Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8172]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [102]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3681]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Без памяти
Эдвард ушел, сказав Белле, что ее память – как сито, посчитав, что вскоре она забудет его, а боль от его ухода окажется не сильнее укола иголки. Разве он знал, что жестокая судьба исполнит его пожелание буквально?
Завершен.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Волшебные елки
Утро после встречи Нового года. А ты все помнишь, что натворил вчера?.. Тебя ждут неожиданные открытия!

Чудо должно произойти
Сегодня сочельник. В воздухе витает ощущение чуда. Я настолько физически осязаю его, что невольно останавливаюсь, пытаясь понять, что может измениться. У меня есть заветная мечта, почти несбыточная. Я лелею ее, каждый раз боясь окончательно признать, что ей не суждено осуществиться.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Легенда об Эльдаре, победившем зверя
Сердце Эльдара бьется жарче, едва он видит красавицу Ильветту, в окружении преданных слуг. Но кто она, и кто он? Простой сын столяра, почти никто в маленьком королевстве Искельвинд. Как доказать, что он достоин дочери короля? Как не выдать при этом тайну своего рождения?
Сказка о любви и борьбе.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15468
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Star Crossed. Глава 7

2016-12-10
18
0
Глава 7.

EPOV

— Хочу заставить их заплатить за то, что они сделали здесь, Белла. Это путь труса на боевых действиях. Нападать на невинных мирных жителей и детей? Мы должны быть такими, как тот рейс, который сбил самолет в Пенсильвании.
— Как? — спросила она. — Не хочу быть причиной этого. Не хочу, чтобы дети не знали своих матерей. Не хочу отрывать семьи друг от друга. Хочу найти дипломатическое решение. Больше никаких драк, — ее лицо сморщилось, и она потеряла себя, всхлипывая у меня на груди. Я держал ее близко, стараясь успокоить. Был зол и совсем запутался. Пылая гневом, проходящим по моим венам. Не знаю, как с этим справиться.
— Капитан, думаю, что знаю, почему экран упал. Заказ на это был отправлен сразу, — сказала Виктория, глядя на меня. Ее глаза были насторожены.
— Где командир?
— В Императорском дворце.


— Это невозможно, — пояснила Белла, ее глаза сузились. — Почему дворец стал бы дистанционно отключать щиты вокруг колонии? В этом нет абсолютно никакого смысла.
— Возможно кто-то был зол на то, что вы в паре с человеком, — ответила коммандер Брахас. — Один из сотрудников Норекса? Или Кай. Он слишком подозрительный. Его аура показывает на то, что он что-то скрывает. Я не знаю что, но это не очень хорошо.
— Зачем они вступают в сговор с алфансами? — зарычала Белла, ее руки сжались в кулаки. — Я не понимаю. Просто не могу, — она фыркнула и вышла из школы, сжимая плюшевую игрушку. Чувствовал ее агонию, разочарование и растерянность. Хотел это исправить, помочь, но это не так и легко сделать.
— Что-нибудь еще было на этом компьютере? — спросил я Викторию.
— Я получила все, включая атаки. Оказалось, что там сочетались атаки с орбиты и другого маршрута с использованием дезинтеграторов, — объяснила Виктория. — Загружу все на компьютер, когда мы вернемся на борт «Вольво».
— Спасибо, коммандер, — вздохнул я, выходя из школы. Брел по руинам, мое сердце испытывало сокрушительную боль, которую все эти люди пережили во время своего последнего мгновения. Вниз опустились несколько команд для сбора дополнительной информации и голографических изображений для голодеков, чтобы ознакомиться со всем на борту. Знаю, что собираюсь изучить все атаки и руины, чтобы найти какую-нибудь слабость алфансов или получить ответы от Совета старейшин.

Мы были на поверхности в течение двух часов. Мой отец пришел в шок от ущерба. Когда мы собрали столько информации, сколько смогли, команда транспортировалась обратно на свои корабли. Я отправился на поиски супруги, найдя ее на завалах, которые могли быть храмом или часовней. Она сидела на полуразрушенной стене, плача, лаская паленую шерсть мягкой игрушки.

— Мы последние из тех, кто остался на поверхности, Белла, — сказал я. — Нам нужно обратно в «Вольво», чтобы мы смогли вернуться на Форкс.
— Мы должны провести последний обряд, — прошептала она. — Мои люди... Наши люди должны быть отправлены в загробную жизнь, — ее парализовала печаль. Она уткнулась носом в мягкую игрушку из меха, тиха плача. — Мы должны провести хээрунь (п/п: сигнарианский погребальный обряд).[i]
— Что это? — спросил я.
— Погребальный обряд. Он освобождает наши души к звездам, — сказала она. — Это нужно было сделать в тот день, когда они все погибли, но я хотела бы сделать это до захода солнца на Цзинане, — голубые глаза были тусклыми, пятна серыми. Ее мысли умоляли меня, умоляли меня сделать это.
— Что этот похоронный обряд включает в себя? — спросил я.
— За каждую потерянную жизнь мы зажигаем небесный фонарик и отпускаем его. Если оба корабля имеют такое количество, чтобы транспортировать вниз, то это не займет много времени. Колонисты заслуживают уважения, — сказала Белла, смотря на руины. Я смотрел на солнце, проверяя его своим трикодером, обряд хээрунь необходимо провести в течение следующих нескольких часов.
— Давай вернемся на «Вольво» и подготовим небесные фонарики, — я улыбнулся, обхватив ее холодное лицо. — Свяжусь с капитаном «Интерпрайда», чтобы принять меры, — Белла вздохнула, обхватывая меня своими руками. Ее мысли благодарили меня снова и снова, пока она уткнулась носом в мою шею. Я держал ее вплотную к своему телу, приятно, что могу дать ей утешение во время трагедии. Нежно поцеловал в губы, коснувшись коммуникатора. — Каллен вызывает «Вольво».

— «Вольво» на связи, — ответил лейтенант Райли.
— Двоих наверх.
— Понял, сэр, — пискнул лейтенант Райли и пустынные развалины исчезли. Мы вернулись на «Вольво» в транспортерную. Я сказал Белле отправляться в медотсек и позвать Роуз, чтобы она помогла с небесными фонариками. Она нахмурилась, расстроенная, но мне нужно было договориться с капитаном «Интерпрайда» о проведении обряда хээрунь. Это будет тяжело, поскольку люди в команде на самом деле, как передовые и сложные андроиды. Они были под командованием капитана Пикарда, когда он до недавнего времени капитан Дейта, получил собственную команду и корабль «Интерпрайд». У него не было эмоций, и вероятно, не поймет, почему нужно провести такой обряд.

Было немало споров по поводу продвижения Дейты. Много адмиралов Галактического флота думали, что Дейта не был «живым», и был собственностью Федерации. Он, однако, был удостоен многочисленных наград в области науки, дипломатии, отваги. Он был офицером, и его опыт работы со «смертью», во время спасения жизней семей и членов экипажа на борту от нападения со стороны римансов – вот что стало его продвижением к капитану. Мы на самом деле были повышены одновременно: первый капитан – андроид и самый молодой капитан Галактического флота. Об этом в Федерации шла беседа в течение длительного времени.

Придя на мост, лейтенант Райли спросил: — Вы хотите установить курс на Форкс, сэр?
— Еще нет. Пожалуйста, позови капитана Дейту и пригласи его в мой номер, — приказал я, снимая пальто и шествуя в свой кабинет. Я рявкнул на репликатор, прося большую кружку дымящегося кофе. Воздух на поверхности планеты кусался, охладив меня до костей. Мне нужно согреться. Прижиматься к моей супруге — не вариант, поэтому я остановился на следующей хорошей вещи.

Кофе.

Адмирал Джейнвэй могла бы гордиться.
Она пристрастилась к кофе, и эта зависимость была передана мне во время моих уроков в академии, на междугородних рейсах, используя ресурсы из числа коренного населения и торговых переговоров с видами, не допущенных в Федерацию. Она ветеран в этом. Ее корабль «Вояджер», сестра моего звездолета, в мгновение ока в несколько световых лет домчалась до Дельта-квадранта. Она и ее команда провели почти семь лет, работая над заключением торговых сделок и изучая новые технологии, чтобы вернуться домой. С помощью нового средства передвижения, квантового проскальзывающего потока, они вернулись домой в разы меньше семидесяти лет. Технология, которую они использовали, была испорчена, мы пытались установить ее на другие корабли, но каждый испытательный полет с этой технологией заканчивался катастрофой. Материалы, которые были необходимы для того, чтобы сделать это находились не в Альфе-квадранте, в котором были мы. Пока мы не нашли кристаллы, что использовала в своей поездке Джейнвэй, это была просто теория, которая была воплощена в одном «Вояджере».

— Ваше здоровье, адмирал, — сказал я, попивая свой кофе, устроившись в кресле. Нажав несколько кнопок, лицо капитана появилось на экране моего компьютера. — Привет, капитан.
— Капитан Каллен, — сказал он, слегка кивая. — Готовы ли вернуться на Форкс? Много информации, чтобы расшифровать и донести до правительства сигнариан?
— Данных недостаточно, — ответил я, морща нос. — Императрица настаивает на том, что мы должны провести хээрунь — погребальный обряд. Нам нужна ваша помощь.
— Твоя или моя команда? — спросил Дата.
— Обе. Обряд похорон вращается вокруг небесных фонариков, освобождая тем самым души павших к звездам, — сказал я. — Императрица Нирабелла хочет проделать эту церемонию до заката. Это займет меньше времени, если вы с вашей командой поможете. Нам нужно отпустить фонарь для каждого из мертвых.
— Не вижу логики в этом, — ответил Дейта, его лицо было бесстрастным.
— Нет никакой логики. Так комфортнее для сигнарианцев, — объяснил я.
— Зачем? Они мертвы.
— Как насчет их семей на Форксе? Им нужно знать, что их близкие были похоронены, — сказал я. — Это часть их культуры, капитан. Эти люди погибли на планете, за много световых лет от родной из-за не спровоцированного нападения. Давайте дадим им мир.
— Понял. Сколько человек моей команды тебе нужно? — спросил он.
— Столько, сколько сможете предоставить. Сохраните костяк корабля и спуститесь в одна тысяча сто десятый отсек, — сказал я. — Спасибо, капитан. [i]Каллен вышел,
— я закончил передачу, отправив послание капитану Пикарду и советнику Маркусу о том, что вылетаем обратно на Форкс через несколько часов. Проверил Роуз и Беллу в голодеке с небесными фонариками. Все шло так, как и планировалось с доставкой необходимых материалов на поверхность.

Незадолго до транспортировкой вниз, я переоделся в парадную форму, надел диадему императора. Белла была в нашей каюте, одетая в длинное белое платье с синим поясом вокруг ее тонкой талии. Она шептала на сигнарианском, сжимая в руках игрушку.
— Ты готова Белла? — спросил я.
— Да, — сказала она печально, глядя на меня. — Спасибо за снисхождение к просьбе. Хээрунь – важная часть нашей культуры. Если мы не выполним ее, наши души будут утеряны, оказавшись в подвешенном состоянии без истинного счастья. Может быть это сказка, но мне нужно сделать это для этих людей, — ее глаза мерцали, пятна светились теплым голубым, когда она оценивающе смотрела на меня. Она облизнула губы, показывая мне, как мы сможем успокоить друг друга после того, как вернемся на корабль. Я зарычал, целуя ее в губы, прежде чем мысленно отчитать ее. Также пообещал, что позже хочу сделать так чтобы мысленные эротические фантазии сбылись.

Каждый человек, который вызвался стать частью церемонии, был доставлен на поверхность. Потребовалось десять минут, чтобы все спустились в овраг, где Белла решила провести церемонию. Он был в три раза объемнее Большого каньона, но тихий и спокойный, находящийся недалеко от колонии. Все собрались, мы зажгли небесные фонарики. Нас было на поверхности четыреста человек. До сих пор угроза алфансов и Джейкоба нависала над нами, и мы не хотели оставлять наши корабли беззащитными.

Изначально я предложил оставить лишь костяк экипажа, но Дейта ответил, что нужно больше людей оставить на кораблях. Моя эмоциональная связь с супругой затуманивала рассудок. Я согласился, потому что это было правдой. Потребность в ее защите и удовлетворении захлестнула чувство долга.

Белла стояла на небольшом уступе скалы. Ее защитой был персонал Галактического флота. Я послал их к ней, выжидая, пока Белла не выругала меня. Я стоял рядом с ней, пока она читала хээрунь нейрит (п/п: сигнарианская погребальная молитва) или заупокойную молитву для колонистов. Склонив голову, она спокойно говорила на сигнарианском перед тем, как отпустить большой небесный фонарик. Он улетел. Белла схватилась руками за голову и упала на колени. Я отпустил свой небесный фонарик, имитируя ее движения. Вскоре около тысячи небесных фонариков плавали над каньоном, опускаясь и подпрыгивая, когда ветер их уносил.

Мой коммуникатор пискнул. Коснувшись груди, я зашипел на коммандера Брахас, которая осталась в команде «Вольво»: — Что?
— Сэр, вы должны убраться оттуда. Засекли там всплеск гамма-излучения, нужно быстро уйти с планеты, — пролепетала она.
Я посмотрел на Дейту. На его лице не было никаких эмоций, но он понимал. Спокойно заговорил, сообщая экипажу транспортироваться на «Интерпрайд», используя телепортатор во всех грузовых отсеках, с помощью промышленных транспортеров.
— Брахас, начать транспортировку нашего экипажа в грузовые отсеки. Мы должны переправить всех на борт и поднять щиты.
— Поняла, сэр, — сказала она. Гул транспортников заполнил мои уши, когда экипажи «Вольво» и «Интерпрайда» стали исчезать.
— Белла, мы должны уйти, — сказал я, вставая и пытаясь ее заставить двигаться.
— Нет, — она засопела.
— Императрица, наши датчики отметили всплеск гамма-излучения, — сказал Дейта. — Может произойти другая атака алфансов. Вам нужно вернуться на борт «Вольво», — когда Дейта проговорил это, яркий свет полетел в нас. Мои глаза расширились. Это была еще одна бомба. Белла споткнулась, упав в объятия Дейты.

— Заберите ее с поверхности! — прорычал я. Дейта кивнул, и они сразу же исчезли. Белла закричала. Хлопнул по коммуникатору, прося об аварийной транспортировке. В животе покалывало, почувствовал жар от бомбы, прежде чем все произошло. Я телепортировался на мост. Огни были тусклыми, гремела тревога.
— Доложить!
— Один алфанский боевой крейсер, — сказала Виктория, когда к ней вернулась тактика. — Он был замаскирован. Произошел всплеск гамма-излучения, прежде чем он появился на виду, сэр. Как только он стал видимым, начал стрелять по поверхности фотонными торпедами, бомбами, обстреливая из разрушителей «Интерпрайд» и нас.
— Повреждения? — спросил я. — Все поднялись на поверхность?
— Подтверждаю. Вы были последним, сэр, — отрапортовал капитан Райли.
— А ущерб? — повторил я.
— В основном в каютах экипажа, каюте адмирала и вашей, — ответила Виктория.

Я посмотрел на алфанское судно. «Интерпрайд» открыл огонь.
— Коммандер Брахас, огонь на поражение. Сосредоточиться на наших двигателях. Стреляйте, чтобы отключить, а не разрушить.
— Поняла, — сказала Виктория. Ее руки летали над консолью, направляя наши фазеры и торпеды на большой алфанский крейсер.
— Лейтенант Райли, разорвите орбиту, попытайтесь догнать алфанское судно, — произнес я, усаживаясь на капитанское кресло. Мы ловко двигались, обстреливая алфанский крейсер. Они дико палили, ударяя по нашей нерушимой защите. Нет какой-либо причины – просто случайные вспышки фазеров. Виктория нашла слабое место в их щите, сосредоточив огонь. С обоих фазеров от «Интерпрайда» и от нас, одну из открытых кабин крейсера снесло и корабль сильно качнуло. Их атаки прекратились. — Не стрелять. Доложите.

На мосту стояла практически тишина. Единственные звуки, которые я слышал – компьютерные гудки и щелчки красных предупреждающих огней вдоль моста.
— Это не имеет никакого смысла, — прошептала Виктория.
— Что? — спросил я.
— Я не зарегистрировала никаких признаков жизни на корабле, — сказала она, глядя на меня.
— Он был послан без экипажа? — спросил я, выгнув бровь.
— Капитан, вас вызывает капитан Дейта, — доложил лейтенант Райли.
— На экран, — ответил я. — Капитан, все в порядке?
— Да, капитан Каллен. Весь мой экипаж вернулся на борт благополучно. Императрица, правда, находится в отключке. Она была в истерике от разлуки с вами, — доложил Дейта. — Она в нашем медотсеке, у главного врача.

Я отодвинул свои эмоции.
— Спасибо капитан. Можно ее безопасно транспортировать? — спросил я.
— Да. Она не ранена, просто в отключке, — объяснил Дейта.
— Пожалуйста, перевезете ее в наш медотсек? — Дейта кивнул. — Вы просканировали корабль?
— Да. Никаких признаков жизни на борту. Я не понимаю, — сказал Дейта, нахмурив брови. — Хотите исследовать?
— Я хочу увидеть эту технологию маскировки, — ответил я. — Посмотрим, как это работает, как сделаны схемы. Что-то может помочь с борьбой в этом, кроме теории гамма-частиц. Я встречусь с вами там?
— Мы вышлем команду и транспортируем императрицу в ваш медотсек. Конец связи, — заявил кратко Дата.
— Виктория, пожалуйста, Эммета на алфанский корабль, — приказал я. — Собери команду.
— Вы идете сэр? — спросила она.
— Буду после того, как сниму парадную форму, — сказал я. Виктория кивнула, уходя с моста. Я вошел в кабинет, быстро меняя стандартную униформу и взяв в руки трикодер и фазер. Оставив лейтенанта Райли в команде, отправился в медотсек. Белла отдыхала в операционной. Ее лицо было огорченным, мысли были несвязны и полны беспокойства.
Взяв ее за руку, я успокаивал, говоря ей о том, как люблю. Выражение лица разгладилось, и она вздохнула. Поцеловав в лоб, покинул медотсек, перейдя на алфанский корабль, прямо на мост.
Первое, что заметил – запах. Запах на мосту был мускусным и потным. Это напомнило мне о раздевалке академии, но более резкий и отвратительный. Второе, что заметил – экипаж.
Они все были мертвы. Мне показалось, что они недавно покончили с собой. Вдоль шеи были рваные раны от дктука. Я связался с Роуз, прося ее, чтобы она просмотрела под лучом, чтобы смогли больше узнать о алфанской физиологии. Она могла бы произвести вскрытие. Тела увезли с моста, я продолжил свои исследования с капитаном Дейта и его командой.
Достал трикодер, чтобы скачать информацию с компьютера. Когда ждал, скачивая полную информацию, мой коммуникатор пискнул.
— Моргейн вызывает Каллена.
— Капитан Каллен, — ответил я.
— Сэр, мы, кажется, нашли маскировочное устройство, — сказал Эммет. — Мы хотели бы, чтобы вы пришли взглянуть на него.
— Где вы находитесь? — спросил я.
— Чуть выше инженерной палубы, — ответил он.
— Я в пути, — сказал, выйдя с моста. Капитан Дейта прошел за мной. — Что вы думаете, капитан?
— Думаю, что это ловушка, — пояснил он, его глаза метались по узкой и загроможденной прихожей. — Для чего им совершать самоубийство, и позволить нам подняться на борт их корабля? Это не имеет смысла, разве только для того, чтобы придать ложное чувство безопасности, заманить и уничтожить нас.

Я кивнул, соглашаясь с его заявлением.
— Давайте действовать с осторожностью, — прошептал я.
— Договорились, — сказал он, когда мы нашли Эммета и Викторию вместе с тактическим офицером Дейты, командиром Феликсом Вольтури. — Доложите.
— Из того, что мы собрали, — начал Эммет, — он хорошо защищен. Это не выглядит так, будто бы это технологии алфансов. Я не могу идентифицировать его. Не может командир Вольтури и коммандер Брахас.
— Пробовали ли вы отключать щиты? — спросил Дейта.
— Я был против этого, сэр. Данная технология является экспериментальной для алфансов, основываясь на количестве трупов на корабле, можно предположить, что это ловушка, — объяснил командир Вольтури. — Боюсь, что если мы попытаемся расцепить щиты, сможем вызвать саморазрушение, чтобы мы застряли здесь, отправившись с алфансами в последнее пристанище.
— Я мог бы попробовать и отключить щиты вокруг устройства маскировки, — подчеркнул Дейта.
— Я просмотрел их компьютерные системы. Щиты для плаща сильно зашифрованы, но не поддаются расшифровке.
— Давайте все с этого корабля. Только ты и я, капитан, — сказал я. — Мы можем работать вместе и опустить этот щит вниз быстрее.
— Нет, сэр, — сказала Виктория, хмуря брови. — Вы же уже не просто капитан Галактического флота, вы муж и император Форкса. Вы должны вернуться. Я останусь с капитаном Дейта.
— Согласен, — сказал он, глядя на меня. Похлопал по своему коммуникатору. — Все члены экипажа с борта алфанского судна, пожалуйста, вернитесь на свои корабли и поднимите щиты.
— Нет, — зарычал я, разочаровавшись.

— Иди, Эдвард, — тихо сказал Дейта, положив руку на мое плечо. — Ваш коммандер прав.
— Хочу знать, — пояснил я. — Да, я упрямый. Мы будем поддерживать открытую связь с «Вольво», телепортируйтесь при первых признаках неприятностей.
— Первым признаком может быть последний знак, — противопоставил Дейта. Я послал ему суровый взгляд и вздохнул. — Командир Вольтури и лейтенант Моргейн, пожалуйста, вернитесь на свои корабли, — они связались соответственно с «Интерпрайдом» и «Вольво». Дейта подошел к панели компьютера. Экран загорелся. Он начал быстро работать, его пальцы летали по экрану. Виктория попросила «Вольво» отойти на безопасное расстояние, но на всякий случай убрать щиты, чтобы у нас получилось экстренно транспортироваться. Я зарегистрировал каждую секунду на трикодере и скачал спецификации щитов и маскировочного устройства.

Дейта работал на компьютере в терминале в течение пяти минут, щит не падал. Тем не менее он нацарапал последовательность кодов, и комнату заполнил густой туман. Виктория и я начали кашлять, наши легкие горели. Едва мог понять, что Дейта кричал, мое зрение было затуманено, пошатнулся на ногах. Спотыкаясь, почувствовал контакт щеки со стеной, прежде чем упал на пол. Глаза были закрыты, когда почувствовал пощипывание транспортера на теле.

xx STAR CROSSED xx


[/i]— Пожалуйста, ти— атии, вернись ко мне. Мне нужно услышать твой голос, увидеть улыбку, поцеловать губы... я не могу потерять тебя. Еще нет. Я только нашла тебя. Эдвард, не оставляй меня. Уже потеряла маму и отца, не могу потерять свою половинку. Ти-ани махну ти-атии са-ахари. Пожалуйста. Пожалуйста.[/i]

Я мог слышать Беллу. Чувствовал ее боль, но разум ощущался так, будто бы он находится в грязи и дерьме. Как бы ни хотел, не мог открыть глаза. Чувствовал себя так, будто бы слон сидит на груди, боль была всюду. Каждый сантиметр тела болел, и кожа была в огне.

— Императрица, ты была здесь в течение последних двух дней. Тебе нужно отдохнуть, — пожурила Розали. — Возвращайся в свою каюту и поспи.
— Нет. Я остаюсь, — сказала Белла, ее голос звучал невероятно грустно и тяжело. — Он мой супруг. Это моя обязанность – заботиться о нем, — ее рука пробежала по моим волосам, и почувствовал губы Беллы на своем виске. — Он скоро проснется. Знает о нашем разговоре и очень расстроен, что не может открыть глаза.
— Он не был бы в таком затруднительном положении, если бы слушал капитана Дейту, — проворчала Роуз. — Эдвард не имел права оставаться на этом корабле. Он мог бы погибнуть. Этот газ смертелен. Ему очень повезло. Все могло быть намного хуже.
— Я видела газ в действии, Розали, — сурово сказала Белла. — Он сжег кожу многим сигнарианцам.
Ожоги? У меня шрамы? Белла, пожалуйста, скажи мне, что случилось? — умолял я мысленно, пытаясь двигаться, но это оказалось безрезультатным.
У тебя небольшие шрамы на шее и руках, но ты в порядке, — ответила Белла, ее нос пробежал по моей щеке. — Виктории так не повезло. Газ имтуук (п/п: алфанское химическое газовое оружие, вызывающее жжение кожи и значительное повреждение легких, мышц и костей. Если это не вылечить сразу, то возможна слепота, паралич или смерть) среагировал плохо на ее клаксонской коже. В настоящее время она находится в стазисе, пока Роуз работает над ее лечением. Если это возможно...
Мне нужно проснуться... Белла, Роуз может вколоть мне что-нибудь?— взмолился я.
— Нет, ти-атии, — сказала Белла вслух. — Ты выздоравливаешь, и ты должен оставаться в таком состоянии настолько, насколько это возможно.
— Черт, я чувствую его гнев и разочарование. Они волнами расходятся от него, — сказала Роуз, ее голос приближался ко мне. — Выкуси, капитан. Ты здесь, пока мы не вернемся на Форкс. Еще один день, и ты сможешь проснуться полностью.
Хрен тебе, Роуз, — сорвался я.
— Он не удовлетворен, — хихикнула Белла, ее голос все еще звучал устало.
— Я знаю. Если бы он мог, вероятно, показал бы мне палец, сказала Роуз с очевидной ухмылкой.

— Зачем он даст тебе палец? — спросила Белла, ее тон окрасила растерянность.
— Не в буквальном смысле. Есть человеческий жест, который совершенно неуместный, отображенный поднятием среднего пальца. Это означает – хрен тебе, — объяснила Розали. Я услышал шарканье и что-то легко на мою шею. — Тебе нужно отдохнуть, Эдвард. пусть тело исцеляется.

Не мог даже ответить, как вернулся в мир грез, мысленный голос Беллы уговаривал меня отдохнуть, осыпая ее любовью. Когда я приехал, все еще был в медотсеке. Белла стояла рядом со мной. Ее лицо было невероятно бледным, пятна почти синими. Я не мог двигаться, просто увидев ее, сердце заболело.
— Эдвард, посмотри на меня, — последовал сильный, но нежный голос Розали. Я моргнул, мои глаза сосредоточились на бывшей жене. Она светила в мои глаза, я застонал, зажимая веки. Услышал, легкий, как перо, щелчок, и снова открыл глаза. Сдержанность, которая была в теле, исчезла.
— Попробуй сесть, Эдвард. Медленно.

Двигаясь, будто бы я под водой, сел. Мое тело вопило. Белла была со мной, держала за руку, помогла моей боли в мышцах утихнуть. Потребовалось приложить много усилий, чтобы сесть. Был весь в поту и тяжело дышал.

— Доложить, — я умираю, мой голос прозвучал так, будто бы я наглотался гравия.
— Ты получишь свой отчет после того, как закончу проверять тебя, капитан, — гавкнула Роуз. Она использовала свой медицинский трикодер, чтобы сканировать мое тело. — Думаешь, ты сможешь ходить?
— Нет. Я так не думаю. Сидя... оно забрало всю мою энергию, — сказал я, перебарывая желание упасть обратно на медицинскую каталку.
— Как твое зрение? — спросила Роуз.
— Размыто, но я вижу, — ответил я. — Все эти симптомы останутся со мной навсегда?
— Нет. Ты встал лишь менее чем минуту назад, — сказала Роуз. — Чуть больше, и мы бы потеряли тебя.
— А что насчет Виктории? — хрипел я. — Она все еще в стазисе? — Роуз не ответила, быстро отвернувшись. Мысли Беллы были тихими, но я чувствовал ее печаль. — Ответь мне, черт побери!
— Пока ты был под наркозом, врач «Интерпрайда» телепортировал ее, и мы работали с коммандером Брахас, пытаясь понять, почему этот газ так жестоко реагирует с ее физиологией. Сэр, простите, но Виктория скончалась, — прошептала Розали, ее золотистые глаза достигли моих, и слезы потекли по щекам.
— Как? — спросил я, моя голова раскалывалась, сердце разбилось.
— У нее были химические ожоги восьмидесяти процентов тела. Легкие были черными от газа, мозг был разжиженным, — пробормотала Роуз. — Пострадал даже капитан Дейта. Его эпидермальное покрытие было сожжено, как и твоя кожа. Он регенерирует, исправляя поломку, но газ был очень кислым, и легко проел органические ткани.
— Вы сообщили семье Виктории? — выдавил я.
— У нее нет семьи. Мы были всем, что у нее было, — ответила Роуз. — Отправила сообщение в штаб Галактического флота о ее ближайших родственниках, но они не ответили. Виктория стояла прямо напротив вентиляционного отверстия, когда выпустили газ. Ты был дальше всех и получил меньше вреда.

— Каков его прогноз? — спросила Белла, мягко направляя меня лечь обратно.
— Он будет в порядке. Пройдет неделя или две, чтобы газ перестал влиять на твою систему. Мышцы будут зажаты, будут болеть, и будешь испытывать головокружение, усталость, тошноту и головные боли, твое зрение будет размытым. Я состряпала обезболивающее, которое поможет с болью в мышцах. Оно сильное, знаю, как ты относишься к лекарствам, пока на дежурстве. Однако, видя, какую боль испытываешь, оставлю тебя под своим дежурством, минимум на неделю.
— Роуз, нет, — возразил я, пытаясь встать.
— Эдвард, ты был в отключке почти три дня. Я чуть было не потеряла тебя, — сказала Белла. Смотрел на нее и видел, как это влияло на тебя. Она исхудала, ее обычная люминесцентная кожа была тусклой и болезненной. Она выглядела больной, как я чувствовал. — Может я и не была на том судне, но чувствовала все, что и ты, Эдвард. Даже не знаю, лишь чувствую, сколько боли ты вытерпел. Тебе нужно отдохнуть. Мы несколько часов на Форксе. Командир Уитлок может взять под контроль судно, пока ты исцеляешься. Пока лечим тебя.
— Наша связь, — нахмурился я.
— Могу только представить, что увидит Маркус, — зарычала Белла, ее пятна засветились от гнева. Она фыркнула, зажимая нос.

— Белла, вернись в свою каюту, потрать немного времени на себя, — напутствовала Роуз.
— Мне нужно остаться с Эдвардом, — она почти скулила.
— Он проснулся и в порядке. Тебе нужно принять акустический душ и подготовиться к транспортировке на поверхность, — объяснила Роуз. — Кроме того, мне нужно поговорить с Эдвардом о корабле.
— Все в порядке? — спросила Белла, сгорбившись.
— Буду в порядке, Белла. Обещаю, — сказал я, касаясь ее лица. Каждый дюйм моего организма кричал от боли. Держал свое лицо бесстрастным, пока ласкал ее бледную щеку. Она всхлипнула, когда наклонившись, нежно поцеловала мои губы. Она прижала свой лоб к моему и прошептала, что любит меня, прежде чем покинула медотсек. Как только двери закрылись, я прикусил губу от боли.
— Я умираю, Роуз.
— Могу только представить, — сказала она, снова сканируя меня. — Повреждены мышцы, я удивлена тому, что ты способен вести беседу. Но опять же, ты упрямый до боли в заднице.
По шкале от одного до десяти, один – удар пальца на ноге, десять – мучительная, ослепляющая боль, как ты себя чувствуешь?
— Двадцать, — сказал я категорически. — Но должен через это пройти, Роуз. Нам нужно провести похороны Виктории. Нам нужна информация о проклятом устройстве для маскировки. Мы должны остановить этих чертовых алфанских монстров. Они становятся все более и более жестокими. Первыми нападая на колонии, потом на нас во время погребального обряда для колонистов, теперь этот газ? — я задыхался. Нем мог отдышаться. — Что случилось после того, как мы телепортировались на борт? Мы получили спецификации на маскировочное устройство?
— Нет, — ответила Роуз.
— Что? — закричал я, вскакивая с больничной койки.
— Успокойся, или я снова дам тебе снотворное, — завопила она, толкая меня обратно на кровать.
— Капитану Дейта удалось получить маскировочное устройство алфанского корабля, прежде чем он самоуничтожился. Он находится в грузовом отсеке Интерпрайда. Мы рассмотрим его, как только вернемся в Форкс с Джаспером, Феликсом и тактическим офицером капитана Пикарда, командиром Алеком. Единственное, что они могут определить, эта вещь явно не принадлежит алфансам. Капитан Дейта думает, что это риманцев.
— Алфансы в союзе с риманцами? — спросил я.
— Я не знаю. Не думаю, что это так. Состоится брифинг, как только мы достигнем орбиты Форкса, — ответила Роуз.
— Мне нужно быть там. Будь проклято это медицинское заключение, — сказал я. — Это продолжается слишком долго. Это нужно остановить, — я упал, мое сердце стучало напротив ребер. — Могу ли я получить обезболивающее.
— Оно экспериментальное. Не знаю, будет ли оно работать, и какие у него побочные эффекты, Эдвард. Основываясь на сканировании, оно должно притупить боль, но не остановить ее полностью, — она подняла гипоспрей. Прижимая его к моей щеке, я почувствовал онемение от лекарства. Роуз посмотрела на мои показания на экране. — Твой пульс замедляется, и давление нормализуется. Больно?

Я поднял свою руку. Увидел ее, и был в состоянии двигаться, но не мог этого прочувствовать.
— Э-э, онемела? — пошевелил пальцами, и это было нереальным.
— Пожалуй, это слишком сильно, — сказала Роуз. — Титрование должно быть скорректировано. Осмотрю тебя позже. — Она толкнула меня аккуратно на кровать и поспешила вернуться в свой кабинет.
Я закрыл глаза, обессилев от этой беседы с Роуз и супругой. Должно быть задремал, потому что Белла вернулась, выглядела чуточку лучше, но все еще бледная и подавленная. Ее пальцы расчесывали мои волосы. Она смотрела на меня сверху вниз, мягко улыбаясь.
— Мы здесь, дома.
Я кивнул, беря ее за руку и целуя ладонь: — Не могу дождаться, чтобы выйти из лазарета.
— Ты не любишь меня? — пошутила Роуз, упаковывая вещи.
— Я, Роуз, на этой кровати лежал, как на острых камнях, — ответил с невозмутимым видом.
— Все будет так чувствоваться, пока газ все еще находится в твоем организме, — объяснила Роуз. — Наверное, еще две недели пройдет прежде чем, ты станешь лучше себя чувствовать, — Роуз помогла мне сесть, и я застонал, действие обезболивающего прошло. — Нам нужно, чтобы ты попал в акустический душ и оделся. Хочешь, чтобы помогла?

— Я могу это сделать, — сказала Белла с едва сдерживаемым рычанием. Роуз подняла руки вверх, сдаваясь, указывая в сторону душа в медотсеке. Эмоции моей супруги были повсюду. Она была расстроена необходимости Роуз мне помогать, злилась на алфансов и их атаки, от нехватки меня, от усталости и морального и физического истощения. Ее королевская одежда отсутствовала. Белла помогла мне встать на ноги, но я был слаб, как новорожденный жеребенок. Я был благодарен за сигнарианскую силу Беллы. Никогда бы не попал в акустический душ, если бы она практически не донесла меня. Белла помогла мне выбраться из больничной рубашки и поставила меня на скамейку в душевой. Я был весь мокрый от напряжения. Она выскользнула из кабинки, нажав кнопку, чтобы запустить душ. Как только начали действовать звуковые волны, я закричал от агонии. Звуковой душ гремел по моим костям. Белла остановила его, упав к моим ногам.
— Что такое, ти-ани?
— Звук, — заскрежетал я.

Она поджала губы: — Скоро вернусь.
Поцеловала мои влажные волосы и убежала из душевой. Я тихо застонал, пока не ощутил знакомое покалывание транспортерной. Мои глаза расширились. Меня перевезли, я был голый и потный, как поросенок. Когда транспортировка закончилась, оказался в комнате похожей на Беллу на поверхности. Я был в воде, которая была теплая, и чувствовалась удивительно хорошо на моей горящей коже. Дверь голодека отворилась и вошла Белла, ее выражение лица было жестоко настроенным. Она сбросила ворох одежды в мойку и заколола волосы, сняв собственную одежду. Несмотря на всю боль, все еще возбуждался от вида моей супруги.
— Компьютер, закрой двери голодека, — компьютер пискнул, Белла вошла в воду, пробираясь ко мне. — Так лучше, ти-ани?

— Гораздо лучше, Белла, — сказал я. — Вода чувствуется хорошо напротив моей кожи, — я поднял руку, увидев тонкие шрамы на предплечьях и руках. Белла взяла меня за руку, переплетая свои пальцы с моими. Я не хочу этого. Хочу ее. С большим трудом я сполз, обнял ее за талию, и подвинул бедро. Она поймала мою мысль, обняла за шею, слабо фиксируя ноги вокруг моих бедер. Мои руки обвились вокруг ее тонкой талии, носом уткнулся в изгиб шеи. Она вся дрожала, слезы падали на плечо, когда она прижалась ко мне.
— Я нуждаюсь в тебе, Белла.
— Знаю, — прорыдала она, двигаясь ближе ко не. — Чувствую себя ужасно, нуждаясь в тебе, пока тебе плохо. Ты ранен. Болен, а все о чем я могу думать – соединение с тобой.
Схватил свое возбуждение, глядя ей в глаза. Используя плавучесть воды, двигал вниз свою длину, и впервые с тех пор, как очнулся, почувствовал себя цельным. Ее руки запутались в моих волосах, пока она жадно целовала меня. До сих пор было очень больно, но мне было плевать. Я был с моей супругой, моей жизнью, моей фиогхра. Пусть даже на несколько минут, но должен потерять себя в ней.
Наше воссоединение было томным. Белла двигала бедрами, выполняя всю работу. Я просто лихорадочно целовал, мысленно повторяя, что люблю и нуждаюсь в ней. Глубокий гортанный стон прошел сквозь мою фиогхра. Мое тело будто бы потеряло все кости, пока дышал ее ароматной кожей.
— Лучше? — спросила она, ее голос звучал с придыханием.
— Да, — усмехнулся я позорно. — Просто не мог... должен был быть рядом с тобой.
— Это наши брачные узы. Наш организм распознает то, когда мы отдаляемся друг от друга. Это была наша связь, — бормотала она, ее щеки зарумянились. — Я знаю, что ты слаб. Пройдет время, чтобы исцелить нашу связь. Теперь позволь мне позаботиться о тебе, Эдвард. Это моя обязанность, как твоей супруги – обеспечить тебя всем, пока ты болен.
Она помогла мне вымыться, массировала ноющие конечности своими крепкими пальцами. Когда закончила, усадила на скамейку и обтерла, помогая надеть один из мундиров.
— Компьютер, конец программы, — велела Белла и комната исчезла. Я сидел на карнизе, желая чувствовать себя нормальным. — Можешь идти?
— Мне нужно поесть, хотя сама мысль о еде вызывает тревогу, — ворчал я.
— Позволь мне предложить тебе чашку чая с корнем тала рут, — сказала она, бросаясь к репликатору. — Это хорошее средство для расстройства желудка, — она поставила чашку в мои руки, поощряя меня, чтобы выпил его. Я выпил половину, когда почувствовал себя достаточно сильным, По крайней мере, чтобы выглядеть так, будто бы мне хорошо. Мне нужно обследовать свой корабль на повреждения, провести захоронение Виктории и посмотреть на это чертово устройство для невидимости.
Выйдя из голодека, Белла и я отправились в нашу комнату. Каждое повреждение, которое было нанесено, уже отремонтировали. Мог почувствовать запах нового ковролина. Мог видеть вдалеке сине-зеленый шар Форкса. Чувство удовольствия захлестнуло меня, и я почувствовал, что возвращаюсь домой. Белла обвила руками мою талию, уткнувшись в грудь, и та же удовлетворенность захлестнула ее.
xx STAR CROSSED xx

Прибыв в Императорский дворец, я отправился к Куннану. Он дал мне разные лекарства, служащие противоядием газа имтуук. Он не понаслышке знал, как это лечить. Все еще мог чувствовать свои конечности, но боль значительно уменьшалась, просто подавлялись нейронные окончания. Я был в состоянии присутствовать на вопросах, требующих моего внимания, относящихся к маскировочному устройству, ремонт судна, и самое главное планирование похорон Виктории. Быстро уставал, вынужденный делать частые перерывы, но не отстранялся от дел.
Вскоре после того, как мы приехали в Форкс «Эксельсиор» вернул президента Митака обратно на Землю. «Интерпрайд» и мой корабль «Вольво», должны были оставаться в сигнарианской системе, чтобы защитить ее от любой алфанской атаки. Моя семья решила остаться на планете, попытаться разгадать загадку, почему алфанцы атаковали сигнариан. Сестра была антропологом, и сейчас была в отпуске от своего преподавания в Оксфорде. Мама была археологом, недавно ушедшим из Галактического флота. Их умы были идеальны для решения этой неразрешимой загадки. Моя семья жила в доме на территории дворца. Мэрэлис все подготовила, пока мы были на миссии в Цзинане.

Прошла пара дней. Работая со штаб-квартирой Галактического флота было определено, что у Виктории нет никаких родственников. Она была сиротой из Клакса, ее родители погибли в пожаре, и она осталась без семьи. На самом деле, в анкете была записана соседка из академии, как экстренный контакт. Лейтенант Лорен Мэллори находилась на борту Интерпрайда, как одна из многочисленных научных работников. Она знала о ней и согласовала с Роуз похороны Виктории. Пока я работал над этим, помощник Деметрий работал с новым боевым офицером, капитаном- лейтенантом Гарретом Андерсоном, над расшифровкой информации, полученной на поверхности Цзинаня, и определения того, как произошло отключение щитов.

Работал в недавно отремонтированном кабинете во дворце, когда раздался звук в дверь: — Заходите, — сказал я.
Джаспер вошел в кабинет. Он выглядел почти веселым, кода сел напротив меня. Он, казалось, сблизился с Мэрэлис, хотя она по-прежнему держала его на расстоянии вытянутой руки. Он, казалось, поразил ее. Джаспер криво улыбнулся со своего места, и спросил: — Ты говорил с Норексом, когда вернулся?
— Нет, — ответил я, пытаясь найти эту чертову маскировочную схему. Похороны Виктории пройдут завтра и ничего не сделал до сих пор. Отодвинул чертежи в сторону. — Зачем?
— Думаю, что он с этим связан, — ответил Джаспер. — Он должен.
— Он был заперт, когда мы уехали, — сказал я, кривляясь, когда передвинулся на свое место. Нужна еще одна инъекция чудо-лекарства от Куннана. — Не так ли?

— Он находится в камере без окон, имперская гвардия следит за ним, как ястреб. Посетителей не было, но думаю, что он связан с этим. Я могу допросить его? — льстил Джаспер. Я выгнул бровь. — Не буду слишком жестоким.
У Джаспера была способность получать ответы, даже если это невозможно. Его техника допроса была действительно варварской.
— Согласен, что он может быть вовлечен в это. Несмотря на это, он все-таки благородный сигнарианец, брат бывшего императора. Он говорил много изменнической туфты про наши отношения с Беллой, но не может быть допрошен, как обычный бандит, Джаспер, — ответил я.
— Подожди пока закончится служба для Виктории. Я хочу быть там, но не в лучшей форме сейчас, — действие препарата быстро заканчивалось, а мое тело будто бы лизал огонь.
— Это дерьмо, Эдвард, — сказал Джаспер, его глаза наполнились беспокойством.
— Ты читал отчет, да? — спросил я. Он кивнул. — Это смертельно, и мне повезло, что не закончил так, как Виктория, сжигая жидкостью мозг, — поерзал на сиденье, пытаясь скрыть очевидную боль. — Хочу быть там. Дай мне пару дней и тогда можно будет допросить Норекса.
— Хорошо, хорошо, — согласился Джаспер нехотя.
— Кроме того, хочу чтобы ты проверил Аро и Кайуса, — сказал я. — Виктория упомянула что-то про ауру Кая.
— Я буду осторожен, проверю весь совет Старейшин, — сказал Джаспер, добавляя что-то в свой планшет. — Они все, кажется, имеют свои собственные планы.
— Не знаю. Маркус, кажется, единственным искренним в этой связке, — он был на нашей стороне с самого начала.
— Даже у него может быть свой собственный план. Эта взаимосвязь между тобой и Беллой. Реально ли это? — спросил Джаспер, его голос был полос сомнения. — Это кажется маловероятным, поскольку ты человек, Эдвард.
— Я могу заверить тебя. Это реально, — зарычал я, голова раскалывалась от боли. Я неуверенно зажал свой нос, лекарство прекратило свое действие, отдав мое тело жгучей боли. — Слушай, начни проверять действия членов Совета, Норекса и всех, кто связан с ними. Кто-то удаленно отключил защиту колонии. Будь осторожен, Джаспер.
— Знаю, как заметать следы, сэр, — ответил Джаспер, глядя на меня с беспокойством. — Хочешь вернуться в свой номер? Тебя лихорадит, и руки трясутся.
— Я, наверное... — прошептал я, сохраняя свою работу на планшете и убирая его. С огромным трудом медленно встал, и заковылял вокруг стола. Наткнулся на один из ковриков. Джаспер поймал меня.
— Спасибо, — был расстроен. Должен чувствовать себя лучше, но это так медленно происходит.

— Роуз и Куннан сказали, когда тебе станет лучше? — спросил Джаспер, когда мы начали наше вялое путешествие к комнате Беллы.
— С каждым становлюсь сильнее. Когда приехал в Форкс, меня пришлось транспортировать сюда. Теперь по крайней мере могу ходить. Надеюсь, через следующие две недели буду в порядке. Препарат очень помогает, но быстро выветривается, вернулся обратно, едва в состоянии ходить без посторонней помощи, — выпалил я. Джаспер хмыкнул, слегка кивнув, когда проводил меня в каюту. Когда прибыл на место, был весь мокрым от пота и кости горели от агонии.
— Пожалуйста, сообщи экипажу собраться в грузовом отсеке одна тысяча сто для похорон Виктории. Там будет прием в столовой, чтобы проводить ее в жизнь после смерти. Любой из членов экипажа «Интерпрайда» или «Энтерпрайза» могут прийти. В полной парадной форме.

— Понял, сэр, — сказал Джаспер, когда помог мне сесть на диван в комнате. — Буду держать в курсе о том, что узнал о ваших подданных, — он злорадно ухмыльнулся. Я поблагодарил его, и он ушел. Переведя дыхание, вошел в большую ванную Беллы, скользнул в теплую воду – лекарство, которое помогало справиться с болью. Оставался там, пока Белла не вернулась со встречи с Каранелем и его наставником. Она присоединилась ко мне, с огромным удовольствием вымывая мое тело. Ненавидел подобный уход за собой. Это было не тем, к чему я привык. Хотел вернуться к своей нормальной жизни и это убивало меня – быть зависимым от Беллы, Джаспера и даже Каранеля. Он был достаточно сильным и мог помочь мне, пока я не мог двигаться, относил меня туда, куда мне было нужно, а именно в кровать.

Белла и я разделили ужин с Каранелем после трех часов ванны. Слушать его лепет о его уроках было способом отвлечься от тоски на завтрашних похоронах Виктории, разочарования из-за маскировочного устройства, чувства обмана по поводу трагедии на Цзинане. Мы закончили нашу трапезу и Каранель упражнялся в чтении с Беллой, пока Куннан назначал мне лекарство, которое поможет спать и работать. Боль росла в геометрической прогрессии, усиливаясь ночью.

Каранель помог мне добраться до спальни: — Чувствуй себя лучше, Эд. Ти-ун фей-рене.
— Тоже люблю тебя, брат. Спасибо, — сказал я сонно. Он улыбнулся, неуклюже целуя мою голову, и выходя из спальни. Я держал свои глаза открытыми, пока обнаженное тело Беллы зависло над моим, каждый сантиметром прижимаясь к моему. Ее теплота и ум были успокаивающим бальзамом для уставшей души.

На следующий день рано утром Белла помогла мне принять ванную и надеть форму. Она свободна висела на мне, поскольку у меня не было аппетита, я терял мышечную массу с каждым днем, потому что имтуук остался в моем организме. Белла заставила меня съесть микраат (п/п: сигнарианское зерно, сродни нашей ржи, использующиеся для того, чтобы испечь сытный хлеб) и сухой мирани до того, как пришел Куннан с лекарством.

Под дымкой лекарства Белла и я отправились на «Вольво». Мы собирались провести похороны Виктории в космосе, как и говорилось в завещании. Я вошел в грузовой отсек и большая часть команды встала по стойке смирно. На специальной платформе находилось тело Виктории, флаг Федерации был накинут сверху. Слева от нее была приподнятая платформа с флагом Федерации, наряду с флагом Клаксонов рядом с ним. На трибуне стояли мои мать и отец, оба в парадной форме. Элизабет стояла рядом с ними, одетая в традиционную клаксонскую тунику для похорон. Капитан Дейта и капитан Пикард были за ними, высокие и гордые.

Капитан Дейта так же получил шрам от газа имтуук. Части его темно-каштановых волос не хватало, его крышка от черепной коробки мигала различными красочными огнями. Левый глаз был поврежден. Окулярной крышки не хватало, и робототехнический объектив был отчетливо виден.

Пройдя по площадке, встал на трибуну. Боль осталась далеко в памяти. Моя работа как капитана Галактического флота была в приоритете. Мне нужно отдать честь одному из самых уважаемых членов экипажа.
— Вольно, — сказал я. С идеальной синхронизацией моя команда спокойно и печально смотрела на торпеду. — Один из самых печальных моментов в карьере капитана Галактического флота – похороны одного из экипажа. Когда мы регистрировались, чтобы присоединиться к Галактическому флоту, мы знали о риске, но все равно присоединились. Ощущения от исследования космоса, знакомство с новыми видами и технологиями были удивительной приманкой. Это то, что призвало меня присоединиться.
— Остальные присоединились из-за шанса на лучшее будущее, чтобы почувствовать себя нужными. Коммандер Виктория Брахас присоединилась к Галактическому флоту с этой целью. У нее был азарт к разведкам, но после того, как она потеряла семью, ей нужно было куда-то отправиться. Она хотела начать новую жизнь, и она ее получила в Галактическом флоте. В академии она обрела новую семью.
— Виктория прошла курсы и была назначена на «Вольво» в составе тактической группы. Когда я присоединился к команде, она была помощником тактического начальника. Она держала меня на крючке и ставила под сомнение мой авторитет во многом, кода я стал первым офицером, но также заставила задуматься о вещах, о которых до этого не задумывался. Она была брошена в тюрьму за неподчинение, но она спасла мне жизнь больше, чем раз, чем я могу вспомнить, из-за ее дерзости взяли в безопасность. Это то, чего я хотел, как главный тактический офицер, когда принял на себя командование этим кораблем.
— Но все это неважно. Единственное, что имеет значение, заключается в том, что она в этой форме и не стоит с нами, — сказал я, слезы заполнили глаза. — Виктория, вероятно, назвала бы нас кучей кисок из-за того что оплакиваем ее смерть, — толпа захихикала, прекрасно зная, что это был ее способ выразить чувства. — Она хотела, чтобы мы вздернули каждого алфанского труса, когда-либо бродивших по Галактике, убивая невинных людей, как в Цзинане. Они без чести, она настаивает. И они не являются ими.

— Коммандер Виктория Брахас, однако, была с огромной честью. Она была ценным членом команды, нашей команды. Она не раз спасала каждого из нас и была моей подругой, — я повернулся, потянувшись за кубком с вином, который стоял у меня за спиной. — Почитаю ее, выпивая за ее жизнь после смерти.
Я держал бокал, прежде чем осушить его. Это заставило мой живот заболеть, но я стоял непоколебимо. — Виктория сможет найти свой безопасный путь в Клаксонской загробной жизни, ксахас. Пожалуйста, спойте со мной ксаксанпрайяр.
Вместе мы запели эту песню от первых клаксонов, чтобы достичь загробной жизни, молились за благополучное путешествие Виктории, воссоединение с семьей.
Нажатием кнопки торпеда начала свой преднамеренный поход, прежде чем она будет выпущена в космос. Шесть офицеров Федерации, когда торпеда скользнула мимо них, подняли флаг Федерации. Складывая его с военной точностью, они передали его лейтенанту Лорен Мэллори. Капитан-лейтенант Гаррет Андерсон свистнул, когда торпеда выскользнула из пусковой шахты. Мы все встали, салютуя коммандеру Виктории Брахас, когда она начала свое последнее путешествие в космос.

Самое печальное заключается в том, что она является не единственной жертвой этой войны. Большинство, конечно, не станет последним. Просто надеялся, что ни Белла, ни я не станем жертвой в любом виде.
Переживем ли мы это?
Яма в моем животе расходилась, но разум молился и надеялся на то, что мы хотели.


-------
Благодарим нашу замечательную бету (Алину) за быструю и качественную редакцию главы.
Форум.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-22693-6
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Stasya765 (02.09.2016) | Автор: Переводчик: Stasya765
Просмотров: 994 | Комментарии: 32 | Теги: Каранель, эдвард, Виктория, Мэрэлис, Нирабелла


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 32
+1
31 Alin@   (15.09.2016 08:16)
Спасибо за главу. Было жалко потерять такого лидера, союзника... Дейта помог с армией, но вот алфанцы следуют по пятам.

0
32 Stasya765   (15.09.2016 10:40)
И дальше все только хуже cry

+1
27 Noksowl   (06.09.2016 13:57)
Светлая память Виктории! Несмотря на то, что у нее не было семьи. Ее семьей стала команда корабля "Вольво"... Эдварду не сладко от ранений, но для него, как человека военного, долг прежде всего. Он - сильная личность и не будет отлеживаться в госпитале, когда вокруг такое творится... Джаспер хорошо освоился во дворце, если может проводить расследование и присматривать за подданными Эдварда. wink

Спасибо за продолжение истории

+1
29 Stasya765   (06.09.2016 15:20)
Викторию жаль до слез, она была чудесным другом Эдварду, всегда помогала и поддерживала, а тут такое - не ожидали cry
Боюсь, что это не первая потеря, дальше будет все еще хуже и сложнее. Героям нужно сплотиться и взять себя в руки, что собственно говоря, они и сделали. wink

+1
26 Tusya_Natusya   (06.09.2016 01:21)
Ох... Как же жаль Викторию. Она была хорошим другом и помощником. Повезло, что жертв от этого тумана только трое. А ведь если бы они не отдали приказ покинуть корабль алфансов, то многие могли бы пострадать, и даже погибнуть.
Кто же все-таки помогает этим варварам? Уверена, что Норекс через третьих лиц. Но, скорее всего, помимо его, участвует и какой-нибудь другой народ. По тем описания, которые уже были, я представляю алфансов жестокими, сильными, но глупыми. Так что, думаю, должен быть "мозговой центр".
Спасибо за перевод)

0
30 Stasya765   (06.09.2016 15:21)
С этим не поспоришь, Виктория не заслужила подобной участи, но так решил автор и судьба, потери есть и будут, и к сожалению, это еще меньшее из зол, афансы не успокоятся, а значит смерти, боль и ужас еще настигнет героев. cry

+1
25 pola_gre   (05.09.2016 23:24)
Спасибо за перевод!

0
28 Stasya765   (06.09.2016 15:19)
Пожалуйста! wink

+1
23 Stessi   (04.09.2016 20:37)
спасибо за главу

0
24 Stasya765   (05.09.2016 22:05)
Пожалуйста. wink

+1
19 malush   (03.09.2016 18:26)
Спасибо за продолжение! wink

0
20 Stasya765   (03.09.2016 20:22)
Пожалуйста. wink

+1
9 nel_tiby   (03.09.2016 15:12)
Жаль Викторию, для нее команда была семьей и она сделала все, чтобы их обезопасить, а ее спасти не удалось.
У них такой безжалостно внешний враг, а внутренний видимо еще хуже.
Спасибо за перевод

0
18 Stasya765   (03.09.2016 15:18)
Викторию, к сожалению, спасти не удалось. cry
Пожалуйста. wink

+1
8 anna-Loner   (03.09.2016 14:54)
Спасибо за главу! Очень жаль Викторию.

0
17 Stasya765   (03.09.2016 15:17)
Пожалуйста. wink Вы правы, Виктория этого не заслужила. cry

+1
7 natik359   (03.09.2016 14:17)
Викторию очень жаль, им вообще не надо было идти на этот корабль, но теперь уже поздно что-либо говорить, и Викторию уже не вернешь.

0
16 Stasya765   (03.09.2016 15:17)
Не нужно было, они и сами знали это, но если они разгадают систему алфансов - всем станет лучше, они смогут помешать их нападкам.

+1
6 Приз   (03.09.2016 13:04)
Ох. Очень жаль Викторию. Хорошо, что Эдвард поправляется, но как бы у него не началась хандра из-за потерь

0
15 Stasya765   (03.09.2016 15:16)
Вы правы, но и Эдвард так просто не исцелится, начнется для него и его супруги тяжелое время cry

+1
5 Lepis   (03.09.2016 08:33)
Спасибо

0
13 Stasya765   (03.09.2016 15:15)
Пожалуйста. wink

+1
4 prokofieva   (03.09.2016 08:05)
Тяжелая ситуация - сильный враг . Спасибо за главу и перевод .

0
14 Stasya765   (03.09.2016 15:15)
Пожалуйста. wink

+1
3 NJUSHECHKA   (03.09.2016 01:39)
СПАСИБО!!!

0
12 Stasya765   (03.09.2016 15:15)
Пожалуйста. wink

+1
2 riddle   (03.09.2016 01:21)
Благодарю за главу

0
11 Stasya765   (03.09.2016 15:15)
Пожалуйста. wink

+1
1 робокашка   (03.09.2016 00:28)
жаль Викторию, её соратники очень ценили, как друга и как профессионала sad

0
10 Stasya765   (03.09.2016 15:15)
Ох, Викторию действительно очень жаль. Она была подругой Эдварда и просто очень хорошим человеком cry

+1
21 kolomar   (04.09.2016 06:59)
Виктория была хорошим спецом и человеком.Надеюсь Эдвард не останется инвалидом из за этого яда.Белле придёться нелегко как Императрице жене и женщине.Главное выявить заговор и предотвратить его.Спасибо всем за главы.

+1
22 Alin@   (04.09.2016 11:45)
Не станет, нервишки ему потрепали, будет сложно, но надо двигаться дальше. Непросто им будет, с такими противниками и последствиями. Война - это ужасное состояние.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: