услышать, то я клянусь, что предстоящий разговор останется между нами. Ты знаешь убийцу?
– Нет, – покачала головой я. – Но, пусть рискуя испортить о себе мнение, я скажу как есть: я рада, что Джеймс Экслберри мёртв.
– Об этом могла и не говорить, – хмыкнул Эдвард. – Я догадался. Надеюсь, только я. Ты не должна быть вовлечена в скандал, хотя остаться на расстоянии тебе вряд ли удастся. Смерть молодого аристократа, наследника знатного рода на балу в день помолвки от удара фамильной шпагой – не самое ординарное событие, согласись.
– Да, сплетни не утихнут долго, – вздохнула я.
– Рассказывай, – попросил Эдвард.
– Тот незнакомец, с которым я танцевала – Джаспер Уитлок. И няня не ошиблась: он имеет отношение к семейству Экслберри… – начала рассказ я.

***


– Элис, но кто он такой? – взволнованно спросил Эдвард, дослушав историю до конца. – И что за проклятие? Какую тайну хранит поместье Экслберри?
– Не знаю, Эдвард, – покачала головой я. – В том и дело, что я ничего не знаю.
– Господи, сестрёнка, – обнял меня брат. – Знаю, это неправильно, но я тоже рад тому, что Джеймса нет на свете. Кто бы ни был убийцей, мы должны быть ему благодарны… За свои слова Джеймс заслуживал смерти. Как он посмел тебе угрожать!

Я уткнулась в родное плечо, понимая без слов всё невысказанное. Если бы Джеймс был жив, я бы ни слова не сказала брату. Потому что он бросился бы мстить, дело могло закончиться дуэлью с неизвестным концом. Такого я не могла допустить.

– Что же теперь будет? – прошептала я, подняв взгляд на лицо Эдварда. – Со мной?
– Могу сказать одно: свадьба точно отменяется, – хихикнул брат, – за отсутствием жениха. Его брат слишком мал, чтобы выступить заменой.
– А если он больше не появится? – повис в тишине вопрос. Эдвард задумался, словно что-то отыскивая в чертах моего лица. Не было сомнений в том, что он понял, кого я имела в виду.

Я перевела взгляд на пейзаж за окном, пытаясь совладать с очередным приступом внутренней паники.

Тучи заволокли небо, скрыв луну. Поднялся ветер, и растущее рядом с домом дерево нещадно гнулось от его порывов. Стоило на миг представить, что я больше никогда не увижу Джаспера, как сердце сжалось от хлёсткой, жалящей боли. Я прикусила губу, пытаясь не расплакаться.

– Постарайся не думать об этом, – нарушил затянувшуюся тишину Эдвард. – Может быть, оно и к лучшему, если он уедет, позволив тебе забыть обо всём. Рано или поздно воспоминания сотрутся…
– А если я не хочу? – сквозь подступающие слёзы проговорила я. – Да, я знаю, что ты скажешь. О чести семьи, о том, что он в любом случае мне не пара… Но я ничего с собой не могу поделать!

С рыданием, которое не могла сдержать, я уткнулась в широкую грудь брата. Словно маленькую девочку, он укачивал меня, гладя по голове и бормоча что-то непонятно-успокаивающее. Слёзы лились сплошным потоком, освобождая от напряжения последних дней, от страха, от волнений…

Постепенно я начала успокаиваться, к тому же подействовал отвар нянюшки, и измученное сознание заволокла дремота. Сон пришёл, помогая вырваться из объятий хаоса, в который вдруг превратилась моя предсказуемая и размеренная жизнь…

12.

Он исчез… Дни проходили за днями, а никаких вестей от Джаспера не приходило. Словно его и не было никогда в моей жизни. Как будто я придумала высокого мужчину со светлыми слегка вьющимися волосами до плеч и с пронзительным взглядом светлых карих глаз.

Смерть Джеймса Экслберри породила множество слухов, и как не пытались скрыть представители благородного семейства нелицеприятные подробности, они выплывали одна за другой. Выяснились детали жизни Джеймса в Лондоне. Будучи принят, благодаря происхождению и громкому имени, во многих знаменитых домах и элитных клубах, Джеймс оставил за собой шлейф неприятных историй. Его регулярно видели в непотребном состоянии. Оказалось, что он играл, и играл много. Да, его долги не составили большого урона богатству семьи Экслберри, но суммы назывались астрономические.

Мало того, прокрался нехороший слушок о том, что пару раз Джеймс был практически словлен на шулерстве, вещи, недопустимой в аристократических кругах. Пойманный на подобном навсегда становился парией в свете. Но слухи оставались слухами, а Джеймс изгнан не был.

Обсуждали романы Джеймса как с великосветскими дамами, так и с актрисами, на содержание которых, на подарки, лошадей и дома тоже тратились немалые деньги. Впрочем, такие вещи были в порядке вещей для высшего света Лондона и осуждению не подлежали. Другое дело - посещения домов терпения самого низкого пошиба. А поговаривали, что Джеймс подобным грешил, предпочитая, чтобы ему предоставляли невинных девушек.

Сплетни, правдивые и не совсем, сыпались градом. Известия, бьющие наотмашь по доброму имени и чести его семьи, ударили по здоровью старого графа, и мой отец взял на себя многие дела соседа, и, стремясь помочь, часто ездил в Йорк и Лондон, оставаясь там подолгу.

Я практически не покидала стен родного дома. Хотя ни для кого не была тайной объявленная помолвка, меня в сложившейся ситуации признали жертвой, и сочувствовали не меньше, чем старому графу.

В один из вечеров состоялся мой разговор с отцом, давшийся нам обоим непросто. Он приехал к вечеру, и, молча разделив с нами трапезу, попросил меня подняться в кабинет. Эдвард, проводивший последние дни дома перед кратким визитом к семье невесты и возвращением на материк в распоряжение герцога Веллингтона, проводил меня поддерживающим рукопожатием.

Все эти дни он по-прежнему был главной моей опорой, немало времени тратя на попытки узнать хоть что-то о Джаспере, но все его усилия тонули в пустоте. Единственный человек, который знал правду, был для нас недоступен: старый граф тяжело болел, и подобный разговор мог и вовсе свести его в могилу. А все остальные ниточки обрывались в просторах неизвестности. Даже старушка Молли исчезла, а дом на границе леса, где я провела столько памятных минут, оказался заперт на замки, пуст и мёртв.

Я поднялась по центральной лестнице Брендон-холла и потянула на себя тяжёлую дубовую дверь, ведущую в кабинет отца.

Лорд Брендон сидел за заваленным бумагами столом, взгляд его был устремлён на портрет моей матери, висящий напротив окна. Карие глаза были полны тоски и вины, а губы тихо шептали, разговаривая с ушедшей в иной мир любимой супругой.

– Я не выполнил данного обещания, – глухо произнёс он при моём появлении. – Попытался сбежать от ответственности, найдя тебе подходящего мужа. И ошибся…
– Папа… – прошептала я. – В произошедшем нет твоей вины, ты не мог знать…
– Мог, чёрт побери, – вспылил отец. Я первый раз за долгое время увидела, как слетела с его лица маска сдержанности и спокойствия. – Я не имел права полагаться просто на имя семьи. Должен был выяснить все подробности о Джеймсе Экслберри, прежде чем давать согласие на свадьбу! Но я решил, что сын не может сильно отличаться от отца, с которым нас связывает давняя дружба… И ошибся.
– Папочка! – всхлипнув, бросилась к нему. – Не вини себя, не надо. Всё прошло…
– И легло пятном на твою репутацию, а такого я не должен был допустить, – мрачно ответил отец. – Осень и зиму ты проведёшь дома. После Пасхи, к началу сезона, мы отправимся в Лондон. Сестра твоей матери согласилась сопровождать тебя на балах. И на сей раз выбор будет только твоим…

Я тяжело вздохнула, пряча лицо на груди отца, вдыхая с детства знакомый запах. Его слова могли подарить надежду, если бы не одно «но»: я была уверена, что никогда не встречу на балу в Лондоне того, кто мне нужен.

– Я обещаю: я не буду давить и настаивать, – продолжил отец. – Мало того, я и твоему брату сказал о том же, но он отмахнулся от моих тревог: к счастью, выбор его невесты был одобрен ещё твоей матерью, и оказался более чем удачным. Надеюсь, следующим летом, по возвращении Эдварда домой, мы сыграем свадьбу, и относительно судьбы одного из детей я буду куда более спокоен.
– Эдвард любит маленькую Изабеллу, – улыбнулась я. – Это главное.
– Да, девочка моя, – согласился отец, вновь переводя взгляд на портрет мамы. – Хотелось, чтобы и ты…

Я не смогла подавить тяжёлого вздоха. Произошедшие события во многом поменяли взгляды отца, но некоторые вещи остались неизменными. Да, он готов позволить мне выбирать, но круг тех, из кого следует сделать выбор, он ограничит сам, и достаточно жёстко. Я не питала ни малейших иллюзий на этот счёт.

С того дня мы больше не заговаривали с отцом о перспективах моего замужества. Постепенно дела, в которых он помогал графу Экслберри, подошли к завершению, да и сам граф мало-помалу выздоравливал. К счастью, у него было двое младших детей и жена, готовая поддерживать супруга.

Впрочем, именно с Аделаидой Экслберри мне пришлось встретиться через пару недель. Эдвард к тому времени покинул родной дом, уехав на Юг, а отец находился в разъездах по поместью. После обеда я сидела с книгой, наслаждаясь чтением романа, стараясь убежать от действительности и мыслей о Джаспере, когда за окном послышался шум подъезжающей кареты.

Поразившись неожиданным визитёрам, я спустилась вниз и увидела в дверях красавицу-графиню.

– Леди Элисон, – улыбнулась она, увидев меня. – Простите за вторжение, но мне необходимо с вами поговорить. Вы сможете уделить мне время? К сожалению, у меня не больше часа, я не хотела бы оставлять его светлость одного надолго, он не до конца выздоровел и нуждается в моём обществе постоянно.

Удивлённо кивнув, я пригласила её в малую гостиную, любимую комнату матери. Обождав, пока горничные принесли чай и покинули комнату, я начала разговор.

– Миледи, ваш визит неожиданность для меня, – робко проговорила я. – Чем могу быть полезна?
– Я приехала очистить душу, – вздохнула графиня, нервно сжимая руки на коленях. – И рассказать вам некоторые вещи. Энтони не одобрил бы, но я чувствую, что должна. Я верю, что детали разговора останутся между нами.
– Конечно, – кивнула я заинтригованно.

Её облик словно выцвел, мало осталось от гордой великосветской дамы, которую я видела на балу. Передо мной сидела молодая красивая женщина, полная переживаний и чувств. И такой она была мне куда более симпатична.

– Я перед вами виновата, – продолжила графиня. – К счастью, обстоятельства или воля Всевышнего спасли меня, но я осознаю, сколь черным делам чуть не послужила причиной. Дело в том, что Джеймс был чудовищем.

Я вздрогнула всем телом, услышав имя. Моя реакция не укрылась от собеседницы, но она не стала акцентировать внимание, сделала глоток из изящной чайной чашки и продолжила:

– Как вы, должно быть, знаете, я вышла замуж очень поздно. Мне была предоставлена возможность выбирать, и я долго искала единственного. Несмотря на разницу в возрасте, я влюбилась в Энтони. Он удивительный человек! – По лицу женщины скользнула вымученная улыбка. – Я не была знакома с его единственным сыном от первого брака, и первый раз увидела его на нашей свадьбе. Виконту тогда только исполнилось восемнадцать. Потом он уехал, и много лет не появлялся дома. У нас родился Эндрю, потом появилась на свет маленькая Адель. Мы были счастливы…

Она замолчала, словно убежав мыслями в события многолетней давности. Я не посмела нарушить тишину, да и не знала, что сказать, не понимая, к чему идёт рассказ. Но меня кольнула совесть: на балу я решила, что графиня вышла замуж сугубо по расчёту и ищет увеселений на стороне. Сейчас мне стала очевидна ошибочность моих поспешных суждений.

– Но потом из Лондона вернулся Джеймс, – продолжила графиня, и брови её нахмурились. – И с порога начал проявлять в мою сторону внимание, далёкое от родственного. Я не могла пожаловаться мужу – это был его сын, его первенец. Избегала виконта всеми силами, но пару раз только чудо спасало меня от насилия с его стороны.

В глазах молодой женщины мелькнули слёзы, я слушала, затаив дыхание. Хотя услышанное и не стало для меня шокирующей новостью, вспоминая слова и угрозы виконта, услышанные мною, но даже думать о том, что пережила графиня, мне было страшно.

– Я молчала. К счастью, он уехал, но с тех пор стал наведываться в замок регулярно. Энтони не раз заводил с ним речь о женитьбе, но Джеймс отмахивался, говоря, что не желает себя связывать. И вот, в один из приездов, он вновь поймал меня одну в гостиной. Он был пьян…

Графиня закрыла лицо руками, пытаясь сдержать слёзы.

– Может, не стоит мне знать о таком, – тихо спросила я. – Он мёртв, и все события остались в прошлом.

– Вы должны, – покачала упрямо головой Аделаида Экслберри. – Тогда меня спас супруг. И, на моё счастье, поверил в мой рассказ… Впрочем, ситуация была слишком явной. Произошёл скандал, итогом которого стало обещание Джеймса жениться на выбранной отцом девушке. Он сдался, так как Энтони угрожал полностью лишить его содержания. В ярости виконт уехал в Лондон и до вечера бала, на котором было объявлено о вашей помолвке, не появлялся.

Я зажмурилась, взмолившись Всевышнему, чтобы отец никогда не узнал этой постыдной правды.

– Энтони надеялся, что женитьба на хорошей девушке исправит сына, – вздохнула тяжело графиня, словно читая мои мысли. – Он не думал обманывать вашего отца. Просто считал, что тот эпизод был случайностью, что Джеймс позволил себе лишнее только из-за чрезмерного количества горячего вина, выпитого после охоты, на которой сильно замёрз…

Я с трудом сдержалась, чтобы не зарычать от ярости, но смолчала, понимая, что сидящая передо мной женщина меньше всего виновата в том, что произошло, и если бы не её решение рассказать мне правду, я бы никогда этих подробностей не узнала бы. Слепота графа по отношению к Джеймсу, по сути, имела объяснение: все родители в какой-то мере незрячи к поступкам своих чад.

– А что произошло на балу? – спросила я. – Ведь вы… нашли его тело.
– Он снова попытался повторить то, что не удалось ему ранее, – глухо произнесла графиня. – Он был зол и выпил не мало. Силой заволок меня в одну из комнат. Но тут появился мой таинственный спаситель. Вы сочтёте меня сумасшедшей. Но так и было. Невероятно сильный мужчина, он отодрал Джеймса от меня. Потом бросил ему перчатку в лицо… Они выскочили в сад. Поединок был очень быстрым. Вскоре Джеймс лежал на траве, а шпага в его груди, фамильная шпага нашей семьи, покачивалась из стороны в сторону на ветру.
– Но вы так кричали! – вспомнила я. – Кажется, тот крик до сих пор стоит у меня в ушах.
– Я была не в себе… – горько усмехнулась женщина. – Второй раз меня чуть не изнасиловал сын моего супруга. И второй раз меня спасло чудо…
– А куда делся тот человек? – с замиранием сердца спросила я.
– Исчез, – последовал ответ. – Мягким бархатным голосом пожелал мне беречь себя, мужа и пропал. Я никогда не встречала его, хотя мне представляли всех гостей праздника. Такое лицо я не забыла бы! После он тоже не появлялся. По общепринятой версии я только обнаружила тело Джеймса, поэтому и кричала.
– Ваш супруг… – запнувшись, спросила я. – Знает правду?
– Да, – кивнула графиня. – И, кажется, знает этого человека. Но сказал лишь одну фразу: «Джаспер теперь свободен». Зная Энтони, расспрашивать бесполезно, раз он сразу не рассказал: какая-то семейная тайна… Леди Элисон, я не могла утаить от вас правды… – продолжила она, вставая. – Надеюсь, вы сумеете простить нашу семью за причинённое зло.
– К счастью, мне зла причинить не успели, – грустно усмехнулась я. И искренне ответила на безмолвную мольбу: – Я не таю обиды. И прощаю.

Женщина уехала, а я долго смотрела вслед крывшейся за поворотом дороги карете, пытаясь осознать, скольким обязана Джасперу.

– Где ты, любимый? – взмолилась я в начавшее темнеть небо. – Зачем ты меня покинул…

Но ответа не было…

13.

Минуло полгода, и события конца лета постепенно начали забываться. Утихли сплетни и пересуды, и всё реже поминали историю, произошедшую на балу в Экслберри.

Всю осень и зиму я провела в Брендон-холле. Каталась на Умнике по окрестностям, не забывая тренировать и любимого коня Эдварда, читала любимые книги, помогала отцу в его переписке и делах.

Но не могла не думать о Джаспере. То и дело я видела его во сне, а наяву почти каждый день ездила то к по-прежнему пустующему дому Молли, то в лес, где впервые на фоне сгущающихся сумерек увидела высокий стройный силуэт.

В начале весны наш размеренный распорядок жизни изменился: отец напомнил о намерении прибыть в Лондон к началу сезона, и снова моё время тратилось на хлопоты по подготовке гардероба к балам и приёмам.

Одно радовало: Эдвард действительно подал в отставку, и скоро должен был окончательно вернуться домой. По возвращении состоится его свадьба с прелестной Изабеллой.

Незадолго до отъезда в Лондон я отправилась на очередную верховую прогулку. Наносившись вволю по цветущим весенним лугам, я позволила Умнику перейти на спокойный шаг, и не заметила, как дорога вновь меня вывела к дому Молли.

К моему огромному удивлению, здесь произошли перемены: дверь была открыта, а из трубы вился приветливый дымок. С трудом сдерживая волнение, я не стала ждать помощи сопровождающего меня грума, слетела из седла и вошла в дом.

– Молли! – крикнула я.

Но навстречу мне вышла абсолютно незнакомая женщина.

– Миледи? – удивлённо спросила она.
– Ох, – разочарование ударило в сердце острым кинжалом. – Простите. Я когда-то знала женщину, которая жила здесь долгое время. И подумала, что она вернулась.
– Меня зовут миссис Каррузерс, и я готовлю дом для нового доктора, которого нанял граф Экслберри, – серьёзным строгим тоном ответила женщина. – Бывшая хозяйка уехала куда-то в Шотландию к родственникам, и возвращаться не собиралась, извините.
– А вы не знаете случайно адреса? – взмолилась я.
– Нет, – покачала головой миссис Каррузерс. – А кто вы? Благородная леди и интересуется бедной старухой…
– Меня зовут леди Элисон Брендон, – представилась я полным именем. – В прошлом году со мной случилось несчастье, и помощь Молли сложно переоценить – она и её отвары спасли мне жизнь.
– Похоже, та книга в комнате для вас оставлена… – полувопросительно произнесла женщина и исчезла в глубине дома. Я осталась стоять, охваченная предчувствием. – Вот, возьмите.

Она протягивала мне томик сонетов Шекспира, сверху на котором лежал лист бумаги. До боли знакомым почерком на нём значилось моё имя. Я полистала книгу, вглядываясь в давно ставшие любимыми строки… Но зачем?

Едва держа себя в рамках приличий, я попрощалась с новой обитательницей дома доктора, взобралась на лошадь и пустила Умника в галоп, стремясь как можно скорее оказаться дома. Ноша жгла руки, но непонятное упрямство не позволяло продолжить изучение неожиданной посылки.

Домчавшись, я взлетела по лестнице в свою комнату, закрыла дверь и, упав на кровать, начала трясти несчастное изделие печатников. Надежды оказались ненапрасными. К твёрдой обложке был приклеен конверт, из которого я достала несколько листков, убористо исписанных заветным почерком.

«Дорогая Элис!

Я пишу это письмо, в глубине души надеясь, что Вы никогда его не получите, потому что давно выкинули из головы события, омрачившие конец лета и не позволившие Вам выйти замуж, а Ваша жизнь наладилась и сияет всеми красками. И только если волей провидения окажетесь у домика старушки Молли, Вам должны отдать книгу и письмо.

Я положился на волю Господа, наверное, впервые за долгие годы, ибо Ваше счастье – самое дорогое, что есть для меня в этом мире, и я ни в коем случае не хочу, чтобы моё вмешательство исказило линии судьбы. Но если обстоятельства сложатся иначе, то я решил, что Вы вправе знать всю правду. Которую кроме меня Вам поведать некому.

Начну издалека. Появился я на свет в одна тысяча шестьсот двадцатом году, в поместье Экслберри. У тогдашнего графа долгое время не было детей, но потом появилось сразу двое: я, а следом, через год – мой младший брат, Джеймс. Да, это имя в нашей семье наследственное, как, впрочем, до некоторого времени и имя Джаспер, но после событий, о которых напишу ниже, так никого не называли…»

Я подняла взгляд от письма, в силах осознать прочитанное. Одна тысяча шестьсот двадцатый? Значит, ему почти двести лет? Как такое возможно? Дрожащими пальцами я перевернула листок и продолжила чтение:

«Родители почти всё время проводили в Лондоне, а мы росли, как обычные мальчишки, правда, о нас заботились и учили всему, что положено знать сыновьям благородного аристократа. Приближалось неспокойное время. Мне исполнилось двадцать два, когда произошли события, надолго исказившие ход истории Англии*. Сыновья графа Экслберри не могли оказаться в ином месте, как в армии короля Карла, который безуспешно сражался с восставшей против него чернью, уже встав на дорогу, которая потом привела его к эшафоту.

Чернь не стеснялась никаких способов, дабы победить.

Милая Элис, к сожалению, вампиры – не сказка. Они, точнее сказать мы, существуем с давних пор. Дикие и необузданные – в трущобах и подвалах, такие, как я – рядом с людьми. Один из пособников Кромвеля решился заключить сделку с вампиром, и тот напустил на войско короля тех, кто видел в людях лишь источник утоления жажды крови, против кого наше оружие было бессильным. Мы погибли бы все до единого, но вмешалась иная сила: в мире вампиров тоже есть законы, а открытое вмешательство в человеческий конфликт их нарушало. И это спасло людей короля от полного истребления. Войны вампиров оставили людей в стороне, позволяя жить дальше.

Но для меня в ту стылую промозглую ночь человеческая жизнь подошла к концу. Увидев одного из монстров, я кинулся наперерез, спасая жизнь младшему брату. Нападающего убили его соплеменники, брата я спас, но сам пострадал: вампир успел вцепиться в мою руку. Яд попал в кровь.

Тщательно наши невольные союзники проверяли выживших, добивая и уничтожая укушенных. Расспрашивали, и слишком понятливых тоже отправляли на тот свет: тайна должна была остаться тайной. Но брат умудрился скрыть меня, а потом тайком вывезти в Экслберри.

В глухих подвалах родового дома завершилось превращение. Не раз Джеймс порывался добить меня, видя мои муки, но рука не поднималась.

Я не буду углубляться в события тех дней. Скажу лишь, что поступок брата навёл на него немалую опасность, и жизнь его висела на волоске. После обращения я нашёл в себе силы уйти из родного дома, никому не причинив вреда, хотя жажда крови была безумной, отнимающей способность мыслить здраво.

Мы без больших проблем отыскиваем себе подобных, а мне почему-то это давалось даже проще, чем другим представителям нашего вида. В одиноких скитаниях в соседнем с нашим домом графстве я встретил вампира, который научил меня многому, в том числе, как держать себя в руках, сдерживать порывы и инстинкты и обходиться животной кровью. Он был старше меня на добрую сотню лет, до всего дошёл сам, и проводил жизнь, помогая людям.

Обретя самообладание, спустя несколько лет я вернулся в Экслберри и предстал перед братом. К тому времени наши родители умерли, а страшные события революции закончились: на трон возвели сына казнённого короля. Брата шокировало моё появление, и со свойственной ему честностью он готов был уступить место главы рода, но я отказался. Я был изгоем, и не имел права на обычную жизнь.

Осознавая, как сильно рисковал брат, в благодарность за спасение, чувствуя себя обязанным, я дал клятву: всегда помогать представителям нашей семьи, хранить от невзгод. И никогда не причинять вреда. Стал хранителем, пусть до ангела мне было далеко. Но я поставил два условия. Первое: никто, кроме главы семьи, не должен знать о моём существовании. И второе: никогда никто не попросит меня об обращении. В случае нарушения договора клятва моя, изначально не имевшая срока, считалась бы закрытой. Клятву принесли два Экслберри на реликвиях рода, и она была нерушима. Так я стал самой тщательно хранимой тайной поместья Экслберри.

Минуло полторы сотни лет. Годы бежали мимо, меня не меняя. Я жил с учителем, иногда – один. Но неизменно оставался на небольшом удалении от дома, сохраняя связь с главой рода и появляясь по мере надобности.

И вот, так получилось, что непутёвый отпрыск семьи, виконт Джеймс Экслберри, чьё поведение уже навлекло проблемы и потребовало моего вмешательства пару лет назад, подслушал наш разговор с главой семьи. И потребовал обращения. Ему хотелось власти и вечной жизни, извращённая натура не готова была мириться с данными Богом ограничениями, когда под рукой оказался источник невероятной силы и вечной жизни.

Таким образом, клятва моя оказалась закрытой. Я был свободен.

Все годы моё мёртвое сердце оставалось глухим и безжизненным. Я любил учителя, уважал потомков моего родного брата и хранил верность клятве, но никогда женские чары не причиняли мне волнений. До той минуты, когда я увидел Вас.

Лёгкая, наполненная воздухом и светом, Вы поразили меня в самое сердце и остались в нём навечно. Как бы не сложились дальнейшие события, я никогда не забуду ни единой секунды из тех, что благодаря подаркам судьбы провёл рядом с Вами.

Но над Вами навис дамоклов меч свадьбы с нелюбимым. С тем, в чьи руки я меньше всего желал отдать Вас, зная о нём многое. К счастью, провидение оказалось на моей стороне. Вы были свидетельницей, как слова Джеймса сняли с меня путы клятвы, и слышали, как он подтвердил требования.

А потом ему было суждено умереть от моей руки. Грязная, неприятная история. Я вынужден был впоследствии поведать обо всём графу Энтони, объясняя, что привело к переменам в десятилетиями сложившихся традициях. Умудрённый опытом мужчина многое понял и до нашего разговора, пусть родительское сердце и болело от мысли о гибели родного сына.

Теперь, Элис, Вы знаете всё. Я молю Бога о том, чтобы Ваша жизнь сложилась счастливо. Я всегда буду любить одну мысль о Вас, но никогда не посмею вмешаться в Вашу судьбу.

На этом заканчиваю. Мысленно всегда с Вами,

Джаспер Экслберри».

Листки опали из опустившихся рук, рассыпавшись по полу. Теперь тайн не осталось. Но ни единого намёка на сомнение в принятом решении не мелькнуло среди строк: Джаспер не собирался возвращаться. Он ушёл, оставив меня моему миру, исчез…

Я удивлялась себе: узнав, что мой возлюбленный – не человек, я не испытала ни грана испуга. Лишь одно сожаление о разлуке терзало сердце. Наверное, где-то глубоко внутри я уже осознала его необычную природу до того, как прочла строки письма...

Глаза защипали слёзы. Я встала, нечаянно смахнув книгу с кровати. Прошелестев страницами, она распахнулась на развороте.

«Где тайная причина этой муки?
Не потому ли грустью ты объят,
Что стройно согласованные звуки
Упреком одиночеству звучат?»**

Глаза выхватили из переплетения наизусть знакомых строк слово «одиночество». Что ж. Ничего иного мне не осталось. Я не планировала отказываться от поездки в Лондон на сезон, но знала заранее: ни один из блестящих кавалеров не заменит мне того, кто ушёл…

14.

Шёл второй месяц высокого сезона в Лондоне. Редкий день обходился без очередного бала или торжественного приёма. Моя крёстная, младшая сестра матушки, на чьём попечении меня оставили на время всего сезона, выводила в свет младшую дочь, так что дополнительной нагрузки в её расписание мой приезд не внёс. Впрочем, видя, как радуется тётя Атенаис каждый раз, когда мы собираемся на очередной бал, я не испытывала ни малейших сомнений, что и без нас она вела бы точно такой образ жизни.

Я пыталась забыть. Вглядывалась в лица, вслушивалась в голоса. Принимала комплименты, приглашения на танец. Каждое утро в дом тётушки приносили корзины цветов и ворохи новых приглашений, свидетельствуя об успешном сезоне обеих её подопечных. Но в каждом мужчине я старалась найти его. И не находила.

Временами казалось, что в толпе на Пэлл-Мэлл, в зелени Гайд-парка или в толчее бального зала огромного дома Девонширов я видела его глаза, следящие за мной, но каждый раз, кидаясь за иллюзорным следом, хватала руками пустоту.

Глухое отчаяние подтачивало решимость, настаивая на отъезде из Лондона до конца сезона под любым предлогом, но пока я не готова была сдаться, и день проходил за днём, не внося перемен.

Тот бал чем-то отличался от череды праздников, промелькнувших перед моими глазами за полтора месяца. Ещё с утра ощутив надвигающиеся перемены, я настояла, чтобы впервые надеть то самое тёмно-синее платье, в котором была на балу в доме Экслберри.

Не в силах удержаться, снова достала из ящика заветный томик Шекспира, между страниц которого лежало письмо Джаспера. Меня не покидала отчаянная надежда, что он всё-таки даст о себе знать, что покинул меня не навсегда. Взаимные чувства словно связали нас неразрывной нитью, как ребёнок привязан к матери в утробе пуповиной. А Джаспер уходом постарался разрубить связь, и боль от чрезмерного натяжения связующей нити ни на миг меня теперь не покидала.

Мы прибыли чуть позднее обычного, и бальный зал уже сверкал и переливался от разнообразия красок и блеска драгоценностей. Моя карточка почти мгновенно заполнилась до отказа, кавалеры не позволяли скучать одной ни мгновения.

Но внезапно мне показалось, что в толпе снова мелькнуло знакомое лицо. Светло карие глаза, словно светящиеся изнутри, которые я так часто видела во сне. Пренебрегая приличиями, я скомкано извинилась перед партнёром, ссылаясь на духоту, и бросилась за неверным призраком.

Двери выходили в сад. Душная майская ночь накрыла меня покрывалом тишины, особенно яркой после гомона огромных залов дворца, до отказа наполненного людьми. Я остановилась на миг, всматриваясь в темноту, и вдруг уловила неверную тень у дальнего конца дома.

Не думая ни о чём, я сорвалась с места, устремившись вдоль стены по усыпанной хрустящим гравием дорожке.

Тропинка привела к калитке, выводящей на тихую улочку из тех, на которые выходили чёрные ходы домов аристократии. Здесь было грязно, а духота была наполнена зловонием. Оглянувшись по сторонам, я не увидела и намёка на присутствие увлекшей меня за собой тени. С горечью признав, что очередной раз погналась за миражом, я развернулась, собираясь вернуться назад, и уже протянула руку, чтобы открыть калитку, когда на моём запястье сомкнулись грязные пальцы, останавливая.

– Ох, какая милая крошка! – прошипел голос над ухом. – Знатная дама… Белая кожа, незнакомая с палящим солнцем, мягкие ткани, драгоценности... Лакомая добыча.

Осознав ужас положения, в которое попала, я попыталась вырвать руку, но ничего не получилось, только в плену мгновенно оказалось и второе запястье. Меня окатило запахом дешёвого вина, лука и табака, когда он приблизил лицо.

Страх мешал зрению, и я видела лишь сверкающие чёрные глаза напавшего и грязно-рыжую всклокоченную бороду, покрывавшую большую часть лица.

– Пустите! – забилась в железных тисках хватки я.

Крик сорвался с моих губ и метнулся по пустому переулку, вспугнув стаю воронья. Но мир, в котором я по глупости оказалась, был отделён от привычного высокой кованой оградой, сквозь которую не проникали никакие мольбы о помощи. А грязный переулок был пуст. К тому же, я могла не сомневаться: те, кто обитал тут, скорее пришли бы на помощь схватившему меня, чем мне.

Внезапно одна из моих рук оказалась свободна, зато рот запечатан дурно пахнущей ладонью, а спина крепко прижата к решётчатой ограде. Оборванец был выше меня более, чем на голову, и почти вдвое шире в плечах. Казалось, что он обступил меня со всех сторон, подавляя волю.

– Пташка, если ты не перестанешь рыпаться и пищать, я не ограничусь драгоценностями, – пробормотал мужчина. Не убирая руки от моего лица, он отпустил и второе моё запястье, и кончиками грязных пальцев с нажимом провёл линию вдоль выреза декольте моего платья.

Я вновь забилась, пытаясь скинуть руку с груди. Мучитель расхохотался, закидывая голову, и плотнее прижал меня к забору. Глаза его сверкали похотью. Он попытался проникнуть пальцами под одежду, но платье облегало меня, как перчатка, преграждая путь.

– М–м–м… – проворчал он. – Какая нежная кожа. Пожалуй, даже драгоценности не такие вкусные, как ты. Никогда не был с такой, но наслышан…

Мужчина отклонился и быстрым движением достал из сапога длинный узкий нож. Моей груди коснулось холодное лезвие. Не приходилось сомневаться в его намерениях: одного движения хватит, чтобы лишить меня платья.

– Многовато на тебе одежды, – мне на ухо пробормотал он. – Не бойся, ты получишь удовольствие, которого тебе никогда не доставят эти холёные аристократы. Просто не умеют, поверь…

Я зажмурилась и перестала дышать, ожидая худшего, но внезапно оказалась свободна. Порыв свежего воздуха ударил в лицо, заставляя дышать, а рядом раздался страшный хрип. Приоткрыв глаза, я увидела распластанное в грязи тело разбойника.

В шаге от меня стоял Джаспер. И его глаза метали молнии, потемнев до почти чёрного цвета, а кожа в неверном сумеречном свете казалась белее повязанного на шее платка.

– Элис, как вы могли одна выйти на такую улицу! – Его голос был тих, но я уловила клокотавшую ярость. – Нельзя быть настолько безрассудной. Почему вы покинули не только бальный зал, но и сад? Как не подумали о том, что может случиться с вами?
– Джаспер, – прошептала я, отрываясь от ограды и кидаясь к нему на шею. – Джаспер!

Я врезалась в его тело, как в камень, но меня это не испугало, как и другие детали, которые после прочтения письма невольно бросились в глаза. Он тут, рядом. Я никогда никуда его не отпущу. Слёзы хлынули из глаз непрерывным потоком, я могла лишь снова и снова повторять родное имя.

Сильные холодные руки с величайшей осторожностью, словно обращаясь с хрупким цветком, гладили меня по плечам, давая выплеснуться напряжению и страху, а потом мягко отстранили.

Глаза вновь светлели с каждой секундой, обретая знакомый янтарный оттенок, и во взгляде затеплилась забота, перемежаемая всполохами тревоги. Аккуратно поддерживая за руки, он увёл меня с улицы назад, в благоухающий сад, и захлопнул калитку, словно закрывая дверь в иной, страшный мир.

– Почему, ответьте? – повторил вопрос он, когда мы остановились под огромной цветущей яблоней.
– Я увидела вас… – ответила я с робкой улыбкой, до конца не отойдя от пережитого кошмара. – Я не могла очередной раз вас упустить!
– Девочка моя! – выдохнул он, наклоняясь.

Ледяные губы обрушились на мои, лишая самообладания, целуя отчаянно, страстно, необузданно, почти причиняя боль. Я отвечала со всей нежностью и любовью, которые накопились за год разлуки.

Через несколько сладких мгновений мы оторвались друг от друга. Я с трудом переводила дыхание, стараясь унять бешено бьющееся сердце.

– Элис, милая моя девочка, – тихо проговорил Джаспер. Его пальцы гладили моё лицо, словно не веря в реальность происходящего. – Ты же читала письмо.

Я кивнула, хоть и поняла, что фраза не была вопросом – скорее, утверждением. Значит, он бывал в наших краях снова?

– Конечно, я там бывал, – улыбнулся краешком губ он, словно читая мысли. – Клятва исполнена, но другая забота тревожила куда больше. Я же не мог оставить тебя без присмотра.
– Но ты ни разу не появился рядом, я же искала, звала! – воскликнула я.
– Я не должен был, – покачал он головой. – Я – не человек, пойми!
– Мне всё равно… – упрямо замотала головой я.
– Ты меня не видела, но я постоянно был рядом, – прошептал он, ласково, едва касаясь, гладя меня по плечам. – Я не мог уйти далеко, словно канат во много тысяч намертво переплетённых верёвок толщиной держал меня, не отпуская. Стоило расстоянию между нами увеличиться, я переставал дышать. Не мог передвигаться. Терял остатки сил.
– Тогда представь, что испытывала я, не видя тебя почти год, – проговорила я с лёгким укором. – Не зная, где ты и как.
– Милая, я люблю тебя! – ответил Джаспер очень серьёзно. – Но моя жизнь – это существование проклятого, изгоя. Я не хочу для тебя…

Я приложила ладонь к его губам, заставив замолчать, и ответила:

– Я люблю тебя. И моя жизнь без тебя – это существование проклятого и изгоя. И мне никто не нужен ни в этом мире, ни за его пределами.

Он нежно отвел мою руку в сторону и вновь приник к моим губам, истово, страстно. Так, как к сверкающему источнику в оазисе приникает пилигрим, пересёкший безжизненную пустыню. Руки сжали меня крепче, глаза потемнели.

– И я опасен, – проронил он, резко прерывая поцелуй и отступая на шаг.
– И я буду. В отличие от твоих родственников, я клятвой не связана, – ответила я, снова сокращая расстояние между нами. Я чувствовала, что оживаю. Снова становлюсь той Элис, которой привыкла быть с детства. – И одной вечности мне мало! Так что не надейся так просто избавиться от меня.

***


Подходил к концу август. Летняя жара ушла, но пока только ранним утром тонкие, прозрачные плети тумана, расползаясь по полям, укутывая цветущий вереск, напоминали о том, что до осени остались считанные дни.

Сезон в Лондоне закончился, и я вернулась в родные края, чтобы через несколько дней их вновь покинуть. Я надеялась, что не навсегда. Но даже если судьба распорядится так, что я никогда больше не вернусь, я не буду роптать.

Я последний раз оглядела знакомую с детства комнату, прощаясь, кинула взгляд в зеркало. Хрупкая девушка в белоснежном платье невесты улыбнулась из потемневших от времени глубин, а последний солнечный луч, прокравшийся из приоткрытого окна, сверкнул на драгоценном украшении из сапфиров и бриллиантов, прикреплённом к вырезу.

Махнув рукой отражению, я вышла за дверь, чтобы сойти по лестнице к ожидающему меня отцу. Немногочисленные гости и жених ожидали нас в домашней церкви Брендон-холла. На бракосочетание были приглашены только ближайшие родственники: мои отец и брат, тётушки и граф Экслберри с супругой.

Никто, кроме графа, по-прежнему не был посвящён в тайну Джаспера. Но главе семьи Экслберри пришлось рассказать обо всём: без помощи задуманная авантюра не имела шанса на успех. Глава рода, хранителем которого столько лет был Джаспер, не сразу, но согласился пойти навстречу нашим желаниям. Ему претило моё решение, но всё-таки он смог принять простую истину: без Джаспера мне жизнь стала не нужна.

Джаспер Экслберри был представлен, как дальний родственник графа, сын главы ветви рода, живущей во Фландрии. И в глазах света обладал всеми достоинствами, чтобы претендовать на руку дочери лорда Эдварда Брендона. Он появился на одном из приёмов в Лондоне, покорив многих красотой и манерами. Лорд Брендон был порядком удивлён, когда его дочь, столь рьяно протестовавшая против брака с одним представителем рода Экслберри, так быстро и легко согласилась на замужество с другим… А мне оставалось благодарить Всевышнего, что отец не узнал в моём будущем муже доктора Уитлока: очки, которые когда-то он носил, были отличной маскировкой, а сельский врач – слишком незначительной фигурой, чтобы оставаться в памяти занятого делами отца несколько месяцев спустя.

Не испытывая ни малейшего желания превращать свадьбу в событие сезона, мы решили дождаться августа, и два месяца показались бесконечно длинными. Мы могли обвенчаться тайно и сбежать, но перед долгой, возможно вечной разлукой я не хотела расстраивать родных.

Но вот настал давно ожидаемый час, и под сводами старой церкви зазвенели слова клятвы новобрачных. Я подняла взгляд и утонула в любимых глазах. Глубоким, проникновенным голосом произнёс он слова обещания, связывая две судьбы навек.

– Ты уверена в принятом решении? – чуть слышно проговорил Джаспер прежде, чем поцеловать меня.
– Без сомнений, – кивнула я.

На палец скользнуло кольцо, и я почувствовала лёд любимых губ, передающих мне жар любящего сердца.

Мы вышли из церкви. Спустился мягкий летний вечер, солнце скрылось за горизонтом. Я поймала внимательный взгляд только накануне вернувшегося домой Эдварда. Зная брата, я не сомневалась, что рано или поздно мне придётся поведать ему правду. Если когда-то судьба разрешит мне вернуться в родные края, он обо всём узнает. Об одном я жалела: я не смогу присутствовать на его свадьбе. Но я уверена, что Эдвард знает: все мои молитвы и добрые пожелания будут в тот день рядом с ним и Изабеллой.

У крыльца нас ждал открытый фаэтон, украшенный гирляндами белых цветов. Джаспер сам взял в руки вожжи, не желая, чтобы кто-либо нарушал наше уединение. Мы тепло простились с родными, и помчались по дороге, ведущей на юг через вересковые пустоши. Дорога взобралась на высокий холм, и, словно читая мои мысли, Джаспер остановил лошадей.

Невесомые летние сумерки пеленой закрыли знакомые поля и леса. Отсюда можно было разглядеть и столь любимый мной Брендон-холл, и поместье Экслберри, словно властвующее над округой.

Родные холодные руки обняли меня, прижимая к груди.

– Ты уверена? – едва слышно повторил Джаспер вопрос. – Я не могу обещать, что мы вернёмся скоро. Я лишаю тебя столь многого…

Я вывернулась из кольца заботливых рук и обернулась. Протянула руку, касаясь кончиками пальцев щеки любимого ласкающим движением.

– Ты можешь повторить вопрос, если хочешь, хоть тысячу раз, - улыбнулась я. – Ответ будет неизменным. Приобретаю я куда больше. Поэтому уверена.

Я знала: впереди ждут непростые испытания, но главный выбор был сделан. И под ноги уже легла дорога в иную жизнь. Я не собиралась отказываться от произнесённых слов: с Джаспером одной вечности будет мало. А человеческой жизни и подавно.

–––––––––––
*Имеются в виду события Английской революции, приведшей к казни короля Карла 1 (или Чарльза 1, как нередко его зовут англичане)

**Строки взяты из Восьмого сонета Уильяма Шекспира в переводе С.Я. Маршака


Подошла к окончанию моя небольшая историческая зарисовка. Спасибо всем тем кто читал, кто чиркнул пару строк. Надеюсь, что развязка не разочаровала!

Меня неизменно тянет на какие-нибудь затерянные в веках события, поэтому я уверена: попытка не последняя. Так что, до новых встреч!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-15247-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Миравия (24.09.2015) | Автор: Миравия
Просмотров: 872 | Комментарии: 29 | Теги: исторический, элис, Джаспер


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 29
0
27 Мила_я   (08.11.2015 01:21)
Ох, какая красивая концовка у этой загадочной и волнующей истории!
Не смотря на то, что Джаспер оказался двухсотлетним вампиром, я очень рада, что они с Элис все же вместе. Он очень благородный, преданный и любящий мужчина. И я верю, что они с Элис преодолеют все трудности связанные с тем, что один из них не человек, а другая безоговорочно согласна следовать за любимым везде и во всем, и что они будут счастливы так, как никто другой.
Спасибо большое за эту чудесную историческую работу smile

+1
28 Миравия   (08.11.2015 22:34)
Спасибо большое за добрые слова. Я верю, что эти двое всегда будут вместе, что им удастся найти выход из непростой ситуации. К тому же, у Джаспера есть опытный старший товарищ, который обязательно поможет Элис и Джасу! Мне показалось, что сцена на холме стала достойным финалом, остальное по большей части ясно) wink

0
29 Мила_я   (08.11.2015 23:21)
Я тоже уверена, что опыт и знания Джаса помогут им справиться со всем. И, конечно, иметь старшего и верного друга всегда хорошо.
Сцена на холме и вправду была знАковой и подводящей красивый итог этой истории. Об остальном, каждый может думать и придумывать столько разных вариантов сколько позволяет фантазия smile

0
23 Katrina_Adel   (09.10.2015 00:19)
Интересная история. Мне понравилось.
Творческого вдохновения автору!

0
24 Миравия   (22.10.2015 11:57)
Спасибо большое за добрые слова и пожелания!

0
22 LoveVolturi   (28.09.2015 16:43)
Спасибо, за прекрасную историю за красивый, замечательный конец. Мне очень понравилось. Еще раз спасибо. Радостно и грустно. Радостно отого, что Джас и Элис вместе на вечно и любят друг друга smile грустно отого, что Элис покидает любимого брата, и что конец фанфика sad Хочу еще такой фанфик на подобии романов Бронте и Остин wink . Успехов. Ты молодец smile

0
25 Миравия   (22.10.2015 11:58)
Спасибо большое! Я не думаю, что перестану писать исторические вещи. Уж очень люблю эту тему! wink

+1
21 Dunysha   (27.09.2015 14:14)
спасибо за главу. хочу еще еще такой один роман в стиле Джейн Остин biggrin

0
26 Миравия   (22.10.2015 11:58)
cool Надеюсь, будет!

+1
20 иола   (27.09.2015 14:05)
Большое спасибо за историю, очень понравилась.

0
18 Deruddy   (25.09.2015 16:58)
Прекрасная получилась история!
(Особенно, когда знаешь, как автор реагировал на каждое новое слово-задание biggrin )

0
17 MissElen   (25.09.2015 14:47)
Чудесная сказка и счастливый конец - зло наказано - добро торжествует

0
16 Solt   (25.09.2015 13:25)
Цитата Текст статьи
Твоё бурчание читать всегда интересно! И мозг оно заставляет работать

Ага. Встряски, мозговыверты и неожиданные выводы - это про меня)))) Но еси чо, русский язык для меня не родной, слабое оправдание, но все же...
Цитата Текст статьи
Но иногда хочется сказок.

Согласна, тем более, я так понимаю, что эта история писалась в разминку - какие-то шероховатости тут будут, как у любой не получившей возможности отлежаться истории.
Цитата Текст статьи
А "но" я могу понять прекрасно))

"Но" здесь появилось только потому, что мне есть с чем сравнивать wink Маразм крепчает и я не вспомню точного названия, но кошка со Сфинксом были великолепны, да и главы Совы тоже о многом говорят.

+1
8 Solt   (25.09.2015 12:41)
Рада, что все закончилось хорошо для наших героев и они обрели друг друга... Ага, щас буду бурчать biggrin люблю героев разных и интересных, но не люблю идеальных. Идеальные - они выхолощенные, словно ненастоящие. А уж автор постарался на славу wink Я не могу сказать, что мне не понравилось. Понравилось! А кому не понравится действительно добрая история любви? И чувствовалось, что автор любит своих героев, наслаждается созданным миром. Но... Будем считать, что у меня просто вредный характер wink biggrin Спасибо за историю.

+1
15 Миравия   (25.09.2015 13:02)
Бурчи на здоровье! Твоё бурчание читать всегда интересно! И мозг оно заставляет работать biggrin

Что касается чувств автора, тут я признаю: ты абсолютно права. Я действительно погрузилась в созданный мир. Да, тут слишком многое однозначно получилось: чёрное и белое почти не мешалось, кто плох, а кто хорош, было ясно почти сразу. Но иногда хочется сказок. Красивых, добрых. Вот тогда такое и получается. А "но" я могу понять прекрасно)) wink

0
7 Natavoropa   (25.09.2015 10:14)
Джеймса не жаль - заслужил, да и невеста не печалилась. Элис нашла свою судьбу, случайная встреча с Джаспером обернулась для нее вечным счастьем. smile
Спасибо за такую милую и интересную историю, с удовольствием ее читала и была уверена в ХЭ. smile

0
14 Миравия   (25.09.2015 13:00)
Ещё бы невеста печалилась) Лишиться такого женишка было радостью! Страшно представить, что стало бы, если бы не случайная встреча с Джаспером!

biggrin Автора выдаёт репутация?) Надо будет написать что-нибудь без ХЭ. Хотя вру. Не получится у меня!))) Спасибо большое, что читали и комментировали!

+1
19 Natavoropa   (25.09.2015 21:47)
Хорошая репутация, не надо ее портить. biggrin

+1
5 ёжик-ужик   (24.09.2015 23:44)
И радостно и грустно ,радостно что они вместе,грустно что она должна оставить родных и у них никогда не будет карапузиков.Спасибо за замечательный рассказ и очень надеюсь что он не последний.

+1
13 Миравия   (25.09.2015 12:58)
Боюсь, карапузы-полувампиры - это всё-таки прерогатива Эдварда и Беллы. Поэтому я не решилась на подобный ход. С другой стороны, кто знает, как у них всё пойдёт wink

Я рада, что рассказ пришёлся по душе. Я тоже надеюсь, правда-правда) biggrin

+1
4 GASA   (24.09.2015 22:44)
Ну зарисовка удалась.Все секреты раскрыты и события оправданы.Спасибо! Получила удовольствие.

+1
12 Миравия   (25.09.2015 12:57)
happy Автор тоже доволен, что история пришлась по вкусу)))

+2
3 terica   (24.09.2015 22:09)
Надо отметить - очень неожиданно...Жених погиб, о чем Элис нисколько не сожалеет, а напротив - чувствует себя свободной, но ее сильно беспокоит исчезновение Джаспера.
Ну нормальная ситуация... И Аделаида и Энтони Экслберри прекрасно знали , что из себя представляет на самом деле Джеймс...., только провидение спасло Элис от него. Все стало понятно - Джаспер по воле судьбы стал вампиром...И вряд ли существует возможность соединиться влюбленным. И опять Джаспер появился вовремя... Большое спасибо за замечательную историю, главное.,что они вместе, навсегда.

0
11 Миравия   (25.09.2015 12:57)
Спасибо за комментарий!

Экслберри можно понять. Для них, как и для Брендонов, честь семьи - прежде всего. И если можно зарыть в песок неприглядные моменты, они это сделают. Главное правило высшего света "не сотвори скандала". И его блюдут очень тщательно.

Джаспер вовремя, потому что не спускал глаз с любимой. Не мог оторваться и уйти...)

0
2 Стефания   (24.09.2015 21:22)
очень понравилось! спасибо!

0
1 irenbord   (24.09.2015 20:11)
Спасибо, замечательная история

0
6 kolomar   (25.09.2015 01:20)
мне очень понравилось но было мало. Спасибо.На самом интерестном месте оборвалось .Продолжение будет?вторая часть в смысле

0
9 Миравия   (25.09.2015 12:53)
Спасибо за комментарий. Продолжение?) Мне кажется, что там всё ясно для героев. Писать флафф, чуток приправленный болью обращения, я не планировала... Для меня история закончена! Но я рада, что показалось мало. Значит, хорошо читалось biggrin

0
10 Миравия   (25.09.2015 12:53)
И вам спасибо, что читали и чиркнули довольному автору пару слов!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: